Добро пожаловать !
Войти в Клуб Mountain.RU
Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

Чтобы быть в курсе последних событий в мире альпинизма и горного туризма, читайте Новостную ленту на Mountain.RU


Всего отзывов: 2 (оставить отзыв)
Рейтинг статьи: 5.00


Автор: Павел Павлович Захаров, Москва

Фердинанд Кропф и Любовь Кропф


Ф.А.Кропф
из материалов "Альпклуба СПб"
Кропф Фердинанд Алоизович (Ferdinand Kropf), 1914 – 2005, Москва. В 1919 году московская семья Кропфа переехала на родину отца, к дедушке в Австрию, в маленький и красивый город Грац. Здесь он окончил среднюю школу и стал работать в металлообрабатывающем цехе машиностроительного завода. Увлекался альпинизмом, совершил ряд восхождений на вершины Австрийских Альп.

В 20-летнем возрасте (1934) принял активное участие в вооруженном восстании рабочих Австрии (движение Шутцбунд).

Основатель и руководитель советской альпинистской спасательной службы (КСП), мастер спорта СССР, Заслуженный тренер СССР и РФ по альпинизму.

Прежде всего, следует дать перевод и объяснение понятия «Шутцбунд» - (нем. - Schutzbund - Союз обороны) – это военизированная организация Социал-демократической партии Австрии, созданная в 1923 году для обороны от наступления реакции, в защиту республики. От названия организации пошло слово «шутцбундовец(цы), определяющее личную принадлежность к ней. Шутцбундовцы, вместе с коммунистами и беспартийными, участвовали в Февральском вооруженном выступлении 1934 года, после подавления которого, многие из них вышли из Социал-демократической партии и вступили в компартию Австрии.

После поражения восстания Ф.Кропф эмигрировал в Чехословакию. Стараясь избежать преследований и репрессий, многие шутцбундовцы да и просто люди опасавшиеся, за свою судьбу покинули Австрию и через сопредельные страны иммигрировали в третьи государства (в т.ч. и в СССР). Принимая во внимание, что Австрия, являясь горной, альпийской, страной в которой горные виды спорта и отдыха уже в те времена были достаточно хорошо развиты и значительная часть населения страны работала в этой сфере, то и среди иммигрантов оказалось много профессиональных проводников и гидов, преподавателей горнолыжного спорта и т.п.


фото из журнала "На суше и на море".(1935)

На открытии Памятного знака Шутцбунда в Железноводске.
(Этот знак открыт в честь всех погибших за свободу Шутцбундовцев)

Еще на родине, в Австрии, Ф.А. Кропф пристрастился к восхождениям на горные вершины. Наслышавшись о Кавказе, решил перебраться из Чехословакии в СССР. Зная, что в Харькове сильная альпинистская организация – выбрал Харьков местом своего жительства в нашей стране. Работал слесарем на Харьковском электромеханическом заводе.

1935 год – Фердинанд Кропф уже на Кавказе в альплагере «Адылсу». Здесь он совершает ряд восхождений: Джан-Туган, Сев. Ушбу. В это время еще один шутцбундовец, Густав Деберль организовал 40-дневные курсы подготовки инструкторов альпинизма (которые, в частности, окончил Ф. Кропф). Инструкторами на курсах работало 11 шутцбундовцев (50% всего преподавательского персонала, имевших серьезную альпинистскую и инструкторскую подготовку).

Практически, все австрийцы приехавшие в Союз плохо владели русским языком, что порой ставило их в затруднительные или юмористические ситуации. Альпинисты старого поколения до сих пор помнят чудесный разговор произошедший на русском языке между Густавом Деберлем и Фердинандом Кропфом. Утром, вылезая из палатки и потягиваясь, Деберль сказал Кропфу: «Ферл! Как хорошо и длинно, я поспаль!». На это Кропф ему ответил: «Густав! Ты дурак! Ты плохо знаешь по руски – надо говорить не длинно, а – продольговато поспаль!»

В этом же году, после окончания летнего сезона Ф.А.Кропф был приглашен в Москву для работы по организации альпинизма в профсоюзе работников электросвязи («Молния»). Вся последующая жизнь Фердинанда Алоизовича связана с альпинизмом, его организацией и развитием в стране.


фото из журнала "На суше и на море".(1935)

Шутцбундовцы в альплагере «Адыл-су» - 1935 год. Слева – направо
Фердинанд Кропф, Ганс Бочек, Рудольф Шпицер и московский
инструктор Борис Беркович

1936 год – Кропф в двойке с Петром Заричняком (еще одним полит иммигрантом, будущим отцом известного Ленинградского альпиниста Юрия Заричняка) в условиях жестокой непогоды совершает по настоящему серьезное первопрохождение Сев. стены Центральной Шхельды. До вершины, двойка шла 7 дней и 2 дня у них занял спуск на южную сторону массива. До сих пор этот маршрут называют «Шхельда, по Кропфу».

СЕВЕРНЫЕ стены массива Шхельда. (Фото П.Ф.Захаров)

В Адыл-су Ф.Кропф знакомится с приехавшей из Нальчика на экскурсию девятиклассницей Любой Бутаревой, ставшей впоследствии Любовью Сергеевной Кропф.

От долгого и удачливого брака с ней, у них родилась дачка Светлана Фердинандовна. От второго брака с Клавдией Кучкиной есть сын Александр Фердинандович, которого дома ни кто как иначе «Александром Первым» и не называл..

В 1940 Ф.А. Кропф получает советское гражданство. В 1941 году неразборчивая система НКВД поставила Кропфа к стенке и его чуть не расстреляли, только из-за того, что он плохо говорил по русски. Затем, его как специалиста по альпинизму, человека хорошо знающего горы Австрии и прилегающих территорий, зачисляют в ОМСБОН. НКВД СССР (Отдельный мото-стрелковый батальон особого назначения, прообраз современного спецназа).

Последний оплот обороны Москвы был укомплектован на основе бойцов ОМСБОНа. Затем, из членов бригады, формировались отряды для выполнения специальных заданий в тылу противника. Например, в 1944 г. на одной из подмосковных дач шло формирование и обучение интернационального отряда под командованием Ф. Кропфа. К этому времени он уже имел опыт партизанской борьбы в Брянской области и на территории Гомельщины, был переводчиком в партизанском отряде у знаменитого Медведева. Наряду с омсбоновцами-австрийцами, в отряд включались опытные командиры, разведчики и подрывники — Б. Смирнов (заместитель командира), В. Сиротин, знаменитый разведчик О. Лоран-Астафьев. После нескольких неудачных попыток, отряд все таки был сброшен на парашютах к партизанам Югославии. Взбешенные смелыми диверсиями омсбоновцев, фашисты упорно преследовали отряд, неоднократно навязывая ему неравные бои, окружения и засады. Командир отряда Ф. Кропф каждый раз уходил от карателей и вскоре его отряд заявлял о себе в другом месте.

Затем Ф. Кропфу, прекрасно разбираюшегося в горных условиях, удалось без потерь провести отряд на территорию Австрии. Ф.А.Кропф трижды во время войны забрасывался на территории Австрии, Югославии и Италии. Там он выполняет боевые задания по организации движения Сопротивления.

После войны, Ф. Кропф работает в альплагерях Западного Кавказа на должности начальника учебной части и Контрольно-спасательного пункта (КСП) в Домбае. Особенно значителен вклад Ф. Кропфа в дело послевоенного восстановления спасательной службы профсоюзов в горных районах СССР.

1960 год становится решающим в жизни Ф.А.Кропфа – его пригласили в Москву, для работы в ВС ДСО профсоюзов. Во вновь созданном в 1976 году Управлении альпинизма он становится Главным специалистом и работает там до выхода на пенсию в 1993 г.

Именно по инициативе Ф. Кропфа, в практику подготовки и повышения квалификации спасателей были введены соревнования спасательных отрядов (летние и зимние), начиная от лагерных, районных/региональных, вплоть до первенства ВС ДСО профсоюзов (по своей сути – чемпионаты СССР).

Знаки участников зимних и летних соревнований спасателей.

Малознакомые с Кропфом люди часто спрашивали – откуда у него такие обширные профессиональные знания? Ведь он уехал из Австрии 20-летним юношей? А за границу его больше не выпускали. Ведь для того, чтобы поставить так спасательную службу, надо было иметь и знания, и опыт, и примеры. Откуда у него всё это? Люди же хорошо знавшие Фердинанда Кропфа подчеркивали его высокую организованность, чуть ли не заложенную в генах. Он тщательно изучал западные источники, вел активную переписку с западными специалистами в спасательном деле. Получаемый таким образом опыт он творчески трансформировал к условиям советского альпинизма. Строил ее по принципам тогдашнего немецкого «Бергвахта», поэтому он заимствовал элементы снаряжения и общую модель. Но его система безопасности стала по своим требованиям еще более жесткой. Возможно, потому, что советский альпинист зачастую был беспечнее европейского.


Фото Г.А.Стариков

Два корифея советского альпинизма – слева – Фердинанд Алоизович
Кропф, создатель системы безопасности, справа – Баров Кирилл
Александрович, один из лучших методистов отечественного альпинизма.
(Фото 1974 года)

Профилактика несчастных случаев, организованная на КСП Домбая, руководимым Ф.А.Кропфом была высшего уровня - всё было подчинено предупреждению несчастных случаев. К нему любой мог прийти за советом, за консультацией, за помощью. Любая группа могла получить полную информацию по лавинам, камнепадам, переправам.

Система КСС работала, что называется от самых низов альпинистской практики. Нарушители мер безопасности точно знали, что наряд дежурных спасателей КСП вполне мог снять их с маршрута восхождения (даже с последующей передачей в руки милиции). Причем основанием для подобных строгих мер могло служить отсутствие подготовки или некомплект снаряжения провинившейся группы.

Система подготовки, отбора и контроля давала потрясающие результаты. Главное — была уверенность: случись что, в любой момент тот, кто находится рядом, окажет помощь.

Альпинисты, работавшие под началом Ф.А.Кропфа, отмечают его высокую требовательность, начиная с самого себя. Кропф был истым воплощением строгости и порядка. Кто воспитывался в альпинистских лагерях Союза, знают, что сознательная дисциплина там была на высоте. Особенно это проявлялось на многочисленных учебно-методических сборах спасателей и инструкторов альпинизма, проводимых Кропфом. Однако, в силу особенности своего характера, Фердинанду Кропфу всегда казалось, что курсанты недостаточно приучены к порядку. Вспоминается, как однажды, отчитывая за нерадивое исполнение учебных заданий, он в сердцах с обидой сказал: «В свое время рота (!) немецких автоматчиков в полной боевой готовности строится за 45 секунд. А Вы…?!». Строгость Кропфа и его отношение к распорядку и секундам очень скоро давали свои положительные результаты. Его педантичность на наш взгяд, иной раз превышала разумные пределы. Один из работников Домбайского КСП, сворачивая письмо для отправки, был остановлен Кропфом – «Так страницу письма складывать невежливо. Надо сложить лист сначала вдоль, а потом поперёк. Так удобнее адресату будет его разворачивать» (!)

На всех сборах он приводил один потрясающий пример личной мобилизации, человека, находившегося на грани гибели. В 30 гг. минувшего века, совершая восхождение в австрийских Альпах, Ф. Кропф попал в снежную лавину и пролетел в ней по склону около 800 метров. В огромном снежном хаосе, оставленном лавиной, казалось невозможно ничего найти. Многочисленный отряд спасателей искал его трое суток и, посчитав, что он погиб, прекратил работу. А на пятые сутки в одну из многочисленных горных хижин кто-то постучал. Хозяева хижины, открыв дверь, увидели лежащего у порога, почерневшего от холода, с перебитыми ногами человека. Этим человеком оказался Фердинанд Кропф (!). Находясь под снегом, Фердинанд Алоизович слышал голоса искавших его спасателей. Они были совсем рядом, но его отзыва никто не слышал. Это лавинная аксиома – ты слышишь шаги лавинных собак, крики и разговоры людей, а твои вопли не проходят через снежную толщу. Когда голоса людей пропали, он, преодолев боль, выбрался на поверхность и полз до тех пор, пока не наткнулся на дверь этой хижины.

Его трудовые и воинские заслуги отмечены высокими правительственными наградами. Ему присвоены спортивные звания: ЗТ РСФСР, ЗТ СССР (1965), он стал мастером спорта по альпинизму (1940). На протяжении многих десятилетий Ф.А. Кропфа сопровождала постоянная привязанность к коллекционированию – в его домашнем собрании несколько тысяч значков на горные темы. Им написаны четыре книги и руководства по проведению спасательных работ, создан путеводитель по Западному Кавказу – «Домбай», с его участием сделаны многочисленные переводы на русский язык книг по альпинизму

Оказание первой медицинской помощи пострадавшему

Учебные занятия по переноске пострадавшего на шесте
(Фото П.П.Захаров)

Спасатели на Чегете транспортируют
пострадавшего в акье. (Фото П.П.Захаров)

Тренировка общественного
спасотряда «Узункола» по
спуску пострадавшего на тросе
(Фото П.П.Захаров)

Кропф Любовь Сергеевна (1918, Нальчик, Кабардино-Балкария - 1995, Москва). Мастер спорта по альпинизму – звание присвоено в далеком 1947 году за совершение полного траверса Домбайского массива Джугутурлючат 5А к.с. (руководитель восхождения – Ф.А.Кропф). В ее активе совершенных восхождений не мало вершин (в основном Домбайских). Так в 1946 году она в группе под руководством будущего корифея советского альпинизма Кирилла Кузьмина совершила полный траверс Аманауза. Примечательная деталь – в этой же группе была и сестра известного советского методиста Барова – Наталья Барова. Во всех ее документах подтверждающих трудовую деятельность стоит редкая ныне запись – «Преподаватель альпинизма», она имела звание старшего инструктора альпинизма.. Она работа инструктором в ЦС ДСО «Молния». Примечательная деталь – каждую новую смену, вновь прибывающие начинающие альпинисты просили зачислить их в учебное отделение, где будет инструктором Любовь Сергеевна.

1937 год у Любовь Сергеевны был в высшей степени удачливым – она в группе удивительного состава совершила сложное восхождение на Юж. Ушбу. Руководил восхождением сван ГАбриэль Хергиани, участниками группы были еще 4 свана: Бекну Хергиани, Виссарион Хергиани )отец Миши Хергиани), Чичико Чартолани, Давид Гварлиани и один из лучших в стране методистов и преподавателей горнолыжного спорта Владимир Мауэр (Нагорный).

В начале Великой Отечественной войны ее с дочкой Светланой, «подальше от войны», отвез в Нальчик к бабушке, их глава семейства – Фердинанд Кропф. Но военные события разворачивались с такой стремительностью, что сама Любовь Кропф была вынуждена остаться в Нальчике.

Когда в Нальчике стало известно, что гитлеровские егеря заняли район Эльбруса, проникнув туда через перевал Хотю-тау из Карачая, она пошла в местные органы НКВД и потребовала зачислить ее на передовую самым обычным бойцом. Но ведь она в силу своих горных пристрастий прекрасно знала все Приэльбрусье, до последнего поворота, все тропы и особенности его рельефа и, ее направляют на передовую. К этому времени она уже работала медицинской сестрой в военном госпитале № 4425 в Нальчике.

Так сложилась ее жизнь в лихие военные годы (1941-1945) что она со своим мужем Фердинандом Кропфом воевала в горах. Фердинанд воевал в горах Австрии, Югославии и Италии, а его Люба – родных Кавказских горах. Свой первый, пусть не самый удачный бой с немцами, она вела в своем любимом Чегемском ущельи.

Отряд, составленный из новичков в военном деле, немцы разбили без труда и поэтому Л.С.Кропф вернулась в Нальчик. А там уже началась «охота» - фамилия Кропф была хорошо известна немцам. Приходилась прятаться по разным адресам. Маму и дочь Кропф скрывали знакомые и не знакомые люди. Вскоре Л.С.Кропф с отрядом ушла в горы. Немцы плотно закрыли нижнюю часть Баксанского ущелья и отряд остался в «мешке».

Ее военная Кавказская эпопея связана в первую очередь с освобождением Эльбруса от засевших там немецких солдат из «Эдельвейса».

В Приэльбрусье уже завязались тяжелые бои. Особенно упорными и кровопролитными они были в районе «Старого Кругозора», «105-го Пикета» и «Ледовой базы». Однако гитлеровцы, занимая господствующие высоты на склонах Эльбруса и у «Приюта 11-ти», оказывали нашим воинам яростное сопротивление, стремясь любой ценой удержать занимаемые рубежи.

Для выполнения задачи по захвату «Приюта 11-ти», уничтожению гарнизона и подъема красного знамени на вершине Эльбруса, был создан отдельный отряд «80» (по числу бойцов) под командованием капитана А. Юрченко… из 80 совершенно необученных горному делу бойцов, у которых не было спальных мешков, специальной горной обуви, альпинистского снаряжения, ни одной палатки (три альпинистские веревки, несколько ледорубов и кошек – вот и весь технический арсенал для такого числа бойцов. На изучение «азов альпинизма» для этой группы военное начальство отвело всего… 4 дня(!). отвели всего четыре дня, и, естественно, что мы за это короткое время не могли обучить сложной технике восхождения 80 человек. ни веревок, ни ледорубов и кошек, не было палаток и спальных мешков, на ногах были оычные солдатские ботинки с обмотками. В качестве инструкторов альпинизма, проводников и для обеспечения мер безопасности в отряде было 4 альпиниста: недавний начальник альплагеря «Рот-Фронт» мастер спорта Александр Сидоренко, Любовь Кропф, шутцбундовец Рудольф (Руди) Шпицер – прекрасный альпинист и опытный горный гид и радист Виктор Ломако. и… 80 совершенно не обученных горному делу бойцов у которых не было ни Со снаряжением обстояло очень плохо — имелось несколько спальных мешков, веревок, ледорубов и кошек. Буквально в последний момент удалось обуть всех в валенки и пошить из простыней маскировочные халаты. В большей мере выручило то обстоятельство, что бывший начальник альплагеря «Рот-Фронт» Александр Сидоренко вскрыл склады и раздал солдатам все, что только было необходимым. Три инструктора альпинизма приступили к обучению 80 солдат технике передвижения по льду и снегу.

И вот в два часа ночи 11 сентября 1943 года отряд «80» приступил к выполнению поставленной задачи. Имея лишь легкое вооружение, выступили из селения Эльбрус в верховья Ирикского ущелья. Передвигались ночами, днем укрываясь в скалах, было очень холодно — надвигалась эльбрусская зима. Нередко где-то рядом раздавались пулеметные и автоматные очереди, тогда марш прерывали и изготавливались бою. На Ирикском леднике путь стал несравненно труднее, на нем много трещин, а в нашем отряде никто не имел о них представления. Впереди идет Сидоренко, прощупывая ледорубом каждый метр пути, за ним по его следам идут остальные. Часто приходится перебираться через трещины по доскам, которые мы предусмотрительно взяли внизу перед выходом.

Для выполнения второй части задачи отряд Юрченко после скрытного маршрута по Ирикскому ущелью должен был подойти к Восточной вершине Эльбруса до возможно большей высоты, а затем ударить по немцам сверху в районе «Приюта 11-ти». 22 человека вместе с Л.Кропф и Р.Шпицером должны были подняться по обледенелым крутым склонам на Восточную вершину, водрузить там флаг, спуститься на седловину и сверху выбить немцев из «Приюта».

(По своей сути это задание было абсурдно. В Приэльбрусье и особенно на склонах Эльбруса в сентябре, месяце начинается период снегопадов и метелей и, ни о каких восхождениях на Эльбрус никто никогда не задумывался. Но приказ есть приказ и его следовало исполнить. Во время перемещений отряда в долине, их подпирали конники 2-го эскадрона кавалерийского полка и 3-й отряд войск НКВД.

Отряд шел тяжело: груз оружия, боеприпасы, снаряжение и продовольствие – все это существенно снижало темп не подготовленных людей. Шли только в темноте. Валил снег. Началась буря. Отряду понадобилось 4 дня, чтобы выйти на необозримые снежные поля Эльбруса.

Наконец отряд поднялся на высоту в 4200 метров. Рассвет усилил мороз, заиндевелые фигурки солдат, похожи на призраки. Здесь будет последняя дневка - в ночь предстоит решающий бросок для завершения запланированной операции. Не смотря на объяснения, усталые бойцы, валятся в снег под скалами, но спать нельзя, можно только дремать. Кропф, Сидоренко и Шпицер ходят от одного бойца к другому и расталкивают их — ведь глубокий сон это верная смерть от холода. День прошел в тревоге – что даст ночь.Стемнело. Наступила решающая минута — подъем и подготовка к последнему броску. Вперед выходят А.Сидоренко и Л.Кропф – разведать состояние снежного покрова ледника, определить возможность перехода через трещины и наметить возможные точки отсидки от бури и наблюдателей с «Приюта». Бушевавшая буря мгновенно заметала следы, трещины были занесены снегом и лишь самые широкие в 5-6 метров зияли черными пропастями. Поиск обхода этих трещин мог «съесть» темное время и отряд утром мог бы оказаться на виду у немцев. В отряде появились первые обмороженные, начала действовать горная болезнь. Блуждание между трещин, сильный мороз и метель не дали возможности выполнить подъем к намеченной точке – вершине Эльбруса.

Все участники операции сознавали, что это последняя попытка выбить немцев. Две предыдущие, с гораздо, большими силами, окончились провалом – немцы сверху расстреливали советских солдат, что называется «на выбор» И для того, чтобы спасти людей, командир отряда А.Юрченко отдает приказ об отступлении и спуске в долину, к жилью.

Ледник Ирикчат летом
(Фотo Live Grimea.com)

Ледник Ирикчат зимой
(Фотo Live Grimea.com)

Вид на Эльбрус из долины Ирик. Где то здесь к вершине
должны были пройти бойцы отряда «80».
(Фотo Live Grimea.com)

«Приют 11-ти» высокогорная гостиница (4200 м) на Эльбрусе.
(Фото Google)

На заднем плане фото, справа, Восточный Эльбрус. Именно оттуда отряд «80» должен был ударить сверху по немецкому гарнизону на «Приюте». Именно отсюда идет основной маршрут восхождения на Эльбрус. Именно здесь оказались стрелки «Эдельвейса» в военном 1942 году. Выгодное с военной точки зрения, местоположение «Приюта», позволяло немцам даже малыми силами долгое время держать там оборону, простреливая буквально все вокруг. Вот к этому «Приюту» и стремился отряд советских солдат «80».

В 1946 году БЛ.С.Кропф поступает в Высшую школу тренеров при ГЦОЛИФКе. Вместе с ней студентами, 1-го курса, стали: мастер спорта по альпинизму Леонов И.П. (будущий ЗМС), альпинисты А.Крюков, Р. Шафеев (Гримблитт), Б.Семенов, А.Захаров, Н.Кузьмин и Б.Рукодельников (имевшие 1 разряд по лыжам, будущие МС по альпинизму и преподаватели ГЦОЛИФКа), Руководитель отделения «Альпинизм» М.А. Аграновский предложил студентам отделения «Альпинизм» заниматься у него еще и в лыжном отделении. Учиться предстояло 2 года. Куратором группы был назначен ЗМС Н.А.Гусак. Лекторами-почасовиками были альпинисты В.М.Абалаков и Я.Г.Аркин. В результате все выпускники группы М.А.Аграновского, по окончании института, получили по два тренерских диплома – «Альпинизм» и «Лыжный спорт». Диплом об окончании Высшей школы тренеров при ГЦОЛИФКе уже тогда давал право на присвоение им высшей тренерской категории.

После военных лет Л.С. Кропф снова возвращается к альпинистской деятельности. Она работает инструктором в ЦС ДСО «Буревестник», руководит учебной частью в альплагерях и, наконец - высшая ступень инструкторской квалификации – работа Уполномоченным Спорткомитета СССР в горных районах страны. И здесь она длистала своим мастерством и умением понимать людей в любых ситуациях. Когда в альплагерь в качестве Уполномоченного приезжала Л.С.Кропф – это принималось как небольшой праздник… хотя от Уполномоченных чаще получали нагоняи и список не решенных вопросов учебно-методической работы.

. Проводившаяся в 1992 году на склонах Эльбруса «Альпиниада Примирения» - Elbrussiada der versohnung приоткрыла другие стороны событий на Эльбрусе. Среди гостей, ветеранов «Эдельвеса» находился Зепп Хинстоффер. Рассказывая о тех днях, он упомянул, что у советских солдат тогда не было шансов овладеть «Приютом 11-ти» и соответственно – Эльбрусом. Он, как он, пулеметчик, держал под обстрелом большое пространство нижних склонов. Во время этого рассказа, участница именно тех боев Любовь Кропф начала впадать в шок – значит, этот человек мог тогда ее просто так убить! Зепп увидев неладное, спросил о причине – ему рассказали, что одним из советских солдат против него стояла молодая Люба Кропф.

Потом, когда Любовь Сергеевна и Зепп немного успокоились, он начал расспрашивать, где в это время была ее дочь Светлана. Пришлось рассказать ему про Нальчик, про взрыв, бои в Чегеме … Зепп заплакал. И тогда, сквозь слезы в голосе, он сказал то, что всем так хотелось услышать: « …Это мы виноваты. Простите нас…». После этого Зепп с Любой стали неразлучны.


подарок Ю.С.Емельяненко

Визитная карточка «Эльбрусиады примирения».


Отзывы (оставить отзыв)
Рейтинг статьи: 5.00
Сортировать по: дате рейтингу

Отряд капитана А. Юрченко

Отличная статья. Но, вероятно, вот в этом предложении опечатка: "И вот в два часа ночи 11 сентября 1943 года отряд «80» приступил к выполнению поставленной задачи. " (Указан 1943 г. вместо 1942 г.) А ночевал отряд «80» (капитана А. Юрченко) перед попыткой атаки «Приюта 11-ти», по всей видимости, на так называемых "Красных скалах" в нижней части Ачкерьякольского лавового потока. В 1991 году там ещё можно было найти патроны от трёхлинейки 1939-1940 годов выпуска.
 
!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

Это нужно знать и помнить!
 

Поделиться ссылкой

Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999-2017 Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100