Добро пожаловать !
Войти в Клуб Mountain.RU
Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

"Горы в фотографиях" - это любительские и профессиональные фотографии гор, восхождений, походов. Регулярное обновление.
Горы мира > Кавказ >


Всего отзывов: 0 (оставить отзыв)


Автор: Дима Шаповалов, г. Киев
Фото: Саша Корниенко и автор

Один из способов встречи Нового Года

Как известно, для восхождений на Эльбрус есть летний сезон, есть зимний сезон и есть антисезон, приходящийся обычно на ноябрь месяц. Оставим описание экстремальных условий антисезона потомкам, здесь же поговорим о традиционном сезоне зимнем.

Почему хорошо ходить зимой? Зимой свежо и нежарко, горячие головы получают возможность хоть ненадолго остыть. Зимой 2003 я уже был на Эльбрусе и верно – остыл на целых три месяца. В горы не ходил, а всё делал и делал выводы из полученного опыта, пока в апреле мы не поехали на Монблан и там тоже никуда не зашли (зато решили интересную логистическую задачу – Киев-Шамони-Киев за 80$).

Прошлой зимой мы решили поехать на Эльбрус опять. Эго парило на невероятной высоте (“порвем в куски”), но что-то не давало расслабиться. Готовились издалека и задолго.

Эльбрус зимой это в первую очередь не насчёт физподготовки, а насчёт умения войти в равновесие с окружающей средой, чувствовать себя в ней как дома, не бояться и получать удовольствие от ветра и от мороза, от тумана и особенно от снега. Физподготовка набирается тренировками, а вот как научиться контролировать состояние своего организма в статье не прочитаешь.

Как показывает опыт, в районе Нового Года для Эльбруса характерны два типа условий: либо выше Приюта всё залито бронебойным льдом, либо льда немного и везде можно пройти по снегу/фирну. Второй случай прост (надо бороться только с климатом и собственной слабостью), в первом же надо использовать буры и веревку (отдельные команды провешивали перила чуть ли не до восточной вершины другие шли просто в связке и иногда были сдуты ветром). Условия повторяются примерно через год: 2005/2006 был снег, 04/05 – лед, 03/04 – ? , 02/03 – снег и т.д. В обоих случаях важно одно – скорость движения получается намного меньше летней. И если вы не хотите надеяться на авось, а уверенно сходить на вершину, то выходить надо не из приюта и не из бочек, а хотя бы от скал Пастухова (т.е. брать палатки и оборудовать лагерь, что непросто). Конечно, люди у нас сильные, привыкшие переносить тяготы и лишения, но становится стыдно за гордое имя человека, когда смотришь, как эти ещё вчера гиганты еле переставляют ноги где-нибудь на 5000м. А еще для клиентов есть ратрак, хотя эта статья написана для более самостоятельных людей.

До Пастухова летом доходят все. Зимой задачу может осложнить большое количество снега. С высотой снега обычно становится меньше, но часто бывает и по пояс, и по грудь. Зимой 03/04 с Пастухова даже сошла лавина, впервые за много лет. Когда снега много, до бочек приходится ехать на канатке/креселке, а выше приходится надеяться, что проедет ратрак и всё утрамбует. Или брать снегоступы и идти самим, что всё-таки интереснее. Не так просто узнать заранее, какие будут условия на горе, поэтому серьезная группа должна быть готова ко всем возможным сценариям. Краткость мероприятия и возможность челночить позволяют взять с собой большое количество снаряги и продуктов.

Типичные условия на зимнем Эльбрусе заметно хуже типичных летних условий на вершинах памирских семитысячников. В обычных пластиковых ботинках можно легко обморозиться, за дни подъема и акклиматизации внутренники отсыревают и хуже греют. Еще сильнее это чувствуется в кожаных горных ботинках. Поэтому к пластикам приходится брать запасные внутренники (лучше высотные – из пены), а в мыльницу вставлять дополнительную стельку, например вырезанную из коврика. Для кожаных ботинок приходится брать утеплённые бахилы-оверботы. Не помешают оверботы и на пластики. Наш ремонтник Саша сделал себе оверботы из рыбацких резиновых штанов (которые до подмышек) и был ими очень доволен. К сожалению, в наших краях нельзя купить утеплённые зимние ботинки/сапоги, которые так распространены в северных странах, например в Норвегии или Канаде. Они недороги (40-80$/пара), невероятно теплы (-40 – -60С) и позволяют надевать кошки на завязках. Конечно, из-за мягкости подошвы в них не так легко лидировать на 70-ти градусном льду, но для Эльбруса это и не требуется.

Из одежды самое большое внимание приходится уделять согреванию конечностей и головы. Даже самые теплые и дышащие перчатки/варежки рано или поздно отсыревают и перестают греть, поэтому где-то сверху в рюкзаке лежит вторая пара. Обычно внизу используются перчатки (типа горнолыжных), в запасе для высоты лежат варежки (с синтетическим утеплителем, самый продвинутый из которых в настоящее время - прималофт). На случай очень серьезных условий в заначке лежат легкие непродуваемые верхонки (без утепления), которые одеваются поверх варежек или перчаток. В самом крайнем случае на руки можно надеть запасные шерстяные носки.

Из-за ветра в обычной поларовой или шерстяной шапке мерзнут уши. Если надеть вторую шляпу, то начинает мокнуть голова, поэтому ограничиваются дополнительной шерстяной или виндстопперной полоской на уши. Когда ветер становится сильнее, необходимо, чтобы лицо было полностью закрыто намордником. По этой же причине любые горнолыжные очки лучше даже самых навороченных горных (типа «Julbo», «Bolle» и т. п.) – потому что они изолируют пол-лица. В полностью закрытом наморднике на высоте трудно дышать, поэтому прикрывающая рот/нос часть должна либо опускаться, либо быть съемной. Фильтр для согревания входящего воздуха на Эльбрусе обычно не нужен.

Чаще всего обморожения происходят либо из-за недостаточного утепления, либо из-за того, что кровь (т.е. переносчик тепла) недостаточно хорошо поступает в конечности. С утеплением всё понятно: на самый холод – пуховка, а для более терпимых условий – непродуваемую куртку и свитер. От супер-свойств гортекса зимой пользы мало, даже наоборот, гортекс – это “холодная” одежда. Ноги обычно сильно утеплять не надо, достаточно непродуваемых штанов и тонкого полара под ними.

Вопрос поступления крови намного более интересный. Кровь плохо поступает в конечности либо если где-то что-то пережато, либо она становится слишком густой, а это происходит из-за обезвоживания организма. Т.е. надо чаще пить, хотя это не всегда возможно. Термос тяжелый, а с утра в себя много не вольешь. Поедание снега приводит к воспалению горла, что способствует отеку легких при недостаточной акклиматизации. Самое простое решение – как можно меньше потеть во время ходьбы. Не надевать кучу теплых вещей без сильной надобности и стараться поддерживать свою температуру как можно ниже, чтобы было даже немного холодно, “свежо”. Давно известно, что когда температура тела вырастает до +38С, потребление кислорода увеличивается в два раза по сравнению с +36.6С, дальше – больше. На высоте этот факт волнует особенно сильно. Разжижающие кровь (аспирин) и расширяющие периферические сосуды препараты (трентал, ксантинола никотинат), конечно, помогают, но не сразу (минут через 20 после приема) и не надолго (примерно на час) и обезвоживание все-таки не устраняют.

Для ночевок на снегу/льду простого ижевского коврика мало, надо брать либо полтора ижевских, либо один толстый рифленый, например ridgerest deluxe. Спальник с синтетическим утеплителем до -15С вполне подходит, некоторые берут спальник полегче, до -7 – -10С, но спят в одежде, накрывают спальник пуховкой или предлагают товарищам сделать сшивку. Различные изолирующие бивачные мешки (например, из серебристой пленки), конечно, помогают, но всего на одну ночь – к утру спальник полностью отсыревает.

Из мелких, но раздражающих медицинских проблем наиболее часты растрескивание губ и кожи на пальцах. С губами все понятно – их надо постоянно мазать специальной помадой с SPF 25-30, или хотя бы кремом от солнца/детским кремом. Трещины на пальцах, если о них не заботится, достигают немыслимых глубин. Причина – периодическое охлаждение/согревание рук. Ветер подул – надел перчатки, ветер перестал – снял и т. д. Вот таких вариаций температуры желательно избегать, лучше постоянно ходить в перчатках и для увлажнения смазывать пальцы кремом от солнца/детским кремом или что там есть в аптечке. Кашель, вызываемый сухим и холодным горным воздухом, устранить довольно трудно, разве что таскать с собой аэрозоль или постоянно есть увлажняющие сосательные конфеты.

***

В Минводы приехали ночным киевским поездом, с трудом влезли в уже ожидавшую нас «четверку», пару рюкзаков пришлось прикрутить на крыше. На дорогах - никого, посты тоже были ещё закрыты, в Азау прибыли с рассветом. Только однажды водителю пришлось выскочить и обняться с гаишником. “Салям алейкум!” – и шлагбаум поднят. “А, это знакомый, пузатик”, - рассказывал потом водила. “Я ему как-то вместо сотни десять рублей сунул. Так он, гад, как-то не глядя это почувствовал, прямо в объятьях. Говорит, что ты там такое сунул, я тебе что - мальчик, шутить надо мной?”

В Азау пока никто не проснулся: и канатка, и лавки все были закрыты. Наверху видно строение Кругозора. Почему бы не пойти, чёрт с ней, с канаткой? Тогда акклиматизация будет быстрой, безболезненной и намного более глубокой, чем налегке гулять между бочками и приютом. Решено, и уже через три перехода мы поднялись выше Кругозора. Ещё через переход ставим лагерь в безопасном от лыжников месте. После обеда разведали путь до Мира, а там и стемнело.

Нас четверо, Катя, Саша, Дима и я. Основная цель мероприятия – подготовка к походу на Памир летом, привыкание друг к другу и проверка снаряжения.

Наутро чувствую себя плохо, пищеварительное расстройство, решаем спуститься к Кругозору и таки проехать до Мира на канатке. Вспоминается книга Мика Фаулера, как они перед поездкой в Индию готовили свои изнеженные качественной пищей желудки, в течении нескольких месяцев питаясь в самых дешевых азиатских буфетах, какие только можно было найти в Лондоне. Страдали сильно, но проблему решили.

От Мира по накатанной ратраком колее поднимаемся к бочкам. Сегодня - Новый Год. До вечера успеваем занести заброску в “курятник” – домик из корпуса Ан-2 на скальной гряде напротив приюта. До самого Пастухова тянется след ратрака, да и выше идти хорошо: льда почти нет. Да, с этим повезло всем. И на бочках, и на приюте готовятся встречать праздник, повсюду такая приятная новогодняя атмосфера. Погода тоже радует. Чтобы не испортить здоровье в начале похода, новый год не отмечаем, ставим палатки в разрушенном доме на скальной гряде напротив бочек. В полночь слышно, как по нам стреляют петардами. Спим дальше, ещё успеем погулять.

Рано утром уходим наверх в Ан-2. Почему-то очень нравится этот холодный, но такой свойский “сарай”. Наверное, из-за круглых иллюминаторов в боках и чувства уединения, которое не найти на столь многолюдном приюте. Собираем заброску для Пастухова и идем дальше. Постепенно Катя начинает отставать, даже разгрузка рюкзака не помогает. “Бабушка притомилась”. Со временем различия в физ.форме только вырастут. Те, кто отдыхает, будут точно акклиматизированы слабее, чем те, кто работает. Катя уходит вниз с Димой, а мы с Сашей поднимаемся выше скал, ищем ровное место для лагеря. Такого не найти, вот разве под основанием гряды было одно, но больно уж низко. Придется долбить лед, ровнять площадку и выпиливать из редких пластов снега кирпичи для стенки. Чем и занимаемся часа два, почти до заката, потом бежим вниз. Вечером начинает болеть голова, значит набор высоты происходит быстрее набора акклиматизации. Примем это к сведению, а боль уберем таблеткой ибупрофена.

Сшиваем молниями два теплых спальника и ночуем в сшивке втроем. Получается очень тепло, хотя с непривычки немного тесно, видно ещё не успели похудеть. Решаем продолжать спать в сшивке. На следующий день со всеми вещами поднимаемся к месту будущего лагеря над скалами Пастухова и еще несколько часов вчетвером рубим лед и ищем снег для стенки. Снега очень мало, приходиться носить издалека, стенку удается сделать только с двух сторон, дай бог ветер не переменится. “Хило”, - подводит итог Саша. Ставим палатки – слабенькую внутрь, поустойчивей – снаружи.

Ночью дует сильный ветер и у слабой палатки Алексика постоянно расходится наружная молния, пока не ломается совсем. Утром к дулу прибавляется отсутствие видимости – мы в облаке, сидим и смотрим, как развиваются события. Хуже вроде не становится, нельзя терять день, решаем налегке сходить на седло, разведать путь и записать его в GPS. Видимость – метров десять. Упаковываемся и связываемся веревкой, чтобы не потеряться. Катя захотела остаться в лагере. Дима идет первый, ориентируется при помощи интуиции, его движение чувствуется только по натяжению веревки. Изредка из снега торчат верхушки вешек. Перед самым выходом на седло решаем поворачивать, чтобы не перетрудиться. Тем временем Катя зашила в палатке молнию, и дула стало намного меньше.

Утром – прекрасная погода, встаем еще до рассвета. План на сегодня: закрепиться на седле. Морозец и умеренный ветер. На рассвете горы окрашиваются в сине-розовые, “копыловские” цвета. Несколько минут и чудо проходит, следующее представление только завтра. “Зарево красит пожаром ущелье, \\ Завтрак готовит отделенье второе…” Пока собираемся – снизу подходят восходители. Берем еды на 4 дня, остальное закапываем в заранее подготовленную яму и выходим. К обеду на месте. Средней силы ветер несет через седло и вниз облака снежной пыли. Ищем место для лагеря. Всё настолько отполировано ветром, что не понять – снег это или лёд.

Находим снег возле тропы, прямо на перегибе седла и долго строим очередное защитное сооружение. Тут халява не пройдет, надо постараться. Снег настолько плотен, что даже металлическая лопата оказывается бесполезной. Выпиливаем здоровенные кубы, килограмм по 10-15 весом и ставим мощную стенку, защищающую палатки с трех сторон. На четвертую не хватает времени, уже темнеет. Сегодня все очень сильно вымотались, надо как следует поесть. Но не тут то было: горелка отказывается работать. После прогрева загорается, но вскоре тухнет. У нас была жидкотопливная горелка «MSR Dragonfly». До сих пор работала без нареканий, правда с высотой тяга несколько упала. Преодолевая высотное отупение, пытаемся понять, в чем проблема. На всякий случай разбираем и прочищаем топливопровод – всё чисто. Потом Саше приходит идея, что перепад давления между баллоном и окружающей средой стал слишком велик, поэтому пары бензина вылетают слишком быстро, не успевая сгорать. Значит надо меньше, чем обычно накачивать баллон и не до конца открывать вентиль. После нескольких неудачных попыток получается удержать небольшое устойчивое пламя. Отлично, топим снег. Чёрт, вода конденсируется на наружных стенках котла, стекает вниз, капает на горелку и тушит её. В следующий раз обязательно надо брать котел с плоским дном. О, а теперь у Саши приступ высотного красноречия, вот бы ему таблетку антигубораскатина, пока не подрались.… “Дай пожалуйста ложку – Вот, бери – А подать, что, сложно? – Слушай, не наглей! – Да пошел ты н., е. п., б.!” Так нескучно проходит вечер, и мы, наконец, ложимся спать.

Ночью, когда не отвлекают бытовые проблемы, на первый план выходит мир внешний. Не спится. Из головы никак не выходит мысль, как же мы сейчас оторваны от всего мира. С Пастухова ещё были видны огоньки в Азау, отсюда уже не видно ничего. Кто-то сейчас на диване перед телевизором пытается впихнуть в себя остатки праздничного оливье, пожелаем ему удачи. Ветер же бьет порывами: поревет, поплещет палатку – и опять тишина.

Примерно в 3 часа ночи, посреди характерного для седловины дула раздался грохот: завалило наветренную палатку, прямо вместе с Димой, который там мирно спал. Завалило этими самыми блоками по 15кг. Ничего себе ветер! Вылезать было страшно, казалось, что сразу унесет и всё. “Дима, а ты там в порядке, может до утра так поспишь, а там откопаем?” – “Да ты че, вообще свихнулся?!” Дима не мог пошевелиться, от ушибов его спас толстый спальник. К счастью, всё обошлось: ветер оказался не таким сильным, Диму откопали, стенку водрузили на место. Палатка, дешевая и легкая 3.5-сезонная TNF с пришитой дома юбкой, распрямилась и сама вернулась в нормальное положение. Стенка поехала из-за того, что блоки стояли незакрепленными на гладкой (скользкой) поверхности, а некоторые из растяжек палатки были прикреплены непосредственно к снежным блокам, а не к земле. Ветер давил на палатку, растяжки тянули стену. Вот и получили “эффект Мёссбауэра”. До конца ночи мы уже не могли как следует расслабиться и просто досыпали, не снимая обуви и одежды.

После такой бурной ночи, восхождения на З. и В. вершины Эльбруса были сродни вечерней вылазке в киоск за пивом, быстро и по-деловому. На Западную взошли за час ещё в темноте, рассвета не дождались и, сделав несколько нерезких фотографий, в сумерках побежали вниз. Там быстро перекусили – и прямо от лагеря полезли вверх на Восточную вершину. На склонах Восточной есть несколько больших закрытых трещин, мы захватили с собой веревку и сразу связались. Через полтора часа были наверху, погода отличная: солнце, освежающий ветер и из облаков встают вершины ГКХ.

Внизу в лагере встретили знакомых из Киева, Жозефа и Егора, мы ехали с ними в одном поезде. За эти дни это была уже их третья попытка взойти на Эльбрус, и через несколько часов они все-таки поднялись на Западную вершину. Мы же собрали лагерь и, оставив развалины стенки в назидание потомкам, поспешили вниз.

На Пастухова наше место уже было занято, а заброска выкопана (“мешала поставить палатку”). Не став ругаться с этими людьми, загрузились барахлом и двинулись дальше. Под скалами Пастухова красовалась палатка “Зима” продвинутой группы из Москвы. Решили не спускаться на бочки, а переночевать в столь удобном курятнике. Вечером стало заметно, как портится погода. Наутро все следы были занесены снегом, да и спускаться надо было в сумерках, чтобы успеть на первый рейс канатки. Положились на компас и интуицию, так и дошли до бочек. Перепаковав рюкзаки, спустились к Миру. Там снега уже было по колено, а вокруг все белым-бело: время хорошей погоды прошло.

На канатке ждали короткие мгновения славы – “Как сходили?” – “Зашли.” – “Куда?” – “И туда, и туда”. Ясное дело, кто нам поверит, с такими ехидными рожами. В Азау, в одной из лавок забрали очередной баул с вещами – и вперед! Водитель был настоящий джигит: обгонял, выдавливая встречное движение на обочину. За полчаса до отправления дневного поезда мы в Минводах. Билеты, конечно, есть: можно было ещё заранее спорить, что билеты будут, игра была в разгаре и никто не мог поверить,что везение вдруг может закончиться…

waypoints для GPS


Поделиться ссылкой

Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999-2019 Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100