Добро пожаловать !
Войти в Клуб Mountain.RU
Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

Чтобы быть в курсе последних событий в мире альпинизма и горного туризма, читайте Новостную ленту на Mountain.RU


Всего отзывов: 7 (оставить отзыв)
Рейтинг статьи: 5.00


Материал подготовлен редакцией Mountain.RU

Павел Павлович Захаров

В Москве, в семье известного альпиниста Захарова Павла Филипповича, 1 апреля 1933 года родился сын Павел Захаров.
Первое знакомство с горами у младшего Павла Захарова произошло еще в довоенные годы, когда его отец Павел Филиппович работал в школе инструкторов «Джан-Туган» и на Центральной спасательной станции в Тегенекли. Палатка Захаровых стояла на самом верху довольно крутого обрыва, откуда хорошо было наблюдать за всеми построениями-перестроениями курсантов школы. Однажды, увлеченно наблюдая за всеми манипуляциями на линейке, чуть ниже по склону юный Захаров увидел кустик красной земляники. Потянувшись за ягодой, он потерял равновесие и кубарем скатился вниз прямо под ноги курсантам. Вид у него был довольно сконфуженный. А тут еще отец стал делать ему строгое замечание, что, мол, в горах следует быть внимательным и аккуратным, а для этого надо многому учиться.

В довоенные годы семья Захаровых жила в городе Нальчике. Условий для знакомства юного Захарова с горами было предостаточно. Знаменитая балкарская фамилия Тиловых (проводники, спасатели из древнего рода), была для мальчика, как дом родной. Летом он с мальчишками Тиловскими жил на коше у бабушки Тиловой в районе теперешнего поселка Терскол, а зимой перебирался в Нальчик, в городскую квартиру, которую отцу подарило Правительство Кабарды.

Так продолжалось до 1942 года. В этот год многие ведущие альпинисты страны были переброшены самолетами через линию фронта в грузинскую столицу Тбилиси. С первым эшелоном преподавателей для Школы военного альпинизма и горнолыжного дела, которая уже была организована в поселке Бакуриани, полетел и младший Захаров. Каким-то непонятным до сих пор образом тогда получилось так, что кое-кому из офицеров было разрешено взять с собой семью и детей.

Поселок Бакуриани
(фото из Интернет-источника)

Из-за занятости родителей в Школе у детворы (их было пять или шесть человек) образовался квартет для различных вылазок и проказ. Очень быстро произошло первое близкое (на кулачках) знакомство с местной детворой. Ребят очень сильно привлекали стоящие рядом с поселком лесистые вершины, на склонах которых юные «бойцы» отрабатывали те же приемы передвижения в горах, которым их отцы-преподаватели обучали солдат-курсантов. И чем дальше и выше уходили учебные группы в горы, тем привлекательнее были вылазки пацанов.

Зима принесла новые увлечения – обучение горнолыжному делу. И вскоре склоны, которых было в изобилии вокруг поселка, стали им неинтересны, и кое-кто начал выбирать спуски покруче и подлиннее. Особым шиком считался спуск по лесным дорожкам-желобам, которые были проложены буйволами, таскавшими волоком вниз огромные стволы срубленных чинаров

Но первый свой значительный спуск на лыжах Павел совершил вместе с отцом с горы Кохта, что в Бакуриани, в 1943 г. В это время П.Ф.Захаров был одним из старших преподавателей в Бакурианской школе военного альпинизма и горнолыжного дела. После этого спуска отец стал отпускать его одного на знакомую трассу. Занятия физкультурой и спортом у младшего Захарова начались в 1946 г на Воробьевке в горнолыжной секции «Трудовые резервы». Затем он выполнил нормативы мастера спорта по горным лыжам.

Настоящие горы стали для юного Захарова ближе и понятнее зимой 1946 года, когда отец взял его с собой в «Алибек», куда была направлена группа квалифицированных альпинистов для участия в поисках погибшего на склонах вершины Семенов-Баши сына академика Вавилова. Вначале спасатели разместились на Домбайской поляне в доме КСУ (Курортно-санаторное Управление). Но затем перебрались в «Алибек», ибо этот прекрасный дом с башенкой носил грязные следы германских солдат, устроивших в доме все, что угодно, но никак не использовавших его для проживания.

Летом этого же года маленький Захаров (ему уже было 13 лет) был включен в учебное отделение начинающих альпинистов и совершил свое первое настоящее восхождение на вершину Софруджу 1Б к.с. и был награжден номерным и именным значком «Альпинист СССР 1 ступени».

Вершина Софруджу (слева) и справа – Зуб Софруджу
(фото из Интернет-источника)

Ко времени официального возрастного ценза (1950) для занятий альпинизмом (17 лет) он трижды выполнил нормы 3-го спортивного разряда и нормы на значок «Альпинист СССР» 2-й ступени. Наступившее лето 1954 года принесло очередную радость – Захаров по рекомендации тренера ЦСКА Виктора Некрасова был зачислен на спортивный сбор армейских альпинистов в Терсколе. Здесь Захаров совершает первое свое восхождение 5 категории сложности по Северной стене 2-й Западной Шхельды.

Фото из архива безымянного автора.

После осенней 1956 года демобилизации Захаров уехал в Домбай на работу начальником спасотряда в альплагере «Белалакая». В ту зиму в Домбае произошла крупнейшая катастрофа – совершая зимний траверс массива Домбай-Ульген, группа под руководством И.А.Ерохина допустила ряд тактических промахов, в результате чего погибли 4 человека из 6. Прежде всего. это касалось движения в сложнейших зимних условиях с применением т.н. «паровозика», когда в группе связывались в одну линию все веревки и группа растянувшись по маршруту двигалась по сути дела без соблюдения правил страховки.

Гром грянул на очередном этапном восхождении группы Ерохина. В марте 1960 года в Домбайский альплагерь «Белалакая» на спортивные сборы приехали две группы альпинистов московского «Буревестника». Одной руководил Е.И.Тамм (МГУ), второй – И.А. Ерохин (МВТУ). Цель у обеих групп была одна – первый в истории отечественного альпинизма зимний траверс массива Домбай-Ульген (5А к.с.). С небольшим разрывом, группы именно в такой последовательности вышли на маршрут.

Схема маршрутов на массиве Домбай-Ульген из книги Ф.Кропфа.

Участники такой связки-гиганта, по сути дела освобождались от выбора и осмысливания микрорельефа, принятия простейших тактических решений, более того - им не нужно было тратить время на создание и использование дополнительных (кроме тех, что создавал первый) точек страховки и т.д. и т.п. Также ошибочно считалось, что таким образом повышается общая безопасность группы и, что в случае срыва одного из участников подобной связки остальные легко его удержат («поймают» на веревке). Появляющиеся НС, основой которых было применение указанного приема передвижения, показали ошибочность подобного подхода к мерам безопасности. Прием был официально запрещен.

При прохождении траверса, в районе пика ЦДСА, есть довольно неприятное место, именуемое восходителями «психологическая полка». С южной стороны гребня, в обход пика ЦДСА, над обрывом всей стены путь идет по небольшой полке, не столько технически сложной, сколько неприятной по ощущениям, когда с нее посмотришь вниз на ледник. Это место всегда проходится с повышенной осторожностью и страховкой. Зачастую перед выходом на эту полку, первый в группе переобувался, меняя отриконенные ботинки на тапочки.

В зимних условиях траверса, ни о какой смене обуви не могло идти и речи. Группа на «психологической полке» оказалась обутой в тяжелые, неуклюжие шекльтоны.. Когда первые два участника группы преодолели полку и закрепили связочную веревку на скальном выступе в небольшом провале основного гребня, где-то позади (с кем – так и осталось неизвестным) случилась беда – срыв, который потянул за собой остальных трех человек. Закрепленная наглухо веревка не выдержала такой нагрузки «глухого рывка», и четыре человека стали падать вниз на ледник к самому основанию стены.

К поисково-спасательным работам были привлечены все мало-мальски опытные альпинисты и даже арендован вертолет. Облеты стены на вертолете тоже не дали результата. Группы поисковиков (в том числе и начспаса лагеря Захарова П.П) совершали обходы склонов под стеной, но нигде не было найдено не малейших признаков нахождения тел погибших альпинистов.

Летние и зимние сезоны 1956-1958 гг. П. Захаров работал в Домбайских лагерях «Белалакая», «Домбай» и «Алибек» командиром учебных подразделений, тренером-консультантом в группах иностранных альпинистов и начальником спасательного отряда. В летнее время он совершил ряд личных интересных восхождений: траверс Домбая, Вост. Домбай по южной стене, Белалакая, Малый Домбай, Аманауз, Джугутурлючат, Птыш, Бу-Ульген. Однажды при совершении восхождения с польской группой на Домбай-Ульген по маршруту 3Б к.с. в группе произошло уж совершенно неожиданное происшествие. Поднявшись на пологую часть гребня вблизи вершины, Захаров почувствовал, что веревка к польскому напарнику как-то очень свободно выбирается от него. Закрепив веревку и предупредив остальных польских альпинистов о своих действиях, он спустился метров на 20 и увидел просто безобразную картину: поляк, отвязавшись от связочной веревки, сидел на небольшом уступчике и, держа на коленях портативную пишущую машинку, что-то быстро печатал. Стараясь его не спугнуть, тренер-консультант подошел к нему и мягким голосом спросил, что это он тут делает. Обрадовавшись, польский корреспондент (это была его работа) объяснил, что пишет путевые заметки для Краковского телевидения. Привязав незадачливого корреспондента на коротком поводке к себе, Захаров повел его наверх к остальной группе. Такая картинка вызвала прилив веселья у остальных участников группы. И когда советский тренер начал объяснять всю пагубность подобных действий, осуждающей реакции в адрес «корреспондента» не последовало. Можно было отмахнуться от подобной ситуации и идти наверх, но был осложняющий момент, не известный иностранцам. Ситуация осложнялась тем, что все советские инструктора перед выходом на восхождения с иностранными альпинистами обязаны были давать сотруднику НКВД личную подписку об ответственности за действия каждого иностранца в отдельности. Объяснять последствия любого происшествия в такой ситуации просто не было возможности. Объяснив полякам эту картину, советский инструктор приказал поворачивать всем назад и спускаться с маршрута. Поляки отказались, выговаривая всякие шуточки по этому поводу и пригрозив идти на вершину без сопровождающего. Дальнейшие действия советского тренера не поддаются особому пониманию. Но… кому охота объясняться с агентом НКВД в том, что ты и не думал делать? Терпению Захарова наступил вполне понятный конец и, взяв ледоруб за головку, он несколько раз от души приложился древком чуточку ниже спины нарушителя. Не этично, но подействовало! Поляки с руганью повернули на спуск, посылая всяческие угрозы в адрес советского инструктора.

По возвращении в лагерь обо всем было доложено, как начальнику лагеря, так и представителю НКВД. Инструктора лагеря по собственной инициативе разнесли подобную весть по всем альплагерям Домбая и Алибека. Инициативная группа инструкторов потребовала досрочного отъезда польской делегации и предъявила представителю НКВД стопку личных заявлений от советских инструкторов, что если не будут приняты меры к иностранцам, то они считают себя свободными от принятых обязательств по работе с иностранцами и уезжают домой. Угроза незамедлительно подействовала – от всех руководителей зарубежных групп были получены письменные гарантии соблюдения иностранцами советских правил горовосхождений.

В 1959 году Северо-Кавказское ТЭУ (Пятигорск) открывает новый лагерь «Гвандра» и начальника спасотряда альплагеря «Домбай» П.П. Захарова приглашают возглавить новый лагерь, который предстоит строить на Узункольской поляне и одновременно налаживать в нем учебно-спортивную работу. Этим он и будет заниматься вполне успешно на протяжении последующих 30 лет.

Панорама основной части ГКХ, относящейся к району Узункола. Слева-направо:
Фильтр, Замок, Двойняшка, Далар, Трапеция и вдали справа – Гвандра.
(Фото из Интернет-источника)

Вместе с работами по строительству зданий и сооружений нового лагеря, начался прием первых групп альпинистов. Так сложились обстоятельства, что первое время П.П.Захаров был един в трех лицах: - начальник лагеря, начальник учебной части и начальник спасотряда (когда не хватало инструкторов, он выполнял роль командира отделений разрядников). Очень быстро лагерь приобрел известность и на работу в «Узункол» (так в 1960 году после передачи его в ведение ЦС ДСО «Спартак» стал называться этот лагерь) начали приезжать коллективы молодых инструкторов альпинизма и стал формироваться спортивный коллектив.. Активная спортивная позиция лагеря, даже в годы, когда по табелю лагерь, должен был заниматься только учебной работой в пределах выполнения норм 3-го спортивного разряда и создание прогрессивных условий для повышения квалификации инструкторов, все это привело к появлению в лагере постоянных спортивных коллективов, образованию своих традиций.

В 1964 году, с приходом на работу в должности начальника лагеря Леонида Яковлевича Куликова «Узункол» начал резко обстраиваться новым жилым фондом – вместо традиционных палаток, стали появляться жилые коттеджи, благоустраивалась территория, появилась душевая и гордость всего персонала лагеря – своя пекарня (!)

Первые коттеджи появившиеся к сезону 1964 года

Стремление к новому, поиск путей дифференциации обучения (задолго до появления первой официально утвержденной Программы), создание второго направления в работе лагеря - совершенствование и подготовка кадров общественных спасателей, создало устойчивый авторитет лагерю среди альпинистов и повышения профессионального рейтинга начальника учебной части. На примере Сергея Согрина – в то время начальника КСП Таджикистана ставшего инициатором нового направления в обучении приемам страховки на специальных стендах, в «Узунколе» были сооружены два учебных страховочных стенда (на естественном рельефе), разрабатывались и издавались новые методики проведения занятий с целью повышения качества страховки, оказания помощи партнеру по связке при его срыве и т.п. Вместе с Шахтинским Институтом ШТИБО (руководитель работ кандидат технических наук, кмс по альпинизму И.Ю. Бринк) здесь организуют и проводят многопрофильные испытания самодельных и не стандартных видов страховочного снаряжения. По результатам исследований, П. Захаров и И. Бринк издают массовым тиражом методические рекомендации.

Активная работа по созданию новых направлений в деле подготовки спасательных кадров, разработки новых приемов техники спасательных работ явились основанием командировки Захарова П.П. в 1965 году в качестве преподавателя на курсы переподготовки инструкторов альпинизма в ЧССР. В 1967 году – начальник Управления альпинизма ВС профсоюзов А.П.Каспин и Захаров П.П. стали участниками Международного симпозиума работников спасательных служб европейских стран (Прага). Здесь Захаров выступил с большим докладом по итогам спасательных работ 1963 года на вершине Домбай-Ульген. По приглашению Баварской спасательной службы «Bergwacht Bayern» и главы Правительства Земли Бавария в 1974 году на Международный сбор спасателей в ФРГ была приглашена группа советских спасателей (Ф.Кропф, П.Захаров, И.Кудинов и А.Лях). За достигнутые достижения в деле становления спасательной службы в 1979 году Захаров П.П. награждается жетоном «Почетный знак спасательного отряда» (№19). За обеспечение безопасности группы альпинистов из ЧССР, попавших в сложные погодные условия при восхождении на Эльбрус в сентябре 1958 г. – вместе в В. Ворожищевым награжден Почетным знаком Чешской спасательной службы. В активе П.П. Захарова более 20 сложных спасательных работ в горах Кавказа и Татр.

В 1959-1963 гг. П. Захаров постоянно работал тренером-преподавателем на Всесоюзных учебно-методических сборах ВС ДСО профсоюзов по повышению квалификации инструкторов альпинизма и работников туристских спасательных служб.

Спортивные команды «Узункола» неоднократно занимали призовые места в чемпионате Союза по альпинизму. Так в 1974 году команда инструкторов лагеря (капитан команды начальник спасотряда лагеря Б.Кораблин) стала чемпионом Союза в классе технически-сложных восхождений – Большой Нахар по СЗ стене 6А к.с. Общественный отряд спасателей являлся многократным победителем и призером региональных соревнований среди спасательных отрядов (1974 г. - чемпионы ВС ДСО профсоюзов). Сам П. Захаров – частый участник и постоянный тренер команд спасателей. Знаменательным для коллектива инструкторов стал 1982 год – когда один из лучших воспитанников лагеря, инструктор из Ленинграда Владимир Шопин, был включен в сборную команду Советского Союза для восх

ождения на Эверест.

Встреча отряда начинающих альпинистов после зачетного восхождения.
Слева, в белом свитере-начальник учебной части Захаров П.П.

Встреча новичков – Захаров справляется
у бога Узункола о его здоровье после зачетного
восхождения на Гвандру. (Фото П.П.Захаров)

Занимаясь учебно-спортивной работой, П. Захаров не забывает о личных восхождениях - в 1966 г. становится мастером спорта. В его активе более 300 различных восхождений в т.ч. на все вершины «своего» Узункола, зимние восхождения на Эльбрус, Большой и Малый Домбай-Ульген, Белалакаю, восхождения в Чешских и Польских Татрах.

Активная общественная работа приводит его в методическую комиссию ФА СССР и методический совет Управления альпинизма ВС ДСО профсоюзов, где он участвует в разработке и внедрении учебных Программ подготовки альпинистов в стране, пишет и выпускает учебно-методические пособия (более 30 выпусков), публикует многочисленные статьи на альпинистские темы. В 1981 году, выходит первая его книга (в соавторстве с Я.Аркиным, А.Вариксоо и Я.Тятте)) - «Горный туризм», которая на конкурсе ВЦСПС на лучшую книгу по туризму была отмечена 3-й премией. Всего им написано (автор и в соавторстве) более 20 книг. Блоки его книг по начальной и спортивной подготовке альпинистов в 1998-2002 годах были отмечены дипломами Московского фестиваля «Грань». В период 1989-1991 гг. по поручению председателя Союза альпинистов и скалолазов России А.Я. Бычкова Захаров П.П. организует выпуск информационного бюллетеня «Вестник гор», став его составителем и постоянным автором публикаций. Активная позиция Захарова П.П. в издательстве «Физкультура и спорт» привела к расширению в 1989 г. известного туристского альманаха «Ветер странствий» (издававшегося уже 25 лет). С этого года в альманахе появился раздел «Горные вершины», посвященный альпинизму.

За активную и плодотворную работу в альплагере «Узункол» П.П. Захаров в 1986 г. Карачаево-Черкесским областным советом депутатов трудящихся был награжден медалью «За трудовую доблесть».

1963 год – год крупного землетрясения на Западном Кавказе в районе вершин Домбай и Бу-Ульген. В то время, как в лагере спасателей заседал «синклит великих», на стене Восточного Домбая уже работала группа Владимира Кавуненко. Они отложили свое восхождение в зачет чемпионата Союза (Главный Домбай по южной стене) и первыми вышли на стену. Вид скальных обвалов, практически весь заваленный обломками скал Южно-Домбайский ледник, угрожающее состояние стены – все это не предвещало ничего хорошего и против этого хаоса разрушения – было всего четыре человека, которым предстояло найти путь к терпящим бедствие. Их путь преграждали начисто сметенный рельеф, а местами - до блеска, стертые скалы, без намека на возможность их преодоления. На четвертые сутки движения по этому фантастическому рельефу они сумели преодолеть стену.

Из Узункола для участия в спасательных работах на вершине Восточный Домбай-Ульгенна был вызван спасательный отряд в составе лучших инструкторов, прекрасно владевших тросовым снаряжением: Борис Кораблин, Павел Захаров, Юрий Беляев, Виктор Степанов, Александр Лукашенко, Александр Колчин. Группа Кораблина (Степанов, Беляев) поднялась к пострадавшим и организовала первые их спуски к 2-й группе (Захаров, Лукашенко, Колчин), которые находились в центральной части стены и должны были организовать спуск пострадавших глубиной без малого в километр, по сложной отвесной части стены. Кроме этого на стене работали группы спасателей из альплагерей: Домбай, Красная Звезда, Алибек, Шхельда, Уллу-Тау.

В те годы в горах вообще было мало народа, умевшего квалифицированно работать с тросовым снаряжением. Складывалось впечатление, что и в тактике этих работ были допущены серьезные промахи. Одним из них было неправильное распределение на стене спецов-тросовиков и, руководители работ решили перекрыть свои промахи большим числом простых альпинистов-разрядников задействованных на стене, хотя никакой необходимости в этом не было. Однажды был случай, когда в роли подносчика грузов на стену был отправлен молодой человек, только, что получивший в «Красной Звезде» значок «Альпинист СССР» 1 ступени.

В практике проведения спасательных работ с применением тросового снаряжения до сих пор не было ничего похожего. Протяженность, крутизна стены, характер травм (трое имели тяжелые ранения, а Юра Кулинич был убит упавшей сверху плитой), постоянные толчки землетрясения и обвалы камней и огромных участков стены и многое другое – все это заставляло спасателей работать с повышенной отдачей, постоянно рискуя попасть под очередной обвал рельефа. Отсутствие воды на огромной стене и многие другие, не обычные и не стандартные ситуации, которые зачастую происходили на стене каждые час-полчаса и все ночи напролет, создавали предельно напряженную обстановку на протяжении длительного периода времени. Первая группа спасателей (В. Кавуненко) добралась к пострадавшим только на четвертые сутки после попыток найти путь в этом хаосе разрухи. Стена, которой практически уже не существовало – все, что могло быть обрушено и сглажено – все пошло прахом в первые дни катастрофы. По сути дела того вида стены, к которому привыкли восходители и самого характера рельефа уже не существовало – все было разрушено, сглажено и унесено вниз на ледник. Характерная деталь – в нижней части стены находившийся огромный (шириной по фронту более 100 метров) скальный блок, высотой более 200 метров и толщиной местами превышавший 20 метров, был полностью снесен.

Последние носилки с пострадавшими и сопровождающими спустились на травку, под стену, через 8 дней после их доставки к месту нахождения пострадавших (практически на вершину).

Всего им написано (автор и соавторство) более 30 книг и брошур, около 40 методических разработок по различным темам альпинизма. Для Интернет- программ Mountain.RU и Risk RU написано (и опубликовано) около 100 различных работ по истории отечественного альпинизма, историческим личностям и др. темам. В период 1989-1991 гг. по поручению председателя Союза альпинистов и скалолазов России А.Я. Бычкова налаживает выпуск информационного бюллетеня «Вестник гор», становясь его составителем и постоянным автором публикаций. Активная позиция Захарова П.П. в издательстве «Физкультура и спорт» привела к расширению в 1989 г. известного туристского альманаха «Ветер странствий» (издававшегося уже 25 лет). С этого года в альманахе появился раздел «Горные вершины», посвященный альпинизму. За активную и плодотворную работу в альплагере «Узункол» П.П. Захаров в 1986 г. был представлен Карачаево-Черкесским облсоветом депутатов трудящихся и награжден медалью «За трудовую доблесть».

Годы перестройки тяжелым бременем легли на работу альпинистского лагеря «Узункол». Повсеместный отказ от работы по единой Программе обучения, привел к тому, что и в «Узункол» перестали приезжать на работу те инструктора, силами и активностью которых создавалась столь высокая репутация «Узункола» среди коллективов физкультуры и альпинистских секций. Отсутствие путевочного фонда привело к тому, что альпинисты по одиночке стали искать наиболее финансово-выгодные горные районы или альплагеря. Но повсюду начался полный развал системы альпинистских лагерей, утрата созданных постоянных инструкторских коллективов и главное – полное забвение норм и правил проведения учебного процесса и обеспечения безопасности.

Летом 1989 г. П.П. Захаров по приглашению Грузинского Республиканского совета по туризму и экскурсиям едет в Сванетию и помогает организовать и наладить в Местии работу альпинистского лагеря - «Сванетия». Но трагические грузинские события 1989-1990 годов отодвинули начавшуюся работу на неопределенный срок, а последующая блокада Сванетии привела к тому, что альпинисты вообще надолго потеряли возможность приезда в Местию, Накру, Бечо и другие районы этого чудесного горного уголка Кавказа.

Сванетия. Село Ушгули.
(Фото из Интернет-источника)

До описываемых событий, издательство «Физкультура и спорт» поручило П.П.Захарову собрать материалы для издания Словника к будущей «Энциклопедии альпинизма». В начале 1990 года подобный Словник был собран и подготовлен для опубликования. В Словник вошло порядка 8000 слов, понятий и определений непосредственно касающихся альпинизма. Но развал издательства «Физкультура и спорт» отодвинул публикацию Словника, а соответственно и начало работы по составлению «Энциклопедии» на неопределенно дальний срок.

Два близких друга Павла Захарова – Александр Мартынов и Юрий Жемчужников для спасения проделанной работы, предложили писать Энциклопедию на свой страх и риск. В те годы ни одно из опрошенных Московских издательств не взялось за эту работу или требовали непомерную предварительную оплату или выдвигали другие сверх-условия. «Богатые» альпинисты, покинувшие бывший Советский Союз, так и не ответили на многочисленные просьбы об оказании помощи для выхода в свет подобной книги. К началу 2003 года рукопись практически была полностью готова. И лишь активная позиция директора маленького издательства ТВТ «Дивизион» Виктора Тураева спасла ситуацию. Его издательство приняло к работе рукопись Энциклопедии. В конце 2006 года книга вышла в свет под названием «Альпинизм. Энциклопедический словарь» (правда, весьма малым тиражом – 1000 экз.) и поздней осенью того же года ее выход был отмечен Дипломом Национальной премии «Грани экстрима». К концу 2009 года в Интернете появились Дополнения к книге «Альпинизм. Энциклопедический словарь» по разделам, в которых за годы после выхода в свет основной книги, появилось множество новинок. В подготовке, обработке и исполнения технического редактирования авторам была оказана бескорыстная помощь со стороны Константина Борисовича Серафимова (Хайфа, Израиль).

Электронный вариант книги для инструкторов альпинизма

Для того, чтобы больший круг любителей альпинизма и путешествий мог ознакомиться с данной работой, в 2009 году была опубликована основная Книга в интернете и там же с помощью К.Б.Серафимова в 2011 году нашли свое место все Дополнения к ней, что позволило сделать ее доступной для многих Неравнодушных Коллег Альпинистов и Туристов.


Отзывы (оставить отзыв)
Рейтинг статьи: 5.00
Сортировать по: дате рейтингу

Это Круто!

Когда говоришь о МАСТЕРЕ, то это делать нужно строго, не волнуясь или чуток с волнением. Соблюдать субординацию и понимать о ком ты говоришь. Я не могу не то и ни другое! Пал Палыч! Живите 100 лет! Мы на Вас ровняемся! И очень уважаем ВАС, как человека, а потом уже как МАСТЕРА своего дела! Вы даете нам права к чему-то стремиться и на что-то равняться. Это порядок! Это ЗАКОН! Я всегда говорю ВСЕМ: «Мы сильны, потому что мы вместе – МЫ КОМАНДА!»
 
Большое Спасибо!

Спасибо редакции! Огромное Спасибо Павлу Павловичу! Узункол - память на всю жизнь.
 
Пал Палычу

Дорогой Пал Палыч! Который раз с удовольствием произношу Ваше имя! Спасибо за учебу (альпинистскую) и последующую кипучую деятельность на информационной альпинистской ниве. Украина и дальше надеется на Ваши публикации в наших сборниках. С Новым Годом! Ирина
 
Спасибо!

Спасибо редакции за рассказ о П.П.Захарове, а Пал Палычу - спасибо за все что сделано и будет сделано! С Новым Годом!
 
!

Наконец-то вышла история про историка) С уважением, А.К.
 
Пал Палычу -

здоровья, успехов и с Новым годом! Так держать! Евгений Буянов.
 
самые добрые пожелания Павлу Павловичу!

!!!
 

Поделиться ссылкой

Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999-2017 Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100