Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

Чтобы быть в курсе последних событий в мире альпинизма и горного туризма, читайте Новостную ленту на Mountain.RU
Полезное > Справочная информация >

Пишите в ФОРУМ на Mountain.RU

Авторы: Александр Сафонов, Василий Савельев, г. Москва

В Горы с детьми

Предисловие

На этой страничке описан опыт наших походов с детьми на протяжение последних семи лет.В основном это пеше-горные походы по Алтаю и Крыму, но были и водные по Карелии, и лыжные по Хибинам. Это не спортивные походы.

Предисловие
Кому это нужно?
Брать или не брать?
Зачем это родителям?
Зачем это детям?
Сколь ребятёшек? или С какого возраста начинать водить детей в походы?
Грудные дети (до года).
Взрослые малыши (1.5 -3.5 года)
Детский сад (4 -6 лет)
«Эти, с позволения сказать, подростки» (7-14 лет)
Зимние (лыжные) походы.
Чендекский свороток, притор или Как выбрать маршрут?
Изменения маршрута.
Насколько это опасно?
Вес рюкзаков.
Наши детские походы:

  • 1991 август. Кавказ.
  • 1992 август. Карелия.
  • 1995 август. Алтай.
  • 1996 май. Крым.
  • 1996 июль. Алтай.
  • 1997 март. Хибины.
  • 1997 май. Крым.
  • 1997 август. Алтай.
  • 1998 март. Хибины.
  • 1998 май. Крым.
  • 1998 август. Алтай.
  • 1999 март. Хибины.
  • 1999 май. Крым.
  • 1999 август. Алтай.
  • 2000 май. Крым.
  • 2000 июль. Карелия.
  • 2000 август. Алтай.
  • 2001 март. Хибины.
  • 2001 июнь-июль. Западный Кавказ.
  • 2001 август. Алтай.
  • 2001 ноябрь. Крым.
  • Ч: Слово от Чайника (далее Ч.): Автор данного документа, он же Инструктор, в молодости играл в туризм за спортивные награды, так что ему есть с чем сравнивать. Ч. в спортивные походы не ходил никогда, приобщившись прямо-таки с корабля на бал к так называемому (Автором) семейному туризму в его многодневной форме. Для отвода глаз Ч. привел в походную компанию примерно полтора-два ребенка, скрывая под видом отеческой заботы о последних свою собственную адаптацию к данному способу существования (конкретно, скажем, в 1995 г., который был столь утомительно легким для Автора).

    В отличие от настоящих детских групп под руководством одного-двух взрослых, мы ходим, как правило, только со своими детьми, так что это скорее семейный туризм. Другое дело, что самих семей довольно много, и они настолько давно и хорошо знакомы, что правильнее было бы говорить о родителях вообще и детях вообще, не особенно выделяя, кто чей ребенок. 

    Кому это нужно?

    Хочется верить, что число граждан, потенциально заинтересованных в семейном туризме, довольно велико. Надеюсь, среди того, что здесь написано, они найдут для себя что-нибудь полезное. Те, что идут в поход и хотят оставить детей дома, быть может, расхотят их оставлять. Те, кто хотел бы взять детей с собой, но боится, что это нереально, могут обнаружить, что многие препятствия не так страшны, как кажется.

    Брать или не брать? Зачем это родителям?

    Если вы собрались покорять Эверест или вообще что-нибудь покорять, тогда, наверное, брать детей не стоит. А вот если туризм для вас – не спорт, а образ жизни, если вам просто нравится дикая природа, горы, реки, снег – тогда, конечно, надо брать! Разумеется, участие детей вряд ли повысит спортивные результаты похода и увеличит количество и категорийность пройденных перевалов или порогов. Зато, переживая вместе с ними все, что происходит в походе, как ни банально это звучит, вы получите массу ярких и острых (иногда даже слишком!) впечатлений, которые вполне могут стоить технически сложного маршрута. Пойти в поход с детьми – это заново открыть для себя горы. Кроме того, вы приобретете огромные дополнительные возможности для общения с детьми.

    Ч: Родителям, как справедливо замечает Автор, это просто нравится. И по большому счету, все это делается отнюдь не ради детей. Вероятно, наиболее здоровое отношение к этой проблеме – вопрос к детям, уже способным на него ответить: хочешь с нами? Личный опыт Ч. показывает, что в большинстве случаев ответ бывает утвердительным.

    Еще один аспект проблемы: приходилось читать, что в старые времена натурального или недалеко от него ушедшего хозяйства в семьях крестьян и ремесленников авторитет родителей был непререкаем именно благодаря тому, что дети видели, как родители работают – и с самого молодого возраста им помогали, включаясь в общую деятельность по, скажем так, выживанию. Что такое родитель в современной семье – человек, который каждое утро куда-то уходит, как он это называет, «на работу» – вечером приходит, а чем он там занимается, непонятно. Деньги приносит – подумаешь, все приносят… некоторые даже больше… Так что совместная целенаправленная деятельность по выживанию – и выживанию с получением удовольствия (наверно, другого рода, нежели на курортном отдыхе) – в походе ВМЕСТЕ с детьми представляется интересным экспериментом. Психологические последствия посмотрим позже. Правда, родители не всегда выбирают оптимальные решения – об этом немного ниже.  

    Зачем это детям?

    Надо сказать, что для нас вопрос «брать или не брать» никогда ТАК не стоял, а если и стоял, то очень давно, и мы успели это как следует забыть. А зачем вообще надо оставлять детей? Разве можно их не брать? Как-то жалко лишать их возможности наслаждаться тем, что для нас самих является чуть ли не самым важным в жизни… Кроме того, мы же и так целыми днями на работе – так стоит ли и в отпуск от них смываться? Все-таки до определенного возраста им с нами и интереснее, и комфортнее, тем более что своя детская компания у них тоже есть – меньше трех детей в наших походах еще ни разу не было. А трудности преодолимы, было бы только желание их преодолевать.

    Может быть, достаточно просто посмотреть на фотографии тех самых детей, чтобы понять, нужно это им самим или нет. По крайней мере, несмотря на холод, дождь, тяжелые переходы и т.п., они всякий раз спрашивают о следующем походе.

    Ч: На вопрос младшему ребенку (мальчик, 12 лет – взросление можно проследить по спискам) – зачем это тебе? – он ответил примерно так же, как мог ответить и сам родитель. Так что ничего нового я не узнал. Старшая же дочь, имеющая богатую лично-общественную жизнь вне походной среды, не склонная к сентиментальности – «спасибо, папа, что ты мне показал эти прекрасные горы» – и с самого начала, в сущности, имевшая свободу выбора, неожиданно (как это?!) не пошла во второй крупный поход (Алтай), потом пошла в третий, уже «ожиданно» пропустила четвертый и пятый – и вдруг присоединилась к шестому. Интересно, что в этот раз она уже вела себя как взрослая…

    Сколь ребятёшек? или С какого возраста начинать водить детей в походы?

    Говорят, что слишком рано брать детей в горы вредно – они, мол, не смогут оценить всей прелести, а то и вовсе расхотят ходить. Странно. Музыке, литературе детей учат с довольно раннего возраста, и это считается правильным. Так чем же хуже умение видеть и чувствовать красоту природы?

    Мы берем детей практически с рождения. Точнее, с 4 месяцев (не считая того, что дочерей носили на 4-5-м месяце беременности, старшую – на Западный Памир (тогда там еще было спокойно), а младшую – на Алтай). И нам показалось, что 4-месячной Нинке в мае в Крыму очень даже понравилось. Да и старшим детям было чем заняться помимо их обычной возни. На Алтае-то в 8 месяцев она была уже совсем большая и много понимала, играла с камушками, цветами, ветками, возилась в воде (в тот единственный день, когда было достаточно тепло). Любимым ее развлечением были разнообразные ягоды. Она все время ходила с перемазанной красным соком мордочкой, как настоящий вурдалак. Старшую дочку на Кавказе интересовала, прежде всего, текущая вода – ручейки, речки, водопадики, а также мелкие кумушки, которые она, на пару с таким же младенцем, набивала себе в рот.

    Ч: Было экспериментально установлено, что текущая вода и камушки, а особенно кидание последних в первую, ОЧЕНЬ ИНТЕРЕСУЕТ И ГОРАЗДО БОЛЕЕ СТАРШИХ детей, как минимум до 12-летнего возраста. Отметим, что данный уникальный эксперимент еще не закончен, ждите новых ошеломляющих научных результатов!

    Младшему ребенку, который сам прошел в 1995 году весь поход по Кучерле, Текелюшке, через пер. Каратюрек (1А, 3100) и вниз по Аккему, было 4 года. И таких в том походе было трое, еще двое по 6 лет и старшие – 10 и 12. Малышка 1 год 8 месяцев ехала, конечно, на плечах у родителей.

    Грудные дети (до года)

    Поход с грудными детьми по Алтаю летом 2000 г. довольно подробно описан у Жени Кац на Прогрессоре: http://www.progressor.ru:8083/outdoor/rayony/altay/jane/index.html

    Я сам ходил с грудными детьми 4 раза, в том числе 3 раза со своими. И надо сказать, что разница между своими и не своими огромная, хотя во втором случае нашей старшей дочке было самой-то только полтора года (сейчас ей 10). Со своим грудным ребенком даже в относительно спокойном и легком походе ощущаешь себя как на шестерке. А если еще что-нибудь случается!.. Поэтому запас прочности, как психологической, так и в смысле снаряжения, должен быть очень большим.

    Молоко. Грудные дети, как водится, питаются молоком. С младшей дочкой в Крыму и на Алтае (4.5 и 8 месяцев соответственно) мы опасались, что из-за нагрузки у мамы могут возникнуть проблемы с молоком. Дело в том, что с нами были еще два сына 11 и 13 лет, которые, разумеется, не могли нести весь приходящийся на них вес, и наши рюкзаки были довольно тяжелыми. Так вот на случай проблем с молоком мы брали сухой заменитель (Tutteli), так чтобы в основном использовать его в качестве раскладочного молока и еще иметь порядочный запас.

    В чем их носить? В 7-8 месяцев дети спокойно спят в кенгурушке. При этом их желательно нести лицом к себе. В остальное время наша дочка требовала, чтобы ее повернули лицом вперед, и она могла бы смотреть по сторонам, что ей очень нравилось. Под конец алтайского похода она уже и спала также. А вот в 4 месяца мы носили дочку по Крыму, когда она спала, лежащей в сумке от коляски с жестким дном (там вставляется оргалит). Сумка вешалась перед собой на уровне живота на двух перекрещивающихся за спиной широких ремнях, заменяющих ручки. При этом удобно иметь на поверхности термос с горячей водой, чтобы при необходимости быстро развести смесь и покормить ребенка из бутылочки на ходу, не задерживая группу. Само собой, надо предусмотреть возможность накрывать как сумку, так и кенгурушку, от дождя. Мы брали зонтик.

    Сумка несколько затрудняет хождение по камням (по тропе вообще нет проблем), но к этому привыкаешь. А вот лазать совсем неудобно. Это мы оценили в Большом Каньоне Крыма. Иногда даже приходилось вешать веревку там, где обычный человек пройдет, не держась руками.

    Надо сказать, что до похода в Крым у нас уже был богатый опыт хождения с сумкой – примерно с месяца мы катались с Нинкой на беговых лыжах. Оказалось, что даже можно почти нормально работать палками, только нужно пошире разводить руки. Мужчине это удобнее, потому что и плечи шире, и руки длиннее. Иногда так удавалось пройти за раз километров 30, а то и больше. Нинка чувствовала себя на морозе отлично. Переодевали мы ее у костра, пользуясь детскими влажными салфетками (названия не помню; немецкие, в круглых голубых банках; отдельно продаются запечатанные рулоны салфеток). Это вообще незаменимая вещь в походе с маленькими детьми – далеко не всегда есть возможность подмыть ребенка даже холодной водой. Ведь не побежишь же ночью к реке, да и вообще из палатки вылезать часто бывает неудобно.

    Как-то раз, когда коляски, а значит и сумки, у нас еще не было, но очень хотелось покататься на лыжах, мы за пять минут соорудили подобие сумки из городского рюкзачка средней величины и пеночного коврика соответствующего размера (вынутого из спинки большого промышленного рюкзака). Просто пустой рюкзак положили плоско спинкой вверх, на нее – коврик, а лямки застегнули сверху крест-накрест. На коврик положили ребенка в мешке на рыбьем меху и с капюшоном.

    Сборы. В Крыму мы настолько были заняты обслуживанием 4-месячного ребенка, что мало внимания обращали на то, что происходило вокруг. На Алтае (8 месяцев) было полегче, но все равно обслуживание отнимало очень много сил. Сборы каждый раз катастрофически затягивались (то она покакает, то молока поест, то заснет на руках и т.д.). Представьте себе, что вместо двух людей собирается один, да и он вынужден то и дело отвлекаться и помогать тому, кто в этот момент сидит с ребенком – то смесь развести, то помыть, то достать из рюкзака уже упакованные вещи…

    Ч: Заранее извиняюсь, сами ми не местные, каждый мнит себя стратегом, видя бой со стороны, но почему бы не положить заснувшего на руках ребенка аккуратненько под кустик? Зато для остальных участников описанная ситуация – и есть то самое благословенное dolce far niente, когда свои вещички уже собраны, а помогать собирающему рюкзак, как известно, бессмысленно, слишком уж это личное занятие… 

    Плохая погода (постоянно холодно, часто идет дождь, снег, трава и кусты мокрые) усугубляла ситуацию. Просто выпустить ребенка поползать удавалось считанные разы за все 18 дней похода. Приходилось постоянно держать ее тепло одетой, что в частности увеличивало расход подгузников. Мы брали Huggies AirDry по 3 штуки на день с запасом и немного привезли назад. Между прочим, в 1991 году, когда мы ходили со старшей дочкой по Кавказу (сразу после путча ГКЧП), памперсов еще не было. Мы брали марлевые подгузники, стирали их и сушили у костра. Было еще сколько-то одноразовых бумажных, но они сразу промокали, и толку от них было немного.

    Ч: Для справки: ДО путча ГКЧП ситуация с памперсами была не лучше. Впрочем, возможно, именно провал путча ускорил открытие российской экономики внешнему миру – появление памперсов на внутреннем рынке – упрощение ухода за младенцами – и, в частности, в походных условиях. Так что путч – очень даже при чем!

    Взрослые малыши (1.5 – 3.5 года)

    Примерно с полутора лет ребенка удобнее носить за спиной в специальном станковом рюкзачке. У нас в продаже мы такие не видели, хотя потратили довольно много времени. В конце концов купили подержанный в Финляндии (я там часто бываю по работе). Однако, в такой рюкзачок практически ничего больше не положишь. Поэтому мы соорудили довольно сложную конструкцию из обычного промышленного рюкзака с металлическими пластинами вдоль спины, к верху которого прикреплялся детский рюкзачок, а в нижнее отделение клались вещи. В середину привязывался поперек длинный узкий мешок с вещами и еще моток из трех ковриков (это кроме того добавляло жесткости конструкции). В общем, получилось вроде новогодней елки, но довольно удобно. Как у Гашека: «Издали вся картина расплывалась, и складывалось впечатление, что в крытый вокзал въезжает поезд.» В такой системе можно было носить, не считая ребенка, больше 20 кг, а сама она весила около 3-х кг.

    Между полугодовалым и полуторагодовалым ребенком в смысле похода настоящая пропасть. В Крыму в 2000 г. мы почувствовали огромное облегчение по сравнению с 1999 г. Ребенок не требует постоянного хода, играет сам или с другими детьми, ходит себе где-то… С другой стороны, он еще достаточно мал, чтобы без особых капризов сидеть всю дорогу в рюкзачке. Впрочем, мы иногда пускали Нинку пешком, но не надолго, минут на 20, не больше, и то в основном на коротких радиалках.

    Скорость сборов радикально возросла. Мы уже не тормозили группу, и поход получился довольно «спортивным» (Ангарский перевал – Чатырдаг (Тиссовое ущелье, Ангар-Бурун) – с. Розовое – пер. Дипла – Бабуга-Яйла (Куш-Кая, Роман-Кош) – Гурзуфское седло – Ай-Петри – Беш-Текне – п. Голубой Залив). Та же тенденция сохранилась и в августе 2000 г. на Алтае, где нам удалось пройти что-то вроде горной «тройки» (2А, 1Б*, 2х1А). В этот раз с ребенком не было вообще никаких проблем, чему немало способствовала довольно хорошая погода. Нинка явно получила от похода огромное удовольствие. До сих пор вспоминает, любит рассматривать фотографии, с чувством говорит: «Горы!», часто играет в поход и т.п.

    В водном походе по Поньгоме (Карелия, считается твердой «двойкой», иногда слабой «тройкой») все было столь же замечательно. Мелкие дети, которых там было трое (1.5, 3.5, и 4.5 года) постоянно играли друг с другом или со старшими (9-13 лет). Плыли они на катамаранах, а двое старших – на каркасно-надувной самоделке, изготовленной нашей мамой лет 15 назад, когда она ходила в ней по пятеркам-шестеркам.

    В области 2-3-летних детей у меня пробел, который вот-вот должен заполнится. Мы, конечно, ходили с ними и их родителями бок о бок, но были слишком заняты собственными проблемами, чтобы наблюдать и анализировать. Складывается впечатление, что они просто все больше хотят идти сами, а не ехать в рюкзачке, а идти достаточно быстро и долго еще не получается. Кроме того, их уже надо серьезно учитывать в раскладке. Полуторагодовалую Нинку, которая активно питалась маминым «маком» (с ударением на втором слоге) мы учитывали при раздаче всяких вкусностей – сыра, колбасы, сухофруктов, сладостей и т.п., а каши просто клали побольше в мамину миску. При развешивании продуктов в Москве, однако, ребенок никак не учитывался, так что его участие в походе стоило остальным немного еды. Все равно мы совсем не голодали на своих 450 г на человека на день. Исключение составлял лишь молодой растущий организм 15 лет, представлявший собой действующую модель человека, неудовлетворенного желудочно, а конце похода – полностью неудовлетворенного, и внешне сильно походивший на черного альпиниста. Тут полезно вспомнить, что пока толстый сохнет, тонкий сдохнет.

    Раскладка никак не адаптировалась под мелкого ребенка. Годом раньше, под кормящую мать – тоже. Уже тогда Нинка сгрызала целиком мамин сыр и часть сухофруктов. Кстати, сало, тушенка и «змеиные» супчики из пакетиков в нашей раскладке отсутствуют, зато в ней много сухих овощей, так что она вполне диетическая. В полтора года аллергии на шоколад выявлено не было, чем мы активно пользовались для поддержания боевого духа, особенно во время вынужденного  45-километрового марш-броска в последний день алтайского похода. На Алтае у Нинки вообще проходит всякий диатез, что бы она ни ела. Старшему сыну (он астматик) тоже почему-то не вредят сырость и холод. Наверное, это чистый воздух и вода.

    Добавление: Оказывается, с двухлетним ребенком можно даже пойти в полноценный зимний поход в Хибины, что мы и сделали в марте 2001 г. Дочка ехала, разумеется, в мамином рюкзачке, а на привалах и стоянках с удовольствием возилась в снегу. В наше оправдание стоит сказать, что нам ОЧЕНЬ повезло с погодой – все четыре с половиной дня похода было ясно, хотя и несколько холодно (до –25), но без особо сильного ветра. Так что опыт лыжных прогулок в грудном возрасте очень пригодился.

    Детский сад (4 – 6 лет)

    Начиная с 4-х лет дети могут идти в походе полностью самостоятельно. Необходимо, чтобы к этому времени они уже привыкли проходить значительные расстояния, что несколько противоречит тасканию их в рюкзачке. Мы стараемся круглый год каждые выходные выбираться в лес, чаще всего в Опалиху. Наше место расположено в паре километров от станции, так что есть, где потренироваться в ходьбе.

    К концу похода дети могут идти без отдыха часа по полтора, потому что сам процесс ходьбы воспринимается ими как нечто естественное, форма существования. А в начале ходки у нас были короткими, минут по 20, а перекуры длинными, с возможностью поиграть. Благо, на Алтае полно ручейков и речек, у которых дети любят возиться, бросать камушки, палочки… Может быть, имеет смысл устраивать долгие, основательные обеды с приготовлением горячей еды, скажем, супа – во-первых, для желудка полезно, а во-вторых, многие дети не прочь поспать днем, особенно находившись. Этот вопрос постоянно и активно обсуждается в наших кругах. В 1995-96 годах на Алтае мы устраивали обеды. Потом, когда дети выросли, перестали. А вот в Крыму в 1996 году, где младшему ребенку было 5 лет, мы спокойно обходились без супа, сухпайком и Zukoй, которую разводили в родниковой воде. Одним словом, все дело в отношении родителей. В конце концов, горячую еду маленьким детям можно приготовить и утром, и нести ее до перекуса в термосе.

    Детям постоянно требуется внимание (вот какое открытие сделал!). Надо поддерживать их интерес к походу. Больше всего устает язык – всю дорогу приходится непрерывно болтать. Как-то раз я даже охрип. За разговором и дорога проходит быстрее. И чем больше вы будете рассказывать сейчас, тем меньше проблем будет потом. Кроме того, мы подбадриваем детей всякими призами (как правило, съедобными), раздаем «озерные», «перевальные» и другие подобные сладости. На привалах (не перекусах) выдаются сосалки Minton, Fruttis, Halls и им подобные. Можно скармливать по чуть-чуть шоколад – здорово помогает.

    Мы давали детям символические рюкзачки, которые они сами собирали под присмотром взрослых. Если ребенок переутомлен или приболел, стоит сделать полудневку или дневку. Часто уже на следующий день он чувствует себя вполне нормально. Не надо забирать у него рюкзак совсем – лучше пусть он будет пустым. Сажать на плечи, мне кажется, нужно только в крайнем случае. Таких случаев у нас было, насколько я помню, три: в 1995 году малыш 4-х лет ехал на плечах на следующий день после того, как перегрелся, и у него поднялась температура. В том же походе другой мальчик 4.5 лет совершенно промок и замерз на при спуске с Каратюрека, и его донесли по Аккемской метеостанции. Сстранно, но на плечах ему было гораздо теплее, чем идти самому! Наверное, «конь» исходил паром. В 1996 году у большого, 9-летнего, мальчика на дневке на Поперечном озере (Мульта) поднялась температура, появилась общая слабость. За неделю до того его укусил клещ, поэтому есть предположение, что это могла быть встречающаяся на Алтае ослабленная форма энцефалита (как нам сказала в 1995 году врач на Ленинградской базе в Тюнгуре, настоящего, в полную силу, там давно не регистрировали. Она же снабдила нас противогадючной сывороткой, правда, просроченной). Полдня он пролежал закутанный на солнышке в спальнике, а на другой день ехал на плечах до брода через Мульту у нижнего края Нижнего Мультинского озера. Его значительный вес компенсировался тем, что мы оставили часть продуктов у егерей на Среднем озере, поэтому рюкзаки были довольно легкие.

    Особое внимание стоит обратить на непромокаемую одежду и обувь. Ребенку 4-5 лет трудно идти с постоянно мокрыми ногами – простудится может. Мы брали резиновые сапоги. Но у них есть тот недостаток, что край голенища натирает ногу. А еще ноги отпотевают. Может, просто взять побольше шерстяных носков и менять их почаще? Как ходить с такими детьми по курумнику, не знаю, не пробовал. Наверное, трудно. По скалам проще, Еще им из=за низкого роста трудно в высокой траве и среди кустов, особенно березки и ивы.

    «Эти, с позволения сказать, подростки» (7 – 14 лет)

    Как уже говорилось, школьники в смысле похода мало чем отличаются от взрослых. Несут они, конечно, меньше взрослых и даже меньше, чем на них приходится, но к 15 годам эта разница стремится к нулю. При этом дети 10 лет и старше идут уже быстрее своих родителей. Компенсировать это увеличением веса рюкзака нельзя – у них еще слабые кости, позвоночник. А недогруженные дети имеют тенденцию беситься. Хорошо помогают длительные переходы (они устают все-таки быстрее взрослых – выносливости не хватает) и технически сложные участки (там интересно и на голове стоять не с руки). Едят дети столько же, сколько и взрослые. Они, особенно старшие, может, ели бы и больше, да кто ж им даст! Несмотря на кажущуюся солидность, сохраняется потребность в призах, поощрениях и прочих сладостях. Одного голого «надо» недостаточно, за исключением экстремальных ситуаций, где они хорошо понимают суровую реальность и ведут себя соответственно. Кстати, в экстремальных ситуациях важно самим взрослым не нервничать, не дергаться, в том числе и насчет того, что дети промокли, замерзли, устали и т.п., а демонстрировать уверенность, всячески показывая, что все идет по плану. Железное спокойствие родителей передается и детям, а это самое главное.

    У наших детей есть особенность практически не пользоваться своим богатым туристским опытом, которому могли бы позавидовать иные взрослые, и вообще совершенно не брать на себя ответственность, целиком оставляя ее нам. Наверное, это из-за постоянного хождения под присмотром родителей. Удобно, когда за тебя все время кто-то думает. Характерный пример: много раз мы пускали первыми кого-нибудь из детей и почти всегда вынуждены были, продираясь по каким-то кустам, возвращаться и искать где же мы свернули с основной тропы или же полчаса догонять убежавших далеко вперед деток. В некоторых случаях это может быть весьма опасно. Слава Богу, пока таких случаев не было. Интересно, что там, где нас нет, и опыт, и ответственность сами собой появляются.

    Достаточно трех мальчиков близкого возраста, чтобы между ними началась борьба за лидерство. Оказывается, им очень важно, кто за кем идет. Особенно ценится второе место (если первым идет взрослый). Часто бывает, что группа разворачивается и идет в другую сторону. Что тут начинается! Доходило чуть ли не до драки, и мы были вынуждены директивно расставлять их по местам, следить за неизменностью такого порядка и требовать соблюдать дистанцию. Одним словом, подростков надо гонять строем, не забывая о конфетах.

    Пожалуй, одной из наиболее важных сторон детских походов является то, что здесь дети сталкиваются с объективной реальностью. Сталкиваются – и учатся жить в условиях действия непреодолимых сил, когда – подстраиваясь под них, когда – стараясь перехитрить. Это совершенно особенный психологический опыт, который трудно с чем-то сравнить в виртуальной городской жизни, где правила поведения навязаны родителями, школой, обществом, всякими условностями. Чем угодно, только не законами природы. А еще боевики и фантастика по телевизору, компьютерные игрушки – и ощущение реальности вообще пропадает. Полезно почувствовать, что можно сколько угодно упрашивать папу и маму, ныть, рыдать, валиться на землю, кричать, драться – но ветер и дождь все равно не перестанут. И дома в кровати никак не окажешься. И вертолета не будет. А можно только идти вперед, ставить лагерь, разводить костер, готовить еду – и тогда станет хорошо. Причем, не тебе одному, а всем. По-моему такой опыт стоит приобрести еще в детстве. Кроме того, в переходном возрасте появляется замечательная возможность самоутверждаться не за счет других людей.

    Лучше всего все это проявляется в зимних походах где-нибудь за полярным кругом. Согласитесь, взгляд на вещи несколько меняется, когда несколько дней подряд в глаза лепит жесткий, колючий снег.

    Ч: Одним из аспектов объективной реальности, практически неощутимым в условиях цивилизации, является уяснение того факта, что взрослые – тоже люди, и, следовательно, могут ошибаться. Родитель в городе почти всегда объективно прав – надо делать уроки, мыть руки перед едой, регулярно чистить зубы и не долбить футбольным мячом в оконное стекло. В походе же – цитирую Автора – «продираться по каким-то кустам, возвращаться и искать где же мы свернули с основной тропы» - а также исправлять и другие ошибки – часто приходится И ПО ВИНЕ ОТНЮДЬ НЕ ДЕТЕЙ, а напротив, оснащенных картами и богатым туристским опытом взрослых, в том числе и с мощной инструкторской подготовкой. Что ОНИ о нас после этого думают – не знаю. Возможно, это должно проявиться чуть позже, когда они, мо’лодежь и по’дростки, сами повзрослеют? Пока же ОНИ СПОСОБНЫ НА ПОДВИГИ по настроению – сгонять вниз на сотню метров по высоте за сбитым камушком рюкзаком, реально поучаствовать в валке дров под проливным дождем, выйти вперед на разведку стоянки – но также в любой момент, когда взрослый понимает, что НАДО делать то-то и то-то, они могут сослаться на облом… Тем не менее, реально, имея двух-трех-четырех подростков, практически всегда можно рассчитывать на одного полноценного – того из них, который поймает кураж – участника общественных работ. И это не так мало. Остальные, по крайней мере, уже чисто инстинктивно должны уметь если не помочь группе, то более или менее позаботиться о личной сохранности в самых неблагоприятных условиях.

    Зимние (лыжные) походы

    Зимние походы проходят в гораздо более жестких, по сравнению с летними, условиях, поэтому и подготовка к ним должна быть очень серьезной. Идти в зимний поход с детьми, не имея достаточного собственного опыта – очень опасная авантюра. Опасность присутствует постоянно, потому что за бортом – минус. Дети, разумеется, тоже должны быть как следует подготовлены, и в смысле снаряжения, и психологически, и физически. Мы решились взять детей 8 и 10 лет в Хибины только имея за спиной 12 зимних походов (Карелия, Хибины, Кавказ, Южный, Приполярный и Полярный Урал) и только после того, как убедились, что дети в состоянии пройти на лыжах 30 км за день практически при любой погоде. В 2001 г. мы были уже настолько уверены в старших детях (которым к тому времени исполнилось 12 и 14 лет), что даже рискнули взять с собой двухлетнюю дочку (см. выше). Все вышло просто замечательно, в значительной степени благодаря великолепной погоде. Уж не знаю, что б мы делали в пургу – наверное, отсиживались бы в палатках. Стоит заметить, что мы ходим без костров и не пользуемся печками для обогрева палаток – когда работает примус, в двухслойной палатке жарко как в бане, а ночью спасают двойные трех-пяти местные спальники-могилы (можно состегнуть или сшить из нескольких одноместных промышленных)

    Зимние походы, как никакие другие, приучают к порядку, аккуратности и дисциплине, способствуют проявлению разных полезных качеств – настойчивости, выносливости, терпения, вырабатывают коллективизм.

    Чендекский свороток, притор или Как выбрать маршрут?

    Основной принцип состоит в том, чтобы интересно было как детям, так и взрослым, а интерес заключается не только в прохождении технически сложных участков (хотя и в этом тоже). Наши походы – не спортивные, а скорее познавательные, в чем-то первопроходческие. Важную роль играет эстетическая сторона. Мы стараемся попасть туда, где мало кто бывает, взглянуть на новые красивые места. Для этого необязательно взбираться по ледопадам, скальным гребням, а заодно и пробираться по бесконечным моренным валам, зонам дробления мертвого льда и другим неотъемлемым элементам высокогорного рельефа, напоминающим эпицентр ядерного взрыва. На наш взгляд, наиболее насыщенной в визуальном отношении является зона границы леса (альпийских лугов на Алтае, на северных склонах Катунских Белков, практически нет) с многочисленными озерами, бараньими лбами, цветами и пушистыми кедрами. Спортивная сторона в наших походах, конечно, тоже присутствует. Иначе было бы скучно, да и не удалось бы попасть во многие замечательные долины и цирки.

    Разумеется, маршрут должен соответствовать возможностям детей. Надо сказать, что начиная лет с 7-ми лет эти возможности уже мало отличаются от взрослых, которые несут довольно тяжелые рюкзаки. Последние 4 года наши маршруты не планируются специально под детей. Мы просто выбираем, куда нам было бы интересно пойти. Основная трудность для детей – вовсе не технические препятствия, курумы, скалы, бурелом и т.д. Тут им как раз проще, чем взрослым, которых габаритные размеры не пускают во все те щелки, куда детки свободно проскакивают. Труднее всего для детей скучные однообразные подъемы, длинные переходы по ровной местности и т.п. Так что Каратюрек для первого детского похода был выбран напрасно. Просто мы там уже бывали, а вести детей в первый раз по незнакомому месту было страшновато. Сейчас я бы посоветовал для начала с детьми четырех-пяти лет наш маршрут 1996 года по Мульте с заходом на Верхнемультинское и Поперечные озера и далее по Куйгуку, через перевал Куйгук (1А*, 2400) на Акчан и вниз до Катуни. Тропы там, особенно наверху, немного хуже, чем на Кучерле и Аккеме, зато нет таких перепадов высоты и расстояний. Еще вариант: р. Акчан – правый приток – пер. Болотный (н/к, 2400) – оз. Кыргыз (стоит зайти на обзорную вершину 2805 в гребне, разделящем Кыргыз и Ала-Аскыр) – р. Кыргыз – р. Нижний Кураган. Мы там были в 1999 году.

    Ч: Как Автор пишет дальше, в 1999 г. мы там не совсем «были» – скорее были вынуждены побывать. Наверно, похожие места можно найти на том же Алтае и поближе к цивилизации.

    Мы все время ходим в один и тот же район Алтая – Кутунские Белки к западу от Белухи. Наши друзья даже шутят: «Вы что же, хотите покрыть этот кусок плотной сеткой?» Но, во-первых, район этот не так мал и состоит из множества переплетенных между собой горных узлов и долин, каждый из которых по-своему интересен. И потом, мы уже знаем много всяких тонкостей, облегчающих жизнь (подъезды, удобные тропы, простые обходные пути и т.д.), которые пришлось бы узнавать заново в другом месте. Это позволяет не тратить время на посторонние вопросы, сразу оказываться там, где нужно, довольно свободно менять маршрут по ходу дела, избегать скучных захоженных мест или, по крайней мере, проходить их, не задерживаясь. Кроме того, всегда полезно знать, оказавшись в совершенно неизвестном месте безо всяких описаний, что тебя может ждать, на что можно рассчитывать, угадывать, куда свернет тропа, где есть удобная стоянка…

    Ч: Ну уж, «знать»! Повысить ВЕРОЯТНОСТЬ того, что в данном незнакомом месте будет удобная стоянка…

    Изменения маршрута

    Надо быть готовым к тому, что в походе с детьми плохая погода (необязательно только она) может вынудить вас кардинально изменить маршрут. Поэтому стоит заранее рассмотреть несколько запасных вариантов «отхода», вплоть до очень простых и коротких.

    Ч: Однако, если делать культ из предусматривания коротких путей отхода, то ходить надо в Крым, не дальше. Приведенная Автором ниже история иллюстрирует – как бы это сказать – не совсем ЭТОТ тезис.

    Вечером 11 августа 1999 года, в день солнечного затмения, настоящий ураган на морене Акчанского цирка сломал дюралевую стойку и порвал тент нашей палатки-домика. Тент успели заклеить серебристым скотчем (очень полезная вещь в походе для ремонта одежды, палаток, тентов и т.п.), а стойку укоротить в наступающей темноте еще до дождя, который поливал всю ночь, сопровождаясь порывами шквального ветра. Тент несколько раз срывало, хотя он был привален камнями, а мы вынуждены были всякий раз стремительно выскакивать, хватать его и ставить на место. В конце концов очередной порыв разодрал палатку. Тент пришлось завалить, обложить по периметру двухпудовыми камнями и так и спать как под покрывалом. Еще слава Богу, что тент был новый и не тек. Впрочем, мы все равно вымокли… Утром один из взрослых участников изрек: «Всю ночь я думал: «Хорошо, что хоть в наступлении рассвета можно быть твердо уверенным!»

    Ч: Дети же, интересы которых мы представляем в данном документе, всю ночь ПРОДРЫХЛИ без задних ног, несмотря на то, что главное условие их содержания – это, как мы теперь знаем из телевизионной рекламы, сухость – трансформировалась сначала в сырость, а затем во влажность. Впрочем мокрыми спальники в этот раз не были – это уже совсем другая история. Четкая категоризация упомянутых здесь степеней намокания принадлежит упоминаемой herein старшей дочери Автора. Что касается ночных размышлений, то я все-таки большую часть ночи спал, выходил только единожды (какая гадость!!!) – поставить на место упавшую («выдутую»(!) ветром из-под тента) стеклопластиковую стойку. Наша – вторая – палатка «на резиночках» (автор технологии, он же апологет горячих детских обедов, в этот раз был не с нами) практически все выдержала. Мысль же, которой в основном была отведена начальная часть ночи, свободная от сна, относилась отнюдь не к физике граничных процессов между светом и тьмой, а к сфере туристической, да она же, практически, и общечеловеческая, этики – крики Автора, обкладывающего двухпудовым летающими камушками палатку с женщинами, детьми и младенцами, сильно способствовали размышлениям о том, не пора ли мне выйти ему помочь. В конце концов, зная Автора, как человека, лишенного ЛОЖНОЙ стеснительности, и в полной готовности выйти, когда ДЕЙСТВИТЕЛЬНО понадобится, я заснул. А утром стало выглядывать солнышко, а самый добрый из наших взрослых участников, естественно, физик, как раз перед этим работавший в Японии, разбудил нас любезным приглашением на горячую чайную церемонию… 

    Мы были вынуждены отказаться от прохождения не только перевала Акчан (2А), ведущего на левую Осиновку, но и более простого и разведанного накануне перевала Суровый (1Б, 2700) в долину Ешту, и искать убежища в лесу. В итоге мы пошли с Акчана сначала на его правый приток, оттуда на Кыргыз и наконец на Кураган. Зато удалось повидать красивые и очень редко посещаемые туристами места, куда иначе мы и не пошли бы. Вообще складывалось впечатление, что нас «аккуратно, но сильно» направляют по какому-то совсем другому, не нами запланированному пути, всячески пресекая отклонения от него. А «ломать фишку» с ребенком на руках очень уж не хотелось.

    А первый наш поход с грудным ребенком был в 1991 году по Бзыбскому хребту на Западном Кавказе, когда старшей дочке было 7 месяцев. Погода там была сродни алтайской. Тогда нас тоже здорово напугала гроза, во время которой мы чуть не задохнулись в накрытой полиэтиленом каркасной палатке. В 50 м над нами выпал снег. Мы почли за лучшее ретироваться, и погода сразу наладилась.

    Насколько это опасно?

    Основной источник опасности в детских походах – сами дети, а вовсе не объективные условия. Причем все происходит, как правило, на дневках, перекусах, перекурах и т.п., одним словом, когда детям нечем заняться, а взрослые, с другой стороны, не считают необходимым особенно внимательно за ними следить, поскольку ситуация вроде бы безопасная. Наоборот, на сложных участках всем всегда есть, что делать, дети не маются дурью, а взрослые бдительны. Наверное, это идет от детской психологии – постоянно проверять пределы допустимого (дозволенного). Вот несколько примеров, так сказать, аварийных ситуаций, с которыми мы сталкивались:

    1993 г., Карелия, р. Кереть – Юрка (3.5 года) на стоянке играл на берегу озера в нескольких метрах от своей мамы и по наклонной плите соскользнул в воду. Он совершенно не умел держаться на воде и сразу же пошел ко дну, только капюшон остался на поверхности. Мама, которая занималась с полугодовалым братцем, только и успела и успела истошно вскрикнуть: «Миша!!!», как отец огромными прыжками пронесся неизвестно откуда и достал утопающего (там было по грудь взрослому человеку). Юрка успел нахлебаться, но в общем все обошлось.

    1996 г., Алтай, Мульта - На дневке не Верхнем Мультинском озере мы пошли прогуляться в обход озера, и на привале дети полезли по скалам, ссыпая друг на друга крупные камни. Буквально чудом удалось оттолкнуть в сторону камень, катившийся аккурат в 5-летнего мальчика, так что если бы он и не попал ему в голову, то уж точно столкнул бы с обрыва. Хорошо, что родители не видели... В педагогических целях было решено немедленно прекратить прогулку и вернуться в лагерь, объяснив на живом примере всем детям, какую опасность представляют камнепад и неосторожность.

    1998 г., Крым, Караби-яйла – Трое детей (мальчик 7 лет и две девочки постарше) сидели возле воронки пещеры Большой Бузлук, довольно далеко от края, пока остальные пошли по тропинке вниз. Вдруг толи сам собой от ветра, то ли кто-то ему помог, вниз со свистом пролетел рюкзак мальчика и скрылся в одном из ледяных колодцев на глубине метров 70-100 от поверхности. С людьми-то все было в порядке, а вот рюкзак достали только к следующей ночи.

    1999 г., Алтай, Акчан – при простом броде через Акчан, поджидая остальных, мальчишки 10 лет стали, как обычно, кидать в воду камни, наблюдая, как те подпрыгивают. Один (Лёня) нагнулся за очередным камнем, а другой (Федя) в это время со всего размаху бросил свой камень и попал Лёне в нос с расстояния полметра. Крику и крови было порядочно, смотрелось это страшно, но закончилось благополучно, не считая разбитого носа и губы. А могло быть и хуже.

    2000 г., Карелия, Поньгома – на дневке у порога Мостовой в конце похода дети резвились на горизонтальных плитах, образующих своего рода лабиринт. Между плитами – вода, но в общем неглубоко. Дети постарше купались, а мелки Алька (3.5 года) и Сережка (5 лет) просто играли на плитах, пускали кораблики. Сережка потянулся за корабликом и упал в воду. Алька стала его вытаскивать, но, поскольку она легче, тоже упала. Она еле могла стоять на дне на цыпочках, чтобы не захлебнуться. Сережке было легче. Они, конечно, закричали. Взрослые были недалеко, но первыми среагировали старшие дети (Алькин брат Андрей 9 лет и вышеупомянутый Федя 11 лет) и вытащили маленьких купальщиков, отделавшихся легким испугом и мокрой насквозь одеждой (что неважно так как стояла жара).

    2000 г., Алтай, Ермошка – Те же Федя и Лёня на дневке вместе с еще тремя детьми сидели на обломке скале высотой метра 2.5, одиноко стоявшем на ровной площадке в лагере на высоте 2400, пока двое взрослых пошли разведывать перевал, а остальные занимались своими делами. Дети начали возиться, и Федя столкнул Лёню со скалы. Тот плашмя упал на землю (там, разумеется, не только трава была). К счастью, обошлось сломанным зубом.

    В том же походе при подъеме на пер. Ермак 2А по крутому камнеопасному кулуару камень сбил рюкзак Юли (12 лет), стоявший возле нижней накопительной площадки. Все люди при этом были в безопасности за скалой. Но этот случай не имеет к детям в общем никакого отношения.

    Вес рюкзаков

    Представление о неимоверно тяжелых рюкзаках часто останавливает людей, желающих пойти с детьми в горы. Во-первых, вес не так уж и велик. А во-вторых, это не играет определяющей роли в выборе маршрута и скорости продвижения по нему – весом рюкзака вы отчасти уравниваете возможности свои и ребенка. Общий брутто-вес, приходящийся на одного полноценного участника, с учетом снаряжения (кошки, ледоруб и т.д.) и групповых вещей составлял в нашем походе 2000 года по Алтаю около 23 кг (19 дней при раскладке 450 г/чел/день). То есть, если у вас один ребенок на двоих взрослых, вы несете около 70 кг, причем ребенок, которому нужны кошки, разумеется, сам тоже что-то несет. Наверное, не меньше 5 кг, а то и все 10. Итого 40 кг на мужика и 25 кг на женщину на старте. Пока вы доберетесь до первого перевала, а это дня четыре, ваш суммарный вес сократится на 6 кг. Это не смертельно много. Если ребенку 4-5-лет, и он ничего не несет, то навряд ли вам понадобятся кошки с ледорубами и прочие железки (веревку с обвязками всегда стоит иметь, хотя бы для переправ). То есть, минус 6 кг. Да еще он меньше ест. Мы считали за половину, но даже если 2/3, то это дает экономию в 3 кг (150 г на 20 дней). Детские вещи весят гораздо (в полтора-два раза, в зависимости от возраста) меньше. Еще 1-2 кг. В результате имеем около 60 кг на двоих взрослых, что вовсе не смертельно.

    Безусловно, худший случай – ребенок до 4 лет, которого надо нести. Это около 20-25 кг вместе с вещами и продуктами (рост ребенка и продуктов для него отчасти компенсируется сокращением количества подгузников и т.п.). Железо на взрослых берем. Но и в этом случае вы несете те же 70 кг вдвоем (скажем, 42+28 на выходе, так ли страшно?).

    С двумя детьми до 4-х лет вы также вряд ли возьмете железо. Результат, 85 кг на двоих, приближается к пределу (50+35, для женщины многовато). Максимум, до чего мы доходили (19 дней, трое детей 1.5, 11 и 13 лет, железо на четверых) – около 115 кг брутто на всех: 52+38+15(старший сын)+10(младший) в хороших, удобных рюкзаках. Но нас «съели» в первый же день, а для группы в 12 человек это долой 6 кг. Вообще, график дежурств есть весьма эффективное средство перераспределения веса в группе в зависимости от того, кому как идется: у нас каждая семья готовит то, что несет, а несет то, что считает нужным взять. Остается только согласовать типовое меню на основе стандартной раскладки (чтобы все случайно не взяли одну гречку) и решить, кто сколько дней обеспечивает. При таком способе вкусовые пристрастия каждого учитываются автоматически.

    Ч: «То, что считает нужным взять» и «автоматический учет вкусовых предпочтений каждого» - все-таки поэтические преувеличения. Наша стандартная Раскладка содержит ряд вариативных компонентов в пределах заданного суточного веса (и калорийности, наверное) – так и живем. Разумеется, если заведомо известно, что продукт X терпеть не может половина участников группы, то сколь бы высокие предпочтения ни отдавала ему некая семья, она его на свое дежурство (т.е. кормление всей честной компании) не возьмет. Что касается веса рюкзаков, то многие проблемы решаются сокращением общей продолжительности похода – жалко, конечно, ехать за тридевять земель меньше, чем на 19 дней ;-) – но две недели, да и десять дней тоже неплохо, если приведенные Автором веса вас пугают и вы не можете, как ОН, спокойно вести в поводу одну-две вьючные жены…

    Наши детские походы

    1991 август. Кавказ

    Сухуми – р. З. Гумиста – р. Чедым – массив Чедым и обратно в Сухуми.

    6 человек, из них 2 детей (7 и 8 мес.)

    1992 август. Карелия

    Р. Кереть, III к.с., катамаран

    7 человек, из них 3 детей (6 мес., 1.5 и 3.5 года)

    1995 август. Алтай

    пос. Тюнгур - р. Кучерла - р. Текелюшка - оз. Кучерлинское (р.в.) - пер. Каратюрек (1А, 3100) - оз. Аккемское - р. Аккем - пер. Кузуяк (н/к, 1600) - пос. Кучерла - пос. Тюнгур

    19 человек, из них 8 детей (1 год 8 мес., 4, 4.5, 4.5, 6, 6, 10 и 12 лет)

    Поход изначально планировался именно как детский, для маленьких детей. Мы выбрали такой маршрут, потому что по тому же самому маршруту мы прошли годом раньше и знали, чего можно ожидать. Мы не спешили, ходки были короткие, перекуры длинные. Мы устраивали долгие перекусы с приготовлением обедов чуть ли не из трех блюд. Детей вели за руки (кроме самой маленькой, которая ехала на шее у папы или мамы). Приходилось непрерывно болтать с ними. На привалах они подолгу играли со всякими палочками и камушками у ручьев. А мы постоянно говорили, как вокруг красиво, замечательно и т.п. К этой части похода относится снимок двух голеньких девчонок, играющих на гальке на берегу Кучерлы вполне в духе вопросиков свидетелей Иеговы: “Как вы думаете, наступит ли когда-нибудь на Земле такая жизнь, как изображена на этой картине?” Все шло, в общем, неплохо, даже несмотря на дождь, ливший два дня подряд на подходе к Кучерлинскому озеру.

    Основное ощущение этого похода - комфорт, спокойствие и уверенность. Создавалось впечатление, что мы своим числом подавляем окружающее, что с любыми катаклизмами мы легко справимся.

    Некоторое беспокойство появилось только тогда, когда мы должны были пройти перевал Каратюрек, то есть, выйдя с ночевки в зоне леса, набрать 1100 метров и спуститься на километр к Аккему - задача довольно трудная для четырехлетних детей. Их приходилось всячески уговаривать и подбадривать, но все-таки все они сами взошли на перевал. На спуске, конечно, уже выдохлись, говорили: “Я больше ни шагу не могу шагнуть” - но продолжали идти. Только одного, который промок и замерз, пришлось нести вниз на плечах. Когда мы добрались до домика аккемской метеостанции, они заснули, не дождавшись ужина.

    Ч: А если бы не пресловутый домик, предоставленный нам за умеренную мзду, там было бы весьма противно – сыро, темнеет, усталость и – главное – как ни странно, антропогенный фактор: практически полное отсутствие дров. Толпы рерихнут… пардон, будем политкорректными – поклонников творчества и философских воззрений Николая (?) Рериха, оказывается, не только пили живительный сок планет, взирая на св. г. Белуху, но и регулярно пользовались костровыми услугами. А трафик у них там немалый. Рядом, кстати, на Курагане и пр., такая же красота, а народу на порядок меньше (любители Кавказа говорят, что формулировать это надо иначе – ЕЩЕ на порядок меньше).

    Вообще, с Каратюреком, или по крайней мере с темпом его прохождения, мы слегка перестарались. Просто кое-кто торопился, а то можно было бы сначала подобраться вплотную к границе леса и на следующий день пройти перевал гораздо легче. Здесь возникло еще одно обстоятельство - дети распоясались и стали бузить (носиться по лагерю с горящими палочками, размахивать пилой, дразнить друг друга, ругаться, чуть ли не драться). Просто мы были вынуждены целиком погрузиться в преодоление естественных трудностей и как-то забыли, что надо еще и детьми заниматься.

    Тем не менее, общий итог похода оказался весьма положительным - дети научились просто жить в процессе ходьбы, в конце они уже часами шли самостоятельно, отдельно от взрослых, играя во что-то на ходу.

    1996 май. Крым

    Бахчисарай – Чуфут-Кале – Качи-Кальон – Мангуп-Кале (а/м) – ур. Ак-Чокрак – пер. Бечку – Орлиное – Форос (а/м).

    6 человек, из них 3 детей (5, 7 и 9 лет).

    1996 июль. Алтай

    пос. Мульта - Маральник 1-й - р. Мульта (правый берег) - оз. Нижнее Мультинское  - вдп. Шумы - оз. Верхнее Мультинское (р.в.) - [р. Поперечная - оз. Нижнее и Верхнее Поперечные] (р.в.) - р. Куйгук - оз. Куйгук - пер. Куйгук (1А, 2400) - оз. Акчан - р. Акчан - р.Катунь - пос. Мульта.

    16 человек, из них 7 детей (5, 6, 7, 7, 8, 9 и 11 лет)

    Дети подросли, да и малышей в этот раз было уже не так много. Взрослых тоже, и это поубавило чувство защищенности и комфорта. Погода способствовала - в этом походе было (так нам тогда казалось) очень мало дней совсем без дождя. Тропы на Мульте, в верховьях, тоже не такие ровные и набитые, как на Кучерле и Аккеме. Конечно, сейчас мы бы сказали, что это настоящий проспект, но тогда... Несколько более напряженная обстановка выражалась в следующих происшествиях.

    На второй день старшего из мальчиков (9 лет) укусил клещ, а через неделю он заболел, целый день провалялся с температурой, на другой ехал на закорках, а еще через день шел без рюкзака. Мама до сих пор считает, что это могла быть легкая форма энцефалита, которая встречается на Алтае.

    Семья с малышом не пошла через Куйгук - для них это было слишком тяжело (там наверху тропы вообще нет, хотя идти легко), и к тому же там никто из нас не был, и значит, могли случиться неожиданности. Эта семья спустилась по Мульте и встретила нас через несколько дней на мосту через Катунь.

    Ч: Тут Автор наезжает на «малыша» незаслуженно. Просто его родители решили несколько перестраховаться, имея в виду не этого малыша, а вовсе будущего. См. соответствующие списки возрастов детей в дальнейших Крымах.

    Спуск на Акчане в зону леса, под настоящие елки, где не надо собирать полусырые веточки для костра и прятаться от ветра, воспринимался с легкой эйфорией как своего рода избавление. К тому же после надоевших дождей наконец наладилась жаркая солнечная погода.

    Ч: «Елки» здесь - лирическая метафора. Они на Алтае встречаются, но гораздо реже, чем кедры и лиственницы. Конкретно здесь я никаких елок не помню. Более того, эйфория от возврата «под елку» на Акчане – ведущее  впечатление скорее 1999 (см. ниже), а отнюдь не 1997 года. К тому же это был – опять подчеркиваю – кедр.

    Но главное, в этом походе мы заметили, что места тем красивее, чем меньше по ним ходит людей. Дети стали почти совсем самостоятельными.

    1997 март. Хибины

    Нефелиновые Пески – пер. Медвежий – р. Малая Белая – пер. Рамзая – Кировск.

    4 человека, из них 2 детей (8 и 10 лет).

    1997 май. Крым

    Сирень –  Мангуп-Кале (а/м) – ур. Ак-Чокрак – пер. Бечку – Соколиное – Большой Каньон – Куру-Узень – Ялтинская Яйла – Таракташская тропа – Ялта – пер. Ангарский (троллейбус) – Чатырдаг (нижнее плато) – Перевальное (?).

    12 человек, из них 5 детей (3 по 8, 9 и 10 лет).

    Ч: Дети на Таракташской тропе – это нечто! Взрослым рекомендуется идти впереди, или сзади – но тогда спиной вперед. Видеть ЭТО – невозможно. Кажется, что они, дети, вот-вот оступятся и скатятся прямо в Ялту кратчайшим путем. Однако поскольку все дошли, а никаких спецсредств страховки не применялось, остается признать, что впечатление было обманчивым.

    1997 август. Алтай

    пос. Мульта - Маральник 1-й - р. Мульта (левый берег) - р. Крепкая - оз. Крепкие - пер. Крепкий (1Б, 2700) - оз. Верхнее и Нижнее Тихие - р. Тихая - тропа Сапожникова - оз. Тальменье - тропа Сапожникова - пер. Хазинихинский (1А, 2400) - р. Левая Хазиниха - р. Нижний Кураган (левый берег) - брод через р. Осиновка - паром через р. Катунь - пос. Катанда.

    8 человек, из них 4 детей (8, 8, 10 и 14 лет).

    1998 март. Хибины

    Нефелиновые Пески – Юмъечорр – Ю. Чоргорр – З. Петрелиуса – Рамзая – Географов – Апатиты.

    5 человек, из них 2 детей (9 и 11 лет).

    1998 май. Крым

    Ангарский перевал – Кутузоское оз. – Эклизи-Бурун (р/в) – Ангарский пер. – Демирджи Юж. – Демиржди Сев. – Караби – ур. Чигинитра – Новый Свет.

    11 человек, из них 5 детей (7, 3 по 9 и 11 лет).

    Ч: Отдельная эпопея – падение детского рюкзака на самое дно самого глубокого ледяного колодца пещеры Большой Бузлук, и его последующее доставание, с предварительным поиском пещеры и параллельным Стоянием на Чигинитре. Сами дети, однако, оставались в безопасности, поэтому подробности здесь опустим.

    1998 август. Алтай

    пос. Тюнгур - р. Кучерла - р. Калагаш - р. Малый Калагаш (7 озер) - оз. Экспериментаторов- оз. Разведчиков - пер. Абиак Западный (1Б*, 2900) - р. Абиак (брод) - р. Нижний Кураган - Теплая Поляна (устье р. Иолдо) - [верховья р. Нижний Кураган - оз. Голубое - пер. Неудачников (1А, 2700)] (р.в.) - р. Иолдо - пер. Джалама Центральная (1Б, 2800) - р. Иолдо-Айры - оз. Дарашколь - р. Кучерла (брод) - оз. Кучерлинское - р. Кучерла - пос. Тюнгур.

    8 человек, из них 3 детей (9, 9 и 11 лет)

    1999 март. Хибины

    Нефелиновые Пески – Медвежий – М. Белая – Рамзая – Географов – Апатиты.

    5 человек, из них 3 детей (10, 11 и 12 лет).

    1999 май. Крым

    Чуфут-Кале – Тепе-Кермен – Высокое – окрестность села Аромат – Б. Каньон – Бойко (р/в) – Семиречье – Ялтинская Яйла (р/в) – Сирень (а/м).

    17 человек, из них 8 детей (4 мес., 5, 8, 3 по 10, 11 и 12 лет).

    Ч: Это был не совсем поход, скорее стояние с радиалками – по болезни одного из детей и отчасти по забавной для крымского мая снежной погоде. Но все равно Крым – хорошее место!

    1999 август. Алтай

    р. Акчан - оз. Акчанское Верхнее - пер. Суровый (1Б, 2700) (р.в.) - правые притоки р. Акчан - пер. Бролотный (н/к, 2400) - плато Кыргыз - в. 2805 (пер. Ала-Аскырский, 1А) (р.в.) - р. Кыргыз - р. Нижний Кураган (брод) - р. Нижний Кураган (правый берег) - р. Катунь - пос. Тюнгур.

    9 человек, 4 детей (8 мес., 10, 10 и 12 лет)

    2000 май. Крым

    Ангарский пер. – Тиссовое ущелье – Ангар-Бурун – Эклизи-Бурун – Розовое – пер. Дипла – Куш-Кая – Роман-Кош – Гурзуфское седло – Беседка Ветров – Ай-Петри – ур. Беш-Текне – Голубой Залив – Ялта (а/м).

    17 человек, из них 8 детей (1 год 4 мес., 3.5, 9, 3 по 11 и 13 лет).

    Ч: Выступая в этом походе в качестве как бы инструктора, торжественно заявляю – ведь можем, если захотим! Ну, и если погода не помешает ;-). Редчайший, совершенно уникальный случай – поход, прошедший строго по намеченному плану. Дети остались довольны. Родители – само собой. Плюс небывалое единение и консенсус Сторонников и Противников горячих обедов, этих коней и трепетных ланей… (уточняю: кони – противники, естественно).

    2000 июль. Карелия

    Р. Поньгома, II к.с., катамараны, байдарка.

    14 человек, из них 7 детей (1.5, 3.5, 5, 9, 11, 11 и 13 лет).

    2000 август. Алтай

    Р. Нижний Кураган (правый берег) – р. Ермошка – пер. Ермак (2А, 2800) – р. Яманушка – пер. Жемчужный (1Б*, 2900) – р. Абиак – р. Иолдо Сев. – пер. Иолдо (1А, 2900) – пер. Иодло-Айры I (1А, 3000) – р. Иолдо-Айры – оз. Дарашколь – р. Кучерла (правый берег) – пос. Тюнгур.

    13 человек, из них 8 детей (1.5, 3 по 11, 12, 13, 15 и 17 лет). Впрочем, девушку 17 лет можно было отнести к детям разве что по традиции.

    Наиболее спортивный из наших горных походов – почти полноценная горная тройка. Перевал Ермак мы прошли в режиме первопрохождения – никакой информации о нем ни в библиотеке МГЦТК, ни в Интернете найти не удалось. И только на самом перевале обнаружился тур с запиской, из которой следовало, что 1996 г. здесь прошла группа новосибирцев.

    Поучительное отступление. Про Жемчужный мы только знали из отчета, в котором люди полагали, что идут с Абиака на М. Калагаш через перевал Абиак Западный 1Б. Странно, что, спустившись вниз по Яманушке (которую они считали М. Калагашем), они нисколько не удивились, что она впала в Кураган (они полагали – в Кучерлу) НЕ С ТОЙ СТОРОНЫ, продолжили путь и пришли-таки в Тюнгур! Сомнения не возникли у них и при написании отчета. Так что описание Жемчужного было у нас соответствующей достоверности.

    Мы планировали еще два перевала 1Б (Стрела – из верховьев Иолдо-Айры в верховья р. Тегеек и Тренировочный – с Тегеека на Б. Калагаш), но из-за плохой погоды вынуждены были отказаться от них спуститься вниз по Иолдо-Айры мимо оз. Дарашколь и далее вниз по Кучерле до Тюнгура).

    Наиболее яркое воспоминание от этого похода – марш-бросок вдоль Кучерлы, 45 километров за день! Дело в том, что, сократив два перевала, мы выиграли много времени, и поэтому шли вдоль Иолдо-Айры не спеша. Однако прямо перед резким спуском к Кучерле одна женщина (мама двух больших девочек) сильно подвернула ногу. Скорость передвижения резко упала. К тому же, уже после брода через Кучерлу, неожиданно потерялся весьма опытный мальчик (13 лет). Шел по тропе – и пропал! На поиски ушло полтора часа. Оказалось, что он думал, что отстал от группы, и пытался ее догнать. При этом он, разумеется, шел первым. Более того, вверху Кучерлинского озера он сбился с тропы. Кто там был, знает, что это значит. Для остальных поясню: тропа там выбита мощная, идет все время вдоль воды, никуда не отходя. Так что к ночи мы оказались в районе верхней трети озера, а на следующий день нам предстояло дойти до Тюнгура, чтобы не опоздать на поезд.

    Было решено, что пострадавшая, ее друг и не пожелавшие оставить маму девочки пойдут как смогут, остальные же будут двигаться максимально быстро и постараются найти внизу лошадь. У нас были рации (Беркут, в долине бьет на 7-10 км), и мы могли координировать передвижение двух групп. Возможность договориться насчет лошади появилась только в сумерках, но к тому времени пострадавшая уже разошлась и от помощи отказалась. Лидирующая группа пришла в Тюнгур около 4 ночи, пострадавшие появились там в 11 утра (они переночевали у р. Куйлю, бросив спальник прямо на землю, благо было тепло. Последние 10 км от второго моста на Кучерле их подвезла попутка). Надо сказать, что идти последние километры даже «здоровым» было очень тяжело. На привалах не только дети, но и взрослые, засыпали, как только им удавалось присесть. Об ощущениях в спине и говорить нечего. Хождение безлунной ночью по тропе по-над обрывом с засыпающими на ходу детьми – тоже вещь специфицеская, даже с фонариками. На участке от второго моста до пос. Кучерла стало настолько туго, что пришлось применить старый солдатский способ – орать песни, предпочтительно строевые! Здорово помогло. Откуда только силы взялись! И все-таки к Тюнгуру мы окончательно «дошли». Удивительно, что на утро, поспав каких-то 3 часа, мы боли более-менее в норме. Я-то ожидал, что ходить будет просто невозможно. Акклиматизация?

    2001 март. Хибины

    Нефелиновые Пески – пер. Юмъекорр – пер. Зап. Арсеньева – р. М. Белая – пер. Рамзая – Кировск.

    9 человек, из них 5 детей (2, 11, 12, 13 и 14 лет).

    2001 июнь-июль. Западный Кавказ

    Архыз. Р. София – пер. Софийской Седло (н/к) – р. Кызгыч – пер. Чучхур (1А, 3000) – [пер. Токмак (2А, 3000) – кольцевой выход части группы] – р. Псыш.

    25 человек, из них 18 детей (от 2.5 до 15 лет).

    Настоящий детский поход турклуба школы Мумми-Тролль под руководством Маргариты Чистяковой, хотя и с участием родителей некоторых детей. Тоже интересно.

    2001 август. Алтай

    Тюнгур – Б. Калагаш – [заброска к устью р. Тегеек] – пер. Тренировочный (1Б, 2900) – р. Тегеек – [пер. Омских Политехников (2А, 2900), он же Тегеек, он же Одинокий - радиально] – [пер. Стрела (1Б, 2900) - радиально] – устье р. Тегеек – пос. Тюнгур – пос. Инегень (левым берегом Катуни).

    7 человек, из них 4 детей (2.5, 12, 12 и 14 лет) и 2 женщины.

    Поход интересен как составом участников (в результате мы были вынуждены делать заброску – обычно мы обходимся без них), так и необычно низким уровнем снега. Все вытаяло до голого льда. Разведка пер. Омских Политехников показала, что в таком составе и с таким снаряжением (кошки и ледорубы на всех, но только одна основная веревка, всего два ледобура) он практически не проходим – крутизна льда достигает местами 50 градусов. Даже налегке подниматься связке было тяжело, приходилось винтить ледобуры на через каждые 10 м (весь подъем около 200 м). Пер. Стрела проще, но спуск с него в сторону Иолдо-Айры проходит прямо под нависающими скалами и очень камнеопасен (ледопад на восточной стороне пер. Джалама Сев. (1Б*, 3000) оголился и выглядел на 2Б). Кроме того, времени на эксперименты оставалось немного (мы вынуждены были устроить несколько дневок, так один мальчик еще на Калагаше обварил себе голень бульоном, а другой уже на Тегееке заболел краснухой). Мы решили не рисковать и пойти вниз, а заодно пройти вдоль Катуни до Чуйского тракта. Этот участок в спортивном отношении, разумеется, неинтересен, но заслуживает внимания. Особенно красива выбитая в скалах недостроенная дорога ниже Аккемского Прорыва (порог на Катуни ниже устья р. Аккем).

    В этом походе на ребят легла часть работы, которую обычно выполняют взрослые – и они с ней успешно справлялись. Пример – заброска. Мы ходили втроем, два парня и я. Отнести ее – это 20 км в один конец по левому берегу Кучерлы, забрать – около 10 км, но с перепадом высоты 650 м, причем подниматься вдоль Тегейка надо уже с полными рюкзаками. Так что на ребят уже вполне можно положиться.

    2001 ноябрь. Крым

    Сирень – Мангуп-Кале – пер. Бечку – г. Орлиный Залет – вдп. Серебряный (р. Сары-Узень) – Большой Каньон – Куру-Узень – Ялтинская Яйла – Алупка (фуникулер) – Форос – скалолазание на г. Парус.

    24 человека, из них 16 детей (от 2.5 до 15 лет).

    Еще один детский поход турклуба школы Мумми-Тролль.


    Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
    © 1999- Mountain.RU
    Пишите нам: info@mountain.ru
    о нас
    Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100