Добро пожаловать !
Войти в Клуб Mountain.RU
Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

Чтобы быть в курсе последних событий в мире альпинизма и горного туризма, читайте Новостную ленту на Mountain.RU


Всего отзывов: 2 (оставить отзыв)
Рейтинг статьи: 5.00


Автор: Павел Павлович Захаров, Москва

Один из знаменитой команды Виталия Абалакова – Владимир Кизель.
(Посвящено 100-летию со дня рождения)

Кизель Владимир Александрович (1912 - 2006, Москва, Россия). Профессор МФТИ, доктор физико-математических наук, «Заслуженный деятель науки Российской Федерации» (1992), МС (1941) ЗМС (1957), инструктор методист 1 категории по альпинизму.
На 93 году своей жизни скончался человек, заслуженно ставший легендой отечественного альпинизма и выдающимся советским и российским ученым-физиком.

Родился В.А.Кизель в семье известного в те времена ученого биохимика, профессора Московского государственного университета Александра Робертовича Кизеля.(1882-1942).
Юный Владимир с раннего детства активно занимался многими видами спорта: легкой атлетикой, коньками, гимнастикой боксом, ходил в походы по Крыму и перевалам Кавказа. Семейная традиция путешествовать всей семьей очень скоро привила любовь Володи Кизеля к путешествиям и пока еще не сложным Крымским восхождениям.
После окончания школы (1927) он поступил в МГУ на физический факультет, который с отличием заканчивает в 1932 году.
Начиная с 1930 года начинается его деятельность по оборонной тематике он получает бронь освобождающую его от призыва в армию. В 1932 году он знакомится с известным альпинистом Виталием Абалаковым, который преподал ему первые уроки настоящего альпинизма. В период 1933-1935 годов В.А.Кизель совершает первые свои серьезные восхождения: с А.Машиным на Чегеттау-чана (1933) на пик Николаева в Цее (1934) в 1935 с Алейниковым - первое отечественное восхождение на С Ушбу и становится в один ряд с ведущими советскими альпинистами в 1936 - участвует в разведке выхода с севера на Памирское Фирновое плато, совершает в Заалайском хребте первовосхождение на вершину Раздельная (6148 м) в 1937 – первовосхождение на Далар в Узунколе в 1938 - Дыхтау и Тихтенген в Безенги. При восхождении на Мамиссон-хох в Цее с Борисом Алейниковым В.А.Кизель снял с вершины записку оставленную там первовосходителем венгерским восходителем Морисом фон Деши.
. . Тренерская и инструкторская работа В.А.Кизеля началась с 1935 года. Вначале на альпинистских сборах, затем в 1937-1940 годах он был начальником учебной части школы инструкторов РККА (Терскол и Гоначхир). С 1948 года - тренер Всесоюзной школы инструкторов, экспедиций ЦС ДСО «Спартак», Советско-Китайской экспедиции на Памир (1958), тренер школы инструкторов ВЦСПС (1963-1973).

В 1941 году приходит официальное признание заслуг Кизелья-альпиниста – ему присвоено звание «Мастер спорта по альпинизму». Все довоенное время В.А официально имел бронь освобождавшую его от призыва в ряда Красной Армии. В самом начале ВОВ неоднократно подавал заявления с просьбой об отказе от брони. Каждый раз получая отказ – его знания были нужны оборонной промышленности. Тогда он уходит добровольцем на фронт, который вплотную приблизился к Москве. Но боевая служба В.А.Кизеля под Москвой была не долгой. В составе группы инструкторов альпинизма он был командирован в воинские части, направленные в Иран для обеспечения безопасности военных поставок союзников по ленд-лизу. При этом неоднократно подавал (конечно безуспешные) письменные заявления об отправке на фронт. . Альпинистский опыт Кизеля неожиданно пригодился в этой необычной обстановке - он был назначен инструктором по альпинизму в воинские подразделения Красной Армии, дислоцировавшиеся в то время в Иране. Это обстоятельство позволило ему совершать восхождения с воинскими подразделениями в хребтах Эльбурса и Копет-Дага.
1942 год приносит первую трагедию в семью Кизелей – в феврале был арестован его отец Александр Робертович Кизель, известный в Союзе и за рубежом ученый-биохимик.. (Обвинение в измене Родине и участие в контрреволюционной агитации). В доме после обыска конфисковали все немногие ценные вещи (их рассовали по карманам чекисты), и увезли книги и рукописи отца. Кизель-старший по приговору Военной коллегии СССР был расстрелян в Москве и захоронен в общей могиле на бывшем «расстрельном полигоне» НКВД близь подмосковного совхоза «Коммунарка».
Вскоре после этого была арестована мать, как жена изменника Родины и приговорена к ссылке на 5 лет.
Поскольку большая часть военнослужащих, направляемых в Иран, проходила подготовку и службу в Школе военного альпинизма и горнолыжного дела в грузинском поселке Бакуриани, то там был организован сборный пункт для отправки «иранцев». Таким образом, Владимир Александрович некоторое время проходил службу в качестве преподавателя в этой школе.
В связи с расстрелом отца и ссылкой матери, репрессии коснулись и самого В.А.Кизеля. Вскоре после прибытия его в Иран, он был арестован «как член семьи, не участвовавшего в преступлении, и не знавшего о нем». Приговор стандартный для таких арестантов – 5 лет ссылки. Последовал длительный и изнурительный этап до Красноярска. По пути была «задержка» на несколько месяцев на угольных шахтах Кузбасса (Осинники), где Кизель младший работал подручным забойщика и лесодоставщиком. Затем последовало направление в совхоз «Таежный» Норильского комбината НКВД (вблизи Сухобузима у села Атаманово), выращивавший картофель и овощи. Отсюда последовало очередное направление, как инженера в трактороремонтную мастерскую.

В 1944 году у начальства концлагеря видимо прорезалось осознание, что физик Кизель может быть более продуктивно использован. В связи с этим последовал очередной перевод (как физика) в проектный отдел Норильского комбината («Норильлаг»). Здесь В.А.Кизелю было поручено проектирование контрольно-измерительных установок. Кроме интересной работы, остальной режим ничем не отличался от лагерного - работа и жизнь постоянно проходила в атмосфере подозрительности, страха, недоверия, стукачества. Перед переводом в Центральную энерголабораторию, Кизель был посажен в местную тюрьму - «за неположенные разговоры».

1948 год стал годом окончания срока тюремного заключения. Но освобождение было без права выезда в центральные районы страны. В изъятых у В.А.Кизеля документах была книжка мастера спорта, именно поэтому физику Кизилю в порядке общественной нагрузки было поручено обучать и тренировать группу сотрудников на горных лыжах. В нее в основном входили специалисты и инженеры, отбывшие здесь срок и не имевшие разрешения уехать домой был и геолог Урванцев, обследовавший это месторождение и потом отбывший здесь же 10 лет

Лагерь стал местом установления новых и весьма интересных знакомств: художником Мангольдсом, окончившим Академию художеств в Риге и Париже, известным пловцом В. Буре, расконвоированным зеком, знаменитым футболистом Андреем Петровичем Старостиным. Старостину было поручено руководство спортом на комбинате. Фактически он был и тренером в спортзале. Умный и остроумный, многое почерпнувший в годы своей славы от окружавших его болельщиков и актеров театра уровня Яншина и писателей типа Олеши, Андрей Петрович много читал, был интереснейшим и остроумным рассказчиком.

В 1950 году приходит конец срока ссылки и, Владимир Кизель получил разрешение на выезд из Норильска. В 1952 году, удалось издать последнюю книгу отца, фамилия которого из перечня авторов была безжалостно вычеркнута цензурой.

1955 год - В.А. Кизелю, была объявлена реабилитация. И вскоре он возвращается в Москву. Затем были получены документы на посмертную реабилитацию отца. Характер полученных документов на реабилитацию был во многом стандартен. В бумажке на отца было сказано: «А.Р.Кизель был арестован без предъявления обвинения, без следствия и суда, состав преступления отсутствует, и он считается реабилитированным посмертно». (Было и свидетельство о его смерти в 1948 году, где в графе «место смерти» был прочерк.) Аналогичную бумажку получил и его сын – Владимир Александрович Кизель, только без слова «посмертно».

Приехав в Москву, Кизель первым делом бросился на восстановление связей в спортивном мире и в первую очередь – с альпинистами. Он был записан в команду московского «Спартака».

Легендарная команда альпинистов «Спартака», неоднократные чемпионы СССР, все спортсмены - мастера спорта и заслуженные мастера спорта СССР по альпинизму. Слева направо:
Иван Петрович Леонов (1916-1995), мс (1948), змс (1956)
Лев Николаевич Филимонов (1919), мс (1949), змс (1958).
Владимир Александрович Кизель (1912-2006), мс (1941), змс (1957)
Александр Моисеевич Боровиков (1917-1975), мс (1948), змс (1955)
Михаил Иванович Ануфриков (1911-1989), мс (1945), змс (1952)
Валентина Петровна Чередова (1906-1994), мс (1940), змс (1948). Жена В. М. Абалакова
Виталий Михайлович Абалаков (1906-1986), мс (1934), змс (1942). Капитан команды.
И летом 1956 года в числе 11 альпинистов под руководством В.М.Абалакова В.А.Кизель совершает в высшей степени престижное восхождение – поднимается на пик Победы. Итогом стало общественно-государственное признание – ему в 1957 году было присвоено звание «Заслуженный мастер спорта по альпинизму». Свои основные послевоенные восхождения В.А.Кизель совершал в команде В.М. Абалакова. Участвовал в 12 Памирских экспедициях и в трех - на Тянь-Шань и в Восточные Саяны. Команды с его участием семь раз занимали в Чемпионате СССР первые места и три раза - вторые. Дважды был в Альпах: в 1957 г. взошел на Дан-дю-Жеан и Монблан-де-Такюль, в 1964 – на Маттергорн.

Начало 1950-х гг. После траверса Ушбы: слева - В.Кизель, затем Е.Казакова, австрийский альпинист, шутцбундовец Г.Деберль, Я.Аркин и М.Ануфриков..

1958. Он становится тренером экспедиций ЦС ДСО «Спартак» и Советско-Китайской Памирской экспедиции. Входит в основной состав советской команды готовящейся к восхождению на Эверест.

Начальник спасательной службы МАЛ ПАМИР-75
Кизель Владимир Александрович

В годы формирования системы Международных альпинистских лагерей (МАЛ) в подобном лагере с названием «Памир-75» была создана своя спасательная служба, которую возглавил заслуженный мастер спорта, доктор наук Кизель Владимир Александрович. В этом лагере основные усилия его организаторов и руководителей были направлены на высокий уровень безопасности, создания максимально возможных комфортных условий пребывания альпинистов в условиях высокогорья.

В.А.Кизель (справа) рядом с восходителем на Эверест Норгеем Тенцингом
во время его приезда в СССР (1964).

Когда пришло время расставания с большим спортом и сложными восхождениями, Владимир Александрович Кизель многие годы был постоянным почетным гостем альпинистского лагеря «Узункол». Он очень любил молодежь, ему нравилось их внимание к тому, как в свое время нынешние «старички» создавали систему альпинизма в стране, много рассказывал о своем пути в горах и приобретенных в альпинизме друзей и верных спутников. Но очень не любил «каверзных» вопросов типа того «зачем люди ходят в горы?». Хотя, как правило сами задававшие этот вопрос в большинстве своем знали на него ответ.
. Однажды был проведен по своей сути натурный эксперимент. В альпинистском лагере «Узункол» были поставлены лицом друг к другу две шеренги альпинистов. С одной стороны стояли новички и значкисты, а напротив — мастера и заслуженные мастера спорта и старшие разрядники. Всем был задан один вопрос: «Зачем лично ты идешь в горы?». Было одно условие — в ответах максимально не применять уже озвученные мнения. В том строю стояло 50 человек и прозвучало 50 столь разных ответов, что ни один из них не мог в полной мере претендовать на ответ к вопросу: «Зачем люди ходят в горы?». Один из ответов стоит того, чтобы привести полностью: "Когда я поднимусь на вершину (и если повезет — будет прекрасная погода и будет виден весь Кавказ), я обведу взглядом все, что будет видно вокруг и подумаю: «Эх вы, букашки, которые там, внизу! Я-то сейчас выше всех и всего на всей Земле!»
Однажды еще один постоянный гость «Узункола» известный ученый, академик Аркадий Бенидиктович Мигдал задал Владимиру Александровичу Кизелю вопрос: - «Неужели Вы не устали ходить в связке столько лет с одним и тем же человеком, неужели не потерян интерес?»
Кизель ответил коротко и лаконично – «Нет, не устал и, не устану, ибо я хожу с тем, кто мне интересен!».
Сам Кизель, когда ему «стукнуло» 93 года весьма своеобразно ответил на еще один каверзный вопрос – «Является ли альпинизм спортом ?». Он ответил – «Альпинизм – в общем - то не совсем спорт… В моем домашнем шкафу лежат медали и грамоты, но несравнимо дороже всего для меня, альбом фотографий друзей».

П.П.Захаров (на основе материалов базы данных «Воспоминания о ГУЛАГе и их авторы», Музея и общественного центра «Мир, прогресс, права человека» имени Андрея Сахарова Музея альпинизма, Альпклуба СПБ «Арт Экстрим РУ», Risk.RU. Фото из Интернет-сети, архивов В.А.Кизеля, М.И.Ануфрикова,)


Отзывы (оставить отзыв)
Рейтинг статьи: 5.00
Сортировать по: дате рейтингу

В.А. Кизель

Благодарна П.П. Захарову за неизменную преданность памяти выдающихся альпинистов, сохраняющему историю альпинизма старого большого Союза, которая вершилась этими альпинистами. Ирина Батманова
 
Спасибо

Большое спасибо Павлу Павловичу за прекрасную статью о моем отце и память о нем Марина Кизель
 

Поделиться ссылкой

Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999-2017 Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100