Добро пожаловать !
Войти в Клуб Mountain.RU
Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

Читайте отчеты и технические описания походов в Библиотеке МКК
МКК горный туризм > Библиотека


Всего отзывов: 0 (оставить отзыв)


Авторы: Жидков Денис, Штык Игорь, г. Брест
Фото: Котковец Руслан, г. Брест

Отчет
о лыжном походе V к.с. по Центральному Кодару группы туристов г. Бреста, февраль-март 2007г.

Содержание.

  1. Общие справочные сведения о маршруте.
  2. Подробная нитка маршрута.
  3. Список участников группы.
  4. Характеристика района путешествия.
  5. Подъезды, отъезды и оформление документов.
  6. Идея похода, и планирование маршрута.
  7. Изменения маршрута и их причины.
  8. График движения.
  9. Техническое описание маршрута.
  10. Снаряжение
  11. Выводы.

1. Общие справочные сведения о маршруте.

Сроки проведения: 24.02.2007- 23.03.07

Маршрутная книжка: 2Л-07

Проводящая организация: Горно-туристский клуб “Цитадель” Брестского Государственного Технического университета. http://citadel.bstu.by

Место проведения: Российская Федерация, Читинская область, Коларский район.

Вид туризма

Категория сложности

Протяжённость активной части

Продолжительность

Количество перевалов

Лыжный

5

220 км

17 дней

Н/к – 1
1А – 1
1Б – 3
2А - 1

2. Подробная нитка маршрута:

Заявленная: пос. Старая Чара – д.л. Средний Сакукан – ГМС – пер. Балтийский (1Б) – пер. 25 лет Советской Латвии (2А) – д.р. Таёжная – пер. Верхнесакуканский (н/к) – д.р. Лев. Сыгыкта – пер. Проходной (1А) – д.р. Ледниковой – пер. Медвежий – ГМС – пер. Мурзилка (1Б) – руч. Кондрат – д.р. Апсат – пер. Бургай (н/к) – пер. Озёрный – пер. Апсат – пер. Надежда (1Б) – р. Апсат - пос. Старая Чара.

Пройденная: пос. Старая Чара – д.л. Средний Сакукан – ГМС – пер. Балтийский (1Б) – пер. 25 лет Советской Латвии (2А) – д.р. Таёжная – пер. Верхнесакуканский (н/к) – д.р. Лев. Сыгыкта – пер. Проходной (1А) – д.р. Ледниковой – пер. Медвежий – ГМС – пер. Мурзилка (1Б) – руч. Кондрат – д.р. Апсат – пос. Старая Чара.

3. Список участников группы.

Ф.И.О.

Год
рождения

Туристская
подготовка

Обязанности в группе

 

1

Неборский Сергей Евгеньевич

1974

4 ЛР Пол. Урал
5 ЛУ Пол. Урал

руководитель

 

2

Жидков Денис Николаевич

1981

4 ЛР Кольский п-ов.
4 ЛУ Пол. Урал

завхоз,
хронометрист

 

3

Штык Игорь Владимирович

1979

4 ГР Кавказ
4 ЛУ Хибины

медик

 

4

Котковец Руслан Васильевич

1982

4 ЛУ Пол. Урал
3 ГУ Кавказ

фотограф, видео-оператор

 

5

Безик Виталий Николаевич

1979

4 ЛУ Пол. Урал
3 ГУ Кавказ

ответственный за снаряжение

 

6

Тарасевич Павел Евгеньевич

1976

4 ГУ Кавказ
4 ЛУ Хибины

реммастер

 

4. Характеристика района путешествия

  Начинаясь от реки Витим хребет Кодар протянулся в северо-восточном направлении более чем на 250 км. К юго-востоку, к Верхне – Чарской котловине, он обрывается эффектным полутора километровым уступом. На востоке хребет ограничен долиной Чары, а северная и северо-западная его границы проходят по линии: озеро Орон – реки Сыгыкта и Эльгер – озеро Ничатка – река Сень.

В хребте Кодар можно выделить несколько горных массивов и узлов, отличающихся по своим характеристикам, орфографии и условиями проведения в них туристских путешествий. Западную часть Кодара, в междуречье Сыгыкты с севера и Сюльбана – Куанды с юга, занимает Сюльбано – Сыгыктинский горный массив, или Западный Кодар. Водораздельный хребет Западного Кодара, начинаясь от Витима, ломаной линией вытянулся на 140 км, разделяя бассейны рек Талая, Куда – малая, Сыгыкта и Сюльбан. В районе верховьев Левого Сюльбана водораздельный хребет Западного Кодара смыкается с Главным водораздельным хребтом (ГВХ) Центрального Кодара. Высшая точка массива – пик Суровый (Неприступный) 2827 м. – находится в верховьях Халласа.

Наиболее мощное поднятие Кодара, несущее почти все оледенение района, расположено в междуречье Халласа и Сюльбана с Запада и Апсата с северо-востока. Оно условно называется Центральным Кодаром. Начинаясь от Леприндинских озер, Центральный Кодар простирается в северо-восточном направлении до перевала Апсат почти на 100 км. В верховьях р. Верхний Сакукан расположена высшая точка всего Кодарского хребта – пик БАМ (3073).

В Центральном Кодаре сосредоточены почти все самые крупные ледники района, много сложных вершин, разнообразные по трудности перевалы (до 3 А).

Восточная часть Кодарского хребта, или Восточный Кодар, представлена Апсатским, Южно-Торским и Сулуматским горными массивами. Высшей точкой Восточного Кодара является пик Мускуннах (Солнечный, 2966), расположенный в верховьях одноименного ручья.

Наибольший сход лавин отмечается в конце зимы (вторая половина апреля – май), но лавинная опасность сохраняется в течение всей зимы, особенно во время и после сильных снегопадов. Накапливаясь в крутых скальных кулуарах, снег срывается вниз и зачастую простреливает узкое русло ручья к противоположному борту.

Характер препятствий на Кодаре очень разнообразен, что зависит как от района (многоснежный Западный Кодар и малоснежный Восточный Кодар), конкретных погодных условий, когда, в том числе, приходится тропить и на перевалах, так и от местоположения по высоте. Снежные кулуары и скалы на перевалах и вершинах, пологие снежные поля в верхних цирках сменяются трудно проходимым курумником в узких руслах среднего течения ручьев, каньонами устьевых ступеней и мокрыми наледями в низовьях рек.

5. Подъезды, отъезды и оформление документов.

Станция Новая Чара расположена на БАМе и связана регулярным сообщением с Москвой. Из Москвы в Новую Чару через день, по чётным числам ходит поезд № 076 Москва-Тында. В Новой Чаре он более чем через 4 суток, в 21.30 по Москве. Разница с московским временем составляет здесь 6 часов. Ежедневно из Новой Чары в Северобайкальск ходит пассажирский поезд № 656. До Северобайкальска ехать 10 часов, а от туда уже ходят поезда до Красноярска и до Лены, а так же до Москвы.

Стоимости билетов на поезда следующая: Брест-Москва: ≈ 850 руб., Москва – Тында до Новой Чары: ≈ 2700 руб., Новая Чара – Северобайкальк: ≈ 700 руб., Северобайкальк – Москва: ≈ 2600 руб.

В Новую Чару мы прибыли в 3.30 ночи. На вокзале дежурный милиционер аккуратно переписал наши паспорта, так сказать поставил на учёт.

Как такового поста МЧС, у которых можно зарегистрироваться перед выходом на варшрут, на Кодаре нет. Регистрировались мы сначала в краеведческом музее Новой Чары, располагающимся по адресу ул. Центральная, д. 4, у директора музея. Там же мы оставили заброску с вещами из поезда. В музее произошёл смешной случай: директор музея дал нашему руководителю бумажки для заполнения, и пока тот их заполнял, расспрашивал нас о маршруте, о перевалах, а потом вдруг резко задал вопрос, а вы, мол, на лыжах ребята? Наш руководитель – Неборский Серёга, медленно отрывая взгляд от бумаг, с хорошо читаемым недоумением на лице, уточняет: “Что, на лыжах? Сюда, в музей пришли?” Следующий вопрос его окончательно сбил с толку. ”Ну, в поход вы на лыжах идёте?” – спросил директор музея. Видно, с трудом понимая, что от него хотят выяснить, Серёга резко обрубил: “На лыжах конечно, а на чём же ещё!”, и опять уткнулся в свои бумаги, а мы еле сдержали смех. Ещё директор рассказал, что найти машину (а нужен Урал), для подъезда в долину Ср. Сакукана сейчас тяжело, и стоить она будет порядка 5-6 тысяч. Немного расстроенные последней новостью, мы пошли в сторону вокзала (15 мин.), и по пути сразу же договорились с чуть ли не первой встреченной машиной, причём за 3 тысячи.

Из Новой Чары до Чары (Старушка - как её здесь называют) каждые 2 часа ходят автобусы и предлагают свои услуги частники. На машине туда ехать 25 мин. Из Чары так же начинаются зимники по Ср. Сакукану и по Апсату, и ведёт дорога в Кюсть-Кемду, из которой то же можно выйти на зимник по Апсату.

В Чаре мы заехали в администрацию Каларского района по адресу Пионерская 8 для ещё одной регистрации. В администрации с нами разговаривал ответственный по ГО и ЧС. Он удивился, почему мы приехали сейчас, а не в феврале, ведь в марте район закрыт из-за лавинной опасности. (Уже потом, прочитав в избе ГМС записи других групп, поговорив с охотником, мы узнали, что в феврале температура бывает до -45о. Пройдя несколько дней с температурой за -30 градусов, мы очень радовались, что не оказались здесь в феврале. А лавинная опасность по-настоящему была всего в нескольких местах, причём совсем не в тех, которых нас предупреждали). Здесь мы опять заполнили какие-то бумаги, подписались, что ознакомлены с лавинной обстановкой. Под конец, наверное, чтобы добавить нам оптимизма, показали данные по несчастным случаям за последние годы. Вообще, у всех сложилось устойчивое мнение, что в тот момент на нас все смотрели как на каких-то потенциальных жертв, и ничего кроме проблем от нас не ожидали.

В администрации нам дал визитку Простакишин Андрей Викторович (e-mail: depandr@yandex.ru), помощник главы муниципального района, с которым, в принципе, можно связаться заранее, разведать обстановку и заказать машину.

Так же надо помнить, что по главному водораздельному хребту проходит граница между Читинской и Иркутской областями. В Иркутской области Кодара расположен Витимский заповедник, и нахождение без пропуска в долинах рек Левая и Правая Сыгыкта запрещено, и карается большим штрафом. Пропуск можно получить в километрах 500 от Чары, где-то в соседней области, что крайне проблематично в рамках одного похода. Этим пользуются лесники и отлавливают туристов. Особенно, говорят, в долине реки Ледниковой любят засесть. Но это всё летом, а зимой там никого нет и ходить можно без пропуска. Мы бы даже обрадовались, если бы встретили каких-нибудь лесников.

Ещё хотелось бы написать про БАМ. Нас очень поразила его обжитость и цивилизованность. Уезжая из центра Европы на Кодар, мы думали, что едим в глушь. Оказалось совсем наоборот. Просторные, ухоженные, хорошо отапливаемые вокзалы, чистые поезда и приятные проводники оставили только положительные впечатления.

6. Идея похода и планирование маршрута.

Идея сходить на Кодар родилась у нас практически сразу после возвращения с Полярного Урала в 2005 г. Сначала это были просто мысли, но со временем они переродились в конкретную идею.

Почему именно Кодар? Во-первых, когда-то кто-то из нас услышал фразу про “Мекки” лыжного туризма: Полярный Урал, Кодар, Путораны, хребет Черского. На эту фразу особенно и внимания не обратили сначала, но потом, когда в клубе созрело достаточно людей для лыжных походов высших категорий сложности, то выбор как-то сам собой пал на Кодар (на Полярном Урале мы уже были). Во-вторых, на Кодар относительно просто добраться (выбирая из перечисленные выше районы). Да ехать долго, но приезжаешь практически к началу маршрута. Достаточно простые пути схода с маршрута в случае ЧП, на что тоже приходилось обращать внимания, учитывая новизну района, и что практически для всех это первая пятёрка. Ну, и, в-третьих, туристы из Бреста ходили лыжные маршруты в этом районе в 80-х годах прошлого века. Их рассказы о красоте и суровости этого края стали именно тем катализатором, который запустил и ускорил процесс подготовки к этому походу.

Теперь о планировании маршрута. Т.к. дорога занимала достаточно много времени (10 дней), то на маршрут пришлось оставить минимальное количество дней для данной к.с. – 16. Плюс один день для того, чтобы подстроиться под расписание поездов. Итого 17. За эти 17 дней хотелось увидеть максимум. Про лыжные возможности района информации немного: книга “Лыжные маршруты БАМа” и два отчёта 5 и 6 к.с. ребят из Воронежа и Сант-Петербурга. Изучив весь имеющийся материал, было решено основное внимание уделить Центральному и Восточному Кодару, а Западный Кодар лишь слегка зацепить. Из-за большого количества осадков это наиболее снежный район Кодара, и там лыжников ждут изнурительные тропёжки.

Из Чары попасть в район можно по долинам 3-х рек: Верхний Сакукан, Средний Сакукан и Апсат. По Апсату есть зимник, который идёт до перевала Бургай. По Ср. Сакукану идёт старая дорога до Мраморного ущелья в бывший лагерь, и в верховьях реки есть зимник – избушка ГМС.

Из-за простоты подъезда решили выбрать путь по Ср. Сакукану, с тем, чтобы оставить заброску в ГМС и сделать более техническое кольцо по Центральному Кодару, а потом через пер. Мурзилка выйти в Вост. Кодар и там смотреть, сколько останется времени. И выход из района похода планировался по р. Апсат.

Определённую трудность в планировании маршрута по Центральному Кодару представляет собой тот момент, что лёгких перевалов через главный водораздельный хребет, связывающих Лев. Сыгыкту с перечисленными выше реками, всего три: Верхнесакуканский (н/к), Новосибирцев (н/к) и Медвежий (1Б). Учитывая, что для прохождения пер. Новосибирцев придётся идти несколько дней по долине реки Лев. Сыгыкта, где снега бывает по пояс, а в ручьях Мастах и Бурячи полно стланика, от этого перевала пришлось отказаться. Из долины реки Ср. Сакукан, где расположена ГМС, к Верхнесакуканскому перевалу ведёт только один лёгкий перевал – Балтийский (1Б), поэтому он и был включён в нитку маршрута. Эту часть маршрута решили усложнить техничным и красивым перевалом 25 лет Сов. Латвии (2А), где мы точно знали, что на спуск хватит одной верёвки, а на подъём верёвок вообще не надо. Путь из верховий Лев. Сыгыкты в Ледниковую решено было срезать через перевал Проходной (1А). Таким образом сложилось первое кольцо маршрута: ГМС – пер. Балтийский (1Б) – пер. 25 лет Советской Латвии (2А) – д.р. Таёжная - пер. Верхнесакуканский (н/к) – пер. Проходной (1А) – д.р. Ледниковой – пер. Медвежий – ГМС. На подход к ГМС и на первое кольцо мы запланировали 7 дней.

От ГМС в долину реки Верх. Сакукан можно попасть и через более сложные перевалы: Сюрприз (2А), Пионер (2А) и 3-ёх жандармов (2А). Причём определяющие стороны этих перевалов будут на спуске, а сам спуск представляет собой сбросы 60-80 градусов протяжённостью 100-200 метров, что опытной группе вполне по силам. Но мы себя таковыми не считали, поэтому выбрали перевал Балтийский.

Из Ледниковой в Ср. Сакукан лёгкий перевал только Медвежий (1Б). Остальные перевалы 2Б-3А. Так, что здесь особого выбора не было. Вообще перевал очень тяжёлый и лавиноопасный, мы знали об этом, но всё равно очень удивились, когда его увидели, и долго не могли понять, точно ли это наша 1Б.

На Восточный Кодар самый быстрый и логичный путь от ГМС через перевал Мурзилка (1Б), а извращаться через перевалы 60 лет СССР (1Б) и Архар (1Б) не имело смысла. Восточный Кодар хотелось посмотреть тоже максимально и мы остановились на таком варианте: р. Апсат – пер. Бургай (н/к) – пер. Озёрный (2А) (зап. вариант: связка пер. Панова (1Б) – Киевлян (1Б)) – пер. Апсат (н/к) – пер. Надёжда (1Б) – р. Мускуннах – р. Апсат – п. Чара. Итого 7 дней. Это был план максимум, достаточно гибкий, с возможность повернуть в населёнку и упростить себе путь практически с любого перевала.

На маршрут изначально планировалась одна днёвка и по одному запасному дню на каждое кольцо.

7. Изменения маршрута и их причины.

Основной причиной изменения маршрута стало то, что мы думали, что идём в лыжный район, а Кодар – это горный район, со всеми вытекающими последствиями. Спуски с перевалов совсем не легче подъёмов. Постоянно, и на спусках и на подъёмах, приходилось чередовать лыжи с кошками. Очень сильно нас тормозили морены, засыпанные снегом, и крутые ригеля, на подходах к перевалам.

Отставание от графика началось уже с первого дня, когда на машине “Урал” нас довезли гораздо меньше, чем мы рассчитывали, и дорога к ГМС со всей едой, с санками, вместо 1 дня, заняла 2,5 тяжелейших дня. И как назло (или к счастью) погода не позволила выйти на следующий день на Балтийский, поэтому решили чуть больше отдохнуть и радиально сходить в Мраморное ущелье, посмотреть бывший лагерь.

Первое кольцо вместо 5 дней заняло 7. Мы просто не успевали проходить всё запланированное на день. И это при выходе с места ночёвки в 8 – 8.30 утра, перекусе 1 час, и постановке на ночёвку в 18 часов. Итого за время подхода к ГМС и первого кольца у нас набралось отставания от графика маршрута 3 дня, это ещё и учитывая использованный запасной день на радиальный выход.

Отказаться от днёвки после первого кольца воли уже не было, т.к. 7 дней в безлесье, при средней температуре -300 -320 всех сильно вымотало. Все уже понимали, что Восточный Кодар мы, скорее всего, увидим, только с реки Апсат, а окончательно в этом мы убедились на ручье Мурзилка, который проходили более суток, из-за тяжелейшей тропёжки в низовьях ручья (7 км за 7 часов) Погода портилась, в воздухе постоянно висела дымка. Имея всего 4 дня, причём точно известно, что для выхода в Чару нам надо как минимум 2 дня, идти на В. Кодар мы не решились, а повернули вниз к населёнке.

8. График движения.

Дата

Ходовой день

Участок пути

Километраж, км

Метеоусловия

02.03

1

Новая Чара – Старая Чара – д.р. Ср. Сакукан

4

Ясно
-28°

03.03

2

Д.р. Ср.Сакукан – до впадения р. Эксо

17.5

tу= -32°
Ясно
tв= -26°

04.03

3

Д.р. Ср. Сакукан – ГМС

21.1

tу= -28°
ясно
tв= -29°

05.03

4

Радиальный выход в Мраморное ущелье

8

tу= -20°
Облачно, ветер
tв= -18°

06.03

5

руч. Балтийский – пер. Балтийский (1Б) верховья р. Бюрокан

13.5

tу= -24°
Ясно
tв= -26°

07.03

6

Верховья р. Бюрокан – подход под пер. 25 лет Советской Латвии

10.5

tу= -25°
Ясно, Облачно, ветер tв= -26°

08.03

7

Пер. 25 лет Советской Латвии (2А) – руч. Таёжный – д.р. Верх. Сакукан.

15

tу= -26°
Сильный ветер, ясно
tв= -20°

09.03

8

р. Верх. Сакукан – Пер. Верхнесакуканский (н/к) – д.р. Лев. Сыгыкта.

20

tу= -22°
Ветер, облачно
-25°

10.03

9

руч. Озёрный – пер. Проходной (1А) – руч. Изумрудный

10.5

tу= -29°
Ясно
tв= -28°

11.03

10

руч. Изумрудный - д.р. Ледниковой

10.5

tу= -35°
Ясно
tв= -32°

12.03

11

Пер. Медвежий – руч. Медвежий – ГМС

10.5

tу= -29°
Ясно
tв= -30°

13.03

12

днёвка

0

tу= -30°
Ясно

14.03

13

Д.р. Ср.Сакукан – подход под пер. Мурзилка

10.5

tу= -28°
Ясно
26°

15.03

14

Пер. Мурзилка (1Б) – руч. Кондрат.

20

tу= -26°
Облачно, ветер tв= -18°

16.03

15

р. Кондрат – д.р. Апсат

31

tу= -29°
Ясно
tв= -18°

17.03

16

Д.р. Апсат – Старая Чара

17.5

tу= -22°
Ясно

 

9. Техническое описание маршрута.

Лирическое отступление.

“Пройдём, и не заметим!” - эта фраза стала символом похода.

Когда она первый раз прозвучала, уже никто и не помнит, наверное, ещё в поезде. Каждый раз, когда мы проходили какой-нибудь сложный участок, или конец пути уже был виден, кто-нибудь обязательно обранял фразу: “Ну, теперь пройдём и не заметим”. И тут обычно начиналось: или заснеженные морены, на которых и в лыжах не удобно, и без лыж снега по развилку, или лавиноопасные склоны, или мокрые наледи, после которых вся команда сидела с ножичками и чистила лыжи, или замёрзшие водопады в каньонах, или тропёжка по пояс, или ещё что-нибудь, что нас очень тормозило. После середины похода, любой, кто говорил эту фразу, сразу же попадал в немилость всей группе. А в конце похода на эту фразу вообще было наложено табу.

02.03.

Приехали в Новую Чару в 3 ночи. Перенесли гору вещей в теплый вокзал и легли спать в зале ожидания. В 9 часов занесли заброску в краеведческий музей (ул. Центральная, д. 4) и зарегистрировались. На обратном пути на вокзал, договорились с машиной Урал, что нас забросят вверх по долине Ср. Сакукана. Недорого – всего за 3 тысячи рублей. В 12 часов выехали в Старую Чару. Заехали в администрацию, опять зарегистрировались, поговорили с начальником отдела ГО, он же начспас. Сильно нас напугал по поводу лавинной опасности. Снегу говорит, много выпало, на Балтийский не идите – очень он лавиноопасный. Там цирк большой, и если идёт лавина, то он весь сыпется.

Уже сидя в машине, мы судорожно перечитывали описания, ища, чем можно заменить этот перевал. Удивлялись, почему в отчётах других групп ничего не сказано про опасность этого перевала. Но как мы потом поняли, о районе они не ничего толком не знают, потому что из Чары в горы зимой не выбираются.


1. Впереди Кодар
Из Старой Чары мы около часа ехали по зимнику. Машина довезла нас до начала морены и остановилась на ремонт. Мы вылезли смотреть на горы и чахлый лес на сопках, отделяющий нас от Кодара (фото 1). После 20 минут колупания в двигателе, водитель сказал, что дальше не поедет. А мы рассчитывали гораздо дальше, но что делать – расплатились с водителем (взял, кстати, 2 тысячи), надели рюкзаки, впряглись в сани и пошли по дороге. Идем, потеем, на солнышке греемся.


2. Наледь Среднего Сакукана
Первые подъёмы даются тяжело, лыжи проскальзывают, спуски не лучше – кувыркаемся. Короче втягиваемся в походную жизнь. Таким образом, обошли старую морену и вышли к наледи на реке Средний Сакукан (фото 2). Впервые испытали, что такое мокрая наледь, когда Дениска на лыжах спустился с пригорка на речку, в надежде с ветерком прокатиться по льду, и неожиданно замочил лыжи. Потом мы ещё долго рассуждали, как при такой низкой температуре наледь может быть мокрой. Решили, что с нас на сегодня хватит и становимся на ровной площадке в лесочке в 17.30. При заготовке дров для костра наломали сырой лиственици, но потом научились по внешнему виду и треску при ломании, определять какие ветки сухие. Легли спать в 20.00 под треск реки и температуре –28.

03.03.

Дежурные Денис и Серёга встали в 6.00 и первыми испытали прелести утреннего дежурства – мороз -32, хорошо хоть ботинки пока не замёрзли. В 8.30 выбегаем с места ночёвки, обходим наледь справа по морене и спускаемся к речушке. По льду идётся уже веселее. При таком морозе нагрузка на лыжи увеличивается – у Игоря разламывается задник. Заматываем его изолентой и продолжаем движение. Хотя лыжи и готовили, но видно недостаточно. Как в последствии оказалась, Кодар – не прощает мелочи, недоделки.


3. Первые подъёмы.
Далее речушка превратилась в ручеёк, заваленный деревьями и пришлось пробираться через бурелом к дороге. Выбрались на дорогу, заросшую мелким кустарником, и по ней к обеду подошли к горам. Время 12.15. Разводим на сетке небольшой костерок и быстро готовим себе суп. После обеда вошли в ущелье р. Средний Сакукан. Тяжело даются первые километры, ищешь баланс веса санок и рюкзака (фото 3). Снега немного, но скорость движения невелика – то санки зацепятся, то крутой подъём, то бурелом. За четыре ходки, не дойдя 1 км до р. Эско, становимся на ночёвку прямо на дороге.

04.03.


4. Процесс отогревания ног.
Вышли в 8.10 и за полходки дошли до небольшого зимовья. Там был охотник Володя. Пообщались. Володя сказал, что недавно была оттепель, и горы шумели от лавин, но сейчас всё вроде успокоилось. Эти слова придали нам боевого настроя, и мы двинулись дальше. На обед встали в 12.30, не дойдя 3 км до Мраморного ущелья. Ботинки уже начали отсыревать, и началась наша борьба за пальцы. С утра в замёрзшие ботинки вбиваешь ноги, до выхода они замерзают, до обеда усилено их согреваешь, на обеде они опять замерзают, до ночлега опять разогреваются. Если уж было совсем не в моготу, то грели их на пузе товарища (фото 4).


5. Сосульки на носу.
С обеда вышли в 14.30, пошли по санной тропе через кустарник. В 16.30 подошли к разрушенному мосту, ведущему в Мраморное ущелье. Выходим на реку, скорость сразу же возрастает, и идти становится легче. Корим себя за то, что раньше не догадались выйти на лёд. Под вечер подул ветер, и потекли сопли. Если их не вытирать, то получаются впечатляющие сосульки (фото 5).


6. Первый каскад.
Обходя проступающую воду, за одну ходку добрались до водопадов, которые нас очень впечатлили. Одеваем кошки и преодолеваем 4 водопада, каждый по 3-4 метра (фото 6). За каскадами река опять ровная. Вдали, на правом берегу реки, увидали избушку, и сразу на сердце стало весело, усталость как рукой сняло. Избушка оказалась баней, а ГМС находиться в 100 метрах от берега. В 18.20 подтянулся арьергард и все, кроме дежурного, уже в темноте пошли за дровами на левый берег Сакукана.

Каждый вечер Дениска записывал, что больше всего запомнилось каждому человеку за день. Это позволяет смотреть на поход не через сухой отчёт, а через эмоции и впечатления людей.

Игорь: ледопады придали бодрости.

Виталя: сползала кошка, холодно.

Паша: ветер.

Серёга: река.

Руслан: ледопады и Мраморное ущелье, как факт.

Денис: отогревание ног на обеде.

05.03.


7.Катится вниз на лыжах по
наледи одно удовольствие.
С утра дежурные, выглянув на улицу, сообщают команде новость, что с погодой “повезло” – небо затянуто, кругом дымка и сильный ветер. Все “искренне сожалеют”, что не надо сейчас вставать, собираться, идти на мороз в -30, потом ещё 4 часа против ветра пахать под рюкзаком до перевала. Мы так расстроились, что проспали до 9 утра. Позавтракали и решили, для акклиматизации сбегать в Мраморное ущелье. Выходим в 10.20. С каскадов съезжаем на попе и по замерзшей речке спускаемся с ветерком на лыжах к разрушенному мосту (фото 7). Далее поднимаемся вверх к могилам ефрейтора и геолога. Идем в лоб до тропы. Оставляем лыжи и по заросшей дороге идём к Мраморному ущелью, однако некоторые члены команды тянут их за собой, в надежде прокатиться вниз с ветерком, наивные – через такие корчи идти то тяжело, не то, что на лыжах ехать. Поднимаемся до ледопадов, обходим их справа, по левому берегу реки, тропёжка по развилку. Вышли наверх, перешли на правый берег, на дорогу, и в 14.20 подошли к бывшему лагерю (фото 8). Заброшенный лагерь особо не произвёл впечатления, кроме как на Руслана, который оббежал его с фотоаппаратом в руках. Одна мысль была у всех в голове: “Как тут люди могли жить и работать в такой мороз?”. Быстренько попили чаю, перекусили и вниз.


8.Лагерь в Мраморном ущелье.
По пути насобирали дров и в 17.40 были в ГМС. Перебираем пайку и снаряжение – готовим заброску. Еды берём на 7 дней, хотя Серёга настаивает на 5 днях, как и было запланировано на это кольцо. “Пройдём и не заметим” - добавляет он. В избушке накачегарили до +15, хотя руководитель обещал до +25 градусов.

Игорь: спуск по речке на лыжах, когда, падая, пролетаешь метров 10 до остановки.

Руслан: мрачность лагеря.

Виталя: спуск по речке.

Денис: когда ждали Руслана (он всё бегал, фотографировал, а мы мёрзли).

Остальные уже крепко спали, и, судя по их счастливым лицам, снилось им что-нибудь хорошее, например, тёплый поезд.

06.03. Перевал Балтийский (1Б, 2480 м).

Сняли записку группы туристов г. Москвы под руководством Покера от 16.08.06


9.Привал в долине ручья Балтийский.
Из теплой избушки выходим в 8.30. Практически сразу же начинается подъём. Сначала идём в лыжах, поднимаясь по склону серпантинами, а когда крутизна склона увеличивается, то лезем по камням в лоб на первый ригель. Снега не очень много. За две ходки, проходим ещё два ригеля, надеваем лыжи и начинаем движение по крупно-каменной морене. Осваиваем новый навык – “хождение” в лыжах по морене. Хотя хождением это назвать можно с большой натяжкой, это скорее эквилибристика. Но морена скоро заканчивается и перед нами открывается долина ручья, покрытая отличным настом. За спиной внушительной стеной вздымается пик Поливанова 2921 м. (фото 9). За 2 ходки подходим под перевальный взлёт и решаем сделать обед на солнышке. Время 13.10.

Греемся на солнышке, обсуждаем пути подъёма. Пока готовили еду, солнце зашло за горку, и мы попали в тень. Настал такой дубак, что есть уже не хотелось, ложки и тарелки к губам прилипала. Решили больше в безлесной зоне обеды не варить, а заменить их чаем из термоса и перекусом. Времени на приготовление обеда уходит много и расход бензина просто огромный. Вылетаем с обеда в 14.20.


10.Путь подъёма
на перевал Балтийский.
Путь подъёма на перевал отлично виден - кулуар крутизной 300 (фото 10). Но мы решаем усложнить себе жизнь и подниматься справа по контрфорсу, а потом выходить траверсом на седловину. На принятие этого решения, сказалось психологическое давление в администрации Чары и лавинный вынос с левого борта долины на подходах к перевалу. Выпустив лавинки и соблюдая дистанцию, переходим кулуар в верхней части под камнями и по каменной осыпи, припорошенной снегом, траверсом выходим на перевал (фото 11). Уже глядя с седловины вниз и оценивая разные пути подъёма, мы жалели, что сразу не пошли в лоб по главному кулуару. Там и крутизна склона гораздо меньше и фирн плотнее. Мы бы сэкономили часа полтора, а так первые участники вышли на седловину в 17.10.


11.Спуск на седловину
перевала Балтийский.
При пересечении кулуара произошёл неприятный случай. У Виталика слетела кошка и потерялась в снегу под коркой наста. И пока он беспомощно стоял, опёршись на палки, Руслан искал эту злополучную кошку. Это стало хорошим примером того, что все недоделки вылезают боком, причём в самый ответственный момент. А всё из-за того, что Виталик не продумал крепление кошек. На ногах у нас были бахилы с галошами, и для крепления кошек, имеющих сзади лягушку, приходилось подрезать галошу, освобождая рант ботинка. Он это дома не сделал, пришлось исправлять в походных условиях.

Собрались мы все на первом кодарском перевале в 17.30, сфотографировались. Боязливо начали осматривать путь спуска. Ещё на подъёме наше воображение рисовало огромный цирк, перегруженные снегом склоны, и местных спасателей, откапывающих каждую весну горе-туристов. Спуск оказался вполне нормальным: склон крутизной 25-30 градусов с хорошим фирном. Нет никакого огромного цирка, лавинная опасность в пределах нормы. Может эти ребята из Чары и хотели нам помочь, отговаривая от прохождения этого перевала, но в их компетенции мы разочаровались. Это нас окончательно убедило, что надо больше доверять своей информации, и судить об опасности участков, объективно оценив их.


12.Путь спуска
и место ночёвки.
Спуск начали в 18.00. Пробили небольшой карниз и по линии падения воды, соблюдая дистанцию, спустились вниз к большому камню (фото 12), где и стали лагерем в 18.35.

Игорь: напряжение всех чувств, при переходе кулуара.

Виталя: долгоиграющий подъём на перевал.

Серёга: всё в новинку.

Паша: миска покрылась инеем на обеде.

Руслан: стреманулся за Виталю, когда он потерял кошку.

Денис: вид с седловины.

07.03.

Дежурные хотя и встали в 5 утра и долго раскочегаривали примус. Спирт, которым мы их разогревали, не хотел гореть. Сделали вывод, что надо на ночь его брать в спальники. Позавтракали к 8. Перед выходом обнаружили, что задники лыж расслоились уже у Виталика, пришлось ремонтировать. Вышли около 9. Сначала шли по ручью, но впереди угадывался каньон с обрывом. Обошли его справа по склону и встали на лыжи. Внизу видна река Бюрокан и озеро на ней. Спускаемся к озеру то по снегу, то по льду, то по мелким камням, а в конце нашим методом - “жопслеем” (снимаешь лыжи, одеваешь сидуху и садишься на лыжи, тормозишь ногами, а за одно и умываешься снежной пылью).

Спустились на реку Бюрокан к первому озеру (фото 13). С него открывается прекрасный вид на высшую точку Кодара – пик БАМ (фото 14). Начинаем двигаться в верховья реки. Проходим первое озеро, поднимаемся по руслу ручья крутизной 20 градусов. Там ещё одно озеро. Под склонами пика БАМ в 13.05 делаем обед. Далее опять по ручью поднимаемся на третье озеро, ущелье сужается, поднимаемся на четвёртое озеро под перевалом Сюрприз. Озеро находиться в понижении, справа перевал 3-х Жандармов. От озера по морене взлёт 50 метров крутизной 30 градусов. Один из участников не выдержав напряжения, решил сходить перед подъёмом на морену в туалет, чем очень всех рассмешил. Все ещё долго вспоминали вид туалетной бумаги, быстро летящей вверх по склону на морену.

Ветер усилился, небо прояснилось. Подходим под перевальный взлёт и решаем ставить лагерь у камня в 17.10, т.к. перевал мы сегодня уже пройти не успеем. Обносим палатку снежной стенкой (фото 15) и готовим ужин.

Руслан: носки примёрзли к ботинкам.

Паша: катуха жопслеем.

Серёга: сурово.

Виталя: Тяжело ходить: и в лыжах хреново и без них.

Игорь: мёрзнут ноги.

Денис: как Виталя ходил в туалет на озере.


13.Отличная погода.

14.Впереди высшая почка Кодара – пик БАМ.

15.Ночёвка перед перевалом 25 лет Сов. Латвии.

08.03. Перевал 25 лет Советской Латвии (2А). Тур не нашли.

Ночью поднялся сильный ветер. Его порыв так тряхнул палатку, что все проснулись. От напряжения палатка гудела всю ночь. Утром собираем рюкзаки в палатке. Напряжённо пришлось складывать наш шатёр. Только вынули центральный кол (связанные лыжи), всем сразу же пришлось падать на палатку, пока её не унесло.

Выходим в 8,15. За ходку выползли на седловину (фото 16). Сначала, на подъёме пошли на левую часть седловины, как было сказано в описании. Подъём по снежному склону крутизной 20 градусов, в верхней части 150 метров 40 градусов. Под седловиной есть полка для 2-3 человек. На перевале еле умещается один человек. Глянув вниз, увидели, что из-за дымки, глубину склона определить тяжело и не понятно хватит ли 50 м. верёвки. Зато правее, в метрах 20-30, увидели, что высота отвеса до 50 м, и склон упирается в мульду. Решили вылезти правее. Для этого опять спускаемся на 15 метров и траверсируем склон. По гребню седловины, из-за её разорванности, пройти не представлялось возможным (фото 17). Штык Игорь спустился первым, и 50 м верёвки едва хватило, узел на конце верёвки застрял в восьмёрке. Вспомогательная верёвка у нас 47 м., и продёрнуть верёвки мы бы здесь не смогли. Зато снизу стало видно, что в первый раз мы вылезли правильно, и высота склона в том месте не превышает 35 метров. Игорь стал кричать, чтобы остальные шли на прошлое места, но из-за ветра никто ничего не услышал. Когда спускался Виталя, то по цепочке передали всю информацию и остальные четыре человека спускались с седловины (фото 18).

Сильно мерзли ноги, особенно у ребят на перевале, там негде помахать ногами. За перевалом тишина и солнышко. Сдвоенную верёвку, как назло, заклинило, и Руслану пришлось 2 раза подниматься и распутывать её (благо, у нас были жумары), в это время остальные грели ноги на пузе друг друга, и от боли немного поскуливали.


16.Последние метры до выхода на гребень.

17.Гребень перевала
25 лет Сов. Латвии.

18.Спуск с перевала.

В 11.30 надеваем лыжи, по фирняку спускаемся к языку ледника и делаем на солнышке обед, рассматривая пройденный перевал (фото 19). В 13.15 продолжаем движение вниз, спускаемся справа по 30 градусному склону по линии падения воды. Потом “жопслеем” по водопадикам, и далее на лыжах по заснеженному руслу ручья. Впереди увидели противоположенный борт долины р. Верх. Сакукан, и все уже потихоньку начали представлять широкую реку с открытым льдом, по которой можно быстро передвигаться, и возможно даже тёплое зимовье, которое упоминалось в каком-то описании. Кто-то даже сказал: “А, фигня осталась, пройдём и не заметим”. Пока ещё мы не прослеживали прямой связи между этой фразой и проявлением Кодаром своего тяжёлого характера, которое (в смысле проявление) для нас всегда оборачивалось только сложностями.


19.Вид на перевал со стороны р. Таёжная.

20.Спуск по морене в обход каньёна р. Таёжная.
И тут мы вошли в каньон. Ещё ничего не подозревая, пошли вперёд на разведку, на предмет наличия водопадов, и Денис провалился по колено в воду. Этому обстоятельству обрадовался только Виталик – наконец-то можно попить воды. Причём он так сильно радовался, что Дениске, с кислым видом выливающему воду из бахилы, и уже представлявшему у себя чудовищные обморожения, пришлось его обматерить.

Решаем вылезать на правый борт и обходить каньон по морене (фото 20). Сначала идём пешком, а потом на лыжах, проявляя чудеса акробатики. Передвижение по морене всех очень выматывает. В 16.30 выходим на ручей, идем по ручью, пробираясь через кусты, и выходим на оленью тропу. К 17.30 спускаемся на реку Верхний Сакукан. Движемся в кошках по льду вверх по реке и через полчаса подходим к разрушенному сараю. Решаем здесь заночевать, пустив сарай на дрова. Вечером у костра поздравляем наших клубовских девчонок, пьём за всех тёплых женщин планеты, и думаем, как хорошо, что у нас чисто мужская компания.

P.S. Этим утром Руслан, в честь праздника, чтобы подчеркнуть его торжественность, предложил день без мата. Его все радостно поддержали. День без мата получился только до того момента, когда мы поняли, что начали спуск не в том месте. Русла ещё пытался всех образумить, но после того как у нас заклинило верёвки, он оставил эти попытки, а затем, когда сам дважды слазил их распутать, он вообще стал первым голосом в нашем хоре сапожников. Так что можно смело сказать, что торжественность праздника мы подчёркивали только утром, даже скорее ранним утром.

Виталя: спуск с перевала.

Паша: ветер.

Руслан: продёргивание верёвок.

Игорь: дюльфер.

Денис: прикол про медсестру (Паша и Денис, спустившись последними, греют ноги на пузе у друг друга и думают про врача, который бы им помог. Мечтают: “А лучше медсестру. Да, медсестру грудастую! Точно! Красота! И ноги ей между грудей, и греть, греть!”)

09.03 пер. Верхнесакуканский (н/к, 2134 м). Сняли записку группы туристов из разных городов под руководством Исправникова А.В. от 19.08.06

Вышли в 9.00 . Идем по льду реки, наслаждаясь скоростью передвижения (фото 21). Доходим до каскадов и одеваем кошки. Всё чаще приходится обходить мокрые наледи, а в некоторых местах и идти по ним. Воды по щиколотку. У Дениса и Паша мокнут ботинки, у Игоря ото льда распирает галошу и ломает крепление.

К 11 часам подходим под 10 метровый водопад и, поняв, что в лоб мы будем преодолевать его очень долго, решаем обойти его по правому по ходу движения борту. За ходку, обойдя каньон, выходим на наледь (фото 22). Обедаем. В 13.30 поднимаемся по ручью и поворачиваем налево к перевалу. Поднялась позёмка, одеваем маски. За три ходки, в 15.30, вышли на перевал.

В сторону реки Левая Сыгыкта спускаемся на лыжах, соблюдая меры предосторожности. Очень резкий контраст долин. Действительно видно, что мы перешли через главный водораздельный хребет. Всё находится в какой-то дымке, очень много снега, и он постоянно сыпет очень меленькой крупой (фото 23). В долине реки тропёжка по колено. Причём относительно комфортно идти только первому, остальные идут и мёрзнут. Так что в желающих потропить недостатка никогда не было. В 18.00 подходим к ригелю долины нашего следующего перевала и становимся на ночёвку. Долго вытаптываем в мягком снегу площадку под палатку. У Руслана сильно мёрзнет нога, и он даже в палатке машет ей, держась за центральный кол. Ужинаем, и от усталости, под равномерный свист воздуха, разгоняемого махами Руслана, быстро засыпаем.

Игорь: катуха с перевала. Мокрые наледи.


21. Утро на реке Верхний Сакукан.

22.Верховья реки Верхний Сакукан.

23. Дымка в долине реки Левая Сыгыкта

Виталя: легко шлось. Водопад.

Паша: проклятые бахилы.

Денис: Контраст долин. Весь день мёрз.

Руслан: как отогревал целый вечер ногу.

Серёга: Каньон.

10.03. Пер. Проходной (1А)

С утра температура -30. Примуса капризничают, хотя брали новые.

Вышли в 8.15 и сразу начали подъём в лыжах на первый 300 метровый ригель, в верхней части крутизной до 30 градусов, часть склона шли пешком в лоб. За два перехода подошли ко второму ригелю. Смотрим в карту: времени прошло уже пол дня, а при такой тропёжке мы прошли не более 3-х километров. Решаем сделать перекус перед подъёмом на заснеженный склон морены.

В 12.30 начали подъём по склону. Снега достаточно много. Лавинные ленты не прячем с самого утра (фото 24). За две ходки подошли к озеру. Впереди виден наш перевал. На озере, как на курорте. Солнечно, без ветра. Сидим, наслаждаемся видами, сушим спальники и моемся снегом. За 20 мин. проходим озеро (фото 25) и серпантинами, елочкой и местами лесенкой поднимаемся на лыжах на перевал. Время 15.30. На перевале тур не находим. Вниз ведёт 100 метровый 30 градусный склон, по которому спускаемся сначала в кошках, потом “жопслеем”, дальше встаём на лыжи и отлично катимся с ветерком вниз по ручью. Чувствуется, как крепчает мороз, понимаем, что эта ночь будет очень холодная. Все надеются, что завтра возможно перевалим через Медвежий и окажемся на ГМС, а там отогреемся. Становимся лагерем перед спуском с ригеля. Хорошего надува, чтобы выкопать пещеру нет, и снег не достаточно плотный, для того, чтобы строить иглу. Поэтому вытаптываем площадку и строим стенку.

Паша: ригель.

Серёга: катуха на спуске.

Виталя: виды с озера.

Игорь: ощутил красоту Кодара на озере.

Денис: оргазм при отогревании ног.

11.03.

Часы, которые лежали в спальнике в пуховке замёрзли. Дежурные вставали с рассветом. На улице -35. Примуса не хотят работать. Кое-как сделали чай с двойной дозой печенья и халвы. Выставляем по солнцу время на отогретых часах. Быстренько собираемся и чешем на солнце.

За ходку подошли к ригелю. Очень холодно, мы все аж воем. На солнце греем ноги на пузе друг друга. Придя в чувства, начали спуск с ригеля. Идём на лыжах, но из-за того, что снег очень рыхлый, вымерзший снизу, скорость не велика. Пытаемся двигаться “жопслеем” (фото 26), но эффективность не увеличилась, приходится снова одевать лыжи. Движемся по линии падения воды. В снег проваливаемся по грудь, и за нами остаётся настоящая траншея. Спустились на Ледниковую, опять привал, греем ноги.

Тяжелее всего пришлось Паше. У него из-за бахил, намокших ещё на Верх. Сакукане, льдом расперло галоши, и в глубоком снегу постоянно слетали лыжи. Настолько часто, что никто не видел Пашу идущим прямо. Как не оглянёшься, он всё время одевал лыжи. И это его, мягко выражаясь, нервировало. Его дикие матюки были слышны, наверно, в Чаре. Все решили поскорей уйти тропить вперёд, чтобы не попасть под его горячую руку, оставив наблюдать за склоном Дениса, усердно махающего ногами.

На первом привале подождали Пашу и Дениса. Долго их не было, начали думать, что спускается Паша к Дениске и говорит: “Это ты меня на Кодар затащил, получай за это”. Лежит, думаем наш Дениска, кровью обливается. Виталик уже свою карманку для Паши достал, чтобы его задобрить. Но всё обошлось благополучно, они просто ремонтировали Пашины крепления.

Вдали стал появляться перевал, по карте вроде наш (фото 27), но больно крутой у него кулуар для 1Б. Развернулись все карты, заработали светлые головы. Мнения разделились: часть говорит, что это наш перевал, часть, что наш дальше. Решили послать вверх по реке разведчиков на всякий случай. Остальные принялись копать пещеру, ещё одной такой ночи в палатке нам не хотелось. Вернулись разведчики, и сказали, что впереди уже морены ледника Советских Географов, а нам в тот самый кулуар, который мы видели сначала.


26. Спуск по пояс в снегу в
долину реки Ледниковая.

27. И это наша 1Б?


28. В пещере.

Общими усилиями за полтора часа мы выкопали добротную пещеру, с высоким потолком и полками для вещей (фото 28). В пещере тепло, уютно. Выпили, поели, покурили и легли спать.

Паша: матерный спуск.

Виталя: сильно подморозил пальцы, аж выл.

Игорь: утреннее дежурство.

Руслан: пещера.

Серёга: Отмороженные горы, мёрзнут ноги. Вечером отдыхаем.

Денис: На первом привале Игорь заметил,
что у меня подморожен нос. Очень стало обидно за себя. И так ноги подморожены, а тут ещё и нос.

12.03. пер. Медвежий (1Б).

Сняли записку группы туристов из разных городов под руководством Красноштановой М.М. от 22.08.06.


29. Верхняя часть кулуара.
Вышли в 8. 00 и за ходку подошли под лавинный конус из нашего кулуара. Снимаем лыжи, достаём лавинки и движемся по конусу в лоб, соблюдая дистанцию. Поднимаемся к кулуару. При вхождении в кулуар поехал пласт снега, все сильно трухнули. В кулуаре, придерживаясь правого ПХД борта, начали тропёжку на перевал, снег иногда доходил до груди. Справа на скалы не вылезти, больно круто, налево в центр кулуара, где может быть фирняк, тоже не уйти, страшно подрезать склон. Первому тяжело тропить, остальным холодно стоять в тени. В верхней части переходим на середину кулуара (фото29), стали попадаться участки с фирном. Скорость немного увеличилась.

За время похода у нас сильно отсырели рукавицы, а при подъёме лыжные палки пришлось держать не за пластиковые ручки, а за металл, сложенными перед собой, и чуть ли не материально чувствовалось, как холод от металла проникал через рукавицы.


30.Отогревание на солнце
на перевале Медвежий.
В 13.00 мы на перевале. Отогреваемся на солнышке (фото 30). Практически все подморозили руки. Вспоминаем ГМС, иногда на кольце называли ее МКС – такая она была для нас желанная и недосягаемая. Кстати, в описании написано, что подъём на перевал занимает 4-7 часов. Мы удивлялись, почему так долго, однако, двигаясь в кулуаре по грудь в снегу, мы поняли, что мы ещё хорошо отделались – всего 4 часа.

В 13.30 начали спуск. Спускаемся слева, по гребешку, в цирк до ручья, там и обедаем. Теперь видно, что мы переваливали не через низшую точку в гребне (фото 31). Если спускаться в Ледниковую с явно видной седловины, то на спуске попадаешь на обрывы. И вообще этот перевал логичней проходить со стороны Медвежьего в Ледниковую. Тогда и подъём будет более простой по фирну и не такому крутому склону, и спускаться по такому кулуару проще, чем подниматься.


31. Вид на перевал со стороны ручья Медвежий.
После обеда надели лыжи и катимся вдоль ручья вниз к ГМСочке, потом в кошках по люду. За 2,5 часа дошли до избушки, кто-то даже хотел поцеловать её двери. Вечером руководитель сказал, что если завтра выйдем пораньше, то ещё успеем сделать колечко по Восточному Кодару. А ему все участники похода, забыв в тепле про субординацию, в ответ: “ Хочешь, сам иди”. Кстати, понятие тепло крайне относительно. Вечером мы разогрели избушку до +2 градусов. И всем было очень хорошо. Даже родилась шутка – тепло, как в холодильнике.

Игорь: чувство расставания с горами.

Виталя: стрём от перевала и ГМСочка.

Руслан: не видел ни чего под ногами из-за камеры, чуть не упал.

Серёга: тропёжка по горло.

Паша: чувство полёта, единство команды.

Денис: мёрзли руки через рукавицы от палок. Детские песенки вечером.

 

И так сегодня дневка. Сходили за дровами на левый берег Сакукана, т.к. на правом берегу лес, стараниями летних туристов, уж больно чахлый. Греемся, отъёдаемся, чинимся. За это ходовое кольцо у всех что-нибудь сломалось или порвалось. Так что работы много.

Вообще ГМС это больше, чем просто избушка. В ней можно переждать любую непогоду, отдохнуть и восстановиться, оставить заброску. Она вся пропиталась туристским духом. Очень много людей в ней бывает в летние месяцы. И видно, что иногда туда заходят не настоящие туристы. Люди, берегите это место! Эта избушка не раз давала приют уставшим путникам, и всегда готова это сделать вновь.

Серёга: много едим.

Игорь: съехал с ледопада.

Руслан: как Серёга читал сказки.

Виталя: чувство уюта, спокойствие.

Паша: всё нормально.

Денис: Щелкали орешки.

14.03.

Вышли в 10.00 и по реке Ср. Сакукан направляемся в сторону пер. Снежный (фото 32). Сначала идем на лыжах, потом пешком, затем кошки, потом опять лыжи… Скоро будем профессионалами по сниманию-одеванию лыж и кошек. После днёвки идётся тяжело. В избе все выпили много воды, чая и не только, и теперь вся эта жидкость выходит с потом.


32. Верховья р. Ср. Сакукан.
Впереди пер. Снежный.

33. Вид на перевал со стороны
р. Ср. Сакукан.

34. Кодар в дымке.

Поднимаемся по пологому, 15 градусному ригелю в долину пер. Мурзилка. В 12.30 встали на перекус. Дальше по пологой долине реки на лыжах за 4 ходки подошли к морене в верховьях долины. По правой стороне ПХД залезли на морену и увидели, что до перевала осталось совсем немного (фото 33). В 17.30 решаем становиться лагерем. В надуве за час выкопали просторную пещеру “Трактир у Мурзилки”, прямо из которой можно наслаждаться прекрасной панорамой Кодара (фото 34). Сегодня у Штыка Игоря День Рождения. По кругу идут тосты, коньяк, трубка.

Серёга: хорошо сидим в пещере.

Виталя: очень хочется домой.

Игорь: день рождения. Приятно было идти к перевалу.

Руслан: веселье в берлоге.

Денис: легко подошли к перевалу.

15.03. Пер. Мурзилка (1Б)


35.Подъём на перевал Мурзилка.
Фото с седловины.

36. Группа в сборе.

Вышли в 9.00, поднялись по морене к перевальному взлёту. Взлёт 100 метров крутизной 30 градусов, верхней части 10 метров до 40 градусов. Глубокая тропёжка в сыпучем снегу (фото 35). Крайне неудобно идти с санками. На перевале в 10.00. Седловина узкая, с трудом располагаемся на ней всей командой (фото 36).


37. Вид на перевал со стороны
ручья Кондрат.

38. На горизонте лес.

Спустились 100 метров пешком, и увидели, что на настоящую седловину надо было подниматься правее (фото 37). Внизу надели лыжи, и спускаемся по ручью, который сильно петляет среди морен. Склоны морен лавиноопасны, движемся, достав лавинные ленты. Каньон обходим по правой стороне ручья и за две ходки спускаемся с морен в широкую долину реки. Делаем перекус, давя кошками замёрзший шоколад. Путь к Апсату просматривается: всё время по реке, сначала в безлесной зоне, а затем через лес (фото 38). Кто-то опять сказал:”Сколько там осталось до Апсата, пройдём и не заметим!”. Все почувствовали неладное. “Неладное” проявилось, когда мы вошли в лес. Русло реки – это нагромождение больших камней, покрытых снегом, по которым кажется, что идти вообще не возможно. А с реки не свернёшь, в лесу настоящий бурелом. Скорость движения резко падает. Мы ползём как черепахи, то обходя камни, то перелазя через них. В 18.30, измотанные, становимся на ночёвку.

Игорь: на тропёжке сидел и наслаждался природой. Хотелось покурить.

Серёга: катуха с перевала. Тропёжка.

Паша: то же самое.

Руслан: мистической камень на наледи.

Виталя: понравился перевал.

Денис: ощущение конца похода.

16.03.

Тяжёлый трудовой день начинается в 8 часов. Опять тропим челноком, все рвутся тропить первыми, т.к. идти просто за кем-нибудь очень холодно (фото 39). За 4 часа вышли к широкой наледи, сняли лыжи и пешком за ходку вышли в долину реки Апсат на зимник. Всё, теперь только вниз. Кто-то сожалеет, что поход заканчивается, а кто-то, наоборот, радуется. У некоторых даже призрачная надежда на то, что мы, возможно, ещё сегодня встретим какую-нибудь машину и окажемся в Чаре.

Вначале зимник идёт через лес вдоль реки, мимо домиков эвенков, а затем сворачивает на реку. На реке скорость резко возрастает, на лыжах с ветерком покатимся вниз, затем снимаем лыжи и идём пешком по льду, так оказывается удобнее всего. За час подошли к водопадам, и за 2 часа обошли их слева пхд через лес по зимнику. Затем вышли опять на реку. За 5 часов добрались до горы Зарод (фото 40) и на левом берегу в 19.00 становимся на ночёвку. Костёр разводим на сетке. На речке тепло – 18, сидим у костра, разговариваем.


39. Снежные грибы на реке Кондрат.

40. Вид с р. Апсат на в. Зарод.

17.03.

Вышли раньше 8, и пошли по реке. Зимник ушёл левее по склонам гор, ждем, когда он пересечёт реку, чтобы повернуть в Чару. Иногда останавливаемся и прислушиваемся. Слышно как где-то далеко гудят машины. В 12 часов встретили эвенков на оленях (фото 41). Они нас обрадовали, сказав, что угольную дорогу мы уже пропустили, и осталось только идти вниз до моста и по дороге до Кюсть-Кемды. Ходу 3-4 часа, может 5. Делать нечего идём дальше, не возвращаться же, тем более не понятно, где мы вообще пропустили эту дорогу (фото 42). Все уже рисуют мрачные перспективы ещё одной ночёвки в палатке. Но судьба была к нам благосклонна. Через час встречаем лесорубов, которые соглашаются за 600 рублей отвести нас в Старую Чару. Сверяем часы. Оказывается, что в выставлении времени по солнцу мы ошиблись всего на 30 минут. Помогли им загрузить дрова и трогаемся в населёнку.


41. Лыжи и кошки хорошо, а олени лучше.

42. Покидая Кодар.

С Апсата зимник поворачивает влево в лес, и, срезая все повороты реки, за полчаса езды выводит нас до моста. В машине натоплено, и пока мы ехали, некоторые от тепла и равномерной тряски успели “поплыть”. Просим водителя сжалиться над нами и открыть форточки.

В Чару прибыли в 15.00, а наш автобус Новую Чару в 17.50. За 2 часа успеваем сходить в магазины, в душ в котельной, в администрацию, чтобы сняться с учёта, в медпункт. Санитар обморожения смотреть не захотел, посоветовал мазать левомиколем и перебинтовывать. В Новую Чару приехали, сразу на вокзал. В этот день поезда до Москвы нет, поэтому решаем ехать до Северобайкальска, а там уже смотреть по обстоятельствам. До поезда 30 минут. В спешке берём билеты, закупаем пайку в дорогу, бегаем в музей за заброской. На вокзале встречаем туристов из МАИ, которые ходили 5-ку по Удокану и Восточному Кодару, руководитель Романенко Сергей. В поезде на Северобайкальск бурно отмечаем окончание походов и знакомство.

В Северобайкальске чудом берём 6 последних билетов до Москвы, 4 из них в одном купе. После этого все поверили в силу мысли нашего руководителя, который твердил весь поход, что волноваться нечего, билеты до Москвы возьмём без всяких поблеем. Я знаю, говорит, они нас ждут. Вот уж действительно – мысль материальна. Прощаемся с москвичами и вновь поезд. Дорога домой хоть и длинная, но проходит весело. Залечиваем подмороженные конечности, отсыпаемся и отъедаемся. Жор (он же жорик, дядя Жора и т.д.) пришёл ко всем незаметно. Своё съедается моментом, и от соседских угощений уже никто не отказывается. Соседям объясняем, что, мол, “отдыхали”, на лыжах катались. И лицами на сковородку никто не падал, а это загар. Рассказываем о прелестях такого отдыха, они понимающе кивают, а по их лицам видно, что они думают, что у нас с головой не всё в порядке. Скорее не с головой теперь у нас не всё в порядке, а с сердцем. Ведь его частичку мы оставили на Кодаре, в этих суровых горах, в этой стране морозных искр…

10. Снаряжение.

Выше зоны леса ночёвка в однослойной “Зиме” очень некомфортабельна, желательно брать второй слой, на котором будет оседать изморозь. Это был первый лыжный поход, когда мы пожалели, что не взяли с собой печку. В низовьях рек, текущих в Чарскую котловину, снега настолько мало, что сложно растянуть палатку на палках и лыжах. Но на верхах снега достаточно, и в надувах можно копать пещеры. Это хоть и трудоёмкое занятие (1-1,5 часа), зато в них намного теплее.

Мы брали с собой новые примуса “Дастан” (производство Киргизии). Разжигали жидким спиртом, который на ночь клали в спальники. Лучше брать сухой спирт. Приходилось по три раза прогревать. При ночевке, когда под утро было – 36, примуса вообще еле работали. Короче эти примуса – в мусорку. Брать с собой газ мы тоже не решились, боялись, что на большом морозе он тоже не будет гореть. Выход, сделанный нами: покупать нормальные горелки известных мировых производителей (не Киргизких).

Для ночёвок в зоне леса мы брали с собой стальную сетку, на которой разводили костёр. Сетка действительна удобна в более снежных районах, но на Кодар её с собой можно не брать, ямы копать придётся не глубокие.

Уже который раз убеждаемся, что на спальниках вес лучше не экономить. Мы спали в двойных системах, по 3 человека. Получалось, что на троих человек приходилось 4 спальника. Т.к. основные теплопотери приходятся на молнии, то в поезде мы сшили все застёжки. Получилась не разборная система. Места в рюкзаке такая система занимает, конечно, много, но зато не надо на морозе постоянно насиловать эти молнии. Спальные мешки были обычные холофиловые, с наполнением 350. Спать холодно не было не разу. Правда, спальники сильно отсыревали, и иногда, когда позволяла погода, мы их просушивали на солнце. Так же после недели похода сильно отсыревают рукавицы, желательно иметь запасные.

Хорошо зарекомендовало себя термобельё. Одели мы его (Денис и Игорь) в поезде и сняли перед душем. Тело на привалах было сухое, переодевание на ночь было комфортней, сняли ходовые штаны, одели поверх спальные.

У всех участников были трекинговые ботинки и бахилы с галошей. Однако ноги мерзли, т.к. не было возможности просушивать ботинки. Постоянно на привалах приходилось махать ногами и шевелить пальцами. У москвичей мы увидели подбахильники, представляющие из себя, цельный сапожок, пошитый из балоньки и утеплителя. Использовать их имеет смысл, только при наличии печки.

Лыжи у всех были “Бескиды”. Эти лыжи требуют хорошей предварительной подготовки, так как хождения по заснеженным моренам и постоянное намокание на наледях явно не способствуют их долголетию. Перед походом необходимо проверить всю окантовку, где надо подклеить, починить задники, чтобы они были как монолит, можно усилить носы. В целом проблемы были у тех участников, которые не уделили лыжам должного внимания дома. Ну и, как всегда, с собой иметь в ремнаборе запасные щёчки и пружины. Обязательно нужно иметь запасные кольца для палок.

Из спец. снаряжения у нас с собой были 2 верёвки, одна основная (50м) и одна вспомогательная (45м), которые нам пригодились только один раз, при прохождении перевала 25 лет Сов. Латвии. Так же был один скальный крюк и 3 ледобура, которые вообще не понадобились. Ещё было 2 ледовых инструмента, которые мы иногда использовали при прохождении замёрзших водопадов. Но, в принципе, их можно было и не брать, так как некоторые участники спокойно преодолевали эти же места без их помощи. Один из инструментов мы благополучно потеряли в долине реки Медвежья, при спуске к ГМС, так что если кто найдёт, то пользуйтесь на здоровье, только сообщите в чьи руки он попал. У всех участников были страховочные системы с 3 карабинами. Так же на команду имелось 2 жумара и 2 спусковых устройства (использовались там же, где и верёвки). Особое внимание стоит уделить кошкам. Они должны быть хорошо заточены и подогнаны к ботинку с бахилой.

Для преодоления лавиноопасных склонов у каждого участника имелась лавинная лента. Лопата, так же являлась личным снаряжением.

Фотоаппарата у нас было два: плёночный Praktica и цифровой Canon. Praktica проявил себя не с лучшей стороны. На третий день у него загустела смазка в объективе, и пришлось оставить его в заброске. Короче, он был мёртвым грузом. С цифровым фотоаппаратом не было никаких проблем. К нему у нас был комплект запасных аккумуляторов. Правда, фотоаппарат, как и аккумуляторы, приходилось носить всё время на теле, под штормовкой. Для видеокамеры Sony 2100 VX был пошит специальный чехол из меха, с отверстиями для объектива и руки, и противоударный футляр, который оператор носил всё время перед собой. Иногда на сильном морозе камера начинала подтормаживать, и записывала изображение рывками, а на перевале 25 лет Сов. Латвии вовсе отказала. В конце первого кольца у неё, от постоянных ночёвок в спальнике, запотел объектив, и отогреть его мы смогли только на ГМС. Аккумулятор к камере был усиленный, и его носили всегда под кофтой, а в камеру вставляли непосредственно перед съёмкой. Ещё на морозе рекомендуем пользоваться внутренним видоискателем, а не внешним ЖК-дисплеем, т.к. с ним могут быть проблемы. Вообще мы использовали эту камеру в таких условиях впервые, и не смотря на не большие проблемы, остались ей довольны.

Хочется подвести итог всего вышесказанного: надо очень тщательно относиться к подготовке личного и общественного снаряжения. Не забывать не про какие мелочи. В столь экстремальных условиях если что-то может поломаться или порваться, то это обязательно случится, и произвести ремонт на таком морозе будет очень тяжело.

11. Выводы.

Район Забайкалья (Кодара) предъявляет к туристу лыжнику дополнительные требования по владению горной техникой. Перевалы немного не дотягивают до высокогорных, и в основном, имеют одну определяющую сторону. На перевалы, начиная с 2А необходимо иметь обвязки, основную и вспомогательную верёвки, расходные петли, т.к. спуски (подъёмы) на перевалы представляют собой стенки крутизной 50 –90 градусов.

Впервые в этом походе мы ходили по замёрзшим рекам и наледям. Оказалось, что по рекам и наледям идти легче, чем по дороге через лес или морене, особенно в кошках. Однако на реке могут встречаться каньоны и каскады. Некоторые каскады спокойно проходятся, некоторые обходятся по верху. Можно конечно усложнить себе жизнь и полезть на водопады, но тогда потребуется ледовые инструменты (молотки) и буры.

Иногда встречаются мокрые наледи, бояться их в принципе не стоит, т.к. проваливаешься в них по щиколотку. Желательно зондировать лёд перед собой лыжной палкой. При спусках на лыжах мы также игнорировали мокрые наледи, и только брызги летели в стороны. При выходе на снег остатки льда соскабливали ножами.

По моренам лучше ходить в лыжах, хоть это и чистая акробатика, но легче и менее травматично, чем пешком.

Лавинная опасность на Кодаре считается повышенной. По меркам местных жителей в этом году выпало много снега, но до нашего приезда была оттепель, и много лавин уже сошло, установилась стабильная солнечная погода. В долинах Верхнего и Среднего Сакукана снега было немного, однако, перейдя Верхнесакуканский перевал, мы оказались в снежном царстве. Особенно лавиноопасен перевал Медвежий при подъёме с реки Ледниковой. Лучше этот перевал избегать или спускаться в сторону реки Ледниковой.


Поделиться ссылкой

Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999-2019 Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100