Добро пожаловать !
Войти в Клуб Mountain.RU
Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

Читайте отчеты и технические описания походов в Библиотеке МКК
МКК горный туризм > Библиотека


Всего отзывов: 2 (оставить отзыв)
Рейтинг статьи: 5.00


Авторы: Указаны в тексте

О Лукоянове Петре Ивановиче
(памяти друга и учителя)

3 февраля 2007 года на 88 году жизни ушёл из жизни Пётр Иванович Лукоянов, патриарх самодеятельного спортивного туризма.

Он родился 11 июня 1919 года на Урале. Свой первый лыжный поход прошел в январе 1938 года на Северном Урале по маршруту Соликамск-Чердынь-Ныроб. Умение ориентироваться на местности и выжить в экстремальных условиях, выносливость и психологическая совместимость пригодились молодому лейтенанту при защите Родины во время Великой Отечественной войны, где он прошёл путь от командира стрелковой роты до начальника штаба полка, был дважды ранен. За воинскую доблесть награждён орденами Красной Звезды, Боевого Красного знамени, Отечественной войны I и II степени, многими медалями. В 1943году окончил курсы «Выстрел» при академии имени М.В.Фрунзе. После войны работал в Генеральном штабе, уволился в запас в чине полковника. С 1957 года начался новый этап его туристской жизни – двухгодичная школа пеше-лыжного туризма, где Петр Иванович, под руководством Т.В.Морозовой и В.А.Коршунова, ещё больше повысил свой спортивный уровень. Там же он познакомился с братьями Николаем и Борисом Волковыми, вместе с которыми, уже под флагом московского «Спартака» будет пройдено много славных маршрутов, среди которых можно отметить первый лыжно-байдарочный поход на Полярном Урале (1965г) и первый лыжный поход по Тянь-Шаню (1967г). Там же, в «Спартаке», с 1962 года вынашивалась и тщательно готовилась автономная лыжная экспедиция к Северному полюсу, в рамках которой в 1974 году был осуществлён тысячекилометровый поход вокруг островов Северной Земли. Более 60-ти походов (в основном лыжных) пройдено им по территории нашей страны. Удивительно спортивное долголетие Петра Ивановича – уже после своего 80-ти летнего юбилея он неоднократно ходил на байдарке и катамаране по Карелии. Многие годы Пётр Иванович активно работал в комиссиях Московского клуба туристов, был председателем Всесоюзной лыжной комиссии. Много сил он отдавал подготовке кадров, организовав и проведя более двадцати московских и Всесоюзных школ и семинаров руководителей и инструкторов лыжного туризма, уделяя первостепенное внимание обеспечению безопасности. Именно безопасности лыжных походов, а также технике и тактике, самодеятельному туристскому снаряжению посвящены его многочисленные публикации, сдери которых необходимо отметить книги: «Зимние спортивные походы», ФиС, М 1979 и 1988гг, «Самодельное туристское снаряжение» (ФиС, 1986г), «Самодельное снаряжение для лыжного туризма» (Профиздат, 1988г) и «Безопасность в лыжных походах и чрезвычайных ситуациях зимних условий» (Центр ДЮТ РФ,1998г).

Михаил Васильев (Москва). Пётр Иванович всегда был настоящим учителем и занимался, как с опытными туристами, так и с новичками. Больше всего мне запомнился один случай. Это было на Всесоюзном семинаре высшей подготовки туристов-лыжников, который проходил в 1982 году в Шушенском. На подобные мероприятия местные Советы по туризму посылали по разнарядке туристов обычно с учётом опыта. Но среди участников оказалось шесть директоров станций юных туристов, имеющих общее представления о туризме, но бывавших только в лыжных походах выходного дня. По правилам их должны были отправить их домой, но Пётр Иванович сказал: «Не надо отправлять, раз приехали. Я поведу их в единичку», но я услышал, как он пробурчал себе под нос: «… полярный вариант». Ребята активно готовились к походу: прослушали лекции, готовили продукты, своё, прямо скажу, убогое снаряжении и вместе со всеми вышли на 16-ти дневный маршрут по Ергакам. Вариант действительно оказался «полярным». Днём Петр Иванович учил их преодолевать на лыжах естественные препятствия, а вечером – организовывать различные варианты ночлега: в холодной палатке (печки у них не было), заслонах у костра и снежных укрытиях. Мы часто встречали эту группу на маршруте. С каждым днём их одежда и они сами становились всё более чёрными от сажи и дыма, но мужики не унывали и упрямо продолжали нести свой крест. Сразу после завершения учебного похода принято разбирать маршрут в каждой группе. Пётр Иванович построил своих весьма потрёпанных участников и сказал: «Поздравляю Вас с завершением похода. Теперь я уверен, что если попадёте в плен, то Вы выживете!». А эти солидные дяди восторженно закричали «Ура!», смотря на Лукоянова влюблёнными глазами, как на бога….

Спортивные достижения Петра Ивановича Лукоянова высоко отмечены Родиной. Ему единственному из туристов присвоены высшие спортивные и тренерские звания «Заслуженный тренер СССР» (1992г) и «Заслуженный мастер спорта» (1999г). Но это лишь малая часть той благодарности, которую испытывают к Петру Ивановичу сотни туристов, которые считают его своим наставником. Честный и открытый, принципиальный и справедливый, душевный по натуре и обстоятельный по жизни – Пётр Иванович притягивал к себе, оставлял желание пообщаться с ним, поделиться наболевшим, просто душевно провести время.

Сергей Харин (Нижний Тагил). Он говорил: «Зови меня Пётр», но я не мог. В течение почти тридцатилетнего общения, я уважительно почитал его как старшего друга. Он не был ангелом. Если что решил, то других мнений не терпел. На возражения восклицал: «Мальчишки!», хотя оппонентам было уже по 35-40 лет. Были у нас размолвки и обиды, но мы прощали друг друга. Пётр Иванович не гнушался извиниться первым, если убеждался, что не прав. Мы занимались одним делом – безопасностью в туризме и он с уважением относился к опыту и туристским умениям стоящих людей. На главной полке у меня стоят его книги с тёплыми авторскими пожеланиями. Сколько раз он собирался сплавиться со мной на деревянном плоту по саянской реке. Не пришлось… Многие чиновники видели в нём чудаковатого отставного полковника (который всегда ходил в поношенной военной форме и снимал её только в походах), неизвестно зачем занимающегося организацией и проведением учебных туристских мероприятий. Он болезненно переносил каждое несчастье в лыжном туризме, но не только собирал статистику туристских катастроф, но и тщательно анализировал их, обобщал и, как в воинских уставах, давал свои рекомендации. Наверное, благодаря этому, предотвращено не одно несчастье. Ведь лучше учиться на чужих ошибках, чем набивать себе шишки. На этих семинарах участники воспринимали опыт всего Союза. Сильные туристские школы лыжников Ленинграда, Свердловска, Москвы, Перми, Иркутска были примером для подражания, рождали желание совершать зимние походы в неизведанные края. А как Лукоянова любили! На месте общего сбора Пётр Иванович обходил все палатки, где его ждали. Все ценили мягкий лукояновский юмор, ласковое обращение к участникам. И всегда звучал тост: «За Лукоянова!». Пётр Иванович помнил почти всех участников своих семинаров. Туристы, приезжая в Москву, часто останавливались у него. Его комната была гостиницей для туристов всего Союза. Он был всем рад, расспрашивал, давал советы. Это был кристально порядочный и честный человек. О его бескорыстии ходили легенды. Не все понимали, какую ответственность взвалил на себя общественник Лукоянов на свои старческие плечи. По моему, на этих семинарах он и поседел… После инфаркта в конце 80-ых, руководство ЦС по туризму приняло решение: «Семинары организуй, но сам на лыжах – ни-ни!». Но ждать, когда ребята придут с маршрута, ему было невмоготу. На последнем Всесоюзном семинаре (Тува, 1991г) я взял Лукоянова в свою группу. Молодые шли на здоровье, а он - на опыте. Не терпел, когда пытались облегчить ему жизнь на лыжне или бивуачных работах. Мало кто в его годы ходил в сложные лыжные походы. Но старость! Переживал. Кровь уже не грела, стеснялся, что не снимал тёплых варежек. Я посылал его в разведку, и он гордился участием в делах группы.

Пройдя войну, он посвятил свою жизнь людям. Забота о «ребятках» поддерживала его долгую жизнь. Он мечтал завершить свой жизненный путь на туристской тропе, а нелепо погиб на «зебре» пешеходного перехода в Лондоне. Пути господни – неисповедимы….

Он жил для людей, любил всех нас и наших ждущих терпеливых жён. Он прощал всех нас, желал нам счастья. Он хотел, чтобы мы, путешествовали в удовольствие и всегда возвращались домой. Он был ЧЕЛОВЕК!

Мы любили Вас Пётр Иванович, как отца! Светлая Вам память!

Сергей Харин и Михаил Васильев

Лукоянов Пётр Иванович

Семья Петра Ивановича Лукоянова
Семья его состояла из дочери Юлии 1966 г.р., внука Темы 1987 г.р. и жены Марины. П.И. был образцовым отцом и мужем. Когда Юля была крошкой, он все заботы о ней брал на себя. Петя уже не служил, а я вынуждена была работать. Купать, кормить, стирать на дочку – все это было на нем. Иногда бывали у нас и няни, но как-то не долго. С двух лет Юля вместе с папой посещала партийные собрания. Выйдя в отставку, Петя состоял на партучете в местной организации при ЖЭК’е. Собрания эти были нудными. Юля, немного помолчав, громко объявляла, что ей нужно в туалет. Петя обращался к собранию с просьбой выйти. Они выходили и не возвращались, шли в Воронцовский лес гулять. Летом на даче Петя построил дочке маленький домик. Там были окна, двери и все, что нужно. Мы читали сказку Корнея Чуковского про Бибигона. Новый дом получил название «Бибигонова» дома. Петя соорудил качели и лесенку, чтобы тренироваться. Первый раз я их оставила вдвоем на даче, когда Юле было 2,5 года. Приехала вечером с работы и увидела Юлю привязанной по поясу при помощи парашютной ленты. Лента была длинная, наверное, метров 10. На мой вопрос был ответ: «На этой ленте дочка не может заблудиться в траве, я ее всегда найду. И я свободен, могу поработать». Таков был найден простой выход. Пете всегда нужно было работать.

Путешествия с Юлей
Первое путешествие с дочкой было в 1971 г. на байдарке по трем рекам: Песь – Кабожа – Молога. Новые впечатления от воды, леса, движения. Юле Петя сшил спасжилет, детскую анараку, спальник. Палатку оборудовал молниями и окна защитил антикомариной сеткой. В компании были еще дети, путешествие прошло удачно. Впоследствии каждое лето мы проводили вместе на реке или на озере. Были уже и любимые маршруты и места отдыха. Озеро Жижица и на нем остров Долгий как правило, мало заселенный. Палатку Петя ставил на мысу острова, там всегда дул ветер маленький лагерь, уютная столовая с костром, купание в пяти метров от спальни. На этом озере в 1973 г. Петя посадил Юлю в спасжилете в пустую байдарку, дал ей весло, и она поплыла. Так он обучил ее гребле, а потом и плаванию. Во многих местах средней России Юля побывала с нами. Уезжать домой никогда не стремилась, просила: «А давайте здесь останемся жить?». На воде Петя приглядывал за нами. Однажды мы с Юлей поплыли, просто купаясь нас с потоком вынесло на стремнину и понесло вод мост. Я испугалась удара о сваи моста. Мы закричали Петю на помощь счастье, что был близко. Тут же прибежал и помог нам выбраться. Зимой Петя обучал Юлю ходьбе на лыжах. В 6-м классе тренер предложил отдать ее в детскую спортивную школу. Но мы не решились. 2 или 3 зимы Юлю учили и фигурному катанию, но в нем ее успехи были более скромные.

Собаки
С 1976 г. по просьбе Юли мы завели черного пуделя. Юля назвала ее Кутя. В первую же ночь возникла проблема. Кутя не хотела спать в своем гнезде, плакала ночью. Утром выяснилось, как Петя решил задачу – взял Кутю в свою постель. Она согрелась и уснула. К сожалению, любимая Кутя прожила только 6 лет. Но к 1982 г. в доме уже поселилась вторая собака, также пудель – Тютя. Тютя прожила 18 лет. Она подарила всем много радости. Мы возили ее с нами в походы, и она их очень украшала. С 1999 г. к нам нечаянно попала рыжая такса – Лукерья, Луша. Она очень привязалась к Пете, и эта любовь была взаимной. В сентябре-октябре 2006 г. в Москве я часто видела эту картину: Петя с Лушей сидит в кресле, вокруг них – аура любви и понимания. 13 октября 2006 г. Петр Иванович уехал к Юле, как оказалось, навсегда. Луша осталась со мной, она мое утешение.

Петя был очень привязан к своему внуку – Темушке. Но, к сожалению, времени жизни у него оставалось уже мало, чтобы Тема в полной мере оценил дедушку как личность. Однако один поход на байдарке с Темой мы успели совершить. Это была премилая речка Кокшага на северо-востоке от Москвы. Сосны, песок, небольшая глубина – как раз для детей. Ландшафт как в Прибалтике. Это было в 1993 г. В 1996 г. наше семейство в более расширенном составе отдыхало на реке Медведица – притоке Волги, около г. Кашина. Река довольно чистая, большая наша детская компания не вылезала из воды. Но жаль, что это было не путешествие, мы стояли на одном месте. Летом, со своих 4-х лет до 9-и Тема жил с нами на даче, со своей двоюродной сестрой Ксюшей. Была детская дружба: игры, секреты, наши общие прогулки и купание на озере Битцевской запруды.

Дача
Так естественно, что Петя стремился обрести свой дом. Эта его мечта осуществилась в 1966 г., когда они вместе с мамой (Надеждой Дмитриевной Араловец) купили часть дома в поселке Расторгуево. Дом был старый, и все, что возможно, было разрушено или полуразрушено. Все требовало ремонта. Этот ремонт Петр Иванович взвалил на себя. Ему помогали друзья: Саша Панов, Саша Наумов, Володя Громов, Генрих Шапкин и еще много добровольных помощников. К 1970 г. там уже возможно было жить летом. Зимой, на Рождество приезжала на день-два только лыжная молодежь, а позднее и Юля. Встречали праздник, веселились, катались на лыжах и на санках. С 1988 г. росли внуки, сначала Ксюша, а с 1991 г. – она и Тема. Теперь им обоим по 20 лет (в 2007 г.).

Я прилагаю три письма нам с Юлей в Крым, где мы жили летом на Карадагской биостанции. Петя оставался в Москве с собакой. Эти письма лучше всего свидетельствуют о его преданности семье.

Личность

Думая о П.И., как о личности, мне бы хотелось отметить его следующие черты:
1. Достоинство, честь. Живя в тоталитарном обществе, где предательство и доносительство поощрялись властью, он ни разу никого не предал. Всегда спешил на помощь жертвам предательства или обиженным, или просто людям, попавшим в беду (Иван Языков, Николай Волков). Сам он испытал предательство не только на службе, но и в личных взаимоотношениях со стороны людей, которых считал друзьями. Может быть, это было архетипом населения, где «публичные порки» поощрялись властью и населением, а права личности отсутствовали вообще (1972 г.).
2. Постоянный труд, непрестанный труд. Часто цитировал стихи Н. Заболоцкого:
Чтоб воду в ступе не толочь,
Душа обязана трудиться
И день и ночь, и день и ночь…

Мне кажется, что он умел все:
был надежной няней для малютки Юли, строил свой дом после покупки полуразрушенной дачи в 1966 г. умел сшить и перешить все: шубку для дочери, палатки, спальные мешки, анараки, брюки для зимних походов, теплые варежки и прочую туристскую одежду. Только вязание Петя не освоил. Умел сделать катамаран для водных походов, отремонтировать байдарку при любых поломках при прохождении водного маршрута, поставить на лыжи крепления и подогнать их к ботинкам. Особенно тщательно и любовно П.И. относился к удобствам и уюту в туристском лагере. Если это было прежде «стоялое», а значит, замусоренное место, то следовала команда – все убрать, сжечь или закопать. Костровое место и костер были его пристрастием. Сшиты были особые тенты, они закрывали огонь от дождя и там же сушились дрова. Он ценил зажигание огня с одной спички и сам владел этим искусством. В холодные ночи устраивал «нодью» - сжигалось постепенно длинное бревно. Умел устроить уютную бухту для купания на самом заросшем берегу. В походах П.И. взял на себя и медицину, прекрасно владел шприцем, делал уколы, массажи и даже мелкие операции. Мне он однажды сильным массажем позвоночника спас жизнь. П.И. освоил живопись и любил писать пейзажи иногда это было масло, иногда пастель. Обычно он свои работы дарил, но кое-что уцелело. Одним из его пристрастий была классическая музыка. 40-е – 80-е гг. Мы часто посещали Большой и Малый залы Консерватории и другие концертные залы Москвы. В 40-е гг. пела прекрасная певица Зара Долуханова. Играл Святослав Рихтер, дирижер Курт Зандердинг и другие музыканты. Первой послевоенной гастролью в Москве был Карло Цекки, хорошо помню его концерт в БЗК. В прощальные свои годы в Лондоне Петя посещал бесплатные музыкальные концерты в храмах города. Юля заботилась о нем. У него было много пленок с исполнением вечной музыки. При работе руками по реставрации игрушек или при постройке кукольных домиков около Пети всегда стоял проигрыватель. Как чувствовал, что последнее свое земное время стоит отдавать только гениям. Особым вниманием пользовалось у него грузинское многоголосное пение. Я приобрела для него несколько шедевров русской духовной музыки: сочинения П.И. Чайковского, С.В. Рахманинова, С.И. Танеева до 1991 г. они были запрещены и не исполнялись. С 2000 г. по 2007 г. зиму Петр Иванович проводил в Лондоне. На улице дома, где он жил в Юлиной семье, жила пианистка, игру которой можно было услышать, стоя неподалеку от ее дома. Петя часто так и делал. Эта «приватная» домашняя музыка его трогала. Может быть, он вспоминал наши семейные музицирования на фортепьяно – сестры Валентины и мои – в конце сороковых годов… На похороны Петра Ивановича в Лондоне пришла эта молодая пианистка со всей своей семьей. А я даже не знаю, как ее зовут… Спасибо добрым лондонцам за их гуманизм и великодушие.

Рыбалка
Рыбалкой он был очень увлечен. На северных реках Уральского Приполярья это могли быть даже таймени на Южном Урале – реки Белая, Инзер, Юрюзань – это были хариусы, окуни, реже щуки. Более всего П.И. любил рыбалку на озерах. В 1973 г. мы были семейным походом втроем на Себежских озерах их много – целая серия озер, соединенных протоками. П.И. вылезал из спальника рано – на утренней зорьке. Любил это время тишины в природе, на небе и на воде. Для него это были часы тишины и счастья в душе. Привозил, иногда, и не так много, ловил только на удочку и никогда – сетью. Но этого было довольно на нашу маленькую семью. Юля всегда помогала папе и при чистке рыбы, и при копании наживки – червей. Жаренье П.И. доверял мне. Иногда делали местное лакомство – сушили рыбу до сухариков. Ее и хранили некоторое время – в запас. Много было у нас прекрасных семейных водных путешествий: Себежские озера, озера Долгое и Жижицкое, река Торопка, река Западная Двина, Угра, реки Песь, Кобожа, Молога, река Ветлуга, река Кокшага. Запомнился поход на Север по Архангельской области с нашими верными друзьями: Леонорой Николаевной и Геннадием Москаленко. Спокойное общение с природой и друг с другом, шум жизни бывал забыт на 3-4 недели.

Еще я хотела бы отметить его человеческую надежность и порядочность. Когда с его другом Иваном Владимировичем Языковым – войсковым офицером – случилась беда, то он пытался защищать его в комиссии партийного контроля (КПК). На Ивка Языкова поступил донос от сослуживца – тот просто хотел занять его должность. Согласно правилам преступной власти, всегда верили доносчику и никогда – жертве. И. Языкова уволили из армии и изгнали из КПСС. Возвращаться в армию Иван Языков не захотел, он был по профессии художником и решил продолжить свое дело. Но П.И. поддержал его в КПК, и партийный билет ему возвратили, что тогда служило пропуском для устройства на службу. Еще пример. После гибели в 1982 г. в районе Пика Коммунизма (sic!) трех альпинистов – Николая Волкова, Дунаевского и … - Петр Иванович, узнав об этом, тотчас вылетел в Душанбе. Местные власти в те времена помогали и выделили вертолет. Вертолет сделал несколько облетов места катастрофы, но найти погибших не удалось. Через год Петр Иванович вновь отправился туда же для установки титанового поминального креста. Надеюсь, что он и теперь (2007 г.) там стоит и хранит память о погибших друзьях.

Любимые поэты и писатели.
Во время войны популярны были К. Симонов с его забытой теперь поэмой «Пять дней» и Сергей Есенин. Лирики не было, не знали Блока, Ахматову, Цветаеву, Пастернака, а душа в те страшные годы просила тепла. Только этим и можно объяснить популярность К. Симонова. После войны Петр Иванович тянулся к культуре, всем видам искусства. Он сделался книжником, в библиотеке дома Советской Армии читал все новинки. Когда приглашали на обсуждение новинки автора, то П.И. частенько участвовал в обсуждении новых книг, теперь уже совершенно забытых. Когда он серьезно увлекся дальними и сложными путешествиями, то целенаправленно собирал книги об Арктике, мемуары русских и зарубежных исследователей Арктики. Все это он прочитывал и освоил при подготовке собственных высокоширотных походов. После его ухода из жизни, эти книги я передала как подарок Петра Ивановича в библиотеку Центрального Московского клуба туристов. Может быть, пригодится для будущих исследователей Севера.

Любовь к природе
Летом в Расторгуеве после трудового дня у верстака (кукольные домики, в последний год – кукольные портшезы) Петя садился в кресло на широком крыльце дома и в течение долгого летнего вечера на закате смотрел на небо и деревья, как будто прислушивался к внутренней музыке своей души. Одной из любимых кассет была «Адажио» (Малер, Альбинони, Массне, Дворжак) и “Ave Maria” Баха и Шуберта. У Пети была душа истинного христианина – открытая всем людям, а не только самым близким. Это чувствовали все окружавшие его люди – чуткость душевную и неравнодушие, что очень важно, когда нет поддержки от государства. В семье он был очень ласков, и не только к жене и дочери, но и к сестрам – единокровным и богоданным (Валя, Вера, Мила)*. Когда он пришел в нашу семью (1943 г.), то всех нас он поставил на лыжи. Каждое воскресенье мы уезжали по Рижской ж.д. и там он учил нас кататься по всем правилам. В рюкзаке у него всегда было все необходимое для починки креплений (тогда еще жестких креплений не было). В 1959 г. родилась моя дочь Ксана, и он относился к ней с большой нежностью и заботой, т.к. это был первый маленький ребенок после большого перерыва. После Петиного ухода мы все почувствовали, что нет больше нашего «Патриарха» и защитника.

Валентина Артуровна Пасешниченко

* Добрые и любящие взаимоотношения Петя сохранял и с нашей бабушкой - Валентиной Ивановной Араловец – и с нашей мамой – Надеждой Дмитриевной Араловец.

Уход

Какой короткой сделалась дорога,
Которая казалась всех длинней.

А. Ахматова

В 1997 г. наша дочь Юля уехала жить в Лондон с намерением учить сына Артема. Отчасти ей это удалось – английский язык Тема выучил. В конце 90-х гг. у Петра Ивановича начались проблемы со здоровьем. Сильные головные боли не снимались медикаментами. Полностью исчез слух в левом ухе оно наиболее пострадало во время военной контузии в конце 1942 г. В 1999 г. П.И. приехал к Юле в Лондон на обследование и подвергся операции. В месте военной контузии возникло новообразование, оно было удалено в результате серьезной операции. Слух не вернулся, но головные боли существенно уменьшились. Через два года Петр Иванович весной вновь поехал навестить Юлю и Тему, там заболел воспалением легких. Оно осложнялось проблемами с сердцем. Ему предложили операцию по аортокоронарному шунтированию сердца как единственный способ продления жизни, иначе – как ему объяснили – жить ему только три месяца, тогда закроется главный сердечный кровоток. Это были тяжелые времена, осознание риска подобного вмешательства в его возрасте не давало возможности решиться, но в случае отказа виделся конец… За советом Петр Иванович обратился к Митрополиту Антонию Сурожскому. Отец Антоний в то время был главой русской православной церкви в Великобритании и служи в православном храме недалеко от Гайд-парка в Лондоне. Отец Антоний принял Петра Ивановича, долго беседовал и дал ему свое благословение и совет решиться на столь серьезную операцию, коли Бог дает ему этот единственный шанс. 3 июля 2001 г. операция состоялась в Королевском госпитале (Royal Hospital) руками молодого хирурга Тони, уроженца Индии. Большое спасибо ему и его бригаде. В первые послеоперационные три дня в палате для реанимации Петра Ивановича ежедневно навещал, по просьбе митрополита Антония, священник отец Михаил он молился за его здоровье. Реабилитационный период после этой операции был очень долгим. Запомнились милые сестры и няни-афроамериканки, добрые и с улыбкой, как няня Скарлет О’Хара. Сентябрь и октябрь я жила в Лондоне, пытаясь уходом помочь ему. Петр Иванович стремился только домой, в Москву. Наконец, 1 октября мы улетели домой. Но сердечные проблемы все продолжались – Пете пришлось еще месяц лечиться в кардиологическом отделении военного госпиталя им. Бурденко. И, пожалуй, только к концу 2001 г. ему стало легче, сердце заработало. При всех этих операциях, хлопотах, договорах с врачами Пете неизменно помогал его молодой друг Артем Андреевич Ламанов. Артем – из дружественной и уже родственной семьи екатеринбуржцев Тимофеевых – Маляровых – Ламановых. Он внук Ирины Константиновны Маляровой, в замужестве Ламановой. Ирина и Ольга Маляровы разделили Петины юные годы с 1936 по 1939 гг., обе танцевали с ним на балах в военном училище. Артему дано было оценить человеческие качества Петра Ивановича, возникла симпатия, а затем и искренняя дружба. Все медицинские вопросы с врачами решались в Лондоне при участии Артема. Артем свободно владеет английским языком, и это облегчало все взаимодействия с врачами, все переговоры, обсуждения. И это вплоть до кончины Петра Ивановича. Хочу сказать большое спасибо молодой женщине из Каунаса – Людвиге. Она жила в доме у Юли, помогала по хозяйству. И она же взяла на себя заботу о быте Петра Ивановича. Прекрасно готовила и готовила то, что он любил. Добрая душа, ухаживала за Петей, а также за старым беспородным псом, который долго жил в доме. Всех согревала своей улыбкой, своим теплом. Спасибо тебе, Людвига – моя благодарность тебе останется неизменной до конца жизни. Еще одному человеку в Петиной жизни последнего семилетия и Петр Иванович, и я обязаны высказать нашу признательность за заботу, душевное внимание – это Ирина Петровна Марышева. Ирина взяла на себя труд отвозить и привозить Петра Ивановича на лечение в Лондон кроме того, бесценен труд Ирины по взаимодействию с врачами в те дни, когда она туда приезжала. 9 мая 2006 г. Ирина Петровна отвезла Петра Ивановича в парк Останкино на встречу с уцелевшими солдатами 160 стрелковой дивизии она же сделала его фотографию у дивизионного знамени. Как мне кажется, это было прощанием с его солдатами 42 года, которых он не уберег в этой страшной войне на уничтожение. Наступило 13 октября 2006 г. В том году Петр Иванович очень не хотел уезжать из дома. Но новые проблемы со здоровьем и беспокойство о Юле вынудили его решиться на отъезд. Утро 13 октября. Очень рано – 5.30 утра. Ирина Петровна ждет с машиной около подъезда. Туманно и почти темно. Петя и я спускаемся. Прощание. У меня плохое предчувствие, но эмоции – прочь. Петя летит с Ириной, она там с ним еще поживет. Я себя уговариваю. А это было прощание навсегда… Петя зимой звонил, мы часто общались, но все беседы кончались фразой: «Как я хочу домой…» 3 февраля 2007 г. Петя ушел из жизни. Мне не удалось получить визу для поездки на похороны. У Ирины Петровны была виза, и ей удалось попрощаться с Петей. Моя вечная ей благодарность. Должна признаться, что во второй половине жизни после 1966 г. Пете везло на прекрасных людей – преданных, добрых, великодушных, таких, каким он был и сам. Светлая ему память…

Mr. Colin McMillan
Еще одну необыкновенную дружбу Судьба подарила Пете в Лондоне. Это был Колин Макмиллан. Колин принимал самое активное участие во второй мировой войне. Транспортировка оружия и боеприпасов со стороны Британии и Штатов шла через самые наши северные порты, главным образом, через Мурманск. Эти транспорты охраняли и защищали от фашистских подводных лодок небольшие боевые суда союзников. На одном из них Колин Макмиллан прослужил офицером два года. Несмотря на эту охрану, потери со стороны союзников были велики, многие транспорты утонули после нацистских атак. Бог хранил Колина от смерти, но не от ранения. После войны была еще долгая счастливая жизнь. Колин стал художником и после близкого знакомства с Петиной жизнью написал и подарил ему картину. Это нечто философское, размышление о том, как художник понял Петину жизнь, ее итоги. Я не берусь трактовать это произведение, каждый зритель может думать по-своему. Спасибо Богу, что у Пети был и такой друг.

Парк Golders Green
Маленький муниципальный парк недалеко от дома Юли очень украшал жизнь в Лондоне Петра Ивановича. Когда жива была Юлина собака, то П.И. брал на себя обязанность прогуливать Саныча (так звали пса). Эти две персоны прекрасно понимали друг друга и никогда не нарушали строгие британские правила поведения в обожаемых британцами парках и скверах Лондона. Эти площадки зелени в городе делают город уютным, где горожанам доступна зелень в шаговой доступности. Мне нравится британская национальная идея – это дети и парки со множеством цветов и даже маленькими зоопарками внутри. Есть фотографии прогулок по парку Петра Ивановича с Юлей.

Прогулки по Лондону, военный музей, Брайтон
Несколько раз Петр Иванович осматривал город, вместе с ним мы съездили на экскурсию по Лондону на красном двухэтажном автобусе. Посетил он и памятник павшим британцам во второй мировой войне, интересовался экспонатами военного музея. Однажды мы съездили в приморскую курортную столицу Британии на проливе Ла-Манш – в Брайтон. Это город как из сказки Андерсена: изящная архитектура, город утопает в большом парке, а рядом море.

Ремонт игрушек
Когда Петя жил в Лондоне и прилично себя чувствовал, то он постоянно работал. Изготавливал домики для кукол, ремонтировал поврежденных от времени кукол. Особенно его привлекал ремонт поломанных механических игрушек, в его руках они оживали и начинали двигаться. Во всем Петр Иванович был Созидатель. На уровне подсознания у него работала идея оставить на Земле добрую память о своем жизненном пути…

Считаю своим долгом выразить искреннюю благодарность близким и друзьям, помогавшим мне в создании биографии Петра Ивановича Лукоянова:
Ксении Андреевне Пасешниченко,
Василию Андреевичу Пасешниченко,
Михаилу Миронову,
Данилкиным – Татьяне Николаевне и Федору,
Валентине Артуровне Пасешниченко.
Ирине Петровне Марышевой.
Анатолию Григорьевичу Пономареву.
Елене Кирилловне Костоусовой.
Алле Валерьяновне Тимофеевой.
Август 2007 г.
Расторгуево
М. Лукоянова


Отзывы (оставить отзыв)
Рейтинг статьи: 5.00
Сортировать по: дате рейтингу

Многогранность личности...

Петр Иванович, - личность незаурядная и многогранная. Полковник Генштаба, ветеран войны и человек, влюбленный в путешествия. У меня с ним было несколько встреч, - в основном на туристских мероприятиях и выставках туристского снаряжения и один раз - у него дома, и была переписка. Более "плотно", чем со мной, он работал с моим приятелем Володей Светом, - они написали книжку по снаряжению для лыжного туризма. Долгое время Лукоянов вел рублику "Техническое творчество туриста" в журнале "Турист", - мы посылали ему свои публикации на эту тему. В те годы тема эта была очень популярна, - туристского снаряжения выпускалось очень мало, и качества крайне низкого. Потому многие туристы (особенно высокой квалификации) делали снаряжение сами. А Петр Иванович помогал им, - он написал не одну книгу на эту тему, и книги эти расхватывали "как горячие пирожки", несмотря на значительные тиражи (книга "Самодельное туристское снаряжение" вышла большим тиражом, и ее сразу смели с прилавков, - потом вышел второй такой же тираж). Книги эти актуальны и сейчас, - они позволяют видеть и тенденции развития лыжного снаряжения, и трагическую статистику несчастных случаев в лыжном туризме. Общаться с ним было всегда очень приятно и интересно, - к нему люди тянулись и как человеку умудренному, и как к человеку высокой культуры, просто приятному в общении, как к человеку творческому. От него можно было всегла услышать что-то новое и оригинальное, расширить свой кругозор в самых различнх вопросах... Светлая память, Петр Иванович, мое уважение и благодарность за все, что мы вместе сделали... Евгений Буянов, мастер спорта по туризму.
 
Вечная память

Пусть земля ему будет пухом
 

Поделиться ссылкой

Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999-2020 Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100