Добро пожаловать !
Войти в Клуб Mountain.RU
Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

"Горы в фотографиях" - это любительские и профессиональные фотографии гор, восхождений, походов. Регулярное обновление.
Горы мира > Кавказ >


Всего отзывов: 1 (оставить отзыв)
Рейтинг статьи: 5.00


Автор: Николай Осадчий, Москва

Приэльбрусье

Нитка маршрута: а/л Шхельда - г. Курмычи - Пос. Верхний Баксан - оз. Сылтранкель - пер. Сылтран - пер. Мукал-Мкяра - пер. Ирик Восточный - р. Ирик-Чат - пер. Ирик-Чат - Эльбрус, восточная вершина (по Ачкерьякольскому потоку) - пос. Эльбрус

Участники:
Осадчий Николай Михайлович
Терентьева Диана Борисовна
Погорелов Александр Леонидович

Общая идея похода:
В течение недели посмотреть район хребтов, прилегающих к Эльбрусу к северу и югу от Баксана, получить достаточную акклиматизацию и взобраться на Эльбрус с востока по Ачкерьякольскому лавовому потоку.


Карта с маршрутом (синий - путь Саши), 1:200 000.
График движения:

День Путь Расстояние, км, Набор высоты, м.
17.9 Минводы - а/л Шхельда (1800) - ночевка под пер. ВЦСПС на 3300 8 1500.
18.9 Пер. ВЦСПС (1Б) (3700) - г. Курмычи (1Б) (4080) - устье р. Курмычи (1500) 11 700.
19.9 Пос. Верхний Баксан (1500) - оз. Сылтранкель (3190) 11 1700.
20.9 Пер. Сылтран (Н/К) (3430) - ледн. Мукал - пер. Мукал-Мкяра (1Б) (3760) - ледн. Вост. Мкяра - пер. Ирик Восточный (1Б*) (3760) - спуск в дол. р. Ирик-Чат (2800) 10 1000.
21.9 Подъем вдоль р. Ирик-Чат - пер. Ирик-Чат (1Б*) (3867) - ночевка на границе ледника Ирик-Чат (3700) 7 970.
22.9 Установка Б/Л (4200) и радиальный подъем на 4600 7 900.
23.9 Эльбрус - восточная вершина (5621): радиальный подъем по Ачкерьякольскому лавовому потоку (2А/2Б*) 6 1420.
24.9 Спуск до пос. Эльбрус по дол. р. Ирик-Чат 20 0.
25.9 Отъезд в Минводы.
ИТОГО 80 8190.

В этом тексте я постараюсь придерживаться формы отчета, хотя считать его таковым не стоит: на наш маршрут не было маршрутной книжки, он не оформлялся комиссией и нигде не защищался. План-график похода был зарегистрирован в Терскольском ПСО (МЧС) с фиксацией контрольных сроков. Фотографии снимались на два аппарата: мой пленочный «Canon EOS 300» и Динин «Olympus X2 (C-50Z)». Мои фотографии сканировались - этим объясняется их невысокое качество и повышенная контрастность.

Кто ходил. Все трое в разное время познакомились в подмосковном лесу на лыжне. Дина не раз участвовала в альпинистских восхождениях и была наиболее опытным человеком по части горной техники среди нас. Саша - сильный турист-лыжник, также обладает опытом горных восхождений, но по жизни более тесно связан с водной стихией. Сам я до этого и ходил, и плавал и лазил - всего понемногу без узкой специализации.


Дина

Николай

Александр

Начало нашего похода было омрачено неприятным происшествием, в результате которого мы с Диной начали путь вдвоем, а Саша был вынужден возвращаться в Москву. Украденный в поезде паспорт лишил его возможности пересечь украинскую границу, через которую шел наш поезд, и поэтому до Минвод он добирался самолетом вдогонку.
К сожалению, этот вариант не просчитывался нами заранее, и место встречи было определено нечетко: вечер 18-го или утро 19-го сентября в Верхнем Баксане. Проблема заключалась в том, что в районе Баксанского ущелья сейчас не действует сеть МТС, поэтому мы не могли связаться по телефону. В итоге встреча состоялась по чистой случайности 21.09 утром, а к Эльбрусу мы добирались разными путями (показаны на карте).

17 сентября. Минводы - а/л Шхельда (1800) - ночевка под пер. ВЦСПС на 3300


Вверх по Адыл-Су

Эльбрус за Баксаном

На закате

Утром 17-го мы с Диной оказались на вокзале в Минводах. Встреченный водитель Жигулей (Владимир, тел. 8 928 631 91 23) согласился за 1600 р. отвезти нас до поворота на ущелье Адыл-Су, где мы хотели стартовать. По пути - остановки у устья р. Курмычи, где мы оставили часть продуктов, и в Терсколе, где зарегистрировали план похода (тел. ПСО (86638)7-14-89, 8-928-239-20-33).
Погода - изумительно ясная! Эльбрус был виден, едва мы выбрались из пригородов Минвод. Такую бы погоду через недельку, когда наверх полезем.
По дороге Владимир рассказывает о подвигах местных мотоциклистов, заехавших на гору на своих драндулетах. Но после того как это сделал целый «Лэндровер», крутость такого способа восхождения сильно обесценилась. Куда более удивительные вещи творят местные пастухи. Нет, загнать на Эльбрус коров пока в голову еще никому не пришло (хотя следы рогатых были потом нами встречены у самых границ фирновых полей). Зато целые стада перегонялись из здешних мест прямо в Москву, набирая в течение месяцев пути вес и стоимость. Почти 2000 км пути, все-таки.
На машине получается добраться до начала грунтовой дороги у альплагеря Шхельда. Можно было бы ехать и дальше, но здесь уже недалеко до лагеря Джан-Туган, откуда идет тропа на нужный нам перевал ВЦСПС. За Джан-Туганом по описаниям находится погранзастава, и чтобы попасть дальше - нужен пропуск. Мы же спокойно начинаем подъем по круто уходящей вверх лесной тропе. Выше границы леса она теряется, но с выбором пути подъема проблем не возникает: везде возможно идти сначала по достаточно крутому травяному склону, а потом по пологим каменным осыпям. В первый день наша цель - не забраться слишком высоко, чтобы не переборщить с акклиматизацией, поэтому останавливаемся на ночь на "крайних" ровных площадках среди камней, недотянув до перевала трехсот метров по вертикали. Высота здесь около 3300 м - для 1-го дня вполне достаточно. Только с водой уже туго - все что течет, журчит метрах в двух под завалом из каменных глыб: не дотянешься. Надо топить снег. А напротив нас торчат массивные нагромождения известных гор: Шхельда, Ушба, пик Кавказа. Ночью спится на тройку, ворочаемся, привыкаем к высоте.

18 сентября. Пер. ВЦСПС (1Б) (3700) - г. Курмычи (1Б) (4080) - устье р. Курмычи (1500)


Эльбрус с Курмычей

Вид с Курмычей на восток, юг и запад

Подъем на Курмычи (4045)

Башкара (4162) и Ушба (4700)

Пик МНР (3819) и ледник под Курмычами

Ледник

Вода бьет из-подо льда

Наутро погода вновь ясная, поэтому, скоро приготовив завтрак, собираемся и поднимаемся по гребню на перевал. На юг - крутая осыпь, на север - спускающийся снежник, выводящий на пологий ледник. Бросив рюкзаки, отправляемся налегке на возвышающуюся рядом гору Курмычи. В отдельных участках приходится осторожно лезть - сначала слева крутой снежник, подпираемый осыпью, требует аккуратной утрамбовки ступеней, потом справа крутой обрыв вынуждает цепляться за грани камней. В целом весь подъем проходится без специального снаряжения, хотя с ледорубом и веревкой здесь возможно было бы уютнее, особенно при спуске.
С перевала движемся вниз по леднику, связавшись на всякий случай, а затем - по левобережной морене, пока не достигаем первого пояса бараньих лбов. Пока обедаем, выбираем способ преодоления этого препятствия и останавливаемся на прохождении его прямо по левому борту ледника с переходом текущей подо льдом речки по мосту (в кошках). Это проще, чем лазание по камнеопасной щели слева, по которой стекает прозрачный ручей.
Следующие ниже два пояса бараньих лбов, напротив, проще преодолевать слева от ледника непосредственно по каменным плитам средней крутизны до 50 гр. Стараемся быть осторожнее с ледяной коркой на камнях. До устья Курмычей по правому берегу от уровня коша (развалившегося) ведет твердая, хорошо читаемая тропа, которая выписывает широкие зигзаги по склону горы. Сам ручей внизу превращается в красивейший многокаскадный водопад, который, к сожалению, обращен к северу и потому все время находится в тени. У подножия горы, не доходя до слияния Курмычей и Баксана, останавливаемся на ночлег, ужинаем, забираем оставленные продукты, думаем, что делать с Сашиной долей. Связи у нас с ним нет. Поедет ли он догонять, не имея четкой уверенности, что найдет нас? Я в это почти не верю, но Дина убеждает с утра связаться с друзьями в Москве.

19 сентября. Пос. Верхний Баксан (1500) - оз. Сылтранкель (3190)


Верхний Баксан

Снимающий...

... и снимаемый

Озеро Сылтранкель

3553 м.

Драп

А орехи у вас есть?

Утром отправляемся искать связь - в Верхнем Баксане это несложно. В первом же доме нам не совсем бесплатно дали мобильный телефон и угостили замечательным твердосплавным кефиром - Айраном. Москва неуверенно подтвердила: Саша добрался домой удачно, назад вроде бы не собирался. С чистой совестью прощаемся с хозяйкой телефона и топаем через Баксан, чтобы начать подниматься по ручью Сылтрансу к перевалу Сылтран.
На южном склоне растительности почти нет, до входа в лес серпантином вьется дорога. Еще в поселке Дина обратила внимание на чью-то фигуру с рюкзаком, шагающую по склону метрах в двухстах выше нас. Будь мы тогда позорче, (ну или подогадливее - ведь людей с рюкзаком в это время в этом месте днем с огнем не сыщешь), меньше ходили бы поодиночке. А так человек с рюкзаком (не кто иной, как Саша) еще два дня гулял без нас по горам, не чая нас найти. Мы с Диной в этот день не спеша поднялись к озеру, потихоньку смакуя сначала замечательный сосняк на склоне, потом "крайнюю" траву на солнышке, когда еще не поздно погулять без ботинок на обеде. Потом постепенно исчезающую под камнями воду. Когда кончилось все, кроме камней, по которым надо карабкаться по склону, нам, наконец, открылось окруженное хребтами озеро Сылтранкель. Другого столь красивого места на ближайшие километры пути не предвиделось, и мы решили дальше в этот день не ходить. Подходя к месту, выбранному для ночевки, обнаруживаем на нем толпящееся стадо горных туров с десяток голов. При нашем приближении стадо бросилось наутек, но остановилось в нерешительности на холме. Очевидно, что-то интересовало их в этом месте. Как оказалось, кто-то оставил на камне упаковку арахиса, которая и привлекла животных. Поудивлявшись неосторожности зверей, подпустивших людей так близко, фотографирую их почти в упор, пока все поголовье не ретируется окончательно.
А Саша в это время ночует в нескольких километрах от нас - он уже перевалил за хребет и оказался в долине Мукала.

20 сентября. Пер. Сылтран (Н/К) (3430) - ледн. Мукал - пер. Мукал-Мкяра (1Б) (3760) - ледн. Вост. Мкяра - пер. Ирик Восточный (1Б*) (3760) - спуск в дол. р. Ирик-Чат (2800)


Ледники Мукал и Мкяра

Трещины у нунатака л. Мукал

пик Ирикчат (4045)

Склон Советского воина (4011)

Вход на Эльбрус закрыт

Утром солнечно, но уже появились перистые облачка - Дина обещает скорую смену погоды. А я по ошибке загружаю 400-ю пленку - вот это точно не к добру! С перевала Сылтран смотрим на наш дальнейший путь. Эльбрус здесь виден намного отчетливее, чем с Курмычей, куда мы взобрались два дня назад. Нам надо попасть в долину Ирикчата. Сделать это можно двумя путями: спустившись по Мукалу до Мкяры к месту их слияния и поднимаясь по ней до перевала Ирины Молотиловой (базовый вариант), либо перевалив через перемычку, соединяющую верховья этих рек - перевал "Мукал-Мкяра". Второй вариант заманчивее и очевидно красивее, хотя он сложнее и в плане набора высоты сэкономить практически не дает. Основные препятствия здесь: открытые, но хорошо засыпанные трещины справа (п/х) от нунатака, берг перед перевалом (опять же, при нас - засыпанный) и закрытый ледник с многочисленными трещинами Восточный Мкяра. Третье препятствие оказалось сложнее, чем мы думали.
На подъеме вдоль долины Мукала мы пересеклись с группой ростовцев, третью неделю шествующей из Безенгийского района - единственные встреченные туристы за весь поход. Они торопятся на перевал Субаши, и мы быстро расходимся в разные стороны. Ледник, ползущий справа (п/х) от нунатака, покрыт трещинами, но они сильно завалены, снег здесь неглубокий и путь подъема легко читается. Много голого льда. Преодолев это препятствие, устраиваем обед на левобережной морене, где по льду еще журчит вода.
Подъем на перевал Мукал-Мкяра преодолевается без проблем по крутоватому снежнику, где можно придерживаться за камни осыпи, хотя идти по ним неудобно - осыпь движется. С седловины виден намеченный нами путь: переход на северо-западную часть ледника и подъем под перевал И. Молотиловой. Хорошо видно множество трещин в районе нунатака. С нашей стороны ледника тоже трещины и видно, что многие под снегом. Выбрав оптимальную траекторию движения, начинаем траверсировать ледник в северном направлении, постепенно удаляясь от скал, где по одному из описаний должна вскоре начаться зона разломов. Иду впереди, опираясь на палки, однако иногда то одна, то другая нога уходит по колено вниз, и я останавливаюсь, нащупывая твердую основу. Трещины. Движемся медленно и осторожно поперек них. В какой-то момент оказываюсь уже по пояс в снегу, удерживаюсь на стенке трещины, как вдруг неведомая сила разворачивает меня на 90 градусов, и я оказываюсь висящим на руках, провалившись по грудь. Только выбравшись, соображаю, что этой силой была Дина, которая натянула веревку сзади, приготовившись страховать меня. Надо отдышаться и идти дальше. Одолевают сомнения в правильности пути. Дальше получается пройти всего метров 10-15, потому что, нащупав край очередной трещины, я останавливаюсь и ловлю себя на мысли, что продолжать этот путь не готов. Трещины попадаются с частотой промежутка, разделяющего нашу связку, причем становятся более частыми и широкими, оставаясь при этом закрытыми снежным покровом. Впереди за перегибом дальнейший путь не читается. Еще раз достаю и читаю вслух описание людей, шедших подобным маршрутом: "Далее движение по правой части 10град. закрытого ледника, трещины. Справа под скалами разломы льда. Обход левее, далее по открытому леднику на правобережную морену". Полезной информации не прибавилось. Мы идем правильно.
Взвесив все обстоятельства, принимаем решение: двигаться назад по своим следам и искать другой путь. Разворачиваемся на месте - теперь ведет Дина. Через пару десятков метров она оказывается по пояс в трещине, которая находилась буквально под нашими следами. Останавливаемся и обсуждаем положение. Можно искать другой путь через этот ледник, но это рискованно и долго, поскольку придется идти практически на . Можно вернуться своим же путем и спускаться к слиянию Мукала и Мкяры - это безопасно, но слишком долго. Наконец, наиболее приемлемый вариант, который мы рассматривали еще на перевале: не траверсировать ледник, обходя массив Ирикчата, а подниматься по нему к близлежащему перевалу Ирик Восточный. Его описания у нас нет, однако известно, что сложных препятствий с южной стороны там нет, а северный склон - как на ладони: несколько хорошо заметных крупных трещин на подступах (обходятся с востока), широкий берг у основания и крутой снежный взлет перед широкой седловиной. Медленно, прощупывая каждый шаг, двигаюсь по пологому участку, стараясь держать направление перпендикулярное трещинам. К счастью, их здесь нет, и до северной оконечности Берга мы добираемся без проблем. Настораживает надвигающаяся облачность, из которой вскоре начинает потихоньку сыпать снежная крупа, а также небольшой запас оставшегося светлого времени. У самых скал находится прочный ледовый мост через берг. Здесь, очевидно, уже ходили до нас: следы уходят вверх и под самой скалой огибают опасную щель. По ним мы уверенно преодолеваем "крайний" подъем (без кошек тут уже не обойтись: 45-50?) В 18:15 выбираемся на перевал. Здесь можно поставить одну палатку и наутро подняться на Ирикчат (по восточному гребню, а не по западному, как мы планировали первоначально оба маршрута - 1Б). Но мы решаем не напрягаться лишний раз перед Эльбрусом. После напряженного дня хочется скорее спуститься в долину, и к 20:00 мы сбрасываем тысячу метров до первых ровных площадок.

21 сентября. Подъем вдоль р. Ирик-Чат - пер. Ирик-Чат (1Б*) (3867) - ночевка на границе ледника Ирик-Чат (3700)


Встреча на Ирикчате

Ледник Ирикчат, Ачкерьяколбаши (3928)

Напротив Балыксубаши

Ледовые поля
Саша появился тогда, когда мы не ждали его больше всего. Двигаясь утром вниз по Ирикчату, он заметил нашу палатку и, приблизившись, радостно воскликнул: "наконец-то нашлась моя еда!"
Оказывается, Саша за это время успел подняться до верховий Субаши, перевалить через Джикаугенкёз на замерзшее озеро под самым Эльбрусом, и спуститься в нашу долину через перевал Ирикчат! Кроме того, в первый день после прилета он искал нас в Терсколе, Эльбрусе и дошел по ущелью Адыр-Су до альплагеря Уллу-Тау (вопреки имевшимся у нас сведениям, на этом пути не оказалось погранзаставы).
Продуктов у нас с Диной было только на двоих (остальное мы оставили в долине Баксана), но мы не голодали, и разделить их на еще одного человека было не сложно. Как оказалось позже, и Дина и Саша ели так мало, что на этой "экономной" 600-граммовой раскладке возможно было прокормить еще и четвертого участника! Вместе с мечтающим о супе "Харчо" Сашей, начинаем подъем к белым склонам Эльбруса. На следующий день нам предстоял еще один закрытый ледник, отделяющий Ачкерьякольский лавовый поток от приэльбрусских хребтов, и третий человек в связке тут был совсем не лишним. Набрав к обеду положенную тысячу метров, устраиваем полудневку и ночуем на крайнем западном каменистом холме перед ледником, где есть защищенные плоские площадки для палаток. Лучше пораньше встать на ночлег, чтобы по утреннему насту проскочить опасный лед.

22 сентября. Установка Б/Л (4200) и радиальный подъем на 4600


Утром (пик Калицкий, 3581)

Балыксубаши (3932)

Оттаявший

Вдоль трещин

Пройденный ледник

Надежная ветрозащита

Вечером, Донгузорун, (справа, 4454)

Вечером, Донгузорун, (справа, 4454)

Ачкерьякольский поток и кратер
Пока собираемся в палатке, снаружи скребутся гости: маленькая мышка забегает по внутренней стенке палатки на крышу. Сгоняю непрошенное животное прочь, но оно не спешит прятаться. Когда рюкзаки собраны, Дина с Сашей приносят в жертву бедняге теплый носок, из которого устраивают нору и ванильный сухарь - запас на зиму. Ребята думают о мыше, а я – корыстно - о погоде на завтра.
Видимость, ясно. Выходим на засыпанный снегом ледник. В составленных на этот участок описаниях говорится о движении по "подкове", которую нужно закладывать сильно к югу, чтобы избежать разломов под скалами Замка. Очевидно, наш путь оказался недостаточно выгнутым, поскольку в зону разломов мы все-таки попали. Однако благодаря тому, что трещины здесь легко читаются, и через них есть прочные ледовые мосты (чем дальше от скал, тем больше), ледник был пройден нами без проблем за 1 час 20 мин. При более удачном выборе пути это расстояние в 1,5 км (по прямой) проходится группами за 40 мин.
Дальше начинается безжизненная черная осыпь из неплотно слежавшихся глыб лавовых пород. Несколькими ступенями поток рельефно набирает уклон, прерываясь участками льда и снега в двух местах ниже кратера. Когда на высоте 4200 м нам встречается ровная площадка, защищенная от ветра высоким камнем, решаем установить на этой точке лагерь с тем, чтобы выше ходить налегке. Следующее хорошее место находится на высоте 4320 м (30 мин ходу), но здесь ветрозащита состоит из невысоких стенок, которые сильно заметены снегом. Сюда (и еще выше - до 4600) поднимаемся вечером, чтобы получше акклиматизироваться к высоте. Вечером видимость исчезает в пролетающих мимо облаках. По тенту градом барабанит крупа, совсем рядом сверкает молниями гроза. Кажется, ничто не обещает удачного восхождения. Но план есть план: ставлю будильник на 4:00 утра с тем, чтобы до традиционной для этих мест непогоды во второй половине дня, подняться и спуститься вниз.

23 сентября. Эльбрус - восточная вершина (5621): радиальный подъем по Ачкерьякольскому лавовому потоку (2А/2Б*)


К 7:30 облако отползло

Горы прячутся за облаками

На плато

Последние метры

Настоящая вершина - там!

Западная вершина (5642)

Высота взята! (5621)

Снежник над кратером

До половины восьмого не получается выйти из-за густого облака, висящего над палаткой, и барабанящей по крыше снежной крупы. Снег здесь идет практически все время - не столько сверху, сколько сбоку - за счет воздушного потока, метущего поземку по восточному склону горы. Стандартный расклад времени для старта с нашей высоты - 8 часов на подъем и 5 на спуск. Учитывая, что темнеет в 20:00, выходить надо не позже 8:00. Надо еще учесть, что ночью хорошо насыпало и предстоит тропежка.
Выходим только в 7:40, когда облачность опускается ниже нас, и из лагеря хорошо виден залитый утренним солнцем путь подъема. На удивление безветренно - есть надежда на то, что погода продержится долго. На ходу приходится раздеваться, чтобы не перегреться.

Описывать путь подробно нет смысла. Траектория практически везде очевидна. Там, где круто идти по скалам, движемся по снегу справа (дальше от стенок кратера). Ощущения? Мы все нормально приспособились к высоте, хорошо спали (несмотря на грозу). Но все же, чем выше поднимаешься, тем больше и чаще приходится набирать воздуха в грудь. Идти нужно строго в своем темпе, чтобы организм успевал получить необходимое количество кислорода. Стоит немного ускориться, переборщить, и уже начинается голод: кружится голова, хочется согнуться, лечь, расслабиться. А на склоне это опасно. Правильно не сгибаться, держаться прямо. Не знаю, верно ли мое объяснение, но, по ощущениям, в этом случае большая площадь легких насыщается кислородом и легче идти. И еще нужно регулировать свое дыхание, делать это чаще, чем привыкло тело на равнине. Чем выше забираемся, тем чаще делаем остановки, паузы. В это время высота перестает ощущаться, организм приходит в норму. И все же, несмотря на тропежку по щиколотку, а кое-где - по колено, которая часто чередуется с движением по жесткому фирну, поднимаемся быстро. К 13:00 вершина оказывается у нас под ногами!
Вершина, довольно плоская, сильно напоминает очертаниями хибинские плато. Облака уже поднялись практически до нашей высоты, поэтому видно кругом немного.
Напротив открылся склон западной вершины, на который медленно заползало облако. Она ненамного выше нашей -+20м (5642)., и отсюда отчетливо видно косую тропу, ведущую на макушку - классический путь подъема с приюта 11. Людей нет. Вокруг простирается бесконечный океан белых пушистых облаков, равномерно накрывающих весь Кавказский хребет и прилегающие равнины. Если утром еще рисовались контуры отдельных пиков и хребтов, не заслоненных белой пеленой (Безенгийская стена, например, Дыхтау и Каштантау), то теперь все это растворилось в молочном киселе, у кромки которого находимся мы сами. А еще видно, что земля - круглая!
Через полчаса начинаем спускаться. Движемся быстро, чаще выходим на глубокий снег - идти вниз по нему приятнее, чем по камням. На уровне кратера нас накрывает сплошное облако, из него дует со снегом, видимость теряется. Но путь очевиден и хорошо помнится. Местами требуется повышенная осторожность на крутых участках, где снег уже превратился в твердый зимний лед, У нас только кошки, палки и один ледоруб на троих. Этот набор снаряжения мы выбрали, основываясь на опыте предыдущих (чужих) восхождений по этому маршруту и учтя состояние льда склона (непосредственно голый зимний лед встречается не часто, много участков плотного фирна, на котором надежно держат кошки). И этот набор оказался вполне достаточен. Пуховки, которые мы брали с собой наверх, не пригодились - температура по ощущениям не опускалась ниже -10. При безветрии актуальнее было раздеваться, чем одеваться.
К 15:50 спустились в лагерь. Дальше в этот день двигаться было бессмысленно, мы остались праздновать победу. Однако это еще не конец. Спокойно себя почувствовать я мог только после того, как будет пройден "крайний" ледник, отделяющий нас от материка.

24 сентября. Спуск до пос. Эльбрус по дол. р. Ирик-Чат


Спуск в облаке

Безжизненная территория потока

Долина Ирика

Прохождение ледника утром более рационально, однако на этот раз всю ночь мело, и всю ночь температура держалась около нуля. Рассчитывать на замерзший наст не приходилось. Утренний выход состоялся в густом облаке, которое редко давало разглядеть камни в ста метрах. Без отклонений мы добрались до западной границы ледника, который время от времени приподнимал завесу и показывал свой противоположный край. Потом его снова затягивало, и тогда о направлении движения можно было судить только по приборам - компасу и GPS. Пройдя сотню метров от камней, долго колеблюсь, продолжать ли движение, или дождаться погоды. У нас еще есть шанс уехать сегодня, но есть и запасной день. Облачность не пугает, выйти в нужную точку - не проблема. Хуже, что не видно районов разломов, которые лучше наблюдать издалека. Но с поверхности их все равно не разглядишь, все равно есть риск и надо положиться на страховку.
На этот раз стараюсь сильнее сместиться на юг, чтобы обогнуть наклонный участок ледника. Пока движемся, видимость улучшается. На середине ледника уже можно разглядеть как скалы, откуда мы вышли, так и бугор, на котором два дня назад стояла наша палатка. Дважды ощущаю под ногами пустоту, проваливаясь по колено, но трещины неширокие, и я быстро выбираюсь. Когда путь оказывается между двух зон открытых трещин, приходится более тяжко. В одну из трещин, которую не удалось надежно прощупать, проваливаюсь основательно, зависнув на страховке. На этот раз задержаться не получилось даже на вытянутых руках. До поверхности - около 4 метров, сверху сыплется снег, снизу из глубины слышится звон бьющегося стекла - сосульки. Обидная мысль, что до камней - еще полкилометра, а уже "оверкиль". Распираюсь в проеме, чтобы ослабить натяг веревки и дать понять страхующим сверху, что нахожусь в стабильном положении. Слышимость в обоих направлениях нулевая - кричать бесполезно. Привязываю рюкзак к запасному концу и начинаю потихоньку выбираться к поверхности. Все-таки мы шли не совсем перпендикулярно трещинам - когда я падал веревка проскользила по краю, и теперь надо мной снежная шапка. Разгребаю ее ледорубом. Рядом со мной отчетливо темнеет прочный ледовый мост через трещину. Вот по нему-то мы ее и перейдем. Если бы сразу взять на два метра левее!
Выбравшись, смотрю на собственные следы, которые косо подходят к краю трещины. Не самый логичный путь! Оставшиеся 600 метров до бугра идем с удвоенной осторожностью. Хотя после опасного участка мы встали на собственный путь двухдневной давности, каждый шаг прощупывается палкой со снятым кольцом, кое-где проверяю надежность льда ледорубом, очерчиваю границы встречающихся трещин. Только у самых камней можно позволить себе, наконец, расслабиться.
Вот теперь действительно победа. Нам позволили подняться наверх и благополучно спуститься обратно. Ни до, ни после, это не получилось бы из-за непогоды.
Через ледник медленно отползает облако, показывая освещенную солнцем вершину. Чтобы попрощаться. Дорога вниз уже знакома, но все равно вызывает яркие ощущения. По мере того как мы спускаемся, зима отступает, появляются трава, ручьи, птицы, вдалеке желтеют деревья. Впереди осень, но кажется, будто наступила весна - непередаваемое ощущение жизни.

* * *

Еще день мы гуляли по низам, ели хычыны, катались на канатке на южный склон Эльбруса. А вечером на той же машине добрались до Минвод и сели на московский поезд.
Прошла неделя, но акклиматизация дается тяжело. Ноги никак не хотят привыкать к ровной поверхности, по ночам снятся странные сны, в воздухе слишком много кислорода. Кажется, это горная болезнь...

Выводы

1) Подъем на 5621 на 7-й день нахождения в горах при постоянной смене высот вполне допустим с точки зрения успешной акклиматизации.

2) Подъем на гору в межсезонье сопряжен с нестабильной погодой, снегопадами, необходимостью преодолевать трещины, занесенные снегом. Возрастает опасность лавин (небольшая лавина сошла при нас). Во время нашего похода (9 дней) больше половины дней были при солнце.

3) Проваливаться в трещины лучше без кошек (чтобы ничего не ломать), а вылезать - в кошках. Кошки необходимы при преодолении мостов, поэтому даже на пологом леднике лучше идти все-таки в кошках.

4) Связь в Приэльбрусье в наш сезон была возможна только с помощью операторов Би-Лайн и Мегафон.


Отзывы (оставить отзыв)
Рейтинг статьи: 5.00
Сортировать по: дате рейтингу

Удачное время года для Эльбруса

Хороший отчётик всем плюсы) В каком году это было?(( я так и не понял? Как найти Сашу Погорелова есть ли контакты.
 

Поделиться ссылкой

Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999-2017 Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100