Добро пожаловать !
Войти в Клуб Mountain.RU
Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

"Горы в фотографиях" - это любительские и профессиональные фотографии гор, восхождений, походов. Регулярное обновление.
Горы мира > Тянь-Шань >


Всего отзывов: 7 (оставить отзыв)
Рейтинг статьи: 5.00


Автор: Дина Терентьева, Москва

Позывной «Москва» или наше восхождение на пик Победы (7439м)

"Победа забрала почти всё… но взамен дала столько, что хочется начать новую жизнь."
Денис Урубко.

Про пик Победы написано немало.

Пик Победы – это самый северный семитысячник и одна из самых сложных для восхождения гор... Капризная и своенравная гора, очень неуступчивая и ни за что не желающая быть покоренной… Склоны и перевалы открыты ледяным ветрам… Неожиданные порывы ветра (скорость его достигает 150 км/ч), бураны, температура до -30 по Цельсию... Пик Победы не прощает ошибок, история его покорения трагична – на его склонах пропадали группы очень опытных альпинистов, а это были закаленные и сильные люди...

Победа больше, чем просто гора, стала для меня уже давно. В 2000м году после восхождения на Хан-Тенгри и знакомства с высотой семи тысяч возникло робкое желание, которое основательно окрепло в результате успешного мероприятия 2005 года на пики Корженевской и Коммунизма совместно с Андреем Потапенко. Первая же попытка восхождения на Победу состоялась в 2007 году. Но тогда после спуска с Хан-Тенгри из пяти потенциальных участников на гору вышли только мы вдвоем с Андреем (остальные отказались по разным причинам) и после поломки каркаса палатки на 6400м и ухудшения погоды вынуждены были повернуть назад. Казалось, что больше попыток совершать мне никогда не захочется, но уже на спуске у подножия, бросив прощальный взгляд на исполин, почувствовала, что вернусь. Все это время гора не то чтобы мне жить спокойно не давала, но периодически напоминала о себе незримым присутствием. Хотя пытаться повторить попытку восхождения не тянуло ни на следующий, ни в последующие три года. Хотелось отдохнуть и прийти в себя от холода и суровости мероприятия. Были другие интересные путешествия и восхождения (Памир, Кунь-Лунь, Непал), по-своему сложные и необычные, но тем не менее, более теплые и мягкие, нежели Победа. И вот весной 2011 года возникло стойкое ощущение даваемого шанса - или сейчас, или вряд ли еще когда-нибудь соберусь. Начали с Андреем потихоньку собираться, усиленней тренироваться, готовить и подкупать снаряжение. Позже к нам присоединился Костя Шрамов, имевший максимальную высоту хождений в горах 6200м. Далее повествование идет в форме краткого дневника, с разбивкой по дням.

15.07.2011 Поздно вечером летим в Бишкек.

16.07 Рано утром в аэропорту Бишкека нас встречает представитель «Ак-Сай Трэвел», где мы приобрели полный пакет услуг, как то встреча, трансферы, проживание, кормежка в пути и в базовом лагере на Южном Иныльчеке и т.п. Закупив в супермаркете продукты для высотных выходов, пиво, напитки полегче и покрепче на дни отдыха, едем в Каркару. Вместе с нами в одном микроавтобусе также забрасываются Миша из Северодвинска (в дальнейшем, Миша-морячок), Паша Трофимов из Иркутска и Женя из Киева. В палаточном лагере Каркары нас встречает директор «Ак-Сай Трэвел» Елена Калашникова, тепло и заботливо опекающая всех прибывающих туристов.


Перед вылетом на Южный Иныльчек. Справа - Андрей

Каркара. Третий слева — Паша Трофимов

Под нами ледник Северный Иныльчек

17.07 Прощальный взгляд на бегущие под ветром волны травы, высокие тянь-шаньские ели, и первым рейсом вертолета мы летим в базовый лагерь (БЛ). Теплые коричнево-зеленые тона под нами сменяются на холодные черно-белые цвета скал, снегов и льдов. БЛ расположен на морене ледника Южный Иныльчек, на высоте 3900м. Главный человек здесь – начальник лагеря Дима Греков. Обустраиваемся в базовской 3х местной палатке, в которой я могу встать во весь свой рост. До обеда идем прогуляться, посмотреть на маршрут нашего планируемого для акклиматизации подъема к пику Актау (6138м) через западный склон перевала Северный и заодно испытать новые пластиковые снегоступы Андрея и Кости (у меня - старые самопошитые из тезы еще для похода по Кунь-Луню). Издалека, с тропы на морене ледника Звездочка видим мощный скальный пояс, преграждающий путь к перевалу. Решаем завтра пройти по долине бокового ледника подальше и подняться повыше, чтобы реально оценить нашу возможность подъема по этому пути. За вкуснейшим обедом с домашним борщом принимаем солпадеин, и голова, начавшая было гудеть в конце прогулки, затихает.

18.07 Первая ночь на высоте проходит на удивление неплохо, лишь утром небольшой дискомфорт в голове. Получаем у Димы рации, придумываем нашей команде позывной «Москва», так как первыми из москвичей прибыли в БЛ. Идем на разведку вверх по второму притоку ледника Звездочка, по которому планировался путь на перевал Северный. По утреннему холодку и замерзшей тропе быстро доходим до нужного поворота. Дальше лавируя между трещин ледника, поднимаемся в снегоступах, без них проваливаемся значительно глубже. Ледник при ближайшем знакомстве оказывается не таким уж простым и ровным. Упираемся до высоты 4590м. Наши вчерашние опасения подтверждаются – долину ледника преграждают сомкнувшиеся отвесные скалы, на преодоление которых нам пришлось бы потратить немало сил и времени. В программе Google Earth скальный пояс не просматривался. Назад поворачиваем около половины третьего дня, через семь часов движения, скорость которого совсем упала на адском солнцепеке. Идем вниз по раскисшему снегу. Солнце жарит со всей мощью, белоснежные склоны долины отражают его лучи, усиливая ощущения перегрева. В лагерь добираемся уже изрядно уставшими. Но пиво и вкусная еда с обилием овощей на ужине приводят нас в чувство. Однако на завтра единодушно решаем устроить себе день отдыха.


Разведка по притоку ледника Звездочка подъема к пику Актау (6138м) через западный склон перевала Северный

Пик Победы с ледника Звездочка

19.07 Ночью появляются слабая головная боль и тошнота. Цитрамон помогает слабо. Эти симптомы горняжки проходят утром после принятия телом вертикального положения и завтрака вкуснейшими творожными шариками. Облачно. Отдыхаем, набираем с Костиком продукты на следующий 4х дневный выход. Снег переходит в дождь, потом опять снег крупными хлопьями. После обеда моемся в «бане» - еще одно удовольствие в БЛ. Меняем план нашей акклиматизации. Поняв, что на Актау через перевал Северный путь для нас слишком сложен, а на пути через перевал Ноктюрн (со стороны верховьев ледника Ю.Иныльчек) есть большая вероятность влипнуть в тяжелую тропежку и изрядно вылезти из графика, решаемся на более классический вариант – подняться под Хан-Тенгри до 5800м с одной ночевкой на этой высоте.

20.07 Под утро опять болит голова. Кажется, что на четвертый день нашего пребывания на 4000м пора бы привыкнуть организму к этой высоте. Собираемся и выходим в сторону Хана в полдвенадцатого дня. Опять шпарит солнце, тропа на леднике раскисает. Через пару ледовых речек прыгаем с отдельным перебросом рюкзаков. Состояние средне-гадостное... мутит, гудит голова, по тропе еле волочу ноги, отстаю от своих более резвых товарищей. К лагерю 1 на морене у подножия Хана (4200м) приходим ближе к 16 часам. Слегка общаемся с солистом-японцем, который упорно не может акклиматизироваться уже вторую неделю и, похоже, вообще, плохо переносит высоту. Подходят болгары Ваня (наполовину русский) и Борис. Они тоже собираются завтра выйти как можно раньше и, пройдя опасные ледовыми обвалами и камнепадами места, подняться на 5300м. А выше 5300 сейчас находится только Паша из Иркутска. Уже несколько дней о нем ничего не известно, Паша ходит один и без рации. Греясь в последних лучах солнца (оно уже греет, а не шпарит), подсушиваем обувь и ставим палатку. Палатка Костика кажется маленькой и низенькой (это, наверное, после базовской в мой полный рост), но под стремительно накатившем зарядом снега втискиваемся в нее со всем своим барахлом.

21.07 Подъем в три часа ночи (утром назвать это время суток у меня не поворачивается язык). Хочу только спать. Кроме полкружки чая ничего не лезет (обычно могу есть в любое время суток). Ваня с Борисом уже вышли. Еле отдираем примерзшую палатку ото льда. Медленно поднимаемся по леднику Семеновского (маршрут Погребецкого). Навстречу нам в больших наушниках плеера спускается с акклема Паша, первым поднявшийся до седловины (5800м) и оставивший там свою палатку, советует срезку по ледопаду. Проходим опасное место, куда со склонов пика Чапаева одна за другой начинают сходить небольшие лавинки. Не успеваем до солнца пройти «мышеловку» в районе 5000м и, опасаясь ледовых обвалов и камнепадов, решаем переждать вместе с двумя болгарами до вечера под прикрытием устойчивого на вид серака... на 4880м. Устроившись во временной тени, варим компот из сухофруктов. Пекло нарастает. В половину четвертого солнце уходит за пик Чапаева, а мы начинаем подниматься дальше по Пашиным следам. «Мышеловку» проходим между 17 и 18 часами, на снегу не слишком много камней. На ночевку встаем на безопасном пятачке среди трещин на 5100м. Болгарин Борис в свои 58 лет впервые поднимается так высоко. Ночь проходит вполне неплохо.


Костя и Андрей (слева направо) в БЛ на фоне пика Победы

Лагерь 1 на морене у подножия Хан-Тенгри, 4200м

22.07 Просыпаемся под громкие переговоры по рации. Народ, прошедший «мышеловку» не в пример нам, рано утром, сообщает информацию Диме в БЛ о себе, о нашей уютной стоянке и знакомом японце, который как всегда не торопится, сидит в ледопаде, пьет чай с шоколадкой и улыбается... Расплата за наш поздний подъем в 7:30 – атомная жара. Тормозим с утра неимоверно (как впрочем и все последующие дни). Выходим только в 10:30. Команда улиток и черепашек... а они как побежали... :) Медленно ползу последней. Идем на 5800м, чтобы переночевать под седловиной Хана. Акклиматизация проходит как-то тяжко... обуревают мрачные мысли... что же будет дальше? Время отдыха после 15-20 шагов подъема начинает превышать время движения... Потихоньку догоняю Костика... В моменты отдыха, повисая на палках или сидя на рюкзаках, мгновенно дружно засыпаем. Андрей выползает к бергу под седловиной раньше нас почти на час, ровняет место под палатку. Болгары вышли с 5100 и поднялись сюда раньше нас. Но глядя на Бориса (состояние выраженной эйфории сопровождается рвотой), гид, проходивший мимо нас утром, подозревает отек мозга и настоятельно советует Ване срочно проводить напарника вниз хотя бы на 5300, пока тот может идти самостоятельно. После Ваня возвращается к нам, и у него, похоже, идеальное самочувствие и адское здоровье. Варим компот, ставим палатку. У меня единственное желание – переспать эту ночь и свалить в базовый лагерь. Завтра намерены выйти в 5 часов без завтрака.

23.07 Звон будильника в 4 утра. Андрюха просит еще полчаса полусна, пока обезболивающее ослабит головную боль. И у нас появляется повод еще на 30 минут замереть в теплом спальнике, не ворочать гудящую голову, отложить толкание в тесной палатке. Выходим, конечно, не в 5... но в 6:30. Ночной снег и ветер замели все следы. Ваня делает попытку вылезти на седловину (ближе к Хану), но закапывается в сыпучем снегу... и также как мы, решает идти вниз. Навстречу нам поднимается народ – кто на акклиматизацию, а Миша-морячок, сходивший на пик Ленина дней десять назад, явно на восхождение. На месте нашей прошлой ночевки на 5100м здороваемся с застенчиво улыбающимся японцем. Мышеловку проскакиваем около 9 утра и влипаем в поплывший под солнцем снежный склон. А ведь выйдя в 5 (а лучше в 4), наверняка проскочили бы весь спуск до Л1 по холодку и твердому насту. Опять встречаем Пашу, только теперь мы - вниз, а он – стремительными шагами наверх (впечатляюсь длиной его шага и скоростью подъема). К Л1 спускаемся в 11:30, в БЛ приходим как раз к обеду. Не доходя полчаса до дома, упиваюсь газировкой, предложенной поджидающим меня Костей в бирюковском лагере. Эту жидкость хочется пить и от нее не воротит :) Дальше медленно, но верно все работает на отдых и восстановление измученного организма - пиво, вкусная домашняя еда, блаженный душ, ну и конечно, всего 3900м! Дозваниваюсь домой, узнаю, что там все ОК... состояние счастья.

24.07 Первое утро без головной боли приветствует меня... На завтрак замечательные творожные шарики, делаю себе кофе. Отдых. Все идет привычным путем - сначала задолбаться по полной программе, а после получать кайф от простых земных мелочей. Пока завтракаем, в БЛ залетает 25 новеньких... Обратным рейсом отбывает болгарин Борис вкушать тепло Иссык-Куля. Из болгар остаются Ваня и Кристина, проболевшая в БЛ первый выход на высоту. Они уходят сегодня под Хан и далее поднимаются Ваня - на вершину, Кристина – акклиматизироваться. В последующие две недели на многочисленных связях по рации мы будем часто слышать о ее героических похождениях ) Сегодня первыми в этом сезоне на вершину Хан-Тенгри взошли Паша Трофимов и Миша-морячок! Пиво с воблой до обеда, нагрузка (вернее, загрузка) организма продолжается...Погода звенит, лишь внизу по долине собираются бледные облачка над очистившимся от снега ледником. Ближе к вечеру облачка превращаются в зловещие темные тучи, пахнущие снегом. На удивление, тучи проносятся, так ничем и не разродившись. Ночью на черном небе миллиарды ярких звезд, призрачно светится Млечный путь... фантастическое зрелище. Костик замечает, что Млечный путь (при взгляде из БЛ) соединяет оба классических маршрута окрестных семитысячников, одним концом указывая на Хан, другим - на Победу.

25.07 Второй день отдыха как будто тяготит, кажется, хватило бы и одного. Но от высоты надо отдыхать как следует (нам, по крайней мере), так что продолжаем – спим, едим, читаем, понемногу собираемся к завтрашнему выходу в сторону Победы. И опять ползет серый мрак с запада, но разражается лишь мелким дождиком. А я, лежа в теплом спальнике в просторной палатке, читаю Рэя Бредбери «Вино из одуванчиков»... Вечером книга переходит к Паше, спустившемуся с Хана и отдыхающему перед соло на Победу.

26.07 По нашей просьбе на кухне делают ранний завтрак к 7 часам. Выходим в 7:30. Сначала по моренной тропе, затем в связке по Звездочке, через многочисленные трещины с подтаявшими краями и мостами... в Л1 у подножия Победы приходим в 15:30. Также в лагерь приходит чуть раньше нас казахская команда из шести человек под предводительством Виолетты, в составе которой также киргиз Керим, итальянка Тамара и немец Ахим. Завтра «казахи» собираются провесить перила в ледопаде, утраченные в результате недавнего падения серака.


Ночевка на 5100 после ледопада лед. Семеновского. Болгары Борис и Ваня (спиной), Андрей

Перекус на Звездочке, Костя и я.
(фото Андрея Потапенко)

Приближаемся к лагерю у подножия Победы
(фото Андрея Потапенко)

27.07 Ближе к 11 утра, пыхтя и отдуваясь, взгромоздились по свежепровешенным Керимом и Виолеттой перилам наверх ледопада. Спасибо казахской команде! Перед подъемом долго наблюдаем зависшего на перилах неторопливого Ахима. Затянувшуюся паузу прекращает Андрей, взбодрив немца отчаянным криком «зашнуривай!». Зато Тамара показывает чудеса скоростного подъема на крутом льду. Такой неженской силы и скорости не выдерживает ее кошка, ломается пластиковая лягушка. Андрей быстро сооружает замену из стропы и металлического кольца. Жарко. Похоже, до 5800м сегодня нам не дойти... Казахская команда остается ночевать под перевалом, а мы осторожно всползаем наверх по зыбким снежным следам, ведущим к Дикому. Встаем на известном месте под прикрытием серака.


Андрей из-за Кости перед прохождением ледопада

Казахская команда проходит ледопад.
(фото Андрея Потапенко)

Костя на вылазе из ледопада, ~ 4600м.

Сушка палатки чуть ниже пер.Дикого, 5200м.
(фото Андрея Потапенко)

28.07 По широкому снежному гребню, наслаждаясь открывающимися видами, поднимаемся к вырытой украинцами пещере на 5800м, имея коварный замысел занять ее первыми. Тихая и солнечная погода в этих местах – редкий подарок. Вспоминаю ветер с колючей поземкой в лицо, за пару минут напрочь заметающий следы впереди идущего, четыре года назад. Сейчас идется нелегко, но состояние на порядок лучше подханского четыре дня назад. Чуть ниже украинской пещеры здороваемся с двумя канадцами, выглядывающими из своей желтой жизнерадостной палатки с сохнущими носками на крыше. Нас угощают куриным бульоном, мы предлагаем лимон с сахаром. Железные парни, канадцы осваивают высоту не посредством пилообразной акклиматизации, а упорно (метод топора) поднимаясь выше и выше и проводя по паре дней на месте каждой ночевки. Видим, как снизу стремительными шагами, почти прыжками, к нам приближается человек... по сильной стройной фигуре легко узнаю участницу казахской команды, итальянку Тамару (Тамара год назад поднялась на Лхоцзе!). Еле успеваем занять готовую пещеру. Но дабы не испытывать угрызения совести, Костя и Андрей активно помогают соседям рыть новую пещеру метров на 20 пониже нас, а также расширяют и нашу (украинскую) пещеру для размещения в ней еще 2-3 человек. А я сачкую... сижу на таком приятном здесь солнышке, в полном безветрии, варю компот, подсушиваю ботинки и грызу тыквенные семечки. Канадцы находят начало перил, ведущих наверх. На ночь в пещере размещаемся впятером с Ахимом и Тамарой.


Утро красит нежным светом... вершину и гребень Победы

Снежный гребень от Дикого до ночевок на 5800м.

Хан-Тенгри с гребня Победы на 5500м.

29.07 Около пяти утра, пока мы еще спим, наши иностранцы очень тихо, почти бесшумно (что меня сильно поразило) покидают пещеру для спуска со своей командой в БЛ. А мы вслед за канадцами начинаем свой подъем на 6400м. Чуть левее пещер лезем вверх по крутому снежному склону. Далее по перилам уходим еще левее, используем с виду наименее старые желтые веревки, местами с кучей узлов, вычленяющих измочаленные куски. Канадцы со своими тяжеленными рюкзаками остаются позади. Теперь на Победе в этом сезоне мы идем первыми... Пройдя нижний пояс скал, с тропежкой местами выше колена подходим слева ко второму скальному поясу. Вижу веревку. Закопанные части перил приходится вырубать из плотного снега. Пока мы осторожно преодолеваем острый снежный гребень от скал к склону, нас по следам догоняют канадцы, так и держась весь оставшийся путь метрах в двухстах позади. Начинается воистину тяжелая тропежка, даже при подъеме на пик Коммунизма в 2005 году было легче (тогда по нашим следам шли словаки). Сейчас же, пробиваясь к ночевкам на 6400м, мы поочередно копаем траншею вверх по 35-40 градусному склону. Достигнув большого камня с табличкой погибшему здесь альпинисту Бородкину, накапываем площадку под палатку. Канадцы выбирают камень пониже.

Железные парни, канадцы на стоянках 5800м.

Андрей на фоне хребта Тенгри Тоо, ледников Ю.Иныльчека и Дикого, на 6100м.

30.07 Сегодня у нас радиальный выход – до куда дойдем... Поднимаемся, местами вырубая из снега и льда найденные перила. На сеансах связи как вчера, так и сегодня, Дима корректирует наше движение. Проходим отвесный скально-ледовый участок метров в двадцать. И тут я соображаю, что спусковое устройство, которое явно пригодится мне на обратном пути, осталось в палатке... утром мысли работали исключительно на подъем. Тропим все медленнее и медленнее. Андрей сверху взывает к нашей с Костей совести, но она неумолимо засыпает вместе с мозгами. Садимся попить чаю, а заодно распиваем на троих коктейль от Потапенко – дексаметазон, коллоидное серебро и витамин С. Глаза перестают закрываться, как будто в них вставили спички, тупо взирают на окружающую нас серость неба и снега. На 6700м начинается поземка, погода явно портится. На связи с Димой по его совету и другим наличным факторам решаем спускаться к палатке. Андрей сильно жалеет о том, что не дотянули до Важи. Мы с Костиком, похоже, вполне рады этому решению. На протяженном отвесном участке спуска добрый Андрей отдает мне свою восьмерку взамен на жюмар. Вернувшись на 6400м, рядом со своей обнаруживаем палатку трех украинцев. Ребята поят нас горячим чаем.

31.07 С полвторого ночи спать не хочется... то ли переходили, то ли переели на ужин красной икры. В четыре одеваюсь и готовлю завтрак. Уже стандартно с подъема дежурного и до выхода у нас проходит три часа, слишком долго тупим после еды, оттягивая момент одевания и сборов в тесной палатке. Все небо затянуто облаками, лишь на востоке в шесть утра еще желтеет чистая полоса восхода, видимость пока приличная. На месте ночевки, под камнем оставляем заброску из продуктов и газа. Пока спускаемся к пещерам на 5800м, погода все больше портится. Соседи-украинцы в четыре вышли наверх и, поднявшись где-то до нашей вчерашней высоты, с ухудшением погоды тоже начали спуск. Под невидимым солнцем снег на склоне становится вязким, спуск превращается в мучение. Начинает валить мелкий снежок. Пока перекусываем на Диком и забираем оставленный мусор, снегопад усиливается и заметно мокреет. Начинаем спускаться с перевала не по пути подъема, а по следам левее (если смотреть вниз). Берг переползаем на брюхе со страховкой. Тем временем догнавшие нас украинцы гораздо быстрее проходят спуск с переходом того же берга справа по старым следам. К ледопаду подходим уже в полном тумане. Снег валит с небес уже белой стеной, превращаясь на нас в струйки дождя. Пройдя ледопад к трем часам дня, единодушно решаем идти в БЛ. Оставляем у подножия Победы палатку со кое-каким снаряжением, планируя вернуться 3-4 августа. Полузаметенные следы украинцев и вешки с красными флажками - как нить ариадны в белой мгле. Андрей на 18-часовой связи просит придержать наш ужин до 20 часов, на что Дима обещает накормить нас в любое время. На ботинки еще с 6400 надеты бахилы и кошки с антиподлипами, которые сейчас совсем не работают... и на каждой ноге висит не менее 4-5 кг. Жду не дождусь выхода с ледника на морену, недоумевая на слова Андрея, что там нас ждут свои удовольствия. На выходе с ледника начинаем стремиться к забитой ранее в GPS точке моренной тропы... сначала она была в 300м от нас. Поиски заветной точки растягиваются часа на два, расстояние до нее неуклонно растет, а мы с рюкзаками за это время превращаемся в белых снеговиков. Лазаем вверх-вниз по ледовым распадкам - ни туров, ни тропы, ни точки... Силы мои тают с каждым шагом, темнота призывает ко сну... Спасибо хорошему снаряжению – лыжные штаны SWIX при намокании тут же сохнут (как будто и не намокают вовсе, но при этом всегда дышат), куртка Love Alpina держит воду. Ноги и периодически отжимаемые перчатки весьма сырые, но пока двигаемся – теплые. Ура! Видим свет лагеря! Выходим на туры и на следы тропы. Приходим на ужин в 21:30. Съедаем по огромной тарелке шикарного плова, пьем пиво, ликер, минералку... и засыпаем в своей просторной базовской палатке сном младенцев. А снег идет всю ночь.

01.08 Первый день последнего летнего месяца. Заснеженная морена слепит под ярким солнцем. Перезимуем лето в горах Тянь-Шаня. Релакс по полной программе и сверх нее. Бесконечные разговоры под чай, кофе, пиво, ром... Настроение омрачают неприятные известия из дома о проблемах маминого здоровья. На гору хотелось бы идти в спокойном состоянии. И еще, уже третий день из БЛ не видно Пашу Трофимова. 28 июля он вышел на Победу по маршруту Абалакова. 29 июля его в последний раз наблюдали в телескоп на высоте около 5000 метров.

02.08 Команда Виолетты с присоединившимися к ним Мишей-морячком и Ваней-болгарином выдвигаются в Л1 на Звездочке. У казахской команды планы — подняться на Важу для акклиматизации, у Миши и Вани — по возможности на вершину. Готовим продукты и снаряжение на выход с восхождением. Пара снежных зарядов. Вечером смотрим «Трою» с Брэдом Питтом.

03.08 В 7:30 просыпаемся от громкого голоса Димы, общающегося по связи с Виолеттой. Произошло ЧП. Около семи часов утра на подходе к перилам ледопада Ахим попал под ледовый обвал. Немец жив, но травмирован - подозрение на перелом основания черепа. Дима консультирует Виолетту по первым действиям в плане медицины, вызывает вертолет к подножию Победы, готовит срочную помощь в Караколе и Бишкеке. Вертолет прилетает ближе к 10 часам, забирает лагерного врача Аваза и с ним отправляется в Л1 за Ахимом. Вечером узнаем, что, к счастью, предварительный диагноз травмы Ахима не оправдался, обошлось сотрясением мозга. В БЛ возвращаются Ваня с Тамарой. Ваня из-за потерянного дня уже рискует не успеть на обратный самолет. Тамара в виду утреннего происшествия и разных мелких, но странно многочисленных событий, наводящих на мысли типа «звезды не лежат», отказывается в этом году от восхождения на Победу, пойдет на Хан-Тенгри. На ужин фаршированные перцы и яблочный пирог, объедаемся в предвкушении скудного сублиматного рациона. Завтра планируем подъем в 5, заводим будильник.

04.08 Открываю глаза от утреннего света, 6 часов. Проспали. Ставим наш личный рекорд команды улиток, завтракаем и собираем рюкзаки за полтора часа. Дима желает нам удачи. Кстати, каждое такое пожелание (первые прозвучали еще в Москве) реально прибавляет сил и уверенности в себе. Тропа по морене и леднику до 12 часов дня держится подмороженной, успеваем за это время дойти до Л1. Находим нашу палатку целой и невредимой, но, кажется, переставленной на другое место... Быстро перекусываем и движемся в сторону ледопада. Дима и Виолетта на связи не советуют нам сейчас проходить его. Но исходя из соображений о наиболее вероятностных обвалах льда во время резкого изменения температуры с ночной на дневную, решаем все же идти сейчас, а не завтра утром. Опять же и вчерашний обвал произошел около семи утра, видим его впечатляющие следы. Весь склон с перилами уже в тени. К 16 часам поднимаемся наверх ледопада. Набираем еще не более ста метров по высоте. После жаркого дня снег не держит даже на утоптанных следах тропы. Встаем на ночлег. Аппетит у всех открывается зверский. Похоже, парни не слишком наелись ужином.


На подъеме от 6100 до 6300м. Андрей

05.08 В 7 утра наст держит железно. Склоны Победы под взошедшим солнцем плавятся жидким серебром. За час подходим под Дикий. Ловим тишину последнего безветрия. С Важи несутся снежные флаги, наверху сильный ветер. На перевале мое предложение попить десять минут чаю с шоколадкой встречает бурная реакция Кости. Сердито прокричав, что предпочтет ловить наст, Костик по чьим-то свежим следам стремительно рвет на 5800, удовлетворив мою просьбу оставленным на тропе сникерсом (прямо как в песне — сникерсы на снегу...). Пока мы с Андреем отдыхаем, Костик догоняет и обгоняет группу из четырех человек (смогли посчитать мы их не сразу... решив, что двоится в глазах... просто ребята тропят, сняв рюкзаки и возвращаясь за ними) и зажигает на два шага впереди. Ну, может сумеет нашу знакомую пещеру занять. Группа - из бирюковского лагеря, один из четырех курит как паровоз через каждые двадцать минут. Потихоньку догоняю впереди идущих и начинаю тропить... не чувствуя усталости. Наконец-то с момента прилета на Ю.Иныльчек ощущаю прилив сил (вернее, их здоровое наличие). Ура! Акклиматизировались. Занимаем нашу старую пещеру. Все эти три дня периодически разглядываем склоны маршрута Абалакова напротив нас с целью увидеть какие-либо следы пропавшего Паши. Пока безуспешно. Проходят вниз железные канадцы, добравшиеся до Важи и просидевшие там двое суток в непогоде... и прогулявшие на Победе три недели, ни разу не спускаясь в БЛ для отдыха... Усиливается ветер, с запада тянет на Хан зловещие свинцовые тучи, целый фронт. Начинает идти снег. Вход в пещеру завешиваем палаткой. Отогреваюсь в спальнике, влезши в толстые теплые горнолыжные штаны. Теперь буду жить в них, не вылезая, пока не пойдем отсюда вниз (как оказалось, до базового лагеря). Погода прогнозом на пару дней обещается сносная.

06.08 Периодически просыпаемся от нехватки воздуха... практически засыпало вход в пещеру. Откапываемся. Ветер умеренный, идти не мешает. На исходе перил первого скального пояса удачно расходимся с казахской командой, идущей в БЛ с 6400. В 12 нас догоняют передовые бирюковцы, вместе отдыхаем на острой снежной перемычке после скальных поясов. В это время украинцы с перешедшим к ним от казахов Мишей-морячком прорубают карниз на Важе и, пройдя по гребню, ищут прошлогоднюю пещеру. Главный курильщик не выдерживает нашего затянувшегося отдыха в ожидании его соучастия в тропежке, выступает первым. Вот так дружненько мы с ним и протаптываем следы до 6400. Долго ходим там вверх-вниз, ищем местечко от ветра потише. Да так и возвращаемся под старый знакомый камень. Расширяем площадку, надстраиваем стенку. Временно затихнув, ветер опять разыгрывается и всю ночь, не давая спать, треплет палатку.


Вид на Хан с 6300м, развилка Ю.Иныльчека и Звездочки

На подходах к 6400м.

07.08 Встаю в 4, делаю завтрак. Поев, еще полчаса валяем дурака, прислушиваясь к шуму ветра. Бьем все рекорды — от подъема дежурного до выхода из палатки проходит четыре часа... Планы соседей-бирюковцев непонятны, внешняя ткань одной их палатки конкретно порвана. Трое украинцев (Паша, Андрей и Гена) с Мишей-морячком сидят в пещере за Важей, вроде и для нас там найдется местечко. Через пару часов погода портится окончательно. Временами ветер сбивает с ног, бросает щедрыми горстями в лицо колючую снежную крупу. Перильная веревка в верхней части камина покрыта ледяной коркой, жюмар протестует. Вылезаем на Важу, ура! С гребня на 6900м видим Китай (интересно, видят ли нас пограничники? :)). По китайской стороне добираемся до пещеры, возле входа из снега торчат палки. Впихиваемся в прибежище, украинцы щедро поят нас горячим чаем. Расширяем пещеру. Андрей лежа рубит и копает (как Стаханов в забое), я откидываю снег ко входу, Костик выгребает его снаружи. Спасибо, соседям — дружно помогают. На связи от Димы получаем неутешительный прогноз погоды — штормовое предупреждение с максимумом снега 10-11 августа. Завтра посмотрим... можно пересидеть день-другой. Если спустимся вниз не солоно хлебавши, боюсь, что сил да и желания на очередную попытку у меня может уже не остаться.

08.08 Всю ночь парни, каждый час сменяя друг друга, откапывают вход в пещеру. Меня, спасибо, пожалели... Циклон в самом разгаре. Спится неплохо, разве что голова немного побаливает и наутро в противовес вчерашнему никакого аппетита. На связи Дима настоятельно рекомендует всем спуск с маршрутов. Среди дня вылезаю из пещеры по надобности. Первую минуту стою ослепленная круговертью ветра и снега, в момент залепивших мои очки. Ну как идти в таких условиях? Одна надежда на окно в циклоне... Можно, конечно, сидеть и ждать погоду, растягивая продукты. Но долго так не просидишь, на семи тысячах человеческий организм не восстанавливается, а теряет последние силы. К ночи холодает. Далеко внизу, на китайской стороне видны огни.

09.08 В два часа ночи Миша вылезает из пещеры и обнаруживает звездное небо. Решаем идти на вершину. По странному совпадению в этот особенный для меня день (9 августа родился человек, память о котором всегда будет жить в моем сердце) я совершала восхождение на Хан, Корженеву и вот сегодня иду на Победу... В 2:30 начинаем копошиться... вылезать из теплых спальников, есть-пить, упаковывать ноги, одевать на себя все теплые вещи. Берем с собой палатку, коврики, лопату, горелку с кастрюлькой, немного газа, еды и питья в термосе и бутылках, штурмовую аптечку. Сначала украинцы с Мишей, ближе к шести утра и наша троица выходим на восхождение. Упорный юго-западный ветер в правое ухо. Верблюд траверсируем по китайской стороне, в основном, по фирну, местами с тропежкой. Появляется солнце, оживляет суровые пейзажи, смягчает жесткость высокогорной природы... волшебными красками озаряется Хан, золотом светится поземка... нереальные ощущения иного пространства... Уже ради этого здесь стоит оказаться. Слева — вершины Киргизии, справа — горы Китая с пустыней Такла-Макан в расплывающейся дали. В десять утра, пройдя длинный склон Верблюда, подходим к Обелиску - огромной коричневой скале, печально известной захороненными вблизи нее погибшими альпинистами. Заглатываем по арене, пьем чай, кое-что из еды распихиваем по карманам и оставляем здесь свои рюкзаки. Начинаем подъем правее Обелиска по фирновому склону (до 35 градусов) с выходами камней. Пройдя, как мы думали, обещанный «нож» — острый гребень, крутой с обеих сторон, оставляем веревку под характерной скалой. Однако дальше попадаются еще пара таких «ножей». Аккуратно проходим их на личной технике, где - сверху на четвереньках, где - по киргизской стороне. Сильный порыв ветра пытается сбросить со склона, вихрем закручивает жесткие гранулы снега, больно бросает в незащищенное маской лицо, напрочь залепляет стекла очков. Приходится снимать теплые рукавицы и быстро, до следующего бешеного порыва протирать очки, чтобы хоть что-то увидеть и продолжать движение. Миша первым, за ним Паша с Геной поднимаются уже по простому снежному склону с редкими камнями. Мы с Костиком пробиваемся в некотором отдалении от них, еще чуть дальше идут оба Андрея. В начале третьего дня первые взошедшие уже спускаются нам навстречу, Миша пытается развернуть и нас, причисляя видимо всех к их договоренности насчет точки возврата в 14 часов... Ну это как-то уже совсем не солидно, практически убегаю от окриков сзади, ищу какое-нибудь подобие тура на выровнявшейся лопате вершины. Вот обрываются и разворачиваются назад следы зубьев кошек на фирне. Не видя в горячке ничего, похожего на тур, «бегу» под порывами ветра дальше на восток. Слева снежное острие карнизов. Вот до этого камня и назад... нет, ладно, вон до того, и точно назад... Ругаю себя, пытаюсь развернуться и закончить свою дурацкую гонку. В конце концов так и делаю, прикладываюсь губами к большому коричневому камню и уже практически против ветра бреду назад по огромной вершине Победы. Вот оно — осуществление мечты. Пока шли, лезли, ползли, думалось, взойду и лягу на Горе в экстазе изнеможения. А тут сплошная суетная беготня получилась... Иду и корю себя за то, что так глупо от ребят сбежала... Наконец вижу Андрея и Костю, сжимаюсь в предвкушении заслуженной кары. Но, похоже, парни рады встрече... ) Андрей фотографирует... у моего фотоаппарата уже как пару часов назад сдохла батарея (запасная тоже разряженной оказалась), выжала из него утром на подъеме лишь несколько кадров (но каких!). Андрюха показывает приметный камень-тур, похожий на птичью голову. Сегодня таких необычных камней-птиц, камней-сфинксов на пути попалось немало. Обнимаемся втроем, на несколько секунд замерев единым целым... и около трех часов дняя начинаем спускаться. Ветер немного стихает. Не раз думала и боялась, что здесь наверху, почти на семи с половиной километрах буду помирать от бессилия, дикой горняжки и не смогу дойти до вершины. Но к моему удивлению, самочувствие до сих пор вполне нормальное у всех троих. Психологически готовилась к гораздо более худшему состоянию. Похоже, грамотно акклиматизировались. Удивительно еще и то, что на вершину мы взошли четко день в день по составленному Андреем в Москве плану мероприятия. Да, вообще, как-то с трудом во все это верится. Сомнения в том, что дойдем, были и утром у Обелиска, а уж в три ночи все рассматривалось, как — попробуем... Попробовали... получилось! Ура! Мы взошли! После благополучного прохождения ножей дальше до Обелиска спускаемся каждый в своем темпе. Вдалеке видим украинцев уже на траверсе Верблюда. Допиваем остатки теплого чая из термоса, есть совсем не хочется. Хочется поскорее добраться до спасительной пещеры и уснуть в теплом спальнике. Солнце прячется за верхушку Верблюда, долго и нудно идем по его китайской стороне. Также как и утром, проходим слегка занесенную снегом желто-серую палатку на гребне. Только потом, через пару дней, уже в БЛ узнаем, что в этой палатке с прошлого года лежат два замерзших тела. А мы идем мимо... к заветной пещере, в которой нас ждет жизнь. Темнеет, опять усиливается ветер с поземкой. Снег под ногами внезапно сменяется стеклянно-жестким фирном. За спиной слышу резкий окрик Андрея. Костик падает и начинает скользить в Китай... останавливает его участок рыхлого снега. Андрюха, думая, что я сбилась со следов, пытается искать их, практически сместившись на опасный карниз. С трудом отстаиваю свою правоту. Где-то между 10 и 11 часами вечера добираемся до спасительной пещеры. Долго делаю питье, насыщаемся горячим витамином, поим проснувшегося Мишу (он вернулся с украинцами около 8 вечера) и отключаемся.


Вид с гребня от Важи на китайскую сторону, ~ 7000м.

Победа и гребень на рассвете

На гребне Победы от Важи до Верблюда

На гребне Победы от Важи до Верблюда.
(фото Андрея Потапенко)

Скала «сфинкс» на гребне.
(фото Андрея Потапенко)

Карнизы Верблюда с киргизской стороны.
(фото Андрея Потапенко)

Костя на траверсе Верблюда, 7100м.
(фото Андрея Потапенко)

Скала Обелиск, ~ 7000м.

Вид в Китай на юг, ледник Томур

Вершина пика Победы 7439 м.
(фото Андрея Потапенко)

На спуске с вершины к Обелиску, я в Китае... )
(фото Андрея Потапенко)

Костя на спуске с вершины к Обелиску.
(фото Андрея Потапенко)

10.08 Отсыпаемся после трудного дня. Медленно собираемся... в нашей части пещеры достаточно низкий свод (если резко перейти из лежачего положения в сидячее, можно треснуться головой о потолок) и, конечно же, тесно. На улице метет. Дима на связи настойчиво советует нам спускаться. Пора уходить с этой высоты, где мы провели уже три, а наши соседи — все четыре ночи. Любое возникшее здесь нездоровье может закончиться весьма печально. Вылезаем из пещеры около 11 утра. Здесь на Важе ветер с поземкой, видимость минимальная. Почти сразу, без траверса на запад, переползаем на нашу сторону гребня, начинаем движение вниз. По GPS очень точно Андрей выводит нас к началу перил. Ветер стихает, но засыпая все вокруг, неутомимо идет снег. Вскоре нас догоняют украинцы с Мишей. Уже на подходах к 6400м, на последнем участке перил появляется видимость, солнце в разрывах облаков... и вместе с тем налетает настоящий ураган — порывы ветра сбивают с ног, и только яростно вбитый в фирн клюв ледового инструмента препятствует свободному полету тела с рюкзаком. Вихрем вздымается верхний перемороженный слой снега и с бешеной силой летит в лицо, которое вместе с очками (с обеих сторон) мгновенно обрастает корочкой льда. Молю природу прекратить эту вакханалию... ощущение преисподней. К стоянкам на 6400 приближаюсь в полном одурении и на трясущихся ногах. Точно на нашем прежнем месте стоит белая шатровая, по виду, туристская палатка странной несимметричной формы. На стремительную попытку Андрея войти из палатки раздается угрожающий мат, следом вылезает один из хозяев. Как только оба начинают дружески обниматься, догадываюсь, что вылезший парень — известнейший своими крутыми похождениями маишник Петя Рыкалов. Далее следует обмен впечатлениями и подробностями маршрута. Нас угощают замечательным теплым лимонным питьем, приглашают в гости. Но тут я начинаю торопить Андрея со спуском на 5800м, пока не стемнело. Занимаем свободную казахскую пещеру, в ней очень уютно, весьма просторно для троих и в отличие от важинской высокие своды. Эйфории добавляет пара глотков божественного егермейстера, популярного немецкого ликёра, настоянного на травах.

11.08 Вчера мы с Костей не слишком поддержали благие намерения Андрея с ранним выходом в 5 утра. Вот и проспали, не слыша будильника, до шести. Снег, отдохнувший за ночь, встречает нас готовностью непрерывным потоком сопровождать всех праздношатающихся до самого базового лагеря, перенасыщая и без того лавиноопасные склоны. Тропим вниз по уже еле заметным следам украинцев, вышедших полчаса назад. Ниже Дикого встречаем группу Ермачека, идущую на восхождение. Шоу в ледопаде — двое отдельно тягают вверх рюкзак и надолго занимают перила, предлагая всем торопящимся участок крутого льда проходить на скользящем карабине. Мы, конечно же, торопимся... хотим сегодня прийти в БЛ. Вскоре после Л1 догоняем украинскую команду (Миша уже давно влился в нее). Гена жалуется на боли в животе. Обезболивающие таблетки и укол, вколотый Андреем прямо через одежду, немного помогают. Сообща разгружаем больного. На очередной связи просим у БЛ помощи в виде встречной тропы для ускорения продвижения. Доктор Аваз консультирует нас и выходит навстречу с группой из нескольких человек (к сожалению, точное количество спасателей не помню). Наш путь в снегах Тянь-Шаня тянется бесконечно. В разрывах облаков светит почти полная луна. Перед входом в базовый лагерь собираемся с Андреем и Костей, чтобы торжественно войти туда вместе... Гора показывается целиком... как будто прощается с нами. В БЛ приходим за полночь обессиленные, но счастливые. Крепкие рукопожатия... теперь нас можно поздравлять с Победой... Гора неохотно, но отпустила нас. У Гены Аваз подозревает язву, завтра его первым же рейсом отправляют в больницу в Каракол. Нас - вторым в Каркару.


Вместе с украинской командой на пути по Звездочке к БЛ.

Вертолет перед посадкой в БЛ на Южном Иныльчеке

Два дня до вылета в Москву проводим на Иссык-Куле, отогреваемся, отъедаемся, отходим от Горы... Но вот сейчас, спустя два месяца, я, пожалуй, еще больше ощущаю ее в себе...

С особенной теплотой вспоминаю весь персонал лагерей в Каркаре и на Южном Иныльчеке, Елену Калашникову и Диму Грекова, всех тех, кто помогал и соучаствовал на нашем пути. С грустью и печалью — Пашу Трофимова, который так и не вернулся с Горы...

Текст Терентьевой Дины с дополнениями Потапенко Андрея и Шрамова Константина.
Фотографии Потапенко Андрея и Терентьевой Дины.


Отзывы (оставить отзыв)
Рейтинг статьи: 5.00
Сортировать по: дате рейтингу

Замечательный фото-отчёт

Замечательно. Только надо было больше фоток быта в бочках, в палатках, итд. Показывает реальность, уют после скитания по горам, итд. Оживляет отчёт
 
Спасибо за отчет

Спасибо, очень интересно! Непонятно только, зачем вам требовалось так рано вставать (в 4 часа ночи) на подходах и акклиматизационных выходах, если вы все равно еще 3 часа сидели в палатке? :)
 
Молодцы

Очень за Вас рад, ребята, молодцы. Поздравления и уважение.
 
Поздравляю!

Наконец вы сделали это!
 
победа

Поздравляю еще раз с горой.Встречал вас на Звездочке ночью, потом в лагере общались.Степан.
 
Спасибо

за интересный отчет и фотографии. Дине, Андрею - поздравления! Узнали о вашем удачном восхождении по смс, будучи с Димой и Кириллом в Альпах. До встречи на лыжне! К.Воликов
 
Из Перми

Дина и Андрей! Ещё раз поздравляю! Рад за вас! Вениамин.
 

Поделиться ссылкой

Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999-2017 Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100