Добро пожаловать !
Войти в Клуб Mountain.RU
Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

"Горы в фотографиях" - это любительские и профессиональные фотографии гор, восхождений, походов. Регулярное обновление.
Горы мира > Тянь-Шань >


Всего отзывов: 0 (оставить отзыв)


Автор:Александр Чесноков, г. Москва
Фото:Дмитрий Москалев, г. Москва

Хан-Тенгри 2004 или Десять лет спустя

Дедушка, а что такое альпинизм?
Это хороший способ перезимовать лето, внучек.


А в Киргизии МАИ - это ГАИ :-).
Выпускники МАИ (Московский Авиа-
ционный институт) Дмитрий Москалев
и Александр Чесноков
Слова «десять лет спустя» в названии этого опуса совсем даже не означают, что десять лет назад я был на Хан-Тенгри. А это означает всего лишь то, что десять лет я не был в Больших Горах, если не считать вылазку в район горы Фишт летом 2003 с женой и со всеми детьми. И надо сказать, что перед выездом были некоторые опасения и сомнения по поводу того, что скажет мой организм на реальную Высоту и на реальную Работу, и как быстро я вспомню, что такое Греп Вайн (не путать с Глинтвейном) и узел УИАА. Но, как говорится, все по порядку …

Южный Иныльчек, 2004 г., 4 августа.

Наконец-то сегодня вся наша команда в сборе. Это Дима Москалев, Слава Пашков, Бидзина Гуджабидзе и я, автор этих строк, Санчо или Саша Чесноков. Сейчас мы находимся в Базовом Лагере (БЛ) на высоте 4100 м на леднике Южный Иныльчек, куда нас забросили из Кар-Кары с высоты 2200 м. Во время полета вертолет, пролетая над хребтом, поднимался на 5000 м. Так что можно считать этот полет началом акклиматизации. Кстати, показания о высоте снимались с супер часов Димы Москалева. Данные очень полезны, особенно на Большой Горе и при плохой видимости.


Бидзина Гуджабидзе в
вертолете во время заброски
на ледникЮжный Иныльчек
Так вот, в этой самой Кар-Каре мы и встретились с Бидзиной, куда он приехал с командой грузин под руководством Левы Саркисова с пика Ленина. Да, в этой Кар-Каре можно наблюдать легенду на легенде.


Лева Саркисов - тренер
грузинской сборной
Лева Саркисов, 65 лет, тренер армейской сборной Грузии. В 61 год покорил Эверест с юга по классике. И на тот момент был самым пожилым (старым не поворачивается язык назвать этого живчика) восходителем на Эверест. Казбек Валиев, гималаец «урожая» 82 года, «хозяин» Кар-Кары. Эрванд Ильинский, тоже гималаец 82 года, тренер армейской сборной Казахстана. Даже посредством радиосвязи может отслеживать соблюдение «распорядка дня» у членов своей сборной и дистанционно поддерживать моральный климат в команде.

На леднике мы поселились в лагере Миши Михайлова, старого (в смысле давнишнего) друга Димы Москалева. Условия просто супер. Палатки-полубочки с тамбуром. На равнине в такой можно жить и вчетвером. Здесь мы живем, как в одноместных номерах. Но не потому, что мы такие толстые или важные, а просто вещей у всех по два баула, плюс продукты на гору и газ. А у Димы так вообще солнечная батарея персональная на крыше. И компьютер имеется, и спутниковый телефон. Медиа центр, да и только.


Базовый лагерь Миши Михайлова
на Ю. Иныльчеке (4100 м). Слава
Пашков, Саша Чесноков на фоне
Хан-Тенгри
Внутри палатки деревянный настил, есть лампочка, которая включается по вечерам и питается от бензогенератора. В палатке два ижевских коврика. А с учетом того, что я привез для БЛ свой ижевский коврик и еще поддувной, то я могу спать аж на бутерброде из четырех ковров. Пока устраивались в палатках, незаметно подошло время обеда.


Дима Москалев на фоне Хан-Тенгри
По рассказам Димы Москалева я знал, что на леднике очень вкусно готовят. Но то, что ожидало нас в большой палатке кают-компании, превзошло мои самые смелые предположения. Во-первых, блюда приносили официанты, юноши и девушки, работающие у Миши Михайлова. Во-вторых, такое меню не везде встретишь и на равнине. Все началось с супа харчо с курицей, на второе мясо с рисом и горошком. На столе уже стояли два вида салата, маслины и маринованные баклажаны. К чаю принесли свежевыпеченные плюшки, печенье, сгущеное молоко, яблочное и черносмородиновое варенье. И все это на леднике, на высоте 4100 м. Заправляет этим «едальным» хозяйством Наташа, жена Миши Михайлова.


Вид на Хан-Тенгри из
Базового лагеря (4100 м)
Палатки на морене стоят в два ряда. И все палатки с видом на ледник. Если посмотреть из моей палатки направо, то взгляд упирается в пик Чапаева, правее него – Хан-Тенгри. Прямо на нас смотрит мраморное ребро, маршрут по серпам. На фоне неба виден кусок «нашего» гребня, по которому идет «классический» маршрут, и контрфорс, закрывающий собой кулуар, по которому идет верхняя часть маршрута.


Заброска на Ю. Иныльчек
В августе на Тянь-Шане только начинается сезон. По словам Миши Михайлова на Хане в этом году побывало только 6 человек, а на Победе не было никого. Путь на Победе сейчас пробили в снегах только до 6300. Прямо передо мной ледник Южный Иныльчек. А если повернуть голову налево, то открывается пик Важи Пшавелы, от которого идет гребень в сторону вершины пика Победа на высоте около 7000 м. Виден провал перед «обелиском» и собственно вершина Победы. Масштабы горы и расстояние, которое нужно преодолеть от пика Важи Пшавелы до вершины Победы впечатляют.


п. Горького 6050 м
Лежу в палатке в Базовом Лагере, время 8 вечера по Москве и 10 вечера по Киргизски. На улице (смешно звучит «на улице», вот улиц то тут как раз и нет) идет снежок, а в палатке электрический свет и очень уютно.

До ужина ходили в гости в лагерь к Даниле Ивановичу. Очень колоритная личность. Никак не хотел отпускать нас обратно. Смогли уйти от него только после хорошего застолья с напитками и поедания селедки собственного засола и сала.

А потом был ужин в нашем лагере у Миши Михайлова. И как всегда просто «на убой». Все завершилось абрикосами и бутылкой «Мерло», которую пили вместе с Мишей под его рассказы про Жану, и Димины рассказы про различные «спасы» и его объем легких.

Аппетит пока есть. Правда, головка немного бо-бо. То ли от высоты, то ли от спиртного. Сегодня уже испытал штаны «Винд Блок» от «Баска» и пуховку «Эверест». Все ОК. А сейчас буду испытывать спальник, а если понадобится, то и Пис Батл. Но об этом в следующий раз.

Сегодня 5 августа 2004 г. Годовщина гибели Вани Москалева. Прошло 3 года, но такое чувство, что все это случилось вчера.


п. Чапаева 6731 м
День начался с плохих новостей. В 4 утра произошел ледовый обвал и накрыл людей идущих вверх из лагеря 1 (4200) в лагерь 2 (5200). Как говорят, произошло два ледовых обвала. Первый отрезал путь людям вниз, а второй их накрыл. По всей видимости, причиной обвала был сейсмический толчок, уж больно это неурочное время для обвалов и лавин в 4 часа утра. В эту ночь я и Дима Москалев внезапно проснулись посреди ночи. Связано ли это с подземным толчком или это просто совпадение – не понятно.

Сегодня после завтрака наша команда Дима, Слава, Бидзина и я, а так же еще несколько грузин, среди которых были Апи Гигани и Лева Саркисов, ходили к Ваниной табличке на другую сторону ледника. Положили у таблички цветы, помянули Ваню, посидели у камней. К обеду вернулись в лагерь. С ледника открывалась Победа и путь подхода к Хан-Тенгри. Все-таки, очень удивительное явление природы ледник. Где-то ледник почти ровный, как стол с прочерченными на нем длинными ровными темными полосами, а где-то по нему бегут ручьи, образуются ледовые стенки, маленькие озера и трещины.

Да, а на обед сегодня кроме уже привычного изобилия был виноград, абрикосы и яблоки. А вечером Дима обещал нас кормить аминокислотами и еще какими-то колесами. А сейчас лежу в палатке, и глаза закрываются сами собой.

6 августа 2004 г., видимо пятница.

Сегодня планируем подход до лагеря 1 (4200). Выходить нужно в 16.00 и идти около 2-х часов. Сейчас собираем вещи. Планируем выход для акклиматизации на 3-4 дня. Рюкзак BAFIN 55 конечно очень удобный, но вещи в него влезают с трудом. Видимо спальник придется подвешивать сбоку. Слава Пашков уже почти упаковался, сидит и читает «Луну и грош». Бидзина штопает верхонки, а Дима зарылся в палатке, и подбирает нам «колеса» для горы. Давно я не ел такое количество капсул, таблеток, таблеточек и таблетищ. Главное, чтобы на пользу. Ну ладно, пока закругляюсь. Будем собираться дальше.

13 августа 2004 г.

Сегодня планируем второй выход на гору. Если повезет, то он же должен стать выходом на вершину Хан-Тенгри. Но, как говорится, «не говори гоп»…

Дима Москалев лежит в соседней палатке в позе Данаи или Дианы и качает почту. Сборы в основном завершены, ждем обед и вперед, в лагерь 1 на поворот на 4200 м. Акклиматизация постепенно набирается, жизнь налаживается, Димин прибор сегодня за завтраком показал у меня процентное содержание кислорода в крови 87%, а у Димы аж 92% или 94%.

А вот без «аклема» было тяжеловато. Вот, что я записал в дневнике уже после возвращения с акклиматизационного выхода:

6 августа.
Мы вышли в лагерь 1 на поворот. Вечером, уже в лагере 1, неся пол-литра воды для ужина, я дышал с такой одышкой, будто бежал с ведром воды по лестнице вверх.

7 августа.
Выдвинулись в лагерь 2 на 5200 м. Пока это было самое стремное место маршрута. Слева над головой все висит, под ногами лежит то, что упало 5 августа, а мимо спасатели из Казахстана спускают на акье мужчину, которого удалось найти и откопать в ледовом завале.
Потом вошли в «мышеловку». Вокруг обманчивая красота. Снег, сераки, сосульки, тишина. Поднимаемся серпантином. Но если сверху вдруг что «выстрелит», то прятаться особо негде. После «мышеловки» силы мои закончились, и последний взлет к лагерю 2 на 5200 я тащился больше часа в ритме 10 шагов вперед, пауза, отдышался, 10 шагов и снова пауза. Хорошо, что на 5200 уже стояли 2 палатки Баск доктора Бориса из Эстонии, которые он просил нас снять и спустить вниз на обратном пути. В одной из них мы поужинали и заночевали.

8 августа.
С утра двинулись в сторону лагеря 3 на 5800. Шлось тяжело. После первого взлета (это примерно 100 метров набора высоты) меня ждал Дима. Посмотрел на меня и говорит: «Ну что, Санчо, пошли вниз? Давай еще раз переночуем на 5200. А то ты эти 100 метров набирал 1,5 часа … Это очень медленно. А завтра выйдем снова к пещерам на 5800». Я с радостью согласился. Димыч, спаситель ты мой!!! Спустились к палаткам, поели, поспали, и снова поели.

9 августа.
Утром нас разбудили радостные голоса Славы Пашкова и Апи Гигани. Про Апи Дима говорит, что Апи – низколетящий самолет. В том смысле, что быстро и без лишней помпы делает восхождения. Вот и сейчас Апи уже сходил на вершину Хан-Тенгри, а Слава, переночевав в пещере на 5800, завершил свой акклиматизационный цикл. Оба свои задачи выполнили и теперь спускаются в БЛ. Так же они рассказали, что оставшиеся грузины (Бидзина, Лева, Лука, Лери) вчера выкопали пещеру на пять человек и сегодня в 6 утра вышли на штурм вершины. Ну что ж, новости были хорошие, и быстро собравшись, мы с Димой вышли к лагерю 3 на 5800, к пещере. Шлось, конечно, лучше, чем накануне, но особой свежести не чувствовалось. Когда я наконец-таки дополз до пещеры на 5800, Дима уже успел ее расширить с 5-ти местной до 6-ти местной, вытащив еще около 3-х кубов снега. Мы разместились в пещере, поели, сделали чай себе и залили в термоса чай для грузин, ушедших на штурм вершины.
Примерно в 18.00 у входа в пещеру раздалось бряцанье «железа». Грузины с победой возвращались домой, обвешанные оттяжками, карабинами, с ледорубами в руках и с кошками на ногах. Судя по их замерзшим лицам, ветерок там дул сильный. Мы их напоили чаем, они нас угостили беконом с домашней Хмели-Сунели. Получается очень вкусно, когда на ленточку бекона наносится Хмели-Сунели, потом все это сворачивается в трубочку или рулончик и отправляется в рот. На горе, да еще в пещере, все это было просто сказочно. Прошла ночь, и 10 августа мы все вместе начали спуск в БЛ. Казалось бы, вниз не вверх. Но спуск мне дался тяжело, ноги заплетались. Некоторые участки преодолел просто на «ж» по снежному склону. И буквально пошатываясь, доплелся до БЛ уже по ровному леднику и морене.
А в БЛ был праздник. День рождения Миши Михайлова, начальника нашего лагеря, а так же супер спортсмена, МСМК, члена команды штурмовавшей Жану и вообще классного парня. И исполнилось ему 32 года. Стол ломился, напитки – рекой. Вокруг за столом хорошие люди, звучат интересные рассказы про горы. Чтобы не свалиться с устатку под стол, я только пригублял из стопочки под тосты за именинника, потом перешел на пиво, а с пива на минералку и Пепси-Колу. Организм требовал влаги и микроэлементов … Кстати, когда шли с Димой вниз с горы, я все донимал его, как классно было бы сейчас попить яблочного сока. А потом сижу у своей палатки, с трудом развязываю шнурки, стягиваю ботинки, и вдруг вижу, что к моей палатке идет Миша Михайлов с пакетом яблочного сока в руках. Улыбается и говорит: «Тут разведка донесла, что ты мечтал о яблочном соке…» Вот это номер! Вот это был сюрприз !!!

18 августа.

Сегодня мы вернулись с восхождения на Хан-Тенгри. Этот факт как-то еще не осознан до конца, но ощущение чего-то достигнутого присутствует. Но, начнем все по порядку.


Палатка Сергея и Славы из
Барнаула в лагере 1 (4200 м)
13 августа.
Мы вышли на подход в лагерь 1 на 4200. Ночевали в палатке барнаульцев Сергея и Славы. Их палатка стояла в стороне от основного лагеря 1 на боковой морене под стеной. Ночью ледник не прекращает свою жизнь ни на минуту. Всю ночь что-то бухало, ухало, трещало, лопалось. С перепугу мне казалось, что это со стены летят камни и ударяют по другим камням, лежащим на леднике. Казалось, что вот-вот сверху прилетит камень для меня и Димы. Но, к счастью, все эти страхи были лишь результатом моего воображения, обостренного высотой.


"Мышеловка" - склоны
п. Чапаева
14 августа.
В 5.30 утра мы вышли в сторону лагеря 3 на 5800 к пещерам. Вышли позже планируемого графика на полчаса. В третий раз нужно было пересечь зону прострела ледовых обвалов. Навстречу уже торопились группы, стремящиеся проскочить «мышеловку» в условно безопасное время. И каждая группа после обычного обоюдного приветствия не преминула сказать нам, что мы как-то поздновато вышли для прохода «мышеловки». Все это как-то не очень добавляло оптимизма. Но вот «мышеловка» уже позади, мы в лагере 3 на 5200 м. Готовим супчики, немного отдыхаем и выходим к лагерю 3 на 5800 к пещерам.


Вид на пик Победы (7439 м) с
пика Хан-Тенгри при подъеме
из лагеря 2 (5200 м) в
лагерь 3 (5800 м).

Придя к пещере, проверяем свою заброску, котрую оставили в ней после акклиматизационного выхода. Все цело: Димина палатка BIBLER правильного желтого цвета. Как говорит Дима, правильная палатка может быть только желтого цвета, чтобы в ней в любую погоду было солнечно и уютно. Так же на месте было наше «железо», газ, кое-какие продукты. После проверки наших продуктов мы поняли, что еды то у нас с собой маловато.


Подъем в лагерь 3 (5800 м).
Я делал подбор продуктов с учетом «дохлого» аппетита во время акклиматизационного выхода, но сейчас фаза притирки к высоте уже прошла и есть хотелось серьезно. Мы пересмотрели продукты, оставшиеся после грузинской группы. В результате в дело пошли их всевозможные карамельки, сахар в подушечках, часть плитки горького шоколада огромного размера с названием то ли «Полярная экспедиция», то ли «Арктика». Закончив с осмотром, мы поужинали и легли спать. Все-таки странная штука - пещера. Вроде бы и места много (пещеру выкопали на 6 человек), и отдельная ниша есть для кухни, и стоять можно в полный рост, а вот как-то неуютно там, холодно и промозгло.

15 августа.
Проснулись, позавтракали, повесили на себя «железо» и начали штурм перил для выхода на перемычку. Вышли на перемычку.


Хан-Тенгри. Вид на гребень
классического маршрута
В этом месте соединяются два маршрута «классики» на Хан-Тенгри. Первый, по которому идем мы, начинается с ледника Южный Иныльчек и идет через т.н. «мышеловку», второй – с ледника Северный Иныльчек идет «транзитом» по части ребра пика Чапаева, после спуска с которого и соединяется на перемычке с первым вариантом. Вариант маршрута с ледника Северный Иныльчек подразумевает проживание в БЛ на Северном Иныльчеке, что ставит под вопрос планирование восхождения на п. Победы, т.к. Победа оказывается за хребтом, и попасть туда можно только на вертолете.

В пещере на 5800 м
После перемычки путь к вершине Хан-Тенгри лежит практически по горизонтальному снежному гребню, который подводит к основному скальному гребню ведущему к вершине. Скальный гребень представляет собой череду скальных стенок и снежных полок. Гребень большей частью провешен веревками самой различной новизны и качества. Где-то попадаются веревки совершенно в идеальном состоянии, а где-то висят веревки с десятком узлов на каждой и участками без оплетки с оголенными внутренними жилами. И хорошо, если в таких местах жил осталось больше половины.
Проходим снежный гребень и подходим к основному гребню. Начинаем «перилить» вверх. Перила используем большей частью для страховки. Некоторые веревки совсем не хочется нагружать. У Димы более высокий темп движения и постепенно он отрывается от меня. Некоторое время после прохождения очередных перил я вижу его вверху следующих перил, но потом отстаю еще больше и двигаюсь вверх один в своем темпе. Вокруг никого не видно. Никто нас не догоняет снизу и не спускается навстречу сверху. Постепенно начинаю уставать и думать, ну где же, наконец, эта ночевка на 6400? Двигаясь вверх, подлезаю к очередной скальной полке, на которой приютилась палатка. Вдруг из палатки высовывается голова девушки, и на ломанном русском (а может это был английский ?) она мне кричит: «Саша, Саша, до 6400 осталась одна веревка …» Я в шоке! Откуда она меня знает? И с чего вдруг такая забота? Оказалось, все очень просто. Пролезая мимо девушки, Дима не мог не разговориться с ней. Он накормил ее таблетками и витаминами и выложил ей все про нас и наши планы. Девушку звали Аня, и приехала она из Польши. В этот день она пошла с мужем на восхождение, но метров через 300 вернулась в палатку, поскольку ей стало тяжело продолжать путь вверх. И вот теперь она сидела и ждала мужа с горы и выглядывала из палатки на каждый шорох.

Ночевка на 6400 м у таблички
Вани Москалева
Итак, пройдя веревку, я вылез на 6400. Дима уже почти поставил свой BIBLER правильного желтого цвета. Ночевка на 6400 оказалась небольшой площадкой у основания скальной стенки примерно на две двухместные палатки. Одни перила подходят к площадке снизу, другие уходят наверх. Места немного, и слева и справа есть куда падать. На скальной стенке три таблички, одна из них Ванина. По возможности убираем площадку от следов антропогенной деятельности, заготавливаем брикеты снега для вечерней готовки и залезаем в палатку. Вечерняя топка снега – это отдельный ритуал, наполненный глубоким смыслом. Вода топится для ужина, для заполнения термосов, которые будут использоваться на следующий день, а самое главное - для заполнения горячей водой специальных бутылочек, которые на ночь закладываются в спальник для согревания ног (это песня!!!). А утром вода, ночевавшая в спальниках, используется для приготовления завтрака, что очень экономит время.
Мы уже почти закончили с ужином и топкой снега, когда снаружи раздался женский крик. Выглядываю из палатки и вижу на перилах полячку Аню, которая что-то отчаянно объясняет. Оказалось, что у нее кончился газ, и она просит газ у нас. У нас была четверть большого баллона и запасной початый маленький. Не густо. На всякий случай мы поинтересовались у соседей поляков, которые поставили палатку рядом с нами на 6400, есть ли у них газ для их землячки, но они ответили, что у них всего один баллон. Мы решили отдать Ане наш начатый маленький баллон. Она очень обрадовалась, вынула из кармана какой-то мешочек и стала пытаться что-то из него достать. «Деньги? - подумал я, - Ну дает …» Я попытался помешать ей достать это что-то, но она продолжала пытаться это что-то достать и в результате выудила из своего мешочка газовую горелку. Она взяла ее с собой, чтобы быть точно уверенной, что наш баллон подойдет к ее горелке, стандартов у газовых баллонов много… Одним словом, героическая и предусмотрительная женщина. Сидит на горе, ждет мужа, заботится о домашнем очаге… Не успела Аня отправиться в сторону своей палатки, как вдруг сверху раздается приветственный клич, и к площадке по перилам спускается ее муж. Правда, почему-то в одной перчатке… видимо вторую где-то потерял на спуске. Мы засунули Ане за пазуху ее горелку с прикрученным нашим баллоном (чтобы, не дай бог, это все не улетело вниз), и она бросилась в объятья к своему счастливому мужу. В общем, сцена по накалу страстей и композиции напомнила кадры из фильма Сталлоне «Скалолаз». Такая же ненатуральная и дурацкая. Внутри было одно желание, чтобы эта польская парочка поскорее спустилась по перилам к своей палатке, желательно не выронив горелку, газ или перчатки, и больше нас не беспокоила. Вид этой парочки вызывал подсознательное беспокойство. И кстати, похожее чувство возникало почти каждый раз при виде поляков. А в этом году их было здесь как-то особенно много, и почти всегда в их виде было что-то несуразное.
Ну, наконец, польская парочка удалилась, и мы улеглись спать. Ночью поднялся ветер, и его порывы трясли наш BIBLER. Иногда казалось, что нас стряхнет вместе с палаткой с 6400. Я думаю, порывы были до 20-25 м/с.

16 августа.
К утру ветер заметно стих. Мы выглянули из палатки: вокруг нас облачность и видимость так себе. Но путь вверх понятен, и, казалось, есть шанс, что облачность уйдет. По связи с Базой мы уточнили, что ближе к вершине облачности почти нет. А поговорив с ребятами из Барнаула Серегой и Славой, поняли, что у них на перемычке в лагере на 5800 в пещерах вокруг ничего не видно и метет. А поэтому они и Бидзина решили в этот день на восхождение не выходить.
Мы с Димой решили не менять наших планов и 16 августа в 8 утра вышли с 6400 в сторону вершины. Двигаясь по гребню с чередой стеночек и полочек, подошли к траверсу направо в кулуар. Далее движение вверх по кулуару. Первая веревка технически сложная идется по скальной стене. Далее еще две веревки вверх по крутому снежному склону. После выхода из кулуара траверс влево по острому, снежному гребешку и подход под скальную стену, за которой начинается выход на снежный купол. Когда я подошел к скальной стенке, Дима уже прошел ее, и я не видел, как лучше ее пройти. Стена была провешена, но отняла много сил на ее прохождение с жумаром. Стена технически сложная и находится уже на высоте около 6900. Преодолев скальную стенку, я услышал, как Дима зовет меня: «Санчо!». По несложным скалам я подошел к нему, мы глотнули чай и съели по половинке сникерса. Видимость – никакая, постянно дует ветер, по склону метет поземка. На наше счастье вверх по снежному куполу уходили перила из связанных между собой репшнуров и веревок, которые и определяли правильный путь подъема. Крутизна подъема по снежному куполу средняя, но ветер и снег не оставили ни остатков тропы, ни следов, и нам пришлось тропить. Если бы не провешенные перила, то при такой видимости трудно было бы понять, куда двигаться. Примерно через пять веревок перила закончились, и мы подошли к снежному ножу. Именно в этом месте в 2001 году сорвался Ваня. На ноже тоже начинались перила, но веревки были вморожены в лед и занесены снегом. Помощи от них не было никакой. Перед выходом на снежный нож, в конце перил, я привязал синий капроновый мешочек из-под продуктов. Эти мешочки сшила давным-давно моя Сашка, и теперь они были очень кстати. Я решил подстраховаться, чтобы на обратном пути было проще найти начало перил, ведущих вниз по снежному куполу. Перед выходом на снежный нож мы связались с Димой 20-ти метровым куском репшнура, и пошли вверх. Прошли нож, и вышли на предвершинный взлет, представляющий из себя снежные поля со скалками. Дима показал место, где он стоял в 2001 году в тот самый момент, когда Ваня потерял равновесие и сорвался со снежного ножа. После ножа двигаться было тяжело. Накатила психологическая и физическая усталость. Я уже слабо представлял, сколько еще до вершины. Откроется ли за очередным взлетом вершина или новый взлет. Мы с Димой продолжали идти в связке. И вдруг, после очередных скалок я увидел, что Дима уже стоит у триангулы, такой знакомой мне по прочитанным описаниям, и выбирает веревку.


На вершине Хан-Тенгри с флагом МАИ
МЫ НА ВЕРШИНЕ!!! В один момент перемешалось все, слезы радости, горя, отчаяния и скорби. Дима из теплого кармана достает спутниковый телефон и звонит Тане. Потом я звоню Сашке. Слезы душат нас. Я просто рыдаю в трубку спутникового телефона и что-то сбивчиво пытаюсь Сашке рассказать.


На вершине Хан-Тенгри с флагом
компании МОНТ
Убрав телефон, Дима достает свой килограммовый зеркальный Canon и снимает меня с флагами МАИ и MONT. Вокруг белая пелена. В кадре я, флаг и триангула. По измерениям геодезистов в прошлом году триангула стоит на высоте 6995 м, а если пойти на восток от триангулы вверх по снежному куполу, то можно набрать еще метров 30 высоты. Так что фактически Хан-Тенгри можно считать 5-м семитысячником бывшего СССР. Я привязываю на триангулу еще один синий капроновый мешочек и хочу найти камень на память. Но вокруг только снег и три больших булыжника около триангулы. Решаю взять камень с вершины чуть ниже и чуть не забываю об этом, если бы не крик Дмитрия: «Санчо, ты хотел взять камень!». Останавливаюсь у скалки и беру пять небольших камней. В тот момент мне казалось, что все пять камней разные и удивительно разноцветные. А сейчас, когда я на них гляжу внизу в Базовом Лагере, они мне кажутся довольно обычными и почти одинаковыми по цвету.

Итак, на вершине мы были в 15.00. Подъем с 6400 занял у нас 7 часов. На спуске в кулуаре мы догоняем двойку ребят из Польши, наших соседей по площадке на 6400. Пройдя кулуар до середины, они решили повернуть вниз. Мы обходим их и продолжаем спуск. В 18.00 я спускаюсь к нашей палатке на 6400. Дима был там раньше меня минут на 10 и уже сообщил по дополнительной 6-ти часовой связи Мише Михайлову, что мы были на вершине в 15.00 и уже спустились на 6400. В этот день на вершине Хан-Тенгри кроме нас с Димой не было никого.

На вечерней связи в 19.30 договариваемся с Серегой и Славой из Барнаула и Бидзиной, что мы оставляем для них нашу палатку на 6400 с тем, чтобы на следующий день они могли бы отсидеться в ней ночью, возвращаясь с вершины. Ночью опять палатку трясли порывы ветра. Но в этот раз мы относимся к этому более спокойно. Нам идти вниз. Правда, ребятам нужно идти вверх.

17 августа.
К утру ветер стихает. Первоначальная мысль начинать спуск в 6 утра заменяется более здравой, и в районе 8 утра, оставляя палатку на 6400, мы начинаем спуск. Не пройдя вниз и веревки, мы встречаем Бидзину, который выйдя из пещер на 5800 уже во второй раз за неделю !!! идет на вершину Хан-Тенгри. Встреча приятная. Как хорошо на пустынном гребне встретить хорошего человека! Нашего самого обаятельного Грузина . В нескольких веревках ниже встречаем Серегу и чуть ниже Славу. Еще ниже пересекаемся с ребятами из Омска, они идут вверх с клиентами из Румынии. Один из омичей приветствует нас с Димой возгласом «Hi». Я отвечаю в тон омичу: «Hi», а Дима говорит, что мы умеем и по-русски разговаривать. Вывод один: хочешь, чтобы с тобой на горе говорили по-английски – покупай снаряжение и одежду от фирмы «Баск» .
На перемычке встречаем группу немцев, вышедших для акклиматизации под руководством русского гида. Узнав, что мы спускаемся на 5800 и потом ниже на 5200, гид попросил взять с собой немку, которая видимо уже нагулялась в снегах. Мы согласились, и уже втроем спустились к пещерам на 5800. Мы пошли в свою пещеру за заброской, а немка пошла к другой пещере, видимо к знакомым. На связи с БЛ мы узнали, что у ребят из Магнитогорска на 5200 проблема. У одного из них острая форма горняшки, и Миша Михайлов попросил посмотреть на больного, по возможности помочь и сообщить ему, нужен ли кислород для больного и спас отряд для спуска заболевшего вниз.
Начинаем движение вниз с 5800 на 5200. Немка осталась в своей пещере. Мы крикнули парню, который стоял у пещеры, чтобы он узнал, пойдет ли немка с нами. Но ответа так и не дождались. Идем вниз вдвоем без немки. Сбросили метров 200 высоты, и вдруг нас накрывает густая облачность. Садимся на рюкзаки, как два ежика в тумане. Вниз следов нет, путь лежит по закрытому леднику, и по пути вниз нужно обходить открытые трещины. Минут 15 ожидания ничего не меняют в густоте облачности. Решаем надеть системы, связаться и потихоньку продолжать спуск. Двинулись вниз. Видимость то улучшается, то ухудшается. Вижу впереди трещину. Расстояние до края трещины в таком «молоке» очень трудно оценить. Начинаю движение вдоль трещины влево, вроде бы там должен быть проход. Вдруг чувствую, как проваливается нога. Говорю Диме, что, кажется, я провалился. Аккуратно вытаскиваю из дыры ногу и тихо-тихо отползаю в сторону. У Димы тоже проваливается нога. Похоже, что мы оказались на карнизе, идущем вдоль открытой трещины. Отходим от трещины подальше и, петляя, как зайцы по минному полю, находим проход между трещин и, наконец-то, видим внизу палатки на 5200. Радости нет предела, беспокоило лишь то, чтобы те, кто пойдут по нашим следам с 5800 на 5200, не попали бы на карниз с нашими дырками.
На 5200 находим палатку ребят из Магнитки. Картина печальная. Один из них по имени Дима не может самостоятельно стоять, нарушена координация, с трудом говорит. Острая форма гипоксии, очень знакомая мне по п. Ленина 1989 года на примере Володи и Марата.
Наш Дима проводит тщательное обследование больного, какое только можно сделать на высоте. Измеряет своим чудо прибором процентное содержание кислорода в крови. Результат огорчает, всего 30%. Это крайне низко. Для обычной высоты это показатель для перевода человека в реанимацию. Но здесь на горе переводить заболевшего некуда. Дима достает из своих многочисленных аптечек необходимые таблетки и витамины. Что-то дает сразу заболевшему, что-то оставляет вместе с рекомендациями второму парню из Магнитки - Валере.
Попутно Валера рассказал нам о своих и Диминых приключениях на горе. Оказалось, что накануне они поднимались с 4200 на 5200 в течение 12 часов, это при обычном времени подъема в 5-8. Причем с ночевок на 4200 они взяли очень быстрый темп, которого, увы, хватило ненадолго. Похоже, что их подъем стал движением в анаэробном режиме, в режиме «кислородного долга», восстановить который на такой высоте очень сложно. Подъем в таком режиме с учетом 8-ми летнего перерыва в выездах в горы у Димы и стал причиной острой гипоксии на следующий день.
На связи с БЛ сообщаем, что для больного нужен кислород и скорейший спуск вниз. Договариваемся, что мы остаемся на 5100 в палатке Миши Михайлова, и каждый час выходим на связь с «Базой» и ребятами из Магнитки. Миша решает, что он и ребята из армейской сборной Казахстана к вечеру выходят из БЛ до поворота на 4200 с кислородом и акьей, потом ночью выходят наверх на 5200, чтобы часам к 4-м утра быть у заболевшего Димы из Магнитки. Такой план позволял относительно безопасно пройти «мышеловку» как на пути спасотряда вверх, так и во время транспортировки в акье заболевшего вниз.
Обсудив подробно план действий с Базой, мы с Димой спустились с 5200 на 5100 к палатке Миши Михайлова и обнаружили по соседству еще одну палатку. И как вы думаете, кто же в ней жил? Правильно! В ней жили поляки . Точнее поляк и полячка, пан и пани. И первое, что нас спросил поляк, нет ли у нас бензиновой горелки. Его горелка сломалась. Мы ответили, что используем газовую горелку и готовы дать ему попользоваться, если ему нужно вскипятить воду. Через полчаса поляк спросил, не может ли он у нас купить газовый баллон. Мы дали ему баллон. Через полчаса он опять спросил, не может ли он у нас купить еще один баллон. Но у тебя же уже есть один баллон, ответили мы. На что он сказал, что первый баллон он бы хотел оставить у себя как НЗ, когда придут его друзья из верхнего лагеря. А сейчас ему нужен еще один, чтобы готовить ужин. Ну что за люди эти «полики»! Ну что за хитро…опость! Мы не дали ему второй баллон и занялись своим ужином. Еще через полчаса он попросил у нас горелку, и мы дали ему на часок. Все в этом поляке было какое-то несуразное: плохо поставленная палатка, неряшливо лежавшие под падающим снежком кошки и ледорубы, его разговоры о «покупке» баллона. Хотя абсолютно ясно, что мы не стали бы торговать баллонами на горе, а по виду поляка было ясно, что платить он тоже не собирался. Тогда к чему все эти слова: «а можно ли у вас купить». Одним словом, весь его вид не вызывал желания с ним общаться.
Дима поставил будильник на 2 утра. В 4 утра договорились выйти на связь с Мишей Михайловым и его спасотрядом, а так же со здоровым магнитогорцем Валерой для координации действий.

18 августа.
Звонок будильника в 2 утра. С трудом начинаем одеваться. В 4 утра – связь. Узнаем, что спасотряд вышел с ночевок у поворота вверх в 2 утра. Собираем свои рюкзаки, оставляем их в палатке и налегке выходим вверх к магнитогорцам. Нужно помочь им собраться и одеть больного Диму. Ни я, ни Дима Москалев не берем с собой верхонки, которые можно было бы надеть поверх перчаток из виндблока. Что за просчет? Идя вверх с 5100 на 5200, то и дело останавливаемся в ночи и машем руками, чтобы согреть задубевшие руки.
В 5 утра мы у палатки магнитогорцев. Картина практически без изменений. Больному Диме за ночь лучше не стало. Хорошо, что не стало хуже … Пьем чай, который приготовил Валера. В 5.30 внизу показался спасотряд. Ребята подходят к нам, и Миша Михайлов достает баллон с кислородом, маску и редуктор. Дима Москалев как заправский высотник отвинчивает все заглушки, прикручивает редуктор, соединяет шланги и надевает маску на больного. Проходят считанные минуты, и процентное содержание кислорода в крови поднимается с 32 до 100%. О, сила кислорода! Больной оживает, начинает говорить, что вниз пойдет сам на своих ногах, пытается снять маску. Ему объясняют, что маску не нужно трогать до конца его путешествия в акье. Он все понимает и успокаивается.
В 6.00 начинаем собирать акью, одевать и укладывать в спальник больного, привязывать его к акье. Вверху на склоне показался спускающийся человек. Ба, да это наш Бидзина! Он после своего восхождения не ночевал в палатке на 6400 как Серега и Слава, а успел спуститься в пещеру на 5800. Он был очень кстати, так как пять спасателей + Бидзина составили мощную шестерку сильных жеребцов для спуска акьи вниз. Кроме Бидзины и Миши Михайлова среди спасателей были ребята из сборной команды Казахстана Эрванда Ильинского: Дамир, Саша, Сергей с интересной фамилией Бродский…

Дима Москалев на спуске
в "мышеловке"
И вот старт дан. Акья под управлением шестерки спасателей отправляется вниз, а мы с Димой Москалевым возвращаемся к нашей палатке за рюкзаками, а потом пытаемся догнать молодецкую упряжь. Удается это сделать только на морене на 4200, где все спасатели уже во всю распивали чай.


Миша Михайлов на работе.
Лагерь 1 (4200 м)
Миша сообщил, что если больной или его друзья готовы оплатить вертолет, то завтра с утра борт будет на 4200. Валера из Магнитки решает воспользоваться вертолетом. Больного переносят на вертолетную площадку и с ним остаются несколько спасателей. А тем временем Миша Михайлов связался с БЛ и попросил одного из своих сотрудников выйти из БЛ на 4200 к повороту с палаткой, продуктами и газом для того, чтобы в нормальных условиях дожидаться вертолета на 4200. После решения всех проблем остальные спасатели и Бидзина уходят вниз в БЛ. А мы с Димой Москалевым и Сергеем Бродским идем снимать палатку наших друзей барнаульцев, чтобы забрать ее вниз в БЛ.
Пока снимали палатку барнаульцев, Дима Москалев читал стихи Иосифа Бродского мне и Сергею Бродскому, чтобы «юный армеец» из сборной Казахстана Сергей Бродский с гордостью нес по своей спортивной, и не только спортивной, жизни свою известную фамилию. Упаковав палатку, мы также уходим вниз по леднику в БЛ. А в БЛ нас ждал компот ! Дима Москалев взял кастрюлю компота и тихо удалился в свою палатку и не вылезал до обеда. А потом был обед, как всегда вкусный и такой домашний. А после обеда была сауна с постирушками, и сон до ужина. Что может быть прекраснее возвращения в цивилизацию


Облако на Хан-Тенгри
19 августа.

День отдыха, первый из трех дней отдыха по плану. Приходим в себя, отъедаемся.

20 августа.


Панорама п. Горького - п. Чапаева -
Хан-Тенгри
Второй день отдыха. Сегодня ребята из Барнаула должны улетать на вертолете вниз. Но с утра все затянуто облачностью. Борта нет. Серега и Слава уже расхаживают в цивильной одежде, ждут вертолет. А погоды все нет. Вот они уже и позавтракали с нами и пообедали. Но потом облачность поднимается метров на 100 над ледником, и вертолет благополучно прилетает. Сначала забирает вещи с морены, потом перелетает на ледник за людьми. Когда вертолет загружен под завязку, то проще взлетать с ледника, используя прием «взлет с колеса». Для этого вертолет начинает разгоняться вниз под уклон по леднику и некоторое время катиться на переднем колесе, пока не набирает необходимую скорость и подъемную силу. В этот момент его лопасти получают дополнительную подъемную силу не только от вращения, но и от набегающего потока воздуха, как крыло самолета. Такой «взлет с колеса» достаточно сложен в исполнении, особенно на леднике, и не каждый пилот имеет этот прием в своем арсенале. Мы прощаемся с барнаульцами, машем руками, слегка грустим, начинаем думать о доме.

Перед ужином Миша Михайлов запускает на своем ноутбуке мультфильм «Шрек». Сидим в палатке с табличкой «Бар» и млеем от удовольствия. До чего же классно, находясь на леднике на 4100, сидеть в теплом и уютном баре и смотреть веселый мультик. А за окном валит снег. Как хорошо, что было «окошко» в облачности, и вертолет смог подняться на ледник за ребятами. С таким снегопадом сидеть бы им здесь до завтра. Мультик заканчивается, идем на ужин, а снег все идет и идет. И уже начинает казаться, что где-то должна стоять наряженная рождественская елка, и впереди нас ждет рожденственская ночь… Но пора опуститься на землю, на улице август, лето …

После ужина Миша запускает «Крепкий орешек-2». Некоторое время я пытался его смотреть, но возраст уже не тот для просмотра фильмов про супергероев, да и смотрел я его раньше уже не раз. А снег все идет и идет. С легкой грустью и ностальгией по тем временам, когда я с радостью смотрел такие фильмы, пошел к себе в палатку читать стопку журналов «Деньги», которые передо мной уже читал Дима. А снег все идет и идет.


Ледник Южный Иныльчек
21 августа.


Хан-Тенгри с ледника Южный Иныльчек
Утро, морозец, снег засыпал морену и сверкает на солнце. Где мы? Нужели на горнолыжном курорте в марте? Нет, ребята, мы на Южном Иныльчеке в августе … Сегодня последний день отдыха перед выходом на Победу. Начинаю подбирать продукты для выхода и газ.

На Победу с нами планирует пойти еще Виталий. В этом году он уже поднимался на пик Важи Пшавелы на спас работы. Долго думаем, какую палатку брать на гору. Димин BIBLER плюс палатку Бидзины или попробуем влезть в палатку Виталика? Ставим палатку Виталика на деревянном настиле и влезаем внутрь вчетвером. Вроде бы ничего. Дима говорит, что эксперимент не чистый, нужно залезать в спальниках. Он прав. Идем за спальниками и под хохот Миши Михайлова и зрителей из нашего лагеря укладываемся в спальниках в палатку. Похоже, опять помещаемся. Но, как станет ясно на Победе, в такой палатке тесно и втроем с вещами и рюкзаками, но зато тепло и уютно.

22 августа.

9.30 по Москве. Выходим на подход под п. Победы. Идем Дима, Бидзина, Виталий и я. Ну что ж, удачи нам !

Далее >>


Поделиться ссылкой

Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999-2017 Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100