Добро пожаловать !
Войти в Клуб Mountain.RU
Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

Скальный класс - здесь много интересного для тех, кто любит скальный альпинизм
Скалолазание > Люди >


Всего отзывов: 0 (оставить отзыв)


Автор: Скурлатов Валерий Иванович, Москва

Воспоминания младшего брата о скалолазании и немного обо мне (Окончание)

1980-е годы: скалолазание получает международное признание

Увлекшись скалолазной деятельностью по линии ЦС СДСО «Буревестник», я стал меньше уделять внимание Московскому «Буревестнику» и Московской федерации альпинизма. В 1980 году по инициативе Васи Ковтуна меня выбрали в Комитет скалолазания при Федерации альпинизма СССР. Возглавил Комитет Николай Крайнов, пришедший на смену бессменному до тех пор Антоновичу.

Семья в сборе: отец Иван Васильевич Скурлатов приехал с фронта на побывку к нам в Дашковку на Днепре под Могилевом, мать Скурлатова Лидия Васильевна принарядила меня и младшего брата Юрия

Основной задачей Комитета являлось добиться международного признания скалолазания как вида спорта. И.И. Антоновичу удалось убедить руководство Госкомспорта в необходимости проведения в СССР международных соревнований с приглашением иностранных альпинистов-скалолазов, и с 1976 года такие соревнования стали проводиться регулярно – раз в два года, чередуясь с чемпионатами СССР. На соревнования приезжали, в основном, представители стран соцлагеря, но бывали и отдельные участники из западных стран, например, известные немецкие альпинисты Вольфганг Гюллих и Стефан Гловач, которые дали высокую оценку спортивному скалолазанию. Особенно не нравилось западным альпинистам-скалолазам включение в наши правила спуска по веревке, в котором советские скалолазы были виртуозами. Не воспринимали они и соревнования связок с верхней страховкой. Вообще, верхнюю страховку и фактор времени при прохождении трассы западные альпинисты принимали «в штыки».

На уровне Международного Союза альпинистских ассоциаций (UIAA) представители Федерации альпинизма СССР неоднократно ставили вопрос о необходимости проведения официальных международных соревнований по скалолазанию, об олимпийских перспективах скалолазания как вида спорта. Безрезультатно: консервативное руководство UIAA, ссылаясь на мнение «европейского альпинистского сообщества», идею проведения соревнований по альпинизму и, в частности, по скалолазанию напрочь отвергало.

Переломным годом в развитии международного скалолазания я бы выделил 1982-й год – после феноменального по тем временам прохождения командой советских альпинистов стенного маршрута на Эверест. Особенно отличилась во время этого выдающегося восхождения связка сильнейших скалолазов страны в составе Сергея Бершова и Миши Туркевича.

Вспоминаю чемпионат ВЦСПС 1982 года. Главный судья чемпионата – Александр Пиратинский, по «старой памяти» соревнования проводятся в Судаке, на скале Носорог. Договариваемся с Судакским руководством об организации выступлений участников соревнований – восходителей на Эверест - на полях перед колхозниками, сборщиками винограда. После каждого выступления – дегустация вин. В одном отделении – столовые, в другом – крепленые, в третьем – коньяки. Надегустировались и еще с собой прихватили. Я был уверен, что наутро Миша с Сергеем на старт соревнований связок выйти не смогут – столь обильной была дегустация. Каково же было мое удивление, когда Миша с Сергеем, проведя бессонную ночь, не только вышли на старт, но и выиграли соревнования!

В том же 1982 году в окрестностях Ялты проводились очередные международные соревнования. На этот раз на соревнования, помимо спортсменов, прибыли президент федерации альпинизма и скалолазания Франции (FFME) Бенуа Ренар с женой и представитель Министерства молодежи и спорта Франции – Ив Балю. Трассы индивидуального лазания были настолько сложными, что преодолеть их оказалось под силу лишь немногим участникам соревнований, в том числе - французу Жаки Годоффу.
Я опекал французскую делегацию, и мы за время соревнований подружились. Официальным представителям французской делегации соревнования в Ялте пришлись по душе. У меня завязалась оживленная переписка с Бенуа по перспективам международного скалолазания.

В 1983 году по инициативе Бенуа и при поддержке Ива Балю французы организовали международный слет скалолазов, пригласив представителей из 15 стран. В то время инструктором Госмкомспорта, ответственным за альпинизм и скалолазание, был Юра Емельяненко. Ему удалось «пробить» от Госкомспорта сравнительно большую делегацию: трех спортсменов и трех активистов. После долгих дебатов в Скальном комитете среди спортсменов выбор пал на Александра Дёмина, признанного корифея скалолазания из Красноярска, и восходителей на Эверест – Михаила Туркевича и Сергея Бершова. Кроме того во Францию выехали сам Емельяненко, как руководитель делегации, Евгений Тур из Горького и я. Опекала нас во время пребывания во Франции позже ставшая знаменитой Катрин Дестивель. Две недели скалолазы – участники сбора ездили по скальным районам Франции, лазали, общались друг с другом.

Поездка оказалась интересной и крайне полезной, наши дружеские связи с Бенуа Ренаром и с Ивом Балю укрепились. В конце сбора французы отметили национальный День скалолазания (!): при огромном стечении зрителей наиболее известные скалолазы демонстрировали свое мастерство, пролезая различные экстремально трудные трассы. Нам удалось уговорить организаторов праздника провести показательные соревнования по скалолазанию «на скорость». Под бурный восторг зрителей соревнования выиграл Миша Туркевич, завоевавший симпатии публики.

У меня в начале поездки настроение было подпорчено: по наивности я был уверен, что уж во Франции-то будет легко достать скальные туфли, и не взял с собой свои, уже казавшиеся допотопными. Была возможность полазать самому, но сколько ни искали, во всей Франции скальных туфель 45-го размера найти не удалось! Зато после поездки в Фонтенбло у меня с Евгением Туром родилась идея написать правила соревнований на серии коротких, проблемных трасс - ныне это соревнования в «боулдеринге».

Вернувшись из Франции, мы эти правила приняли на Скальном комитете и занялись корректировкой действующих правил с тем, чтобы максимально снять противоречия с западными скалолазами: убрали спуск из времени прохождения трассы, отменили часть штрафных баллов, ввели так называемое «комбинированное» лазание, когда участники, прошедшие трассу до конца, ранжируются по времени прохождения трассы, а участники, не прошедшие трассу до конца – по высоте подъема. Тем самым, каждый стартовавший спортсмен показывал зачетный результат. До этого бывали случаи, когда из более, чем 100 участников, трассу индивидуального лазания проходили лишь несколько спортсменов. Так бывало и на чемпионатах ЦС СДСО «Буревестник». Помнится, я очень порадовался, когда одним из трех спортсменов, преодолевших труднейшую 120-метровую трассу на скале Орел (в Новом Свете рядом с «гротом Шаляпина»), стал представитель московского «Буревестника» Александр Каячев. Кроме Каячева, в середине 80-х в Москве появились и другие мастера спорта по скалолазанию такие выдающиеся спортсмены как Алексей Чертов - один из наиболее титулованных советских скалолазов, и Наталья Космачева – дочь легендарного альпиниста и скалолаза Олега Космачева.

В 1984 году на международные соревнования вновь приехали французские скалолазы. В том же году в Москву по приглашению Госкомспорта приехали Ив Балю и Жаки Годофф для встречи с руководством Госкомспорта и демонстрации фильмов о французских скалолазах, в частности, фильма «Жизнь на кончиках пальцев» о Патрике Эдланже. Фильм был показан по телевидению и послужил отличной рекламой альпинизма и скалолазания.

В общем, благодаря французам отношение «европейской альпинистской общественности» к соревнованиям по скалолазанию стало постепенно меняться в лучшую сторону.

В том же 1984 году с «подачи» Анатолия Бычкова и при поддержке И.И. Антоновича меня избрали председателем Комитета скалолазания Федерации альпинизма СССР. Я старался организовать работу Комитета системно, с распределением обязанностей между его членами и регулярной отчетностью о проделанной работе. Все заседания протоколировались, проводились в соответствии с заранее согласованной повесткой дня, по плану.

В 1988 году Федерация альпинизма была переименована в Федерацию альпинизма и скалолазания СССР, президентом её был переизбран Эдуард Мысловский, я же был избран председателем Совета по скалолазанию ФАиС. Эти изменения повысили формальный статус скалолазания как вида спорта. В конце 1980-х годов при поддержке руководства Госкомспорта СССР в лице Олега Игнатьевича Чувилина была разработана комплексная Программа развития скалолазания, но, увы, воплотить Программу в жизнь не успели …

В 1985 году итальянцы провели в Бардонеки первые международные соревнования по скалолазанию «на трудность» - с нижней страховкой - и тем самым «застолбили» за собой приоритет в этом виде соревнований.

Осенью 1985 года на Генеральной Ассамблее UIAA президенту Федерации альпинизма СССР Эдуарду Мысловскому, первовосходителю на Эверест среди советских альпинистов, удалось убедить тогдашнего президента UIAA Карло Сганцини придать очередным проводимым в СССР международным соревнованиям по скалолазанию статус неофициального Кубка Европы.

В качестве наблюдателя от UIAA на эти соревнования приехал президент Комиссии по альпинизму немец Густав Хардер. С ним было передано коллективное обращение участников соревнований к делегатам предстоящей вскоре Генеральной Ассамблеи UIAA о необходимости признания скалолазания видом спорта, культивируемым UIAA. Это обращение было как нельзя кстати, Генеральная Ассамблея приняла решение о необходимости собрать сведения о федерациях – членах UIAA, заинтересованных в развитии спортивного скалолазания, и, если таких стран наберется не менее 15-ти, рассмотреть вопрос об участии UIAA в организации международного скалолазания на ближайшем заседании Совета.

Необходимое число стран откликнулось, и в мае 1987 года я был приглашен на заседание Совета UIAA c сообщением о развитии спортивного скалолазании в СССР. Это заседание Совета проходило в небольшом живописном старинном испанском городе Сеговии в 120 километрах от Мадрида. Поездка получилась памятной. В те годы выезды советских граждан в Испанию были редкостью, меня опекал представитель посольства: встретил в Мадридском аэропорту, устроил на ночь в заранее забронированном отеле, наутро отвез на собственном автомобиле в Сеговию, хотя выезжать из города без согласования с местными властями посольским работникам запрещалось В работе Совета принимал участие также представитель FFME Поль Брассе. После длительной дискуссии Советом было принято решение об образовании Подкомиссии по скалолазанию во главе с Густавом Хардером под патронажем юриста UIAA Филлипа Майора и Генерального секретаря UIAA Эдженио Филлиппини.

В задачи Подкомиссии входила разработка Правил проведения международных соревнований. За основу были взяты наши правила, переведенные на английский, французский, немецкий и испанский языки (в те времена официальными международными языками были эти 4 языка). Во время заседания Совета UIAA и по его окончании, мы нашли с Полем общий язык и впоследствии тесно сблизились, неоднократно мне приходилось останавливаться у него дома в Париже. Жена Поля – Раймонда - во всем ему помогала и ее вклад в становление международного скалолазания трудно переоценить. Смерть Раймонды в середине 1990-х годов стала для Поля невосполнимой утратой, и вскоре он тоже ушел из жизни …

В июле 1987 года в местечке Шален во Франции собрались представители 15 стран, выразивших готовность развивать спортивное скалолазание. Заседание, посвященное принятию Правил проведения международных соревнований, продолжалось 2 дня. Я оказался «один в поле воин»: чувствовался сильный отрицательный настрой западноевропейских альпинистов-скалолазов в отношении «советских» соревнований «на скорость», ведь именно время прохождения трассы традиционно ставилось у нас «во главу угла».

В первый день обсуждений после выглядевшей как организованной атаки европейцев на «скорость» казалось, что «сражение» проиграно. Но нельзя не отдать должное Брассе и представителям Правления UIAA – Майору и Филлипини: им удалось «погасить» страсти и не допустить заведомо провального для «скорости» голосования – отложили принятие Правил «на завтра».

Нетрудно было заметить, что центральной фигурой в отрицании «скорости» был представитель французских скалолазов… Не знаю, что в итоге подействовало (вечером мы поговорили с ним «за скалолазание» за бутылкой вина), но на утро француз проголосовал «ЗА», и большинство присутствующих, глядя на него, тоже проголосовали «ЗА». Это была «наша Победа»! Во всяком случае, после окончания голосования многие из присутствующих подходили меня поздравить.

После принятия Правил, международному скалолазанию был дан «зеленый» свет: уже осенью 1987 года в Олимпийском Дворце Спорта в Гренобле состоялся первый неофициальный Чемпионат мира. Впервые столь масштабно были продемонстрированы возможности «искусственных скал». Наши спортсмены (Райхан Галиакбаров, Миша Вершинин) оказались к ним не готовы. От СССР на соревнования приехали не только спортсмены, но и представительная делегация Госкомспорта во главе с «самим» Ильдаром Калимулиным. После соревнований Ильдар попенял государственному тренеру по скалолазанию Александру Зыбину: «вот чем надо заниматься – это настоящий спорт!».

По окончании соревнований в Гренобле состоялось первое заседание Комиссии по скалолазанию (СЕС), созданной на базе Подкомиссии на прошедшей месяцем раньше Генеральной Ассамблее UIAA. Заседание было посвящено избранию руководящих органов международного скалолазания. Президентом СЕС был безальтернативно избран кандидат от FFME Джефф Лемон. Выборы вице-президента состоялись на альтернативной основе: конкуренцию мне составил американец. Он приехал в Гренобль в сопровождении целой свиты советников и помощников, вооруженный ноутбуком (тогда это было в диковинку). Голосование было тайным. Большинством голосов избрали меня.

Поль Брассе возглавил исполнительный орган СЕС – Комитет по проведению международных соревнований по скалолазанию (CICE). На 1988 год было намечено провести пробный (без присвоения официальных титулов) Кубок мира, состоящий из 4-х этапов, было запланировано также проведение семинара и аттестация международных судей. Проведение главных мероприятий было запланировано на осень 1988 года в Ялте
Помимо спортсменов, в сентябре в Ялту приехали Джефф Лемон, Поль Брассе, Филипп Майор, Эдженио Филлиппини, представители многих национальных федераций. Все прошло на высоком уровне, появились первые международные судьи.

Первый официальный Кубок мира по скалолазанию был разыгран в сезоне 1989 года. По утвержденным Правилам, Кубок мог присваиваться, если проводится не менее 4-х этапов.
Драматически складывалась ситуация при проведении заключительного этапа Кубка мира в Ялте: после проведения первого вида соревнований («на скорость») весь Крымский полуостров накрыл циклон с затяжными дождями. Соревнования «на трудность» пришлось отложить на день, еще на день, но дождь не прекращался. Прогноз погоды неутешительный – дожди. Остается всего один день: у иностранцев кончаются визы.

Накануне последнего дня подошел помрачневший Поль: «Юрий, похоже, соревнования не состоятся, это очень плохо - первый официальный Кубок мира под угрозой срыва!». Уверяю Поля, что завтра погода наладится и все закончится благополучно. Поль не верит, но делать нечего, остается ждать и надеяться на чудо. Ночью не мог уснуть – непередаваемое ощущение, будто впал в оцепенение.

Наутро – все тот же монотонный, кажется нескончаемым дождь. Подъехали заказанные автобусы, казалось, ехать в Гурзуф, где готовились трассы соревнований «на трудность», – бесполезно, соревнования в такую погоду проводить нельзя! Едва уговорил участников и судей разместиться в автобусах, поехали …

Всю дорогу – дождь, в поселке Гурзуф – тоже. Скалы находятся в нескольких сотнях метров от границы поселка. Дальше произошло чудо: пелена дождя расступилась, асфальт стал сухим, скалы – сухие! Среди всеобщего дождя на территории Крыма в радиусе нескольких сот метров от скал облачность «растаяла».

«Народ» воспрянул духом, быстро начали соревнования – времени даже по хорошей погоде в обрез: за один день надо было успеть провести и полуфинал, и финал. Только бы не было суперфинала! К всеобщему облегчению, соревнования успешно завершились. Не успели спустить последнего участника к подножью скалы, как все промокли до нитки: казалось, «разверзлись хляби небесные»: вся влага, накопившаяся в небесах с предыдущего вечера, обрушилась сплошным водным потоком на скалы и участников соревнований.

После столь напряженных соревнований в Ялте CEC/CICE было принято решение с 1990 года проводить официальные международные соревнования по скалолазанию в закрытых помещениях – независимо от погодных условий, на искусственных скалодромах.

По разным причинам в 1990 году я отошел от общественных дел, появились другие заботы. Мое возвращение в скалолазание произошло в 1994 году. Инициативу проявил Юра Смирнов, открывший заманчивые перспективы развития скалолазания во Дворце Детского Спорта. Но это уже не из области воспоминаний, это – настоящее.

К предыдущей части


Поделиться ссылкой

Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999-2018 Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100