Добро пожаловать !
Войти в Клуб Mountain.RU
Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

"Горы в фотографиях" - это любительские и профессиональные фотографии гор, восхождений, походов. Регулярное обновление.
Горы мира > Кавказ >


Всего отзывов: 1 (оставить отзыв)
Рейтинг статьи: 1.00


Автор: Борис Арков, г. Москва

Вольная Испания

Читайте также на Mountain.RU
Борис Арков. Гроза над Эльбрусом


фото Ильи Рыльского
Кажется, целая вечность минула после этой горы, веселое было время, после того восхождения я впервые задумался о безграничности сил человеческих, о том что такое грань возможного, на сколько стоит уходить за эту грань, проверяя себя на прочность и стоит ли вообще (что я говорю – конечно стоит).
Шел 1991 год, лето близилось к своему зениту.
Сезон не задался, непогода властвует над Приэльбрусьем уже вторую неделю, дожди идут с небольшими перерывами.
Мы «ловим» «окна» погоды.
Тщетно.
Если и бывает солнечно, так только пол дня, первая его половина, а к вечеру собирается гроза.
Опять мы сидим в столовой КСП, небольшое, темное, но уютное помещение. Я смотрю в окно, капли дождя стекают по стеклу.

Время спешит,
время уходит,
просто меняя расцветки в природе,
время в себе и всегда по-погоде,
время не ждет,
может нам повезет…

Ждать, чего ждать, нужна «пятерка – Б» позарез. Мы спорим уже который день подряд, уезжать или все же сделать попытку и выйти «на гору».
Вчера ночью, после «преферанса» наконец решили, идем. Идем «на удачу», не дожидаясь устойчивой погоды. Выбираем простой вариант, однодневный маршрут.
Вольная Испания. Вершина находится в цирке Кашкаташа, восточная стена этой горы так красива и идется за один день!
Утро потратили на сборы.
Вышли из альплагеря Шхельда, сразу после обеда.
Нас трое: Ваш покорный слуга, Володя и Сергей, идём не спеша, выдерживаем «оздоровительный темп», рюкзаки как всегда тяжелые килограмм по тридцать пять - сорок, лямки скрипят от напряжения. Для полноты ощущений раскисшая под дождем тропа, налипшая на ботинки грязь.
Володя – скалолаз и эстет по природе, постоянно заботится о своей форме, постоянно «на диете», ни грамма лишнего веса, ему сейчас тяжело, после постного завтрака. Мне и Сергею легче, нездоровая пища плотно уложена в наши желудки, калории не экономим.
Накрапывает дождь. Перед выходом, на узле связи справились о погоде на завтра, радист сообщил, что будет солнечно, хочется этому верить.
Путь не близкий. Сначала идти до альплагеря Джан Туган, дорога живописная лежит вдоль горной реки, на берегах которой есть источники Нарзана, но под дождем не до подарков природы. Дождь идет зарядами, то моросит, то льет как из ведра, часто останавливаемся и прячем себя и рюкзаки под полиэтиленовым тентом, который в промежутках между зарядами Сергей несет под клапаном рюкзака. Идем молча, о чем говорить и так все ясно, погода дрянь, дождю конца не видно, настроение по погоде. За лагерем, чудная поляна, далее подъем по морене, по узкой тропе, круто уходящей вверх. Слева ложбина, заполненная карликовыми берёзами, справа нижний ледопад ледника Кашкаташ.
- Подожду вас у «рыжих камней», -
Это Сергей первым не выдержал «оздоровительный темп» - рванул вперед. Очень быстро его силуэт замаячил над линией гребня морены и вскоре скрылся из вида. Вроде и не гигант, роста среднего, не атлет, откуда у него так много сил. Я, кажется, то же перешел на скорый шаг. Володя – вот кремень, идет все так же медленно (и это под тяжелым рюкзаком) силы «экономит».
Поднялись выше пояса леса, карликовые березы остались позади, обычно, ясным днем, когда над головой висит солнце, горное солнце, которое не греет а жжет, над склоном висит марево и дурманящий запах рододендрон, здесь их много, поля, кремовые, желтые, розовые …
Но сегодня дождливо, цветы все так же цветут, но запаха нет…
Тропа вздыблена, зализанными водой камнями среднего размера, и в хорошую погоду, под тяжелым рюкзаком подниматься по ней не просто, а под дождем… Ноги то и дело проскальзывают, что бы удержать равновесие приходится делать усилие. Идем долго, намного дольше, чем планировали.
К вечеру прошли Рыжие камни, здесь хорошее место для бивуака, но мы решили подняться на верхнее плато и ночевать там.
Как то незаметно даже для себя , мы собрались вместе по дороге , без остановок, никто никого не ждал – погода глумится над нами, облака висят низко, только поднять вверх руку и вот они, и мелкий-мелкий дождь моросит без остановки.
Морена осталась за спиной, мы уже шагаем по телу ледника, перед нами верхний ледопад, с его знаменитыми глубокими трещинами, нагромождениями сераков, уже ночь, здесь днем то идти сложно, а ночью лучше и не пытаться. Уже ночь?! Ставим палатку на леднике, ниже ледопада, под дождем, в полной темноте.
Палатка, удивительное изобретение, тонкий тент, слабая конструкция, но странно, когда оказываешься внутри неё, огромный неприветливый мир гор, а горы в непогоду очень неприветливы, как бы перестает существовать, ты в уюте в своем замкнутом мирке, здесь безопасно, понятно, что такая безопасность это лишь иллюзия, но она позволяет расслабиться, дождь барабанит по тенту, ветер треплет полог палатки, но это лишь усиливает ощущение уюта, кажется здесь можно провести целую вечность, пить чай, говорить обо всем – в первую очередь о высоких материях конечно, играть в карты, петь …

Не спим. Не спится, каремат пропускает холод ледника, спальный мешок мокрый. Ребята ворочаются, кряхтят, молча ждем рассвета. Незаметно для себя проваливаюсь в сон.
Запищал будильник. Некоторое время, ни кто не обращает на него внимание.
- Ну что встаем?- это Володя, первым не выдержал.
- время?- еще не проснувшись, выдавливаю я.
Загорается фонарь, все зашевелились и утихли.
- три.
- что с погодой?
На этот раз Сергей засуетился, зашуршал, развязал тубус, через мгновение его голос зазвучал приглушенно, проникая с наружи сквозь ткань палатки.
- звезды, встаем! … чай пить будем?
- нет времени, пойдем так, - раздраженно говорю я.
- я без чая ни куда не пойду, - в тон мне отвечает Сергей.
Встаём, по одному вылезаем наружу, холодно, бодрит – это хорошо, утренний мороз – это к хорошей погоде, не обманул радист.
Собираемся не спеша, под насвистывание ветра, шум примуса, позвякивания карабинов, крючьев, закладок еще черт знает какого железа.
Над головой небо, усеянное огромными звездами, панно млечного пути в рамке из черно-синего кольца гор, по кругу замкнутых в горизонт.
Сергей суетится возле примуса.
- чай готов, есть сало и соленый сыр, сахар забыли.
- ладно, давай так.
Молча завтракаем, каждый замкнут в себе.
-а ты знаешь?
- что?
- ничего, оч- даже-неплохо.
- это ты про сало с чаем.
- у-гум.
Опять молчим, слушаем звуки гор.
Ну что–ж пора!
Наскоро убираем остатки нашего чаепития.
Забрасываем на спину ненавистные рюкзаки, лямки скрипят, мы то же…

Что извлекло нас в эту рань из штурмовой палатки,
Теперь блуждаем средь камней, надеясь тур найти,
Нас разбудил ночной мороз и кофе терпко-сладкий,
И в кадре из застывших гор, вид млечного пути…


Первые шаги, под грузом, в темноте, после отдыха ох как тяжелы, а потом вроде ничего. Идем, осторожно, на ощупь, фонарь слабо освещает передо мной небольшой пяточек поверхности ледника, покрытый обломками гранита. Каждый шаг дублирует гулкое эхо, звук уходит в темноту и возвращается вновь, какой то неестественно четкий, усиленный.
Через минут сорок мы уже подходим к осыпному конусу из ледовой крошки в левой нижней части ледопада, днем здесь каждые пять десять минут летят глыбы льда, а ночью спокойно.
По привычке, пробегаем конус, хотя сейчас нам ничто неугрожает, дальше нас ждет первый бергшрунд, его проходим по снежному мосту, и начинаем подъем по уходящему вверх снежнику вдоль нависающей скальной стены.
Снег скрипит под ногами, ночное эхо по-прежнему разносит над ледником звуки наших шагов, нашего дыхания. Идем молча. Луны нет. Я то и дело посматриваю вверх на звезды, боже мой, как красиво.
Светает. Мы уже выходим на верхнее плато, ледопад позади, теперь предстоит монотонная ходьба вверх по снежному склону. На минуту останавливаемся в центре плато, здесь мы оставляем лишний груз, все что нам не пригодится на маршруте.
Рюкзаки стали легче, над головой чистое небо, под ногами плотный снег, настроение хорошее, центр плато без трещин, можно расслабиться.
Организм моментально реагирует на относительную безопасность, шагаю, переключив зрение на «внутренний телевизор», перед глазами плывут картины, которые мозг достает из глубин памяти.
В прошлом сезоне мы были здесь, на этом плато, цель была другая, наш маршрут шел по центру западной стены Уллу-карра-баши . Ледопад проходили днем, что же вы хотите, был конец августа, снег сошел почти целиком. Ледопад выглядел на столько непроходимым, что сначала мы даже хотели повернуть назад. Да, это были чудеса эквилибристики, прохождение на тонком балансе ледовых ножей, переправы через трещины, прыжки, шаги по основательно подтаявшим ледовым мостам над бездной (это даже не как хождение по воде, это похоже на хождение по воздуху с тяжелым рюкзаком на спине). Состав команды был немного другой. Сергей не смог поехать с нами, третьим был Вадим – скалолаз из Севастополя.
Помню, перед выходом на гору мы долго обсуждали, какое брать с собой снаряжение.
Я и Володя настаивали на большом количестве железа, двух основных веревках, запасе расходного 5мм репшнура (у нас его было 35м).
Вадим, предложил, железа взять По-минимуму, ну там из расчета: три крюка на веревку, два крюка на станцию итого 7, штук пять закладок, 8 «общественных» карабинов, основную веревку не брать вообще, а обойтись 5мм репшнуром, на этом и порешили. Не знаю как Володя, человек обстоятельный и многоопытный, на это тогда согласился, видимо подействовал авторитет Вадима, одного из сильнейших скалолазов Севастополя, на тот момент.
Из этакой формы активного забытья меня вырвал оклик Володи:
- опаздываем,
- что?!
- солнце скоро пригреет ледовую шапку Испании и полетят сверху камни, начнется настоящий артобстрел.
Переходим на быстрый шаг, почти бег и все это на крутом снежно-ледовом взлете. Все так же, почти бегом подошли под бергшрунд, увидели красивое зрелище, дальняя стенка «Берга» выше нашего края метров на пять – шесть и немного нависает, и времени на медитацию нет. Что бы сэкономить время, связываем две веревки, моя задача выйти на всю длину этих двух связанных веревок, и если хватит длинны выйти к основанию скальной стены и сделать там станцию а если не хватит делать станцию на льду.
Быстро, по тонкому мостику подхожу под эту стенку, на автомате вкручиваю бур (крюк для страховки на льду) в лед, делаю страховку и на одном дыхании проскакиваю эти нависающие метры. Выше бергшрунда, на очень крутом льду лежит снег! Проблема! Приходится его разгребать прежде чем вбить ледоруб в лед, снег не держится на поверхности, соскальзывает вниз, засыпает ребят, они недовольно выкрикивают что то – разобрать не могу, но знаю точно что не матом, парни из хороших московских семей, интелегенты, народ воспитанный, не чета мне (12 лет носил офицерские пагоны, матом не ругаюсь – это мой разговорный язык).
Быстро, как только могу, лезу к ближайшему выступу скал, оставляя сзади глубокий желоб в снегу. Долез, веревки хватило! Делаю станцию, из ничего, потому как ничего в спешке с собой не взял. На конце веревки вяжу петлю- удавку набрасываю ее на откол скалы, рядом в трещине заклиниваю ледоруб и темляк ледоруба карабином закрепляю на удавке.
- Перриилааааааааааа, - ору что есть сил.
Веревка натянулась, значит, кто-то уже идет ко мне.
Вот теперь есть время осмотреться.
Над головой синее-синее небо, нереальной чистоты, солнца еще не видно, но его приближение чувствуется. Под ногами ледовая стена, ниже чаша верхнего плато Кашкаташа. На другой стороне плато, напротив меня западная стена Уллукарры еще в сумраке, там еще пока сумерки рассвета. Вон там выше черных полос, где то в верхней трети стены Уллукарры, огромное рыжее пятно – ключ нашего «прошло-сезонного» маршрута. Это место первым лез Вадим, длинна отрезка чуть меньше 50м, длинна нашего 5мм репшнура была около 35м. Пришлось оставить станцию, подойти метров на 15 вверх, что бы Вадиму хватило шнура до конца ключа. На новом месте монолитный гранит, станцию делать было не на чем, мы с Володей просто стояли, каждый как мог держались за скалу, а Вадим лез, без станции, без крючьев, без страховки, если бы он тогда сорвался, вниз полетели бы все вместе, но он просто не мог сорваться , он лазил как Бог, как любой другой просто идет по асфальту он лез по вертикали или по нависанию, в ботинках, с тяжелым рюкзаком, мне порой казалось что если сесть на него верхом и это не будет для него помехой…
Рядом с грохотом упал камень, картину воспоминаний как ветром сдуло.
Смотрю вниз, Сергей уже в метрах 20 от меня. Рядом с ним прошелестела маленькая лавинка, потом другая, покрупнее, потом еще одна, еще крупнее накрыла его с головой и следом пошла другая, которая и сбила Сергея, он повис на веревке и маятником (перила шли по косой) полетел в право.
Я взглянул на станцию. Волосы у меня зашевелились под каской. Удавка ползла по гранитному отколу вверх, еще мгновение и она слетит с этого откола (про ледоруб я не думал). Но, (как люблю я это но) вдруг петля, затянувшись почти полностью, замерла на самом кончике откола. Я с облегчением выдохнул, вспомнил про ледоруб. В трещине было пусто, ледоруб висел ниже откола, не выдержал усилия, его просто вызвало из трещины, мгновенно, я даже не увидел, как и когда.
- Периилаа,- заорал Сергей, прямо над моим ухом, я был увлечен восстановлением моей станции и не заметил, как он подошел.
Надобности кричать не было, Володя шел за ним в десятке метров. Они, оказывается, вдвоем висели на одной веревке. Я еще раз посмотрел вниз, прикинул, сколько им пришлось бы падать, рассказывать о случившемся не стал, зачем расстраивать хороших людей.
Небольшая заминка, убрали ледорубы, сняли кошки, дальше две четверти маршрута только скалы, лед будет намного выше.
Довольно быстро подошли под ключевой участок маршрута, нашли удобное место для станции – небольшая полочка, хорошо когда можно стоять на ногах пока страхуешь первого, но чаще на стеновых маршрутах таких мест нет, станции висячие, первый лезет так долго (даже если быстро, все равно, даже мгновение кажется вечностью если страхуешь в подвешенном состоянии, ноги затекают, лямки беседки (часть страховочной системы альпиниста: беседка-обвязка) наминают бедра, ну и прочие неудобства.
Володя, ему предстояло пролезть ключ первым, пожелал облегчиться, свершить акт дефекации. Я заметил два старых крюка, они мне показались надежными сделал страховку и на 4-5 метров приспустил Володю, он умудрился обнажить свой, пардон, зад и приступил….(места для этого акта на полочке было явно не достаточно, и потом мне и Сергею предстояло провести некоторое, довольно продолжительное время здесь). Проблемы не заставили себя долго ждать. Сначала подул сильный ветер снизу, жидкий кал фонтаном полетел вверх, выше нашей полки. Нам повезло ветер отнес фекалии в сторону от стены и мы избежали кало-умывания, но запах, этот мерзкий запах нас еще долго преследовал. Потом, под нагрузкой, крючья стали медленно, но уверенно вылезать из трещины. Я одной рукой удерживал веревку, другой достал молоток, подбивал крючья, не давая им полностью вылезти. Одновременно с этим действием, я настоятельно предложил Володе, немедленно прекратить акт дефекации и объяснил ему причину. Володя ответил мне отказом, ссылаясь на то что он просто остановиться не может. Так продолжалось довольно долго, Сергей помочь мне не мог, там для него просто не было места. Хорошо что все в конце концов кончается, и наш дефекатор, удовлетворил наконец свое желание.
После такого приключения ключ мы проскочили без задержки, лишь бы только избавится от преследовавшего нас аромата Володькиного дерьма.
Выше ключа мы вышли на Украинские ночевки, не бог весть что, узкая полочка, длинной не больше одного метра, как на ней спать, ума не приложу, стоять то втроем не удобно, знаменитая полочка. От сюда некоторое количество лет назад упал Саша Молдаван, его приключение состояло из: около 300м свободного падения, потом он приземлился на уже вам известную крутую ледовую стенку, покрытую снегом, проскользил по ней, перелетел через бергшрунд, проехался по снежному склону, в месте «выполаживания» которого Саша «ушел» под снег, проделал в снегу туннель длинной около 150м, выскочил на поверхность и в конце концов выехал на центр плато, там у него стояла палатка, к входу которой он «точнехенько» и приехал. Его падение видели альпинисты с бивуака у Рыжих камней, и естественно побежали искать труп. Когда они поднялись на плато, увидели человека, который стоял около палатки в центре плато, и рассматривал свою сломанную в запястье руку…
Они к нему:
- мужик, ты видел здесь клиент с «Суботровича» улетел (маршрут Субортовича).
- нет, не видел.
-да ты че, любезный, он же перед твоим носом упал, должен быть где то здесь рядом.
- нет, ничего я не видел.
……………………………………………..
(Душещипательная история, Саша погиб через два года после этого события, его убила молния на вершине Ярыдаг.)
……………………………………………..
Украинские ночевки встретили нас неприветливо, небо затянулось тучами, вершины Уллукарры уже не было видно, и где-то в отдалении слышались раскаты грома.
С этого места я полез первым. По стенке поднялся на крутой гребень, пересек гребень и попал во внутренний угол по которому потоком текла вода, дальше мне предстояло подводное лазание, выше я попал на скалы, покрытые натечным льдом, по которым в добавок ко всему струился небольшой водопад, деваться было не куда, нырнул в него. На этом мое продвижение вперед остановилось. Где то рядом ударила молния и мне навстречу, почти одновременно с этим ударом полетел потоком град, крупный, размером с вишню, да еще и потоком, я чуть не «улетел». Слава создателю, удалось удержаться.
И .
Конечно же начал спуск лазанием на Украинские ночевки. Не надо, я думаю объяснять, что обратный путь был несколько сложноват, в виду известных обстоятельств.
Расположились мы на полке, что называется, по классике. Все «железо» кроме необходимого, повесили метров на пять выше нас (металл привлекает молнию). Достали палатку, накрылись ей сверху, надо признать, очень правильно сделали. Крупа (град) падала потоком, лилась по поверхности палатки, тяжеловато было ее держать. Крупа затекала под палатку, и мы утопали в этом потоке по пояс.

Первые пару часов грозы нам было не комфортно, молнии частенько били в гребень над нашими головами, из за статического электричества волосы, даже брови, стояли дыбом, казалось что воздух пронизывали искры, в ушах кроме грома и шумов падающей потоком ледовой крупы звенело на высокой ноте, этот писк меня почти доконал.
- Что с тобой,- каждый раз перед разрядом я слышал один и тот же вопрос.
- Ща, долбанет!- я ничего не мог с собой сделать, я просто чувствовал приближение этого разряда, инстинктивно закрывал глаза, приседал, вжимался в скалу, ребят это забавляло.
О возврате мы даже и не думали, представляя, что там творится в начале маршрута (а там, конечно же, был ад).
Прошло некоторое время, мы привыкли к буйству стихии, расслабились, а что нам еще оставалось.
Володя достал маленькие засаленные карты, и мы начали играть в преферанс, находясь в полувисячем состоянии на узкой полке, в грозу, утопая в потоке ледовой крупы.
Часов через шесть гроза закончилась, небо очистилось, стало заметно холоднее, но было уже темно, появились звезды. Мы решили ждать, ждать, когда взойдет луна и лезть под лунным светом.
Ребята проявили выдержку и во время непогоды не доставали своих пуховок из рюкзаков, я же искупавшись в водопаде изрядно замерз, не выдержал и одел пуховку во время грозы. Теперь она была насквозь мокрая, и когда ударил мороз, превратилась в ледовый панцирь.
Другой куртки у меня не было, пришлось терпеть, сначала было холодно, потом привык.
Вышла луна, но наш маршрут оставался в тени, делать нечего, надо идти.
- Как ты? Пойдешь первым,- этот вопрос Владимир адресовал сначала мне, потом видимо оценив реально мое состояние, посмотрел на Сергея.
- Давай я, - мгновенно отреагировал Серж.
Он начал производить какие то манипуляции со своим рюкзаком, зачем-то достал каремат, я стоял(точнее почти висел) рядом и наблюдал за ним. Серёга прижал каремат коленом к скале, одел рюкзак, с великим усилием натягивая лямки рюкзака на свои плечи, взял левой рукой за петлю станции, ему надо было обойти меня что бы начать лазание дальше по маршруту, потом он снял самостраховку и взялся за петлю станции правой рукой и сделал движение в мою сторону, каремат выскользнул у него из под колена, Сергей потянулся за ним левой рукой, правая рука его соскользнула с обледеневшей стропы.
- А ах,- Сергей уже начал падать, я автоматически схватил его левой рукой за страховочную систему и потянул на себя.
-Ты куда это собрался,- это был мой вопрос.
-Каремат улетел.
- А ты решил подвиг Молдавана повторить?
- Каремат фирменный, жалко.
Сергей еще несколько секунд, горевал над своей потерей, потом молча облез меня, встал на самостраховку и начал готовиться лезть первым.
- Серега, там натечный лед и водопад был, хотя сейчас я думаю, он замерз.
Сергей не проявил интереса к моей информации.
- Страховка готова? – спросил он.
- Готов, - страховать его на этот раз была моя обязанность.
Сергей сделал движение вверх и исчез в темноте.
- Где железо?- донеслось с верху.
- там должен быть карнизик слева, вот под ним.
- нашел!
Раздался звон крючьев, карабинов.
-Пошел,- вылетело из темноты.
Веревка поползла вверх, в ночное небо. Сначала были слышны звуки движения Сергея, но скоро все стихло, и только по натяжению веревки я мог понять что там наверху что то происходит.
Луна ушла за массив Вольной Испании, а ветер вовсе прекратился. Небо, какое здесь небо, оно усыпано звездами, оно здесь как витраж космоса, бесконечное и величественное.
От куда-то сверху из далека я услышал крик. Заблокировал веревку в спусковом устройстве, через несколько мгновений – рывок, меня подбросило вверх и я завис на веревке и самостраховке.
- Сереееегаааааа, - заорал я истошно, тишина. Но натяжение веревки ослабло, я встал на свое место.
- Что там?- спросил Владимир.
- Срыв, думаю Серж просквозил метров 7-8 не меньше, не пойму что с ним.
- Серрееегааа!!!!!!!!- заорали мы вместе. Слушаем. Тишина. Вдруг от куда то из далека, очень тихо:
- Пооошеееел.
Ну слава богу, с ним все в порядке. Веревка снова поползла вверх. Прошло минут двадцать, мы с Володей напряженно вслушивались в тишину и заворожено смотрели на веревку, которая плавными медленными рывками уползала вверх, в кромешную темноту.
- Ааааааааааааааааа,- снова раздалось из далека, с нарастанием звука. Веревка ослабла, я быстрыми движениями начал её выбирать (протаскивать через спусковое устройство в обратном направлении). Снова рывок, снова меня подбросило вверх. Тишина.
- Сееереегааааа,- орали мы с Володей во все силу наших легких. Вдруг где
то совсем рядом раздалось:
- Все нормально, сейчас отдышусь и еще раз попробую…
- Ты че Серег, давай тебя менять будем, ты же пролетел сколько?! Я даже думать боюсь.
- Нет не надо, я в порядке, я уже знаю как там пролезть, на этот раз срыва не будет.
И он полез опять и пролез ведь, вот характер. Минут через сорок может чуть дольше, мы услышали очень тихое, как дуновение ветерка:
-Страхоооовка.
- Что он там прокричал,- переспросил Володя.
- Страховка готова,- сказал я.
- ишь, какой шустрый.
-адреналинчика хапнул, теперь его не остановишь!
Остаток ночи мы потратили на преодоление еще нескольких отрезков маршрута (на альпинистском жаргоне отрезок маршрута – «веревка»). И на рассвете подошли к вершинной снежно-ледовой шапке.
Мы встречали этот рассвет высоко в горах, почти на вершине. Небо на востоке разрезала алая тонкая полоса, её накрыла сверху полоса стального цвета, и выше небо приобрело глубокий ярко-ярко фиолетовый цвет. Горы на фоне этого неба выглядели контурно с черно-синей заливкой.
Перед нами бело-синий купол, предвершинного фирна.
Идем одновременно, медленно один за другим на некоторой дистанции, синхронно вбиваем носки ботинок в фирн, в одной руке ледоруб, в другой кольцами собранная лишняя часть веревки.
Я то и дело поглядываю на восток. Сначала алая полоса расширилась сдвигая вверх остальные цвета, потом от нее как из вязкой субстанции очень медленно оторвалась кроваво-красная капля солнца, я бросал взгляд на эту картину время о времени и поэтому запомнил её покадрово. Эта огромная капля образовала диск, который постепенно поднимался вверх смещаясь к югу, и начиная сверху желтел. По мере смены цвета от красного к желтому диск сжимался в диаметре.
Горы тоже меняли цвета, грани скалистых вершин освещенные солнцем светились кирпично-коралловым цветом, все что было в тени окрасилось в темно синий цвет, небо над головой было все еще глубоко фиолетового цвета.
Наш купол, по мере восхода солнца, загорался как огромный алмаз, склон под ногами уже напоминал полог усеянный бриллиантами. Удары наших ног в поверхность фирна напоминали по звуку удары большего барабана, из поз наших ног вниз по склону ссыпалась изморозь, покрывающая поверхность фирна и фирновая крошка, шум этого действа походил на дробь малых барабанов, как приятен уху был этот незатейливый ритм.
В такт этому ритму линия горизонта маячившая вверху перед нами покачиваясь приближалась, приближалась, приближалась..
Чудный рок-эн-рол, подумалось мне, да еще с «видио» сопровождением.
На вершину мы вышли около шести часов утра, нам ослепительно сияло солнце, что-то тихое, блюзовое насвистывал ветер, под ногами лежала огромная горная страна, на западе двугорбый Эльбрус блестел своим покровным ледником как хорошо начищенный латунный чайник, прямо перед нами дугой вздымался покрытый снегом предвершинный гребень северной Ушбы.
- Ну что, часок посидим на вершине?- Предложил Володя.
- А, по-моему, надо быстро валить вниз, - это была моя реплика.
- Без отдыха я никуда не пойду,- отрезал Сергей, было видно, что он очень устал, резкий тон для него что то совсем не свойственное.
- Внизу отдохнешь, - вспылил я.
- Иди в жопу,- ого для Сергея это уже слишком, не произошло ли переселение душ.
- в жопу не пойду, - спокойно ответил я
Мы рассмеялись, напряжение прошло.
- Шура,- вмешался Владимир,- Брось свои офицерские замашки, ты не в армии.
- Ладно, проехали, отдыхам.
Часа через полтора, созерцания красот природы мы начали спуск в сторону цирка Вершины Бжедух.
Сначала спустились на одну полную веревку (стандартная длинна веревки в те времена была 40м) дюльфером (сейчас это спуск по веревке с использованием спускового устройства).
Дальше под нами был крутой и высокий ледовый склон. Здесь мы спускались лазанием.
Сергей лез первым, он был связан с Владимиром одной веревкой, за ним шел Владимир, который был связан со мной другой веревкой.
Сергей уже подходил к бергшрунду у основания нашего склона, Володя был на 40 метров выше него, немного по косой влево, а я еще на 40м выше Володи, страховал их обоих через вбитый в лед ледоруб, темляк ледоруба был пристегнут через карабин к моей страховочной системе. Ребята вышли вниз на всю длину веревки.
- Веревка вся,- прокричал я.
- спускайся,- ответил мне Володя.
- пошел,- снова крикнул я.
Выщелкнул из карабина основную веревку, ладонью левой руки ударил в ручку ледоруба движением снизу вверх – так легче вытащить клюв ледоруба изо льда, клюв уже поддался и начал вылезать из отверстия во льду. В следующий момент сильный рывок сдернул меня с места. Что-то щелкнуло у меня в голове, как электрический разряд. Все что происходило дальше, я видел как в замедленном кино.
Сначала моя рука слетела с ручки ледоруба, потом я под силой рывка сел вниз, темляк натянулся под нагрузкой, клюв ледоруба который я почти вытащил изо льда, сам под силой рывка вошел обратно в свое отверстие. Я перевожу взгляд на ноги, вижу, как от удара, кошки не удерживаются на ботинках, слетают с них и повисают на фитилях, ноги проскальзывают вниз и вытягиваются вдоль склона.
Пытаюсь кричать, смотрю на Володю, он нагрузил мою веревку и маятником летит куда то в лево, Сергея не видно вообще.
Что же произошло?
Сергей сорвался в бергшрунд и упал на снежную пробку, в падении нагрузил веревку и сорвал Владимира, Володя по цепочке сорвал меня. Вот теперь Я и Володя висим на моем ледорубе, который чудом удержал наши туши.
Некоторое время, внимательно рассматриваю свой ледоруб, торчит во льду как влитой, «влез» на всю глубину клюва, да…, рывок был мощный. Теперь задача - не потерять кошки, без них на льду смерть, а кошки висят на честном слове, каждая фитилем зацепилась не понятно за какой выступ на ботинке. Подтягиваю попеременно одну за другой ноги к животу, аккуратно снимаю кошки, закрепляю их снова на ботинках, неудобно это делать навису, делаю долго, проверяю свою работу тщательно – страшно. Смотрю вниз, кричу:
- Володь ты как?
- Нормально, спускайся,- слышу ответ.
Кошки вбиваю в лед с особым остервенением, не знаю что на меня нашло, избыток адреналина подействовал, что-ли.
С ледорубом пришлось повозиться, уж очень он глубоко застрял во льду…
Спускались вниз с Владимиром одновременно, Сергей на наши призывы не отвечал, это беспокоило. Когда подошли к краю бергшрунда , мы увидели Сергея, он сидел на снежной пробке ниже нас метров на 8.
- Серж, что случилось?
- Что случилось, что случилось – упал, вот что случилось…
- Ну ты хоть цел?
- Да. Цел, я, цел.
От души отлегло, ну кажется нам просто катастрофически везет, столько сделано фатальных ошибок и ничего, живы-здоровы, чудеса да и только.
Мы с Владимиром перебираемся через бергшрунд, вытаскиваем из трещины Сергея.
Осталось спуститься по несложному ледопаду, хорошо прикрытому снегом на плато.
Там по пути спуска много трещин, идти пешком – абсурд, развязались, остаток пути проедем на «пятой точке», быстро, с ветерком, покрикивая от удовольствия.
На небольшой снежной площадке, недалеко от бергшрунда, ребята укладывают веревки в рюкзаки, я прячу в свой рюкзак железо, оставляю на системе два бура, так на всякий случай. Не дожидаясь своих товарищей по команде, подхожу к краю площадки. От сюда крутой склон спускается на плато, ниже просматривается несколько поперечных трещин, не широких 2 метра, может быть чуть шире. На спуске проходить такие трещины не сложно, потому что ближний край выше дальнего, по пути движения, надо прыгнуть вниз перелететь через трещину и приземлиться в снег ниже этой трещины.
Одеваю рюкзак, сажусь, втягиваю вперед ноги, ледоруб удерживаю двумя руками, прижимая к левому боку – это мой тормоз (так легче регулировать скорость скольжения).
Поеха-а-а-ли.
Спуск глиссированием, это еще одно гениальное изобретение после палатки. Раскисший на солнце снег почти не создает трения, скорость я набрал уже на первых метрах спуска, впереди первая трещина, не торможу, отрываюсь от верхнего ее края, лечу, падаю в снег, меня сильно откидывает на спину, с трудом возвращаю себя в первоначальное положение. Вовремя! Дальше следует каскад трещин, с усилием сохраняю баланс, приземляясь за каждой из них, снова еду вниз, плато стремительно приближается ко мне. Вдруг неожиданно, зависаю в воздухе, это еще одна трещина, которую я не видел сверху, большая, падение длится дольше ожидаемого, инстинктивно группируюсь – поджимаю ноги. На них я и приземляюсь, утопая по пояс в снегу. Инерция меня бросает вперед, я уже перевернут, и головой ухожу в глубь снега. Неприятное состояние, пытаюсь что-то сделать: перевернуться, встать на ноги. Не получается. Ладно, отдохну, переведу дух и попробую еще раз. Уже не знаю с какой попытки все же встаю на ноги. Володя и Сергей падают с резким звуком в снег, недалеко от меня. Скольжение прекратилось, здесь полого, дальше идти пешком, проваливаясь по колено в снегу.
Затратив остатки сил, выходим на центр плато, здесь мы оставили часть бивуачного снаряжения. Вот Владимир уже достал примус, разжег его, топит снег в канне, скоро будет готов ароматный чай. Над головой синее-синее небо, яркое солнце. Я рассматриваю восточную стену Вольной Испании, наш маршрут, хороший маршрут, красивая стена.
Вдруг мне подумалось:
- А ведь здесь точно на этом месте стоял рядом со своей палаткой, придерживая сломанную руку, Саша Молдаван и наверно так же как я смотрел на восточную стену Вольной Испании.


Отзывы (оставить отзыв)
Рейтинг статьи: 1.00
Сортировать по: дате рейтингу

фильм ужасов

Автор - отморозок... И друзья - тож...
 

Поделиться ссылкой

Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999-2017 Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100