Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

Чтобы быть в курсе последних событий в мире альпинизма и горного туризма, читайте Новостную ленту на Mountain.RU
Горы мира > Кавказ >

Пишите в ФОРУМ на Mountain.RU

Автор: Олег Афанасьев, Краснодар
Президент Краснодарского клуба альпинистов "Стремление"

 

Узункол-2004
Два восхождения

 

Лето плавно подходило к своей середине, а кроме Крыма ничего стоящего в этом сезоне не было, особенно если вспомнить неудачную экспедицию на Шхельду. Надо было как-то спасать сезон. Народ-то клубный на сборах в Приэльбрусье, а руководство в городе прозябает. Сначала планировал присоединиться к Гене Долгову в Домбае, где он традиционно проводит свои майкопские сборы. Дружим с ним столько лет, несколько стендов в клубе было построено с его участием, тренером у нас работал, а кроме Эльбруса ничего вместе еще не сходили. Но, сначала сроки сдвинулись у майкопчан, потом я стал сомневаться, что Гена сможет оторваться от народа для хождения со мной, а тут Макс Фойгель стал соблазнять "Узунколом".

А "Узункол" это все-таки "Узункол". 15 лет назад я делал в этом легендарном лагере свои первые альпинистские шаги, а последний раз был ровно 10 лет назад. Макс был там в 2002 году весной. В общем, я сдался, и было вслух сказано - "Узункол"! Решающим было и то, что собирались ехать Рома Губанов и Саша Елисеев. Я не ходил с ними, а с Губановым еще даже не был знаком. Мне было интересно. Но потом у ребят не получилось, и мы поехали с Максом вдвоем.

19-го выдвинулись, забросив харчи и снарягу в багажник. В обед приехали в Черкесск к пограничникам за пропусками. Потратили пару часов и без материальных потерь получили пропуска без разрешения выхода на вершины ГКХ. Это нас насторожило, т.к. и Далар и Кирпич, наши потенциальные цели, как раз в ГКХ.


Кирпич

В лагерь добрались к вечеру. Народу мало и руководство что-то не очень веселое. На заставе, которая расположилась возле каменоломни (9 км выше Хурзука и настолько же ниже альплагеря) пограничники сказали, что и Далар и Кирпич закрыты для альпинистов. Но в лагере начуч Магомедов Руслан Расулович в своей характерной манере нам выдал, что закрыты они для дураков, а умные все могут решить в лагере. Мы слегка успокоились, осталось только выяснить, а захотят ли в лагере поддержать наши планы. А по планам мы с Максом уже определились – 5а на Северный Доломит по центру Бастиона и 6а на Кирпич по Ромбу. Похоже, наши желания не очень понравились Магомедову, наглые мы, наверное. Посмотрел на наши крымские восхождения в этом сезоне, пораспрашивал, но на Доломиты выпустил.

20-го собрали снаряжение и выдвинулись на озера. Оставляя машину в лагере, были, честно говоря, всякие мысли нехорошие. Правда, успокаивало, что моя не одна была, но новых джипов из других регионов рядом не было, поэтому очень не хотелось обнаружить мой без запаски или с надписью гвоздиком на капоте “В.Цой жив”. Прав был Солженицын – не хочешь ничего терять, не надо ничего иметь! В общем - выдвинулись. За 3 часа дошли до ночевок чуть выше озер, под самым маршрутом. Озера до конца еще не растаяли, берега в снегу. Перекусили мы немного, очень хотелось развалиться на коврике и поспать, но надо было идти обрабатывать маршрут. Магомедов предупредил, что эта 5а – раздетая 5б, и вообще, она почти короткая 6а. У Захарова в книге она вообще страшная и даже не рекомендуется для спортсменов как первая пятерка. Короче, страху нагнали на нас, мы и полезли обрабатывать. Провесили 2 веревки. Довольно-таки сложные, но, кто лазил пятерки в Крыму, ничему не удивится. А тот, кто лазил пятерки только на Кавказе, может удивиться. Работал первым Макс.

21-го пораньше прошли пятерочную часть (5 веревок, включая две провешенные), вышли на полку, с которой начинается четверка, по ней еще 4,5 веревки среднего лазанья. В это день я лез первым. Что сказать? Хорошая крымская пятерка с узункольскими подходами. Потом был гребень несложный на вершину, который мы вообще обошли снизу и вышли по снегу. Спустились на ночевки по некатегорийному спуску, ломая ноги на осыпях и разыскивая дорогу между сбросами. В 18 были в лагере. Душа не было. Пиво было. Машина целая.

22-го день отдыха и переговоров с Магомедовым. Условия – без наблюдателей на 6-ку выпуска не будет, вон доктор все равно бездельничает, уговаривайте его. А доктор Идрис из Ставрополя (к стыду своему не знаю фамилию) возьми и согласись с нами идти наблюдателем. Проблема была еще в связи. Своих раций нормальных у нас не было (к следующему сезону надо обязательно свои клубные станции купить), а в лагере только “Караты” (4 кг!). На пятерку мы без рации ходили, на шестерку тоже не хотелось тащить это чудовище, и Магомедов это понимал, тем более был необходим наблюдатель. Кстати, забегая вперед, скажу, связи все равно через эти “Караты” с лагерем не было. Руслан Расулович, не долго думая, причину нашел в нашей с доктором бестолковости и неумении обращаться с рациями. Наверное, он прав.

А в это время ребята из Питера во главе с Максимом Панковым рубились на маршруте Степанова 5б на Далар. У них такие же планы как у нас – сходить 5-ку, а потом Кирпич 6а. Но пятерку они себе выбрали потяжелее: длиннее и спуск по 5а, да еще попали в метель. Так что им в этот момент не сладко было.

23-го планировали выходить на подход, но дождь все отменил, и у нас – незапланированный день отдыха. Директор лагеря послал нас к погранцам на блокпост, который стоит выше лагеря на развилке ущелий Кичкинекол и Мырды, договариваться о сопровождении нас под маршрут. Об этом была достигнута договоренность между лагерем и руководством погранотряда в Черкесске. Как ни странно, командир поста Дима сразу сказал, что сопровождение будет, и нет проблем.

24-го в небе облака и мы выходим. Пограничники выделяют бойца Юру в полном вооружении и нам теперь вооще никто не страшен. Долина Мырды представляет собой сплошное болото (лето еще не пришло), а Юра знает все проходы и это нам здорово экономит время и силы. За 3,5 часа доходим до ночевок. Про обработку приходится забыть – пошел дождь с мокрым снегом. Залезли в палатку и занимаемся метаболизмом, в смысле кушаем. Заводим с Идрисом и Максом всякие там разговоры про этику поведения на высоте. Юра молчит. “Вот, - наверное, думает - придурки, отваливают кучу денег за всю эту импортную снарягу, а потом зачем-то жизнью рискуют на этих стенах”. А мы себе дальше продолжаем трепаться. Постепенно речь сводится к тому, чем займемся завтра, когда спустимся в лагерь. Нас затянуло тучами со всех сторон и потихоньку поливает. Решаем, что завтра переедим в Домбай и хоть какую-нибудь троечку сходим еще. На большее у нас нет времени - мы выделили на эту поездку себе 9 дней, т.е. 27-го мы должны быть в Краснодаре. А в Домбае Долгов, да и 3-ка это не 6-ка – на ней завсегда приятней. Вот с этой радостной мыслью и ложимся спать. А что? Мы готовы, просто погода не дала. Правда, Макс, а?

25-го, начиная с 3 часов, каждые полчаса честно выглядываю из палатки. С облегчением вижу полную ж..пу, и обратно в теплый спальник. К 9-ти утра задница, блин, уже не такая полная. Начинает грызть совесть. А если совесть не будет грызть человека, она умрет с голоду. Решаем идти на обработку. Максу говорю, что берем с собой все как на гору. Смотрит на меня подозрительно. Не хорошо обманывать напарника, а что делать?

В 10.30 начинаю работать на маршруте. Прошли 2 веревки, и Макс интересуется, что дальше. Отвечаю: “Лезем на гору”. Все-таки я его обманул. “Погоды 100-процентной не будет,- размышлял я, - надо ловить то, что есть. Макс – классный скалолаз, ключи пролезет, а несложное я отработаю. Больше двух ночей на стене нам вряд ли грозит, а две мы переживем. Не попытаемся – потом будем терзаться, что не пошли. Да и в лагере понту навели, а результат…”. В общем - оторвались и полезли.

5 веревок до шлямбурной дорожки. Потом 6 оставшихся от первопроходителей шлямбуров, а было 8, и длинный траверс, который очень неудобен для второго. Между 2 и 3 шлямбуром большой пролет, видать там был один из двух недостающих крюков. Я лез и кряхтел: “Добрые люди, дай вам Бог здоровья за эту веревочку с 3-го шлямбура. Фиг бы я тут достал. И за этот матузочек на 6-м шлямбуре тоже спасибо. Есть же люди!”. Потом лез Макс и материл меня за то, что я не везде перильную веревку вщелкивал в точки на траверсе. Тяжко ему пришлось, виноват.

Затем началась самая шоколадная часть. Полез Максимус. 7-ая веревка вверх к началу внутренних углов с наклоном 95 градусов. На полочке нашли 2 бутылки с водой. Попили, Макс предложил одну забрать. Мне почему-то стало неудобно брать чужое. У нас было 2 литра, я думал, что нам хватит. Потом пожалел.

А еще четвертая веревка проходила над классной ночевкой, о которой нигде не упоминалось, и там тоже была бутылка с водой. Вообще мы пользовались четырьмя описаниями: 1) первопроходителей; 2) команды Бершова и Туркевича, сходившей этот маршрут на чемпионат СССР в 83г.; 3) украинцев Слюсар и т.д., которые прошли этот маршрут год назад на Чемпионат Украины и заняли 2-е место, их записки мы везде (даже на вершине, что удивительно) и снимали; 4) из книги Захарова П.П.

Потом были внутренние углы (метров 70), которые мы ИТОшили, а где-то лезли. После них еще две короткие веревки вверх. А затем пришла ночь, а откола не было. Зато была полка, на которой можно было сидеть вдвоем, а стоять можно было бы даже втроем. Мы сели, попили чайку с чем-то и отключились, засунув ноги в палатку как в мешок. Ночь была чудесная – звездная и не очень холодная, только под утро ноги замерзли.

26-го проснулись, покряхтели, попили кофе и полезли. Очередь была моя. Пальцы замерзли сразу после двух перехватов. Такого я не ожидал, даже растерялся. Прям как зимой. Дышал на них, засовывал в рот, под мышки – останавливался после каждого метра. Отходили, натурально, как на морозе – с болью. После первой веревки пошло полегче. Оказалось, мы не дошли до откола 20 м. В отколе бутылка без пробки с водой, про нее писали в своем отчете украинцы. После откола веревка вверх и траверс вправо на крышу. Там уже не сложно.

Спустились по единичке, основательно поблукав на морене. Идрис и Юра уже были внизу в ущелье с бивуаком и ждали нас. Это было супер, иначе нам пришлось бы пилить вверх на ночевки за своими вещами. В 20.00 были в лагере.

Первым подошел Максим Панков, угостил пивом. Он знал…

К нашему удивлению, все сотрудники лагеря во главе с директором в разной последовательности нас поздравили с горой. А мы думали, им вообще все равно, чем там альпинисты наверху занимаются. После душа вечер провели в баре с Идрисом, Юрой и Русланом Расуловичем. Ящик пива тоже был с нами, по крайней мере, в начале вечера.

27-го, как и планировали, отъезд. А в Домбай все-таки заехали. Долгов был на горе, зато я с Ромой Губановым познакомился.

О маршруте впечатления самые хорошие. Понравился. Чем дальше по времени, тем больше кажется, что можно было все пройти свободным лазанием. На расстоянии все мы перцы крутые. А первопроходителям я бы памятник поставил за прохождение с их снаряжением такого маршрута. Это были настоящие Человеки.

О лагере впечатления тоже теплые остались. Жалко только, что народ не едет. Район просто прелесть. Маршруты на любой вкус. Очень мне захотелось сходить Степанова. Конечно, Варбуртон круче и престижней, но логика и красота за Степановым, опять же, по-моему. Возможно, на следующий год Краснодарский клуб альпинистов “Стремление” проведет свои сборы в “Узунколе”.


Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999- Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100