Добро пожаловать !
Войти в Клуб Mountain.RU
Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

"Горы в фотографиях" - это любительские и профессиональные фотографии гор, восхождений, походов. Регулярное обновление.
Горы мира > Тянь-Шань >


Всего отзывов: 6 (оставить отзыв)
Рейтинг статьи: 5.00


Автор: Глеб Соколов, Новосибирск

Проект Победа

Ссылки по теме:

Piolet d’Or
Эверест, 8848м Северная стена
Новый маршрут по северной стене пика Победы
Отчет сборной команды Новосибирской области Пик Победа Западная 6918 м. по контрофорсу северозападной стены

Читайте другие публикации автора:
Траверс

…Над головой что-то ухнуло, словно захлопнулась гигантская дверь. Снежная круговерть вокруг меня мгновенно сжалась, превращаясь в вспененный сироп. «Главное не дышать, не дышать…» - я изо всех сил вцепился в ледоруб, уткнулся лицом в лёд.
С гулом, шипением, шорохом надо мной пронеслась гигантская масса снега. Что-то очень мягко, но настойчиво потянуло меня за ноги… Мгновения, секунды, и вот уже опять снег, метель, крутой лёд и скалы.
Стряхиваю с себя сугроб, мысли судорожно скачут: «…стоял бы на метр ниже - и всё, конец! …Виталя не удержал бы… скала защитила… площадки под палатку нет… место плохое, а лучше где?…».




9 мая 1995 г.

Резко темнеет, хотя ещё час светлого времени у нас вроде есть. Снег усилился, и своего напарника, стоящего, как и я, под скалой метров в двадцати слева, вижу с трудом. Стена уже не шумит, не грохочет где-то вдалеке, а ревёт прямо над головой.
Слева, справа шум, грохот большущих обвалов. Немудрено: до гребня два километра очень крутого склона.
Следующая лавина пролетает надо мной буквально через несколько минут. Распластываюсь, вжимаюсь в лёд, пытаюсь сориентироваться в сложившейся ситуации. Надо немедленно убегать к Витале, хотя ему тоже несладко.

Хорошей площадки под палатку нет нигде, но там хоть не идут эти безумные снежные поезда. Установив периодичность лавин в 3-4 минуты, я после очередной выскакиваю из-под защиты скал, скачками пересекаю снежный кулуар и под гул очередного состава оказываюсь на страховке.

- Справа смотрел? Как там?

- Жопа полная! Сверху сборник, река из лавин…

- Придётся здесь окапываться. Авось переживём…

- Вроде так! Если, правда, с ледника в нашу сторону ничего не грохнет!

Метрах в трёхстах над головой край левого висячего ледника, и что с него может съехать в такую непогоду, совершенно непонятно.
Мы планировали заночевать значительно выше и правее, в относительно безопасном месте, но снег и непогода решили за нас всё. Пурга не утихает. Монотонный шорох снежных вихрей нарушается грохотом и уханьем близких обвалов.
Мы под эфемерной защитой маленькой скалки, и, слава Богу, лавины нас пока не достают, но вот их “хвосты” досаждают нам по полной, пытаются сбить с ног, уничтожают нашу работу.

Вот уже три часа в темноте мы с фонариками рубим площадку. Под небольшим слоем снега прочнейший лёд. Очень круто, и работа продвигается медленно.
Наконец мы дорубаемся до скалы и вынуждены размещаться на узенькой полочке так, что половина нашей и без того маленькой палатки просто висит в воздухе. Чтобы её не опрокинуло непрерывно сыплющимся снегом, конёк нашего дома притягиваем к склону, а над ним пришпиливаем один из ковриков, который выполняет роль спасительного козырька.

Теперь снег нам не так страшен, остатки лавин перелетают через наш бивуак, и мы в 22-30 в конце концов забираемся под крышу.
В висящую часть сбрасываем рюкзаки, обувь, рукавицы. Всё пристраховано на случай той самой лавины с ледника. Правда, если она всё-таки сойдёт, шансов уцелеть скорее всего не будет.
Много пьём. Стараемся хорошо наесться. Пока мы ещё не очень высоко и аппетит от “военного” дня не пострадал.
Примерно в час ночи укладываемся. Спим на одном коврике, напротив друг друга. У каждого по “ноге” и пуховке. Получается почти по нормальному спальнику на нос, поэтому пока не холодно.

Всю ночь Гора ухает и подпрыгивает, но к утру постепенно успокаивается. Умолкают лавины, перестают трясти наше убогое жилище.

Первые сутки нашего приключения закончились. В нашу сторону ничего не грохнуло…

Всё началось четыре года назад, точнее в 1990 году, а если уж совсем точно, в далёком 1976. Простой, чёрно-белый альбом «Весна за девятью хребтами», случайно купленный в букинистическом магазине, переломил мою жизнь, направил её по иному пути…

«… пожилой полковник плакал в палатке. Плакал оттого, что взошёл на Победу, и потому, что вернулся с Победы…».

Зацепило, зацепило навсегда. 33 долгих годика с того времени минуло. Но, лишь только наступает лето, меня, как старую полковую лошадь при звуке трубы, тянет в одно единственное место. Южный Иныльчек.

МЕСТО, ГДЕ ГОРЫ УЛЫБАЮТСЯ ТЕБЕ!

Вот уже три года наши стремления, помыслы, взгляды направлены в одну сторону, в сторону северной стены Нашей Горы.

То, что мы видим, у большинства не вызывает оптимизма, наводит оторопь, внушает страх и благоговение перед величием, красотой и мощью природы. Мы не безумные монстры и чувствуем примерно то же, что и все, но всё же, всё же…

Громадная, северная стена Победы с многочисленными висячими ледниками, бахромой карнизов, лавинными желобами, разноцветными заснеженными скалами - настоящий организм со своей жизнью, привычками и капризами.

То она ревёт, как голодная зверюга, забрасывая свои стены-склоны бесконечными пылевыми лавинами, ледовыми обвалами, то, как восточная красавица, подсматривает через чадру из облаков и тумана, то прикидывается беспечно спящим великаном. Но горе пытающемуся потревожить его чуткий и коварный сон!

Не сходить на Победу?! Обычное дело. Особенно, если речь идёт о новом или старом, но сложном маршруте.

Мы приехали уже в третий раз. Мы – это я и мой напарник Виталий Горелик. Ему 42 года, живёт, как и я, в нашем замечательном Академгородке, и даже в соседнем доме. У нас общая компания, в которой мы частенько встречаем праздники, выпиваем, катаемся на лыжах, а также ходим в горы (Хан-Тенгри, Победа, К-2 and etc).
Виталий универсал, очень хорошо и надёжно работает на скалах и льду. В этом году лидер на Горе безусловно, он.

Наша цель – пройти новый маршрут в правой части северной стены Победы между “долларом” на главную вершину и классикой через Победу Западную Важи Пшавела.

Любой, кто оказывался на перевале Дикий, обращал внимание на скалы неявно выраженного контрфорса, выводящего на жандарм с большущими снежно-ледовыми карнизами, получившим за свои формы доброе и красивое имя – “Верблюд”.
Несмотря на кажущуюся простоту, он, как и большинство верблюдов, злобен и коварен. Его южные склоны часто лавиноопасны и в плохую погоду бывают серьёзным препятствием на пути к вершине или с неё.

На север, где мы предполагаем проложить маршрут, “Верблюд” обрывается крутыми склонами, которые, в зависимости от погоды, могут быть и снежными, лавиноопасными и ледовыми, а то и теми, и другими. Только бы добраться до них по крутым коричневым, чёрным и грязно-жёлтым скалам, начинающимся ниже.
Скалы образуют несколько поясов, подпёртых с боков висячими ледниками. Эти ледники, напоминающие густые брови некоторых бывших руководителей страны, абсолютно непредсказуемы и вместе со снегом, накапливающимся на склонах при любой непогоде, представляют для нас основную опасность.

Две наши предыдущие попытки Гора с лёгкостью парировала. И в 2006, и в 2008 годах в ночь перед стартом начинался безумнейший снегопад.
Мы просыпались в какафонии звуков непрерывных лавин и, бросая продукты и газ, улепётывали вниз, а Победа вслед ухала и вздыхала, как бы говоря: «В другой раз, ребятишки, нету у меня нынче настроения…»

И солнечно улыбалась нам, стоящим в конце сезона у вертолёта: «До следующего лета, мальчики…»

Что ж, на чужом поле по своим правилам не играют, и в этом году, подстраиваясь под Гору, мы сдвинули заезд на полторы недели назад, чтобы оказаться на стене в конце августа.

Иныльчек встретил нас солнцем, сине-фиолетовым небом, безветрием. Тёплая погода, тёплая компания – что ещё надо “усталым” высотникам в преддверии предстоящих “подвигов”.
Многие, как и мы, приезжают на ледник уже не первый раз, и лагерь “Аксай” представляет из себя замечательную тусовку альпинистов всех мастей из всех зарубежий. Это же так здорово – Горы и Друзья, без земной озабоченности, спешки, проблем.

Для успешного восхождения на Победу нужна очень хорошая акклиматизация, поэтому обычно я еду в Гималаи на какой-нибудь несложный восьмитысячник или два-три раза хожу на Хан-Тенгри. Он достаточно прост, но фантастически красив, и каждый год побывать на нём пытаются сотни любителей гор.

В этом году я уже сходил на Манаслу, а Виталий акклиматизируется достаточно быстро, поэтому в наших планах только одно восхождение на Хан-Тенгри.

…Вот уже середина августа. Мы благополучно забрались на Хан-Тенгри, отдохнули и не спеша готовимся к встрече с нашей “Единственной и Неповторимой”.
Вместе с нами не спеша начинает портиться погода. Лёгкая облачность сменилась небольшими, но каждодневными послеобеденными снегопадами. Это звоночек, и надо торопиться. На северной стене солнца почти нет, и один настоящий большой снегопад может закрыть Гору до следующего года.

Наконец, утром 18 августа мы стартуем. Нас даже слегка “подбрасывают” вертолётом. Ещё несколько часов, и вот он, штурмовой лагерь на подушке ледника под перевалом “Дикий”.
Жарко. Облака куда-то убежали, и солнце шпарит изо всех своих осенних сил. Да-да, на леднике уже осень - коротко иныльчекское лето.
Прошлись, посмотрели подход к стене. Бергшрунд почти засыпан, проход не очень хороший, но вроде есть. Свежих следов лавин и ледопадов не много. Это обнадёживает.
Всё-таки весь следующий день придётся быть на прицеле стены с её всегда заряженными склонами, карнизами, висячими ледниками. Вечером выпили пивка, перекусили, поболтали, завалились спать. Вставать рано, надо выспаться, быть в форме.

Ночью пошёл снег…

Как же хорошо спится под снегопад в базовом лагере. Снег в день выхода на стену – катастрофа, ставшая уже привычной для нас. Неужели всё, опять вниз, выслушивать сочувствующие слова, которые ничуть не утешают? Злость

и разочарование душат нас. Опять Гора нас кинула. Ну, что же ей ещё надо?

Пьём чай, решаем перележать, пересидеть день. Палатку время от времени треплет от воздушных волн близких лавин. Ждём чуда. Если уйдём вниз, на новую попытку времени не хватит.

И чудо свершается! После полудня прекращается снег, туман рассеивается, стена постепенно замолкает… Тёмно-синее вечернее небо, звёзды, абсолютная тишина… Неужели всё-таки повезло?!

День первый. …ещё сумерки, мы несёмся под стеной в сторону прохода в бергшрунде. Только под его защитой можно перевести дух, глотнуть из термоса, а потом дальше, быстрее вверх. Несёмся – сильно сказано. Свежий и старый несмёрзшийся по колено снег резко уменьшил нашу скорость. Страшно, жуть! Но стена пока молчит.

В бергшрунде неприятность - мостика нет. Часа полтора преодолевали нависающую мягкую пятиметровую стенку. Торопимся вверх. Очень тяжело, несфирнованный снег.

Громадный ледовый обвал слева от нас в обед и позднее, через пару часов, большая пылевая лавина справа очень убедительно перекрыли нашу тропу, отсекли путь отступления. Гора выпустила своих “загонщиков”.

Ясное с утра небо в обед сменилось какой-то хмарью. Мы выше второго бергшрунда и абсолютно беззащитны на снежном склоне.
Ощущение капкана гонит нас наверх, под скалы.
Вечереет. В хорошую погоду мы ещё часа два должны быть на солнце, но рваные облака давно закрыли его и всё уплотняются, сгущаются на глазах, образуя вокруг нас сумеречную зону.

Наконец-то скалы! Мы прибыли под них одновременно со снегом. Он уже какое-то время сыплет в районе западной вершины.
Победа пробудилась, глухо ворчит пока немногочисленными лавинами. Скоро зашумит и у нас. Пора искать прибежище. К сожалению, скалы над нами не образуют карниза и даже не вертикальны, и скоро мы получим по полной.
Склон очень крутой, снега мало. Сделать хорошую, защищённую площадку для палатки практически невозможно. Правда, лёд рядом. Отличные ледобуры “ Grivel ” закручиваются почему-то с трудом, но страховка есть.
Слева, метрах в двадцати, скалы покруче и вроде проглядывается что-то типа ниши, забитой снегом. Траверсирую туда, но и в нише, к моему разочарованию, под тонким слоем снега прочнейший лёд. А снег уже метёт вовсю, настоящая метель.

…Над головой что-то ухнуло, словно захлопнулась гигантская дверь. Снежная круговерть вокруг меня мгновенно сжалась, превращаясь в вспененный сироп…

Утро второго дня. Вчерашние приключения здорово вымотали нас, и вставать абсолютно не хочется. Ветра нет, и где-то даже светит солнце. К сожалению, не у нас, мы в тени, и в палатке холодновато.
Замечательная это вещь – палатка из гортекса. Стоит зажечь горелку, как всё оледенение исчезает, испаряется наружу. Завтракаем, выбираемся на воздух.
Погода – блеск! Только холодно. Над головой висит ледник. Надо сматываться.

Работаем вправо вверх. Потрясающе твёрдый, армированный лёд. Такой ещё не встречался в нашей жизни. Очень, очень круто. Снизу же казалось, что всё это фирн.
Медленно уходим из-под левого ледника, чтобы попасть в зону влияния правого. Прижимаемся к скалам, которые создают иллюзию безопасности.
Время движется к вечеру, но ни одной подходящей площадки под палатку пока не встретилось.

Сумерки застают нас на крутом и жёстком ледовом склоне. Ничего не поделаешь, придётся обустраиваться здесь. Мы в относительной безопасности, и лишь очень большая лавина или ледовый обвал могут зацепить нас.
Мелкие пылевые лавинки, начавшиеся после обеда, не опасны и не особенно досаждают нам. Опять бесконечно долго рубим площадку. Опять она получается маленькой, но нам уже не привыкать, и в полночь мы начинаем обустраиваться в нашем домике, топить воду, готовить ужин. Ночное небо ясное, погода держится, и это здорово, только уж больно холодно.

Третий день ненамного отличается от второго. Опять крутейший жесткий лёд. Работаем медленно, но зато ушли от больших лавин и обвалов.
Ночуем под поясом жёлтых скал, куда собирались добежать в первый день. Как говорил один герой анекдота: « Внешность бывает обманчивой…».
Работали допоздна и залезли в палатку, как всегда, ближе к ночи.
Площадка такая же отвратительная, на полдомика.
Начинают отслаиваться ногти на пальцах, очень много приходится делать замёрзшими руками. Больших страданий это не приносит, но мелкая работа типа зажечь зажигалкой горелку даётся с трудом.
Очень холодно. Теперь отогреваемся только в палатке, когда залезаем в спальники и зажигаем газ.

Четвёртый день. Наконец добрались до скал, если это можно назвать скалами: очень крутые заснеженные стены из желтого трухлявого камня. Наверное, мрамора. Можно инструментами ковырять себе зацепки, но вот страховать страшновато. При ковырянии пахнет серой
. Лазание опасное, отвратительное, зацепки ломаются под руками-ногами.
Да и погода испортилась. Ветер, снежные речки по-свойски гуляют на стене, вымораживают душу.
Удивительный рельеф: нет нормальных площадок под палатку. Пояс пролезли уже в темноте. В темноте при фонариках нашли какой-то камень на две попы.
Пустая палатка встала очень хорошо, но всю ночь мы падали в разные стороны от этого камня. Намёрзлись, намучались, не выспались… Хорошо, хоть наутро погода встала.

Пятый день. Солнце и полное безветрие. Солнце, правда, не у нас, мы, как всегда, в тени, но всё равно приятно.
Красотища кругом – сердце замирает. Можно даже пофотографировать немного. У меня простая“мыльница”. Хороший фотоаппарат прилично весит, да и неудобен, когда в двойке работаешь.
Хочешь-не хочешь нужны две руки, а как страховать? “Мыльница” тоже требует какого-то усилия: руки заняты верёвками, инструментами, надо снимать перчатки, да и просто холодно, но всё же иногда кое-что получается, и даже одной рукой.
Целый день лезли по полуразрушенным скалам. Совсем не легко, но какое же удовольствие в сравнении с прошлым днём. Как награда – замечательная площадка на фирновом склоне. Ставим палатку и уже в 21-00 отпиваемся, отъедаемся за прошедшие дни.

День шестой. Хорошая погода, но очень холодно. Весь день работаем на заснеженных скалах. Достаточно круто, но порода твёрдая, закладные и крючья держат хорошо..
Часто страхуемся через ледобуры, закрученные в лёдяные речки между живописнейших скал, иногда напоминающих причудливых горгулий из католических храмов.
Для ночёвки срубаем фирновый гребешок. Площадка хорошая.

Седьмой день. Зря расслабились. Погода резко ухудшается. Вроде и гребень недалеко, но скалы вдруг встали дыбом и вдобавок покрыты натечным льдом.
Лазание черезвычайно сложное. Пару раз пришлось закладывать маятники. Хорошо хоть порода прочная.
Пылевые лавинки не дают расслабиться.
Мы высоко, примерно на 6600м., и гребень Победы Западной уже не защищает от ветра.
Очень, очень холодно. Места под палатку опять нет, и в сумерках мы располагаемся на какой-то наклонной плите, нагребаем снег, пытаемся выровнять площадку.
В палатке от нашего дыхания сыро, и зажечь газ становится большущей проблемой. Не горят спички, зажигалки не поджигают газ, болят отбитые пальцы.
Хочется плюнуть на всё, просто завернуться в спальник, лежать и стучать зубами. Всё-таки через час, прогрев зажигалки на себе, мы зажигаем газ, кипятим воду, готовим еду. И сразу мир становится не таким ужасным. Жить уже можно.

День восьмой, определяющий. Погода нехорошая. С утра, правда, светит солнце, но ясно, что это не надолго и вечером будет о-го-го. Скал осталось немного, и впереди видна перспектива: снежный гребень, выводящий на “Верблюд”. Правда, до гребня этого мы добрались только к вечеру. Наконец-то появился знаменитый нетопчущийся тянь-шаньский снег. А под ним лёд!

Снег не фирнуется под ногами, съезжает вниз рекой на страхующего. Очень круто. Приходится работать максимально деликатно, чтобы не сдернуть своими неуклюжими действиями весь склон.
Медленно, медленно, без права на ошибку, мы ползём вверх. Руки-ноги превратились в манипуляторы, которыми руководит полусдохший процессор.

Нашу траншею могли бы отлично видеть наблюдатели из базового лагеря, вот только, когда мы сделали её, уже вовсю метёт. Метёт – мягко сказано. Мы уже вроде недалеко от снежно-ледовых карнизов “Верблюда”, вылезли на гребень, но ничего не видно.
Движемся по “приборам”, т.е. наощупь, всё время вдоль гребешка вверх. Ветер выдувает оставшееся тепло.
Жить ещё можно, когда из последних сил топчешь склон, но стоит остановиться, чтобы принять напарника, как понимаешь, что стоит перестать двигаться, и всё. Конец!

Темнеет. Иногда в безумной пурге, в остатках вечернего света серо-розовой громадой над нами на доли мгновений высвечивается “Верблюд”. До него 2-3 часа, места для палатки нет, и мы, не сговариваясь, работаем, работаем, работаем в его сторону.
В голове стучит, полыхает по кругу одна примитивнейшая мысль: «…аккуратней… не упасть бы… Боже, помоги…».
На Горе ураган, но в 23 часа после длинного траверса по вертикальным снегам мы вываливаемся на гребень. Палатку ставим метрах в ста в сторону “Обелиска”. Дно укрепляем на ледобурах, иначе унесёт. В спальники залезаем в ботинках: если порвёт палатку, не обуемся.

День девятый. Ураган не утихает. Про Главную Победу и говорить нечего, выбраться бы. В 8-00 видимости нет. В 10-00 видимости нет. В12-00 – нет. Лежим одетые, чтобы, как только хоть чуть-чуть прояснится, рвануть в сторону западной вершины, домой.
Наконец в 14 часов есть видимость. Мгновенно собираемся, начинаем движение. Жаль, конечно, на Главной не побывали, но по большому счёту это не важно. Главное – Стена!
Теперь нам бы уцелеть, вернуться живыми и относительно здоровыми.

Гора и так сделала нам величайший подарок! Низкий ей за это поклон!

Тучи несутся нам навстречу, гребень кажется бесконечным. Часто приходится стоять, дожидаясь хотя бы небольшого просвета. Силы куда-то делись, и появляться не хотят.
Ну, вот и спуск вниз. Ночуем на гребне Западной Победы примерно на 6400м, среди каменных глыб. Ветер не утихает и треплет нашу палатку, как барбос тряпку…

Десятый день, завершающий. Всё-таки поздно вечером мы вернулись в базовый лагерь. По мере спуска ветер терял силу, становился тише, тише…
Я уж думал, что наши силы, как и у ветра, окончательно иссякнут после спуска на ледник, но какие-то остатки отыскались в закромах, и на подгибающихся ногах, останавливаясь у каждой лужицы, мы добрели до друзей, тепла, чая, водки и прочая, прочая.


Участок 2

Фото "Верблюд". Борис Прохоров

Наутро, проснувшись и оглядев себя, с удивлением обнаружили, что ничего не отморозили, а только прилично килограммов на 12-14 похудели.
Погода испортилась окончательно, и нашу Гору мы увидели только через четыре дня перед вертолётом.

Абсолютно белой!


Лавина

Нитка, участки

О себе: Соколов Глеб Анатольевич, 56 лет, 50 восхождений на семитысячники

9 восхождений на восьмитысячники

Живу в Новосибирске, в академгородке. Увлечения: Альпинизм, путешествия, фотография, горные лыжи, хорошие книги.


Читайте на Mountain.RU

Отчет сборной команды Новосибирской области Пик Победа Западная 6918 м. по контрофорсу северозападной стены (жандарм «Верблюд»)

Памяти Виталия Горелика

ВИТАЛЯ
Светлой памяти Виталия Горелика
(10.03.1967 – 06. 02. 2012)


Отзывы (оставить отзыв)
Рейтинг статьи: 5.00
Сортировать по: дате рейтингу

Замечательно.

Сурово, романтично. Ирмачок особенно классно отжигает.
 
Супер!

И предыдущее описание впечатляет, и это. Мужчины.
 
Титаны!!!

Я читал и мерз....
 
berdnik

за гранью здравого риска
 
Сибирский характер!

Это восхождение должно войти в историю альпинизма - " ГОДЫ. ЧЕЛОВЕК И ГОРА " Новосибирск - ДСО Буревестник - Советский союз - секция альпинизма НЭИС - 1977 - 1982 гг.
 
Слова не нужны

Нет отзывов? Мне кажется большинство просто онемели, как и я. А чё тут скажешь. (Бухаров Иван - 1/50 от семитысячников Глеба Анатольевича)
 

Поделиться ссылкой

Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999-2017 Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100