Добро пожаловать !
Войти в Клуб Mountain.RU


Всего отзывов: 0 (оставить отзыв)


Автор: Михаил Фомин, Киев
Фото из архива команды


Итоги 2021 года
По версии Mountain.RU
Восхождение года

Аннапурна III. Юго-восточное ребро

От редакции: В конце октября-начале ноября 2021 (22 октября старт в десять вечера - 6 ноября вершина - 9 ноября Катманду), за 18 дней, Миша Фомин, Никита Балабанов и Слава Полежайко прошли ещё одну «последнюю нерешенную большую проблему в Гималаях», а именно юго-восточное ребро Аннапурны III, 7555м.
В альпийском стиле естественно.
Сложность маршрута, названного Patience, M6, 6a, A3, 80-градусный лёд и 90-градусный снег.

В 1981 году бритты Ник Колтон, Стив Белл и Тим Лич предприняли попытку восхождения по юго-восточному ребру Аннапурны III. Развернулись с 6500 метров.
Следующие сорок лет, несмотря на попытки лучших альпинистов мира, 6500 так и останется максимальной высотой.
В 2016 Давид Лама, Хансйорг Ауэр и Алекс Блумель поднялись примерно на тот же уровень, но и они приняли решение спускаться по причине непогоды.

Первопроход украинской тройки получил большой отклик в специализированной прессе по всему миру, но если бы парни местные были, то к их возвращению в Шамони памятник Бальма и Паккару в бронзе уже перезалили бы.

Patience на Аннапурне III

© Фотография Давида Ламы

Пролог

“Наш самолет заходит на посадку в аэропорту города Катманду" - это объявление разбудило меня, и протерев глаза и выглянув в иллюминатор, я увидел знакомую, но каждый раз волнующую картину утренних Гималаев. Внимание привлекла красивая гора с явно выделяющимся гигантским контрфорсом, слегка похожим на Walker spur на Grandes Jorasses. Я ее сфоткал на скорую руку и после посадки показываю нашему "краеведу": «Смотри какое ребро красивое, вот бы залезть как-то». На что Никитос, привычный к моему склерозу, невозмутимо сообщил мне, что буквально через пару недель мы этим ребром вплотную займемся, я оказывается наш будущий маршрут на Аннапурну 3 не признал спросонья.

В этот момент внутреннее ощущение, что в этом году мы таки залезем, которое давно тихо зрело внутри, окрепло, и уже никуда не девалось до самой вершины и спуска с нее.
В общем удивительно, но это стало реальностью. Два года назад, спустившись в базу и ожидая вертолета после неудачной попытки, мы втроем решили, что этот маршрут точно заслуживает еще одного подхода. Но все понимали, что жизнь штука непредсказуемая, и как оно сложится в реальности, загадывать непросто.
В итоге 2020 год по непредсказуемости побил все прогнозы, но в 2021 чудо произошло, и мы впервые в наших альпинистских карьерах вернулись второй раз к тому же объекту тем же составом...

Лирическое отступление про то, как все начиналось
Никита Балабанов: Летом 2017-го я сидел на лужайке дома Маши Гордон в Шамони. Среди приглашенных гостей был Яник Грациани.
Пользуясь случаем, я расспрашивал его о прошлых экспедициях и об альпинизме в целом. Не уверен, помнит ли он, о чем мы вообще говорили, но среди прочего он сказал фразу, которая врезалась в память навсегда: "Всё возможно, если ты достаточно дерзок."

ЮВ ребро Аннапурны 3 было запримечено достаточно давно, ещё когда Ник Баллок писал о своей неудавшейся попытке с Мэтом Хелликером, но тогда этот объект казался за гранью реальности :)

Обычно все объекты мы выбираем командой, но кто-то в любом случае набрасывает т.с. шортлист. В конце 2018-го так получилось, что основные объекты на 2019 набрасывал я.
Прошедший сезон был не совсем удачный для нас. Миша и Слава слезли с Броуд Пика без попытки новой линии (хотя Миша сходил по классике), а я вернулся из поездки в Киргизию с Колином Хейли, где наш план пролезть Северную стену Хана тоже не сбылся (хотя я тоже сходил на вершину по классике за день и без использования перил на подъёме). Так что всем хотелось реального дела на высоте в следующем году.
Опыт разный у всех уже был, и вот, после слов Яника, я решил: блин, а почему нет. В переписке с Мишей о возможных объектах, а она у нас длится перманентно уже много лет, я упомянул А3.
Фразы, что я сошёл с ума, не последовало. Так я ещё больше укрепился в идее.

И вот, сидя на Мишиной кухне, параллельно с Чамлангом и ещё несколькими вершинами, я предложил А3.
Блеск в глазах всех участников безнадежного мероприятия. Решено - мы едем!

Конец лирического отступления от Никиты :)
Заброска

… Вертолет, мастерски управляемый Сабитом, лавировал в ущелье Сети Кхола между низких облаков, пытаясь пробиться к базовому лагерю под Аннапурной III. Чуда не произошло, и на 4200 мы уперлись в плотную облачность.
Быстрый вопрос пилота, мой быстрый утвердительный ответ, и мы садимся на леднике на первое попавшееся ровное место, прощаемся с Сабитом, и через минуту рев двигателей сменяется тишиной гор.
На часах у Славы с 2019 года сохранены координаты базового лагеря, и мы понимаем, что до него не только 400 метров перепада по высоте, но и немало по расстоянию. Все реагируют на сложившуюся ситуацию философски, понимая, что ближайшие два дня будем челночить грузы по леднику до базы, ведь это отличный способ акклиматизироваться!

Как правильно заметил Никита, во всех наших успешных экспедициях обычно все шло через *опу, так что это отличный знак! :) Кому как не ему было такое сказать, ведь это он за два дня до вылета в экспедицию надорвал связку на голеностопе во время вечерней пробежки.
Но опять же, на это его происшествие все трое среагировали абсолютно спокойно, до базы долетишь в шлепанцах, а там как-то впихнешь ногу в высотный ботинок, и он будет работать как лангета.
Лирическое отступление N2 от Никиты
Про порванную связку на голеностопе
Я живу недалеко от леса, поэтому в конце тренировочного цикла перед А3 я старался пользоваться любой возможностью, чтобы побегать в лесу и увеличить количество "аэробных" минут в своем недельном объеме.
Солнце уже практически село, когда я бежал по узкой просеке в сторону дома, перепрыгивая поваленные стволы деревьев.
Внезапно я почувствовал как моя нога во время очередного прыжка цепляется за ветку или что-то ещё. Падение и громкий хруст. Через полминуты моя лодыжка по размеру уже не сильно отличается от колена. Боюсь двигаться, вдруг перелом.
Проинспектировав ногу, понимаю, что могу двигаться и даже идти, как минимум, пока нога разогрета после бега.
Как потом выяснилось, перелома нет, но есть порваная связка, больше чем на половину своей ширины.
Множество мыслей роятся в эту ночь в моей голове: почему именно сейчас? Почему так несправедливо и после столького времени подготовки?
Как Миха и Слава поедут без меня? И вообще как я им это все скажу?

Немного спустя моя гематома выглядит значительно лучше, но все ещё не очень красиво. Хожу с трудом, но глупые мысли начинают посещать мою голову.
Трека на старте нет, есть вертолёт. Это значит у меня есть 3 дня дома, несколько дней в Катманду и Покхаре и затем несколько дней в базе, чтобы повосстанавливаться. А потом я засуну ногу в 8000-ный ботинок, закручу боа, и все будет терпимо. Тем более я недавно вернулся с работы на Ленина, и в теории могу даже пропустить первый акклиматизационный выход.
С этим разговором звоню Мише. Вначале он немного ошарашен новостью о ноге, но затем, выслушав и обдумав, поддерживает мою идею.
Так вчера я был жалким неудачником, а сегодня снова в деле! И в экспедициях так все время :)

Конец лирического отступления от Никиты )


Как и ожидалось, следующие два дня мы работали портерами, и в итоге поставили базу точно в том же месте, что и в 2019 году (даже камни для растяжки шатра стояли кругом в том же положении, в котором мы их оставили 2 года назад, снимая базу.

Наш базовый лагерь

Круговая панорама района

Акклиматизация

Дальше началась рутина, акклиматизация по той схеме, что мы придумали в экспедиции 2019 года. Глобально: первый выход на гребень между Аннапурной III и Аннапурной IV (5800-6000м), второй - на Аннапурну IV с двумя ночевками в районе 7000м. Все наши предшественники не рассматривали Аннапурну IV в качестве объекта для акклиматизации скорее всего из-за короткого, но сложного скального барьера, который нужно было преодолеть на высотах от 6200 до 6400м, чтобы попасть на пологий снежный гребень, ведущий к вершине. Мы в 2019 году решили этот вариант попробовать, логично рассуждая, что если мы не пролезем эти скалы, то на Аннапурне III нам и делать нечего.

Нитка акклиматизационного маршрута на Аннапурну IV. Видна скальная ступень между снежным склоном и верхним гребнем

В этом году мы залетели в базу на две недели раньше, чем в 2019, и еще вовсю ощущалось дыхание муссона, выражаясь в ежедневном дожде со снегом, и в том, что свои горы мы увидели день на третий по прилету.
По этой причине оба наших акклиматизационных выхода получились только со второй попытки. В первом выходе мы вышли из базы за день до 5200, переночевали, за ночь выпало 30 см снега, и с утра, увидев перед собой лавиноопасный склон, мы ушли в базу. Переждали два дня, и за день вышли на 5800 (под гребень между АIV и АIII). Переночевали, и опять же с утра 20см свежего снега, пришлось спускаться очень рано и очень быстро, пока солнце не нагрело склоны и не сделало их лавиноопасными.

Акклиматизация, на фоне Мачапучаре

В общем с первым выходом мы смогли проскочить “между струйками”, но дальше занепогодило всерьез, и мы пять дней сидели в базе в ожидании просто видимости в сторону Аннапурны IV.
Распогодило, вышли, целый день месили снега по колено-по пояс, добрались до высоты 5300 и поняли, что дальше сегодня двигаться нельзя, склон в сторону гребня был крайне лавиноопасен и весь покрыт следами небольших лавинок “из точки”.
Решили переночевать и с утра решить, что делать дальше. Ночью пошел ледяной дождь, наша однослойная палатка BD firstlight покрылась снаружи коркой льда, перестала дышать, и как следствие внутри пошел холодный дождь.
В общем в три утра мы поняли, что начинаем в наших спальниках плавать в смеси воды и льда и решили прервать это удовольствие. Встали, собрались и ушли в базу, где еще полдня не могли отогреться и высушиться.
Просидели в базе еще два дня в ожидании, пока свежевыпавший снег сфирнуется, и только после этого сделали еще одну попытку.

В этот раз все шло гораздо лучше, мы вышли из базового лагеря в час ночи, по фирну за четыре часа выскочили до 5300, куда в прошлый раз шли почти целый день, и уже к восьми часам утра поднялись в мульду на 5800, где и решили провести целый день в акклиматизационных целях.

Дневка на 5800

День прошел в лучших пакистанских традициях: ни ветерка, все облака под нами, солнце жарит, внутри палатки +40, в общем непонятно как, но наверное, отдохнули.
С утра вышли пораньше, быстро одновременно пролезли снежно-ледовый склон, и уже в восемь часов я начал лезть скальный барьер.

Здесь ничего не изменилось за два года, та же ужасная развалюха, хорошо, что все время лезешь вправо-вверх, иначе перебил бы все веревки и завалил парней камнями. Где-то лазанием, где-то на ИТО пролез две веревки скал, потом веревку льда, и затем еще 100м по снегу вывели нас на Северо-Западный гребень Аннапурны IV, где мы и заночевали (в этом месте наш вариант маршрута сходится с “классикой” из ущелья Мананг).

Прохождение скального барьера на АIV на 6200

Весь следующий день топтали пологие и бесконечные снега СЗ гребня и после обеда добрались до мульды на высоте 6900, где встали на ночевку (то же место, где ночевали в 2019 году).

На СЗ гребне Аннапурны IV

Вид на Аннапурну III с Аннапурны IV

Спалось на новой высоте естественно не очень, часто просыпались и в общем все поспали “на троечку”. Кроме меня, я вообще не спал несмотря на принятые три таблетки мелатонина, но увы для меня это нормально для новой высоты.
В четыре утра встали (а правильнее сказать: перестали лежать), поели, завалили палатку снежными блоками, чтобы не унесло, и вышли в сторону вершины.

Безусловного настроя идти на вершину у нас не было, в основном была цель прогуляться повыше и получить хорошую акклиматизацию.
Погода также не располагала “гулять” до вершины: крепкий с утра боковой ветер все крепчал и крепчал, и к обеду уже начинал временами сбивать с ног.
Рельеф не давал ни передохнуть, ни поговорить - голый снежно-фирновый гребень, переметаемый снегом и ветром, поэтому мы, не сговариваясь, продолжали набирать высоту, пока не выскочили на гребень между Аннапурной IV и Аннапурной II. Там ни с того ни с сего ветер выключили, и мы остановились посовещаться.
На часах было 14:00, высота 7300, и Никита со Славой предложили возвращаться, чтобы не гулять по ночи, так как по их оценке до вершины было порядка трёх часов ходу. Меня же слишком смотивировал вид последних метров гребня, ведущего к вершине, плюс я оценил, что идти сильно меньше, всего полтора часа.

На подходах к вершине Аннапурны IV
Поэтому я предложил продолжить движение вверх в течение полутора часов, и если за это время до вершины не дойдем, развернуться. Этот вариант всех устроил, парни любезно уступили мне возможность затоптать предвершинный гребень, и так получилось, что ровно через полтора часа мы втроем были на вершине Аннапурны IV!

Вершина Аннапурны IV

Очень повезло, практически не было ветра, смогли пофоткаться в сторону Аннапурны II и Главной, и начали спускаться.
На 6900 спустились уже по темному, и спалось всем в эту ночь просто великолепно, сказывались акклиматизация и хороший рабочий день.
С утра, не спеша, собрались, спустились до 6400 и встали на ночевку, так как дюльферять скальный барьер и дальше спускаться по снежному склону до 5400 нужно было рано утром, по крепкому фирну. Собственно, на следующий день мы этот план успешно реализовали, и успели после обеда прийти в базовый лагерь.

Ожидание главного блюда

На этом акклиматизация была успешно завершена, погода стояла великолепная, и мы размечтались, что вот сейчас полежим в базе дня три и полезем на главный объект. С такими мыслями мы запросили у Лены (жены Славы) прогноз, но не тут-то было. Прогноз обещал пять дней великолепной погоды, а затем за два дня метр снега…
Что это значило на практике? Что нужно просидеть в базе сначала пять дней погоды, потом еще два дня непогоды, а затем еще три дня, пока выпавший метр снега стабилизируется, итого, 10 дней… (в итоге получилось 11 дней, так как циклон пришел на день позже).

В этот момент рухнули мои надежды на то, что я успею поехать в конце октября в Турцию с семьей, потому что понятное дело настрой у всех был: едем домой после того, как залезем на Гору, и никак иначе.

И с этого момента мы начали Ждать... Чтобы скоротать время, в ход шло все: анекдоты, фильмы, музыка, истории у кого с кем, когда, где и на какой высоте :), кулинарные излишества (в рамках все скудеющих продуктовых запасов), троллинг друзей, оставшихся на большой земле путем отправки им компрометирующих смсок с инрича (друзья, простите), мусорная пуджа, строительство туриков каждые 50м от базового лагеря под начало маршрута на Аннапурну III и так далее.

Пришедший циклон внес неожиданное разнообразие в наши развлечения.
В первую ночь дождь перешел в мокрый снег такой интенсивности, что у нашего шатра три раза гнулся центральный шток, и два раза ломался, несмотря на то что каждые полчаса мы по очереди очищали лопатой его скаты.
Ощущение, когда ты просыпаешься от того, что тебе на лицо падает мокрый шатер, ни с чем не сравнить - ад клаустрофобика :)

В общем, первая ночь была беспокойной. “Следующей ночью выспимся”, - подумали мы. Следующая ночь по всем законам жанра была сильно хуже.
Только мы улеглись спать, как Никита сообщил, что он лежит в луже.
Мы со Славой расстроились за товарища, обрадовались за сухих себя, перевернулись на другой бок… - и ощутили, что мы все “в одной дырявой лодке”.
Оказалось, что та масса мокрого снега, что выпала за полтора суток, активно таяла, и в итоге вся поляна нашего базового лагеря стала небольшим озером.
Активность снегопада снаружи не позволяла думать о переносе базы прямо сейчас, поэтому всю ночь мы просидели как курицы на насестах: кладёшь в лужу вещмешок, садишься на него, кладёшь второй - на него опираешь ноги, и ловишь баланс.
С утра снегопад стал поменьше, мы устали сидеть на наших насестах, поэтому занялись переносом базы на ближайший небольшой холм, за пару часов завершили его и втиснулись со всем скарбом внутрь шатра. Стало ли лучше - было неясно. Мы сами, все вещи и снаряжение мокрые, часть продуктов также.
С моего спальника просто текла вода, поэтому эту ночь спали, накрываясь со Славой вдвоем его спальником как одеялом. Газом греться было нельзя, так как мы уже включили режим экономии даже в базе, так что грели мокрый шатер жаром своих сердец :)

Наконец на следующее утро очень вовремя вышло солнце, и мы начали глобальную просушку, а к вечеру и подготовку к выходу на Аннапурну III.
Здесь нужно упомянуть, что обычно продуктов и газа на всю экспедицию мы берем с очень небольшим запасом, потому что обычно немало остается.
Сейчас же общая длительность поездки увеличилась на две недели от плановой, и вопрос “что есть и на чем воду топить” встал во весь рост сразу после получения прогноза от Ленки.
Когда мы это поняли, первым делом отобрали продуктов и газа на 12 дней на Аннапурну III как неприкосновенный запас, а все что осталось, начали думать как растянуть до того момента, как мы полезем на гору. Растянуть получилось, но когда мы выходили на восхождение, в базе оставалась жменя сухарей, 100г сала, и ни одного баллона газа. Мы по этому поводу шутили, что у нас выезд в лучших традициях советских альпинистов, которые на гору лезли, потому что там кормили лучше, чем в базовом лагере :)

Аннапурна III - восхождение

Зная по 2019 году, что снегу в нижней части маршрута нужно время, чтобы сфирноваться, мы выждали три дня после окончания снегопада, и на 11-й день после спуска с Аннапурны IV в 20:00 вечером мы наконец вышли на восхождение на Аннапурну III.

Было полнолуние, снег на леднике отлично сфирновался, поэтому подходили быстро и временами даже без фонариков. На старте из базы у каждого рюкзак был весом 22-24 кг. За полтора часа пересекли ледник и в 22:00 с высоты 4600м начали лезть по маршруту, сначала по травяному склону, далее по снежно-фирновому, быстро набирая высоту.

Снега на маршруте было гораздо меньше, чем в 2019. В тех местах, где мы ожидали увидеть наши старые дюльферные крючья, их не было (видимо, снег сильно стаял, и они остались выше на скалах).
В нескольких местах в нижней части маршрута поверх снега и фирна текли целые водопады. На высоте около 5200 находится развилка, нам направо в узкие ледово-микстовые желоба, а налево идет вариант, по которому лезла в своей попытке команда Давида Ламы. У них на видео там крутой участок крепкого льда, сейчас его просто нет, и вместо него разрушенный скальный желоб с перепадом в 100м, в который падают все камни и лед с нижней части маршрута, поэтому мы для себя изначально этот вариант не рассматривали.

Нижние ледовые желоба

С этой точки наш прогресс слегка замедлился, так как по сравнению с 2019 годом в ледовых желобах стало больше крутых скально-микстовых ступеней по 5-10 метров, которые приходилось пролезать со страховкой.

Скальные ступени нижней части маршрута

В итоге на снежный гребень на 5600м мы добрались не с рассветом, как планировали, а часам к 16, получив 20-часовой рабочий день. Несмотря на прогноз, обещавший нам 12 дней идеальной погоды, с полудня пошел снег, и рыли площадку и ставили палатку мы уже в настоящей метели, которая закончилась к вечеру, оставив нам около 20см свежего снега.
Удивленные, мы запросили у Ленки уточненный прогноз, и практически моментально получили ответ: 12 дней идеальной погоды, чего вы от меня хотите? :)
В нижней части маршрута мы все время двигались ночью, так как днем после выхода солнца снег слишком сильно раскисал, и вместо крепкого фирна приходилось тропить по колено.

На следующую ночь на 5800м я перелез скальный барьер высотой около 30м и вошел в крутой желоб, который в прошлой попытке был полностью зафирнованным, и тогда мы набрали по нему 150м высоты буквально за полчаса. В этом году весь снег стаял, и желоб представлял из себя нагромождение живых скальных отщепов и перьев, засыпанных свежим вчерашним снегом…
Я минут пять просто не мог стартовать со станции, потому что все, за что брался или на что наступал ногами, либо предательски гудело, либо сразу отпадало.
В итоге как-то полез немного в сторону от станции, но очень напряженно, в режиме сапера, простукивая все зацепы, отваливая все ненадежное и временами, когда что-то отваливалось уж слишком неожиданно для меня, оглашая тишину ночных гор цитатами из 14 сонета Шекспира :)

Естественно, следующие 150м набора высоты по желобу заняли у нас не полчаса, как в 2019 году, а около пяти часов. Дальше, когда рассвело, и я вылез на снежный гребень, меня сменил Слава и отработал до ночевки. И только на следующий день мы вылезли на снежную подушку на 6000м.

Снежные гребни, ведущие на подушку на 6000м

На следующий день был день рождения Славы. Имениннику с утра вручили неучтенную пачку киселя, выпили ее и сообщили, что его ждет праздничный снежный гребень, так как его очередь лезть первым.
Мы лелеяли небольшие надежды на то, что снег на этом гребне, ведущем к началу скальной части маршрута, зафирнованный, и мы сможем быстро двигаться по нему. Как обычно надежды не оправдались.

Снежные гребни на 6100м

Снег на гребне вообще не держал вес человека, поэтому для продвижения Славе приходилось, сидя на гребне верхом, как на коне, либо на корточках, срезать лопатой и утрамбовывать гребень перед собой до тех пор, пока не представлялось возможным его нагрузить. Тогда он переползал вперед на полметра-метр, и все повторялось заново. В общем день рождения ему точно запомнился!

Слава верхом на снежном гребне на 6100м

В этот день мы не добрались до начала скального бастиона одну веревку и заночевали на той же небольшой полочке, что и два года назад. Как и во все предыдущие дни, после обеда пошел снег и прекратился через час после того, как мы построили площадку и поставили палатку.
Ленку мы уже не расстраивали и прогноз не переуточняли, просто поняли, что то, что вокруг нас происходит, это и есть “отличная погода”.
На следующий день мы долезли до начала скального бастиона, перекрестились на радостях, что жуткие снега подходов закончились, и я полез по скалам в направлении камина. Здесь тоже фирна было сильно меньше, чем в 2019 году, поэтому прогресс был не таким быстрым, но к поздней ночи мы вылезли на знакомую полочку под камином, где и остановились на ночевку.

Начало скальной части маршрута, высота 6100м

Проснулись поздно, сказалась накопившаяся усталость от лазания по ночам, и решили в этот день провесить камин и выше. Это был день дежа вю, несмотря на два прошедших года, я лез камин как хорошо разученную скалолазную трассу, и в отличие от первой попытки - вся одежда осталась целой (в 2019 это была последняя веревка, которую мы пролезли перед принятием решения о спуске, и когда я вылез наверх - мои мембранные штаны и куртка выглядели так, как будто я дрался с бультерьером - острые чешуйчатые скалы камина рвали их при каждом движении вверх в распорах).

В целом характер рельефа на этой веревке был одним из самых разрушенных за весь маршрут. Слава метко назвал его “халва” - вертикальная скала выглядела как слоеный пирог, крошащийся и отпадающий при прикосновении. Один сомнительный плюс, иногда у меня получалось в такую “халву” аккуратно вбивать кошки и делать шаг вверх. До вечера я успел провесить камин и еще одну веревку выше, и спустился на ночлег.

Камин

Наутро зажумарили провешенное, и Никита полез миксты по гребню - это наверное был единственный день на маршруте, когда скалы были более-менее монолитными. Заночевали как обычно, дюльфернув на снежный надув справа от гребня, построив там полочку.

Гребень выше камина

На следующий день цель была вылезти на снежный “нож” на 6500м. Рельеф представлял собой серию снежных гребней и вертикально-нависающих скальных стенок, обойти которые не представлялось возможным, поэтому мы их пролезали “в лоб”.

Нависающая стенка на гребне

На снежный гриб на 6500м вылезли с последними лучами солнца. Страховаться на самом грибе не за что, поэтому просто вкопали палатку поглубже в снег и залезли в нее, надеясь, что вся эта снежная конструкция стабильна.
От места ночевки до продолжения скального гребня нужно было пролезть метров 50-70 острого как нож снежного гребня, и посредине этого участка угадывался сброс вниз, и каким был снег там, оставалось только гадать.
Вся эта картина ничего хорошего не предвещала, и настроение у всех слегка подупало.

Специалист по снегу у нас Слава. Откуда у него взялось это умение никто, включая его самого, не знает. Он просто как-то чувствует весь спектр разных состояний снега, умеет на нем правильно располагаться и взаимодействовать с ним. Плюс ему очень нравится снежная лопата, а в таком лазании она главный инструмент. Поэтому расклад на утро был очевиден он лезет снежный нож и делает станцию на скалах, где я его меняю.

Первые горизонтальные метров 15 гребня с утра Слава прошел быстро, в обычной своей манере, срезая его перед собой и утрамбовывая то, что осталось до состояния, когда он мог держать вес тела, и дальше оседлывая его, как коня. Но вот он подлез к месту, где гребень резко обрывался вниз, заглянул за перегиб… заглянул еще сильнее… подумал, постоял, развернулся ко мне и как-то растерянно развел руками…

Как говорится, повисла немая пауза. Если он не пролезет этот участок, других вариантов подойти к ребру мы не видели: справа и слева под снежным ножом все выглядело еще хуже.
Мы понимали, что находимся в той же точке принятия решения, что и наши предшественники, команды Давида Ламы и Ника Колтона, которые повернули вниз с этого места. Пару минут все молчали, Слава думал. Потом видимо что-то пришло ему в голову, он попросил меня держать его пожестче и начать понемногу спускать за перегиб.
Станция в этот момент выглядела как просто я, сидящий на рюкзаке в яме от палатки, но команду Славы я выполнил, и он постепенно скрылся из виду за перегибом.

За следующий час на него видимо снизошла муза, потому что он сбросил вниз несколько кубометров снега, спустился и поднялся пару раз по этому вертикальному участку гребня, и в итоге построил на нем снежные ступени, по которым можно было передвигаться просто пешком!

Пока шла вся эта стройка, мы его не видели и не до конца понимали, что там происходит, но напряженность момента прямо витала в воздухе.
Помню, я сказал Никите, что если Слава сейчас пролезет этот участок и дойдет до скал, то вниз лезем уже только через вершину, с чем он и согласился.

Закончив со сбросом гребня и довольный результатом, Слава пролез еще метров 15 горизонтального участка гребня, и затем еще метров 20 вверх к скалам, где отвалил очередные несколько кубометров снега, сделал станцию на скалах, скомандовал такое желанное “страховка готова”, и все радостно выдохнули.
С той станции место нашей ночевки выглядело еще более феерично, чем мы могли себе представить вчера, становясь на нем на ночевку. Сейчас мы понимаем, что это место точно было “психологическим” ключом маршрута.

Место нашей ночевки на снежном грибе на 6500, и психологический ключ маршрута со следами Славы

От этой станции я пролез веревку крутого льда, которая показалась наградой за предыдущие неприятности: просто крепкий и понятный рельеф, лезь и получай удовольствие! Но как все хорошее она быстро закончилась, и дальше пошел уже привычный разваленный крутой скальный гребень.

Место под ночевку я нашел практически случайно, вылезая к очередной станции в сгущающейся темноте и под уже привычными к вечеру снежными зарядами, обратил внимание на небольшую полочку метров на десять справа ниже гребня, прилепившуюся под большим нависанием.
Подошел Слава, сразу же ушел со станции дюльфером вниз на полку, сообщил снизу, что “жить можно” и принялся за строительство.
Я же принял Никиту, подождал пока и он спустится на площадку, и вконец замерзший, скинул с себя все железо на станцию и поехал вниз и сам.
Парни к этому моменту уже практически закончили площадку, все быстро залезли в палатку и принялись за топку воды и приготовление еды.

Сегодня был десятый день на маршруте, и мы уже давно поняли, что наша реальная скорость ниже плановой, поэтому еще где-то на “ноже” начали растягивать наш рацион, который изначально был рассчитан на 12 дней, и наши приемы пищи происходили все быстрее и были все менее разнообразными.

С утра от станции меня ожидал, наверное, один из самых разрушенных и опасных участков на всем маршруте. Слава и Никита находились прямо подо мной, вариантов лезть в сторону не было, гребень шел прямо вверх, а скала была сложена большими гудящими скальными перьями. Поэтому лазание было опять в режиме сапера с музыкальным слухом, простукиваешь вокруг себя все зацепы для рук и ног, и когда нашел те, которые издают звук самой высокой частоты - делаешь движение на них, параллельно контролируя, чтобы веревка ниже тебя не сдвинула никакой “низкочастотный” блок.

Лазание по разрушенным скальным перьям

Дальше была еще одна короткая, но злая нависающая стеночка, и я вылез на ледовые склоны верхней части ребра, ведущие в направлении гребня. Здесь меня сменил Слава, по традиции пошел снег, и через пару-тройку веревок под снежным грибом мы построили площадку и заночевали.

Ночевка под снежным грибом, 6750

Следующий день прошел привычной схеме, Слава лез снега-миксты, идеальная с утра погода перешла в снег с обеда, который к вечеру перешел в метель.
Снег шел то вниз, то вверх, места под ночевку не было видно, до гребня было еще далеко. Остановиться пришлось около 20:00, когда с очередной станции мы увидели через метель вертикальную ледовую ступень, которая в темноте показалась нам высотой не менее 100м. Это для ночного лазания было чересчур, и мы начали думать где ночевать.

Разница между первым фото и остальными - пара часов

Слава увидел подобие полки под снежным грибом метрах в 40 влево-вверх, долго лез туда, но когда прилез, ничем нас порадовать не смог.
Дернулись еще вправо-влево, но опять ничего не нашли.
Время уже было позднее, и мы поняли, что пришло время “секретного оружия” - снежного гамака, который до этого ехал в рюкзаке.
Мы находились в ледовом желобе крутизной около 50 градусов, покрытом свежевыпавшими сегодня 20 см снега. Повесили гамак на ледобурах, сгребли в него весь снег, до которого смогли достать, потом еще час-полтора рубили ледовый склон, и все обломки тоже скидывали в гамак.
В итоге получилась полочка шириной около 50-60см, куда мы и примостили нашу палатку. Ясное дело лежать там не получалось, просто сидели, упершись спинами в склон, и стараясь не съезжать вниз. Последнее получалось плохо, поэтому еще пару раз за остаток ночи нам приходилось вылезать на улицу, чтобы поправить съезжающую палатку.
В общем, ночь выдалась крайне беспокойная, и наутро мы были весьма помятыми и плохо отдохнувшими. Тем не менее, высота 6900 давала надежды, что сегодня мы таки достигнем гребня. Мы точно понимали, что нельзя допустить еще одной сидячей ночевки, так как после нее мы вряд ли сможем продолжать нормально лезть.

Варежки Славы после многих дней работы на снегу и миксте

Снежный гамак и наша палатка на нём

Ледовая стенка при свете солнца оказалась перепадом не 100, а всего лишь 20м, но увы все такой же вертикальной. Я решил лезть ее справа по границе льда и скал, чтобы иметь возможность страховаться в скалы в верхней части. Все сработало неплохо, за исключением одного меткого попадания отколовшимся из-под ног льдом Никите в каску.

Вертикальная ледовая стенка на 6900м

В этот день было еще парочку похожих стенок, гребень уже виднелся у нас над головами, и мы как говорится “почувствовали конюшню”, и решили лезть хоть до утра, но ночевать только на гребне.

Все шло неплохо, но под верхом я улез не туда, пришлось дюльферять, потерял на этом время, поэтому последнюю вертикальную скальную стенку перед финальными ледовыми желобами лез уже в темноте.

Здесь произошел неприятный момент. Я пролез от станции метров 15 вертикальной скальной части, и уже переваливал через ледовое нависание, выводящее на нормальный пологий лед. Устал, забил тяпку в пологий лед желоба, вщелкнулся в нее клифой и повис отдохнуть. Вдохнул, выдохнул, и… полетел вниз.
Никитос, наблюдавший снизу, позже рассказал, что летел я вниз головой, и поэтому не задел кошками скалу. В конце веревка меня перевернула в нормальное положение, и я повис рядом со станцией и весьма удивленным Славоном, ничего не ударив и не повредив в результате полета на десять метров.
Что оказалось, у ледового инструмента под моим весом штычок выскочил из основной рукояти трубки, сама тяпка осталась вбитой в лед, а я со штычком улетел. Неприятно, особенно если учесть, что мы таким техническим приемом пользуемся весьма регулярно (хоть и понимаем, что такого рода нагрузка производителем не предусматривается).

В общем: в этот момент я попросил Славона сменить меня, чтобы дать время прийти в себя от всего происходящего. Поменялись железом, он пролез с верхней страховкой до якоря, на котором я повис, перевалил в ледовый желоб и сделал там станцию. Дальше уже одновременно полезли по желобу на гребень.
Последняя изюминка - прямо перед выходом на гребень мы пролезли через ледовый вертикальный тоннель, образованный двумя сросшимися снежно-ледовыми гребешками.
Интересный опыт, лезешь как в скальном камине, распираяюсь спиной и ногами в лед. Но вот и гребень, высота 7100, время за полночь, далеко внизу видны огни Покхары, очень красиво и жутко холодно, сразу начинаем копать площадку под палатку. Пока лезли по стене, она защищала нас от ветра, а сейчас на гребне он обрушился на нас со всей силой, и мы резко начали замерзать.
Забились в палатку, минут десять молча сидели, отогреваясь и приходя в себя после сумасшедшего денька.
Потом пришло понимание, что мы ПРОЛЕЗЛИ Юго-Восточное ребро Аннапурны 3!!! И дальше просто пешком до вершины.
Поздравили друг друга, допили последние 20г спирта по этому поводу (а может он закончился еще раньше, не помню), что-то наспех съели и заснули.

Вид сверху на последние метры ЮВ ребра Аннапурны III с места нашей ночевки

С утра проснулись не рано, нужно было восстановиться от предыдущих нескольких дней лазания по ночам и плохого сна.
Собрались, надели на себя все что было, и около 11:00 вышли по Южному гребню в сторону вершины.

По прогнозу в этот и следующий дни ветер был 90-110 км/ч, и мороз минус 35-38. Никак проверить эти данные мы не могли. Мерзли и правда сильно, но ветер точно был меньше, по нашим ощущениям порывы максимум до 70 км/ч.
Но и этого хватало, чтобы сильно замедлить наш и без того небыстрый темп.
Временами порывы заставляли вставать “на четыре кости”, вбивая инструмент в фирн, чтобы не унесло, и ожидая, пока стихнет очередной порыв ветра.

К вечеру мы были на продуваемом всеми ветрами склоне на 7400 и понимали, что сегодня на вершину не успеваем. Тем не менее, мест для ночевки, где бы ветром не порвало палатку, тоже не было видно. Пройдя еще немного, заметили немного в стороне от нашего движения небольшой скальный остров, под которым были шансы спрятаться. Подошли - да, немного защищает от ветра. Запустили специально обученного человека с лопатой (Славона), и через часок нормальная площадка была готова. Как обычно один край висел в воздухе, но к этому мы уже привыкли, благо станция на якорях была надежной. Несмотря на большую высоту, все спали как младенцы.

Слава возле места предвершинной ночевки на 7400

Мачапучаре с предвершинного гребня

С утра ветер слабее не стал, собрали палатку и рюкзаки, оставили все это на станции и пошли налегке на вершину. Гребень некрутой, но длинный, плюс ветер в лицо - в общем часа три шли оставшиеся 150м по высоте.

Но все кончается, и этот гребень тоже, и вот я уже принимаю сначала Славу, а потом и Никиту, потому что дальше все пути идут вниз, вершина Аннапурны III!

Времени было около 11 утра, 6 ноября 2021 года. Несмотря на вымотанность, ощущаем эмоциональный подъем, что-то орем в камеру, перекрикивая ветер, пару фоток, короткие смски с инрича Ленке и Танесвару, обнялись, поздравили друг друга, несколько взглядов по сторонам, на главную Аннапурну, Мачапучаре, Аннапурну IV, ущелье Мананг, и начинаем спуск.

Вершина Аннапурны III

Аннапурна III. Спуск

Через час подошли к рюкзакам на 7400, дальше назад по гребню до седла, с которого начинается подъем к месту прошлой ночевки, и отсюда мы начинаем спуск по Западной стене. Поначалу склон простой, идем пешком, и к вечеру спускаемся на 6800м. Дальше начинаются ледовые сбросы, на ночь глядя не решаемся соваться в них и ставим палатку, утро вечера мудренее.

Тактика спуска - это отдельная история. Изначально мы планировали спускаться по пути подъема, и для этого несли с собой лишних 15 якорей и 5 крючьев, то есть всего 30 якорей и 10 крючьев.
Этого запаса, плюс закладки и камалоты, по нашим расчетам должно было хватить, чтобы сдюльферять километр ЮВ ребра, плюс скальные участки ниже 6000 (которых там тоже хватает).
Но чем выше мы лезли, тем четче понимали, насколько это рискованная затея. Очень острый и разрушенный рельеф, много шансов застревания веревки и что-то сбросить себе на голову при продергивании.

Время подумать у нас было, но в итоге мы решили переключиться на спуск по плану Б - траверснуть через вершину, пройти дальше по восточному гребню и спуститься в долину Мананг (путь подъема первопроходцев).
Однако и этот вариант отпал, когда мы начали двигаться с ночевки на 7100м по гребню в сторону вершины, мы осознали, что с учетом встречного ветра пройти от вершины 3,5км траверса на высоте 7300 у нас просто не хватит сил (да и гребень там не совсем пешеходный).

В этот момент кто-то из нас бросил взгляд влево-вниз от гребня и озвучил мысль “а почему бы не спуститься вот по этому склону”, показывая на Западную стену.
Сейчас уже я понимаю, что за мысли подобного рода нужно придумать отдельный изощренный вид казни, но тогда всем нам этот вариант “зашел”, ведь он предполагал как минимум вначале движение просто пешком вниз…

Никаких описаний и вообще никакой информации об этой стене у нас не было. Тот рельеф, что мы могли просмотреть, не вызывал особенных опасений, в основном снег, кое-где лед, вот только есть несколько мест, которые не просматриваются, и там могут быть сюрпризы… но у нас же расходного железа много, уж как-то спустимся, размышляли мы.

В итоге спуск стал отдельным мероприятием, по степени неопределенности, наверное, повыше самого восхождения, и вряд ли мы в дальнейшем захотим такое повторять.
Хочется здесь отдать должное нашим непальским партнерам - компании Seven Summit Treks и лично братьям Мингме, Даве и Таши Шерпа, и Танесвару Гурагай. Все время восхождения они ежедневно были с нами на связи, поддерживали любой вариант нашего спуска, и готовы были забрать нас вертолетом из любой долины, куда бы мы ни спустились.

Перед ночлегом, пользуясь остатком светлого времени, Слава выпустил меня на веревку вниз от места бивака, я выглянул за перегиб и просмотрел пусть спуска на завтра. Вроде смотрелось не ужасно, но в оценке расстояния мы конечно сильно ошиблись.
Смотрелось как 10-15 дюльферов по льду, все остальное одновременным лазанием, и общий перепад высоты до ледника мы оценивали как максимум метров в 800. По факту, забегая вперед, вышло не меньше 30 дюльферов по льду, слава богу всего два дюльфера по скалам, и еще метров 700-800 мы спустились одновременным лазанием.

Но возвращаясь к тому, где мы были. Наутро связались и начали спускаться, где одновременно, где дюльферяя на проушинах Абалакова.
Особо нигде не блукали, но часто останавливались подумать куда дальше.
В итоге к вечеру были на 6400, и очередной дюльфер нам остановил вертикально-нависающий ледовый сброс с перепадом около 100м.

Слава подошел к перегибу, сообщил нам эту безрадостную новость, и стало ясно, что нужно искать место под ночевку, на ночь глядя соваться на эти сбросы смысла не имело. Построили хорошую полку под сераком, который отлично защищал нас от весьма крепкого ветра, поднявшегося к вечеру, но подарил нам возможно самую холодную ночь за все мероприятие.

Здесь имеет смысл рассказать о нашей бивачной системе. Так как палатка BD firstlight у нас двухместная, мы спим в ней “вальтом”, Слава и я в одну сторону головой, Никита в другую.
У Никиты был пуховый спальник на минус 10 (который давно уже превратился в мокрую и обмерзшую тряпку, но по заверениям хозяина как-то продолжал его греть). Мы же со Славой спали в спальнике-двушке, специально пошитом Фрамом под наши с ним размеры, этакий апофеоз fast & light, 300г тинсулейта сверху, и просто тряпка снизу, узкий в ногах, в плечах пошире, позволяет обоим лежать на боку.

В общем, единственное его преимущество - малый вес, а тепло в нем было, только если надеть на себя все пуховки, штаны, варежки, всунуть две пары ног в одну из пуховок, и сильно обнять товарища. Но в эту ночь, несмотря на все принятые меры, мы очень сильно мерзли.
Сказывалась еще накопленная холодовая усталость, и тот факт, что два дня назад, утром в день восхождения мы съели последнюю нормальную еду, остались несколько энергетических батончиков и крохи газа.
Поэтому наш рацион в последние дни был полтора батончика в день на человека, плюс утром и вечером 1л холодной воды на троих, и 1л воды с щепоткой изотоника на день работы.

В общем, мы были рады утру, вскочили и пошли искать обход этих ледовых сбросов. Можно было пойти как в старых сказках или направо, или налево. Интуиция подсказала направо, и не ошиблась, мы смогли проложить дюльфера в обход серака, и уже через 3-4 дюльфера были под ним и продолжили спускаться.
Еще пару веревок льда, и когда мы были практически уверены, что через полверевки будем на пологом льду, ведущем на ледопад, получили еще один сюрприз, который не увидели сверху - полностью вертикальный скальный сброс перепадом 80м.

Видимо, все уже устали и хотели побыстрее на более простой рельеф, поэтому сделали несколько ошибок: расположили станцию не за перегибом, а выше на проушине, плюс Слава уехал почти на всю длину веревки, и сделал висячую станцию в 25 метрах выше такого желанного нижнего пологого льда.
Ну и ожидаемо, когда начали сдергивать, веревки застряли наглухо. Тянули руками, потом на раз-два-три, потом жумаром - ни с места…

Ситуация стала напряженной, и даже прозвучала мысль бросить эти веревки и продолжить спускаться на оставшейся 50м статике, типа что тут осталось до ледника. Опять же забегая вперед, слава богу, что мы не приняли это решение…

В общем, что не поддается грубой силе, то поддается грубой силе и технике.
Я вщелкнулся жумаром и каплей в сдергиваемую веревку, и всем весом начал по ней жумарить вверх, а Слава и Никита на каждом шаге повисали на мне.
Таких шагов пять и наконец-то натянутая как струна веревка сдвинулась вниз на полметра…
Меня хватило метров на 10, передохнули, Никита сменил меня на жумарах, и продолжили по той же схеме. Еще полчаса - и золотой ключик у нас в кармане!
Выдохнули и дюльфернули оставшиеся 25 метров на пологий лед.
Здесь посидели, пришли в себя и дождались темноты, так как днем склон ниже простреливался льдом с верхнего серака.

В сгущающихся сумерках склон быстро замерз, сверху перестало сыпать, и мы где одновременным лазанием, где дюльферами продолжили спуск. И в очередной раз ошиблись с оценкой расстояния и сложности рельефа, нам казалось, что до ледопада осталось метров 300 и все идется ногами, в итоге только в два часа ночи мы сдюльферяли с последней “изюминки” - 55м вертикального ледового серака, где веревки спуститься хватило метр в метр, и мы оказались в ледопаде.

Пространство вокруг нас мы назвали “коктейльной вечеринкой”, - все было засыпано твердым прозрачным битым льдом размером от горошины до двухэтажного дома, явно днем здесь не стоило находиться.
Быстро убрали лишнюю веревку и пошли распутывать ледопад, стараясь убраться подальше с вечеринки, на которую нас не звали.

Еще час и мы были метрах в 200-300 от стены, лед вокруг нас был чистым, и под защитой высокого серака на высоте 5400м мы решили подождать рассвета.
Пока я топил на остатках газа лед, парни заснули. Разбудил их, выпили холодной воды, заели горстью сухарей, на этом абсолютно все наши пищевые запасы закончились. Я натопил еще поллитра воды, на этом закончился и газ, и присоединился к парням - если не едим, так хоть поспим.

В ледопаде на 5400м

Только начало светать, мы проснулись. Сборы в это утро были молниеносными, не нужно пить и есть, просто оделся, обулся и пошел.
В свете дня ледопад распутывался сильно быстрее и проще, и через пару часов мы вышли на плоский ледник без трещин, ведущий в долину.
В ста метрах от нас склон уже освещался утренним солнышком.
Одновременно ко всем троим пришло понимание, что вот оно - все, спаслись, и можно поздравлять друг друга с горой.
Остановились, обнялись, и сели ждать солнца.
Никита позвонил Танесвару, сообщил наши координаты, а также то, что мы слегка голодны, плюс что у него и Славы легкие обморожения пальцев рук.
Договорились с Танесваром, что мы спускаемся на 4500, и там нас забирает вертолет.
Мы себе примерно прикинули, что за сегодня спустимся по снегам вниз в долину до речки, сможем там попить воды, и возможно завтра нас заберет вертолет, и настроились на такой план.

Под Западной стеной Аннапурны III после спуска

Линия спуска по Западной стене

В этот момент вышло солнце, и мы вспомнили, что на 5200 оказывается бывает жарко. Языки у всех моментально прилипли к небу, мы разделись почти до термобелья, но это мало помогло, мы чувствовали, как сильно обезвожены. Рюкзаки потяжелели, снег раскис, Никита и Слава начали есть снег и сосульки, я пока держался, так как знал, что у меня такие вещи могут очень быстро привести к ангине.

Солнце жарило все сильнее, мы сильно растянулись по склону, я ушел вперед, так как понимал, что если сяду, будет очень сложно вставать. Наметил себе внизу в долине большой камень, который давал тень, и шел в его направлении, и все крепился, чтобы не есть снег.
Дошел до намеченного камня, высота уже 5000м, и тут сдался, набрал сосулек, сижу грызу их с остервенением, остываю понемногу в теньке, выглядываю парней. Вокруг на снегу следы то ли коней, то ли яков, видно скоро начнутся первые коши.

И тут - я сначала не поверил своим ушам - услышал звук двигателя вертолета. Еще пару секунд и из-за ближайшего склона выскочил ярко желтый вертолет Seven Summit Treks! И еще не видя никого внутри, я точно знал, что за штурвалом - Собит, а рядом с ним - Мингма.
Я выскочил на освещенное солнцем пространство, замахал руками - меня заметили!
Вертолет дал круг и приземлился на ближайшую плоскую площадку метрах в 50 надо мной. Откуда взялись эти силы, я не знаю, перед этим я шел вниз и каждые несколько шагов останавливался отдохнуть, а здесь включил Ули Штека и забежал к вертолету без остановок.
Двери открылись, и… улыбающийся волшебник Мингма бросил мне в руки мешок с кока-колой! Он увидел мои сумасшедшие глаза, сказал мне, чтобы я сидел на месте, пока они слетают за Славой, и вертолет взлетел.
Меня такой расклад полностью устраивал, потому что пока он договаривал эту фразу, я уже открывал вторую бутылку колы :)

Молниеносный переход от сосулек к коле казался сказкой, но я предпочитал в нее верить, и когда минут через пять из-за ближайшего камня показался Никитос, мне выпало удовольствие наблюдать теперь уже его сумасшедшие глаза, когда я вручил ему бутылку с драгоценной жидкостью.

Пока мы наслаждались свалившимся на нас богатством, Собит с Мингмой сняли Славу, спустили его ниже по долине, и вернулись за Никитой и мной.
Потом мы подобрали Славу, а так как среди нас троих он - главный ценитель колы, то его глаза были самыми сумасшедшими при виде подарка!

В общем, Мингма знал, что взять с собой. Не успели мы опомниться, как через 15-20 минут сели в аэропорту Покхары, и Мингма спросил, кто из нас летит с Собитом снимать базовый лагерь.
Нам все еще было тяжело привыкнуть к скорости происходящих событий, но мы решили, что даже если это просто хороший сон, то стоит его досмотреть до конца. Поэтому мы с Никитой остались греться на травке аэродрома, а Слава с Собитом улетели.

В аэропорту Покхары

Когда я снимал с себя термобелье, вместе с ним кусками отслаивался и снимался верхний слой кожи (эпителия) с ног и туловища, как перхоть, но по всему телу, бррр.

Через час прилетел Слава с Собитом, и настало время очередного чуда - Мингма сообщил нам, что сейчас заправимся, и летим в Катманду!
Мы думали, что еще день придется жить в Покхаре, потом непонятно как добираться в Катманду, а тут опять подарок.

В общем, еще через полтора часа мы были в Катманду, и вечером этого же дня мы, принявшие душ и побритые, пили пиво и если стейки в Тамеле!
По сравнению с тем, где мы были утром, и какими были условия - нам все еще казалось, что мы спим!

В отеле iLoft в Катманду с Давой Шерпой

По результатам взвешивания в отеле вышло, что Слава потерял за экспедицию 16кг веса, Никита - 13кг, и я (Миша) - 12кг.
Один из наших друзей пошутил по этому поводу, что мол мы потеряли целого одного (пусть и щуплого) участника (41 кг). На что другой ответил, что был всерьез уверен, что нас поехало в экспедицию четверо.

Шутки шутками, но в последние дни перед вершиной и весь спуск у всех нас было стойкое ощущение присутствия четвертого участника (так бывало и в предыдущих поездках), причем каждый день он был похож на кого-то из наших друзей или напарников, оставшихся внизу.
Мы его точно не съели, но он точно неплохо разнообразил наш быт, когда мы вечером начинали гадать, кого же он нам напоминал сегодня.

Мы сразу после спуска

Эпилог

Полное осознание масштаба содеянного придет позже, а пока мы просто мега довольны тем, что смогли залезть невероятно красивую линию, сделали это в чистом альпийском стиле, живыми и относительно здоровыми вернулись к своим близким, ну и конечно же тем, что смогли вычеркнуть пункт "Юго-Восточное ребро Аннапурны III" из списка больших нерешенных проблем Гималаев!

После спуска мы обсуждали, что если бы знали, чем обернется эта гора, то еще три раза подумали бы, лезть ли на нее :) Но если всерьез, то с точки зрения восходительского опыта с этим объектом мы попали "в яблочко», для нас всех эта экспедиция стала новой ступенькой развития.

Впервые мы не просто лезли на гору, мы жили и учились выживать на ней: 15 дней вверх, три дня вниз - это целая жизнь со своими особыми правилами.

Впервые мы решали настолько комплексную задачу с точки зрения количества и качества тактических и технических сложностей.

Впервые так долго (11 дней!) сидели в базе перед выходом на маршрут, но таки дождались нужной погоды и кондиций.

Впервые лазили так много расширяющего сознание рельефа на такой высоте: нависающее разрушенное ИТО, драйтуллинг по гудящим отщепам, тонкий вертикальный лед, снежные грибы, карнизы и гребни с лопатой наперевес - такие вкусности составляют 80 процентов рельефа нашей линии.

Мы узнали, что оказывается можем очень долго терпеть неопределенность, холод, ветер, снег, недоедание и при этом продолжать лезть, страховать, шутить, делиться с напарником последним на сегодня сникерсом, уступать ему место поудобнее на станции или в палатке, предлагать сменить первого или приготовить еды вне очереди.

Но главный опыт, который мы получили, оказался личностным.
Мы приехали из экспедиции более лучшими друзьями, чем ехали в нее, казалось бы куда уж лучше, но вот :)
Чем хуже были окружающие условия и чем выше неопределенность, тем крепче мы были как команда, тем больше заботились друг о друге, дольше терпели "особенности" друг друга.

По итогу мы осознали, что на эту гору мы бы другим составом не залезли, каждый был на своем месте и каждый был недостающей и незаменимой шестеренкой в одном отлаженном механизме.

Ну и в общем, мы поняли, что дальше бояться уже нечего, надо позволить себе dream big и лезть куда намечтается!

За всех не скажу, но я точно по возвращении начал больше ценить то, из чего состоит наша каждодневная жизнь, и от всего этого получать удовольствие, находясь в моменте: от утреннего кофе с женой, прогулки возле моря перед сном, уроков с ребенком, похода на рынок, мытья посуды, разве что с последним пунктом уверен не на 100 процентов.

И еще один важный опыт, конечно, связан с теми, кто нас ждал внизу.
Я уверен, что немалая доля нашей моральной устойчивости на маршруте была проспонсирована той невидимой поддержкой, которую мы получали от наших жен, родных и друзей.
На восхождении почти каждый день возникала ситуация, когда каждый из нас молча взвешивал шансы, мы еще можем продолжать "push our limits", или уже пора заправлять наши битые и лохматые веревки в реверсы?
И бывало, что у меня чашу весов перевешивал в сторону продолжения банкета только общий позитивный настрой команды, вера в то, что "нам всегда везло", и конечно же смски от жены, понимание, что тебя ждут, верят, что ты все сможешь, ну а если не сможешь, то все равно молодец, едь домой, уже в Турцию с детьми пора ехать :)

Смотрим видео:


Читайте на Mountain.RU:

Пройден маршрут по юго-восточному гребню Аннапурны III

Лауреаты премии Piolets d’Or 2016
Никита Балабанов и Михаил Фомин

Михаил Фомин. Попытка восхождения на Аннапурну III


Поделиться ссылкой

Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999-2022 Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100