Добро пожаловать !
Войти в Клуб Mountain.RU
Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

Чтобы быть в курсе последних событий в мире альпинизма и горного туризма, читайте Новостную ленту на Mountain.RU
Люди и горы > Интервью >


Всего отзывов: 0 (оставить отзыв)


Автор: Мэтт Хейсон, UK
Перевод Елена Смирнова, Ялта

Интервью с Ником Баллоком


Ник Баллок
Фото: Анна Пиунова, Mountain.RU
Понедельник 19 марта 2007 года

Ник Баллок известен как невероятно разносторонний человек в плане восхождений, занимающийся как скальными маршрутами категории Е7, так и значительными первопроходами в Гималаях.

В этом всестороннем интервью Ник описывает свой переход от тюремного инструктора по физическому воспитанию к альпинисту мирового уровня.

* * *

Мэт Хейсон: В этом году Вы снова получили грант Ника Эскурта за Вашу экспедицию. Расскажите об этом путешествии и о том, как, по-вашему, оно получило грант.

Ник Баллок: Чангабенг (Changabang) в 2005 году вернул меня к тому стилю скальных экспедиций, который я знал по опыту первой экспедиции, в которой принимал участие, и по экспедиции на Meru's Sharks Fin. Я почувствовал, что настало время попробовать еще что-то серьезное, что подразумевает перенос большого количества оборудования, перил, капсульный стиль и т.д., и возвращение в Индию.

Большая часть моих экспедиций – небольшие, то есть я и мой напарник, новый маршрут на какую-то малоизвестную гору без какого-либо ажиотажа, как можно больше лазания, решительности и технических моментов.

Чангабенг (Changabang) убедил меня в том, что я был полностью прав: переноска снаряжения, перил и капсульный стиль не для меня, но он дал мне возможность вблизи увидеть северную стену Каланки (Kalanka). Каждый день я ходил под Каланкой (Kalanka) с рюкзаком, полным снаряжения и провизии, которую я относил в ABC, и размышлял: «Зачем мы это делаем?» Логичнее было бы собрать рюкзак, подойти к подножию Каланки (Kalanka) и начать восхождение. Этим для меня и является альпинизм, и в настоящее время все возможно.

Итак, что Кентон Кул и я собираемся сделать: восхождение на 1800 –метровую северную стену Каланки (Kalanka) по новому маршруту в альпийском стиле. Фактически, на северной стене Каланки (Kalanka) есть только один маршрут с перилами. Минимум рутины, максимум приключений. Я думаю, что мы выиграли грант благодаря стилю, решительности и цели восхождения. Грант Ника Эскурта призван поощрять, оказывать помощь и освещать такие экспедиции.


1800 –метровая северная стена Каланки (Kalanka),
которую Ник Баллок и Кентон Кул
планируют покорить в этом году
(фото: Ник Баллок)

М.Х.: Во время нашего разговора прошлым летом на Международной Встрече в Северном Уэльсе Вы нарисовали очень красочную картину своей жизни в пути, с остановками в домах друзей и зданиях Клуба Восходителей. Вы по-прежнему ведете такой кочевой образ жизни? Можете описать нам свой типичный год?

Н.Б.: Да, я все еще живу так, как я Вам рассказывал. Сейчас у меня есть, впервые за 3 года, своя комната и кровать. Я живу в Шамони в квартире с Кентоном Кулом и Энди Хаусменом. Дэйв Хеследен описал это как дом духа. Число маршрутов нашего дома за эту зиму составляет около 30 (до конца февраля). Тем не менее, это была хорошая зима. Бродяги и гости - это тоже довольно-таки специфический народ. Такие как Бабанов, Брэси (Bracey) и Парнел (Parnell), Тим Неил (Tim Neill), Грэшэм (Gresham) Хеследен ( Hesleden ), Эшворт (Ashworth) и Холдинг (Holding).

Я живу на арендную плату со своего дома, за который я рассчитался после 15 лет работы инструктором по физическому воспитанию в тюремной службе. После лекций таких людей, как Ник Бэнкс в Plas y Brenin, я решил, что скалолазание и альпинизм – это то, чем должна стать моя жизнь, и через несколько лет моя идея выкупить закладную и стать альпинистом приобрела форму, хоть и должно было пройти два года. Я также живу благодаря периодическим статьям, фотографиям и лекциям. Спонсорство в виде бесплатного снаряжения было неожиданным бонусом, и теперь периодическая работа с DMM помогает заработать на ремонт моего фургона. У меня еще есть сбережения с тех времен, когда я работал в тюремной службе, которые я временами трачу. Большие поездки мне, как правило, финансируются персональными сбережениями и грантами BMC, MEF, грантом Ника Эскурта и Mammut.

" В моей жизни, кроме восхождений, как можно меньше жестких сценариев "

Невозможно описать год моей жизни, поскольку в моей жизни, кроме восхождений, как можно меньше жестких сценариев. Что я стараюсь делать, так это организовывать две экспедиции в год на более серьезные горные массивы, пробовать новые техничные маршруты. Также я люблю скалолазание, поэтому весной я с командой из Llanberis выбираюсь куда-нибудь на юг Франции и вщелкиваюсь в течение двух-трех недель, готовясь к серьезным мероприятиям в Британии. Я размещаюсь в хижине Climbers Club'а в Llanberis Pass, когда бываю в Британии, ночую в моем фургоне Berlingo и пользуясь удобствами хижины. Я также иногда останавливаюсь у друзей, но обычно это происходит после неожиданного винопития.


Ник (внизу в центре) в Death or Glory TD/ED 1000м,
Хонтсан Сюр (Hauntsan Sur), Кордильера-Бла́нка (Cordillera Blanca), Перу
(фото: Мэт Хелликер)

В основном я занимаюсь скалолазанием в Llanberis, так как там отличный рельеф и компания, вдобавок выбираюсь в Pembroke, the Lakes, the Peak, Cornwall. В Британии я усиленно тренируюсь: бег, циклические тренировки, велосипед, болдеринг. Уэльс просто идеален для этих видов спорта. Возможность использовать хижину Climbers Club'а дает мне возможность жить не в фургоне.

С тех пор как я стал вести такую жизнь, три зимы из четырех я провел в Шамони. Первую зиму я ночевал на полу однокомнатной квартиры, где кроме меня жили еще два альпиниста. Вторую зиму я ночевал в прихожей. Третью зиму я провел в Британии, хотя мне удалось выбраться на пару недель в Европу: Франция, Италия, Швейцария. Это был очень удачный опыт ледолазания.

В первую зиму, проведенную в Альпах, я научился кататься на лыжах. Это было забавно и для меня, и для окружающих. Я знаю, что в моем катании нет никакой элегантности, но я могу ехать, и, что самое важное, могу использовать лыжи на подходах и спусках с маршрутов в Альпах.

Также я люблю чистое ледолазание и стараюсь заниматься этим как можно больше. Я только что вернулся из недельной поездки в Норвегию для DMM, и увидел пару отличных новых маршрутов, поэтому возможно, следующей зимой я объединю Альпы, Норвегию и одну из главных моих страстей – Канаду. Все, конечно, упирается в финансы, но мне всегда хотелось попробовать Альпийскую технику в Канаде.

" Я знаю, что в моем катании нет никакой элегантности, но я могу ехать "

Надеюсь, в этом году будет опубликована моя книга, хотя пока что у меня есть сомнения по этому поводу – лазание отвлекает меня, и я никак не могу закончить финальную часть, которую Ken Wilson хочет получить в мае. Дата выпуска назначена на сентябрь-октябрь, поэтому я останусь в стране, чтобы провести серию презентаций и принять участие в книжном фестивале Kendal. Из-за этого мои планы сильно расплывчаты … может быть, скалолазание в Австралии, может – интенсивные тренировки перед Альпами в ноябре-декабре.

Многим людям трудно это понять, но в течение года я постоянно упаковываю свои вещи в фургон, куда бы я ни собирался - Британия, Европа или любая другая точка мира, и сколько бы времени ни заняла поездка – одни выходные или несколько месяцев. Я должен беспокоиться о том, где оставить вещи, снаряжение, о следующем денежном вливании и его источнике. Отправляясь к своей сестре, живущей в пригороде Лондона, или собирая вещи перед вылетом из аэропорта Хитроу в очередную экспедицию, собираясь полазить по скалам или льду, я не знаю, где буду ночевать, когда вернусь. У меня нет почтового адреса, я не знаю, на какой адрес отправить свои вещи, у меня нет адреса, который можно указать в банках, у врачей и стоматологов. У меня нет своего места, где можно оставить книги или диски. Вот что значит кочевая жизнь. Может показаться, что я жалуюсь, нет, это мой собственный выбор, но иногда это очень тяжело.

М.Х.: Соединенное Королевство воспитало немало альпинистов высочайшего уровня. Как это стало возможным при отсутствии серьезных гор? Шотландия дает достаточную подготовку?

Н.Б.: Шотландия замечательна и неповторима, но она ни в коем случае не может подготовить к более высоким холмам. Я считаю, что причина в своеобразной любви к лишениям, которая вполне может помочь. Возможно, что работа в тюремной службе помогла мне больше, чем Шотландия. Может быть, в Британии очень много людей, ищущих страданий и склонных к эксцентричным приключениям.


Travesty VIII/8. Первопроход. Clogwyn Ddu, Snowdonia
(фото: Libby Peter)

М.Х.: Вы проводите огромное количество времени высоко в горах. Серьезные изменения климата, о которых говорят в новостях, стали неоспоримым фактом. Это очевидно из опыта Ваших восхождений?

Н.Б.: Глобальное потепление происходит, и это заметно. Я уверен, что сейчас зима в Альпах напоминает лето, которое было какое-то время назад. Я помню статью о зимнем альпинизме и о том, как сделать горелку более эффективной, которую я читал в одном из обозрений, когда только начинал заниматься альпинизмом. Кажется, ее автором был Dick Renshaw. У меня тогда сложилось впечатление, что в мире немного людей, способных вынести все тяжести зимы. А сейчас взгляните на Tacul - люди выгуливают собак и едят мороженое. А Северная стена Droits за четыре последние зимы так толком и не замерзла, то же самое и Shroud. Ледники отступают просто на глазах. И уже не нужно усовершенствовать горелку, чтобы приготовить себе лапшу на стоянке.

Еще мне кажется, что времена года сдвинулись в таких местах, как Перу, Непал, Индия. Одна зима, проведенная в Британии, предоставила мне 21 маршрут в течение 4 недель, и зима закончилась. Уверен, что климат в Шотландии и Уэльсе сильно изменился, если сравнивать с данными 30-ти летней давности. Многие считают, что это очередной цикл, может и так, но я уверен, динозавры думали также.


‘Cracking Up’ IX/9, Первопроход. Clogwyn Ddu, Snowdonia
(фото: James McHaffie)

М.Х.: Как насчет Вашей биографии: статистика, самые сложные, лучшие маршруты и т.д.?

Н.Б.: [Читайте список маршрутов Ника Баллока ] Лучшие маршруты наиболее запоминаемые, они сочетают немного страданий, решимость и приключения. Это же касается и скалолазных маршрутов. Так что, возможно, самым запоминающимся для меня является новый маршрут по Grande Pillier d'Angle(он объединил две готовые линии и около 5 веревок непройденной стены в середине), который Jules назвал " Lost in the Dark " (так оно и было), с ночевкой на гребне, затем спуск рано утром, и за день мы прошли Pillar of Freney по правой части. Второй ночлег был под вершиной Mont Blanc'a, после чего я впервые на ней побывал, а затем пробежка до верхней станции. Пиво, которое мы пили, дожидаясь поезда, было самым вкусным в моей жизни, а прохождение вместе с Jules Cartwright'ом, которого, к сожалению, уже нет в живых, делает эти воспоминания особенными и острыми.

Я высоко оцениваю прохождение маршрута The Clown на North Stack прошлым летом. Я пытался пролезть его онсайтом. Летом 2005-го я сделал шесть попыток на нависании в самом начале маршрута. Каждый раз я доходил чуть выше, чем в прошлый раз, но, итоге, срывался. Чистый болдеринг. Были еще три попытки, также не увенчавшихся успехом, я повисал на одном камалоте. В конце концов, я решил, что хватит (намечалась экспедиция на Чангабенг (Changabang), и вложенные в нее средства придавали мне решительности) и пролез нависание с верхней страховкой, уйдя на Hollow Man и оставив этот маршрут на следующий год. Прошлым летом у меня был только один день, чтобы полазить на North Stack, и я вылез The Clown, не захватывая другие части маршрута, кроме нависания. Хотя я пролез траверс в обратном направлении во время прохождения The Bells и я прошел финиш, когда лазил Long Run.

Неделя ежедневного лазания в Австралии на Taipan Wall в Grampians с Томом Бригсом оставила хорошие воспоминания, так же как и новый маршрут на Южную стену Quitaraju с Al Powell. Al Powell и я рассчитывали пройти ее за 24 часа, но задержались и вылезли через три дня. Я сбросил 20 фунтов за эти 3 дня, и у нас на двоих было 28 отмороженных пальцев.

Очень специфичным было прохождение вторым правой стены, страхуя Libby Peter. Это была ее первая Е5. Первое прохождение маршрута Travesty зимой я тоже делал с Libby, а первопроход маршрута Cracking Up - с James McHaffie. Они оба были на Clogwyn Ddu в Северном Уэльсе прошлой зимой.

Наверное, каждый день скалолазания с Tim Neill'ом может быть полным приключений и веселья. Часто были жуткие прыжки и сумасшедшие траверсы, которые сопровождались огромным количеством красного вина и всякой ерунды. Это был тот человек, который страховал меня во время моей попытки пролезть онсайтом The Bells и во время моего срыва на Ivory Madonna (Cromlech) .

У меня много хороших воспоминаний о прекрасных восхождениях, но я считаю, что дело не в маршруте, а в тех, кто находится рядом, и в полном сочетании понятий "что", "где" и "с кем".


Остановка на стыке маршрутов ‘There Goes the Neighbourhood’
и ‘Cohen/Collister’, стена Nant Blanc, Verte
(фото: Энди Хаусмен (Andy Houseman)


М.Х.: Я могу ошибаться, но по-моему, история современного скалолазания в Британии прошла нескольких этапов, каждый из которых фокусировался на каком-то одном направлении. Сначала возник альпинизм, трад -лазание, превратившееся в спортивное скалолазание и, совсем недавно появился болдеринг. Что Вы думаете об этом и что, по-вашему, будет дальше?

Н.Б.: Бесспорно, в скалолазании есть свои тренды. Думаю, скалолазание и альпинизм были с самого начала, затем трад , превратившийся в спортивное скалолазание и, наконец, болдеринг. Все эти изменения никак не пересекаются с моим опытом, я просто наблюдаю со стороны.

По-моему, болдеринг был всегда, сейчас он просто выделился в отдельное направление и широко представлен в СМИ, особенно в интернете. Трад -лазание лидирует, поскольку многие скалолазы учатся на скалодромах, прежде чем выйти на стены. Важную роль сыграло и усовершенствование средств страховки. А спортивное скалолазание помогает хорошо набирать форму !

Можно углубиться в этот вопрос и попытаться понять, как и почему развиваются (или наоборот) те или иные скалолазные тренды, почему они набирают популярность. Что я хочу сказать, в трад -лазании люди чувствуют себя уверенно и комфортно, во многом благодаря развитию современных средств страховки. Об этом говорят целые толпы людей, тренирующихся в скальных районах. Но все это не слишком пригодится на Red Wall, Yellow Wall, Mousetrap Zawn, North Stack и т.д. Чтобы сюда приехать, нужно искать приключений, и согласитесь, не так важен уровень подготовки и количество снаряжения –все равно можно потерпеть поражение.

Я пытаюсь сказать, что в наше время легких возможностей и ощущения, что за деньги можно купить все, многие скалолазные направления становятся модными и в общем-то безопасными, отсюда их популярность. Но есть ли в этом смысл? Для меня неопределенность, риск, невозможность предугадать финал является уходом от потребительского стиля жизни, который нам навязывается. Это не значит, что моя точка зрения – единственно правильная, и те, кто лазает на придорожных скалах, или занимается спортивным скалолазанием, не правы. Просто это не для меня.

Что касается вашего второго вопроса, что будет дальше? Возможно, что-то вроде того, что не потребуется подниматься над землей, рисковать, не нужно будет покидать свой уютный дом – виртуальное скалолазание, наверно.


На маршруте ‘There Goes the Neighbourhood’ / ‘Cohen/Collister’,
стена Nant Blan, Verte
(фото: Энди Хаусмен (Andy Houseman)

М.Х.: Katherine Schirmacher недавно написала пару статей для planetFear, посвященных узаконенному сексизму. Как Вы относитесь к женскому альпинизму и скалолазанию в Британии?

Н.Б.: Альпинизм и скалолазание – для личностей. Я не вижу необходимости проводить различия между женщинами и мужчинами. Некоторые мужчины хорошо лазают, а некоторые – нет. Некоторые женщины хорошо лазают, а некоторые – нет. Зачем обращать внимание на то, мужчина это или женщина? Важно, чтобы больше женщин приходили в скалолазание и повышали уровень. Я не знаю, поскольку я – мужчина и лазаю для себя и своего опыта.

М.Х.: Какие элементы снаряжения Вам больше всего нравятся?

Н.Б.: Штопор и гейзерная кофеварка.

М.Х.: Вы, очевидно, амбициозный человек. Можете поделиться планами своих будущих проектов и экспедиций?

Н.Б.: Скорее всего, я умею фокусировать внимание ... 15 лет работы в тюрьме дали мне эту возможность, и я не намерен упускать шанс сделать как можно больше. Это также заставляет меня думать наперед. Вы правы, у меня есть кое-какие сырые идеи, но ничего определенного. О чем я стараюсь думать, это "куда теперь", что я придумаю дальше. После Индии и выхода в свет моей книги я собираюсь прочитать курс лекций, и постараюсь, чтобы он был как можно более избирательным. Затем у меня есть пару неопределенных проектов, один из них - поездка в Австралию, позагорать и набраться сил на скалах, пролезть 8а, не спрашивайте меня, почему именно 8а - это просто цифра, но, послушай, она будет неплохо смотреться в моем резюме!

Другая идея - провести пару месяцев в Альпах (декабрь-январь), потом поехать в Норвегию (февраль) на месяц, и затем в Канаду (март - апрель - май). Я только что вернулся из Норвегии, где провел неделю и пролез один маршрут. DMM спонсировал эту поездку. В путеводителе, с которым я лазил, были показаны несколько захватывающих 800-метровых линий, ожидающих первопроходов... В Канаде я мечтаю заняться альпийской техникой, пройти некоторые большие ледовые маршруты, M16 и т.д., Robson...

Затем, может быть, я вернусь в Перу, в кулуар Huantsan, но в этом году туда собирается команда из Канады. Так что, возможно, назад в Непал? Неплохо бы собрать команду из 8 человек, купить разрешения на 4 вершины, где есть новые маршруты, и каждая команда проходит свою линию. Возвращение в Намче (Namche), там празднуем и меняемся маршрутами. Дикая идея, конечно, но я уже пять человек заинтересовались, а общие разрешения на группу будут дешевле. Но не исключено, что я буду лазить по скалам всё лето, ведь в Австралии я наберу фантастическую форму!


Возле вершины Aiguille Verte, маршрут
‘There Goes the Neighbourhood’ / ‘Cohen/Collister’
(фото: Энди Хаусмен (Andy Houseman)

М.Х.: Что Вы думаете о перебивке маршрутов в карьере? Вам приходилось пробовать какой-нибудь из обновленных маршрутов?

Н.Б.: Нет, еще не приходилось пробовать ни один из этих маршрутов. Я знаю всех тех ребят, что занимаются перебивкой, они фанаты, но хороши только для лазания. Но в чем-то это хорошо, потому что мне всегда было непонятно, зачем плохо пробивать маршрут?! Если уж собрался пробивать, то пробивай правильно... Но сначала, когда скалолазание только зарождалось, маршруты были пробиты так, чтобы сохранился дух приключений, был риск. И будет жаль, если уничтожат этот дух. Я, конечно, не слишком хорошо знаю, что там происходит, но если они просто заменят старые шлямбура на новые, не добавляя ничего своего, это будет неплохо.

М.Х.: Если бы Вам пришлось прожить остаток жизни на необитаемом острове, какую скалу Вы бы выбрали?

Н.Б.: А могу я выбрать и теплую, и холодную скалу для своего острова? Думаю, никто не удивится, что я выберу North Stack Wall (кто не догадался - она теплая), а холодной была бы Trophy Wall на Mount Rundle, Канада... маршрут Sea of Vapors.

М.Х.: И последнее, какой совет Вы бы дали начинающему альпинисту, имеющему обширные планы?

Н.Б.: Наверное, лучший совет - это быть сконцентрированным, одержимым, настойчивым, но оставаться в живых. Что касается меня, я каждую свободную минуту использовал для скалолазания, потом купил пару инструментов и начал ходить соло… Прошло немного времени, и меня заметили, а благодаря хорошей физической форме я стал лазить с парнями намного опытнее меня. После двух зим в Шотландии и около 40 маршрутов я решил, что пора отправиться в Альпы.

Мой первый альпийский выход был с Owain Jones - очень опытным альпинистом, который сразу понял, что с моей целеустремленностью и формой я буду хорошим партнером. Первым маршрутом в Альпах был Swiss Route на Courtes, затем the North Spur на Chardonnet. Альпийская школа приносила свои плоды, моим третьим маршрутом был Croz Spur и четвертым полу-соло Shroud , оба на Grandes Jorasses. Мы вернулись домой очень счастливые после такого трехнедельного броска. Работа с опытными и надежными партнерами дала мне очень много.

Осознание того, что все возможно, очень важно для альпиниста, и если имеешь что-то большее, чем просто удача, можно остаться в живых.


Ник Баллок
Фото: Анна Пиунова, Mountain.RU

Ник Баллок и Нико Фаврез
Фото: Анна Пиунова, Mountain.RU

Список маршрутов Ника Баллока>>>


Поделиться ссылкой

Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999-2018 Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100