Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

"Горы в фотографиях" - это любительские и профессиональные фотографии гор, восхождений, походов. Регулярное обновление.
Горы мира > Западная Европа >

Пишите в ФОРУМ на Mountain.RU

Автор: Дмитрий Шаповалов, Украина

 

Самый легкий маршрут на top of Germany

 

ВСТУПЛЕНИЕ

"А что это у Вас такое круглое в рюкзаке?" - "Кружка!" - "А не могли бы Вы ее достать?" - "Пожалуйста". Раннее утро, аэропорт Гамбурга, разговор на рентген-контроле багажа. Достаются многочисленные пакеты с едой, железом, шмотками, наконец, кружка. Покрутив ее в руках, все-таки просят разбирать рюкзак дальше. Все 90 литров снаряги аккуратно кучками разложены снаружи. Доходим до газового баллона.

- Что это?
- Баллон.

Внимательно рассматривают, зовут полицая. Я попал...

- Баллоны с газом провозить нельзя.
- Неужели? Я всегда вожу газовые баллоны самолетами - и никаких проблем никогда не было.
- ???… Нет, нашей авиакомпанией баллоны везти нельзя.
- ???… И что мне с ним делать? Могу я его выкинуть?
- Нет, выкинуть нельзя. Вы приехали на машине? У Вас есть
сопровождающие?
- Нет, - говорю глупость.
- Не могли бы предъявить ваши документы? - просит полицай. Да-а… Штрафанут евр на 100 и занесут в черный список.
-
А есть ли здесь почта? Я отправлю его себе домой по почте!

Подумали, соглашаются. Заталкиваю баллон в карман и быстро смываюсь. Если выкину в мусорную урну - потом все равно обнаружат, еще подумают, что бомба, террористы, аэропорт заминирован - не подходит. Спрятать бы его где-нибудь снаружи, чтобы никто никогда не нашел - нет, кругом один асфальт: дороги, стоянки, хоть бы кусты какие-нибудь были... С такими мыслями выхожу к почте.

- Вот это можно отправить? - грустно катнул баллон в окошко.

- Да, конечно! - ответили с необыкновенной готовностью. Видно, что я не первый. Теперь придется поискать газ на месте.

Мужики на рентгене искренне удивились, увидев меня опять. ”Отправил почтой”, - растянул улыбку до ушей. Не знаю, поверили ли они – наверное, подумали, что где-то спрятал.

На весовом контроле проблем не предвиделось - легкий рюкзак, еды всего на 3 дня, железа почти нет, от силы килограмм 15. И правда, все прошло быстро, хотя весы показали 30 кг. Всегда приятно, когда 30 несешь, как 15.

Два часа спустя я уже в Мюнхене - на центральном ж/д вокзале. Дима, напарник, ждет на платформе. “Порвем эти чертовы горы нафиг к такой-то матери!” – звучит приветствие. “Главное – вовремя остановиться, а то дойдем аж до Средиземного моря и в понедельник на работу вернуться не успеем!” – ответное.

ПЛАНЫ

Постоянное сидение за компьютером ни к чему хорошему привести не могло, с этим надо было решительно бороться. Сначала была простая идея - заломиться куда-нибудь подальше, а там залезть повыше. Несложное технически восхождение (не было снаряги и времени на разминку), которое вставило бы так, чтобы до самого лета никуда идти не захотелось. Значит, идем на Цугшпитце, на самую высокую гору Германии. Длинные подходы (20км) по безлюдному ущелью, более 2км набора высоты, а последние 300м до вершины – скалы. Кроме того, на дворе - март, в городах уже тепло, но в горах снег пока и не думал таять, летняя шара еще не пришла. А еще я никогда до этого не был в Альпах.

Побробнее маршрут выглядел так: от Гармиш-Пантенкирхена (707м) двигаемся вдоль реки Партнах до ее истоков, проходя через каньон Партнахкламм и по зажатому с двух сторон скальными хребтами ущелью Рейнталь. Оттуда поднимаемся в ледниковый цирк – на плато Цугшпитцплатт, а там остается последний рывок по скалам до вершины Цугшпитце, 2962м. Чем дальше, тем сложнее (интереснее). Летом – это набитая тропа, на которой стоят рефуджии (huette), где можно переночевать и купить поесть, а путь по скалам – клеттерштайг: закрепленный стальной трос и скобы для страховки. Летом можно обернуться за сутки, но не за день. Что нам предстоит сейчас, мы можем только прогнозировать, а это - дело неблагодарное.

Более короткий, но крутой маршрут через ущелье Холленталькламм обладает большим потенциалом преподносить сюрпризы: можно на гору не успеть зайти; дай бог, вовремя вернуться в Мюнхен. Да и судя по карте, на полпути будет большое безлесое наклонное плато, и там сейчас наверняка снега по пояс (см. фото).

 

ПОДХОДЫ

Поезд Мюнхен – Гармиш-Пантеркирхен отходит каждый час. Ехать дешевле в рабочий день. Поспешно разбираем снарягу и заглатываем обед - сырые сосиски с хлебом и морковкой. За окном стремительно меняется пейзаж - поросшие лесом холмы постепенно надвигаются, растут, мелькают на солнце скальными выходами, и вот уже поезд летит по узкой предгорной долине. Через 1час 20мин - Гармиш, выходим.

В городе почти нет снега, погода отличная, но гору видно плохо - вершина закрыта солнцем. Вход в ущелье реки Партнах находится перед старыми олимпийскими трамплинами в восточной части Гармиша. Легче всего туда идти по дорожке вдоль ж/д полотна на восток и перед склоном с трамплинами свернуть на юг, в проход между ближайшими холмами. Поблукав местными тупиковыми улочками, ломанулись напрямик к трамплинам и "огородами" вышли прямо на нужную дорогу. Далее еще полчаса на юг вдоль реки по асфальтовой дороге. Впереди встают в дымке белые от снега горы [wetterstein.jpg]. Если от реки никуда не подниматься, то после того как дорога уходит куда-то наверх, начинается тропа, на которой стоит будка, где "сшибают" деньги (1-2 евро/чел) за проход по дну очень живописного каньона, именуемого Partnachklamm. Вход в каньон - туннель в скале за дверью с решеткой. Ввиду опасности падения сосулек, все было закрыто. Обход по верху - обледенелая тропа со ступеньками и деревянными перилами, начинается слева по ходу (п/х) перед будкой. Тут в кроссовках не пройдешь. По мосту тропа сразу переходит на орог. левый берег реки, и далее мы шли только с этой стороны, нигде не сворачивая. Предлагаю дюльфернуть с моста метров 20 и пройти по низу, осмотреть чудо природы. "Ага, сразу по пояс в ледяную воду. Давай на обратном пути, все равно нам будет все пофиг", - резонно заметил Дима и пошел дальше. С трудом поспеваю за ним.

Вокруг на скалах - замерзшие водопады и водопадики, внизу - узкая щель каньона, вся в ледовых наростах. Несложно поскользнуться и уехать по снегу прямо туда. Навстречу пробежал здоровый дядька-абориген в мокрой от пота рубашке. Как оказалось - это был последний человек, которого мы сегодня видели.

Где-то через полчаса, сразу после крутого подъема тропа выходит на поляну с домиками (Sattler-Huette), там же она соединяется с тропой снизу - со дна каньона. Приятно идти по асфальтированной тропе. Сразу за домиками - дорога, по которой идем дальше на юго-запад - вверх по долине. Высоко поднимаемся и сильно отходим от реки, местами ответвляются другие, но не такие хоженые дороги - как вверх, так и вниз. Один раз мы на это попались - 10 минут спускались, а там оказался полный непроход. Сошлись на том, что упираться еще рано - до горы более 15км, надо беречь силы и ломанулись назад прямо вверх по склону.

Через час подходим вплотную к реке. Несмотря на сугробы вокруг, вода совсем не ледяная, пить можно помногу. В окружающих горах начинают преобладать скалы, они стоят все ближе и ближе, а лес жмется все ниже и ниже. Дорога заканчивается, и дальше идет только тропа. Если бы не цепочка одиноких следов, мы бы заблудились опять: лес негустой и снега уже сантиметров 20-30.

Переходим по мостику на правый берег. Там, где над лесом нависает впечатляющая скальная башня, отходит тропа на Оберрейнталь – наиболее подходящее место для серьезных скальных восхождений в районе Гармиша.

Вот и Bock-Huette – деревянный домик и несколько сараев неподалеку. Около 2.5 часов хода от предыдущей хаты. Все закрыто на замки, зато есть просторная деревянная веранда (человек на 6-8, если ночевать), стол и стулья. Идем дальше.

Вечереет. Необычно тихо. Вдали виден крутой подъем верхнего плато, рассеченный полосами скальных сбросов. Нахлынуло ощущение одиночества, природная дикость этих гор довлеет над нами. Они молча наблюдают за тем, что мы делаем. Инстинктивно хочется остановиться и замереть. Пустить горы внутрь себя, стать своим и почуствовать их поддержку. Открыть второе дыхание.

ОТРЫВ

Как и предполагали, через 2 часа вышли к следующей хате. Reintalanger Huette - большой трехэтажный дом. Опять все закрыто, внутрь не попасть. Рядом невысокий навес, там лежит пара сухих листов фанеры, поместятся 4-5 человек. На стене дома прибит щит, где написано, что с целью уменьшения лавинной опасности в верхнем цирке Цугшпитце время от времени проводят искусственный подрыв склонов, вызывающий сход избыточных масс снега. Спасибо за предупреждение, мы как раз туда и идем. Вот вдруг если сейчас там наверху какой-нибудь по-немецки исполнительный работник собирается почистить склоны от лишнего снега. На его месте, я бы это делал именно ночью, потому что днем внизу могут изредка проходить люди, а ночью, по нормальной логике, люди тут не ходят совсем.

На часах около 8-ми. Смеркается. Судя по нашему темпу, да по такой тропе до следующей хаты - Knorrhuette мы дойдем опять через 2 часа. Правда, предстоит 400м подъема – до 2060. Решаем сейчас хорошо перекусить и двигать дальше в темноте. Ночевать будем в Knorrhuette, если она открыта, или где-нибудь рядом. Судя по трем пройденным хатам, место всегда найдется. Если ночевать здесь, то завтра придется делать то, что можно было бы пройти сегодня. А кто знает, что там наверху? Всегда хочется иметь запас времени на решение неожиданных проблем. Про это еще Кутузов говорил.

Отдохнули, пошли. Тропа, точнее - следы в снегу, теперь почему-то петляет, раздваивается, пропадает. Наверное, лыжники сверху ехали. Идем по следам по орог. левому борту долины. Сначала через лес, потом он заканчивается (сказывается высота), траверсируем засыпанные снегом сыпухи, между которыми иногда растут мелкие березки или жереб (хвойный стланник). Фонари можно не включать, вблизи все видно и без них. Впереди темнеют несколько 10-20м скальных сбросов, которые нужно хитро обойти: сначала как бы слева, но в конце выходить направо. Постоянно сверяюсь с картой, но иду по следам, общее направление движения - в лоб. Тяжело поднимаемся, склон все круче, а снег - глубже. Обходим слева один сброс, за ним стоит второй, еще выше. Следы, постепенно поднимаясь, идут под ним, но над самым обрывом первого сброса. Черт, совсем не видно куда дальше идти. А вдруг это не следы людей, вдруг это снег катился или птички разные нехорошие гуляли? Больно круто тут для тропы - можно идти только боком и на три такта с ледорубом, тщательно ставя ноги. Дима выходит вперед, траверсируя вправо 45-ти градусный снег.

- Что там наверху? Есть проход?

- Вроде есть, надо еще выше подняться, там виднее.

- А следы откуда идут?

- Откуда-то сверху и прямо вниз с обрыва.

Поминаю про себя фрирайдеров, которые развлечения ради решили прыгнуть с 20-ти метрового сброса прямо на елки.

- Какой там снег?

- Паршивенький здесь снег, не пробивается ботинками, со льдом.

Этот "паршивенький" снег, под которым был то лед, то вода, то гладкие плиты, то самого снега почти не было, или он ехал под ногами - сопровождал нас до самого конца восхождения. Нервно посмеиваясь, часто вспоминали "последние фразы альпинистов, которых никто уже не услышал" - про страховку, которая готова, но лучше не нагружать, ну и про паршивенький снег...

- Возвращайся сюда, давай оденем кошки, а то весь снег так ботинками измочалим, что назад дороги не будет, уедем с обрыва при первой ошибке.

Под самой скалой снег немного осел, можно по очереди поставить рюкзак, достать кошки, надеть рюкзак, и только потом медленно, не дергаясь, одеть кошки. Второй в это время стоит рядом, вбив ледоруб в снег, и светит фонариком - ровного места почти нет.

Дима аккуратно вбивает кошки в лед, делает ступени. Я за ним. Немного траверса, а потом прямо вверх. Между плитами сброса есть проход по снежному кулуару. Это видно только Диме, я уже экономлю батареи и вижу только его ноги. Все круче и круче - 60, 70 градусов, но снег держит хорошо, под ним ведь лед. Первый доходит до стланника, растущего на самом верху кулуара. Долго стоит на ветках, раскачивается и потом рывком уходит выше и подальше, чтобы не спустить снег. Вскоре кричит, что там все хорошо - не так круто, и вроде больше нет сбросов.

Подхожу к перешейку, становлюсь на ветки, держусь тоже за них. Передо мной снежная стена до головы - после Димы все съехало. Пытаюсь воткнуть ледоруб подальше - почти не держит в мягком снегу. Пытаюсь сделать ступеньку для ноги и нагрузить ее - сползаю обратно на ветки. И так несколько раз. Ход в снегу выкопаю - так если поеду оттуда, то уже не остановлюсь. Отдышался, подумал, что делать. Попробую. Раскачался на ветках, загнал ледоруб повыше, закинул левую ногу вбок как можно дальше и, перенеся нагрузку на нее, выжался. Потом сразу же, закинув подальше правую ногу, выскочил наверх. И быстро-быстро прочь от этой воронки.

Сели перекусить. За перегибом склона, на юго-западе, видно высокий хребет. На самом верху гребня светится фонарь, нижнюю часть заслоняют ближние снежные склоны. Слева хребет закрыт ближней горой. Наверное, где-то за ней и наша гора - Цугшпитце. Поднимемся выше - увидим. Посмотрел на карту. Над искомой Кнорхютте на хребте нарисован домик. Видно это оттуда светит. Значит, под ним наша хата. Туда и идем. Только сначала надо набрать высоту, чтобы обойти сверху все предполагаемые обрывы.

Тем временем из Австрии появилась луна, можно гасить фонари. На часах - скоро полночь. Медленно, рывками, по колено и больше проваливаясь в сугробы, идем вверх по снежным полям. Жереб пропал совсем, появились следы лыж. Иногда по ним легче идти - снег немного утрамбован. Дима отстает. Становится видно основание хребта и огни внизу прямо под светом на гребне. Ура! Это наша хата. Ну, мы и блуканули. Туда ведь еще идти и идти. Доходим до какого-то крутяка, его надо обходить, обходим. Глубоко внизу на снегу видны следы – похоже на дорогу. Дорога упирается в какие–то строения; судя по всему, это нижняя станция лыжного подъемника. Как туда попасть? Проще всего в лоб – сначала быстро спуститься, а потом сдохнуть на подъеме по сугробам. Нет, лучше продолжать агонию – траверсировать не теряя высоты. На деле получилось нечто среднее, и в 3 часа ночи первый выхожу к домикам. Дима пока далеко, но даже в неярком свете луны видно, что его уже ничем не остановишь.

Столы и лавки. Днем тут ресторан для лыжников, сейчас все закрыто. Если не будет вариантов лучше - на столах не замерзнем, всего -10С. Далее: ангар конечной станции подъемника, крыша над головой. Сюда можно затащить лавки; дует всего с одной стороны. О! А здесь открыто. И даже есть свет [workshop.jpg]. Инструмент, трос, запчасти. В электрочайнике - остатки воды; пью прямо из горла. Тьфу, какая гадость. А газа у нас нет, ведь как увидели горы - про магазины забыли напрочь. Заходит Дима. "Я думаю, что сегодня дальше идти не стоит. Давай здесь падать".

Закинули в кипяток гречку, подождали, закусили морковкой. Устроились на лавках. Все болит. Ноги сводит. Не поворочаешься. А завтра еще хуже будет. Кто знает, куда это мы зашли, кажется, что совсем не туда, куда думаем. А все из-за того, что наши мозги иногда переключаются в режим пониженного энергопотребления. 4a.m. Отбой.

ОТРЫВ-2

В 7 утра спать уже не хочется. Все болит. Погода отличная. Да-а-а... Прямо над нами - вершина Цугшпитце. Станции канатки, окна ресторанов, а немного правее, на отдельной скале - вершинный крест. Далеко внизу стоит одинокий домик - Кнорхютте. А мы на 500м выше. Посередине верхнего плато. Какое-то оно маленькое. "Ну, вы и нажрались вчера, товарищ Тихонов", - вспоминаю старый анекдот про Штирлица.

К 8-ми видим в окно, как сверху уже съезжают на лыжах. Заходит здоровый мужик. Сильно удивляется. "Вы что - из Австрии пришли? Вчера после обеда?" - "Нет, сегодня в 3 ночи". Видно, что он нам не верит, но не подает вида. Гораздо проше считать, что мы пришли вчера после его смены и не морочить себе голову. "А вы откуда?" "Я из Мюнхена, он из Киля. А вообще, мы русские", - шутит Дима. "А, понятно", - улыбается мужик. Типичный немецкий стереотип. Нам еще по бутылке в руку, для полноты картины. А еще здесь русской мафией детей пугают.

Выходим на улицу. Тетя из ресторана предлагает чая и расспрашивает, откуда идем и куда. "На Цугшпитце? А туда идти запрещено: лавинная опасность. Вы лучше дойдите до канатки, и на ней спокойно доедете до вершины". "Спасибо за предупреждение", - вежливо отвечаем мы и уходим наверх.

9часов. Все работает, рестораны открыты, сверху валят люди. Иногда останавливаются, смотрят на нас. "Откуда вы, ребята, и куда идете?". "Из Киля. Еще и дня не прошло, как за 1000км отсюда плевал с моста в Балтийское море". "Круто", - искренно удивляются лыжники. Среди них, мы, медленно поднимающиеся под рюкзаками с ледорубами в руках по самому краю укатанной ратраками трассы, похожи на двух работяг-сантехников, идущих чинить туалет в одном из корпусов какого-нибудь крымского санатория.

Час подъема - и я на верху трассы, у станции канатки. Отсюда уже можно начинать подъем прямо на гору. Скальные сбросы и снежные поля. Ни тропы, ни клеттерштайга не наблюдается. Снег глубокий и влажный. Лавинная опасность явно ненулевая. Т.е. в лоб по снегу не пойдем. Нужно как-нибудь подойти к скалам, там снег не такой глубокий и вероятность поехать невелика. Потом выйти на гребень - и прямо по нему на вершину. Если летом тут полная шара, то и гребень, наверное, широкий, как автобан. Прямо на склоне горы стоит большой отель. Выше него зигзагом идут лавинные заграждения. Почти до самых скал. Если подняться на крышу отеля, там спуститься на снег и идти вдоль заграждений, то опасность создать лавину минимальна. Так и пойдем.

Снимаю майку, загораю. Дима еще поднимается. Выхожу к краю трассы. Стоит в 100м ниже. Отдыхает, привалившись на палки.

- Камараду - капут, - рядом со мной останавливается мужик.

- Нет, не надо усугублять, никай еще не капут, - защищаю.

- Больно медленно он идет. Не дойдет до верха, - искренне переживает дядька.

- Просто он еще не проснулся, вчера поздно на стоянку пришли. Но вы за него не бойтесь, он тренированный.

Тем временем Дима начинает решительно двигаться дальше.

- Успехов вам, - улыбается дядька и катит вниз.

Отдыхаем, потом надеваем кошки и системы. Медленно идем к отелю - прямо под ним. 70-100 метров перепада. Нижняя часть склона сильно укатана ратраками, для того, чтобы поехавший сверху снег не захватывал нижние и боковые массы, поэтому лавина останется небольшой и не дойдет до лыжных трасс.

С ужасным скрежетом кошек поднимаемся на террасу. Там небольшая станция канатки к началу лыжных трасс. Люди собираются идти кататься. Подходит мужик из персонала. Подозрительно так смотрит.

- Есть ли тут проход наверх?

- Наверх, на гору - verboten. Лавины.

- Да мы не на гору, мы так себе - посмотреть на виды пришли, - демонстративно разглядываю окрестности через видоискатель камеры. Кошки и системы - отнюдь не доказательство наших вершинных устремлений.

- Давайте, смотрите - и вниз, - стоит рядом, не отходит.

- Хорошо, щас, щас... А можно поднятся на верхний этаж? - двигаем к двери внутрь дома.

- Нет, вниз, вниз - преграждает путь.

- Ок, идем, идем...- спускаемся обратно на снег. Мужик садится в вагончик канатки, он его оператор, и уезжает вниз.

Быстро огибаем отель и по сугробам вдоль его стены изо всех сил ломим вертикально вверх до скал. Жжет горло, бешено колотится сердце. Дима замечает начало клеттерштайга, цепляемся к нему. Впереди - траверс 30град. бараньих лбов, перемежающихся сугробами до начала лавинных заграждений. В 20-ти метрах ниже - крыша отеля. Метров через 10 трос пропадает, уходит глубоко под снег, дальше его не видно. Достаем веревку, связываемся, первая станция - за трос. Аккуратно траверсирую плиты, на них тает снег. Цепляю оттяжку за рельс, торчащий из-под снега, потом – за другой. Urban climbing какой-то. Перелезть через 5-тиэтажный дом по стене – перевал 3А к.с.

На крыше под нами появляется знакомый мужик с террасы. Машет руками, что-то говорит - не слышим и не обращаем внимания, не время отвлекаться. Потом недолго наблюдает и уходит. Если дойдем, то наверху нас будет ждать наряд полиции. Бесплатно спустят на канатке в Гармиш.

До длинных уходящих вверх заграждений - 2 веревки. Страховка за опоры одиночных щитов над отелем, а потом - на всю веревку по 45град снегу до основного заграждения. Далее - подъем с внутренней стороны, там снега меньше, от "по колено" до "по пояс", крутизна меняется: 30 - 60град. Местами снег едет под ногами. Болтов для вщелкимания промежуточных оттяжек хватает. Через 1.5 веревки, на перегибе линии щитов надо перелезть через них и дальше идти по другой стороне. Снег глубже - от метра и выше. Идем одновременно. От последнего щита нужно траверсировать вправо п/х снежный перешеек до скал, где торчит стальной штырь, подходящий для станции. Полная веревка без промежуточных точек. Снега мало, он тает; преобладает тонкая ледовая корка на немного наклонных плитах. Хорошо, что мы в кошках.

Далее полверевки прямо вверх по широкому снежному кулуару (30-50град) до скальной полки. Там есть закрепленные старые тросы. Под снегом мелкая и живая сыпуха.

Теперь на гребень есть два пути в обход большого скального жандарма. Если обходить справа, то по покрытой снегом сыпухе вдоль скалы всего веревка хода до седловины. Мы этого не знали. Станция - стальной штырь - прямо под жандармом, но дальше ничего такого нет. Надо выходить на всю веревку или ложить промежутки, которых у нас не было. Поэтому мы обходили жандарм слева. 2 веревки до гребня, и еще 1.5 по нему до соединения с вышеописанным путем. По пути стояли 2 лавинных щита - надежная страховка. Первая веревка - обход жандарма и далее прямо вверх по снегу глубиной до метра, 40-50град. Станция на верхнем щите. Вторая веревка - продолжение подъема по снегу вверх до гребня. На гребне с нашей, юго-восточной стороны был твердый, не развалишь, полутораметровый карниз. Загоняешь ледоруб подальше и запрыгиваешь грудью, как на коня.

Когда огибали жандарм, совсем друг друга не слышали. Даже "кретина глухого". Выбираешь веревку по слабине. А голоса лыжников в 200м ниже, на станции подъемника – отлично. Наверное, и они нас хорошо слышали и видели. Мы теперь чем-то похожи на футболистов во время ответственного матча. Команды, не жалея себя, бьются за очко.

Дима первый вылез на гребень. "Что там?" - "Ничего...". Хм, интересно. Действительно, ничего. Ничего хорошего. Вверх-вниз, вверх-вниз. Скалы и снег. По самому верху никак не пройдешь. Местами - только траверс по снегу сбоку гребня, а на ледоруб снега не будет совсем - под руками сыпуха.

Северо-западные склоны становятся все круче и круче, и сотней метров ниже все обрывается километровой стеной в Австрию. Срываться в эту сторону не рекомендуется. Сторона, по которой мы поднимались, тоже ничем не радует.

Задул ветер; сразу вспомнили, что мы все еще в одних майках. Вокруг постоянно летают вороны и каркают, каркают... Видно у них тут гнездо.

"Держи, пойду посмотрю, что тут за перегибом". Невдалеке из пупыря торчал штырь. Хорошая станция. Медленно подхожу боком, местами снег как зерно - перекристаллизовался и сыпется. На другой стороне склона снег хоть и мокрый, но липкий. Ледоруб можно вогнать только на пол-ножки (глубже – камни), а где еще хуже – сразу клювом в сыпуху. Дошел до штыря. Шатается. Потянул. Тяжелый. Вытащил. Засунул обратно. Прошел немного подальше, перевалил на другую сторону, вогнал ледоруб. "Страховка готова! Давай так: если идущий срывается с одной стороны гребня, то страхующий падает на другую, чтобы вместе не улететь!" - "Понял! Иду!"

Следующая веревка - спуск на седловину до малого жандарма. Страховка - обойти вокруг него. Далее самое неприятное место: обход справа п/х большого жандарма. 10 метров от "станции" - и в небольшом снежном кулуаре торчит штырь с дыркой. Поднимаюсь к нему. Кошки едут, быстро налипший снег сильно мешает. Дотягиваюсь клювом ледоруба до дырки, подтягиваюсь сам, вщелкиваю оттяжку. Решаю траверсировать налево и вверх 3-4м по полке шириной сантиметров 15. В конце ее еще один надежный железный штырь. Руками взяться не за что, хотя скалы совсем не гладкие: вынимаю куски породы один за другим. Нависания нет, но идти надо боком, и 15кг рюкзак сильно тянет назад. Кое-как вылезаю наверх. В 3-х метрах впереди сидит очередная ворона. Принимаю Диму с верхней страховкой. "Как ты тут смог пролезть?"

Жандарм пройден. Машу руками проходящим вагончикам канатки. Заметно, как сильно они накрениваются, когда все 20 человек подходят к одному окну, чтобы посмотреть на нас. Приятно почувствовать себя героем. "...I can fly so high, I can fall so deep...a litlle green man with a bla-bla-bla on his back..." ((C) Guano Apes) Привет туристам!

Далее несколько (3-5) одинаковых веревок траверса преимущественно по верху гребня, иногда сбоку, если наверху нет места для ног. Становится легче – снега достаточно много и он плотный, можно даже идти одновременно, но мы продолжаем страховать друг друга, имея в виду, в какую сторону прыгать при срыве напарника. Гребень расширяется, хоть палатку ставь. Слева п/х – карнизы. Справа в 10м ниже остается небольшой кирпичный сарайчик (закрыт). Около него на гребень выходит “летний” клеттерштайг и сразу же пропадает в снегу. В 50-ти метрах внизу слева - заброшенная станция канатки в Австрию. Перед выходом к антеннам ретранслятора узкое место - высокий снежный карниз переходит с одной стороны гребня на другую.

Дима аккуратно проходит по верху. Заметно как его шатает от усталости. От антенн к строениям на вершине тянется куча проводов, кабель и старый знакомый - трос клеттерштайга. Под ногами сильно обледенелый снег.

Остается пройти небольшой жандарм. Обходить крутовато - вокруг 45град. лед. Провода же поднимаются прямо в лоб. Дима тоже решил не сворачивать и полез по ним в кошках. Плохо дело - наступает пофигизм, пора закругляться. Выходим к вершинным строениям. Садимся, молча съедаем шоколадку. Вниз уходит вагончик. Видно, что он - последний. На часах – 7.

Поднимаемся на смотровую площадку. Пусто, людей нет. Заходит солнце. Вершина представляет собой отдельную скалу с крестом. Спуск к ней - на противоположном конце площадки.

Забитая доверху снегом лестница огибает ресторан и спускается на небольшую седловину. Спускаемся и мы, привязывая к ограде веревку. По пути заметная табличка: “если вы пойдете дальше, и с вами там что-то случится, то это не входит в сферу покрытия вашей обычной медстраховки”. Такие надписи сильно холодят очко обывателям, поднявшимся наверх на канатке, и дают повод как следует выпить после ‘покорения вершины’ в дорогущем ресторане рядом. Все продумано до мелочей.

А вот и мы, наконец-то, на самом верху. Колбасит...

РАСПЛАТА

Солнце уже зашло. Ощутимо холодно. Быстро возвращаемся назад. Ищем место для ночлега - дергаем все двери подряд, дверей 10-15. Открыта только одна: подсобка канатки. Посередине стоит большой мотор, в углу – стул. Нестерпимый запах масла. Разве что пересидеть ночь по очереди, т.к. после такого пола спальники можно выкидывать. На нижней террасе есть лавки и столы: перевернув их, можно укрыться от ветра.

Австрийская часть закрыта напрочь. Но там из трубы поднимается подозрительный дымок. Наверху башни с кучей антенн светятся 2 маленьких окошка. Подлезаю к ним по пожарным лестницам. Первое: пустая комната с кроватью. Второе: сидит мужик и говорит по телефону. Стучу. Мужик отмахивается, даже не повернувшись. Видимо ночные клаймеры его уже достали. Жду немного, стучу опять, настойчивее. Знаками показываю: как закончит говорить, пусть спускается вниз. Через 10 минут открывает дверь. Просим пустить переночевать где-нибудь: на полу ли, на лавках, но внутри. "Ok, go with me". Рассказывает, что он работник метеостанции, что он очень занят, ich muess arbeiten, что ему нельзя отлучаться с рабочего места и т.д. Хотите с ним пообщаться - звоните по круглосуточному справочному телефону "прогноз погоды в районе Цугшпитце". Ведет куда-то вниз, потом еще этажом ниже, далее по длинному туннелю в скале. Повороты, двери, разветвления. Wolfenstein 3D. Назад сами уже не выберемся. Приводит в концеренц-зал: ряды стульев, плакаты, доходчиво разъясняющие, как круто побывать здесь, на Цугшпитце. Передает нас тетечке в халате и с большой собакой. Она зачем-то просит наши паспорта. Наверное, чтобы не надебоширили, хотя реальную причину мы узнали следующим утром.

Разбираем вещи, пытаемся расслабиться, поздравляем друг друга с горой. Съедаем пару банок tunfisch с традиционной морковкой. Осматриваем апартаменты: опять плакаты, детали старых канаток, магазины с сувенирами, рестораны. Входы к вагончикам канатки оборудованы турникетами, с отверстиями для компостирования билетов, это не родное Азау. Проехаться туда и назад стоит 34 евро. Про поездку в один конец ничего не написано. Это обнадеживает. Вдруг получится проехаться на шару. Возвращаться "как пришли" совсем не хочется. Своими следами раздолбали единственный проход по гребню, там теперь такое месиво, кошки держать не будут, понимаете ли. В лоб на верхнее плато спуститься не получится – в самом конце - скальные сбросы, а станцию для дюльфера делать не из чего. Хотелось бы спуститься по-быстрому, успеть пройтись по Мюнхену - ведь послезавтра поезд домой. У Димы свои мысли по этому поводу, но выводы у нас одинаковые. Альпы расслабляют. Вертолет, который через 10 минут после звонка забирает ленивых восходителей (а наших – еще и бесплатно) с вершины Монблана и так далее…

В семь утра появляются первые работники канатки. Относим рюкзаки к вагончику. Какой-то мужик предлагает заходить внутрь - сейчас поедем.

- Минутку, сейчас сбегаем за своими паспортами.

- Ваши паспорта уже внизу.

- ???

- Спросите в кассе.

Все предопределено. Мы не первые борцы с системой. Несколько раз ее успешно прогибали, теперь же она нас настигла. Летом таких умников человек по 20-40 каждый день по клеттерштайгу вылазит. 20 евро за билет в один конец, включая оплаченный проезд до Гармиша в качестве бонуса, от которого мы безуспешно пытались отказаться.

Тем не менее, полуторакилометровая северная стена впечатляет. Ступени, отколы, камины, ледовые кулуары, зеркала - очень разнообразный рельеф.

Долго ждали автобус. Потом спали в поезде. Потом спали в метро. Потом осмотр Мюнхена в японском стиле: 4 часа на 5 знаменитых музеев (2 я не нашел, в одном отсутствовала экспозиция, так что времени почти хватило). Потом ужин с друзьями: по кастрюле салата и плова на каждого, большое им спасибо за помощь.

5 утра. В столовой общаги все еще продолжается пьянка у каких-то испанцев. Дима пытается подарить мне лыжи - их тут навалом, под каждой кроватью валяются по 2-3 пары. Опоздали на метро, на вокзал вбегаем за 3 минуты до отправления поезда. До Киля ехать весь день, 5 пересадок. Хорошо, что первая будет в обед: можно поспать. Нет, нельзя: ремонт путей, на полпути надо пересесть в автобус, а потом на дополнительный поезд. В Геттингене какие-то русские просят подвинуть рюкзак, но, несмотря на мои "конечно, пожалуйста", упорно продолжают говорить по-немецки…

P.S. Из всех карт района, виденных после в магазинах Гармиша, не врет только изданная Deutsche Alpenverein.

 


Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999- Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100