Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

"Горы в фотографиях" - это любительские и профессиональные фотографии гор, восхождений, походов. Регулярное обновление.
Люди и горы > Очерки, дневники - 2002 год >

Пишите в ФОРУМ на Mountain.RU

Автор: Виктория Шахова, г. Алматы

Южный Иныльчек и около него

Ледник Южный Иныльчек
Все началось с телефонного звонка поздно вечером. Приятный мужской голос сообщил, что он, наверное, будет моим начальником на леднике и просил зайти в офис, чтобы познакомиться. Меня же терзали сомнения и невеселые мысли. Во-первых, я ехала в качестве бесплатной рабочей силы, как было записано в ведомости - спортсмены на все виды работ (интересно, какие виды работ подразумевались, можно такого напридумывать…). Во-вторых, я должна лететь на юг, а все мои знакомые летели на север (тогда я еще и не предполагала, как мне повезло!). Да, еще добрые друзья издевались, как это меня, парчуханку разэтакую (синоним “лопухов” в ЦСКА), так угораздило вляпаться! И, только одна лишь надежда, что как-нибудь, тайком, удастся забраться на Хан-Тенги, грела мне душу.

На следующее утро все имеющиеся в наличии южане собрались в офисе турфирмы, у которой мы подрядились работать. Приятный мужской голос обернулся симпатичным молодым человеком по имени Сергей. Не знаю как, но он сразу почувствовал унылое настроение новобранцев и принялся вместе с бывалыми ледниковцами расписывать прелести жизни во льдах. Потом Серега напоил нас чаем, и я начала думать, что все не так уж плохо в этой жизни - подумаешь, лагерь ставить на леднике, да ерунда!

Дальше начались сборы. Мы составляли и дополняли списки всего, что необходимо для жизни в Антарктиде. Интереснее всего было придумывать список продуктов.

Тут наша фантазия просто не знала пределов! Повара тогда еще не утвердили, и мы, не имея представления, сколько чего съедается за одну кормежку, заказывали всего и побольше. Как выяснилось чуть позже, чтобы получить нужное количество продуктов и стройматериалов, заказывать надо в 2-3 раза больше. (Ситуация очень похожа на то, как Гена с Чебурашкой строили дом.)

Вся эта канитель проходила на территории армейского гаража. Зрелище удручающее! В стойбищах доживали свой срок безногие, слепые военные динозавры. Машинами это назвать было нельзя. То, что еще ездило, постоянно чинилось и ломалось опять. Гараж обслуживали солдатики и солдаты. Двое (из последних) отличались особо крупными размерами и плотоядным видом. От их взглядов в мою сторону я просто приходила в ужас, и мне поскорее хотелось смыться из их поля зрения. Но сборы есть сборы, и торчать в гараже приходилось по полдня.

Еще мне “повезло” принять участие в закупке продуктов. Жара, оптовка, споры о том, покупать 40 банок маслин или не покупать вообще. С держателем общественной кассы сошлись на 20 банках, и так было со всеми продуктами. На этом закупка закончилась, хотя выполнено было только 30% списка...

Так худо-бедно мы частично собрались и были готовы к отбытию. Это оказалось тоже не просто. Одновременно уезжали мы со всеми пожитками, лагерем (лес под палатки, палатки, кухня, продукты, бочки с соляркой и т.д.) и спортсмены на севeр со всем своим снаряжением. И все это на одном ”Урале”!

Интересно было наблюдать за погрузкой. Понятно, что в кузове ехать не очень приятно и водители предложили взять в кабину какую-нибудь небольшую девушку. Туда сразу залез молоденький, худенький спортсмен Дима, ростиком всего 180см. Только не долго длилась его радость. Там же, в кабине, захотел ехать зам.начальника юга. В итоге, маленькой девушкой оказался дядя Рауль ростом 2метра. Как ни укладывались, а все доски и люди в кузов не поместились. Оставшихся решили отправить на следующий день, а доски под кузов привязать. Это ответственное дело поручили Кирилу, спортсмену, который остался на завтрашний день. Все с энтузиазмом принялись советовать ему как, что и куда приладить. Наконец все готово, на торчащие доски привязаны красные ленточки( ну, чем не свадебный грузовичок-с), можно ехать. Вдруг раздается мат и очень громко. Это водитель решил заглянуть под грузовик и увидел, что доски примотали к кардану. Несчастный Кирил под дружные вопли окружающих опять залез под машину и вылез на этот раз уже совсем грязный и не совсем веселый, но теперь вроде бы все было нормально. Наконец “Урал’’ отправился, все облегченно вздохнули, только зря. Через час грузовик вернулся за забытым инструментом и небольшим ремонтом. Во второй раз, никто уже не махал ему вслед.

Я поехала на следующий день с гораздо большим комфортом, на ,, таблетке”. Мы закупили оставшиеся продукты, забрали начальника и весело покатили на юго-восток. Чего только в нашей машине не было! Мешки с картошкой, хлебом, всякие кoробчонки, а самое главное - это паралоновые матрасы, на которых все мы прекрасно развалились. Не обошлось и без водки с пивом, дыней и соком, без молочка, шоколадных конфет, колбаски, сыра, булочек и т.д. Я, как могла, старалась придерживаться раздельного питания. Кирил (тот самый, который накануне лазил под “Уралом”) тихонько попивал пивко. А вот двое других просто не могли сдержать радости, что наконец-то вырвались из города, и устроили пир со всеми вытекающими из верхних и нижних отверстий последствиями. Кое кому было нехорошо, а кому-то совсем нехорошо. Но, дорога длинная, к вечеру все выспались и чувствовали себя неплохо.

Были и другие приключения. Часа через 4 остановились на обед. Все радостные полезли под матрасики за обувкой, а потом наперегонки побежали за угол. И только Кирил почему-то босиком топтался вокруг машины, никуда не бежал, злобно шипел и ругался на того, кто попросил его хлопнуть получше дверцей где-то по дороге. Бежать ему было не в чем, так как его башмаки вывалились на последней заправке, где мы их и вытащили из под колес проезжавших машин.

Что бы попасть в нижний базовый лагерь Ак-Коль, нужно проехать через заставу. Вместо дежурного нас встретили солдатские свиньи. Договориться чтобы они открыли ворота было трудно. Не понимают они гражданского языка, но службу несут честно. Один хряк очень живо гонял нарушавших границу петухов и кур.

Пока мы ждали дежурного, потом начальника, пока проходили фейс-контроль, стало совсем темно и выяснилось, что водитель едет в первый раз и дороги дальше не знает. Как на зло, небо было все в тучах, поэтому мы не смогли сориентироваться и по звездам. Решили отправить разведчика. Крайним, как всегда оказался все тот же Кирилл. Открыл он дверцу, чтобы поудобнее обуваться было, а башмаки его бац! и вывалились, только на этот раз не на дорогу, а в речку, в которой мы, как оказывается, стояли. Но, и в этот раз, совсем уже потерявшие товарный вид башмаки были спасены, благодаря отличной реакции и хорошей физ.подготовке нашего спортсмена.

Поздно вечером мы, наконец, попали в Ак-Коль. Очень темно, холодно и мокро. Через некоторое время из темноты появляются встречающие и просто любопытные. Все веселенькие такие! Надо сказать, что трезвых людей там вообще было мало, особенно ночью. Конечно, ничего вразумительного по поводу заселения в палатки мы не услышали, и решили сами себя разместить в свежевыстроенном ангаре, на месте будущей кухни.

На следующий день, с утра пораньше, кто-то очень добрый пытался вытряхнуть меня из спальника. Пришлось защищаться, отбрыкалась. Уснула опять, но не надолго, потому что рядом началось распитие чего-то пахнущего спиртом. И это еще до завтрака. Оказывается, народ уже знал, что вертолета не будет, а делать что-то надо, иначе от скуки помрешь. Вот мужички и принялись с утра пораньше. Хочу заметить, что наш начальник не пил и громко всем заявил, что пусть ему набьют морду, если он нарушит сухой закон.

Потом был невкусный завтрак и такой же обед, что наводило на грустные мысли о предстоящем ужине. В промежутке между кормлением мне посчастливилось принять участие в ралли Ак-Коль- Погранзастава. Мы погрузились в джипистый УАЗ-ик и лихо покатили к заставе. Цель поездки - огненная вода, ну, а мне просто было скучно. У ворот ошивались те же свиньи. Был там и дежурный, который использовал свинок в качестве мишеней для метания камней. Еще откуда-то прискакал на лошади местный житель. Он очень тепло поздоровался с ак-кольскими рабочими. Видно дружба между ними была давняя, проверенная не одной бутылкой. Мы съехали к речке и остановились, чтобы продегустировать товар вместе с продавцом. Попробовали раз, второй, третий, закусили свежим куртом - все остались довольны. Решили, что пора возвращаться в лагерь, но тут началось самое интересное. Машина заглохла. Совсем. И толкали ее, и в капот лазили, и матерились, и еще толкали в разные стороны, но затащить на горку, что бы разогнать ее на спуске, так и не смогли. Приуныли, машина-то чужая, начальника дружественной тур. фирмы. Сели на камушки и допили с горя то, что осталось. Но, не даром говорится, что друзья познаются в беде. Добрый продавец огненной воды прицепил к лошади УАЗ-ик (бедная лошадка), и машину, наконец-то, удалось разогнать так, чтобы она завелась. Ура! Мы спасены! Слава дружбе народов! О происшествии решили никому не рассказывать, но почему-то о наших приключениях на утро знали все.

После ужина все прогрессивное население нижнего лагеря собралось в столовой для игры в “Мафию”. Хорошая игра, веселенькая такая - крики, вопли и куча неповинных жертв, но, в общем счете, мафия проиграла, и граждане спокойно разошлись спать.

На следующий день мы опять не улетели. Ожидание томило. Я вступила в ряды добровольцев и подалась на кухню помогать готовить обед. И не зря, в этот раз все остались довольны и сыты. (Эх! Сам себя не похвалишь….) Правда, когда наши спортсмены устроили веселые догоняшки с мокрой тряпкой (иначе “сифа”), я им слегка позавидовала. Так хотелось порезвиться на травке, а надо было мыть посуду.

В этот день прибавилось еще клиентов. Приехали турки (милые и симпатичные) и корейцы (совсем не понравились). Ребята из Турции убирали за собой посуду и вели себя очень хорошо. Корейцы же наоборот - вели себя отвратительно и устраивали проблемы на протяжении всего времени пребывания во всех лагерях. Даже писать-то про них не хочется. А, вот про турков я напишу с удовольствием, но позже.

Наступила третья ночь в Ак-Коле. Опять мафия вышла на тропу войны и косила ряды честных людей. И это еще не все. Кто-то из ребят притащил с собой омерзительную резиновую маску из смешных ужасов. Но, смешно было только тем, кто эту маску носил. (Надеюсь, что им было еще и больно иногда.) Пол ночи с разных сторон лагеря раздавались душераздирающие вопли несчастных жертв, и я не исключение. К счастью, это была последняя ночь в нижнем базовом лагере.

Вот он - красавец в иллюминаторе

Утром небо, начало разъясниваться и южане в очередной раз принялись запаковывать рюкзаки. Ах, как нам всем не терпелось улететь! С каким энтузиазмом мы таскали груз на вертолетную площадку! Наконец, все готово, письма домой отправлены, мы загружаемся и (ура! Ура! Ура!) взлетаем. Вот это класс! Лететь совсем не страшно и жутко интересно. Бедный вертолет! Мы просто не могли сидеть на одном месте (а вдруг, в чужой иллюминатор видно больше чем в мой) и лезли, отпихивая друг друга, к открытым люкам, чтобы заснять все, что есть. Казалось, что рукой можно дотянуться до соседнего склона. Да и когда еще удастся так близко увидеть всю эту красоту - необычайно величественные горные хребты, манящие вершины, ледники, по которым можно идти неделю и которые с высоты кажутся гигантскими автомагистралями. Трудно описать увиденное словами. Могу только добавить, что весь полет я находилась в состоянии полной эйфории.

Примерно через 25 минут мы “приморенились”. Дружно выгрузились из стоящего под всеми лопастями вертолета, и тут я увидела его во всей красе, и сразу влюбилась, по самые уши! Он стоял совсем близко, такой красивый и высокий, с идеальными формами, в белом прозрачном одеянии из облаков. К нему тянулись, его любили и ненавидели, о нем мечтали, из-за него гибли! Но, Хан-Тенгри отвечал взаимностью только самым настойчивым, сильным и мужественным людям.

Итак, мы на Южном Инэльчеке. Высота 4000 метров. Задача - перетащить весь груз с вертолетки на место будущего лагеря. Еще в низу меня предупреждали, что от резкого перепада высоты может приключиться горняшка. Однажды я уже испытала, что это такое, и панически боялась заработать ее снова. Средство от этой болезни только одно, зато очень полезное для собственного здоровья и для общества - необходимо трудиться, не покладая рук и ног, пока не адаптируешься. Что все и делали. Наш путь проходил мимо уже установленного лагеря Вадима Хайбулина и заканчивался перед киргизским лагерем Бирюкова. У Вадима нас встречали официальные лица: повар Марат (он же Мара, он же Мараканец и Макаронец), старший помощник Аггейка и младший помощник - сынишка Вадима. Кажется они были рады нам, но еще больше они радовались прилетевшим коробкам с едой. А, мы все таскали и таскали. Особенно неудобно было таскать доски под палатки. После того, как плечи отвалились, я нашла новый способ переноски леса - на голове. Скорость меньше, зато удобно! Дрова мы передвигали долго – несколько дней, а потом еще, и еще чуть-чуть, и еще маленько, в общем дней 5 с перерывами.

Прошло часа 3 активной адаптации и новоприбывшие почувствовали голод. Приютились у Маратки, прямо под открытым небом. Окружающий пейзаж не переставал волновать и удивлять. Ощущение такое, будто находишься на другой планете. Все кругом движется, живет – камни, облака, сам ледник. Раньше мне не приходилось своими глазами видеть такие высокие горы. Ни фотографии, ни видео не могут передать всего масштаба и стерео эффекта. Это можно сравнить с прослушиванием симфонической музыки по радио или находясь в концертном зале. Разница огромная.

Во время обеда мы познакомились с двумя киргизскими альпинистами – Грековым Димой и Пучининым Андреем. Они тоже решили помочь нам адаптироваться и со словами: “Ребята, вам необходимо принять адаптаген. ” Дима достал из широких штанин бутылочку превосходно грузинского вина. Я робко посмотрела на нач. лагеря, вдруг нельзя, но Казаков дал всем добро, хотя сам даже не притронулся к адаптагену.

После такого обеда работать стало совершенно лень. Но с неба закапал дождик (что сильно удивило бывалых) и пришлось срочно ставить палатки. К вечеру одна столовая и несколько жилых палаток были готовы. Деревянный пол был готов только в столовой, там мы и решили заночевать. Спалось в первую ночь неважно. То казалось, что не хватает воздуха, то сосед коленом двинет под бок, то как загрохочет чего-то снаружи – брр, неприятно. Но это ничто по сравнению с тем, как мучился наш начальник. У Сереги разболелся зуб и дело грозило обернуться удалением с ледника на неопределенный период. Так оно и вышло.

Худо-бедно, но до утра дожили все и это радовало, в отличие от погоды, которая совсем не желала улучшаться и оставалась такой же сырой и неприветливой на протяжении нескольких дней.

Примерно за неделю мы поставили лагерь. Золотое время! Клиентов еще нет, зато есть время почитать книжку, пообщаться, и еды сколько хочешь и какой пожелаешь. Дожили до того, что совсем ничего не готовили, а просто поедали всяческие вкусности. И это всех устраивало, особенно работников кухни. Обычно после обеда или ужина у нас начинались разговоры обо всем на свете. Интересно было прежде всего потому, что люди были очень интересные и разные. Перечислю всех по порядку.

Казаков Сергей (нач. л.), кличка Космонавт, занимается какими-то разработками в области космонавтики, альтруист, добряк и шутник.

Рауль( зам.нач.л.), бывший геолог, бизнесмен, сторонник Кастанеды и всякого такого.

Маисейкин Сергей (рабочий), горный турист, живет и работает в Байконуре, любит музыку, прекрасно поет и играет на гитаре.

Севырин Алексей (рабочий), спасатель, альпинист, очень искренний, скромный и добрый.

Гатаулина Наталья (переводчица), преподаватель английского, компанейская, веселая, борец за справедливость.

Верещагина Натали (тоже переводчица), студентка, море спокойствия и очарования, такая милая, хорошая, моя соседка по палатке (других нам и не надо).

Целюк ( в народе Цеплюк) Дима, школьник, спортсмен, умненький, старался увернуться от работы путем забалтывания, постоянно от чего-то лечился, но выглядел вполне здоровым.

Мансуров Бабир Шакурович (нач.спас.) - динозавр советского альпинизма, очень бодрый старик, прекрасный фотограф и рассказчик анекдотов.

Гриневич Денис или просто Дикс (повар). Подпольная кличка “радио”, потому, что может говорить без остановки несколько суток, при этом очень ответственный и педантичный.

Серова Света (помощница)- студентка, очень ответственный работник по кухне, настоящая крепкая русская девушка.

Ну, и я. Такая разнокалиберная кампания, но у каждого из нас было о чем рассказать. Вот, например, история от Казакова.

Работал Сережа в морге санитаром. И был у них начальник, гадина и мерзавец, со старушек деньги брал, к персоналу плохо относился. Решили добрые люди проучить супостата. Тут, кстати, залежался в морге никому не нужный старый трупик с оторванной кистью. Соорудили бутерброд, типа сосиска в тесте. Сели обедать, конечно, прямо на рабочем месте. Немного погодя явился начальник. Тоже кушать хочет, интересуется, чего едят. Ну, ему приготовленный бутербродик и подали. Впился гадина зубьями своими погаными в “сосиску”, да так и тянет, старается. Только трудно от старого трупа откусить даже маленький кусочек. Постепенно до начальника дошло, что именно он пытается прожевать!….. Рвало его долго и мучительно. Проучили добрые люди супостата, да и уволились все. Никто не захотел больше с таким уродом работать.

Страшная история от Леши.

Собрались трое москвичей на лыжах покататься. Да не на Чимбулаке, а зимой под Ханом. Конечно, желание клиента закон, но смельчаков предупреждали, что затея эта очень опасная. Закинули москвичей наверх, а спускаться они должны были сами на лыжах. Что было дальше, точно не известно, да только один из них погиб. Двое оставшихся решили одного оставить с погибшим товарищем, а другого отправить вниз за помощью. Так и сделали. Внизу снарядили вертолет со спасателями, прибыли на место, но, только как ни искали, а найти не удалось ни живого, ни мертвого. Все следы и вешки снегом завалило. Вот как бывает. В этом районе и летом люди пропадают и гибнут, не то что зимой.

Но мы и не только страшилки рассказывали. Рауль, например, любил вспоминать, как в старые добрые времена проходила геологоразведка. Милое дело, особенно, когда на вертолете. Заявит институт по плану например 48 часов, а разведка управится за 24. Что делать? Конечно на рыбалку лететь, благо неподалеку Или течет. Вот и летали геологи для начала из Алма-Аты в Чимкент за пивом, а потом на какой-нибудь затерянный в Или островок порыбачить. Эх, какая жизнь у людей была!

Вот далеко не все истории привезенные с ледника. Ну, а я продолжу дальше.

Живем мы живем день, другой и вдруг начинаем испытывать какой-то дискомфорт, связанный с неприятным запахом и зудящейся кожей. Оказывается, пока мы из дома добрались до ледника и частично установили лагерь прошло 6 дней, за это время нам ни разу не удалось помыться! Надо сказать, что помывочная в нашем лагере появилась только когда приехали клиенты, да и то не сразу. Конечно, больше страдало женское население. Пришлось вожаку идти в соседнее стойбище МАЛ и договариваться на счет баньки. А, банька у соседей просто высшая! Все как полагается – парилочка из дерева, да под 100 градусов, венички, водичка из краников течет какая хочешь. И вся эта красота у черта на рогах, точнее на 4х тысячах. Но, главная достопримечательность баньки - это два окошечка. Одно на Хан, другое на Победу! Стою я с тазиком, в одно окошечко посмотрю, потом в другое – лепота! А, в голове такой вопрос- где это я? Ощущение престраннейшее.

Не менее интересная была и расплата за баню. В МАЛе с нас взяли обещание после купания прийти на дискотеку (это столовая с магнитофоном – круто!). Так мы и сделали.

Но, такая роскошь у нас была редко. Чаще приходилось купаться у киргизских соседей. У-у, это вообще, романтика! Представьте, стоит на камнях ма-аленькая такая палатка, в ней топиться бак обеспечивающий баньку горячей водой и мокрым паром, а раздевание, вытирание и одевание происходит прямо на улице. Температура в этой бане прямо зависит от погодных условий на леднике. Вот, однажды морозным солнечным деньком решили мы помыться. Быстренько разоблачились и нырнули в палатку. Когда пришло время выныривать обратно, по независящим от нас причинам, наступила ночь и началась самая настоящая пурга. К тому же, в темноте вся одежда поперепуталась, покрылась корочкой льда и не хотела налазить. Представьте нашу радость, бросающую в дрожь, наши мокрые тела, красиво корчащиеся под снегом и ветром. Ах, как жаль, что некому было писать с нас картину “Банщицы возвращаются”. Но опять же, все остались живы и здоровы.

Жизнь на леднике очень неторопливая, размеренная и приятно однообразная. Но, однажды все изменилось, видимо кому-то наверху показалась, что я слишком хорошо живу. Эти сутки я запомню надолго.

Начало было хорошее. Выглянуло солнышко и народ засобирался. Клиенты все разошлись - кто на Хан, кто на кто на лыжах кататься. А, наши решили на пик Дикий сходить. В лагере остались я, Казаков и Рауль, которые остались за спасателей и следили как происходит спуск у клиентов. Настроение приподнятое. Планы на вечер наполеоновские – оттянуться в МАЛе! И, вот, после обеда я принялась за посуду – это примерно 60 тарелок, 30 стаканов, вилок и ложек + 4 кастрюли, сковородки и прочая чепуха. Все это сначала надо собрать со столов, помыть в мыльной воде, потом прополоскать и расставить по полочкам. Через пару часов мне стало ясно, что никуда я гулять не пойду. После ужина настроение совсем испортилось, а посуды еще прибавилось. Начальство ушло на связь, потом в МАЛ и помощи ждать было неоткуда. Эх, доля наша женская! С 16 до 23х часов я не выходила с кухни. Какими только ласковыми эпитетами я не награждала любимого Сережу и обожаемого Рауля, которые в это время на всю катушку разлагались у соседей! От полной депрессии я спаслась только одной надеждой, что на завтра осталось всего 2 клиента. Кто же мог знать, что дальше будет хуже.

Утором я как-то приготовила завтрак и почему-то вовремя (заболела наверное). Потом появился зелененький зомби, который при ближайшем рассмотрении оказался Казаковым. Его штормило, а от еды тошнило. Говорить нормально он тоже не мог, зато выпил чайник чаю и опять исчез.

Я поскуливая принялась домывать вчерашнюю посуду заодно раздумывая, чем бы дальше травить народ. Наконец меню созрело и реализовалось в уху на 5 человек. Но, не тут-то было. Откуда ни возьмись притащились все 12 словенцев, а это еще 6 литров ухи, тазик салата, 10 жареных яиц, которые желательно подать сразу всем и 5 термосов с кипятком. Жуть! Тут я и скороваркой научилась пользоваться, к которой раньше подойти-то боялась, и консервы открывать, и ножом от помидор отмахиваться. Пыталась вызвать подмогу, но начальник послал всех на Джомолунгму, перевернулся на другой бок, сладко зевнул и уснул (надеюсь ему снились кошмары). С обедом я справилась, но, каких нервов мне это стоило! Клиенты никак не могли понять, куда подевались все люди из лагеря и приставали со всякими идиотскими вопросами. После обеда я объявила забастовку и ушла в соседний лагерь к Маратке. Вот где душу-то можно отвести! Я ныла, жаловалась на судьбу и придумывала всяческие казни для Сереги и Раульского. Добрый Маратик отпоил меня чаем, накормил клубничным джемом и подкинул пару садистских идей на будущее. К счастью, под вечер вернулись наши с Дикого. День завершился скучно - без убийств и насилия.

Теперь осталось рассказать о том, как трое в связке, не считая…. меня, ходили на перемычку Хан-Тенгри. В этой части рассказа смешного будет мало, это своего рода отчет о восхождении на 5900.

Все решилось очень неожиданно, всего за 5 дней до конца моей смены. До самого последнего дня не было решено, кто именно пойдет на перемычку. Мне и Наташе В. предложили самим определиться, кто пойдет. Натали, добрая душа, решила уступить мне эту возможность, за что я ей очень и очень благодарна! Итак состав определился : Казаков, Рауль, Дима и я.

Дальше следовал ответственный момент - сбор снаряжения. Побиралась я по всем лагерям, потому, что своего почти ничего не было. Маратик дал мне теплую шапочку и комбинезон из полора с отстегивающейся попкой, ужасно вонючий (в нем целый месяц ходил испанец, а перед отъездом подарил Марату). Добрый Дикс отвалил кучу нужных вещей – ледоруб, кошки и фирменную курточку. Леша одолжил горнолыжные перчатки, а Сергей свои телескопические палочки. Пластиковыми ботинками меня снабдила все та же замечательная Натали. Теперь представьте всю эту амуницию на мне! Я – 150 см, а вся одежда на мужчин ростом примерно 180 см, ботинки 40 размера, а мои – 35! Клиенты думали, что я к маскараду готовлюсь. Куртка свисала до ботинок, а ботинки смотрелись, как лыжи. Да, мне и самой не верилось, что я, наконец-то, выйду из лагеря наверх.

Волновалась ужасно, очень не хотелось подводить ребят, которые и так долго ждали выхода на акклиматизацию. Но без косяков не обошлось.

Перед выходом мы у Димы в палатке подгоняли кошки. Потом я поплелась в свою собирать вещи. Погода противная, падает снег, вечереет. Я трясущимися ручонками собираю рюкзак, еще раз осматриваю снаряжение и вдруг появляется разъяренный Рауль с какой-то железкой в руке. А, железка не простая – это часть от моей кошки, которую я по дороге от Димы потеряла и эту бедную кошку уже снегом успело запорошить. Думаю незачем объяснять, почему Рауль был злой, как черт.

Выход осуществился по плану в 19 часов. Переход до первого лагеря совсем не сложный и очень красивый. Нужно было подняться по леднику 200 метров. Шлось легко. Постоянно встречались невероятно голубые реки. Но, красота их очень коварная. В некоторых местах реки разливаются в безмятежные озера, а через несколько метров со страшным грохотом проваливаются под лед, скорость огромная, примерно 60 км/ч. Многие смельчаки прыгали через такие препятствия, но я предпочитала обходить реки по мостам.

Примерно 2 часа пути и мы на морене в первом лагере на 4200. Поставили палатку, еле дождались скудного ужина и отправились спать. Лично я мучавшие меня всю ночь кошмары отдыхом назвать никак не могу. Было страшно. Это поганое чувство усиливали постоянные камнепады где-то прямо под нашей палаткой и сходящие совсем близко нехилые лавины. Так я промаялась до подъема. Завтрака у нас можно сказать и не было. По мне так даже лучше, потому, что в туалет ходить на маршруте проблематично. Во-первых, кругом или белый не тронутый снег или трещины, короче примоститься негде. Во-вторых, смущает сугубо мужское общество. Топталась я вокруг лагеря минут 10, уже и выходить пора, а я все никак не примощусь. Наконец, Казаков не выдержал и сказал: ”Вика, чего ты мучаешься, скажи, мы отвернемся, не изверги же.” Вот так, без церемоний.

Вышли где-то в 4.30. Было еще совсем темно, но маршрут обозначали точки фонарей других групп, ушедших раньше. Небо все было в звездах и казалось, что это не люди идут по горе, а звездочки поднимаются в небо.

Начался самый опасный переход до второго лагеря на 5300. Для меня все было необычно и ново – огромные трещины, торосы с гигантскими сосульками и горные склоны до самого неба. Самочувствие было хорошее, пока не подошли под п.Чапаева. Здесь началось узкое место именуемое “горловина” где надо прибавлять скорость. Этот участок все стараются проходить рано утром и в быстром темпе, пока солнце не растопило снег, до схода лавин и камнепадов. (Надо заметить, что лавины сходят и в самый безопасный период.) Вчерашнего страха уже не было, я понимала, что надо торопиться. Пришлось прибавить темп. Тут я и сдулась в самом не подходящем месте. Пришлось остановиться, что бы восстановить дыхание. Мне очень не хотелось задерживать группу, но оказалось, что быстрее мог идти только Дима, Рауль отстал, а Казаков шел все время позади меня и подбадривал фразами типа: “Добро пожаловать в бутылку, где-то здесь лежит Хрищатый,”(очень ободряет!) или ”Да, ты не торопись, отдышись, нам тоже нелегко.” А, солнышко неумолимо ползло вверх и мне очень сильно хотелось поскорее попасть в более-менее безопасное место. Я упиралась как могла и всю дорогу читала “Отче наш.”

Наконец-то долгожданный поворот и короткий отдых, вышли на связь. В очередной раз подняла голову, что бы полюбоваться открывшимся пейзажем и увидела палатки второго лагеря. Ура! Но, как же долго надо было до них ползти! Очевидно сказывалась высота, и я просто засыпала на ходу. Не могу сказать, что совсем не было сил, но мне стало значительно легче когда на встречу спустился Дима (ему высота давалась особенно хорошо) и помог донести рюкзак.

Спать хотелось ужасно, но я держалась. Как могла помогала мужикам в установке лагеря – подносила вещи и не путалась под ногами. К тому времени солнце начало печь во всю, на небе ни облачка и нас совсем разморило от жары. Рухнули спать. И, только Дима, не поддаваясь сну, шарашился по соседям, которых на 5300 было в изобилии. К вечеру самочувствие улучшилось, даже захотелось полюбоваться открывшимся видом на Победу и поесть. Ночь прошла отлично. Спала, как дома и видела сладкий сон – будто прилетел на вертолете Маратик и привез огромную банку клубничного джема!

Следующий день был таким же ясным. Мы дождались солнышка и почапали в третий лагерь под перемычку на 5800. Переход был не длительным, тропа отличная, самочувствие прекрасное. По дороге встречались клиенты из нашего лагеря. При виде меня их мордочки забавно вытягивались от удивления, затем они ошалело спрашивали, что будет сегодня на обед. Я радостно показывала им фигушки и говорила, что нахожусь в отпуске, отдыхаю!

В тот день под перемычкой собралось очень много групп. Все копали пещеры для ночевки. Наш добрый начальник тоже занялся этим увлекательным процессом, а меня и Диму отпустил прогуляться чуть выше, сколько хватит сил. Все нормальные люди, конечно, остались в лагере и с удивлением смотрели на наши движения (особенно на мои). Один американец (звали его Гарт) даже спросил: “Вы еще хотите погулять?” Я гордо ответила “да”, и мы полезли на перемычку. Это еще метров 50 вверх с уклоном примерно 75градусов. Половина подъема по перилам, другая в свободном полете.

Первым вылез Димон и скинул мне веревку для страховки. Но я, видимо, совсем отупела от счастья и не стала пристегиваться, хотя кто-то мне что-то про это кричал аж из лагеря. Наивный Дима думал, что я пристегнулась и как дернет за веревочку, так с перемычки чуть и не улетел. Я же в это время старательно махала ледорубом и всеми когтями. Лезла долго, так что мой напарник успел подготовить эмоциональную речь. Но, мы не подрались, а пошли дальше. Хватило меня еще минут на 20 и я повернула обратно. Дима пошел выше.

На спуске я устроило настоящее шоу. Вся перемычка гадала - дойду я или долечу? Удар ледорубом, правая нога, левая и лицом в снег на несколько секунд. Это был мой первый не тренировочный спуск по льду без страховки и “под кайфом” (да еще в ботинках на 5 размеров больше). Внизу под веревкой сидел Гард, наверное собирался меня ловить в случае срыва. Когда я спустилась, вся публика в лагере зааплодировала! Да, я и сама была счастлива, что вернулась живая с этой прогулки. Гард помог мне подняться и участливо сказал:,, Кажется, вы погуляли больше, чем хотели.” По дороге к своим меня все угощали чаем и кофе, хлопали по спине и шутили.

Через час я совсем оклемалась и почувствовала нешуточный голод (еще бы, не есть толком двое суток). Приготовили супчик, поели и стали собираться вниз.

Во втором лагере встретили группу Грекова, в которой была и наша Наташа Гатаулина (восходительница!). Все палатки были уже заняты и Казаков принял решение спускаться в базовый лагерь.

Как всегда, не обошлось без приключений! Перед поворотом в бутылку у меня сломалась одна кошка, к тому же я отдала свои хорошие палочки Наташе и шла вниз со сломанными. Ходьбой этот бег с препятствиями назвать было трудно. Мы неслись, как угорелые подальше из опасного места. Успокоились только в первом лагере и тихонько двинули домой.

счастливые и голодные вернулись с акклиматизации

Постепенно темнело. Нам повезло наблюдать, как ночь сменяет день. Мы в центре ледника – одинокие, усталые путники, слева от нас ночь, месяц и звезды, справа – алый закат дня в проеме горных хребтов. Казалось, что этому фантастическому пути нет конца. Но, несмотря на сказочную красоту, всем так хотелось поскорее увидеть огоньки нашего лагеря. Последний рывок и мы дома!

Конечно, нас ждали. Соседи уже растопили баньку, а на кухне приготовили много-много чая и клубничного ждема!

смена закончилась - пора домой

Через день за нашей сменой прилетел вертолет. Весь переезд с ледника до дома занял всего 10 часов. Нам повезло, в Ак-Коле были спасатели, которые любезно подвезли нас до города. А, по дороге домой у меня уже началась ностальгия по леднику.

Закончилось мое самое высокогорное приключение. Конечно, я рассказала не обо всем, что происходило в нашем лагере, и не обо всех людях, которые там жили. Может быть кто-то еще напишет о том, как отмечали день рождения Натали, как искали цветы на морене, как турецкие парни хором пели песни, а поляки по русски рассказывали анекдоты.

А напоследок я скажу: идите все в горы и вы станете сами собой, узнаете кто вам друг, а кто не то что бы, и много-много других интересных вещей обо всем на свете!

 


Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999- Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100