Добро пожаловать !
Войти в Клуб Mountain.RU
Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

Скальный класс - здесь много интересного для тех, кто любит скальный альпинизм
Скалолазание > Люди >


Всего отзывов: 3 (оставить отзыв)
Рейтинг статьи: 5.00


Автор: Алексей Козлов, Екатеринбург

Пашечка

Активно скалолазанием я начал заниматься с конца 1987 – начала 1988 года. К тому времени за спиной у меня уже был 10-ти летний период увлечения таким непопулярным видом спорта, как прыжки в воду*.
Летом 1988 года, окончательно расставшись с прыжками и покинув очередной, уже свердловский спорт-интернат, я пребывал в безделье. Из коего меня вывел звонок Пиратинского А.Е., который сообщил мне, что если у меня есть желание поехать на спортивные сборы на родном Чёртике, он ждет меня через 5 минут в машине у подъезда. Так я попал в группу молодых скалолазов, которую тренировала Тамара Ивановна Самойлина.
Вообще, «детской» тогда эту секцию назвать было нельзя. Костяк группы составляли одноклассники и школьные товарищи Насти Самойлиной, старшей сестры Паши. К тому времени они лазили по скалам уже около года. А начиналось все, насколько я понимаю, с обычных походов. Отношения среди ребят были очень близкие. Это было настоящее товарищество, без дураков. Авторитет у старших ребят был беспрекословный. Первые два лета мы также почти целиком провели или на сборах / соревнованиях, или в лесу на скалах. Приезжали домой на один день помыться, затовариться продуктами и уезжали снова.
Пашечка был среди них тогда немного «на отшибе», ибо большинство ребят к тому времени уже заканчивали школу, а ему летом 88-ого еще не было четырнадцати. Я тоже оказался тогда в роли «мальчика», хоть и был старше Паши на полтора года. Так что с самого начала нашего знакомства мы оказались слегка в стороне от основных интересов наших товарищей. Романтических, естественно, интересов – скалолазание не самое главное в жизни)). До самой его гибели, мы были близкими друзьями. И воспоминания о нем будет сопровождать меня, наверное, всю жизнь…
По жизни Паша был простым, хорошим парнем. Я бы даже сказал, простым советским пареньком. Слушал «Кино» и зарубежную попсу, ему нравилось хорошо одеваться, быть в центре внимания, любил шикануть, поразить всех какой-нибудь выходкой. С раннего возраста у него были простые человеческие желания – встретить единственную любимую, воспитывать детей. У него не было особых увлечений помимо скалолазания. Но у этого удивительного человека были три черты, которые сильно выделяли его из окружения. Это (запредельная) душевная щедрость, постоянная нацеленность на победу и свод собственных понятий о чести.

Он был любимчиком. Он был везунчиком. Сначала наша секция, потом весь наш город, а потом и большая, я думаю, часть скалолазов страны радовались его успехам. Насколько я помню, много лет в стране вообще не стоял вопрос, кто выиграет соревнования. Вопрос был – выиграет ли в этот раз Паша, или нет. В Свердловске его любили невероятно. Девчонки его обожали. Им гордились. Думаю, он это понимал, и нисколько не напрягался по этому поводу. Воспринимал это как должное. Суть в том, что при всем этом Паша отдавал окружающим в разы больше позитивной энергии, чем получал. Устоять перед его обаянием было невозможно. Он просто подходил и здоровался (за руку с десятилетними детьми), или предлагал свою помощь, или дарил что-нибудь… Вообще, он постоянно раздавал какие-нибудь подарки. Из первой поездки в Швейцарию он привез килограммы неизвестных нам «Сникерсов» и «Баунти» и тут же скормил их девчонкам. Не раз отдавал «ненужные» ценные призы за победу (деньгами тогда стеснялись награждать) первым же высказавшим восхищение вещами. Легко мог снять с себя редкие тогда «фирменные» футболку, спортивную куртку и подарить их обратившему на них внимание. А уж когда влюбился! У Танюши квартира завалена была розами. Её сестра, в конце концов, просто заявила, что на порог его не пустит больше с такими огромными букетами. Не помогло, кстати.
В случайных разговорах он был позитивен, но серьезен. Никогда не кривлялся. Это нравилось и взрослым и детям. Хотя с юмором у него было все в порядке. Любил пошутить. Вообще, характер был у Паши скорее спокойный. Ага, вот, сейчас пишу, и вспоминаю, что при всем своем «спокойном» характере, он постоянно придумывал какие-то приключения, вечно тянул всех за собой. Неуёмной энергии был человек. Мне кажется, он рос в окружении всеобщей любви (в первую очередь – мамы и сестры) и восхищения задолго до нашего знакомства, до первых спортивных успехов. Наверное, в этом была главная причина его постоянной открытости миру.


Алма-Ата 1989 г.

Казань 1989 г.

Он был лучшим скалолазом России начала 90-х. То есть он был первым лучшим скалолазом России. Понимаю, что это звучит крайне самоуверенно, но я считаю, что мы, наше поколение (рожденных в начале 70-х), создало этот вид спорта заново. Старое скалолазание имеет отношение к современному такое же, как и чемпионат Национальной Хоккейной Лиги к соревнованиям по настольному хоккею. Просто совпадение названий. Правда, большинство из нас так и ушло из спорта, не добившись особенных успехов, лишь отдав борьбе за новое часть своей жизни. Единицы проскочили «смутное время».
Скалодромов в Союзе до конца 80-х не было. Были скалолазные тренажеры. «Зацепы» (доски) прибивали гвоздями. На века. Тренажер в УПИ, на котором мы тренировались, стоял к тому времени неизменным уже лет двадцать. Валера Головин был изгнан А.Е. Пиратинским из секции за то, что посмел заменить «музейную» планку на одном из щитов тренажера на другую, любовно выпиленную им из дерева зацепку. Еще бы, ведь тщательный план тренажера был опубликован многотысячным тиражом. Это были первые эталонные трассы . Процесс тренировки был заучен до автоматизма. Построение, расчет, разминка и бесконечное лазание по пяти опробованным несколькими поколениями скалолазов трассам. Нижней страховки не существовало. (Помню первые соревнования с двумя независимыми веревками). Пытаясь вырваться за пределы отработанной техники, мы были вынуждены проявлять фантазию. Делали траверс по плинтусу и выпиленным из фанеры зацепам, приклеенным на эпоксидку к стене. Лазили без использования одной / двух ног / рук. Лазили с закрытыми глазами. Лазили по стенам жилых домов. Когда нам разрешили, наконец, добавить на музейный экспонат новые зацепы, в ход пошли топоры, пилы, лобзик и болгарка. Да! Мы еще и расписывали их потом прибором для выжигания.
Первые соревнования в залах. Гатчина, Казань, Нижний Новгород… Трассы вырезали лобзиком из цельного массива щитов, долбили выложенные туфом каменные стены. Незабываемые впечатления, когда в Казани, в самом конце финальной трассы, прикрутили 3-4 зацепы прямо на бетонный потолок. Паша единственный долез до этого места, сделал шаг, оторвал вторую ногу от стены… Через несколько секунд он сорвался, но в эти секунды волна пробежала по всему залу. Все вскочили с ног. Вот он – «человек-паук»!
Лет пять правила менялись чуть не каждые соревнования. Причем фиксировались непосредственно на «митинге» участников за день до старта. Где спортсмены и судьи часами спорили до хрипоты.
Мы делали первую магнезию из силикатного клея, сами шили мешочки для неё. Модифицировали до неузнаваемости первые скальники. Которые, к слову, были ужасны. Я, имея заграничные скальники практически с начала занятия спортом, принципиально лазил до выполнения звания МС в галошах. С резиной, стыренной с оборонного завода и титановыми вставками особой, хитрой формы. Мы выступали на чемпионатах мира в самодельных обвязках. Паша долго выступал в самосшитых штанах. Помню пленку с какого-то чемпионата / кубка мира с едким комментарием ведущего по поводу его стареньких штанов с вытянутыми коленками…


Красный камень 1993 г.

Красный камень 1993 г.

Он был всегда заряжен на победу. И не только на трассе. Любое показанное движение на турнике, тросе, удачный бросок мяча, гимнастическое упражнение было поводом для бесконечных попыток повторить увиденное и сделать это лучше. Увидев, как я стою / хожу на руках, Паша буквально за пару недель научился этому. Как заведенный, все пробовал и пробовал удержать равновесие.
Мы могли часами играть в баскетбол, теннис и прочие единоборства, пока (по сумме побед) он не одерживал вверх. Иногда я специально начинал (незаметно!) поддаваться, понимая, что сопротивление ни к чему не приведет. Он все равно добьется своего. Иногда, «в воспитательных целях», я говорил ему, что пролез такую-то трассу. Если он попадался на эту удочку, то мог часами мучить её, пока не проходил её целиком, без срывов.
Он был упорным. Поняв (по сути, придумав!), что существует такой элемент, как «накат на пятку» (а это чисто тренажерная техника), мы потратили с ним пару недель, занимаясь исключительно этим движением. То же с физподготовкой. Решив, что сил у него недостаточно, Паша стал проводить в зале на час-два дольше, придумывая все новые и новые упражнения с грузом. Вспомнил! Ему и этого мало было. Он притащил домой откуда-то гантели и блины от штанги и занимался с ними еще по выходным. Я могу привести множество подобных примеров. Чем бы он ни занимался – растяжкой, балансированием на тросе, бегом на выносливость – он упорно, изо дня в день, тратил свое время на достижение долее-менее приличного результата.
При том, что я знаю, сколько времени он проводил на стене, со стороны казалось, что он лезет, особо не напрягаясь. Многим это дало повод говорить о «генах». Действительно, повод был. Наше поколение было первым «вторым поколением» скалолазов, простите за ужасную тавтологию. И простое объяснение победы пятнадцатилетнего паренька на взрослом чемпионате СССР напрашивалось само собой. И еще ему повезло. Сейчас, когда уже третье поколение клаймеров в полный рост заявило о себе на взрослых российских соревнованиях, я опять слышу эти старые песни. Но правда в том, что большая часть носителей «феноменальных» генов так и не добиваются сколько-нибудь приличных результатов. Запомните официальный сайт казино Чемпион - https://championslotscasino.su не путайте с фейками и забирайте свои бонусы. А слабенькие, прооперированные на сердце еще грудничками, дети автослесаря и бухгалтера способны взойти на мировой пьедестал. И дело даже не в упорстве. Дело в невидимой со стороны силе, заставляющей бороться до конца. До победы. Через секунду после срыва Пашечка уже улыбался, спускаясь на веревке. Он почти никогда не рефлексировал по поводу неудач. Да и планов-то он особых не строил. Со стороны вообще казалось, что он не относится к выступлениям серьезно. Что, конечно же, было видимостью. Просто, любое, даже удачное выступление было важно не само по себе, а лишь как повод для изменения в чем-то плана тренировок. Вот, пишу, и сам себе не верю . Но, ей-Богу, так и было. После стартов мы садились в гостинице, в поезде и думали – что не так?
А понять, за счет чего он так лазил, было невозможно. Страхуя его чуть не ежедневно, и от природы обладая пытливым умом, я много раз расчленял его технику на составляющие элементы, искал ту изюминку, которую можно было перенять, понять и использовать. Тщетно. Техникой Паша обладал почти идеальной, это да, но особых хитростей в ней не было. Щас вот вспоминаю, как он лазил, как-бы со стороны, на основании моего, в том числе тренерского опыта… И сразу вспоминаю его «фирменные» финиши, с вщелкиванием оттяжки, болтаясь на одной руке. Ух как я злился на него за эти неоправданные понты! Ну и ногами он работал, как бог…


С дочкой Настей

Мы выросли из 70-х. Мы «ходили» в походы, еще не научившись толком передвигаться на своих двоих . С Першиными, Самойлиными, Лапшиными я игрался еще ребенком, пока наши родители лазили по окрестным скалам. Мы пропитались запахом костров и звуками гитары. А по сути, мы выросли на идеологии «шестидесятников». Или, если копать еще глубже, на книжках Фенимора Купера, Жюль Верна, Майн Рида.
Когда мы начинали, в силу нашего возраста, мы не могли соперничать во внимании противоположного пола со старшими товарищами. Нам оставалось одно – стать на голову лучше их. Мы не приходили на помощь, мы старались помочь до того, как об этом попросят. Сейчас это звучит слишком пафосно, но тогда мы жили в такой атмосфере постоянной романтики. Забираясь ночью на скалы, сидя у костра, мы не раз формулировали с ним те понятия о чести, которые я надеюсь пронести через всю жизнь. У нас с ним были свои правила.
Нельзя говорить другу «нет», если он просит о чем-то. Чего бы тебе это не стоило. Нельзя показывать свою слабость. Умри от усталости, но улыбайся. Можешь бояться, но никогда не показывай свой страх. Не обманывай ради выгоды. Играй по честному. Никогда ничего не жалей. Не жалей себя.
В моей памяти десятки историй про нас. Как мы жили на последние (давно уже общие) деньги в Крыму, уповая лишь на соревнования, на которых Пашечка обязательно что-нибудь, да выиграет, и мы сможем купить билеты до дому. Как мы тренировались «на смелость», пропуская по три оттяжки на трассе. Как барагозили. Как влюблялись. Как приходили друг другу на помощь. Я стал тем, кто я есть, вместе с Пашей. Благодаря Паше.
В день, когда я узнал о его гибели, мы сидели с Аней Пиуновой на кухне и перемывали косточки нашим друзьям. Говорили, что все они безвозвратно становятся взрослыми, «забуревают», теряют связи со скалолазами, уходят с головой в быт. И лишь Пашечка все еще остается все тем же светлым мальчиком, которого мы любим. Так он им и остался. Правда, теперь только в нашей памяти. В этом вся трагедия. Мы не потеряли великого спортсмена. Хотя, я думаю, он мог бы выступать, и успешно, еще долго. Он этого очень хотел. И мне кажется, он бы смог добиться большего. Мы потеряли надежного друга, который бы уже никогда не «скурвился», которого бы уже никогда не сломали бытовые проблемы. Те жизненные стержни, которые в нем были не дали бы ему этого. В этом отношении, лучше уже нельзя было стать. И хуже – тоже никак. Примеры таких людей есть, и в скалолазании тоже. Но я даже называть этих людей боюсь, чтобы не смущать их. Смотришь на них тихонечко и любуешься.


Хийтола 1996г.

Хийтола 1996г.

Так получилось, что больше пятнадцати лет мы с Тамарой Ивановной и Танюшей Самойлиной проводим соревнования, посвященные памяти Паши. Для самых маленьких. И каждый раз, из года в год я думаю - что мне сказать им? Старайтесь добиться успехов, каких добился Паша? Они и так стараются, как могут. Да и – у каждого свои цели, своя судьба. Будьте такими же открытыми миру, каким был Паша? Я думаю этому нельзя научиться. Можно лишь создать условия для этого, с рождения окружить человека любовью. И надеяться на чудо. Соблюдайте правила жизни достойного человека – будьте сильными, добрыми, смелыми? Но, мне кажется, мир с тех пор сильно поменялся. В мое время в спорт приходили вполне сформировавшиеся личности. Еще раньше скалолазанием начинали заниматься лишь в студенческих секциях. Это было увлечение, пусть и серьезное для некоторых. Тренеры не учили жизни. Да и сами «тренеры» порой были не старше своих подопечных. Но существовал дух товарищества, момент избранности, чувство локтя. На скалах жили. Ты или принимал эти правила игры, или уходил, в конце концов, из спорта. Мы не смогли уже сохранить, передать этот дух 70-х – 80-х следующему поколению. Он потерян.


Arco 1996г.

Arco 1996г.

Молодые старперы и бюрократы захватили наш вид спорта. Теперь это их жизнь, их бизнес, их работа, их заработок. Но чему они хотят научить этих мальчиков и девочек? Многие ли из вас готовы заниматься с детьми бесплатно? Ради чего вы будете тратить на этих ребят свое время? Современный спорт здоровья не прибавляет. Ценность спорта как такового сомнительна. Поездки, слава достаются единицам. Да и надолго ли. Плюс инфляция успехов. От количества чемпионов и призеров мировых первенств, живущих в нашем городе, рябит в глазах. Безусловно достойная цель для спортсмена, с моей точки зрения - стать Великим, легендарным скалолазом. Но кто из тренеров ставит такую цель перед своими учениками? У меня и самого нет ответа на эти вопросы. Мир изменился. Нельзя научить хорошо лазить, человек может научиться этому лишь сам. Нельзя воспитать Человека. Это глубоко внутренний процесс. Когда юноша не только приспосабливается к окружающей действительности, но и, шаг за шагом, вырабатывает свои собственные принципы, правила существования в окружающей среде. Но в том-то и дело, что действительность ушла из скалолазания. Мир стал больше. Теперь окружающая среда подростка – это дом, школа, друзья, интернет. Там его жизнь. Здесь только спорт. Обучение узкоспециализированным видам подвижности. Так что я – как учитель химии. Помогаю приятно, с интересом провести время. Развлекаю. Правда, у меня есть Настя, которой я очень осторожно, чтобы не надоесть, иногда рассказываю, каким был её отец. Мой друг.


Подиум 1. Павел Самойлин, Екатеринбург
2. "Белый Орёл", Владимир Нецветаев, Красноярск
3. Дмитрий Бычков, Москва


* Начиналась моя спортивная карьера «перспективно». Я начал заниматься прыжками в пятилетнем возрасте, меня взял в качестве эксперимента (до этого прыгуны в воду начинали заниматься спортом в 8-9 лет) один молодой тренер, а по совместительству директор главного бассейна города. Через пять лет я прошел сквозь всесоюзное сито отбора и стал воспитанником московского интерната – школы олимпийского резерва. Но выдающегося прыгуна в воду из меня не получилось. Основной причиной, как я понимаю, было моё физическое (координационное) несоответствие тем высоким требованиям, которые предъявляет спортсменам этот олимпийский вид спорта. В какой-то момент я просто достиг своего потолка. Ну и с тренерами (кроме первого моего тренера, вскоре трагически погибшего) мне катастрофически не везло. Никак я не мог с ними найти общий язык. Ну да ладно. Суть в том, что вернувшись в родной город и поняв, что прыжки в воду-таки не для меня, я как-то интуитивно потратил почти год на самостоятельное совершенствование своей физической формы. Вот чуть ли не каждый вечер оставался в зале на 2-3 часа и «качался». Так что, когда мой отец, тренировавший в то время на общественных началах студентов в родном УрГУ, пригласил меня к нему «в гости», я был вполне подготовлен и физически и координационно для занятием скалолазанием. Впрочем, первые полгода тренировки носили скорее случайный характер.


Читайте на Mountain.RU:

Интервью с Тамарой Самойлиной

Паша Самойлин

Крым до нашей эры


Отзывы (оставить отзыв)
Рейтинг статьи: 5.00
Сортировать по: дате рейтингу

И опыт - сын ошибок трудных...

Статья призывает сопереживать и думать... Опытный учитель (не только химии) написал.
 
Ага

прямо по настоящему радуюсь, что захватил То время...и Пашу,бегающего в кроссовках там, где я еле пролазил в туфлях :)
 
Пашечка

Спасиб Леха - хорошо написал
 

Поделиться ссылкой

Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999-2019 Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100