Добро пожаловать !
Войти в Клуб Mountain.RU
Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

Чтобы быть в курсе последних событий в мире альпинизма и горного туризма, читайте Новостную ленту на Mountain.RU


Всего отзывов: 1 (оставить отзыв)
Рейтинг статьи: 5.00


Автор: Павел Павлович Захаров, Москва

Ученый, художник, горнолыжник и альпинист-
академик А.Б.Мигдал
(к 101-й годовщине рождения)

«Мигдал может опоздать, но Мигдал никогда не подведёт» -
распространенный афоризм при жизни Мигдала.

Аркадий Бенедиктович (Бейнусович) Мигдал родился в Белорусском городе Лида в 1911 году. Умер от тяжелой болезни в 1991 году в Принстоне, а урна с его прахом захоронена на Новодевичьем кладбище в Москве.

В 20-х годах семья Мигдала переехала в Ленинград. Здесь в 1928 г., работая в школе лаборантом по физике, он выполнил (и опубликовал в журнале «Физика, химия, математика, техника в трудовой школе») свою первую научную работу. В 1928 году он был арестован и находился под следствием более двух месяцев, но затем был отпущен. Такие уж были тогда времена, что арестованного по «политике» (или причастности к ней) могли и отпустить. После этого случая, он как бы дал свой личный зарок – никакой политики, кроме науки. И с честью выдержал личную установку до последнего дня жизни.

Период 1931-1936 годов был заполнен работой на заводе «Электроприбор» в должности инженера-расчетчика. И попытками продолжения образования. В это время он сумел выполнить несколько научных работ. После удачного восстановления на вечернем отделении ЛГУ, в 1936 году он успешно защищает дипломную работу. Руководителем защиты диплома и учебы в аспирантуре у А.Б.Мигдала был прекрасный ученый и педагог Матвей Петрович Бронштейн, ставший, по сути, первым и основным учителем Мигдала, как ученого. К сожалению М.П.Бронштейн в 1937 году был арестован и в 1938 году - расстрелян. Именно этот яркий и глубокий человек сыграл большую роль в научном становлении А.Б.Мигдала.

В 1940 г. Мигдал переезжает в Москву.

В 1945 году А.Б.Мигдал включается в работы по атомной проблематике.

В 1981 году он был одним из тех, кто помог спасти жизнь великого А.Д.Сахарова и в деле возвращения в стены Академии Наук духа свободомыслия.

Но бурной и деятельной натуре Аркадия Бенедиктовича было мало обычных рамок науки. К Мигдалу вполне подходят Пушкинские слова «… и академик, и герой, и мореплаватель, и плотник…». Аркадий Бенедиктович был человеком многих дарований - не было области, в которой бы АБ не разбирался так, как это делают профессиональные изобретатели.

Он был прекрасным резчиком по дереву, ювелиры знали его работы и коллекции камней, он являлся одним из создателей советского акваланга и первым председателем Федерации подводного спорта СССР, своим его считали горнолыжники и альпинисты. К горам у него было свое отношение, он любил их гармонию, для Мигдала горы по своей сути были особой сферой существования. По своему альпинистскому образованию и сумме совершенных восхождений Аркадий Бенедиктович вполне соответствовал уровню второго спортивного разряда. Еще до войны он познакомился с вершинами Гвандры: Мырды, Трапеция, совершил траверс Кичкинекол-Фильтр. К примеру, на Памире, в районе пика Ленина, он поднимался на пик Петровского.

Пик Петровского (4910)

В Домбае (в том числе в группе А.Г.Овчинникова) он совершил ряд восхождений: Семенов-Баши, Сулахат, Гл. Птыш, пик Инэ.

Пик Инэ (3409)

В Узунколе А.Б.Мигдал совершил восхождение на популярную вершину района – Главную Гвандру.

Массив Гвандры (вид с севера) Правая дальняя вершина –
Главная Гвандра (3983)

На отдыхе в Крыму После восхождения в Домбае

Лектор академик А.Б.Мигдал

Автору заметок посчастливилось состоять в друзьях-товарищах у Аркадия Бенедиктовича Мигдала на протяжении более 20 лет. Первое неизгладимое впечатление и глубокое уважение, как к мастеру знающему свое дело, произвело знакомство с его домашней мастерской, которую он оборудовал в одной из комнат. В ряд стояли токарный и сверлильный станки, муфельная печь, вдоль стены шикарный верстак с множеством мелких механизмов и приборов, стены заполнены ящиками и полками с самыми разными инструментами по дереву и металлу. В большой комнате одна стена отдана под художественные изделия А.Б.Мигдала.

Портрет Эйнштейна. Работа Мигдала в керамике

Автопортрет Мигдала. Резьба по дереву

Резьба по белому дереву

Известно его прекрасное изречение – «… что смысл жизни не в том, чтобы прийти к цели кратчайшим путем, а в том, чтобы как можно больше почувствовать и увидеть по пути». И Мигдал умел чувствовать и видеть столько, что коллеги ученые не раз говаривали «…а когда же он занимается наукой!?»

Аркадий Бенедиктович был первоклассным рассказчиком и юмористом. Многим известны его артистические веселые «розыгрыши». Так свой 75-летний юбилей он провел 1 апреля в центре ликующего Арбата. Гостей встречал вежливый швейцар, охотно принимавший от всех чаевые. Вокруг импровизированной сцены собралось более 200 человек. Никакого чинопочитания и чванства – очередной праздник праздновала «школа духа АБ». Не многие могли узнать в швейцаре измененного гримом Мигдала, и лишь глаза подсказывали, кто есть на самом деле этот элегантный швейцар.

Так счастливо сложились обстоятельства, что после своего первого посещения альплагеря «Узункол» в 1962 году А.Б.Мигдал и его компания привязались к этому горному району, а сам Мигдал здесь проводил летние отпуска вплоть до 1990 года.

«Узункол», дождь, академик Мигдал…

Дождь в «Узунколе» продолжался второй день. То чуть сильнее, то ослабевая, но падал с небес постоянно.

Лагерь был практически пуст – большая часть народа сидела на ночевках Мырды, выжидая, когда можно будет выйти на свои запланированные восхождения и занятия. Там было небольшое столпотворение – отряд новичков никак не мог выйти в перевальный поход, отряд значкистов в туманно-дождливой пелене не мог разглядеть свои вершины Пирамиду, Кара-баши и Гвандру, а полтора отряда разрядников выжидали когда «откроются» их маршруты на Кирпич, Далар, Пирамиду…

А в самом лагере начальник учебной части П.П.Захаров и начальник спасательного отряда Б.Н. Кораблин никак не могли найти выход из создавшейся ситуации. Радиопереговоры не приносили ничего радостного. В этой удручающей обстановке только три группы разрядников под дождем «успешно» лезли на Доломитах по своим «тройкам».

Скука в лагере была беспросветно-тягучая, очень похожая на саму погоду.

И даже всегда готовые на выдумку академики и профессора группы Аркадия Бенидиктовича Мигдала – сидели по комнатам.

Захаров и Кораблин после активного «слома» своих голов в очередной раз, кажется, нашли подобие выхода. Предложение Кораблина было лаконичным – «…мы здесь все равно ничего толкового не придумаем, а командиры отрядов в Мырды никаких намеков не подают – иди ка ты начуч., на бивак и на месте разбирайся в сложившейся ситуации, а я останусь здесь и буду караулить ситуацию по радиосвязи».

Так и сделали.

Но пока они сидели в теплой комнате за чашкой утреннего чая и ломали свои головы, никто не заметил одинокую фигуру в плаще и с небольшим рюкзачком за плечами, торопливо пересекающую территорию лагеря, которая скрылась за поворотом тропы, уходящей в ущелье Мырды. Идти туда не зачем, как только идти на бивак Мырды.

Вид с ночевок был всегда прекрасен – прямо через конечные бараньи лбы ледника Мырды высилась громада вершины Кирпич с ее стенами и маршрутами на любой вкус. Левее Кирпича стоял Далар с небольшим «дружком» рядышком – пиком Шоколадным. Вправо от Кирпича над перевалом Мырды - уютная вершинка Мырды и совсем, вдали справа, виднелись белые склоны массива Гвандры. Это все так чудесно смотрится в хорошую погоду, а в тот день, нижняя кромка то ли тумана, то ли облаков висела на уровне снежных полей плато Мырды, цепляясь за нижнюю часть скальных стен Кирпича.

Последний взлет крутой тропы выводит сразу на первые же площадки для палаток – традиционное место для всех кто собирается совершать отсюда восхождения. И если не торопиться, то, слегка приподняв голову, над этим кантом и оставаясь совершено незаметным ни для кого из жителей бивака, можно «подглядеть» - а что они в этот момент там делают?. Так и было сделано – уж П.Захаров знал эти места как свой дом.

Отрывшаяся взору картинка никак не вязалась ни с дождем, ни с туманом, висевшим почти вплотную над площадками. Когда выходишь на площадки, то справа над ними высится камень с плоской вершиной, имевший свое название - «камень Кораблина» - лежа на его макушке, начальнику спасотряда очень удобно было в трубу разглядывать маршруты вершин и наблюдать за движением групп, а Захаров под карнизом камня, любил готовить свои кулинарные штучки.

Сейчас же на макушке камня сидел некто, в желтой пуховке, с непокрытой седой и мокрой головой, а все свободное место вокруг камня было заполнено новичково-значкистским и разрядным народом, который внимал всему, что этот человек вещал им с макушки камня. Картинка была чудная – все, чем можно было защититься от мороси и воды, было наброшено на плечи и защищало головы, но глаза были направлены только в одну сторону – к «вещателю».

Человек в желтой пуховке был ни кто иной, как широко известный академик Аркадий Бенедиктович Мигдал!

«Визитер», спрятавшийся за кучей скальных обломков, был в полной уверенности, что он ни кем не обнаружен. Когда же «беседа» была окончена, и были получены ответы на многочисленные вопросы по теме беседы и совсем не обязательно по ней, то Мигдал, обернувшись в сторону спрятавшегося начуча, просто сказал: «Здравствуйте, тут!».

На вопрос, как он появился здесь, почему никто в лагере не знал о его уходе и, что за беседа была организована для жителей бивака, Мигдал поочередно ответствовал:
- Если бы Вы, Захаров, знали, что я хочу уйти из лагеря, то все равно бы не выпустили меня, тем более – одного!
- Объяснять в лагере причину моего тихого ухода, все равно, что ничего об этом не говорить – мало вероятно, чтобы меня поняли!
- А пока я шел на бивак я тщательно продумал темы бесед с альпинистским народом.
- А сделал я все это потому, что видел в лагере и понимал, то сложное положение, в котором Вы оба с Кораблиным оказались из-за этой погоды. Вот я и решил подняться на бивак и разрядить сложившуюся сложную обстановку интересными разговорами. Отвлечь людей от грустных мыслей. И кажется, мне это вполне удалось…
Аркадий Бенедиктович говорил о дальнейших путях развития фундаментальной науки, он рассказывал о своем увлечении подводным плаванием, резьбой по дереву и о том, как деятели Парижского театра, увидев, изготовленные руками Мигдала красивейшие перстни, организовали его персональную выставку в Париже (с названием «Театральный перстень»), он рассказывал о том, как и зачем была сделана страшная бомба (он был одним из участников этого проекта), показывал бытовые сценки из жизни грузин, цыган и бог его знает, кого еще…

Надо сказать, что Аркадий Бенедиктович давно слыл изумительным рассказчиком, умеющим чувствовать аудиторию и «выдавать» для присутствующих все то, что они хотят получить от него. Его талант перевоплощения многих ставил в тупик. Никто с первого раза не мог определить к какой же профессии он относится. Характерный случай произошел в Париже на курсах французского языка, которые он прилежно посещал. Никто не мог угадать его профессию: одни говорили, что он боксер, другие – моряк, третьи – летчик. И все поражались, узнавая, что этот обаятельный русский – академик, да еще – физик и альпинист к тому же..

Вместо постскриптума:

Впервые А.Б.Мигдал со своими учениками и товарищами по институту появился в «Узунколе» в 1962 году. А всего, его группа приезжала в «Узункол» на протяжении почти 30 лет. Хоть на 7 – 10 - 12 дней, но в «Узункол». В разное время в его группу входили близкие и верные друзья-товарищи и коллеги по науке: профессор В.Л.Карпов, любимый ученик, будущий академик Л.Б.Окунь, профессор Н.Н.Мейман, профессор из МФТИ Б.Т.Гейликман, профессор Вакс В.А., член-корреспондент О.И.Лейпунский, профессор Б.Г.Ерозолимский, М.Г.Урин, В.Б.Берестецкий.

Когда кинооператор Центрального телевидения Рудольф Русанович приступал к съемкам фильма о Мигдале, то последний поставил ему одно условие:
«… фильм мы будем делать только в «Узунколе».
«Почему такое условие?» – спросил Русанович
«Потому что этот лагерь, эти горы, эта природа, эти окружающие нас люди создают такую ауру и настроение, которой мы нигде больше не найдем и не получим. Пусть это звучит несколько претенциозно, но это так».
И добавил:
«Вы, молодой человек, можете мне не поверить, но каждый раз по весне мы проводим своеобразный конкурс среди тех, кого сами берем с собой в эти края. Прежде всего, это должны быть люди одного настроения и понимания, что такое коллектив близких по духу людей. Многие хотели бы попасть в этот коллектив, но не все попадают».
«Почему?»
«Я запомнил слова заслуженного мастера спорта альпиниста, профессора и прекрасного человека Владимира Александровича Кизеля, которые он сказал в ответ на заданный ему вопрос: «Неужели Вы не устали ходить в связке столько лет с одним и тем же человеком, неужели не потерян интерес?»
Кизель ответил коротко и лаконично:
«Нет не устал, и не устану, ибо я хожу с тем, кто мне интересен!»
Рудольф сделал свой фильм. Фильм получился (все кто видел его, так говорили), но фильм не пошел на экран – он не отвечал тому духу, который в те времена царил на телевидении.


П.П.Захаров (по мотивам книги «Воспоминания об академике А.Б.Мигдале», личных впечатлений. Фото из личного архива А.Б. Мигдала, Интернет - источников и П.П.Захарова)


Отзывы (оставить отзыв)
Рейтинг статьи: 5.00
Сортировать по: дате рейтингу

Спасибо!

Спасибо, Пал Палыч в Узунколе удалось пообщаться с Аркадием Бенедиктовичем. Глыба. Необычайно интересно.
 

Поделиться ссылкой

Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999-2017 Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100