Добро пожаловать !
Войти в Клуб Mountain.RU
Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

Чтобы быть в курсе последних событий в мире альпинизма и горного туризма, читайте Новостную ленту на Mountain.RU
Люди и горы > Люди >


Всего отзывов: 3 (оставить отзыв)
Рейтинг статьи: 5.00


Материал подготовила Анна Пиунова, Mountain.RU

Александр Одинцов.
Не об альпинизме или запоздалый подарок к юбилею.

Ссылки по теме:

Венесуэла, штат Амазония, Тепуй Аутана.
Начало.
Восхождение по западной стене Латок III.
Александр Одинцов: Кызыл Аскер.
Экспедиция "Баск - Стена Большого Паруса".
Северная стена Жанну.





О судьбах наших нет ещё и речи,
Нас дома ждет парное молоко,
И бабочки садятся нам на плечи,
И ласточки летают высоко.
А. Тарковский

Любовь, дружба… На мой взгляд, дружба выше, чем любовь. Любовь, как бы ни фетишировалось это чувство, ориентирована на продолжение рода, при всей внешней красивости, любовь - чувство утилитарное, этакая болезнь с постельным уклоном.

Дружбу невозможно объяснить, почему Кастор любит Поллукса (хотя, похоже, и здесь не обошлось без греха). Говорят, дружба возникает в результате вынужденного общения, взять хотя бы армию, когда в незнакомой обстановке ты вынужденно ищешь собеседника.

Но бывает иначе, причины дружбы иррациональны. Эта иррациональность делает её наиболее ценной.

Люди грешат резкими суждениями, оценками, лепят готовые стереотипы для определения истинных чувств. Это была любовь. Это не было любовью. Хотя ещё Толстой сказал, что, сколько людей, столько и видов любви.

Критерии любви отстранены во времени, оценить чувство можно лишь по прошествии довольно долгого времени, когда само чувство уже остыло, по трепету воспоминаний.

Были женщины, когда казалось, что трепетал я до самых пяток, а теперь не могу вспомнить их лиц.

А женщину, с которой даже не спал, помню отчётливо, помню всё, вплоть до запаха.

Друг – это человек, которому я могу позвонить в четыре утра, сказать возьми 1000 долларов и нож и выйди сейчас же на угол Просвещения и Энгельса. И кто выйдет, хотя будет ругаться при этом, тот твой друг.

Из 140 человек, бывших на пароходе на мой день рождения, таких, как минимум, половина.

Про каждого знаю истории, большинство историй смешные, забавные, частью неприличные, характеризующие персонажа пусть с чудной, но милой стороны.

Тут разговор покатился в сторону, сервис тому виной, сначала вышел спор, не гомосексуалист ли официант, он хной красит волосы, да нет же, присмотрись, натурально рыжий, конечно нет, это он нарочно брови подводит, да он просто лапочка, а ты вроде совсем немного выпила, на руки его взгляни, как жестикулирует, давай спросим, да Бог с ним, обычный московский мальчик ведь видно.

… - Тебе Бабель нравится? Почему на Бабеля перешли, казалось, вот только что ситуация была вполне под контролем, Ходасевич, Баратынский, Пушкин, Бродский… И на тебе, квадрат E 2/ F 4 - Убита. Из всего Бабеля память удержала пару фраз "но Катюша, обстоятельная Катюша, всё ещё раскаляла для Бени Крика свой расписной, свой русский и румяный рай" и что-то про "его влажные руки, покрытые рыбьей чешуёй, воняли холодными и прекрасными мирами"... – Извините, Александр, - крашеная блондинка - как-то очень к нему спокойная я. - Да ты только послушай, какой язык.

О, люди, чья память способна удерживать прозу…(Просьба не орать! Всем недовольным заранее приношу извинения за оверквотинг :-)

ИИСУСОВ ГРЕХ

Жила Арина при номерах на парадной лестнице, а Серега на черной младшим дворником. Был промежду них стыд. Родила Арина Сереге на прощеное воскресенье двойню. Вода текет, звезда сияет, мужик ярится. Произошла Арина в другой раз в интересное положение, шестой месяц котится, они, бабьи месяцы, катючие. Сереге в солдаты иттить. Вот запятая. Арина возьми и скажи:
- Дожидаться тебя мне, Сергуня, нет расчета. Четыре года мы будем в разлуке, за четыре года мало-мало, а троих рожу. В номерах служить подол заворотить. Кто прошел - тот господин, хучь еврей, хучь всякий. Придешь ты со службы - утроба у мине утомленная, женщина я буду сношенная, рази я до тебя досягну?
- Дейсвительно, - качнул головой Серега.
- Женихи при мне сейчас находятся: Трофимыч подрядчик, большие грубияне, да Исай Абрамыч, старичек, Николо-Святской церкви староста, слабосильный мужчина, да мне сила ваша злодейская с души воротит, как на духу говорю, замордовали совсем... Рассыплюсь я от сего числа через три месяца, отнесу младенца в Воспитательный и пойду за них замуж.
Серега это услыхал, снял с себя ремень, перетянул Арину геройски, по животу норовит.
- Ты, - говорит ему баба, - до брюха не очень клонись, твоя ведь начинка, не чужая.
Было тут бито-колочено, текли тут мужичьи слезы, текла тут бабья кровь, однако ни свету ни выходу. Пришла тогда баба к Иисусу Христу и говорит:
- Так и так, господи Иисусе. Я баба Арина с номерей Мадрид и Лувр, что на Тверской. В номерах служить подол заворотить. Кто прошел - тот господин, хучь еврей хучь всякий. Ходит тут по земле раб твой, младший дворник Серега. Родила я ему в прошлом годе на прощеное воскресенье двойню...
И все она господу расписала.
- А ежели Сереге в солдаты вовсе не пойтить - возомнил тут спаситель.
- Околоточный, небось, потащит...
- Околоточный, - поник главою господь, - я об ем не подумал... Слышишь, а ежели тебе в чистоте пожить?..
- Четыре-то года - ответила баба. - Тебя послушать - всем людям разживотиться надо, у тебя это давняя повадка, а приплод где возьмешь? Ты меня толком облегчи.
Навернулся тут на господни щеки румянец, задела его баба за живое, однако смолчал. В ухо себя не поцелуешь, это и богу ведомо.
Вот что, раба божия, славная грешница дева Арина, - возвестил тут господь во славе своей, - шаландается у меня на небесах ангелок, Альфредом звать, совсем от рук отбился, все плачет: что это вы, господи, меня на двадцатом году жизни в ангелы произвели, когда я вполне бодрый юноша. Дам я тебе, угодница, Альфреда-ангела на четыре года в мужья. Он тебе и молитва, он тебе и защита, он тебе и хахаль. А родить от него не токмо что ребенка, а и утенка немыслимо, потому забавы в нем много, а серьезности нет...
Это мне и надо, - взмолилась дева Арина, - я от их серьезности почитай три раза в два года помираю...
- Будет тебе сладостный отдых, дитя божие Арина, будет тебе легкая молитва, как песня. Аминь.

На том и порешили…

Прозвенел звонок, профессор, неохотно прервав цитирование, поправляя на ходу очки и, к чему лукавить, про себя улыбкой отметив произведённое то ли им, то ли его прожорливой памятью впечатление, продолжая бормотать что-то вроде: учитесь, дети, отсчитал официанту несколько крупных купюр и покинул притихшую аудиторию. На том и раскланялись. :-)

… об Одинцове
Сергей Хаджинов, а.к.а ХаСе

Латок 2001 г.


Эпизод первый.

Отдых командора
Я был совершенно восхищён Саниными талантами руководителя, главного, так сказать, босса. Эта история, кстати, была в своё время замечательно изложена доктором Бакиным в его записках. Суть такова - наши портеры, следуя глубинной сути всех портеров мира, сложили свой груз, не доходя пару часов до базового лагеря, и их зачинщики через сирдара нам передали, что дальше они без дополнительной оплаты не пойдут.

Мы в это время уже валялись на морене, на месте будущего базлага, ожидая прибытия грузов. Бедный сирдар раза два бегал туда и обратно, пытаясь разрешить конфликт, после чего сказал, что он не может уговорить портеров, и вообще боится, что его побъют.

Саня поднял нас, и вот мы, одетые все как один в штормовые басковские костюмы, спускаемся к табору портеров и занимаем позицию в центре амфитеатра.

Саня командует нашему офицеру связи: "Али, ты переводи, только точно, слово в слово, и ничего от себя". И излагает портерам буквально, что деньги он заплатит только на месте базового лагеря, которое определили мы, а отнюдь не портеры, мотивирующие, что на этом месте стояли и японцы, и американцы.

После этого Саня со словами: "Ну, кто тут зачинщик - этот, что ли?" Отнимает у бедного портера груз, перерезает верёвки, удерживающие груз на импровизированном станке, и объявляет, что так будет с каждым, кто покусится...

Под шумок Миша Бакин и Игорь Барихин взяли свои баулы и потихоньку двинули вверх. Портеры заволновались, засовещались, в результате, бунт был успешно подавлен=)))

А ещё мне очень нравилось, как два великих восходителя Саша Клёнов и Саша Ручкин жёстко спорили, каким путём нам следует идти, Одинцов так мягко говорил одному: "Ты прав", и другому: "И ты тоже прав", но мы пойдём вот так...


Одинцов на пальме

И не знаю, как охарактеризовать это качество - азарт, не азарт...
Саня очень любит играть в нарды. Вот мы в базлаге и предавались этой игре постоянно.
К концу нашего пребывания там, Саня выиграл у меня довольно ощутимую сумму.
В конце концов, я говорю: "Хватит, не хочу быть мальчиком для битья".
Ну, Саня и предложил мне: "Давай, что ли в шахматы тогда", а шахматы он тоже уважает. Я говорю: "Давай. На всё, что я проиграл=))".
При этом я не знаю, в какую силу Саня играет, и он, соответственно, мой уровень тоже не знает.
Сыграли, уровень у нас примерно одинаковый был, но я, тем не менее, выиграл. У меня мотивация была сильнее=)).

А ещё Саня интересуется стариной и любит лазать на пальмы.
Вот...





Михаил Дэви

Вот моя история.

Сидим мы в передовом лагере на леднике под Латок III (откуда у нас потом - воздушной волной от лавины - гортексовую палатку "Библер" бесследно удуло) и расписываем "пулю". До завершения игры осталось сыграть одну сыгранную партию. А Одинцов - любитель объявлять игру "в темную", т.е. не видя своих карт, особенно на третьей руке после двух пасов. За такую игру очки пишутся вдвойне, как за сыгранную - в "пулю", так и за несыгранную - в "гору".

Но тут другой случай: я проигрываю и иду Ва-банк, говорю: "Раз в темную" на второй руке. А Одинцов отвечает: "Два в темную".

Я:
- Три.
Он:
- Четыре.

Доторговались до того, что Одинцов назвал "восемь первых в темную"! Я решил, что остаться при плохой карте без трех-четырех взяток на восьмерной игре и получить, соответственно, 36-48 очков "в гору" проще простого, и решил пасануть, а он, представляешь, сыграл!!!

Михаил Бакин


Одинцов
Я очень высоко оцениваю все его успехи, в жизни, в спорте.
Саня - очевидный лидер, сильный человек, это (по всему) свойства характера, ума, но то, что является нечастым, даже редким среди людей, достигающих такого уровня успеха, - это высокий уровень культуры.
У него есть своё видение, неподверженное модным влияниям, своя точка зрения, аргументировано основанная на достаточно хорошей базе знания литературы и истории. Скажем, я люблю литературу, но не люблю биографии, это не очень правильно.
Знание истории, биографии писателя даёт, во многом, понимание его произведений. Общаясь с Одинцовым, я переосмыслил свою позицию, добавив в личную библиотеку и литературно-исторические труды. И когда, после защиты диссертации, коллеги спросили, что дарить, я попросил "Комментарии Набокова к Евгению Онегину", о существовании которых узнал благодаря Сане. Набоков, как филолог, пижон и сноб, конечно, но лекции его, тем не менее, мне интересны.


Мельница

Байки

1999 год, первый раз под Транго, незнакомая страна, мы, как русские, очень опасались, ещё бы! Пакистан - креатура американцев, которые, любой школьник подтвердит, извечные враги наши.

И вот приезжаем мы в город Скарду, готовимся к экспедиции, закупаем продукты, как в какой-то момент возникает естественное вполне желание справить нужду.
Любые вопросы на эту тему вызывают недоумение у местных, как быть – непонятно, в кусты не сбегаешь, сплошные заборы, идём, тем не менее, присматриваем место.
И таки находим! – стена, в стене белая дверь. - Заглянем?
Видим комнату, у стены цементный жёлоб, хорошо знакомый нам по советским вокзалам (для тех, кто успел запамятовать: на дворе 1999 год).
О чём советский человек подумает?
В углу сидит мальчик на корточках, как раз в той позиции, которую их мужчины используют для облегчения и малой нужды, в силу особенностей пошива национальной одежды.
Мальчик смотрит на нас ошалело, а мы вдруг понимаем, что попали, место это совсем не то, куда мы так стремились, а предбанник мечети, а краник – он для омовений.

Как писал О. Генри, вылетели мы оттуда впереди собственного визга.
Это было самое страшное событие в моей жизни.
Вспоминая его потом, я в течение двух месяцев вытирал холодный пот.

Та же экспедиция

Вернулись с Транго русские люди. Ну что… успешная экспедиция, глаза ввалились от засухи, всё что было - давно выпито, да и было не так много, и поскакали по городу Равалпинди в надежде на удачу.

Случайно заглядываем в один из ресторанов при каком-то отеле, хотели пива, его и спрашиваем:
- Есть пиво?
- Есть, но только в номерах.
- А что есть? Водка, виски, ром?
- Ром.
- Давай, тащи ром.

Приносит бутылку плоскую: белая этикетка, портрет Петра I , производство Равалпинди. Мы просто визжали от восторга с Саней, к сожалению, ни один, ни другой не догадались прикупить домой.

Как мы брали заложников в городе Караче

Есть такой замечательный человек, отличный альпинист - Игорь Потанькин, участник экспедиции на Транго, кроме других прочих. Очень аккуратный, педантичный, избыточно чистоплотный человек.
По завершении экспедиции поселились в отеле в Караче, впятером в 3х-местном номере, так как находились в несколько стеснённых финансовых обстоятельствах (на Транго Ванька Самойленко сорвался с перил и уронил баул, в котором помимо многих нужных вещей находились его документы и кредитная карта на несколько тысяч долларов, на которые рассчитывали).

В Пакистане ребята считают, что две простыни на две кровати - много.
Потанькин, не увидев простыню, возмутился, позвонил на рецепшин, попросил принести вторую простынь.

Тишина. Игорь снова звонит. Появляется мальчик, ему объясняют, он кивает головой и исчезает. Так повторяется три раза.

На четвёртый раз заглядывает пара молодых людей.
Саня берёт одного из них, затаскивает в номер и второму говорит, мол, пока не принесут простынь, этот останется у нас в заложниках, мы его не отпустим.
Второй исчез. Ждём. Выпиваем, конечно, и заложнику водочки предложили, он не отказывается, дескать, и не мусульманин я.
Народ заглядывает, понимают, что теряют бойца.
Через некоторое время произошёл обмен заложника. С перепугу нам принесли сразу несколько простыней, полотенец и разных прочих постельных принадлежностей.
Что ж это я тебе об алкоголе-то всё?

Как Прилепа под Жанну продул 40 бутылок вина

Саня по натуре игрок - это основополагающая его черта. Сам за собой это знает и признает, что к играм относится очень серьёзно. Когда-то давно, не будучи достаточно хорошо с ним знаком, я как-то неловко пошутил и понял, что зря, когда он играет - это святое.

Внешне Одинцов в игре очень сдержан, Джексон же напротив очень эмоционален, наблюдать за их игрой – чистое удовольствие.

Джексон подпрыгивает и кричит, нарочно искажая слова на тарабарский лад, обращаясь к одному ему ведомому богу, с которым он за панибрата "на ты": "Я праашу тэб'а: дай п'ать два! Что ты мнэ дал?! я праасыл: п ' ать два!

Саня большей частью сидел в лагере, поскольку бошечкой стукнулся, и Джексон, который должен был работать с Одинцовым в связке, частенько игрывал с ним. Проигрался прилично, 40 бутылок вина, а когда иногда случалось ему отыграться, народ осуждал: "Джексон, ты совсем не думаешь о людях, что мы будем пить, когда вернёмся в цивилизацию?"

И так и получилось, был отличный вечер, ко всему удачно совпавший с моим днём рождения.

Как Одинец подавлял народные бунты

Одинцов - колонизатор по натуре. На Латоке, при подходе, есть место японского базового лагеря. Непонятно, почему там? На полтора часа выше есть чудесное, таки волшебное место. Плюс два часа ходу до стены. Мы его естественно и выбрали.

Но ребята, чтобы заработать лишних денег, несогласными выступили. Бросают тюки наземь, всё, пришли и точка, здесь базовый лагерь.

Решаем схитрить, несколько ускоряемся, дабы проскочить это место, поскольку мы-то налегке. Пришли в свой лагерь, курим, никого по нашим следам, выдерживаем характер.

Через два часа прибегает испуганный сирдар: портеры не хотят идти, а его самого побили палками. Спускаемся вниз.
Картина: мы стоим с одной стороны, а внизу портеры человек 60, и нас, значит, семеро смелых, в оранжевых костюмах баск.

Одинец выходит, а кто-то уже кричит: "Я помню этого русского, он в прошлом году не заплатил нам денег". Саня, выявив всех зачинщиков, находит самых активных, отбирает у них карточки портеров и объявляет слушателям: "Ребята, эти люди никуда не пойдут, их работа закончилась, карточки верну в полицию".

Далее театр и только, самого главного революционера спрашивает:
- Где твой груз?
– Вот.
- Нож есть? - это уже ко мне обращаясь.
- Есть.
Передаю ему маленький перочинный ножик. Он картинным жестом его открывает, размахивая лезвием, разрезает верёвки, сбрасывает баул:
- Этот человек дальше не пойдёт, кто хочет, грузы оставляет здесь.

Возбуждённые и разгорячённые пролетарской своей правотой портеры давай, конечно, грузы сбрасывать.
Мы-то знали, что всемером за день – за два всё перетаскаем барахло. Взяли по мешку. Потащили. Саня остался объясняться. Через 5 секунд слышу крики:
- Сэр, стойте, дайте мне!

История с маоистами

Жанну

Северо-восток Непала в то время не контролировался правительством. Всем заправляла группа партизан, осуществляя фактическую власть над регионом. Сейчас такая практика распространилась по всему Непалу, но тогда лишь на северо-востоке.
От имени партии маоистов они приходят в ложу иностранцев, взимают мзду, проводя попутно ликбез, мол, эти деньги вы жертвуете на деятельность маоистской партии Непала, выдают расписку, где указано, что с такого-то человека получена такая-то сумма. Следует отдельно упомянуть о печати (расписка заверена печатью, никакого баловства и подделок!): Маркс, Энгельс, Сталин, Мао и Пахан местный.

Деревня Чируа - красивое место, вот тут-то весь процесс и организован.
Первый раз её мы проскочили, но после восхождения решили, что нас 11 здоровых мужиков, всех видели.
Расположились. Саня играет в шахматы с Борисовым. Приходят вурдалаки.

Главный напоминает товарища Сталина, в гимнастёрке, конечно же, ещё очочки.
При нём два партизана в камуфляжной форме, банданы на голове красные и кукри.
Леха Болотов, чёрт здоровенный, навис так над ними. Главный снизу на него посматривает, Лёха – мужчина внушительный, есть на что заглядеться.

Начались переговоры, перевод шёл двойной, через повара, сводились они к следующему, полпотовец говорит: "Давай деньги". Одинцов отвечает: "Не дам".
А всё очень по-деловому в общем устроено, то есть человек пришёл, разложил с пониманием бумаги, квитки с печатями, у него и стол специальный отведён в углу, собрался, значит, бабки наши считать.

Саня заскучал быстро, махнул рукой, да иди ты, а сам сел доигрывать с Борисовым в шахматы.
В два часа ночи вламываются. Тут уж мы озверели, нарушать покой усталых мужчин! Пошли разбираться.
Мишка Першин подёргал трубы от солнечных батарей: "Вытаскиваются легко, нормально, пацаны". Геша Кириевский кричит, жару поддаёт: "Очки снял гад, щас бить будут".

Начались переговоры. Полпот и говорит: "Хорошо, вы уйдёте, но портеры останутся".

Одинец - к портерам, сирдара приобнял за плечи, а того аж колотит всего:
- Мужики, кто завтра с нами пойдёт, получит премию, кто останется, ничего не получит.

В 4 утра караван ушёл, а ребята стояли и смотрели на нас с грустью.


Отзывы (оставить отзыв)
Рейтинг статьи: 5.00
Сортировать по: дате рейтингу

Благодарю

Люди, как горы...
 
Прочитала - как будто с Одинцовым пообщалась.

Прочитала - как будто с Одинцовым пообщалась. Знакома с Саней года этак с 96 или с 97: будучи корреспондентом "Смены", брала у него интервью. Если память не изменяет, первый раз было это перед стеной Троллей. А потом писала буквально о каждом восхождении. И вот что интересно: сколько бы я с ним не общалась, всегда было интересно, никогда он не говорит штампами, у него на все есть своя точка зрения, и он действительно очень начитанный человек. Кстати, однажды, не помню уже после какого восхождения, во время интервью читал стихи. За 18 лет журналистской практики такое со мной случилось лишь однажды. Горжусь и до сих пор храню пленку. День рождения у Одинцова был потрясающий. Никогда не видела в одном месте так много ярких и интересных людей. Что и не случайно: только такие люди могут окружать Одинцова. Удачи им в Венесуэле.
 
*****

Отзыв?.. Просто нравится. Просто хорошо. Просто тепло.:)
 

Поделиться ссылкой

Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999-2017 Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100