Добро пожаловать !
Войти в Клуб Mountain.RU
Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

"Горы в фотографиях" - это любительские и профессиональные фотографии гор, восхождений, походов. Регулярное обновление.
Горы мира > Памир >


Всего отзывов: 0 (оставить отзыв)


Автор: Терентьева Дина, г. Москва
Фото: Терентьева Дина, Потапенко Андрей

Памир - 2005

Дневник четырех восхождений с Поляны Москвина

«Стремление ввысь, беспредельное, стихийное – разве оно не уносит нас, как на волшебных крыльях, куда-то вдаль от привычного уровня?»
Е.Абалаков.

Сначала был План. План был даже раньше, чем возникло Желание. Такое бывало и раньше, когда после “погружения в район”, вдруг сама собой возникает сумасшедшая идея. Даже просто записанная на бумаге, она вызывает дрожь в коленках. Это не страх, это – трепет. Пройдёт немного времени, и – почему бы и нет? Это потом будут круги до изнеможения на Одинцовской лыжной трассе и бессчётные “верблюды” в Коломенском. А сейчас внутри тебя уже поселилось нечто, которое цепко держит и не отпустит, пока не приступишь к реализации Плана.
А.Потапенко

25.07 вчетвером (Миша Колесников, Костя Воликов, Андрей Потапенко, Дина Терентьева) вылетаем рейсом Москва-Душанбе.


Миша Колесников

Константин Воликов

Андрей Потапенко

Дина Терентьева

В голове медленно, но верно начинается перезагрузка с извечных московских проблем на горно-восходительские заботы. Цель нашего мероприятия – пик Корженевской и Коммунизма. Ходить по возможности вместе, а при отсутствии таковой – автономными двойками (Костя-Миша, Андрей-Дина). В Душанбе – неожиданно ночная прохлада, селимся в гостиницу советских времен с одноименным названием.

26.07. Первый стук в дверь комнаты около трех часов ночи (по ошибке) будит меня после мучительного засыпания в чужом климате. Второй в шесть утра (как потом оказалось, тоже ошибочный) окончательно поднимает с кровати. Приходится идти в вареном состоянии с Андрюхой закупать недостающие продукты. Медленно, но верно восточный базар наполняет нас своей энергией, пробуждает меня к жизни. Покидаем рынок затаренные овощами-фруктами, бодрые, готовые к решительному отъезду в Джиргиталь.


В Джергиталь. Тесно и жарко
Отъезд решительно откладывается к полудню. Чего ради вставали так рано? Водитель нашей «буханки», настоящий джигит, упорно обгоняет все попутные автомашины, независимо от их скорости. Едет местами так близко к краю пропасти, что кажется, колеса висят в жарком воздухе. Глубоко внизу - серая лента мутного Сурхоба, противоположный склон реки – стометровый вертикальный конгломерат. Адреналина хоть отбавляй. На ровных местах – дорожная пыль, укачивающая болтанка. В Джиргиталь прибываем засветло. Располагаемся в траве между взлетно-посадочными полосами аэродрома, вкушаем вместе с ароматом душистых трав сладчайшую азиатскую дыню. Старый таджик приносит зеленый чай и забытый с советских времен колотый сахар. Никогда не пью сладкий чай в обычной жизни, а тут какое-то странное блаженство доставляет это ночное чаепитие вприкуску с твердым сахаром.

27.07. Утром грузимся в вертолет. Стальная птица выруливает на дорожку, разбегается и, покачнувшись, отрывается от земли. Детский восторг полета с примесью глубинного страха, нашептанного инстинктом самосохранения. Под нами пока теплые зеленые склоны, желтые серпантины дорог, тени бегущих баранов. Далее пейзаж меняется – грязно-серая змея ледника, холодные мрачные скалы. Могучая белая гора показывается за хребтом. Знатоки говорят, - пик Коммунизма (по-таджикски Сомони).

Через полчаса полета мягко садимся на ровную мелкую осыпь Поляны Москвина. Оглушающий рев вертолета, бьющие струи воздуха. Нервно пересчитываем свои рюкзаки и сумки. Как-то в 2000 году мои вещи, прилетев в лагерь под Хан-Тенгри, были приняты кем-то расторопным за мусорный мешок, стремительно заброшены обратно в вертолет и отправлены на материк. Вертолет превращается в точку, исчезает за поворотом хребтов.

В образовавшейся тишине виды с Поляны особенно впечатляют. На юг от нас – полуторакилометровая громада стены пика Коммунизма: заснеженные бастионы скал, глыбы льдов, свисающие массивными карнизами с острого края Памирского Фирнового плато. На север - основание пика Евгении Корженевской (сама вершина из лагеря не видна). На востоке ослепительно сверкает белизной снежная лопата пика Четырех. Вниз, к теплым горам, змеится ледник Фортамбек. Немного прозы.


Поляна Москвина
В лагере «Альп-Навруз» предлагается размещение от собственных палаток до 2х местных домиков, есть туалеты, душ при сауне, отличная столовая, убогонькая санитарная палатка, генератор электричества.


Солнечные батареи греют воду для
столовой и душа
Мы заселяемся в армейскую брезентовую палатку с дощатым настилом рядом с земляками из подмосковной Черноголовки. Ребята со скептической улыбкой смотрят на наш бодрый вид. Это все эйфория, парни, - дождитесь-ка вечера (Поляна Москвина расположена на высоте 4350 метров над уровнем моря).


Давно заброшенный «Магазин»
Не дожидаясь вечера, вдвоем с Андрюхой приступаем к активной акклиматизации. Костик с Мишей откладывают прогулку на вечер.

В неспешном темпе по тропе поднимаемся на 200-300 метров в сторону пика Четырех. Отдыхаем на теплых камнях. Стоит закрыть глаза, проваливаешься в сон. Защитная реакция организма. Возвращаемся в лагерь. Ребята втроем идут в столовую на обед. А я не могу превозмочь сонливость, валюсь на гипнотизирующий спальник. Просыпаюсь, понимаю, что ничего не хочу кроме как спать, и опять проваливаюсь в сон.


Мучительное привыкание к высоте
Встаю в шесть вечера с больной головой. Прогулка по лагерю конкретно встряхивает. Вывод – движение, любое незначительное занятие весьма ощутимо придавливают горную болезнь. Но это днем. Неизбежность каждодневного ночного сна диктует другие средства. Таблетка седалгина приводит меня в состояние тихого кайфа. Не спится – и не надо, мне и так хорошо.

Считая удары сердца в бессонной ночи,
Я слышу, как движутся ледники в Памирских горах.
Я вижу свеченье снегов застывшего исполина
И вечность крылами нечаянно коснулась меня.


Дорога к вертолётке
28.07. Мягкая акклиматизация продолжается. Гуляем к вертолетной площадке, что у подножья стены Коммунизма. Головные боли в разной степени присутствуют у всех четверых.


Стена Коммунизма с тропы
на вертолётку
К «вертолетке» по боковому карману ледника Вальтера идет длинная тропа с очень небольшим набором высоты, метров в двести. Решив, что нам этого маловато, по осыпям пика Воробьева поднимаемся до 4900. У Андрея имеется GPS, и на каждом кратком привале он выдает нам точную высотную отметку. Отсюда, как на ладони, открывается вся северная стена Коммунизма своей устрашающей крутизной.

По возвращении в лагерь пристально вглядываюсь в одного бородатого в очках из компании черноголовцев. Оказывается старый знакомый Леша, не виделись уж точно лет пятнадцать. Меня Леша узнает, отметив при этом сильные изменения внешности. Я не уточняю, в какую сторону…

29.07. Выходим на первую гору, пик Воробьева, 5680 м, с ночевкой на 5100 для акклиматизации.


Вид в Грудей на Корженеву, Четырёх и Воробьёва
От «вертолетки» поднимаемся другим путем, не по вчерашним осыпям. Идем по дну небольшого каньона, вдоль ручья, с переходом на снежник, из-под которого этот ручей вытекает. Со снежника плавно выходим на уровень ночевок, встречаем здесь троих черноголовцев (Люся, Миша, Леня), ходящих отлично от графика своей компании. Ребята подозревают наличие несъедобной субстанции в одном столовском ужине, подкосившей, сильно и надолго, их здоровье. Тем не менее, смотрится тройка неплохо, особенно на нашем уровне свежезалетевших на Поляну.

У меня и Миши вечером самочувствие на редкость нормальное, аппетит присутствует. Чего не скажешь о Костике и Андрее. Прикинув по своей стандартной норме, Андрюха просит развести ему два пакетика концентрата «Гала-гала», суп харчо. Мужественно пробует первую ложку и грустно вздыхает, понимая, что, кажется, уже сыт. Ложусь спать с удивлением от своего здоровья…

30.07. К утру становится ясно, что здоровья сильно поубавилось. И третья ночь после Москвы на 5100 крепко дала по голове. Окончательно просыпаемся в 6.30. Далее спать невозможно, невыносимо держать голову в горизонтальном положении. Нужно сесть, пройтись, разогнать застой крови в сосудах мозга. Горная болезнь. Ничего не лезет, даже чай.


Ребро Беззубкина и пик Хохлова
с подъёма на Воробьёва
На гору выходим в 8 утра.


Подъём на Воробьёва
Склон фирново-ледовый 30-35 градусов крутизны, местами – тонкий слой крупчатого снега на льду. Идется тяжело - пятнадцать шагов - и остановка, чтобы унять биение сердца. Костик с Мишей впереди, Андрюха немного позади, штурмует самую высокую в своей жизни гору (пока).

Через три часа подъема, стоя на вершине, ловлю в просветах бегущих облаков Корженеву.


Вид с Воробьёва на пик Четырёх
Поднимается Андрей, фотографируем друг друга. И за 30 минут, не торопясь, спускаемся к оставленным палаткам.


Вид с Воробьёва на Корженеву
Сразу же собираемся для дальнейшего спуска в базовый лагерь, в зону отдыха от высоты и ее симптомов. Миша с Костей спускаются по пути подъема в каньоне, по раскисшему снежнику с участками льда, и, полежав немного у большого камня, торопятся в столовую на обед. А мы с Андреем берем левее, по осыпям разного калибра держим путь к тому же каньону. Особенное удовольствие доставляет езда на ногах в несущемся потоке мелкой осыпи.

На «вертолетке» дружно решаем избавиться от лишней одежды и вволю напиться. Отдыхаем, глядя на «коммунистическую» стену, и одновременно у обоих возникают сходные чувства. Вот здесь, лежа на теплых камнях с шапками салатового мха, перед исполинскими стенами пика Коммунизма, что стоят в полной отстраненности от человечества, кажется, - это то, чего давно хочет твоя душа. Желанное место тихого созерцания, куда она вечно стремится. И не хочется совсем возвращаться в лагерь…

Но, попив брусничного напитка, встаем на бесконечную тропу, где на очередном подъеме кончаются силы, и тайно надеешься, что он последний...

Перед самой Поляной встречаем идущую нам навстречу девушку из Швейцарии, отважившуюся идти соло на пик Коммунизма. Сосредоточенно тащит увесистый рюкзак. Вызывает смесь удивления с восхищением! В лагере несколько глотков пива наповал сражают горную болезнь, и жизнь становится прекрасна. Когда ночь вступила в свои права, на черном небе замерцали миллиарды звезд…

31.07. День отдыха. Никуда не идем, расслабляемся. Проснувшись утром, смотрю в зеркало. Грязные волосы справа торчат перпендикулярно поверхности головы. Хочется взять и отстричь этот непослушный кусок. В горячем душе эта эстетическая проблема решается просто. Много ли надо для маленького счастья – чистая голова.

Мирские радости продолжаются. Вкусный обед из живых продуктов в столовой. Встреча со старыми друзьями Игорем и Мариной, прилетевшими на Поляну Москвина вчера. И в ожидании черноголовцев с пика Четырех, потихоньку пьем коньяк.

Приходят ребята, уставшие, но довольные, с горящими глазами. Рассказывают про ночевку на красивом озере с края ледника. Посмотрим.


Белая пирамида пика Четырёх
01.08. Не торопясь, поднимаемся по тропе в сторону пика Четырех.


Доктор Аваз
Догоняем лагерного доктора Аваза и его спутницу Фирдоуз, узбечку с мягкой, располагающей к общению улыбкой. Фирдоуз сетует на работу в столовой, совершенно не оставляющую ей свободного времени на восхождения. Вместе выходим к леднику Москвина.

Нашим спутникам, не имеющим веревки, приходится возвращаться в лагерь. А мы связываемся и достаточно быстро в лабиринте трещин пересекаем ледник от правого по ходу борта к левому.


Планируем путь под чёрный
треугольник

Лагерь на озере. Райское место

Находим обещанное озеро с айсбергами. С одного берега – ледник с сераками, с другого – отличные площадки на осыпной морене. Стоим в окружении вершин. Райское место.

По случаю раннего прихода устраиваем себе на озере полудневку. Высота чуть больше 5000, самочувствие у всех нормальное.


После захода солнца наступает
космический холод
На закате солнца делаем кучу снимков – золото последних лучей и розовые облака отражаются в глади озера.

02.08. Сегодня наша задача – набрать километр по высоте до ночевок на 6000м, видимых из базового лагеря черным треугольником скал на фоне неба. Уже с утра к привычным кучевым облакам добавляется нечто перистое. Ясно, что погода меняется. Очень хочется, чтобы ненадолго. От озера плавно поднимаемся по границе ледника и осыпи в восточном направлении.


Крутой склон. Дует
Когда морена заканчивается, переходим на снежно-фирновый склон. И, выйдя на следы черноголовцев, движемся резко вверх, оставляя справа осыпные гребешки на склоне.

Погода неумолимо портится. Исчезает видимость, поднимается ветер со снегом. Все это чередуется с окнами солнца, создающего настоящее пекло на снежном склоне. Попадается трещина, изрядно протянувшаяся поперек склона. Первым идет Миша и, осознавая ее масштабы, предлагает вязаться. Вижу его расширенные глаза – смесь восторга с опасением. Понимаю Мишины ощущения, ступив на тонкий мостик, соединяющий острые края трещины. Подо мною темная глубь огромного зала и уходящие в нее сверкающие сосульки. Взгляд бездны…

Скалы у ночевок приближаются издевательски медленно. Последний снежный крутяк, - и пара отличных ровных площадок (спасибо черноголовцам!!!), на одной Миша с Костей уже поставили свою палатку, поят меня горячим чаем. Заряды пурги чередуются с ватной тишиной, как будто чья-то хитрая рука нажимает выключатель. Подходит Андрей, ставимся с помощью Костика (один держит улетающую палатку, двое растягивают ткань на каркас).

Андрюха молодец - впервые на 6000 м, состояние стабильное! Педантично приближает поверхность нашей площадки к идеальной. Очень хорошо идет на ужин красная икра. Назревающую тошноту как рукой снимает. Собственно, эта ночевка нужна нам только для нормальной акклиматизации к более высоким Корженеве и Коммунизму. И странные мысли приходят в мою голову. Если посмотреть на все эти «игрушки» с позиции нормального человека, - получается полный бред. Забраться чуть ли не из последних сил на шесть километров в небо, - да еще в непогоду, - поставить на пронизывающем ветру легкий капроновый домик, забраться внутрь и, попивая горячий чай, чувствовать себя в состоянии счастья.


Вид с пика Четырёх с сторону
Коммунизма
03.08. Ночью для увеличения высоты подушки пришлось под шмотник подложить коробку с аптечкой. Чем выше лежит голова, тем меньше она гудит на высотных ночевках.

Под утро порывы ветра немного утихают.


Вид с пика Четырёх с сторону поляны
Москвина
Выходим на гору около 8 утра, еще до того, как склон осветило солнце. Крутизна фирнового склона 35-40 градусов. Есть пара коротких участков простых заснеженных скал 60-70 градусов. Идем на личной технике. Конкретно мерзнет правая рука и нога. На гребне живительное солнце.


Вид с пика Четырёх с сторону Корженевы
От палаток поднимаемся на макушку пика Четырех за два часа.


Вершина!
Во все стороны раскинулась горная страна – бесконечные заснеженные хребты, рельефно выделяются утренние вершины, глубоко внизу тянутся полосатые ледники.


У фотографа конкретно съехала крыша
Миша с Костиком совершают акробатические этюды на остром гребне. Спуск к ночевке за полчаса. Преодолевая сильное желание лечь поспать в нагретой солнцем палатке, собираемся - и вниз, к леднику.


Вниз, вниз, вниз...
С Костей-Мишей расходимся по времени и в пространстве. Стоя на осыпи чуть выше ледникового озера вглядываюсь близорукими глазами в цветное пятно на берегу. Но не менее близорукий (без очков) Андрюха убеждает мой мозг, что это нечто статичное, пускай и цветное, не может быть ребятами (он ошибался…).

Уже вполне уставшие, идем искать проход в ледопаде. С первого раза не попадаем, - возвращаясь на исходную позицию, видим ребят. Но не следуем за ними. Как упрямые ослы, ищем свой путь. Опять тупик. Слышим свист наших - сигнал, что проход найден. И только после третьей неудачной попытки пройти сквозь лабиринт громадных трещин возвращаемся к ребятам на подламывающихся ногах с отяжелевшими от времени рюкзаками. Уже внизу, на осыпной тропе, встречаем Игоря и Марину, идущих на Четырех. Даем ценные рекомендации по маршруту, опираясь на свежий опыт.
В базовой лагере пивной расслабон.

04.08. День отдыха. Проснувшись, с огромным удовольствием слушаю Blackmore`s night. На завтрак кофе с обилием сыра. Душ, правда, в угарном дыму топящейся сауны. Но главное, горячий! Мишка с Костиком сегодня питаются в столовой по полной 3-х разовой программе (завтрак-7$, обед-10$, ужин-8$). А мы с Андрюшей старательно уменьшаем запас наших продуктов. Выясняем заодно, что вся тушенка, купленная в Душанбе, соевая, условно съедобная.

Читаю «Кодекс Бусидо. Сокрытое в листве» (мудрые изречения самураев), уютно устроившись в раскладном кресле под еще греющими лучами вечернего солнца. Слышу робкое постукивание палок о камни. Наверное, возвращается восходитель с Корженевы. И вправду, из-за армейской палатки медленно выползает усталая тень, за ней появляется и сам человек, шагая нетвердыми ногами с движениями разлаженного робота. Как будто командует сам себе: «Шаг, еще шаг, еще…». Да-а, устал парнишка… Интересно, мы вчера после спуска с Четырех смотрелись так же оригинально?

А еще сегодня наконец-то добралась до Поляны Москвина группа пермяков, стартовавшая одновременно с нашей вертолетной заброской. Шли ребята, продираясь сквозь хаос ледников без малого девять дней. Чтобы представить себе их поход, надо с высокой точки лагеря взглянуть на три окрестных ледника – Москвина, Вальтера, Траубе - и напоследок посмотреть туда, где все они сливаются в безумие Фортамбека.


Натюрморт с московским пивом
05.08. Еще день отдыха. Спим, как дети, нежась в пуховых спальниках. Едим, пьем пиво, собираем продукты и вещи на Корженеву.

После обеда на лагерь садится облако. Резкий ветер со снегом продувает наш брезентовый караван-сарай. Находчивый Костик притаскивает из палатки-склада матрац, загораживает им щель у входа. Забились в спальники, читаем описания маршрутов турклуба МАИ и «снежного котенка» Димы Комарова. Морально готовимся.

К вечеру решили согреться более радикально. Достали водку, Андрюхины паштеты, и пошло-поехало… В горячих дискуссиях перетерли массу мировых проблем, от перенаселения планеты Земля китайцами до уникальных шагающих экскаваторов.


На одном из боковых отрогов Корженевы
06.08. Вперед, на Корженеву! Оказывается, очень даже интересная гора.

Впечатления самые разнообразные.


Скально-осыпной хаос ниже лагеря 5100
В начале пути пересекаем ледник Москвина, представляющий собой хаос разнокалиберных конусов с острыми макушками вверх. Спасибо гидам, - разметили турами и веревочными перилами весь маршрут от базового лагеря до вершины.


Выход к леднику. Перила на скалах
Дальше тропа идет по осыпям и скалам различной крутизны, так что веревки кое-где совсем не лишние .

На стоянках 5100 встречаем спускающихся черноголовцев, успешно поднявшихся на гору в полном составе.


Лагерь 5100. Место красивое, но опасное
В их числе и наша знакомая троица (Люся, Миша, Леня) с нарушенным графиком акклиматизации! Последний участок пути до 5300 (наша цель на сегодня) по совету Черноголовки пролезаем по ступеням ледника крутизной до 60 градусов. Ступени небольшие, не выше 5 метров. Это вместо того, чтобы подниматься левее, по перилам на крутых скалах, метко навешенным в холодных ручьях. Туда не хотелось. Удобные моренные ночевки на 5300.

07.08. Уже с утра отсутствие солнца. С погодой творится что-то неладное. Миша с Костиком выдвигаются минут на 10 раньше нас. Со временем эта разница увеличивается. Сыпет снег, сверху валит народ. Позавчера, говорят, с ночевок 6300 на вершину шла настоящая демонстрация (около 30 человек). В числе спускающихся попадаются гиды, они передают неутешительный прогноз о надвигающемся циклоне.

К огромной мульде под скалами на 5800 подхожу в надежде встретить дожидающихся нас с Андреем ребят. Но они достаточно отдохнули и ушли дальше на траверс незадолго до моего прихода. Порывами лепит снежная крупа. Видимость близка к нулю. Решаю дожидаться Андрея. Залезаю в чью-то стоящую палатку вместе с сибиряками (они ждут своего молодого - матершинника Вову). Подходит Андрюха (ура!), все вместе пьем чай, а непогода продолжает свое злое дело. Наваливает по всему маршруту сугробы пушистого снега, чисто заметая при этом и следы, и страховочные веревки.


Косой траверс от 5800 до 6100
Участок траверса 5800-6100 троплю местами по колено. А самый подвох белого и пушистого в том, что под ним прячется жесткий фирн достаточно крутого склона и набитые в нем следы. Иду и утешаюсь напутственными словами коммерческого директора «Астравел» (фирмы, где я работаю) Алексея Ярошевского: «Да не волнуйся, на Корженеву можно подняться в любую погоду». Ну что ж, раз он смог взойти на вершину в подобную пакость, можно и нам попробовать.

Кое-где снега столько, что он катится из-под ног целыми комами (признак лавинной готовности склона). Хорошо, что траверс проложен практически под скалами. С них тоже периодически съезжают маленькие лавинки. Вылезаем наконец-то на гребень (6100 м). Стоит палатка испанцев и есть местечко для нас. Тщательно взвешиваем с Андреем все за и против дальнейшего подъема сегодня на 6300 по крутому участку скал и наметенным карнизам. Можем не вписаться в светлое время. Решаем вставать на ночевку рядом с испанцами. Наши шансы взойти на вершину вчетвером стремительно уменьшаются… Разве что встать завтра пораньше (если погода будет) и рвануть на вершину прямо отсюда. Забираю у Андрея часы.

08.08. Всю ночь скребется по скатам палатки бродяга-снег, уговаривая спать в теплом спальнике. В половине шестого высовываюсь наружу. Вроде все по-старому, но чувствую тенденцию к улучшению. Сонный Андрюха вставать не хочет, и я поддаюсь на его расслабон. Но что-то не дает мне провалиться в дальнейший глубокий сон. Минут через 40 вижу в открытый тамбур стекшие в долину облака, а над нами чистое небо и горы во всей красе. Начинаем суетиться в расчете на сегодняшнее восхождение. Идея такова – нашу палатку наверх не тащить, оставить здесь на 6100.

Похоже, сейчас на 6300 кроме Миши и Кости никого больше нет, а палатки народ на акклиматизации затаскивал и оставлял. Так что всегда найдется, где переночевать. Берем только спальники, немного еды и газа. Вчера, глядя на гребень с его заметными следами (видимо, наших ребят), думали утром быстро одолеть этот участок. Но всю ночь шел снег…


Скальная стенка на гребне
выше 6100
Соседи-испанцы вылезли из своей палатки и с интересом смотрят нам вслед. А мы, пройдя с жумаром отвесные скалы, далее движемся по острому и достаточно крутому гребню, край которого скрыт от нас нависающими сугробами-карнизами. Сказать, что приходится идти аккуратно – не сказать ничего. Прежде, чем сделать пару шагов, кайлом разметаю впереди себя коварный снег, дабы не шагнуть в пустоту.


Лагерь 6300 засыпан снегом
В общем, вылезаем к стоянкам на 6300, как два слегка выжатых лимона. Тупо смотрим на глубокие следы Миши и Кости, уходящие наверх, и мысль о дальнейшем восхождении в этот день постепенно отмирает. Добавляет уверенности в принятии надежного решения зловеще-спокойный настрой Андрея на холодную ночевку. Мне эта экстремальная идея совсем не нравится. К тому же натягивает облака, периодически идет снег. Такая погода уже в 11-12 утра.

Решаем переночевать в какой-нибудь пустой палатке и «выстрелить» на гору завтра. А наши ребята сейчас продвигаются к вершине...

Устраиваемся с Андрюхой в самой симпатичной палатке (как выяснилось позже, в палатке двух гидов). Хорошие ребята оказались эти гиды, вежливые. Подходят они к своей палатке около пяти часов вечера, а там мы спим богатырским сном. Приходится освобождать жилище. Олег и Виктор (так зовут гидов) просят нас не торопиться, спрашивают еще, не нужно ли нам чего из еды. Да было бы неплохо (еды у нас, честно говоря, мало), - и получаем лосося, тушенку и еще что-то съедобное:) . Добрые гиды тут же нам советуют переместиться в палатку сибиряков (те как раз дошли до 6100 и устроились в нашей пустой палатке). Что мы и делаем незамедлительно. Вот такой получается обмен квартир.

Часов в шесть спускаются на стоянку Миша с Костей, сильно уставшие. Не повезло ребятам… Сегодня они вышли на гору только вдвоем. Месили всю дорогу глубокий снег, местами по развилку. Смогли подняться до 6900. Дальнейшее продвижение грозило ночным спуском или холодной ночевкой.

Мишу мучает кашель непонятного происхождения, с утра ребята будут спускаться на Поляну Москвина отдыхать. Нам, кажется, везет больше. Завтра собираются идти на гору гиды Виктор и Олег, уже знакомые испанцы. Но от этих друзей-иностранцев, как правило, толку мало. Видимо, они принимают всех русских за гидов и считают, что тропить следы – не их барское дело.

Далее >>


Поделиться ссылкой

Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999-2017 Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100