Добро пожаловать !
Войти в Клуб Mountain.RU
Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

"Горы в фотографиях" - это любительские и профессиональные фотографии гор, восхождений, походов. Регулярное обновление.
Горы мира > Кавказ >


Всего отзывов: 2 (оставить отзыв)
Рейтинг статьи: 5.00


Автор: Автор Виктор Жак, СПб

1981
Чудовище и красавица
(попробуй повтори)

Предисловие

Писать о восхождениях очень трудно, тем более о сложных восхождениях. Ведь на деле это весьма рутинная работа – нога-рука-крюк-веревка-выдай-закрепи-готово. И так изо дня в день. В принципе, то, что я только-что написал – и есть описание восхождения. Добавить гору,имена, ночевку, еду и все, роман готов.

Но боюсь, скучно это будет читателям, разве что любителям документов типа «описание места происшествия». Тем более, что все, о чем я собираюсь поведать, было аж 30 лет назад. Но, тем не менее, постараюсь. Событие то, на самом деле, было хорошее, может быть даже в каком-то смысле важное и значительное (для участников это уж точно). Вобщем это будет легкий рассказ о тяжелой работе. Эмоции, конечно, будут не те (а где ж их взять-то те самые, через 30 лет), ну а все остальное, как в протоколе.

***

9-ый день.Все! Гребень.

Вершина, вот она, рядом. Было бы здоровье, докинул бы до нее камнем. Хотя, нет. Ну не кинуть камень мне на 200 метров. Ладно, добреду ножками. Ходить ногами это здорово, ребята. Как уже достало это 10-ти дневное сидение на дощечках. С вершины к нам спускаются какие-то люди, говорят не по-русски. Это куда же мы вылезли?
Понял! Это прибалты с больших сборов под Ушбой.
У них… должна быть… ЕДА!

***

Часть 1-ая. Чудовище.

1981 год. Нам- питерским СКАшникам дали место в Чемпионате СССР в техническом классе! Значит не зря мы в прошлом году «умирали» на Ягнобе и уворачивались от камней на Ахуне. С этого года в чемпионате нововведение – можно заявлять сразу 2 маршрута – основной и запасной. В нашем классе все должно быть на Кавказе. Решили сразу – наша цель – золото. Остался пустяк – выбрать объекты и пройти. Ну со второй задачкой постараемся справиться, в конце концов, пройти можно все, лишь бы не убило. А вот выбрать на Кавказе новый маршрут, да на хорошую гору – это вам не не шуточки, а серьезное дело.

Итак. Две самых известных горы на Кавказе (ну не считая Машука, конечно) – Эльбрус и Ушба. Смотрим со всех сторон. И вот оно! Есть, нашли. С южной стороны к Эльбрусу примыкает вершина Кюкюртлю (в принципе это одна из вершин Эльбруса, но вполне самостоятельная). Южная стена всего метров 900, но отвесная, да еще из лавовых пород, да еще и не хоженая по центру. Достали фотки – впечатляет. Пройдем – будем лучшими. Ну и, на всякий случай, про запас - «столб» на Ушбе, тоже с юга. Вроде хоженый (по Рототаеву), но крутой, да и Ушба!

Когда цели определены, задачи понятны, ты начинаешь жить только началом сезона. Ждешь его, как весь Союз ждал коммунизма к 80-ому, но «обломилось».

А вот у нас получилось. Середина июня, а мы уже на Кавказе и вовсю работаем. Кроткая разминка в Узунколе – 3-ка,4-ка,5-ка и мы в базовом лагере под Кюкюртлю на старой лесопилке. Практически вместе с нами тоже на Кюкюртлю (не одни мы такие умные) приехали грузины. Они хотят того же самого, но по левой части стены.

Мы в армейском альпинизме, конечно, не бедствуем. И машины есть и связь и пропитание нормальное. Но с грузинами даже у Красной Армии соревноваться нет сил. И повар у них при команде из ресторана, и экспедицию курирует лично теннисист Метервели (тогдашний председатель олимпийского комитета Грузии). Да и вообще, как они сами сказали, на экспедицию выделено 50000 американских долларов. Они знали про будущие 90-е и уже тогда перешли на исчисление в инвалюте.

Надеемся, что завтра увидим стену. До нее часа 3 ходу. Погода дрянь - туман, дождь. Наверху, пожалуй, и снег уже.

Устроили штурмовой лагерь в часе ходьбы от стены. Небо по-прежнему плачет. В разрывах тумана и облаков увидели стену. Хороша. Хороша не в смысле красоты, а в смысле неприступности. А если говорить про эстетику – она просто ужасна. Черная, блестящая и скользкая. Бугристая, как будто изрезанная вертикальными морщинами с заглаженными гранями, по которым бесконечно стекает снег с предвершинного снежного поля. Ну чем не спина дракона? Вот эти впечатления я абсолютно точно передаю и через 30 лет. Может погода навеяла, может предчуствия какие, не знаю. А с другой стороны какой красоты и изящества можно ожидать от того, что земля исторгла из себя.

Посмотрели, оценили. Очень тяжелая работа. Рельефа мало. Вертикальные трещины закрыты для прохождения. Судя по всему, все время будем в снежной или водяной пыли (все по погоде). Камни свистят довольно регулярно. Обработку делать не будем, оторвемся от земли сразу. Ну а пока заносим снаряжение и ждем погоду.

4-ый день ожидания в тумане и под дождем. Один раз появились грузины, посмотрели на гору, на нас, на небо и ушли вниз к повару. По погоде перспектив не видно. Прогноз – «переменная облачность, в горах возможны осадки». То есть, возможно все, кроме цунами, и то только потому, что море далеко. Спасибо метеорологи! Вот чем вы подкупаете, так это своей конкретностью.
Время идет, а дракон в логове. Решили, через 2 дня выходим по любой погоде, кроме урагана, Цепляемся за стену, и удачи нам.

По сравнению с прошлым годом в команде изменения. Юра Джибраев и Юра Федотов объявили себя «уже старыми» и устроились на хорошие должности – Джибраев - старший тренер, Федотов – начспас.

Нас пятеро – Н.Голубев (мс) капитан, А.Носов (мсмк), В.Жак (кмс) зам., Шура Глушков (кмс), В.Егоров (кмс). Толя Носов с нами впервые, но контакт есть, лазун он классный, и это не смотря на возраст, а уж опыта хватит на всех остальных вместе взятых.

Утро, 3 часа, темно и мрачно, туман, в воздухе то ли снегодождь, то ли дождеснег, мелкий-мелкий. Сегодня бы его назвали нанодождь или наноснег (опоздали наши начальники со «Сколково» все уже было еще 30 лет назад, отстаем ребята).

Подход под стену пологий с небольшим взлетом. На снегу следы от камней, самих камней не видно, долго летели. Слева-сзади свистящий шорох и гулкие шлепки, значит следов прибавилось. Толя уже у стены, он под большим (метров 7) отщепом. Слева довольно большая (в смысле широкая) трещина, скорее раскрытый внутренний угол с закругленными, абсолютно гладкими краями и стенками, нам туда не надо, да и вообще от него надо подальше держаться.

Собрались все под стеной – здесь кажется безопасней. Дождь стал сильнее и крупнее. Решили начать чуть правее, подальше от угла. И как раз, в этот момент из угла и вылетело. Это были не пара камней, а целый залп. Свист, грохот и шлепки продолжались секунд 20. Снежной пыли нагнало… самосвал уж точно. Среди шлепков по снегу я четко различил удар по человеку. Эти удары не спутаешь ни с чем. Со временем этому обучается каждый, кто ходит в горы.

Ударило по Толе Носову, точнее не по всему Толику, а только по его части между животом и ногами, причем сзади. Короче говоря, по ж…е. Отряхнулись от снега, огляделись – Толя в порядке, ударило по касательной. Теперь бухнуло справа. Еще раз отряхнулись от снега, и решение пришло само собой – железо и веревки бросим под стеной, а сами вниз к палатке с наблюдателями. Очухаться, выяснить, что с Толей и решить что делать.

Собрались все в базовом лагере, и без особых дискуссий приняли решение – собираемся и переезжаем под Ушбу. Наверное, это было правильное решение – погоды нет, удачи пока тоже. Да и времени уже потеряно изрядно. Погода, она везде погода, но все-таки Ушба пониже , и не так притягивает к себе непогоду. Итак, на Ушбу. А грузинам удачи и погоды.

Часть 2-ая. Красавица.

Большое Кавказское кольцо почти замкнулось, Хурзук-Нальчик-Орджоникидзе-Крестовый пер.-Тбилиси-Зестафони-Самтредиа (не путать с «Самтрестом»)-Зугдиди-Мазери. Даже на среднемасшабной карте Союза такой маршрут не потеряется. Жаль, что промчались на одном дыхании. А какие указатели у дороги!
Цинандали, Напареули, Ткибули, Варцихе.

Базовый лагерь обустроим в паре километров от Мазери у начала тропы под Ушбу на поляне Хергиани. В Мазери живет друг Джибраева и Федотова – Гиви Цередиани, большой человек, заведует всеми турбазами Местии. Рассчитываем на радушный прием гостеприимных сванов. Впоследствии так оно и было.

На место базы приехали уже в сумерках. Полностью разгружать машины решили утром, а пока только поставим палатки, ужин и спать. Так и сделали. В лагере творческий беспорядок, все в состоянии «полу» – полувыгружено, полураспаковано, полуубрано.

Утро встретило пением птичек и классной погодой. А также поразило абсолютным порядком в лагере, все что был «полу» исчезло. Точнее исчезло все яркое и сладкое. А в отдалении от лагеря, ну в метрах 30-40 стоят и смотрят на нас невинными глазами с десяток малолетних разбойников, им на всех не больше 100 лет. Половина в ярких анораках, явно с чужого плеча, смотрят и трескают конфеты, похожие на наши, прижимая к себе банки со сгущенкой и пачки с печеньем тоже похожие на наши. В переговоры не вступаем, занимаемся обустройством лагеря. Джибраев и Федотов отправляются к другу Гиви.

К вечеру в лагере порядок. Уже в сумерках в густом облаке паров вина и чачи возвращаются начальники, не одни, а с пленными из утренней «банды», все (кроме съеденного) возвращено, пленные накормлены и отправлены спать. Ели они, кстати, стоя, просто сидеть больно. Мы тоже спать. Завтра начинается работа. Будем знакомиться с горой.

15 июля 1981 г.

Лагерь наблюдателей и штурмовой лагерь решили поставить под южным отрогом В.Шхельды. До этого места от базы 2-3 часа ходу. Идем практически всем сбором.

Команда и наблюдатели возвратится в базовый лагерь только после горы, поэтому рюкзаки забиты основательно.

У языка ледника Ушба проходим большой лагерь литовцев. Там, наверное, вся Литва, ну человек 60 точно. Здоровенные, крепкие парни и немыслимое количество девчонок. Останавливаемся, угощают чаем с конфетами. Выясняем, что у литовцев живут аж два судьи Чемпионата, их задача вести наблюдение за нами и другими командами, которые участвуют в Чемпионате, пытаясь забраться на Ушбу. А команд будет чуть ли не 5. Про две знаем точно – команда Мособлспорта (рук. Винокуров А.) - заявили Ушбу с севера по «зеркалам» Хергиани и команда школы инструкторов (рук. Андреев А.) – заявили Ушбу с юга, что-то среднее между Григорено-Пригодой и Коломыйцевым (точно не знаем). Вобщем, скучно не будет.

А уж внимательных и зорких глаз будет предостаточно.
Поскольку конфеты у литовцев закончились, собираемся идти дальше.
Перед уходом Джибраев проводит короткое совещание с руководителями прибалтов. Указывая на команду – «эти не опасны, уходят на гору, а вот этих (характерный жест пальцем в сторону группы наблюдателей, глаза которых уже горят каким-то нехорошим, даже несколько плотоядным блеском) и близко не подпускайте к вашему "цветнику"».

Головы здоровенных, крепких литовских парней, стоящих рядом, дружно и медленно, как орудия главного калибра броненосца «Потемкин» (помните у Эйзенштейна), повернулись в сторону наших наблюдателей, запоминая цели, а в глазах тоже загорелся какой-то нехороший блеск. Дружба завязалась и мы побрели дальше.

Еще из лагеря литовцев увидели Ушбу.
Красавица!

Расположение
маршрутов
Впечатление полностью противоположное эмоциям от созерцания Кюкюртлю. Так бывает – есть горы (они могут быть сколь угодно крутыми, опасными, непроходимыми), при взгляде на которые ты понимаешь – это твоя гора, ты ее хочешь и не успокоишься, пока не окажешься на вершине. Так вот Ушба из таких. Обустроили лагерь, решение по составу команды есть – он такой же, как и на Кюкюртлю. Наблюдаем несколько дней и вперед. Надо уточнить и промерить маршрут, наметить ночевки, понять, какими они будут, подумать, как быть с водой на восхождении, подготовить снаряжение. Работы есть на 2-3 дня. Будем бродить под горой, рассматривать ее, как невесту перед выданьем и привыкать к ней.

20 июля 1981 г.

Завтра выходим. За это время рядом с нашим лагерем появились палатки команды школы инструкторов. Тоже готовятся. Выделяется своим колоритом Серега Тюльпанов, ходит по морене почти голый, но в каске с нарисованным на ней огромных размеров одним из идолов индейцев майя. Только у майя этот идол стоит, а у Сереги (на каске) в горизонтальном положении. Но мы не обращаем внимания на эти небольшие исторические неточности и часть времени проводим с Серегой в искрометных разговорах о лагере литовцев.

Все готово. Впервые в этом году мы заготовили рационы питания на каждый день и на каждого человека. Уже понимаем, что несколько ночевок могут быть раздельными и, скорее всего, висячими. Не скажу, что мы в восторге от этого, а всему виной наше разгильдяйство. Нам бы подумать об этом еще в Питере, и сделать нормальную платформу для ночевок. Но этого не случилось. Будем работать и жить (если придется) в подвесках с фанерками от стульев. У каждого своя. От примуса отказались, берем газ. Это сейчас звучит довольно буднично – берем газ. А тогда в начале 80-х ну не было его нигде в стране. Приходилось выменивать его у альпинистов-иностранцев (это если ты попадал в тот район, где они были) или доставать какими-то другими кривыми путями. У нас газ был.

Маршрут выбран. Постараемся пройти по диретиссиме между Мышляевым и Моногаровым. Сделали необходимые фотографии со всех сторон. Наблюдатели даже поднялись на в. Шхельды.

Это самая протяженная и крутая (по нашему мнению) вертикаль на «столбе», и точно первопроход. Под «столбом» есть неплохое место под ночевку. Планируем встать там и обрабатывать «столб» 2-3 дня (как пойдется, рассчитываем на 250-300 метров), после чего оторваться и биться до вершины «столба». Выше проблем с ночевками не видим. «Столб» оценили в 600 метров. Точно понимаем, что на столбе воды не будет, потащим с собой. Все приключение рассчитано на 8-10 дней. К стене за это время привыкли. Уверены, что знаем ее хорошо. Джибраев умеет это делать – рассказывать про гору все до мельчайших подробностей, самое интересное, что все это потом таким и оказывается. И откуда он все это узнает?

Профиль «столба» с в.Шхельда (слева)
Профиль. Снято снизу с Ю-З (справа)

21 июля 1981 г.

Вышли не рано. Сегодня относительно простая работа. Главное устроиться у подножия «столба». Около 8 утра начали восхождение. Около 3 были на месте намеченной ночевки. Жить придется несколько дней. Площадку делаем на совесть. До «столба» пара некрутых веревок. Вообще-то место кажется (лично мне) очень опасным. Черт его знает этот «столб». Летит с него или нет ? Хотя следов камней не видно. Первое впечатление «глаза в глаза» - круто. По нитке маршрута много больших карнизов, от этого кажется, что стена падает на тебя, так и хочется обернуться, чтобы увидеть верх.

Надо идти смотреть Пока «чернорабочие» строят площадку, «элита» идет под «столб». Подошли с Колей (Голубевым) под самую стену. Прямо напротив нашей палатки блестящая нитка шлямбуров. Вначале мемориальная табличка «двойке» Глуховцев-Тимохин. Говорят ребята сорвались со шлямбурного крюка – жесткое ухо крюка срезало под нагрузкой мягкую (скорее всего алюминиевую) втулку. Не люблю я эти шлямбуры. Его забивать надо минут 20, не меньше. А вот парни из команды Моногарова, судя по всему, делали это намного быстрее. Об это недвусмысленно говорит та самая нитка шлямбуров, которая идет от нас вверх на 30-40 метров, а затем довольно резко уходит вправо (к маршруту Кустовского) и пропадает за карнизом.
Проходим вдоль стены около 40 метров влево и оказываемся в основании камина на маршруте Мышляева. Вполне проходимый камин. 20-30 метров вверх, а дальше резко влево, огибая «столб». Внизу нашли два скальных крюка. Настоящее произведение кузнечного дела. Под карабин 8 мм. Мышляевские. Один взял себе , на память.

Об Л.Мышляеве считаю надо сказать особо. На мой взгляд, он один из лучших советских и русских альпинистов всех времен. Он опередил намного свое время. В 60-х он и его друзья ходили то, на что даже в очень спортивные 80-е не многие замахивались. У него были очень красивые и сложные маршруты. Даже взять этот камин на Ушбе. Я уверен, что до сих пор этот маршрут никто не повторил.

Обсудили с Колей результаты разведки. Прямо мед на душу. Мы стоим в начале самой протяженной вертикали «столба». Моногаров в 40 метрах правее нас и уходит заметно направо, как бы на край столба. Мышляев огибает столб слева. У нас будет (если пройдем) 100% первопроход «столба». Обалдеть, найти в конце века первопроход на Ушбу. Да не пешком, а по нормальной дороге ! Молодец Джибраев. Он знал!

Наметили начало – по камину Мышляева (метров 30), а в месте его излома (ухода налево) чуть вверх-вправо под первые карнизы. Ну а дальше только вверх.

Так, а что там «каторжники», небось прохлаждались на строительстве площадки, пока мы с Колей в поте лица думали на стратегией восхождения.

Нет. Ошибся я. Орут, как оглашенные, зовут есть. Палатка стоит. Спускаемся.
Время около 7. Скоро спать. Завтра начнем мы с Шурой Глушковым.

С гребня при подходе под «столб».
А чуть ближе, и «столб» начинает
«падать» на тебя.
22-23 июля 1981 г.

Работали с 7 до 7 попеременно двойками Жак-Глушков, Егоров-Носов. Уже вывесили 7 веревок. Подошли под 2-ой пояс карнизов. Скорость невелика, но и рельеф очень сложный. Большая крутизна. Очень много ИТО. То, что удалось пройти, выгрызали у горы по сантиметру. Практически нет свободного лазания, ну буквально 2-3 шага и снова ИТО. За день выматываются оба – и первый и второй.

Все, что меньше 90 градусов, приносит облегчение заднице второго (помните про фанерки) и рукам первого. Есть в течение дня некогда, обходимся конфетками и салом.

Подошли под 1-ый карниз.

Под 1-ым карнизом (здесь и ночевали). Не вошло в отчет из-за сигареты («Прима», табачная ф-ка, г. Ростов-на-Дону).

В первый день мы с Шурой не взяли с собой ни капли воды. К концу дня, чуть с ума не сошли. Язык распух во рту, разборчиво сказать, а тем более крикнуть ничего не возможно. Мычали, «му» - выбери, «му-му» - закрепи.

Ну а те, которые внизу в палатке, маются от безделья, сходить то не куда, развлечений никаких. Разве что пару раз в день пожарить по кусочку колбаски и с особым цинизмом сообщить «верхним», что им тоже пожарят, но вечером. А «верхние» и не нуждаются в этой информации, с ума сводящий запах доносится до них через пару минут. Они и так понимают, что внизу начался праздник живота (ну это когда несколько человек похотливо смотрят на один кусочек колбаски, скворчящий на сковородке, вдыхают его запах, а животе праздник).

До 2-го еще далеко.
1-ый прошли !

Вобщем все. что было до вечера 23 числа, было трудно, но вполне терпимо. Все-таки большое дело после работы спускаться в палатку, где можно лечь и вытянувшись во весь рост, забыться до утра. А утром, пинками вытурив из палатки сменщиков, глотнув чайку, снова за дело – забыться, вытянувшись во весь рост.
Завтра «отрываемся» от подножия «столба». Следующая ночевка в висе.
Мы с Шурой выходим утром, налегке – только личное снаряжение.. Ребята собираются и к вечеру начнут подниматься к нам. Поночуем на фанерках.

24 июля 1981 г.

Около 6 утра начали подъем по провешенным веревкам. Идем довольно резво, только небольшие траверсы задерживают. Кричим ребятам вниз, чтобы не засиживались, последнему на траверсах придется несладко, а к нам они должны подойти до темноты.

О роли последнего на сложных восхождениях надо сказать особо. Казалось бы, что за работа – иди по провешенным веревкам, да собирай снаряжение. Но на самом деле, этот парень должен быть во-первых сообразительным и опытным, а во-вторых (это мое личное мнение) очень смелым, может быть самым смелым в команде. А скорее всего, просто «безбашенным». Только представьте сколько «маятников» приходится делать этому парню за день. Поверьте, не так просто на отвесной стене (особенно на траверсе) начать выбивать крюк (или вынимать закладку), на которых висишь. Ты с надеждой смотришь на следующий крюк и буквально молишься на него – выдержи дружок.

Звонко-глухое (по другому не передать) «чпок!» и ты летишь какое-то мгновение в свободном падении –летишь вниз. Рывок – и ты под следующим крюком, на пару метров (а то и больше) ниже его. Веревка натянута, как струна, и немного пружинит, вверх-вниз,вверх-вниз над пропастью, как паук на паутинке (видели, наверное). Ну а дальше надо выбраться к тому крюку, который все же выдержал тебя, и ,если траверс не закончился, все по-новой.

Ну а если вырывается вместе с твоим и следующий крюк (а так бывает), то здесь уже цирк с кувырканием. Каскадерам и не снилось.А выбитые крючья собираются на тебе, тянут вниз, мешают. А до предпоследнего еще далеко, а те, которые еще выше, кричат тебе – ну что ты возишься, крендель, давай быстрей, веревки нужны! Вобщем я считаю эту работу адской и неблагодарной. У нас спецами в этом деле были Коля Голубев, а позже Димка Овсянников, но это позже. А пока «столб».

Это, конечно, не последний.
Но похоже. Он вот так и болтается
целый день.

Мы у конца перил. По дороге высмотрели место для ночевки, на всякий случай. Под небольшим карнизиком. А впереди второй, довольно мощный пояс карнизов.Обходов не видно. Но зато в потолке, чуть правее конца веревок, есть трещины, до них метра 3. Между карнизом и стеной трещина не меньше 8 см. А таких закладок у нас только одна, а все свои шлямбуры, весь десяток оставили в палатке. Вобщем похоже, «покувыркаемся».

Так оно и случилось, «кувыркались» на этом карнизе целый день до 7 вечера. И большую часть времени у нас заняли эти 3 метра. Что мы только не придумывали, чтобы «заткнуть» эту 8 см трещину, один раз даже молоток заложили. Прошли только карниз, всего около 20 метров, но вышли на него. Завтра впереди работают Толя и Витя (Егоров). Под карнизом всем не закрепиться, поэтому мы с Шурой спускаемся вниз на 50 метров и устраиваемся на ночевку. Как раз в этом месте встречаемся с Толей, он идет снизу. Мы описываем ему диспозицию, а он дает нам еще теплый ужин и воду на завтра. Горелка то у нас одна, а ночуем в разных местах. Ребята будут ночевать под большим карнизом. А вот и Витя Егоров , на рюкзак приторочены 2 веревки и за собой еще тянет. Веревок у нас теперь море. Снизу доносятся пыхтение, бренчание, различного рода ругательства, самое приличное из которых ж…а. Это Коля, проклиная первого за его зигзаги на стене, уже подбирается к нам. А подобравшись, заявляет – «когда я последний, то для первого - шаг влево, шаг вправо от вертикали – измена Родине с последующим, расстрелом, приговор приведу в исполнение лично сразу же после спуска». После объявления приговора Коля глотнул водички, отнял у Шуры конфетку и, продолжая чертыхаться, полез вверх на ночевку.

Ночевка в висе, сидя на фанерках – это что-то. Инквизиции и не снились такие пытки. Но лучше о приятном. Пока мы с Шурой пытались примоститься на фанерках, ребята сверху предложили спустить на веревке горелку. Мы отказались, пусть уж лучше они ее уронят, а мы потом будем их за это костерить. Короче, договорились на колбасу. И мы получили ее, 2 жареных кусочка в полиэтиленовом мешочке, даже остыть не успела. О приятном все. Ночью был снег с градом. Не дай бог погода испортилась. До этого нам везло.

25 июля 1981 г.

Сверху слышны голоса и звон крючьев. Ребята уже начали. Через 2 веревки еще один пояс карнизов. По моему последний на «столбе». Еще немного «понежились» на фанерках, хлебнули воды и стали собираться. Горячего поедим у ребят. Сегодня мы последние. Торопиться, вобщем-то, некуда, но и сидеть уже нет сил. Лучше двигаться.

Толя первый, работает классно, хотя рельеф не проще.
К вечеру он подошел под огромный карниз и прошел его ! При прохождении он забил 3 шлямбура. Это были единственные шлямбура, которые мы забили на «столбе».
Всего за день получилось около 90 метров. Неплохо.

Анатолий Павлович Носов за работой. Старый конь борозды не испортит.

Под карнизом будем ночевать. Я, Шура и Коля. Ребята устроятся ниже, на своей старой ночевке. Чуть ниже большого карниза оставляем контрольный тур. По радио Джибраев подсказывает, что через сотню метров начинается выполаживание. Тут же принимаем решение, избавиться от излишка веревок. Сматываем их в клубки и оставляем на стене, на крючьях. Зкрепляем надежно, навсегда.

А вот здесь поподробнее. Позднее от разных людей я слышал о нескольких повторах нашего маршрута. Но никто из «повторителей» ничего не сказал ни о контрольном туре, ни о других «примочках», которые мы оставили на горе.

Пройти мимо них нельзя, также как и не рассказать . А сегодня из тех, кто знает о них, осталось только двое Витя Егоров и я. Вобщем, пишите ребята.
Еще одна висячая. Черт бы их побрал. Ночью опять шел снег.

26 июля 1981 г.

Начали рано, около 6 утра. Зато была горячая каша и горячий чай. Горелка то сегодня у нас ! Где же оно, это выполаживание ? Длиннющая нависающая плита, конца которой и не видно. Но правда, идем по вертикальной щели с кучей мелких нависов, даже не карнизов а именно нависов. Щель удобная, не разгонишься, конечно, но закладки и крючья идут отлично. Щель проходит Шура. Почти 3 веревки. В конце последней Шура кричит – «выполаживание!». Подхожу к нему. Меняемся. Ребята снизу кричат, что до выхода на «столб» метров 150-170 (это насчитал снизу Джибраев). Командуем им подниматься к нам. Впереди плиты и бараньи лбы. Все в воде. Дело к вечеру, кое-где уже ледок, а в трещинах он все время. Значит вода будет ! Крутизна градусов 70, но очень сопливо. Через 2 веревки становится чуть круче. Но зато есть полка ! Поместимся все ! Даже пол палатки поставим. Ровно в 8 вечера кричу – «готово!». Если Джибраев прав (а он редко ошибается), то до выхода на «столб» чуть меньше 100 метров. Дорога впереди видна вся, значит не отвес. По моему, всего один карнизик. Выше и правее нас, в метрах 40 на закате блестит шлямбурная дорожка, которая со стороны маршрута Кустовского под углом 45 градусов похоже выводит на вершину «столба». Так и напрашивается соединение по большой дуге этой дорожки с нижней.

Собрались все вместе. Даже удалось поставить палатку. Поперек можно сесть всем, опираясь на скалу. Завели горелку. Провели ревизию продуктов. Печальный результат. Овсянки осталось на 3 раза, газа правда тоже. А если не доваривать кашу, то и на целых 4.Значит мы где-то промахнулись седой при подготовке или просто кто-то выронил на ночевке пару тройку порций каши. Поговорили по радио с «землей». Они считают, что до вершины доберемся за пару дней, рассказали, как дела у конкурентов. Пора дремать. Завтра выходим на «столб»! Опять пошел снег.

27 июля 1981 г.

Начали рано, хотим и в правду через пару дней забраться на гору.Уже немного попроще, хотя и круто. Бивак сворачиваем сразу, пойдем все вместе. 2 веревки, третья – и Толя кричит вниз – «я на столбе!». Отсюда полная «раслабуха». Почти 2 веревки то ли гребешка, то ли контрфорса. Можно сесть и просто закурить, не боясь уронить в никуда сигареты или спички. После гребешка новая система стенок. Выделяются 2 серых плиты. Порода уже не такая монолитная. За плитами похоже полка. Так оно и оказалось. Около 9 вечера выбираемся на довольно большую полку. Я бы назвал это целой поляной. С 6 вечера идет снег. Но тепло, снег нехороший. Здесь и будем жить в эту ночь. Выше поляны небольшой ледово-снежный склон, упирающийся в бастион, выводящий на вершинный гребень. Вот оно все рядом. Здесь нашли старую заброску, вероятнее всего моногаровскую. Как это все сюда попало – не представляю ! 11 (одиннадцать !) рюкзаков, старые брезентовые, каждый весом ну не меньше 15 кг !. Естественно, один вскрыли. Там куча банок из-под растворимого кофе, в которых неизвестная смесь. Похоже еда. Скорее всего это некие питательные смеси. Попробовали – ну и гадость ! Дружно отказались, хотя еды на 2 раза. Палатка стоит в полный рост. Наконец-то можно выспаться. Как говорят французы – «кто спит, тот обедает». Поэтому черт с ней, с едой.

28 июля 1981 г.

Проспали! Значит уже устали. Небольшой туман, но в целом погода хорошая. Собираемся быстро, тем более, что тратить время на еду не надо. Пока подошли под бастион, погода разгулялась. А бастион то оказался «не подарок». С виду такой теплый, приятный, да и гребень рядом. А на поверку - круто, а самое неприятное – сыпется он, много «живых» блоков. В середине бастиона оставляем второй контрольный тур.

Еще пару веревок и мы на гребне.

Все! Гребень.

Вершина, вот она, рядом. Было бы здоровье, докинул бы до нее камнем. Хотя, нет. Ну не кинуть камень мне на 200 метров. Ладно, добреду ножками. Ходить ногами это здорово, ребята. Как уже достало это 10-ти дневное сидение на дощечках. С вершины к нам спускаются какие-то люди, говорят не по-русски. Это куда же мы вылезли?
Понял! Это прибалты с больших сборов под Ушбой.
У них… должна быть… ЕДА!

Собрались все. Поздравили прибалтов с горой, они нас тоже, хотя и рановато. Говорили много хороших слов – приятно.

Уже 7 вечера. Ребята бегут вниз, оставили нам ту самую колбасу и пачку чая. Ну а мы решили ночевать здесь на гребне. Завра с утра на гору и вниз.

29 июля 1981 г.

Встали рано, где-то около 4 утра. Чай в качестве допинга и на гору. На вершине были в 6-15. Красота. Кавказ подо мною….Погода класс! Вниз, вниз и вниз.
К обеду были на леднике. «Грохнули» литров 5 какого-то сока. Наблюдатели уже собраны. Последний взгляд на Красавицу и вниз.

Копия записки с вершины. Это записка «смотрящих» за нами из команды конкурентов «Мособлспорт». Сама команда работала на «зеркалах» Северой стены (по М.Хергиани), а руководитель здесь. А вот они сняли записку литовцев, которые дали нам КОЛБАСУ И ЧАЙ.

  Егоров В.М.,      Носов А.П.     Глушков А.С. Жак В.В.         Голубев Н.Н. 

Хорошее дело сделали, не стыдно будет потом рассказать и даже немного похвастать.

Честно сказать несколько дней после восхождения было не до таких мыслей. А вот уже потом, через неделю, когда мы всей командой перебрались в ущелье Кок-су (Памиро-Алай) на чемпионат ВС (Вооруженные Силы), и Виктор Павлович Некрасов, глубоко уважаемый мной человек и один из лучших в прошлом альпинистов Союза, пожал мне руку, сказал –«молодцы, Витя» и вручил два ! блока американских !!! сигарет, я действительно понял – хорошее дело сделали.

А грузины тогда все же прошли Кюкюртлю и заняли на Союзе второе место. Ну а золото было, конечно же у Красавицы. Вот так ребята.
Пока.
Жак.

P.S.
Большое спасибо Владимиру Николаевичу Шатаеву за помощь в «раскопках» фотографий с маршрута.
Все фотографии сделаны камерой «Смена-8». Это кто не знает – практически цифровая камера, но не со всеми цифрами, только с одной - «8».

Читайте на Mountain.Ru:

Ягноб
или история о том, как влияет программа «Время» на подсознание человека

Рассказ с предисловием

СКА 5. Первопроходы






Отзывы (оставить отзыв)
Рейтинг статьи: 5.00
Сортировать по: дате рейтингу

Спасибо!

Я так и надеялся, что за обзором достижений команды СКА 5 последуют более подробные рассказы об отдельных восхождениях. Написано просто изумительно, не оторвешься. Пожалуйста, продолжение!
 
здорово !

ВИКТОР, спасибо за спортивный рассказ, задор и молодость в словах, достойные настоящего АЛЬПИНИЗМА, а не "карманного" псевдоэнтузиазма.
 

Поделиться ссылкой

Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999-2017 Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100