Добро пожаловать !
Войти в Клуб Mountain.RU
Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

Чтобы быть в курсе последних событий в мире альпинизма и горного туризма, читайте Новостную ленту на Mountain.RU
Люди и горы > Владимир Марков >


Всего отзывов: 2 (оставить отзыв)
Рейтинг статьи: 5.00


Автор: Владимир Марков Город Петропавловск – Камчатский.
В статье использовались фотографии молодых участников начальной школы альпинизма.

Мои университеты на Камчатке.
День памяти Александра Байчурина.

Александр Байчурин. Его последняя работа в альпинизме
Байчурин Александр и Марамчин Александр решили помериться силами на лыжах
Ваш «покорный» слуга в Школе инструкторов ФАР
Даже не знаю с чего начать эту статью. Тема у меня сегодня не простая, очень не простая. Знал ли я Александра Байчурина раньше? Было дело. В начале 90-ых годов я руководил региональным КСС. Для меня альпинизм был, как воздух. А сейчас – это образ моей жизни. Естественно, Камчатка была Меккой альпинизма на Дальнем Востоке. Долго не думая, организовали и провели региональную альпиниаду в нашем округе. Альберт Александрович Березин был главным организатором всего процесса на Камчатке. От меня зависело только пробить через Москву финансирование данного мероприятия и организацию приезда приморских спасателей на эту альпиниаду. Все прошло на Ура! Вот здесь я и столкнулся с Александром. Весельчак, не многословен. Спортсмен-лыжник, до мозга костей.

Один эпизод с его рабочего момента в спорте. Мы возвращались с вулкана Вилючиенская сопка. Машина «Камаз». Весна. Дорога накатанная. Снег для лыж катит, просто атас. Александр разделся до плавок, одел лыжи. Гнал по снежному полю, не отставая от машины, много километров. Лыжи для него были, что воздух. Мы всю работу закончили на Камчатке и разъехались по домам. Прошло много лет, и я узнаю новость: «На Камчатке проходили соревнования по лыжам. Александр Байчурин, проходя трассу на большой скорости, поймал лыжами проволоку. В результате, перелом ноги». При встрече Александр поделился со мной впечатлениями этого случая: «Несусь, никого не трогаю. Вдруг резкий рывок и меня закручивает по оси. Все происходит в воздухе. Затем падение и резкая боль. Вот такое удовольствие!»

Если я правильно понимаю, то основная трудовая деятельность у этого человека была связана с медициной. Больше того, он работал врачом «Скорой помощи». Затем перешел работать в «поисково-спасательную службу» (ПСО) города Петропавловска-Камчатского и до последних своих дней в ней проработал. Он был мужиком, что надо. Таким в памяти у меня и останется. Вот коротенько об этом человеке. Я хочу дальше рассказать о нем языком труда инструктора по альпинизму при подготовке молодых альпинистов.

В 2010-2011 году все проходило гладко в начальной школе альпинизма в городе Петропавловске-Камчатском. У меня, как у спасателя с многолетним стажем, были проблемы с молодыми организаторами всех альпинистских мероприятий. Да и скалолазания, тоже. Я своим внутренним миром чувствовал БЕДУ, что в зале скалолазания, что в УСБ на Ганальском хребте. Естественно не молчал. Но молодежь и в Африке молодежь. Им все нипочем. У них все впереди. Они прут и им море по калено, но, при этом, дают мне трезвую оценку моим действиям «стукач», «сплетник» и т.д. Я парень простой. Жизнь, русские пословицы и поговорки, дали мне жизненный разум. «Цыплят по осени считают». Что и произошло. Пока несчастный случай не шибанет по башке гаечным ключом на «54». Вот только тогда, вдруг, начинают понимать, что скалолазание и альпинизм это не игра в кошки-мышки, а спорт, где на кону здоровье и жизнь человека…

Отучившись в школе Инструкторов по альпинизму, мне нужна была стажировка. Я ее начал у Александра Байчурина. А у кого еще? Если трезво оценить обстановку на Камчатке, он оставался единственным, опытным, ходячим инструктором в Петропавловске-Камчатском. Что творится с альпинизмом на Дальнем Востоке? Ума не приложу. Хоть волком вой. С каждым годом все хуже и хуже. Мне иногда хочется просто уйти и ходить в свое удовольствие в горы. Только «лыжи навострю». Сделаю свою маленькую теплую компания для спортивных восхождений. Тут начинается, то это, то вдруг раз и то. В 57 лет ехать и учиться в Школу Инструкторов ФАР? Такое не от хорошей жизни происходит. Пошутил перед моим отъездом один ветеран альпинизма на Камчатке: «Что, помоложе не нашли?» Но мне это вкатывает. Почему? Не знаю. Нужен, значит так надо! Еще и деньги на учебу нашли! Воспитали нас так СТАРИКИ. Съездил, отучился, вернулся и сразу к работе. Причем, еще и пишу рассказы об альпинизме по вечерам. Почему-то всем кажется, что это безделица. Но я так не считаю.

После выхода моей статьи по Центральной Школе инструкторов ФАР нельзя сразу взять и остановиться.

http://www.mountain.ru/article/article_display1.php?article_id=5023 «Взялся за фигуру – ходи. Взялся за перо – пиши». Ведь Школа это одно, а вот что происходит с людьми после Школы, это уже другая песня. Судьбы людей разные. Жизнь приходит и уходит. Что остается от человека. Судьба, да крест на могиле? В чем она останется? В работе? В рассказах родственников и памяти близких, друзей? Потом проходит время. Все уходит в небытие. Домашние альбомы «на помойке». То есть, в общую картину того или иного поколения. По строгой, регламентированной линейки: «Было так-то и так-то. Построили то-то и то-то». Сколько «завалили» при строительстве? Кому нужна эта правда? Всегда все происходит случайно.

И только книги и маленькие рассказы доносят до людей простые банальные вещи, как люди жили в тот или иной период времени. А если рассказов нет? Рождаются версии, небылицы. И начинают откапывать в архивах документы. А если эти документы не дают? Вот так вот и живем в своей любимой Родине.
Ладно, хватит, сейчас все по порядку из жизни первого набора Школы молодых альпинистов в городе Петропавловске-Камчатском. С чего все началось?

Карпенко Валерий, председатель правления КФАиС
Весь 2010 год Горный Центр Петропавловска-Камчатского налаживал свою инфраструктуру кадров для подготовки молодых альпинистов. Руководил процессом Валера Карпенко. Доминировали старички. А кто еще мог доминировать? Меняли всю документацию Камчатской Федерации альпинизма и скалолазания. А именно, сам устав федерации. Одно из главных направлений устава было уделено подготовке молодых альпинистов и их будущему. Для того, чтобы подготовить настоящих спортсменов, которые в дальнейшем будут готовы участвовать в Чемпионатах России по альпинизму. Впервые на Камчатке родилась организация, со свое лицензией, которая может делать такую работу официально. От себя могу заметить следующее. Федерация родила документ. А вот есть ли клубы альпинизма на Камчатке? Вопрос на засыпку. Поэтому, думаю, что сейчас у людей появится работа для головного мозга. Федерация со своим уставом есть! А клубы? Ничего страшного. Перетащу в Петропавловск-Камчатский свой клуб альпинизма «Тихий Океан». Моему клубу в этом году «стукнуло» 17 лет. Упорядочим работу клуба ВЕТЕРАНОВ «Кутх». Почему бы и нет? А где вообще эти старички? Аграновскую Людмилу Семеновну вижу! Постоянно работает с детьми. Развевает горнолыжный спорт в Петропавловске-Камчатском. Валера Карпенко прибегает на 5 минут вечером в Горный Центр. По-быстренькому решает все глобальные вопросы.

Сейчас я расскажу Вам только об одной группе альпинистов, в работе которой я принял участие в качестве стажера.


Инструкторский состав начинающий группы альпинистов


Александр Байчурин, инструктор (слева). Владимир Марков, стажер (справа)

Начинающие альпинисты. (Списочный состав).


Якименко Сергей

Полюхов Андрей

Глазова Ксения


Лебедев Руслан

Степченко Михаил

Кудрявцева Татьяна


Семишин Роман

Солоденко Елена

Молодых альпинистов набрали в Школу еще в декабре 2010 года. Объявили, как положено, что их ждет в Школе. Сразу в бой. Пошли лекции, занятия. Инструктором у новобранцев стал Александр Байчурин. Я старался не пропускать занятия у молодых и набивал себе руку для будущей работы. По плану с молодыми курсантами Школы должны были проводить занятия не только в помещениях, но и на рельефе.
Представляете, природа на Камчатке в декабре месяце? Молодым повезло с сезоном. То есть с зимой. Радует то, что это коренные жители Камчатки. Да не коряки и интельмены. Ни в коем случае. Просто молодежь постоянно живет в городе Петропавловск-Камчатский. А двое курсантов приезжают с города Вилюченска.


На лекциях в Горном Центре Федор Фарберова демонстрирует только свое снаряжение

Внимание, только внимание! У него не забалуешь

А это свежий кадр со Школы Инструкторов ФАР. Как, все похоже

Любая работа с новичками начинается с лекций. Лекции в свою очередь плавно перетекают в практические занятия на местности. Александр Бачурин провел полноценные занятия на базе ПСО по спасработам. Федор Фарберов ввел молодых альпинистов в курс дел по горному снаряжению. А что дальше? А дальше у новичков занятия на свежем воздухе. Но это потом, а сейчас – ЛЕКЦИИ.

Основную часть лекций читали в помещении Горного Центра. Для этого его снабдили плакатами, экранами, проекторами. Все говорило о том, что к Школе КФАиС относится серьезно. Все «по-взрослому».

Байчурин Александр взял на себя медицину. Еще бы? А кто еще мог бы прочитать медицину так, как это сделал он. Волгина Галина не забивала свою голову альпинизмом. Отчитала положенные ей лекционные часы по географии района Камчатки. Затем, по климату района. Как всегда блистал на лекциях Федор Фарберов. Тут все понятно. Железо у него на обеденном столе, вместо еды. Лекции его я все прослушал. Интересно слушать СПЕЦОВ. Лекции были направлены на современное видение работы со снаряжением, которое используется сейчас на стенах. Сам Федор Фарберов учился у СПЕЦОВ в Канаде. Я думаю, что в России сейчас пойдет работа по Школе альпинизма, которая будет единая для всей подготовки. Что упростит в корне учебу. Потом, при работе на стенах взаимодействие в связках людей, приехавших в горы с разных регионов нашей страны и из-за рубежа даст свои результаты. То есть мы плавно переходим к единой мировой системе при работе с горным снаряжением. Меня это радует. Только пока КАША в голове. Мои дети это будут воспринимать проще. Как алгебру в Школе. Ведь, она единая по всему миру.


Летим, переворот. Зарубаемся!

Зарубились! Положение ног, рук и самого ледоруба должно быть по четким правилам

Люди! На хрена Вам это все нужно?

На занятия, связанные с природой выходили два инструктора. Это понятно. Молодежь, Камчатка. Погода преподносит свои сюрпризы. От греха подальше, к городу поближе. Александр Байчурин подгонял своего снежного коня. Мотосани ведущего производителя в мире давали такой эффект молодым альпинистам, что о безопасности говорить не приходилось. Все было под рукой. И снаряжение на прокат так же. Особый колорит в группе наводили две лайки Александра Байчурина. Чем плохо покувыркаться на снегу? Да еще в руках держать то, зачем новички пришли в Горный Центр. А именно? Знаменитый инструмент у Альпинистов, символ гор – Ледоруб. Ну, держать дома в теплой комнате, одно дело. А на морозе, совсем другое. Причем, после занятий домой не попадаешь. Ночуешь прямо в снегу, зимой. Такая вот Школа на Камчатке. Хорошо еще, что инструктора разрешают в палатках спать. И нет пока занятий по холодным ночевкам. На дворе январь. Все «по-взрослому». Это чуть позже. С новичками так нельзя. Прослушав весь курс лекций с новичками стали работать в серьезных горах.


Александра Бачурина, бывший работник скорой помощи шутить не любит

Внимание, техника вязки носилок

Разойдись! Понесли

Так как все действующие инструктора, непосредственно, штатные работники ПСО Камчатского края, то и спасательная служба постоянно фигурирует в Камчатской Школе альпинизма. Да и не только в Школе, а обеспечивает безопасность на спортивных сборах по альпинизму в районе Ганальского хребта.

Лекции по медицине – это был конек Александра. ПСО снабжено всякими техническими медицинскими тренажерами. Все говорит о том, что начальную подготовку, при таком обеспечении, можно дать на высшем уровне. Что и делали. Перевязочные средства. Вязка носилок и прочее. Все это проводилось в классе по подготовке спасателей. Вы знаете, я всю жизнь считал, что вязка носилок может производится только при помощи шестов, ледорубов и всего, что в тяжелый момент для людей им попадется под руки.

Классно отдохнул в Школе ФАР, когда все работали
Фиг. В школе Инструкторов ФАР Ланге Александр продемонстрировал нам вязку носилок при помощи только основной веревки. Причем, жесткость самих носилок создают коврики, которыми устилают дно носилок. А система пристегивания к людям, которые транспортируют пострадавшего, обеспечивает еще лучшую жесткость. Такие носилки более маневренные, удобные. Я лежал в них словно в коконе, чуть не заснул. Даже вставать не хотелось. Честно Вам скажу, пострадавшим классно быть только на тренировках. Но не на соревнованиях. На соревнованиях сейчас запретили в носилки упаковывать живых людей. Так как, когда участники проходят дистанцию на время и очень хочется выиграть, то пострадавший уже не имеет никакого значения. Он, бедолага, в свою очередь может в любую минуту стать по настоящему пострадавшим, не зависимо от того хочет он этого или нет. На Камчатке недавно проводили соревнования МЧС по спасам. Там были настоящие деревянные пострадавшие с армии Урфина Джюса. Смешно смотрелись. У них на шарнирах и руки и ноги. Туловище сгибается, как у живого человека.

Авача встретила нас хорошей погодой
Ребята получили курс лекций, практические занятия на свежем воздухе. Прослушали положенные часы по медицине. Естественно соображают, какой климат на Камчатке и география с ориентированием на местности, тоже. Все готово к тому, чтобы выйти самостоятельно, под полнейшим надзором двух инструкторов и одно стажера на первое серьезное испытание в зимних условиях – перевальный поход. После завершения этого испытания, остается самая малость. Восхождение на наш вулкан Козельский по маршруту 1Б. Причем, восхождение проходит в зимних условиях. Такой вот колорит на Камчатке. После всего этого у тебя на груди значок «Альпинист России». Такая наша традиция. И почему-то наши боги в Москве в ГОСКОМСПОРТЕ решили, что в спорте такой промежуточной стадии, чтобы стать спортсменом 3-го разряда, не нужно. Я этот значок зарабатывал на Кавказе. Целую смену. Все проходило в колыбели советского альпинизма, АУСБ «Шхельда». Затем посвящение в альпинисты. Все празднично, традиционно. Так нас делали СТАРИЧКИ альпинистами. Мы носим эту традицию в своих сердцах. Сейчас все это отдали на откуп всем. И путешественникам в горах и туристам, кому угодно и за какую угодно гору. Без всяких занятий, на усмотрение гида или инструктора любой гражданин Российской федерации может получить этот Знак. Вот Вам всем! Вы думаете, мне это, как-то, щекотит? Да, нисколько! Мой Дима Марков на Баджале отучился, как положено. Отходил свое, как положено. Получил этот почетный Знак после посвящения в альпинисты. На местах туго доходят новшества ФАР. И все продолжают делать так, как завещал нам «великий» Ленин.

Работаем в полной автономии с веревками. Все «по взрослому». Даже срыв был
Итак – перевальный поход. Вроде все просто. Пройти невысокий перевал, пересечь его с лагеря до лагеря. Но ведь это Камчатка. На Камчатке все просто не бывает. День подхода, день работы на перевале и день отхода. Как везде. Нет, на Камчатке это делают за два дня. То есть, с теплых домашних квартир и обратно два полных дня. Все это безобразие проходит вокруг горы Маннах, которая находиться в притык с вулканам Авача. Молодежь с начало залазит на один из гребней горы Маннах, затем траверсом идет на перемычку между вулканом Авача и горы Маннах. И только после всей этой эпопеи сваливают в другое ущелье и скатывается на лыжах обратно в лагерь. Мы легких путей не ищем. Поднялись по самому крутому кулуару на гребень. Шли в связках. В верхней части кулуара вышли на голимый лед. В этом месте молодой участник вышел на достаточное расстояние вверх и сорвался на льду. Крик Александра Байчурина меня поразил. Его команда: «Держать!», как гром в небе. Новичок просквозил метра два-три и зарубился, наверное от страха крика своего инструктора. А может задержался сам? Я все видел немного ниже. Эффектно смотрелось. «Все по-взрослому!».

Дальше было как на войне. Погода испортилась, видимость никакая. Участники испытали еще один кайф при восхождении. То есть, спуск в этот же кулуар. Почему это произошло? Ведь маршрут другой и по трудности дальше – легче? Думаю, инструктора понимали, что если их дальше на ледовом траверсе поймает ветер, то думать о безопасности и обморожения молодых участников уже не будет актуально. Короткая консультация по телефону с городом и тихая команда Александра: «Уходим назад в лагерь по пути подъема!» Вот Вам всем! Только залезли и сразу вниз на тот же лед.

До перевала один шаг, и до скверной погоды тоже
За день наработались на подъеме и спуске с веревкой так, что всем хватило и инструкторам и мне. Кутх, который летал над нами и не переставал удивляться этим восходителям, которые копошились в снегу.
В лагерь вернулись поздно уставшие и голодные. А новички бывают сытые? Кончайте меня прикалывать. Сам такой! Задача по перевальному походу была решена полностью. Все участники и инструкторский состав остался доволен данным выходом. Всем дали рекомендацию для восхождение на свою первую вершину вулкан Козельская сопка по маршруту 1Б категории сложности. Было много интересного и на этом восхождении. Но статьи для этого одной не хватит, а нам нужно дать полную картину этого потока молодых альпинистов. Итак, значок «Альпинист России» у молодежи уже в кармане. Пардон, оговорился. Александр девчонкам прикалывал его на грудь. Они, в свою очередь, зажав зубы, терпели эту боль до последнего. Мужикам давал его просто так. Поэтому у мужиков он в кармане. Дедовщина везде, а как вы думаете? Подготовка альпинистов на Камчатке приравнивается к подготовке курсантов в спецшколе быстрого реагирования. Вся начальная школа молодого альпиниста настолько закалила участников, что они не хотели никакой передышки и сразу рванули в бой на другой рубеж. То есть стали учиться и постигать знания на 3-й спортивный разряд по альпинизму. Все завертелось по-новому. Лекции, теория, практика, занятия на природе в полевых условиях. Все «по-взрослому», все как положено в мире альпинизма.


Школа ФАР. Отработка группой навыков на переправе

Школа ФАР. Отработка группой навыков при вязке носилок

Школа ФАР. Лекции в помещении

В феврале 2011 года возвращаюсь с Центральной школы инструкторов ФАР и сразу в бой. Наши новички, которых мы готовили с декабря 2010 года долго перекуривать не стали. Получив свой заслуженный значок «Альпинист России», рванули по первому этапу на третий спортивный разряд по альпинизму. Без кандалов и сроков. То есть, свободный график закрытия 3-его разряда. Что такое стажер инструктора по альпинизму? Человек, который полноправно работает в группе с молодыми альпинистами, под бдительным надзором самого инструктора. Это человек, который пройдя стажировку, получает право самостоятельно вести всю работу инструктора. Значить, стажер уже не учится в группе, а показывает все то, что он умеет. И то, как он будет вести себя самостоятельно в горах с неподготовленными людьми. А это уже не просто спортивный альпинизм. И не дай бог Вам сделать, что-то не так, что потом отразится на простых участников. Во, как закрутил сюжет. Читаю свою первую лекцию по снаряжению, и не одну. Провожу самостоятельно практическое занятие по рытью пещеры в снегу. Настраиваем в ней жизнь так, чтобы все было «по-взрослому». Ладно, все по порядку.


Чайная церемония по Российски

Когда инструктор и стажер разговаривают, новичок молчит и чувствует себя по середине не удобно

Занятия проходили по плану. Впереди курсантов ждала практика по пещерам, я имею в виду, по снежным пещерам. Для этой цели воспользовались горнолыжной базой «Эдельвейс». Здесь базируется знаменитая Бочка клуба «Кутх». Клуба ветеранов Петропавловска-Камчатского. А то опять путаница пойдет в информации. Развели Кутхов по городу, что в небе, что на земле. Александр Байчурин понимал мой опыт по снежным пещерам и полностью отдал в руки мне эту тему. Причем в план занятий входила ночевка в пещере. Бочка, северный вариант дома, в ночевку не входила. Так, на всякий случай. Она оборудована, что надо. Плакаты, вымпела, все напоминает нам только об альпинизме. Даже библиотека есть. Огромная печка посередине зала. И прочий жизненный скарб. Когда в Бочке появляются люди, появляются и продукты. Люди уходят и продукты исчезают. Нечего крыс разводить. Обговорив план действий, мы рванули на верхнюю часть горнолыжного склона. Снега везде - выше крыши. Но нам нужно еще больше. Выше крыше нам маловато будет.


Вход в снежный дом. Видна ниша для спальни и коридор в кухню

Дом готов. Кухня тоже

Наконец забрались на отрог хребта. Вид на город и на горнолыжную базу. Что еще нужно? Лопаты в руки и началось. С начало далеко вглубь прорыли шурф. Затем вырыли нишу для спальни. Затем кухня. Кухня -все просто. Через некоторое время Значки заключили. Когда я спросил: «почему паника?» Получил от камчадалов, молодежи неожиданный для себя ответ: «зачем такая большая пещера?» Действительно, для меня это было непонятно. Старички спокойно бы доработали до конца. Спокойно, потом законопатили вход и переночевали. Почему? Потому, что у нас так принято.

Школа инструкторов ФАР. Снег на Кавказе дефицит в январе
А у молодежи? Побыстрей разложить свои коврики и заснуть. Вот такие вот молодые альпинисты. Кто меня научил строить такие снежные помещения? Я уже и не знаю. Так и здесь. Я не стал разводить дебаты. Взялся за лопату и сделал сам нишу для спальни. Ребятам навалил столько снега в проход, что они по очереди, как трактора выгребали его на улицу. Затем выпрямился и рубанул весь свод над собой вверх, да так, чтобы это было построено, как в соборе, который расписывал Леонардо. При этом повторно завалил проход в пещере. Что совсем добило новичков. В конечном результате вышел собор. Пещеру построили, спальню застелили. Когда все было сделано, только тогда «значки» оценили масштаб строительства и удобства этого большого помещения для жилья. А Байчурин так и не пришел. Занят очень был. Утром только собрались в Бочке и обсудили ход событий и почему должна быть пещера большого размера, а не как нора в лесу. Вы думаете, мы такие пещеры роем только около дома? Напрасно Вы так думаете. В январе в районе Ключевской группы вулканов это самое главное у подножья любого вулкана. Это не просто дом из снега. Это уютное помещение, где можно не только пересидеть пургу, которая лютует 2-3-4 дня, а нормально в ней жить. Заниматься делами и готовиться к следующему восхождению.


Мне сниться широкая кровать и я на ней один

Сереги сняться две девчонки на широкой кровати

Андрею сниться только жена и не дай Бог, что другое

Вернемся в Цей, то есть в Школу инструкторов ФАР. Прикольно было на Кавказе в январе месяце. Попал в малый снег. То есть, сами местные жители переживали кризис в ущелье. Стояли подъемники. Кавказ не понять. То смывает с дороги машины лавинами, то снега нет. Вот и мы искали место для проведения снежных занятий и нашли только на хребте, да и то по пояс. В этих условиях только человек с Украины может вырыть себе жилье для ночевки. Человек с дальнего востока будет смотреть по сторонам и на лице его будет только улыбка: «Рыть в этих местах пещеру, для меня это просто унизительно. После на разборе уже в самой Школе, я поделился со своим опытом с ребятами с других регионов и начертил им схему, как мы роем пещеры. Но схема схемой, а как объяснить визуально. Вот тут то и время пришло. И моя статья с фотографиями Вам об этом расскажет.


На 3-ем этаже дома «долгостроя» идет подготовка к отработке СПУСКОВ по веревке

Не спеша, все правильно сделать, еще раз проверить

Поехали!

Я параллельно с будущими 3-е разрядниками присутствую на лекциях, которые проводит для альпинистов на второй спортивный разряд, Федор Фарберов. Да и остальные, действующие инструктора по альпинизму, с удовольствием посещают эти лекции. Александр Байчурин на этих занятиях все время улыбался. А мы отдельно от разрядников, что-то вязали. Иногда не понимали, где так наши разрядники будут ходить? Кругом по всей округи ни скал, ни стен. Наверное, в горах Кавказа покажут себя после этих занятий, когда в двойках будут работать по стенам 5-ой и 6-ой категории сложности. Альпинизм на месте не стоит. Восхождения в мире стали более сложные, особенно в техническом плане. Новое снаряжение с бешеной скоростью вытесняет старые аналоги. Все это требует постоянной учебы, переаттестации. Недаром в школе ФАР отметили тот момент, когда Инструктора по альпинизму будут проходить переаттестацию по своим знаниям. Время пришло и для этого ФАКТА. А если рядом Федор, то сам бог нам дал такую возможность. А именно, учиться на месте твоего постоянного проживания.

Так! Помечтали о будущем и вернулись на наш дом «долгострой». Это совсем не будущее. Это наше действительное. В помещении или шахте для лифта сделали искусственный тренажер для занятий с новичками, разрядниками. Набили шлямбура для станций и пошло-поехало. Зима не очень радует людей на занятиях. В этом сооружении грустно и холодно. А есть варианты? Собрались, встали в кружок. Инструктор объяснил всю дальнейшую работу. Все выстроились в очередь и по одному подходили к краю шахты лифта. Были приколы на занятиях. Александр, как положено, пристегнул одну особу к веревке, и она была готова к спуску. Но почему то не захотела этого делать. Инструктор, в свою очередь, продолжал ей объяснять технику спуска по веревке. Участница наотрез отказывалась пересилить свой страх и нагрузить веревку. И тут резкое движение Александра, визг и участница, вдруг, стала готова для спуска. Все не успели ничего сообразить, что произошло? Я видел озорное лицо Байчурина, на котором было написано: «все в порядке, нет проблем, продолжаем занятия!» А был другой вариант? Холодно же стоять и ждать. Нужно шевелиться быстрее. Эти занятие были первым этапом подготовки к выходу на скалы Халатырки.


Разгружаемся, переодеваемся, готовимся

Кто навешивает веревки? Кто, кто? Инструктор! А кто еще может?

Первый участник – ПОШЕЛ!

В один из солнечных дней (конечно, это были выходные) прозвучала команда Байчурина: «по коням!» Его конь – это мотосани. Все пошли, естественно на лыжах к морю, где стояла знаменитая скала, на которой проводятся все занятия для молодых альпинистов. А Александр получал удовольствие на своем снегоходе. Не очень большое удовольствие, так как к ним были привязаны сани. Они не давали Александру выдать «по полной». В санях веревки, рюкзаки и все то, что нам очень было нужно на скале. Обычная процедура у скалы. Затем, все одеваются, и начинается разминка. Трогают камень, разогревают свои пальчики, которые «зашли» от мороза. Руки отходят и все готово для того, что бы «по-взрослому» лезть на саму стену. И так несколько раз за тренировку. Два раза у людей проходить дистанцию не получалось. Руки не железные. Холодно очень. Солнце спасало, но не совсем. Я все говорил одно: «Тяжело в учении, легко в бою! Поедете в теплые Фаны, там отогреетесь. А сейчас ДАВАЙ, Гриня!». Молодежь очень интересно и по задорному отнеслась к скалам. На земле не сидели. Все хотели лазить больше, выше, дальше, труднее.


Кудрявцева Татьяна на маршруте. Достанет зацеп и пролезет. Она упертая

Молодой, сразу с нижней страховкой. Не слабо так

Что для меня скалы Халатырки? Я приезжий. Представьте Екатериновский массив в Приморском крае. Скалы 100-110-120 метров протяженности. Начало маршрута не просматривается. Скала весит. Это Мекка для скалолазов Приморья. Сейчас два скалолаза с Владивостока Малик Володя и Стороженко Сергей на этих скалах насасывают маршруты высшей категории сложности, по меркам скалолазания. Пройдя маршрут попроще, ты выходишь на гребень в полосу леса. Честно Вам скажу, маршруты не для слабонервных. Скала Халатырка для меня обычный полигон для тренировки. Это не значит, что там нельзя тренироваться. Бога ради! Я на это даже не намекал. Это отличный скалодром, для того, чтобы отойдя от Фанеры вы понимали, что есть еще и естественный рельеф. Ну и что, если это вулканическая порода? Режет пальцы. У нас один молодой так раскроил руку, что окропил своей алой кровью все вокруг. Лазить аккуратно можно везде. Насасывать основы скалолазания можно не только на этой скале - рядом куча скал. Только лазь. Приехал утром с напарником и вечером уехали. Какие проблемы? Нет проблем. Нужно желание. И основу Вашей дальнейшей деятельности. Лидер – это здорово! А если его нет? Дома сидим? Вот в этом и суть человеческая. Кто хочет, тот добьется. Много таких людей? Вот! Вот в этом и выход. Скалы Халатырки могут Вам дать все, что нужно. А стена выше этих скал даст Вам основу хождения в связках.
Когда проводились соревнования МЧС на Камчатке с Владивостока приезжал Кирилл Анфимов, у него несколько вершин не хватает до первого разряда. Все он делал в горах Тянь-Шаня. Полазив по дальней скальной стене массива Халатырка, он был озадачен некоторыми проходами. Лазить можно!


По Аваче, так и плачу!

Молодые стали взрослеть от каждой лекции и проведенного занятия на скальном тренажере, который почти выстроили в Горном Центре. Осталось самая малость – начать ходить «по-взрослому» в горы. Команда Байчурина Александра «на выезд!», прозвучала резко, без эмоций, шума и прений после этой команды. Что идем на вулкан Авачинская сопка, для меня не было удивлением. А куда с этими молодыми еще идти? Собрались, сделали раскладку. И выехали в зиму под гору. Конь Александра (мотосани) повсюду сопровождал нас под Авачей. Естественно люди шли на лыжах. Лыжная подготовка, основной конек камчадалов. Но то, что молодежь на Камчатке стала относиться к лыжам не понятно для меня. То есть, лыжи для начинающих альпинистов были не актуальны в альпинистской подготовке. Я, немного, был озадачен. Но сам уже давно перешел на снегоступы. Альпинистские снегоступы! Уточняю этот момент.


На восхождение вышли рано утром. Александр Байчурин шел в лыжах Скитур

Последние, самые трудные метры до вершины конуса Авачинского вулкана

Ну! Вот! Забрались, наконец. Вернее, залезли

Восхождение прошло, как обычно. Все просто! Напряги у ребят были связаны с их физической формой. А с чем еще на Аваче можно столкнуться? Один из участников под вулканом Авачинская сопка остался без места в палатке. Принимаю его на ночлег к себе. Легли, заснули. Сплю крепко, хоть и зима на дворе. Утром просыпаюсь. И теряю дар речи. Рядом со мной лежит «зеленый человечек», по виду глаза раскосые, остекленевшие, весь мокрый. Честно, с головы до ног это существо в воде. Его синтетический спальник примерз к коврику с Ижевска. А коврик, в свою очередь, примерз к моей палатке Camp XP2. Говорить я не мог, хотя давно уже в НЛО не верю. Наконец ЭТО зашевелилось, и я в нем узнал нашего НОВИЧКА. А сейчас приготовьтесь! Приготовились? Теперь ставьте ведра, горшков не хватит. Это корка. Я ему задаю вопрос: «что у тебя со спальником?» Ответ: «это у тебя палатка холодная такая!» Я выпал не в осадок, я выпал с этой холодной палатки в спальнике на улицу и у меня началась истерика. Мне всю ночь снилась красивая женщина. И я всю ночь добивался ее расположения и вот, она согласилась, и я проснулся. Нет, мужики, жить так нельзя, ну просто невозможно! Трудная это задача: отстажироваться с новичками.

Вот на этой ноте я и закончу. Потом была попытка выехать еще несколько раз на восхождение с молодыми. Природа и погода на Камчатке вносит свои коррективы. Потом началась мая работа на вулкане Ключевская сопка, где я зарабатывал свои кровные деньги в мае месяце. Затем восхождение «соло» с восточной стороны на вулкан Ключевская сопка. Когда я вернулся в город Ключи после этого восхождения, то получил короткую депешу: «Бачурина Александра НЕТ!» Я, как мог, оставил память о нем в том, что я делаю и по большому отклику людей – могу делать. Пишу статьи, продолжаю дышать вольным ветром гор. Курирую людей по вопросу «АЛЬПИНИЗМ». Каждый в жизни должен заниматься тем, чем может! Мне остается только взять информацию с сайта спасателей ПСО Петропавловска-Камчатского и дать Вам

Александр Байчурин
В результате схода лавины погиб камчатский спасатель. В ночь с 14 на 15 июня в районе Ганальских востряков, где «Камчатская федерация альпинизма и скалолазания» проводила выездные спортивные учебно-тренировочные сборы, произошел сход снежных масс. Происшествие произошло, когда группа альпинистов из 4 человек возвращалась после восхождения с вершины «Главная» в базовый лагерь. Ориентировочно на высоте полутора километров их накрыло снежной массой. По трагической случайности, в лавине погиб сотрудник Камчатского поисково-спасательного отряда КГУ ЦОД – спасатель, врач Александр Байчурин.

Еще три человека пострадали. Им удалось связаться с базовым лагерем посредством радиостанции. Спасатели ПСО в кратчайшее время поднялись к месту происшествия и оказали необходимую медицинскую помощь. В 9 часов утра по местному времени в район происшествия вылетел вертолет МИ-8 «Камчатских авиалиний» с двумя медиками «Центра медицины катастроф» и тремя спасателями поисково-спасательного отряда. В настоящий момент пострадавшие доставлены в краевую больницу.

Александр Байчурин работал в Камчатском поисково-спасательном отряде с 1 декабря 2005 года. Александр был очень опытным альпинистом и инструктором, который покорил множество вершин на Камчатке, Кавказе, Памире. Вся его жизнь была ярким примером любви к людям, верности избранному пути, полной самоотдачи в деле спасения людей. Это первоклассный спасатель, всегда готовый прийти на помощь, отзывчивый, ответственный, самоотверженный. Он спас не одну человеческую жизнь и мог бы спасти еще немало людей. К сожалению, жизнь Александра Альбертовича оборвалась на 52-м году…

Его гибель – это серьезная потеря для коллег, работавших рядом с ним плечом к плечу, и для всей Камчатки. Главное управление МЧС России по Камчатскому краю выражает искренние соболезнования родным и близким Александра Альбертовича Байчурина. Он навсегда останется в нашей памяти и наших сердцах. Главное управление МЧС России по Камчатскому краю выражает искренние соболезнования родным и близким Александра Альбертовича Байчурина.

Справка: Горный массив «Ганальские востряки» находится в Елизовском районе на расстоянии 100 км от г. Петропавловск-Камчатский. Учебно-тренировочные сборы «Камчатской федерации альпинизма и скалолазания» проводятся с 11 по 22 июня 2011г.


Отзывы (оставить отзыв)
Рейтинг статьи: 5.00
Сортировать по: дате рейтингу

Спасибо.

Светлая память.
 
Спасибо, Владимир

Почитал Ваши повести, посвященные Камчатке и ее альпинистам. Наконец-то у нас в камчатской федерации появился свой "Пришвин", готовый разложить по полочкам всё и всех )) Конечно, сейчас камчатская федерация и клуб "Кутх" это не то, что было, скажем, в 1993-м, когда я туда пришел. Был другой дух, другая школа, еще советская. Времена меняются, и не сказать, что в плохую или хорошую сторону. Просто мир меняется и мы вместе с ним. Позволю себе уточнение. Наш "полевой командир" (как Вы его назвали) Александр Биченко, который оставляет свой след то в Северной Америке, то в Южной, то на Эвересте, то еще где-то, достаточно в свое время повозился с новичками и младшими разрядниками, на нем много лет это все держалось, так пусть он походит теперь в свое удовольствие во славу камчатской федерации. И еще хочу поблагодарить Вас за то, что поддерживаете память об Александре Байчурине.
 

Поделиться ссылкой

Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999-2017 Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100