Добро пожаловать !
Войти в Клуб Mountain.RU
Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

"Горы в фотографиях" - это любительские и профессиональные фотографии гор, восхождений, походов. Регулярное обновление.
Горы мира > Тянь-Шань >


Всего отзывов: 8 (оставить отзыв)
Рейтинг статьи: 5.00


Автор: Сергей Шестов, Донецк

Пик шахтеров Украины

Предисловие

Как известно, у донецких всегда существовало 2 проблемы: сильно много денег и сильно мало людей для реализации каких бы то ни было планов. Это относится и к донецким альпинистам. Не удивительно, что в этом году решили предпринять совсем уж аферистскую кампанию: взойти на один из непокоренных тянь-шаньских пиков и по праву первовосходителей дать ему имя «Пика шахтеров Украины». В состав экспедиции, помимо альпинистов-спортсименов, решили включить шахтеров и некоторых других участников, не имеющих ни к альпинизму, ни к шахтам решительно никакого отношения. Сказано – сделано, и 19-года июля 2009 года экспедиция в составе 8-ми официальных лиц и 3-х полуофициальных начала свое путешествие. Безымянный пик высотой 5132 м , расположенный в горах Тянь-Шаня на слиянии ледников Южный Иныльчек и Шокальского, был покорен 29-го июля группой в составе 8-ми человек. Своими впечатлениями делится один из участников экспедиции Сергей Шестов.

Эпиграф:

Не смогешь – кого винить?
Я должон тебя казнить.
Государственное дело,
Ты улавливаешь нить?

Мы с Ванькой подходим к началу ледника и начинаем одевать кошки. Вчера на партсобрании меня определили главным специалистом по льду, т.е. сегодня первым работаю я. Снизу ледник впечатлят: начинается 70-ти градусным склоном (веревки 3), дальше веревка сплошного кошмара, дальше, к счастью, пока не видно. Но, судя по фотографиям которые мы сделали накануне, там тоже ничего хорошего нету. Как минимум — очень и очень много льда и снега.

Подходит Леха, выдает фифы, дает напутствие. Леха — он всегда дает напутствие. Напутствие это, обычно, состоит из анекдота (пошлого) или истории, в которой Леха всех побеждает и при этом выходит сухим из воды. Эдакий Брюс Виллис. «Помни, Серега, когда идешь на фифах — главное ноги. Это как в теннисе». Видимо ему тоже сейчас не до анекдотов. « Чай не лаптем щи хлебаю, соображаю что к чему…» - это я полностью соглас ен с мнением руководителя. И начинаю лезть . Лазание не выходит, выходит раскоряка. Очевидно, все нормальные люди не начинают осваивать новый инструмент и новую технику прямо на сложном спортивном маршруте. Через 2 метра я соскальзываю и приезжаю к станции . Леха забирает у меня фифы. « Коли ты и так богат, так верну я их в Багдад. Кто там нонеча у власти, то-то парень будет рад » , - выдает м не шакал и тяпку . Шакал и тяпка — инструменты для меня куда боле е привычные, поэтому наконец получается уйти в отрыв.

7 дней до этого.

Дорога.

День 1

Мы, чистые, свежевыбритые и красиво одетые, фотографируемся с флагами и начальством на поляне под памятником шахтеру. Мы — это экспедиция, организованная донецким областным управлением угольной промышленности, для восхождения на безымянную вершину на Тянь-Шане, чтобы дать ей гордое имя «Пик шахтеров Украины». Если коротко, то: экспедиция, Тянь-Шань, первовосхождение. Всего нас должно быть 14 человек: 4-ро шахтеров и 4-ро спортсменов-альпинистов ( это как бы официальная команда ) , и сочувствующие — я с Ванькой (альпинисты-антиспортсмены), Костя, Наташа и еще двое ребят из Одессы (должны присоединиться в Москве).

Путь до места непосредственных событий предстоит неблизкий — поезд Донецк-Москва, самолет Москва-Бишкек. Затем переез д в Каракол, переса дка в Газ-66, а на нем переезд уже на базу Майда-Адыр. Оттуда заброска вертолетом на ледник. На все про все – 5 дней.

В общем так все и вышло, поэтому приведу только отдельные запомнившиеся моменты.

После фотографирования с железным шахтером перебираемся на ж\д вокзал. К оператору ТВ, который снимает отъезд нашей экспедиции , тут же подбегает местный милиционер, затем сотрудник вокзала. Просят нас убраться куда подальше — на вокзале снимать строжайше запрещено. Чего не разрешено — не понятно, тем не менее — строжайше. И служител ь порядка рад стараться , не допускать, так сказать, вопиющих нарушений правопорядка. Ситуацию разрешил звонок по телефону начальнику вокзала — тот не только дал согласие, но и попросил вести репортаж на фоне цветущих роз.

В поезде — аццкая жара. Б ыло гораздо жарче чем в горах ( это – само-собой) и даже в Бишкеке. В общем, от жары спасало только то, что была хорошая компания. Ну и рюмка чаю.

День 2

В аэропорту в Москве наша команда пополнилась — подключились одесситы Миша и Оля. И, конечно же, не обошлось без приключений: на регистрации нас заставили платить за перевес. Мы все, друзья мои, конечно же понимаем, что если багаж должен быть 20 кг — то это значит 20 кг и ничего не попишешь. Однако, сам наш менталитет и большой опыт путешествий говорит о том, что если багаж немного больше 20-ти кг — то, обычно, ничего страшного :-) Но, тетки на регистрации показали кто где главный. Само собой, мы сами были в ботинках и пуховках, вещи пакованы-перепакованы и перевеса того было по 2- 3 кг на брата, но таки заставили уплатить. 7 евро за кг вынь да положь. Заставили с руганью, правакачанием, свистеньем в свисток и т.д. В общем, п олный пакет удовольствий мы получили. Кроме этого, на регистрации во всеуслышанье нам было заявлено что они (тетки) придут на посадку и проверят, чтобы мы, ни дай бог, не раздевались. Не увеличивали, так сказать, вес допустимой клади. И таки пришли и проверили! После этого мы все дружно дали себе зарок — никогда не летать самолетами аэрофлота (я же его сразу же и нарушил - по возвращении в Москву полетел аэрофлотом в Польшу).

День 3

Бишкек поразил на с утренней прохладой (прилетели в 5 утра) и надписью «Кыргызстан — бырдык» на выходе из аэропорта. А еще своими кулинарными традициями. Не знаю, уж как у них там исторически сложилось, но в кафе там можно поесть очень вкусно и недорого (внимание, много вкусного мяса!). Будучи хохлами, мы люби м поесть много, а будучи альпинистами — часто. В национальной кухне упор сделан на мясе, причем самом разнообразном — говядине, баранине и свинине (интересно, бывают ли другие съедобные звери?), все порядочно приправлено перцем (будь то суп, второе или салат).

Целый день мы покупали всякие продукты, посуду, добывали общественную палатку, газ и другую экспедиционную утварь. Хозяйничали, в общем.

День 4.

Ранний подъем и выезд на комфортабельных микроавтобусах в сторону Каракола. По пути — завтрак в дороге в местном кафе . Сидим н а даст а рхане, едим о пять много и вкусно.

Добрую половину пути дорога идет по берегу Исык-Куля. Впечатления — непередаваемые. Настоящее море, окруженное заснеженными горами. Останавливаемся искупаться в этом чуде природы. Однако много не накупаешься — зело вод ица студена, сводит конечности.

Приехали в Каракол, выгрузились в каком-то дворе. Покуда наш Газ-66 не пришел, отправились на рынок, пообедать и закупить овощей и фруктов. Не смотря на кажущуюся доступность, овощи и фрукты здесь не очень то и дешевые — всего раза в 1.5 дешевле чем в Москве («азбук у вкуса» не рассматриваем, понятное дело ). С одной стороны - все-таки дешевле, но, с другой - где Москва, а где Каракол!

Загрузились в газ. Ковалев залез в кабину к водителю (он директор мероприятия), остальные — в кузов. Кузов — закрытый. Бывалые говорят что это очень хорошо для нас, ибо в прошлом году аналогичный газ застрял на самом перевале (где высота 3500 и лежит снег), кузов был открытый, а разодеты все были в шорты и футболки. Холодно им, видишь ли, было. Однако, как оказалось, закрытая кабина — тоже зло. Уж очень жарко. И душно. Но, самое противное было то, с какой скоростью мы неслись. Суровые кыргызские парни подрегулировали свой автомобиль таким образом, что мчаться он мог со скоростью километров 20-25 в час, не более. Скорее даже менее. Даже на шоссе. За время пути дважды успели закипеть. Но к вечеру вот так вот, с шутками и прибаутками, все-таки притащились в Майда-Адыр, прямо на вертолетную площадку.

День 5.

Лететь нам выпало 2-м рейсо м. П ервый вылетел на Победу в 9 часов утра. Взлет проходил так: вертолет замахал винтами посильнее, пошел вперед, приподнялся над землей на полметра, упал на землю, подпрыгнул и только потом наконец поднялся в воздух. Душераздирающее зрелище, похлеще фильмов ужасов, особенно для меня, неподготовленного зрителя. Но вот борт вернулся и мы начинаем загрузку. При загрузке нужно обязательно взвесить багаж — при превышении определенного лимита машина начинает потреблять больше топлива, за что просят соответственно доплатить. К багажу в данном случае относятся и члены команды, поэтому мы все как были 13 человек разбились на группы по 4 человека и тоже полезли на весы. У нас 320 кг . Победившая 4-ка толстяков набрала 380.

Руководитель мероприятия Ковалев Сергей сначала лететь раздумал, и уже было стал с нами, сидящими внутри, прощаться, но потом все-таки тоже залез. Во время полета, к моему удивлению, некоторые не только не держаться крепко за что-нибудь, но и открывают иллюминаторы, смотрят в них и даже пытаются высунуться. С мелые.

Полчаса шума и тряски и мы начинаем маневрировать на посадку. Базовый лагерь планируем разбить на поляне в районе соединения ледников северный и южный Иныльчек. По поляне, на которую мы метим, ко всеобщему удивлению, бегают гуманоиды и машут руками. Сели, выгрузились. Населявшие поляну люди оказались американскими специалистами по треккингу. Во главе их почему-то был непалец, а обслуживает эту команду еще группа местных портеров и руководитель при них.

Груза много, выгружать долго. Пилоты останавливают винты. Покуда выгружаемся, проводник американцев Дима бегает вокруг и пытается передать с пилотами какую-то информацию на большую землю. Мы же, в свою очередь, чтобы там, на большой земле не посчитали что мы экспедиционные денежки протрынькали и никуда не ездили, делаем групповую фотографию на фоне гор и вертолета.

Важным элементом нашего спортивного мероприятия явился облет и осмотр горы. Все-таки первовосхождение... В вертолет назад запрыгивают: а) пилоты, б) самые смелые и в) обладатели больших фотоаппаратов. Меня определили в третью группу. И попрощавшись с остающимися (кто знает, сколько им там одним сидеть придется, может даже и неделю :) взлетаем и берем курс выше по леднику южный Иныльчек. Теперь уже и я осмелел, рассекаю по кабине вертолета, даже пытаюсь высунуться в иллюминатор. Но там, снаружи, очень сильный ветер, быстро решаю прекратить такую затею.

И вот она, Гора. Снизу подход по сильно разрушенному ледопаду, далее вертикальная заснеженная стена метров 700, очень длинный путь по острому гребню и завершается вершинным бастионом, метров 300 высотой. У такого маршрута сложность должна быть никак не меньше 7-8-ми (по нашей шестибальной системе). И это меня нисколько не смущает — все-таки и мы не лыком шиты. Быстро щелкаю затвором фотоаппарата, пытаюсь заснять все возможные варианты маршрута в крупном и мелком масштабе. Однако моим планам относительно прохождения маршрута небывалой сложности сбыться было не суждено — это оказалась другая гора. А нужная находится по соседству и выглядит менее устрашающе. Деваться некуда, фотографирую и ее тоже во всех подробностях.

При приближении вертолета оставшиеся на поляне участники начинают беспорядочно бегать, махать руками и хвататься за вещи. То же самое, кстати, проделывают и американцы. Мы выпрыгиваем из вертолета (он мотор не глушит) и понимаем что к чему — ураганный ветер, который создает вертолет, способен унести небольшой рюкзак, не говоря уже о мелких вещах и прочих ковриках. Мы тоже прыгаем на вещи, вертолет срывается и исчезает на фоне огромного ледника.

Лагерь.

Начинается размеренная жизнь в лагере. Оттаскиваем вещи от места посадки вертолета, начинаем устраивать быт. Здесь, на этом зеленом оазисе длиной в футбольное поле, зажатым между пустынным ледником и суровыми горами, нам предстоит провести две недели. На поляне стоят несколько палаток американцев, хижина метеоролога и большой деревянный стол (очевидно, находящийся в пользовании американцев). Скоро здесь будет заложен и наш палаточный городок. Первые пару часов я пребываю в состоянии эйфории. То ли от увиденного, то ли следствие горняшки (большинство участников уже побывали в Безенгах, им горняшка нипочем), но хожу с широко открытыми глазами и соображаю с трудом. Неспешно налаживаем быт – ставим большую общественную палатку. Кто-то носит вещи, кто-то ставит, подвязываем веревочки, укрепляем их за камни.

Я пошел знакомиться с американцами. Они были весьма рады знакомству – по английски я немного говорю, они рады встретить родственную душу в этом отдаленном месте. Их в команде 4 тетки и 1 мужик. Ходят тут по горам и долинам. Показали мне описание маршрута. Я, конечно, тут же его забыл, однако список длинный и все-то там есть – и Исык-Куль, и базовый лагерь под Победой, и большие переходы. Но рюкзаков больших они не несут и высоко не подымаются. Все-равно, приехали же люди сюда за тридевять земель любоваться местными красотами, по-моему достойно уважения.

Установили флаг нашей экспедиции. Все одели парадную форму, стали кольцом. Позвали непальца из американской команды. Открывай, дескать, мил человек, нашу экспедицию по всем своим непальским правилам и со всеми почестями. В Непале открытие экспедиции это всегда целая церемония. С обращением ко всевышнему, молитвенными флажками, палочками с благовониями, хитрыми речами на местном языке. Наш непалец согласился, пришел, набрал горстку риса и со словами " for luck and safety " разбросал ее вокруг. И был таков. Хороша церемония, ничего не скажешь. Халтурщик.

Тем временем, Оля с Мишей на свежепостроенной кухне приступили к приготовлению обеда. Естественно, это был борщ. Большая кастрюля, свежесваренный, с добрым куском баранины (а то где б мы в Караколе свинью достали). Шеф высказал мнение, что работающий камбуз для экспедиции имеет не меньшее значение, чем поднятый флаг. С чем все немедленно и согласились.

После обеда случился небольшой дождь. Говорят, до этого погоды не было. С нашим прибытием она немедленно наладилась и стала ограничиваться небольшими дождиками по вечерам. Грибными, так сказать, хотя грибами здесь не пахнет. В честь дождя мы забрали стол себе и установили его в хозяйственной палатке. Совершенно очевидно что в палатке столу стоять очень нравится, а американцы все-равно уезжают скоро.

После ужина – чай, конфеты, гитара, песни и другие сопутствующие напитки. Очень уж у нас душевная компания. Американцы, поди, обзавидовались.

День 6.

Тренерский совет постановил, что сегодня идем под Гору, осмотреться так сказать. После непродолжительного завтрака оделись, построились и пошли. Путь к нашей Горе пролегает по леднику Южный Иныльчек. С кавказскими ледниками этот не имеет ничего общего, настолько он больше. Он просто огромен. В ширину - три безенгийских. В длину – километров 50. В том месте, где мы, – сплошь и весь покрыт камнями. Камни всех цветов радуги, от темно-красных до ярко-зеленых.Удивительное дело. Говорят, здесь есть выходы урановой руды, надеюсь камни краснеют не от нее.

Мы идем гуськом и строим через каждые 10 метров турики – обозначаем тропу, здесь нам предстоит пройти еще не один раз. Через полтора часа доходим до поворота – направо уходит ледник Шокальского. Разделяемся. Одна группа поворачивает на Шокальского – осмотреть западные склоны Горы, другая – продолжает путь прямо, осмотреть Гору с севера. Я иду направо, к старику Шокальскому. Западные склоны Горы весьма разрушены, никакого логичного маршрута не видно. Хорошо видно что снизу это достаточно крутая сыпуха, а в верхней части, куда хватает взгляда, монолит, но монолит вертикальный. В общем, ничего путнего.

Возвращаемся в лагерь только к вечеру. Вторая группа уже дома, хотя обогнала нас не сильно. Подбегают довольные Сергей Ковалев и Олег Палий. У каждого глаза размером с пятак. "Пацаны, мы такие офигительные маршруты нашли", – перебивают один другого. "Для вас, и для нас. Для вас - ледовый, чистый, ничего не сыпет. Мы чуть не подрались, кто с вами третьим пойдет. Решили что Челпанов. Ледник весь вертикальный, и две веревки нависания. Чистая 5Б".

Мама дорогая, вертикальный ледовый маршрут и две веревки нависания… Но делать нечего. Итак, расклад следующий: одна команда под руководством Ковалева в составе 8-ми человек идет маршрут по СЗ гребню, предположительно 3Б к.с., а вторая, в которой Алексей Челпанов, Ваня Молдованов и я, Шестов Сергей, – мы идем по леднику в центральной части северной стены, маршрут предположительно 5Б к.с. Вечером разглядываем фотографии маршрутов в ковалевском ноутбуке. Вообще-то, впечатляют оба варианта, оба маршрута длинные и сложные. Кроме того, перепад высот не маленький: у подножья где-то 3500, а вершина – 5132. За день, видимо, не одолеть. Обсуждаем возможные варианты подъемов, места для ночевок. Ковалев предлагает нам идти по леднику почти до самого верха, до выхода на снежный гребень. Челпанов утверждает что лучше при первой же возможности выйти на скальный гребень. Для ночевки отличное место наверху на гребне. "Может успеем без ночевки?" – с надеждой спрашиваю я. Подходит Стороженко: "Сколько-сколько? Полтора километра перепада? 30 веревок? Конечно успеете… раза 4 заночевать…"

Вечером позвали в гости американцев. На чай, так сказать. Они с радостью приняли наше приглашение. Американцы – парни суровые (точнее, тетки – суровые), из предложенных им чая и водки однозначно выбирают водку. Мы то всё сразу пьем, нам чего... А у них через некоторое время участники стали падать на пол, приводя в ужас оставшихся в живых. Ну что же вы, ребята, такие неопытные.

День 7.

Американская команда улетает с самого утра. Мило прощаемся, они благодарят нас за вчерашний вечер. "Thanks a lot for yesterday evening. Very beautiful songs", – говорят они нам. "I ' m completely dead", – говорят они друг другу. E ще бы, думать вчера нужно было! А мы, зато, и после их ухода отлично посидели вчера.

Тренерский совет постановил сегодня делать заброску. Особого избытка палаток и спальников у нас нет, поэтому забросить под маршрут можем только еду, газ и железо. Опять смотрим в ноутбуке фотографии маршрутов, думаем, кому и что брать. Второй команде железа особо брать и не нужно, у них же 3-ка все-таки. А нам – нам да. Как минимум у нас сильно нависающий ледник (20 отрицательных веревок), нужно много ледобуров и шакалов. Быстренько перетаскиваем в свою кучу все ледобуры, которые находятся в поле зрения. На возмущенные возгласы "отдай, это же мой" отвечаем, что у нас 30 веревок отрицательного льда, так что простите, парни. Парням деваться некуда. В результате получается 11 буров, чего, по мнению Челпанова, на такой маршрут явно мало. Я в недоумении – как это мало? Нас же всего трое… У Виталика в заначке есть еще 3, забираем и их. Еще мы взяли в аренду Ковалевские шакал и фифы и насобирали всякого разного другого железа. Шакал с обратной стороны оборудован молотком, поэтому отдельный молоток решили не брать (отметим этот факт, он нам далее пригодится).

Пообедали и пошли. У второй команды лагерь поближе – в боковой морене под Горой, как раз на слиянии ледника Шокальского и Иныльчека. У них там зеленая полянка, озерцо… в общем красота. Нам же где-то еще час хода. И так как ночевать придется, видимо, на самом Иныльчеке, особо комфортных условий мы не ждем.

Ковалев сказал что вчера они почти до самого нашего маршрута проложили тропу и наставили туров. "Не заблудитесь…" И как в воду глядел – уже через 10 минут я потерял и тропу и туры. Проходимость ледника резко ухудшилась. Если до сих пор было относительно плоско и ровно и камни под тобой твердые, то здесь он весь был испещрен трещинами, заполненными водой, под ногами какой-то песок. Расстояние втрое меньше, чем уже пройдено, а по времени заняло столько же. Подошли под маршрут, посмотрели что да как. Начало впечатляет, хотя отсюда ледник не кажется уж таким нависающим. Места под палатку особо нету… Но делать особо нечего, оставляем вещи и идем домой.

День 8.

Сегодня уходим на ночевки под маршрутами. Еще по идее сегодня должен прибыть наш оставшийся участник – Костя Здор, которого задержали дома дела. Как по мне, так добраться сюда самому вовремя – практически невозможно. Долететь до Бишкека и доехать потом до Каракола – дело не хитрое. Но, потом еще нужно как-то попасть в Майда-Адыр, а там – в подходящий вертолет. Однако, ко всеобщему удивлению, в половину десятого послышался шум вертолета. Затем он появился и полетел на северный Иныльчек, но, хорошо подумав и заложив порядочный вираж, приземлился на нашу поляну. Невероятно, но это оказался Костя. Узнав о ближайших спортивных планах группы, он решает идти в отрыв вместе со всеми.

Мы, группа Челпанова, берем с собой провизии 4 дня (сегодняшний вечер, 2 дня маршрута и еще запасной день) и порядочный запас газа. И как мы не прогадали! Отметим этот факт (дальше пригодится) и запишем его в плюсы нашему руководителю Лехе.

В лагере должны остаться Миша, Оля и Наташа. Миша, будучи коренным одесситом, назначается начальником спасотряда донецкой экспедиции и становится обладателем рации. Если что – Миша всех спасет.

Выходим после обеда. Мы полны сил, решимости и энергии, молодая кровь взыграла и добегаем до места за полтора часа. Леха немного приболел после вчерашнего и идет медленнее. Пока его нет, мы с Ванькой успеваем перебрать два вагона камней и соорудить порядочное место под палатку. Наконец приходит Леха и приносит с собой грибной дождь.

Как приятно сидеть вечером на камне, посредине огромного ледника, в последних лучах заходящего Солнца и обсуждать свою собственную суровость с не менее суровыми парнями. И поблизости никого, на пару десятков километров в обе стороны. Обсудили в очередной раз планы на завтра. Планы, собственно, нехитрые – просыпаемся, завтракаем собираемся и лезем. Лезем быстро и красиво, чтобы успеть залезть к вечеру повыше и пораньше спуститься. Наивные! Мы все еще планировали взойти на Гору за 2 дня. Раннего подъема решили не устраивать – все равно ночью холодно и темно, а куда идти мы не знаем. Описания то маршрута нет.

Восхождение, 1-й день (9-й день экспедиции)

Встаем на рассвете. Как же не хочется вылезать из теплого спальника, в эти сумерки и холод, есть эту противнючую быстрорастворимую еду и куда-то ломиться… По-моему это самая противная часть в альпинизме и уже не за горами тот день (примерно тогда же, когда изобретут гравишлямбур), когда этот неприятный элемент из альпинизма исключат. Но, пока что ничего не попишешь, и демонстрирую друг другу свое пренебрежение комфортом и теплом, мы быстро выскакиваем на улицу.

Когда мы собирали продукты в базовом лагере, мы с Ванькой убедили Леху что по утрам мы едим исключительно овсяную кашу. Завтрак будущего чемпиона. "Ну-ну", – сказал Леха и набрал себе мивины с запасом. Именно сегодня овсянки не хотелось совершенно. Не хотелось, впрочем, и мивины, но ее не хотелось в меньшей степени. Пришлось выждать момент когда Леха отвернулся и стащить у него из пакета по упаковочке. "Сволочи, вы ж овсянку собирались есть!" – запротестовал Леха. "Да не переживай ты, съедим, мы тыщу раз так делали!", обнадежили мы. Насилу собрались и выперлись. "Выперлись" – весьма точно характеризует ситуацию, потому как все мы трое обвешаны разными веревочками, ледорубами, кошками и прочим альпинистским скарбом. Думаю, если бы у нас были с собой медведи – мы вполне бы сошли за отряд цыганского табора.

Мы с Ванькой подходим к началу ледника и начинаем одевать кошки. Вчера на партсобрании меня определили главным специалистом по льду, т.е. сегодня первым работаю я. Снизу ледник впечатлят: начинается 70-ти градусным склоном (веревки 3), дальше веревка сплошного кошмара, дальше, к счастью, пока не видно. Но, судя по фотографиям которые мы сделали накануне, там тоже ничего хорошего нету. Как минимум — очень и очень много льда и снега.

Подходит Леха, выдает фифы, дает напутствие. Леха — он всегда дает напутствие. Напутствие это, обычно, состоит из анекдота (пошлого) или истории, в которой Леха всех побеждает и при этом выходит сухим из воды. Эдакий Брюс Виллис. «Помни, Серега, когда идешь на фифах — главное ноги. Это как в теннисе». Видимо ему тоже сейчас не до анекдотов. «Чай не лаптем щи хлебаю, соображаю что к чему…» - это я полностью соглас ен с мнением руководителя. И начинаю лезть . Лазание не выходит, выходит раскоряка. Очевидно, все нормальные люди не начинают осваивать новый инструмент и новую технику прямо на сложном спортивном маршруте. Через 2 метра я соскальзываю и приезжаю к станции . Леха забирает у меня фифы. « Коли ты и так богат, так верну я их в Багдад. Кто там нонеча у власти, то-то парень будет рад » , - выдает м не шакал и тяпку . Шакал и тяпка — инструменты для меня куда боле е привычные, поэтому наконец получается уйти в отрыв.

Лед не крутой, градусов 70. Конечно, некрутой 70-ти градусный лед поначалу неподготовленного участника шокирует, потому что в этом сезоне я еще нигде ничего не сходил (да и акклиматизации особо нету), но через десяток метров я подуспокоился и началась обычная работа.

– Серега, бур крути, итить-колотить, – дает снизу совет по тактике прохождения маршрута Леха

– Иди нафиг, – это я сообщаю что у меня все нормально, держусь хорошо, бодр и полон сил, а бур закручу чуть-чуть попозже.

Первая веревка пройдена, станция сделана, жду пока подойдет Ванька. Кулуар, в котором удобно расположился наш ледопад – он впечатляет. Боковые стены его сугубо скальные, выглядят круто. Пожалуй, сюда мы проложим маршрут 7-8-й категории сложности. Но в будущем, понятно. А сейчас мы здесь и маршрут у нас ледовый. Хорошо, все таки, что есть такая удобная форма рельефа как лед. Один есть у него недостаток. На станции на некрутом 70-ти градусном леднике совершенно неудобно стоять. Точнее стоять невозможно, потому что полка под ноги не вырубывается совершенно. Приходится висеть. Когда ты висишь один – вполне сносно, но если еще прибыл Ванька, привесился рядышком сам, привесил свой рюкзак и еще вытянулся мой – то места уже как бы и маловато. Чтобы хоть как-то размять затекающие ноги – приходится переминаться слева-направо, однако это не спасает.

В один из таких моментов раздумывания о бренности бытия и сложности путей, которые мы выбираем, обнаружилось еще одно существенное преимущество нашего тактического решения насчет траектории движения по центру ледника. Слева и справа, там где ледник примыкает к скалам, потихоньку начинает течь вода и свистеть камушки. Но мы в безопасности. По крайней мере пока что.

Следующие две веревки такие же. Обычная работа – лезешь, крутишь по дороге, вылезаешь, крутишь, крутишь еще, простегиваешь, кричишь, принимаешь Ваньку, принимаешь рюкзак, принимаешь Леху, лезешь опять. Это даже приятно в какой-то степени. Четвертая веревка практически вплотную подходит к вертикальному участку и Леха приказывает выпустить его первым. Да пожалуйста, нам не жалко. Быстренько подлезаем к нему и осматриваем предстоящую часть. Снизу, в общем, ничего страшного не видно – сначала строго вверх, к вертикальной к трещине, затем пару метров траверс вправо (в этом месте под тобой добрые 50 метров пустоты), выход за перегиб и дальше опять полого. Но то, что просто – так кажется только неподготовленным гражданам. Подготовленные, вроде нас, отлично видят (или даже знают наперед), каких удовольствий тут можно натерпеться и сколько времени потерять. "Ты, главное, не стесняйся крутить если страшно, – советует Леха, – мы ж всё понимаем, а девкам будем рассказывать что ты прошел все одним махом и чисто". Спасибо, конечно, за доверие, только мне крутить не сильно проще чем лезть – буры идти не хотят, рука устает, пальцы мерзнут. В меня вщелкивают вторую веревку, нацепляют практически все наши буры: "С богом".

Первые 2 бура я закрутил легко и просто. Но это пока что только тактическое подруливаение. Реальный крутяк начинается только теперь. Главное – это не смотреть вниз, успокаиваю я себя. На вертикальном участке бур закрутить втрое сложнее. При этом втрое сложнее в него вщелкнуть веревку, втрое страшнее сделать следующий шаг, и вчетверо -надежно забить тяпку. Еще бур. Мама… В момент, когда я подлез к трещине, крайний бур находился 3-мя метрами ниже. Как назло, шакал не хочет вбиваться как следует, крошит края трещины и отскакивает. Пытаюсь взяться за ее край рукой, но браться не за что. Похоже, сейчас полечу. Но нет, как-то удается забить шакал, что означает что шакал останется висеть, а я свалюсь.. Срыва все еще нет. С горем пополам закручиваю бур, вщелкиваюсь в него и повисаю без сил. Руки забиты, почти все буры уже снизу, сил нету. "Леха, спаси меня пожалуйста отсюда", – начинаю делать прозрачные намеки. "Ты, родной, не спеши, повиси, отдохни маленько, все получится". Повисел немного, потряс руками, утер сопли, попробовал сконцентрироваться. Уверенности насчет успешного прохождения следующих нескольких метров не прибавилось, руки по-прежнему забиты. "Серега, закрути бур рядом", – кричат снизу. Легко вам, таким умным, советы снизу давать… Товарищ капитан, температуру забортной воды измерить не представляется возможным из-за отсутствия таковой, – говорил один известный киногерой.

Однако желание поскорее смыться отсюда наконец перебарывает страх, я откидываюсь на веревке посильнее и, таки, вкручиваю бур сбоку. Перелезаю на него, цель вроде как становится немного ближе! Отлично! Делаю еще одно усилие и закручиваю еще один бур сбоку. Вообще замечательно. В таком режиме не очень то и страшен 50-ти метровый пролет снизу. Вытягиваюсь в обратную сторону, откручиваю свой первый ито-шный бур (они мне дальше понадобятся) и готовлюсь к следующим оставшимся шагам. В этот момент откуда-то сверху выезжает чемодан и прыгает на моих страхующих. Они печально смотрят, как он проносится в метре от их голов и уходит вниз. "Серега, родной, солнышко, дорогой ты наш, не мог бы ты побыстрее. А то нас тут с Ванькой раз#@$@$", – просит Леха. Я что, я и сам вижу что смыться отсюда лучше побыстрее, но быстро в этом месте не выходит. Собираю волю в кулак, напрягаюсь и вылезаю за перегиб. ЙЕС! Мимо парней летит еще один чемодан. Дальше опять полого – 70 градусов, зато из-за перегиба не видно куда падать вниз. Не знаю кто и как, но мне в таком случае почему-то не страшно. Так как буров осталось всего 3, выхожу на все оставшиеся 25 метров вверх, чтобы сделать станцию подальше от страшного места. О последствиях возможного срыва лучше не думать, но вкручивание дополнительного промежуточного бура, боюсь, отнимет у меня последние силы. Когда я решаю наконец сделать станцию, веревки уже порядочно натянуты и у меня ушло минут 10 на то, чтобы наконец напрячься и вщелкнуть натянутые веревки в петлю.

Наконец-то подходит Ванька: "Ну ты, Серега, молодец". "А то, я уж тыщу раз так делал, даже в гораздо более страшных местах", – я вру не краснея. Леху мы выбираем вдвоем, тянем что есть мочи за страховочную веревку, помогая ослабшему организму преодолевать силу тяжести. В месте перегиба Леху отбрасывает в сторону и он попадает под ручей, текущий сбоку. "Отставить макать капитана!" "Есть отставить макать капитана", – кричим мы в 2 глотки и выпускаем страховочную веревку. Леха падает на полтора метра вниз. "Козлы!" "Есть, козлы!". Наконец он появляется из-за перегиба. Вид неважный – мокроватый какой-то, руководитель то наш. Делает три шага, стоит, борется с отдышкой. "Вот лентяй, – думаю я про себя, – совсем уж, видимо, спортом давно не занимается". Но вот, наконец, подходит Леха, вщелкивается и падает рядом без сил. Как бы там ни было, но только что мы прошли один из ключевых участков маршрута.

«А знаете что я вам скажу, мои поросятки?» - спросил Леха. «Это ни разу никакая не 5Б, а самая настоящая 6-ка. Что я, 5Б не ходил, что ли? Да сравните хоть с Томашеком!» Мы с Ванькой по маршруту Томашека не хаживали. Лично я хаживал только на Джайлык по маршруту Иванова. Маршрут Иванова, по крайней, мере сильно короче.

Дальше были еще 4 веревки вверх, но они поположе, попроще, прошли без эксцессов. Наконец выясняем, откуда берутся камни, летавшие сегодня мимо нас. Здесь они просто лежат на леднике, потихоньку оттаивают и в какой-то момент начинают ехать вниз. Без шума, пыли и каких-либо предупреждений (как нехорошо с их стороны). А снизу их следов не видно просто потому, что они полностью пролетают ледник и выходят на осыпь, где теряются в целом множестве точно таких же. Ледовый, чистый, ничего не сыпет… Ну-ну…

Вечереет, пора задумываться о ночлеге. У меня все силы сегодня ушли на преодоление первым 9-ти веревок льда, поэтому я предлагаю поставить палатку прямо тут, на леднике. Но Леха категорически отвергает такой вариант. "Не выдумывайте, пацаны, – объясняет свое решение он, – что мы будем как бомжи какие-то ютиться на холодном леднике, когда вот рукой подать до скального гребня. Я просто нутром чую, что там должна быть отличная площадка под палатку." Ну да, а еще киоск с пепси-колой. В это время Ванька перебирается на скалы и принимает нас. "Да тут просто, даже страховаться не обязательно", – поясняет Леха. Ну да, на четверошных то скалах, вечером и с рюкзаком страхуются только маленькие девочки. Сразу же после этого тезиса Леха снял рюкзак, вщелкнул в себя веревку и полез наверх. "Здесь, конечно, полки нету, но на следующей веревке она просто обязана нас ждать", – поясняет он сверху. Чтобы ускорить процесс подъема, снимаю свой рюкзак и надеваю лехин. Делаю три шага и прозреваю. Лезть вверх с таким рюкзаком у меня не получается совершенно. Приходится отдыхать через каждые два шага. Глаза вылезают из глазниц от нагрузки. Насилу дохожу до Лехи. "Прости, – говорю, – дорогой Леха что я вот это вот подумал…" "То-то, – говорит, – подумал, поди, что уж я дедушка старый и силов нетути? Ладно, что уж с тебя взять". И Леха полез дальше. Через несколько минут услышали радостный крик: "Здесь она, сюда, канальи!"

Наверху нас ждала отличная полка. Пришлось, правда, маленько поработать, чтобы выбросить с нее все ненужное. Установили палатку. Ванька доложил показания приборов: 4050 м над уровнем моря. Итого, набрали высоты за день 500 метров. Не много, учитывая сколько нам еще предстоит пройти. Начинается дождь. Не сильный, но противный и весьма холодный. Нам все ни по чем – палатка стоит, вещи спрятаны, место отличное. "Ну что, господа, кто бы в такую погоду согласился на леднике ночевать?" – спрашивает Леха. "Грамотно я с ночевкой угадал?" Желающих ночевать на леднике, конечно же, не нашлось, Леха, довольный, улыбается.

Восхождение, 2-й день (10-й день экспедиции)

В пять звенит будильник. Начальник высовывает интерфейс из палатки. "Че-то там снег, – его слова нам сейчас бальзамом на душу, – продолжаем восстановление сил." Погоды не случилось ни в 7 утра, ни в 9. Значит сегодня день отдыха, рассудили мы здраво. Продукты и газ, благо, пока что есть. У дней отдыха в таких мероприятиях есть один серьезный недостаток – решительно нечего делать. Карт и книг, понятное дело, в такие мероприятия никто не берет.

Завтрак. Вскипятили воды. Мы с Ванькой достали пакет с овсянкой, посмотрели на него и припрятали подальше. "Где там твоя мивина, Леха? Да не плачь ты, съедим мы и геркулес до конца мероприятия, и мивины тебе хватит… Мы уже тыщу раз так делали" Жадина какой, посмотри на него…

Снегодождь идет с переменным успехом.

В полдень мы с Ванькой решили сходить на разведку. Осмотреть, так сказать, местные достопримечательности, веревок может каких повесить. Тем более распогодилось, кто то там наверху включил Солнца (лето, все-таки!). Собираем небольшой рюкзак и быстро выходим. У быстрого выхода весьма быстро случился минус – быстро выключили Солнце, включили снег. Сволочи. Почему нельзя было подождать еще пару часов, пока мы не вернемся. Этот кто-то наверху чего-то там подкрутил и снег повалил сильнее. Прошли 4 веревки, дальше стена, а мы уже все веревки уложили в нужные места. Делать нечего, возвращаемся.

Когда я ехал на крайней веревке и был уже почти-что у палатки, снег выключили, опять включили Солнце. Что ж, спасибо и на этом, погреемся. От нечего делать решаем еще подоборудовать нашу полочку. С помощью ледоруба и такой-то матери выворачиваем и сбрасываем в пропасть здоровенный чемодан. А место рядом с палаткой аккуратно выстилаем плиточкой, а то иначе во время дождя земля размокает и пачкает нам интерьер.

Восхождение, 3-й день (11-й день экспедиции)

Сегодня небо чистое, пришлось надругаться над собой и вылезти из теплого спальника сначала в холодное пространство палатки, а потом и вовсе наружу. Быстрый завтрак ("Давай сюда нашу мивину, Леха!") и выходим. Участок, провешенный вчера, проходим быстро. Да и вообще, гребень не очень то и сложный. Подходим под вчерашнюю стеночку. Не высокая, метров 15-20. Но крутоватенькая, залита льдом и засыпана снегом. В центре – ледовая доска, высотой несколько метров. "Ща я вам покажу немного лазательной магии", – вызывается Ванек. Маг, чародей и волшебник подлез к ледовой доске, постучал ее шакалом. Стенка не ответила. Ванек забил рядышком крюк и попробовал обойти ее слева. Слева – ну как бы это сказать… В общем вернулся и попробовал обойти справа. Справа тоже как-то так… Куража нету, видимо.

Тем временем налетели неприятные тучи.

"Так, вы, балбесы, ща я вам покажу мастерство микстового лазания", – обозначаю свое отношение ко всему происходящему. "Ну-ну, мастер ты наш", – передает веревки Ванька. Мастер натянул кошки, взял шакал, тяпку и полез. Очень неуютно себя чувствуешь, выходя на ледовую доску. Откуда же мне знать, как она закреплена на скалах? Может ее и не крепил никто, так, положили просто… Делаю первый неуверенный шаг. Держит. Еще пара, перехожу выше на скалы. В этот момент аккуратно кладу шакал на выступ рядом справа, хватаюсь руками повыше, подбираю ноги и начинаю перелазить влево на удобное место. Тянусь к шакалу, чтобы забрать его с собой и вижу, как он, сперва медленно и печально, соскакивает со своего законного уступчика, а затем уносится в бездну стремительным домкратом. Леха и Ванька проводили его взглядами вниз. Шакал, по совместительству, являлся нашим единственным скальным молотком.

Здесь Паша Эмильевич, обладавший сверхъестественным чутьем, понял, что сейчас его будут бить, может быть, даже ногами.

Хорошо что те, которые будут бить метров на 20 ниже и я вне пределов досягаемости. "Гора попросила", – сообщил Леха. "Да, Гора попросила", – поддержал Ванек. "Точно, Гора попросила", – обнаружил я легкий выход из назревающего конфликта. Без шакала на обледеневших скалах чувствуешь себя каким-то … обманутым, наверное. Но делать нечего, назад без него я не слезу. Так как поблизости не было подходящих мест ни под страховку, ни под станцию, пришлось лезть выше, на всю веревку.

Из-за облаков показалось Солнце.

"Ну ты, Серега, мужик!!!" – сообщил мне Ванька, когда наконец подошел ко мне. "Да ладно, я тыщу раз так делал уже, чо там лезть то", – наврал я, как обычно. "Да, я пообещал Лехе что когда ты пролезешь, должно быть солнечно. Ты не против?" "Спасибо, вроде сделал все правильно."

На следующую стенку (странно, откуда она вообще взялась, на фотографиях ее нет) я поперся без шакала, но зато с рюкзаком. Смена спортивного инвентаря скалолазного мастерства не придала. Я свинтил назад. "Слышь, ты тут у нас мастер скальных участков? Попробуй лучше в тапках это сделать", – предложил я Ваньку. Ванька выкаблучиваться долго не стал. С наличием скальников и двухметрового роста и с отсутствием рюкзака Ванька пролез сложное место весьма быстро. "Эй, вы, балбесы, передайте, что ли, мне ботинки… а еще ледоруб и буры", – кричит нам наш скалолаз. Ботинки Леха подвязал почему-то за шнурки. Шнурки на ботинках оказались весьма прочными, потому как посередине "путешествия" они зацепились за выступ, пришлось немного подергать веревкой. А что, если бы остались не только без шакала и молотка, но еще и без ботинок – то-то бы было веселья. Но как бы там ни было, ботинки были доставлены по адресу и Ванька продолжил подъем.

Мы были в средней части скального ребра, как раз там, где скалы временно прекращались и начинался снег. Как выяснилось, здесь он начинался в прямом и переносном смысле. В считанные минуты небо заволокло и как повалило! "Все ясно, расчищаем площадку", – скомандовал Леха. Снег мы не успевали смахивать с тента палатки. Как вовремя мы вышли к нужному месту!!! Это просто чудо какое-то, слава тактическому мастерству нашего руководителя. Высоты набрали целых 300 метров . Быстрые.

Восхождение, 4-й день (12-й день экспедиции)

Снег шел всю ночь. Откапываться не выходили, но сбивать снег с палатки изнутри приходилось. Мне порядочно насыпало под бок и прижало к Лехе. Однако с утра небо было чистое. Ночью засыпало не только все вокруг, но и весь Иныльчек. Нашу речку, словно в сказке, за ночь вымостил мороз – это про нас. В такие моменты особенно поражаешься всесилию природы и ничтожности человека – ведь снизу ледник кажется просто огромным, ему конца-края нету.

Поняв наши возможности по скорости перемещения, попасть на вершину сегодня уже не надеемся. Тем не менее, надо поторапливаться, предстоит еще один ключевой участок, на котором можно порядочно застрять.

Начинаю я. "Серега, вот до тех камней иди и там принимай", – дает ЦУ Леха. До камней метров 50, 30-градусный снежный склон. Однако, рублюсь на нем добрых полчаса – снега по пояс, порядочная тропежка. Подходит Леха: "Серега, суетится нужно при ловле блох, при поносе и при наличии чужой жены и отсутствии еёйного мужа. Ты не спеши." "Хочешь ты первым может пойти?" "Не-не-не… у меня ботинки неподходящие, на носках не могу идти…" Советчик хренов. Прошла еще одна долгая веревка.

Дальше склон становится круче, снега при этом меньше не становится, но камней наружу торчит больше. Ладно бы, они удобные торчали, так нет же, фиг ухватишься, снаружи они круглые и обледенелые. Леха предлагает все-таки попробовать фифы. Ладно, черт с тобой, давай фифы, раз первым не хочешь. К моему удивлению фифы тут же сообразили что им надо делать и чуть не ушли вверх сами без меня. Хорошо, что были надежно привязаны. Фифы, как оказалось, это вещь! Это ого-го какая вещь! Цепляются за всякие места, за которые, вроде бы, и нельзя уцепиться, держат хорошо… И лезешь, как капитан-крюк. Обязательно по возвращении куплю себе штуки три. Ну так, на всякий случай.

Таким вот образом пролез 2 весьма крутые микстовые веревки. Страшно было – ужас как, но других вариантов не было.

Подошли под очередную скальную стену. Первым вызвался попробовать свои силы мастер скалолазания Ванек. Он довольно быстро был оплеван и разжалован в страховщики. Затем поперся я, в кошках и с фифами. Почти пролез, но в самой верхней части засмущался немного и слез назад. Снизу обозвали меня болваном, стали орать чтобы я обходил слева по полке. По какой еще полке, идиоты, нету здесь никакой полки. В результате Леха сказал, что сейчас он нам всем, соплякам покажет, что он о-го-го! Что он на десятитысячники, а мы – лошары. Демонстративно одел тяжелый рюкзак, не взял почти никаких железок и полез. Долго корячился где-то посередине, прочитал на повышенных тонах своему рюкзаку лекцию о том, как нехорошо когда ты лезешь а тебе тут мешают, но, таки, пролез выше и скрылся за перегибом. Когда я лез по веревке, обнаружил посередине лехин рюкзак, висящий на фифе. "Я тут лезу, а он тут мешает. Пусть теперь повисит и подумает о своем поведении", – пояснил мне Леха, когда я подлез к нему.

Вечерело. Нам предстояло преодолеть последний ключ на маршруте, снежный карниз, и выйти на снежный гребень. Уж оттуда до вершины рукой подать. Стали подходить под стеночку со снежным карнизом. В нижней части не круто, но по пояс. В верхней – круто, а снега опять по пояс (если, конечно, тебя воткнуть острым концом перпендикулярно склону). Соответственно, лезешь полностью по снежному желобу, который приходится разрывать перед собой при помощи фиф. Фифы, надо заметить, по части рытья снега, надо заметить, сильно уступают ледорубу или шакалу. Обязательно по возвращении куплю себе шакалов. Штуки три. Ну так, на всякий случай.

В районе самого крутого места я собрался с силами и заявил нижестоящим, что больше не могу и пусть они дальше лезут сами. "Болван, – объяснили мне, – об этом нужно сообщать не когда ты посередине стены висишь, а заранее!" Мои объяснения что еще 10 буров назад у меня руки были не забиты и сил было сколько хочешь никакого эффекта не возымели.

Было холодно, пришлось в таком вот висячем положении достать из сундука пуховку и нацепить ее поверх всего. Согреться не получалось – ветер был ураганный. В один из моментов в разрыве облаков увидели вблизи вершины двойку из второй нашей команды. Молодцы парни, не понятно – вверх они идут или вниз, но зная их упорство, сегодня у них должна быть вершина.

Ко мне быстро подошел Ванька, ввязался в веревку и весьма ловко долез оставшиеся 30 метров и скрылся за перегибом. Леха демонстративно прошуршал мимо не останавливаясь. Мне ничего не оставалось, как привязать свой рюкзак к концу веревки (он легче, проще вытянуть), нацепить на себя Ванькин и полезть замыкающим. К концу дня силы кончились совершенно, рюкзак жутко давил, перекручивал. Короче, всячески мешал моему измученному организму продвигаться вверх. Пришлось оставить его болтаться на веревке в 10 метрах ниже станции.

Когда, наконец, мы все вшестером (трое гуманоидов и трое рюкзаков) оказались на верхней станции, Солнце осветило нас последними лучами. Сейчас станет холодно, а до гребя еще добрых 200 метров по вертикали. Но делать нечего, на наклонном склоне ставить палатку – моветон. Тем более что вон он уже, гребень то. Мы, совершенно уставшие и голодные, потихоньку поплелись вверх. Снег проваливался под ногами, сил не было совершенно. Я продолжал замерзать даже в пуховке. Мы прошли еще немножко – до вон того спасительного перегиба. Потом еще немножко до вон того. Гребня все не было. Ванька изобрел какой-то замечательный способ передвижения на карачках. При этом он не проваливался. Я проваливался при любом способе передвижения. Где же этот чертов гребень...

Остановиться решили когда было 9 вечера и было совершенно темно. "Строим площадку, три тысячи чертей", – скомандовал Леха. Волшебная близость теплой палатки, спальника и жидкого супчика придали немного сил, и целый час мы пытались на наклонном снежном склоне вырыть что-нибудь более-менее подходящее. "Симулянт", – похвалил меня Леха, глядя на то как я ворочаю снег на месте будущей площадки. Через час примерно решили прекратить копать, ибо сделать лучше уже не получалось.

Спали ужасно – с одной стороны меня поджимал снег, с другой Леха (к нему что есть сил прижимался Ванька, чтобы не улететь вниз по склону). Подо мной какой-то треш из снежных комьев и выбоин. Посреди ночи перелег поперек палатки и, соответственно Лехи и Ваньки (!). Стало, надо сказать, гораздо лучше.

Восхождение, 5-й день (13-й день экспедиции)

Высовываем головы из палатки с первыми лучами Солнца. Погода звенит. А гребень то, братцы – вот он, в 25-ти метрах. За то время, пока мы вчера строили площадку, мы бы успели трижды залезть на него и спуститься сюда же. Но дело уже сделано, ночь прошла. Вершина – она вот она, протяни только руку. Это порядочно придает сил.

За ночь приморозило. Идти будет проще. В отместку за это ледоруб, которым мы укрепили палатку, тоже вморожен в снег. Удается вытащить не сразу. Быстро завтракаем и собираемся. В считанные минуты выходим на гребень. Здесь видны следы нашей второй команды, значит идти уже по протоптанному. Снег жесткий, мы не проваливаемся ни капельки, идти одно удовольствие. А вот вчера парни тут намесились снега.

Высота – она уже за 5 километров . Какие виды открываются отсюда, мама дорогая! По сравнению с предыдущим нашим маршрутом эта часть – настоящая прогулка.

Самый последний вершинный взлет крутоват, где-то за 50 градусов. Приходится идти по очереди – сначала я на всю веревку, втыкаю тяпку, принимаю Ваньку, потом Леху.

Пройдено три веревки, и вот склон выполаживается. Вот она, вершина… Мама дорогая, не описать словами всех чувств, которые испытываешь. Это не обычное восхождение, это восхождение по новому сложному и красивому маршруту (6ка, однако) на вершину, которой вчера наши парни, из нашей второй команды, по праву первовосходителей дали имя "Пик шахтеров Украины". Мы же проложили сюда второй маршрут, а от первовосходителей нас отделяет не более 12 часов времени. Хотя, кажется, по альпинистским нормативам нашу тройку нельзя назвать первовосходителями (в туризме это в любом случае называлось бы первопроходом, аж пока ты не воспользуешься описанием маршрута предыдущей группы), гордости за проделанный путь это не сколько не отнимает. Вершина нашей Горы представляет собой снежный купол размером с футбольное поле, не меньше. Камней не видать никаких в принципе. Ох и ветрюган же здесь дует. К слову, следы вчерашней команды исчезли еще задолго до вершинного взлета. Это не смотря на то, что ночью никакого снегопада не было. Знать дует хорошо.

А уж какие виды открываются отсюда. Победа – до нее рукой подать. Возвышается снежной громадиной. Хан – он тоже в необычном ракурсе, хотя и подальше.

Леха пишет записку, засовываем ее в бутылку из-под спрайта и втыкаем в снег. Такой тур, наверное, продержится часа 2, ну в лучшем случае до вечера. Произносим в камеру торжественную речь. Пора спускаться – хотя спуститься в самый низ нам сегодня ни разу не светит, но хочется все-таки спуститься пониже.

До палатки спускаемся за час (подъем занял 3), во время спуска стало заметно что снег подраскис и постепенно начинаем проваливаться все больше и больше.

Заварили чайку, выпили. Солнце пригрело, от его тепла и крепкого чая нас всех порядочно разморило, собираться не хочется. Но делать нечего, заталкиваем свои пожитки по рюкзакам и выходим в два. Прибор показывает два часа дня.

Спускаться решили по маршруту второй группы. По идее у них попроще, к тому же у нас внизу летают летающие чемоданы. Спускаться 6-шным маршрутом да еще с перспективой встречи с чемоданом никому не хочется. По жаре и раскисшему снегу выйти опять на перемычку – задача не из простых, мне показалось что шли мы целую вечность. Консультируемся по рации о маршруте спуска. "Да там все просто и ясно… Никаких железок не надо, мы вам вкрученные буры оставили, пусть остаются Горе", – получаем ЦУ от второй группы. Глубокий и раскисший снег быстро заканчивается. И начинается треш: на первом же дюльфере становится видно, что приехали: под ногами лед. И вообще тут везде лед и какого черта нас о нем не предупредили. Становится еще более понятно, что 8+8 веревок нам сегодня никак не спуститься. А какие тут стремные места начинаются, мама дорогая! Решительно не понятно как здесь лезли эти чертовы мастера спорта. Леха с Ваньком так активно дискутируют по поводу тактики прохождения таких спусков. Хорошо что шакал был выкинут еще задолго до этого момента и теперь не попадается ни одному из них под руку – спорщики они еще те.

Наконец-то в семь вечера приезжаем площадку. Здесь была крайняя ночевка второй группы. О, какой это кайф, после тяжелого дня прибыть в подобное место! Площадочка аккуратно выложенная камнями, на две палатки, никакого тебе снега, ничего утаптывать не нужно. А уж какие виды открываются с этого места, весь Иныльчек как на ладони (предыдущая часть маршрута как-бы пряталась за северным ребром Горы). Вторая группа оставила нам (О Чудо Чудное!) 2 упаковки супа быстрого приготовления – сегодня будет обжираловка. Как выяснилось позже, к этому месту у них (у 2й команды) уже как два дня хватало газа только на то, чтобы растопить снега, супы были не актуальны. Леха, ты у нас просто огромнейший молодец!

Спим сегодня как короли – под спину ничего не давит и не толкает в бок. Мне даже не пришлось спать поперек Лехи с Ванькой.

Восхождение, 6-й день (14-й день экспедиции)

Боже, как здесь красиво. С утра долго рефлексируем, варим кофе (а также принимаем ванну и только потом едем к шефу), отдыхаем. Я, при этом, тайком (а иначе оплюют) занимаюсь разогревом ботинок – в замерзшие ботинки ноги не влазят.

Вместе с Ванькой почесали репу и запрятали нашу овсянку под камень, ждать следующего раза. По мнению Лехи мы почему-то мы козлы. С чего бы это он?

Маршрут спуска оказался весьма жестким. По идее, маршрут нашей команды должен был стать 5-кой, а у второй командой – 3-кой. Сейчас же нам приходится ехать по вертикальным снежным желобам и ледовым стенкам, стоять на станциях на неудобных выступах посреди вертикальных стен и с трудом отыскивать продолжение маршрута, при этом активно консультируясь по рации (спасибо, Олег). Очевидно, у них оказалась тоже 6-ка. Вот пройдено 8 сложных дюльферов, мы на крайней ночевке второй группы. Отсюда всего 4 веревки до низу…

Опять вызываем по рации вторую команду, уточнить куда дальше идти… На связи Олег. Леха: «Олежик, мы прошли 8 веревок и теперь на вашей крайней ночевке, куда идти то?!». Олег: «Леха, до крайней ночевки не 8 дюльферов, а 16, вы куда пришли то?» Леха: «Олежик, ну как же, сами вчера сказали 8 дюльферов до ночевки, тут вот как раз носки висят чьи-то». Олег: «Леха, это не крайняя, а промежуточная ночевка. Это я там специально носки оставил, чтобы вам понятнее было. Вам еще 8 дюльферов до следующей, а оттуда еще 4 до низу… Поторопитесь, парни…» Ах, чтоб тебе пусто было, советчик чертов… Делать нечего. Продолжаем спуск.

Вот и крайняя ночевка (нас больше не обманешь), отсюда должно быть просто. Опять уточняем маршрут по рации – здесь немного вниз пешком, а потом брошены 2 веревки… Отправляемся… Там, где должно быть немного пешком – оттаявший лед и летят камни. Интересно, а в каких вообще местах у них считается сложно? Оставляем еще и свою статику здесь висеть. Станция, откуда уходит вниз веревка 2-й команды – она крайне неудобная. Какой-то молодец догадался ее сделать на скальной полочке метра на 3 выше того места, куда приезжаешь по предыдущей веревке. Понятное дело, во время спуска ее не видишь и теперь сюда нужно как-то подобраться. Пришлось изрядно попотеть и поругаться. Слышу как снизу доносится ругань Ванька – очевидно там, куда надо ехать, тоже не шибко хорошо.

Стоя на этой полочке обнаружил невиданное явление: в трех метрах в стороне из скалы вылезла … мышка! Что она здесь делает, на почти-что вертикальной стене – не понятно совершенно. Прохода куда либо, а равно и потенциального пастбища здесь нет и близко. Так и смотрели мы друг на друга, я на нее, а она на меня добрых 5 минут, пока Ванька продолжал там внизу ругаться. Когда ругань стало не слышно, мы с мышкой покрутили друг другу мысленно у виска (интересно, увидит ли хоть когда-нибудь этот зверек другое человекоподобное существо?) и расстались.

Спустились на Иныльчек, когда уже дело подходило к 6-ти вечера. Я никак не могу поверить, что мы наконец-то спустились. Попробовал намекнуть об этом Лехе, но он сказал что пока еще не конец, конец будет, когда вернемся в лагерь. Поковыляли по леднику в сторону базы. У ближайшего ручья делаем большой привал, долго пьем воду, снимаем с себя всякие там побрякушки, железки и веревочки. Что-либо снимать с себя у меня совершенно не было ни сил, ни места в рюкзаке (надо ж куда-то это все спрятать). Так и пошел я назад в системе, каске и звякая карабинами.

Снизу, со стороны Майда-Адыра показались весьма черные и противные тучи. Они явно замышляют против нас диверсию. Интересно, успеем ли вернуться в лагерь? Ночевать здесь на леднике нет совершенно никакого желания.

Тропу и туры мы потеряли весьма быстро… Когда дождь все-таки пошел и стемнело, до лагеря нам оставалось не более 500 метров, всего-лишь преодолеть моренку, отделявшую нашу полянку от ледника. Боже, какие они были трудные…

На морену мы все втроем поднялись одновременно. Доставать и включать фонарики уже не было сил и, по идее, нас было не видно. Но в тот же момент послышались радостные крики из лагеря. Значит ждут очень…

Не передать тех ощущений, которые мы испытывали, ступая из темноты и дождя в тепло и уют нашей кают-компании. Конечно, это не первая такая радостная встреча, но тут вышло как-то по-особенному. Как бы там ни было, но мы поднялись по новому сложнейшему маршруту на новую вершину. Ей по праву первовосходителей дадут имя Пика шахтеров Украины.

С нас быстро поснимали рюкзаки. В меня потыкали пальцем и стащили еще и каску и систему, всем выдали по кружке и соленому огурцу. Поддержали, чтобы мы не попадали, кружку и огурец повторили.

Спортивная тройка под руководством Миши, которая ждала нас в лагере, приготовила совершенно изумительный ужин – борщ, рис с мясом и салат. Несмотря на длинный и трудный день, все сидели за столом до поздна, гоняли чаи и никак не могли наговориться. Да, пожалуй, такие вот возвращения – такая же необходимая часть альпинизма, как и собственно подъем на вершину.

А дальше был еще день отдыха, переезд, купания в Исык-Куле, поездка в Ала-Арчу и длинная дорога домой. Но это совсем уже другая история.

PS : Обе наши команды заявили свои маршруты на Чемпионат Украины в техническом классе. Восходители оценили свои маршруты как 6А (в обеих командах было как минимум по действующему Чемпиону Украины, т.е. люди опытные). По результатам команда Челпанова стала 4-й, команда Ковалева 5-й. Оба маршрута оценены как 5Б. Видимо наши мастера сильно ошиблись, нельзя же не верить национальной судейской коллегии?! Уж не знаю, что думают по этому поводу наши собственные уважаемые чемпионы, а мы с Ванькой более чем довольны. Он, все-таки, профессиональный моряк (и в момент, когда я пишу эти строки он в далеком плавании), а я – профессиональный ученый (не побоюсь такой нескромной характеристики самого себя). Впереди нас в чемпионате –– 2 команды из Одессы (с восхожденим на п. Одесса 4810 м .) и команда Луганской области. Все три команды сплошь и рядом состоящие из мастеров и кандидатов. Догнать кого-нибудь из них – было бы даже стыдно. Зато теперь у нас тоже есть свой пик – «Пик шахтеров Украины». Ура.

Ссылки по теме:
интервью с руководителем экспедиции
Фотоотчет
Нас даже наградили
Интервью с участниками
Другие фотографии Шестова Сергея
Карта
Фотоальбом


Отзывы (оставить отзыв)
Рейтинг статьи: 5.00
Сортировать по: дате рейтингу

Панове, щіро дякую!

Вельмишановний пане Андрію, щиро дякую за Ваш відгук (сподіваюсь, шановна громада не ображатиметься на мову). Я цілком погоджуюсь, що враження, яке лишилось від перебування у ціх чудових місцях, буде спливати у пам"яті ще дуже довго... Сподіваюсь, Ви цілком погоджуєтесь, що а ні будь який текст, а ні будь які фотографії не передаюсь усіх почуттів, усіх вражень від перебування там особисто. Природа - вона багато де красива, але у нашому випадку до ціеї краси ще додавалось щоякнайглибше враження від перебування у складі КОМАНДИ! Якби Ви знали, що то за люди зібрались!!! Це вони офіційно спортсмени та шахтарі (небриті та бородаті, із сірим обличчам), а насправді, у середині - освічені, гідні, дуже приєемні та цікави люди. Саме перебування у такій Команді упродовж цілого місяця - ось моє найсильніше враження. Саме це я спробував передати у тексті та фотографіях. Дуже радий що мені це, сподіваюсь, трошки вдалося. Не звосім зрозуміло що мав пан Андрій під "не очень щіри хохли", здається - нічого особистого. Дякую. ***************************************************************** Было изначально: Друзья, спасибо за отзывы. Владимир, вершин, ожидающих своего часа - там сколько угодно. Егор, заходи, пожимай, только я в Москве пока что. Ирина, мивина - это хохляцькый ролтон. Честно признаться я писал это все ради фотографий. Которые в результате сюда попали черти-какие. Смотрите пожалуйста самую нижнюю ссылку по теме. И на полном экране (там над фотографией будет соответствующая кнопка :)
 
Красиво излагает!

И бугор впечатляющий в красивом месте! Был в тех местах 2 раза, 15 лет назад, но до сих пор забыть не могу. Уважаю! Хоть и не очень щирые хохлы.
 
класс!

Да уж,мастерство не пропьешь!Повеселился от души!Сергей просто жжет!За такой слог и Стеценко было бы не стыдно!Молодцы!
 
потрясающе!

огромное спасибо!читал взахлеб! отличный слог! евгений
 
спасибо за отличный рассказ!!

один маленький вопрос - а что такое мивина? :-)
 
Браво!

Сергей, респект и уважуха! Пойду в Вертикаль еще раз пожать мужественные руки. Егор.
 
Поздравления и большое спасибо.

Просто,душевно и цепляет.Прочитал и тоска закралась.Хочется взять рюкзак,железо и на чистый воздух.Еще раз благодарю за рассказ.Так говорите там ещё есть чем повеселится ?....
 
Поздравления и большое спасибо.

Просто,душевно и цепляет.Прочитал и тоска закралась.Хочется взять рюкзак,железо и на чистый воздух.Еще раз благодарю за рассказ.Так говорите там ещё есть чем повеселится ?.... (Ya.Fenek)
 

Поделиться ссылкой

Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999-2017 Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100