Добро пожаловать !
Войти в Клуб Mountain.RU
Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

"Горы в фотографиях" - это любительские и профессиональные фотографии гор, восхождений, походов. Регулярное обновление.
Горы мира > Гималаи >


Всего отзывов: 3 (оставить отзыв)
Рейтинг статьи: 5.00


Перевод: Александр Груздев, г. Звенигород

Перевод статьи Дж. Ханта и Э. Хиллари, опубликованной 59 лет назад в июльском номере журнала "The National Geographic Magazine" за 1954 г.

Цель – Эверест, высота 29 002 фута

Высшая точка Земли, этот гималайский монстр в течение 32 лет был неприступным для лучших альпинистов, привел к поражению семи крупных экспедиций, унес жизни, по меньшей мере, 16 человек. 10 марта 1953 года британская группа, возглавляемая Джоном Хантом, отправилась предпринять еще один штурм. Этот аэрофотоснимок – вид из Непала на север в сторону Тибета.
(Фото: Индийские воздушные силы)

Носильщики на булыжных мостовых в центре Бхатгаона на пути к Эвересту.

До Второй мировой войны все альпинистские группы предпринимали попытки с северной стороны горы, из Тибета. Затем китайцы захватили Тибет, и северный подход был закрыт. В 1951 г. британская группа разведала маршрут через Непал, открыв юго-западную сторону Эвереста и подготовив почву для штурма в 1953 г. Уилфрид Нойс, с рюкзаком на спине, замыкает шествие в этом пригороде Катманду, столицы Непала.
(© Королевское географическое общество и Альпийский клуб Великобритании).

Носильщики с 60-фунтовыми ношами переходят через реку Дудх-Коси.

На многие известные альпийские вершины можно подняться и спуститься с них за один день, имея провианта немногим более пакета с бутербродами и фляжку воды. Но один только подход к большой гималайской горе требует целых месяцев планирования, тестирования и подбора снаряжения, мобилизации бригады носильщиков и недель перехода по предгорьям. Эта экспедиция перевезла тонны припасов от Бомбея до Катманду, а оттуда 450 носильщиков в течение 17 дней таскали грузы в Тьянгбоче. Расстояние составляло 175 миль. Но холодно-безразличный Эверест еще только маячил на расстоянии 11 миль.
(© Королевское географическое общество и Альпийский клуб Великобритании).

"О, драгоценный камень в цветке лотоса" – читаем молитвы, написанные краской на утесе, возвышающемся над долиной Солу.

На высоте 4200 футов по пути из Катманду маршрут экспедиции пересекал гималайский водораздел, преодолевая перевалы по высоте выше, чем Пиренеи, и проходя сквозь лесистые рощи с 40-футовыми рододендронами, пастельных оттенков примулами, снежно-белыми цветками магнолий. Среди деревьев мелькали огненнобрюхие личинкоеды, синички, нектарницы, пестрые мухоловки.
После месяцев напряженных сборов в Англии и серых дней передвижения на север из Индии альпинисты обрели славные каникулы. Зная, что позже Эверест может выкачивать по несколько фунтов в день из работающих выше 20 000 футов и вызывать множество бессонных ночей, люди ели с удвоенным аппетитом и дремали при каждой возможности.
Отправившись в 6 утра после чашки чая, караван остановился в 8:30 у какого-то шумящего ручья, чтобы поесть овсянки, яиц и бекона, а также поплавать (фото 8), отдохнуть, почитать письма или половить бабочек. Лагерь будет установлен после полудня.
На снимке – Джордж Лоу на уступе в Непале, смотрит назад, в сторону Индии. (Фото Альфреда Грегори)

Кхумбила в клубах тумана над монастырем.

В самом верхнем помещении настоятель Тьянгбоче угощал участников экспедиции тибетским чаем с маслом и предостерегал их от ужасного снежного человека. Это мифическое существо, чьи следы часто фотографировали высоко в ледовых гималайских полях, был, по словам настоятеля, 5 футов в высоту и покрыт рыжеватыми волосами. Настоятель рассказал, как йети, вторгшийся однажды зимой на территорию монастыря, был изгнан лишь громкими звуками рога и раковин. Хант пообещал остерегаться чудовища, а настоятель обещал молиться каждое утро о безопасном возвращении группы.
Некоторые европейские альпинисты считают, что снежный человек – это редкий тип гималайского медведя или большая обезьяна из рода лангуров.
(Фото Джорджа Лоу)

Непальские носильщики идут вниз по тропе на Тьянгбоче. Жители деревень, расположенных вдоль пути, встречали караван баррелями чанга – сваренного из риса пива – и ярко расцвеченными котлами чая.
(Фото Эдмунда Хиллари)

Непальские деревни с соломенными крышами оживают при топоте каравана носильщиков.

Отряд застал поля еще во власти зимы, и в людях, готовых работать в качестве носильщиков за 3 рупии (63 цента) в день, не было недостатка. Однажды ночью около лагеря бродила пантера, а между носильщиками, вооруженными кукри (ножи у горцев), вспыхнула драка. Через другие деревни, подобно Ризинго, экспедиция проходила мирно.
(Фото Эдмунда Хиллари)

Хиллари принимает свою последнюю на долгие месяцы ванну в Дудх-Коси, берущей начало из ледника.

Неделей раньше Чарльз Эванс, окунаясь в похожее озерцо на ручье Ликху, был неожиданно увлечен вниз сильным течением. Прежде чем Хант и Эдмунд Хиллари смогли нырнуть ему на помощь, его выбросило, ударило о скалу и еще раз утянуло вниз. Все еще находясь в сознании, он смог, наконец, выбраться наружу. (Фото Альфреда Грегори)

Тибетцы называют пронзающую небо господствующую высоту Эвереста "Богиня Мать мира".

Самая молодая из великих горных цепей, 1500-мильная стена Гималаев, соединяет восток и запад оградительной дугой, которая, согласно истории, привела к изоляции монголов и тибетцев от цветущих земель Индостана. Два санскритских слова – "хима" и "алайя" – дают этому громадному поднятию меткое название: "Обитель снегов". В его ледниках берут начало три самые священные реки Индии: Ганг, Инд и Брахмапутра.
Мэллори, рассматривая Западный цирк (в оригинале – Western Cwm) во время разведки в 1921 году, назвал его так в честь шотландских горных долин, которые он исследовал в юности. Cwm – валлийский термин, произносимый как "coom", – означает закрытую долину, обычно на склоне горы. Седло – другое часто используемое альпинистами слово – означает понижение или перевал в горной цепи. (Рисунки Ирвина Е. Аллемана)

Крепость Эвереста укрыта за мощным бастионом

Желанная вершина выглядывает поверх изрезанного, покрытого снегом гребня Нупцзе (напротив), в 15 милях от лагеря в Тьянгбоче. Лхоцзе, украшенная на фотографии облаком, – по высоте четвертая в мире вершина, возвышающаяся на 27 890 футов. (Фото Джорджа Лоу)

Шерпы – отборная группа носильщиков – помогают устанавливать куполообразную палатку. Хотя это 12-местное укрытие сравнительно тяжелое, его взяли с собой для дополнительного комфорта. Однажды во время бури под ним уместились шестьдесят носильщиков.
(Фото Альфреда Грегори)

Чтобы попрактиковаться, часть экспедиции без труда поднялась на "небольшой привлекательный пик" высотой 19 400 футов и нарекла его Чукхунг. На снимке альпинисты, связанные для безопасности веревкой, траверсируют склон, то есть движутся поперек него.
(Фото Альфреда Грегори).

Подъем на Эверест с юго-западной стороны идет по реке изо льда.

Неприступная внутренняя часть крепости Эвереста, окаймленная скованным льдом крепостным рвом, защищается тремя видами смертоносного оружия: высотой, погодой и характером местности.
Поместите неакклиматизированного человека, лишенного запаса кислорода, на эту 29 002-футовую вершину, и он в течение 10 минут потеряет сознание, задыхаясь в разреженном воздухе, который содержит кислорода менее трети того количества, которое имеется на уровне моря. Даже альпинисты, приучившие свои организмы к таким высотам путем неоднократных вылазок на высоты более 20 000 футов, не могут долго оставаться там. Вскоре наступает резкое ослабление мышечной силы, нервной системы и самого рассудка.
Весной температура на Эвересте может быть такой, что можно замерзнуть до мозга костей, но холод не был бы столь убийственным без ветра. В тихие дни палатки из плотной ткани и арктическая одежда могут удерживать тепло даже при -40°F. Но когда палатку сотрясают порывы бушующего над гребнем ветра, альпинисты быстро теряют тепло и энергию, подвергаясь в любой момент угрозе обморожения.
На Эверест можно подняться только в течение нескольких недель в году. Зимние ветры остановили бы любую экспедицию. Летние муссоны покрывают горы сугробами, способными задушить и сорвать наиболее бесстрашную атаку. Только в короткий, ненадежный промежуток времени поздней весной и осенью Эверест несколько ослабляет свою защиту.
Маршрут группы Ханта проходил по леднику Кхумбу, начинаясь в центре нижней части ледника. На повороте он вводил в ледопад Кхумбу, затем шел по высокой долине Западного цирка, вверх по покрытому снегом склону Лхоцзе и поперек него на Южное седло.
Джордж Лей-Мэллори и Эндрю Ирвин, поднимавшиеся по северо-восточному гребню, исчезли в тумане в месте, обозначенном значком +, во время своего рокового покорения вершины в 1924 году.
Только девять лет спустя был получен первый вид пика с воздуха. История этого "Воздушного покорения Эвереста" была рассказана членам Национального географического общества подполковником Л.В.С. Блэкером, кавалером ордена Британской империи, в выпуске журнала за август 1933 г.
(Фото: Индийские воздушные силы).

Отпечатки большого пальца в качестве расписки в получении платы.

Опытный лыжник и альпинист с отрочества, Джон Хант (слева) заслужил Меч чести в Сандхёрсте в английском Уэст-Пойнте и избрал военную карьеру. Во время Второй мировой войны он командовал 11-й индийской пехотной бригадой в Италии, получив за храбрость орден “За выдающиеся заслуги”. Осенью 1952 г., когда он помогал планировать союзнические маневры в Германии, Объединенный гималайский комитет избрал его, в возрасте 42 лет, руководителем первой большой послевоенной британской экспедиции на Эверест.
Майкл Уэстемкотт показывает носильщику, где поставить "подпись" в экспедиционной бухгалтерской книге, пока Хант отсчитывает заработную плату в непальских банкнотах и серебряных рупиях. Большинство экспедиционных носильщиков отпускались в монастыре и возвращались в Катманду.
(© Королевское географическое общество и Альпийский клуб Великобритании).

Тенцинг опробует свои новые кошки Лоу смотрит.

Никакой другой альпинист не вступал в схватку с Эверестом чаще, чем сирдар Тенцинг Норгей – выносливый, решительный 39-летний шерп.
Тенцинг, родившийся в Непале и выросший в Индии, впервые столкнулся с Эверестом в 1935 г. в качестве молодого носильщика. Когда он согласился присоединиться к группе Ханта для своего шестого похода к горе, он все еще оправлялся от восхождения 1952 г., которое закончилось всего лишь за 1000 футов до вершины. Джордж Лоу, новозеландский школьный учитель, имеющий высокую квалификацию в ледовых восхождениях, обеспечил свое место в группе прекрасными показателями во время попытки восхождения на Чо-Ойю – соседку Эвереста – в 1952 г.
(Фото Альфреда Грегори)

На освещенном солнцем лугу Тьянгбоче на высоте 13500 футов альпинисты сортируют свои припасы.

Веревочное ограждение держит слишком любопытных людей из монастыря на расстоянии. Джордж Бенд (на переднем плане) открывает коробки с радиооборудованием. За ним Том Бурдиллон печально проверяет кислородные баллоны треть из них, как он обнаружил, опустела. Слева располагается палаточный лагерь шерпов британцы пользуются спальными принадлежностями в скатках, лежащими вокруг куполообразной палатки-столовой.

Экспедиция разбивает тыловой лагерь в буддистском заповеднике живой природы.

Охраняемые монахами Тьянгбоче, мускусные олени, гималайские моналы и гималайские куропатки свободно бродили около этих палаток. Когда альпинисты купили на обед ягненка, Джордж Лоу должен был забить его сам. В круглом, похожем на печь для обжига и увенчанном шпилем чортене (на заднем плане) находятся почитаемые останки святого настоятеля монастыря.
(Фото Эдмунда Хиллари)

Обустроившись в лагере I, альпинисты планируют осаду за кружкой чая.

День за днем группы заброски выходили с этой базы, чтобы проложить путь через беспорядочный, разорванный глубокими трещинами ледопад и установить передовой перевалочный пункт в лагере IV, высоко в Западном цирке.
Потребовался почти месяц изнурительной, опасной доставки груза, чтобы поднять три тонны по этому коварному 5-мильному маршруту. Послеполуденные снегопады уничтожали утренние следы. Ночные подвижки ледника сбивали вешки и сбрасывали мосты в расширившиеся ледовые трещины.
(Фото Альфреда Грегори)

Нейрохирург Эванс становится парикмахером.

Достаточно искусный в обращении со скальпелем, Эванс, прежде чем покинуть Лондон, взял уроки стрижки. Альпинисты, использующие маски закрытого типа, поставляющие чистый кислород, должны быть довольно чисто выбритыми, чтобы прилегание маски было плотным и не было утечки кислорода. Применяющие маски открытого типа, как Лоу (справа), дышали смесью кислорода и внешнего воздуха и могли позволить себе бороду.
(Фото Альфреда Грегори)

Никогда не смолкающий, всегда неспокойный ледопад является суровым препятствием.

Когда Джордж Лэй-Мэллори, великий противник Эвереста, увидел эту грохочущую, беспокойную массу льда в 1921 г., он назвал ее "одной из самых страшных и мрачных картин, когда-либо виденных человеком". На фотографии члены экспедиции 1953 г. начинают прокладку пути, по которому позже будут переносить грузы.
(Фото Альфреда Грегори)

Доктор Эванс подгоняет кислородную маску шерпу Да Намгьялу.

Член Королевской корпорации хирургов Чарльз Эванс изыскал достаточно времени между своими профессиональными занятиями для множества восхождений в Альпах и Гималаях. В 30 лет он штурмовал цепь Аннапурны двумя годами позже, в 1952 г., он присоединился к Эрику Шиптону в попытке восхождения на 26867-футовую Чо-Ойю. Ветеран Эвереста Да Намгьял был ранен на склоне Лхоцзе падающим куском льда, когда работал носильщиком у швейцарцев во время их попытки восхождения осенью 1952 г. Та же самая лавина убила его компаньона Мингму Дорджи, который похоронен на склоне горы.
Понятие "английского воздуха" для дыхания сначала забавляло шерпов. Позже они оценили преимущества кислорода на больших высотах.
(Фото Альфреда Грегори)

Сосновая жердь будет перекинута через ледниковую трещину.

Шерпы привязывают веревку, закрепляют этот хилый мост и помечают место его падения, если трещина внезапно разойдется. Хотя падения в эти расселины в ледопаде часто происходили, быстрая работа с веревками предотвращала несчастье.
(Фото Альфреда Грегори)

Ледяная глыба, угрожающая лагерю II, любезно сохраняла вертикальное положение в течение всего штурма.

Альпинисты тревожно ворочались бы, дремля в этих палатках на полпути к ледопаду, когда ледниковые уступы впереди обрушивались с унылым звуком "вумп" и лавины мчались вниз с обрывов, грохоча подобно поездам в метро. Однажды ночью во льду под палатками даже появились трещины, после чего шерпы, поднимающие грузы из базового лагеря, предпочли миновать эту промежуточную станции и поспешить к лагерю III.
Ни одна из ледовых вершин, подобных этой, не упала на партию, но несколько из них обрушились на тропу спустя лишь несколько минут после того, как прошли носильщики.
Стратеги-любители в Лондоне предложили различные проекты подъема грузов на Эверест с меньшими усилиями. Один из них состоял в прокладке вверх по цирку воздушного шланга с кранами, через которые альпинисты могли вдыхать чистый кислород. Другой призывал выстреливать кислородные баллоны вперед с помощью больших мортир. Третий предлагал снабдить альпинистов индивидуальными воздушными шарами, которые бы приподнимали их, так чтобы их ноги лишь слегка касались снега. В конце концов люди Ханта не нашли замены упорному подъему на гору с вьюками за спиной.
(Фото Джорджа Лоу)

Подойдя к началу ледопада приблизительно в 20 минутах подъема от базового лагеря, шерпы привязывают ремнями кошки – железные изделия с зубьями, которые альпинисты используют для усиления трения на льду (фото 17). Алюминиевые вьючные станины – британского армейского типа они весят меньше фунта. На этом перегоне с небольшой высотой шерпы обычно несли 45 фунтов.
(Фото Альфреда Грегори)

Закрепленная веревочная лестница ведет на верх 35-футового ледового обрыва к лагерю III выше ледопада. Без этой лестницы шерпы были бы вынуждены проложить путь через опасную ледовую трещину справа – единственный другой маршрут на расположенное выше плато.
(Фото Джорджа Лоу)

Лагерь III. Альпинисты достигают высоты горы Мак-Кинли.

Снежный свод под обрывами гребня Нупцзе может вскоре обвалиться, но не на палатки: между ними 50 ярдов и глубокая трещина.
Хиллари провел многие группы носильщиков от лагеря III на высоте 20200 футов к лагерю IV (фото 35). Этот 1000-футовый переход занимал меньше трех часов в хорошую погоду и пять или более часов, когда снегопады уничтожали следы.
Хиллари (у пирамидальной палатки) проверяет свою камеру, а шерпы готовят грузы для дневного похода. Красные, черные и желтые флажки будут указывать изменения маршрута.
(Фото Джорджа Лоу)

Ледник в западном цирке поднимается гигантскими ступенями.

Уилфрид Нойс (с записной книжкой в руках) делает скорую опись грузов своей команды чуть выше лагеря III. Их зигзагообразный маршрут ведет далеко направо, затем по ущелью выше ступеней и влево – к укрытой за склоном Эвереста ложбине. В верхней части цирка беспорядочные массы льда спадают каскадом по западному склону Лхоцзе – ключевому участку подъема на Южное седло Эвереста (фото 38).
(Фото Альфреда Грегори)

Носильщики обходят ледниковую трещину со снежными краями.

Ведя разведывательную группу вверх по Западному цирку, Джон Хант обнаружил, что этот путь преграждает длинная, 60-футовой глубины трещина, слишком широкая, чтобы через нее можно было перекинуть жерди или алюминиевую лестницу. Он с тревогой шел вдоль ее края, сознавая, что если он не найдет через нее проход, то придется совершать траверс под лавиноопасными кручами Нупцзе (впереди). К счастью, совсем недалеко от подножия горы он нашел достаточно прочный, чтобы выдержать вес альпиниста, снежный мост.
(Фото Альфреда Грегори)

Ледовые могилы подстерегают тех, кто лишен чувства равновесия, надежной страховки, стальных нервов.

Шерп готов зафиксировать веревку через древко ледоруба, если его напарник свалится в эту трещину около лагеря II. До тех пор, пока европейские альпинисты не приехали в Гималаи, шерпы не проявляли интереса к восхождениям на свои внушающие благоговейный страх горы. Но, оказавшись однажды вовлеченными в это рискованное предприятие, они оказались стойкими и смелыми. Хант сказал: "Их совместные действия в условиях обязательного взаимодействия всей команды, их собственные индивидуальные действия выше всяких похвал".
(© Королевское географическое общество и Альпийский клуб Великобритании).

Шерпы демонстрируют надлежащую технику при прохождении моста из двух жердей.

В первые дни подъема по ледопаду молодой помощник повара попытался пройти пролет, подобный этому, но в испуге остановился на полпути и свалился в трещину. Вытащенный, "как мертвый тюлень", Эвансом, он печально вернулся к кухонным обязанностям. Как сказал однажды ветеран Эвереста Г.У. Тилман: "Мы живем и учимся, а большие горы – строгие учителя".
(© Королевское географическое общество и Альпийский клуб Великобритании).

Радиосвязь Лоу с базой смешит Хиллари.

Весящие пять фунтов портативные радиостанции с дальностью действия до двух миль помогали операциям по транспортировке грузов. Чтобы сохранять батареи с сухими элементами теплыми и в рабочем состоянии, альпинисты носили их под рубашкой. Альпинисты всегда держали наготове свои защитные очки. Ослепительный свет, отраженный от ледяных нагорий Эвереста, может быстро вызвать у человека снежную слепоту.
Сестра Хиллари сделала ему полосатый шлем от солнца из детского пляжного костюма.
(© Королевское географическое общество и Альпийский клуб Великобритании).

Высотные ботинки были разработаны специально для экспедиции: дюймовой толщины теплоизоляционный слой из волокон капка под кожей из козленка подошвы из пористой резины внешнее водонепроницаемое покрытие из прорезиненной ткани. Несмотря на такую конструкцию, однажды ночью ботинки Хиллари замерзли до твердости железа, и потребовался час времени, чтобы оттаять их на примусе. (© Королевское географическое общество и Альпийский клуб Великобритании).

Хант служит для физиолога Пью в качестве подопытного кролика на высоте 21200 футов.

Неоднократно поднимаясь выше 20000 футов, альпинист может постепенно привыкнуть к некоторым высотным нагрузкам. Количество переносящих кислород красных кровяных телец у него заметно увеличивается. Он чаще дышит, чтобы компенсировать разреженность воздуха. Его сердечные мышцы приспосабливаются к более тяжелой работе. Но если он останется на больших высотах, то эта акклиматизация будет только маскировать беспощадный износ нервов и мышц. Снижается аппетит, падает вес, работоспособность сокращается наполовину и, как следствие, возникает смертельная усталость.
На фотографии доктор Гриффит Пью заставляет Джона Ханта отвести в сторону кислородную маску и сильно выдохнуть в резиновый шланг. С помощью химикатов, содержащихся в стеклянных контейнерах, будет измерено процентное содержание углекислого газа. Чем меньше этого газа содержится в выдыхаемом воздухе, тем лучше акклиматизация Ханта.
(© Королевское географическое общество и Альпийский клуб Великобритании).

Один утомительный день за другим груженые носильщики поднимают припасы для штурма Эвереста.

Хиллари ведет шерпов через последний участок ледопада к лагерю III. Британские и новозеландские альпинисты обычно несли груз, если только какой-либо носильщик вышел из строя на тропе. Но они должны были после каждой бури прокладывать новый маршрут, тропить, забивать крючья (костыли), закреплять веревки и, по возможности, сохранить энергию для большого восхождения.
(Фото Джорджа Лоу)

Нойс страхует на натянутой веревке шерпа, переползающего трещину по 18-футовой алюминиевой лестнице. Рядом с ним – пучок маркировочных флажков.
(Фото Альфреда Грегори)

Вверх по ледяному склону Лхоцзе, позолоченному заходящим солнцем, альпинисты проложили зигзагообразную тропу.

Серебристая луна, похожая на шарик от пинг-понга, сверкает над полем битвы за Эверест. Здесь группа Ханта извлекла уроки из ошибок предыдущих групп. Швейцарская группа в 1952 г. пыталась покорить Эверест, поднимаясь прямо по голому скалистому ребру левее протяженных снежных склонов Лхоцзе. Они поднялись на него настолько обессиленными, что их попытка штурма вершины потерпела неудачу. Вместо этого британская экспедиция 1953 года выбрала подъем по крутому склону – окольный, но менее опасный и более легкий маршрут, напоминающий серию американских горок (фото 49).
(Фото Джорджа Бэнда)

Лоу – герой склона Лхоцзе – смотрит на цирк с высоты 25 000 футов.

В течение 11 дней Джордж Лоу, которому периодически помогали Майкл Уорд, Уилфрид Нойс и Анг Ньима, сражался с рыхлым, ненадежным снегом, прокладывая путь по склону Лхоцзе. Со стены можно было бы выйти траверсом на Южное седло Эвереста –исходную точку для штурма вершины. Живя и работая выше 23 000 футов дольше кого-либо в истории альпинизма, Лоу боролся с пронизывающим холодом, метелями, уничтожавшими все с таким трудом проложенные в предыдущий день следы, болезнями, подорвавшими силы его группы, и ужасным износом организма, вызванным самой высотой.
Ни приподнятое настроение Лоу, ни его легендарный аппетит не иссякли на этих высотах. Но он плохо спал. Однажды ночью, в соседстве с Нойсом, он принял снотворное. Его едва удалось разбудить к полудню, и он спотыкался на тропе, а во время перекуса спал со свесившейся изо рта половинкой сардины.
Шерп Анг Ньима – напарник Лоу в первые пять дней работы – произвел не очень сильное впечатление на более низких высотах. Но на стене он проявил себя как опытный альпинист, топча следы, вырубая ступени, провешивая перила и до последнего сохраняя на своем лице широкую, веселую улыбку. Позднее он должен был нести груз выше, чем кто-либо из шерпов, кроме самого Тенцинга.
(Фото Альфреда Грегори)

Крепко держась за перильную веревку и сохраняя бдительность на ненадежном месте, Нойс траверсирует верхнюю часть склона Лхоцзе по направлению к Южному седлу.
(Фото Джорджа Лоу)

Держа наизготовку ледоруб, Тенцинг спускается в кошках по ледовому участку.

Сильный и неутомимый восходитель, Тенцинг освоил технику владения веревкой и ледорубом в европейских экспедициях в Гималаи. Теперь в качестве главного инструктора школы в Дарджилинге, спонсируемой индийским правительством, Тенцинг обучает других молодых горцев искусству альпинизма.
(Фото Джорджа Лоу)

Железные люди – шерпы, которые работали до самых высоких лагерей.

Уроженцы района Непала Солу Кхумбу, шерпы экономят на именах, не делая различия между мужскими и женскими. Некоторые используют прозвища, обозначающие день недели, в который они родились: Нима в честь воскресенья, Пасанг в честь пятницы. Другие используют приставку Анг, означающую "маленький", или "сын того-то".
Рядом с Нойсом (слева) припал на колено Пасанг Пхутар, который занес самый тяжелый груз на Южное седло. В центре сидит, держа одну руку на веревке, Дава Тхондуп – 49-летний ветеран экспедиций на Нангапарбат, Аннапурну и Эверест. Рядом с Чарльзом Уили (справа) присел на корточки 16-летний Анг Церинг – «дитя полка» (группы). Да Тенцинг – шерп в подтяжках в заднем ряду – своей храбростью завоевал уважение всей экспедиционной группы. Многие из этой группы шерпов заслуживают почетного звания "Тигра", присваиваемого Гималайским клубом носильщикам, отличившимся на высоких пиках.
(Фото Альфреда Грегори)

Эверест прячет свою таинственную вершину даже от Лхоцзе.

Шлейф сметенного снега обозначает Южный пик. Ни с ледопада, ни из Западного цирка, ни со склона Лхоцзе или с высокого Южного седла британские альпинисты не смогли увидеть свою конечную цель. Истинная вершина была всегда скрыта за промежуточными гребнями, как на этом снимке.
(Фото Джорджа Лоу)

За два дня до начала штурма: первая команда идет вверх.

На Бурдиллоне (впереди) и заместителе руководителя Эвансе одеты кислородные аппараты закрытого типа. В верхней части станин находится по одному кислородному баллону. Под ними расположены белые канистры с натронной известью, предназначенные для очистки воздуха, и металлические кожухи, в которых находятся дыхательные мешки.
Эта британская команда провела на Южном седле только две ночи и один день, чтобы избежать ухудшения состояния, постигающего человека на предельных высотах. Их целью было достигнуть Южного пика Эвереста, оценить финальный гребень, и, по возможности, продолжить путь к вершине.
(Фото Альфреда Грегори)

От проверки кислородных аппаратов зависит жизнь.

В защищенной, прожаренной солнцем долине Западного цирка Бурдиллон и Эванс страдали от нагревания своих дыхательных аппаратов. Но, поднявшись выше и попав в холодную, разреженную атмосферу верхних гребней Эвереста, они оценили достоинства теплого сырого воздуха, фильтрующегося в их маски, и прилив сил от вдыхаемого чистого кислорода.
(Фото Джорджа Лоу)

Хиллари следит за продвижением команды с помощью портативной радиостанции.

Так как разнородный рельеф Западного цирка мешает радиосвязи лагеря IV с базой, сообщения передаются вверх, в лагерь VI на леднике Лхоцзе, а оттуда переправляются назад, поверх препятствий, в лагерь ниже ледопада (фото 9).
Однажды Тенцингу надо было дать указание своему соплеменнику Да Намгьялу, и его убедили воспользоваться портативной радиостанцией. Связь оказалась достаточно четкой, но оба мужчины испытали сценический страх. После нескольких бесплодных обменов восклицаниями: "О, Да Намгьял!" и "О, Тенцинг!" разговор прекратился.
На фотографии Хиллари вызывает из лагеря IV Джорджа Лоу в лагере VI во время обычного сеанса радиосвязи в 17:00.
(Фото Альфреда Грегори)

Тенцинг и Хиллари готовы начать второй штурм.

В то время как Эванс и Бурдиллон отдыхали день перед попыткой штурма вершины, вторая команда начала двигаться к месту начала штурма на тот случай, если первый штурм потерпит неудачу. Кислородный аппарат Тенцинга, хорошо работавший здесь, в лагере IV, позже засорился льдом. Флаги намотаны на ледоруб, в надежде развернуть их наверху (фото 58).
(Фото Джорджа Бенда)

Стоя на украшенном снежным флагом Южном пике, Эванс и Бурдиллон достигли высоты, на которой до них никто не был, – всего лишь 300 футами ниже основной вершины.

Первая штурмовая группа надеялась пройти последние 3200 футов подъема до вершины Эвереста без установки промежуточного ночного лагеря, стартовав непосредственно с Южного седла. Они вышли с кислородными аппаратами закрытого типа в 7:30 утра 26 мая. В быстром темпе они преодолели за час почти 1000 футов. Но на полпути вверх они вышли на свежий снег, на котором плохо держали кошки. В это время кислородный аппарат Эванса начал давать сбои.
В час пополудни Эванс и Бурдиллон достигли своей первой цели: Южного пика высотой 28700 футов. К сожалению, у них не осталось ни времени, ни кислорода, ни сил на финишный гребень.
(Фото Эдмунда Хиллари)

В 4:30 вечера того же дня два усталых, совершенно выбившихся из сил человека ковыляют по последнему на спуске к лагерю VIII склону.
(Фото Эдмунда Хиллари)

Вторая группа при поддержке Грегори, Лоу и шерпов пересекает склон Лхоцзе.

С части этого траверса Джордж Лоу видел предшествующую группу – Эванса и Бурдиллона, скрывшихся за Южным пиком. Думая, что они, конечно же, достигли бы вершины, он плясал, что-то неразборчиво крича сквозь кислородную маску. Хиллари печально покачал головой, сказав про себя: "Старина Джордж дошел до ручки", – и побрел вперед. Только когда Эванс и Бурдиллон возвратились, Лоу смог поверить, что они не достигли вершины.
(© Королевское географическое общество и Альпийский клуб Великобритании).

Измученная первая группа с трудом добирается до лагеря.

Последним опасный участком для возвращавшейся утомленной пары был крутой ледяной склон выше Южного седла. Чарльз Эванс поскользнулся, пролетел мимо Бурдиллона и сбил его с ног. Вместе они покатились вниз по 1300-футовой ложбине. Бурдиллон воткнул свой ледоруб в снег в качестве тормоза, и постепенно они замедлились, причем вовремя. Эванс (слева) так сказал об их спасении: "Мне это было совершенно безразлично – более чем когда-либо".
(Фото Альфреда Грегори)

Портрет руководителя: Хант принял решение командовать "с фронта".

Самоотверженно занимаясь только тем, чтобы доставить своих сильнейших альпинистов на рубеж штурма вершины, себе руководитель избрал изнурительную задачу по переноске припасов для Хиллари и Тенцинга вверх с Южного седла. Хотя лед частично закупорил вентили в его кислородном аппарате, он боролся до высоты 27350 футов. Вот его наставления Хиллари: "Не сдавайтесь, но вернитесь назад".
(Фото Эдмунда Хиллари)

В условиях разреженной, иссушенной атмосферы Хиллари и Тенцинг с трудом поднимаются по следам, протоптанным группой поддержки.

После двух очень холодных ночей на Южном седле с ветром, пытающимся сдуть их палатки с горы, вторая штурмовая группа и группа поддержки из трех человек намеревались установить последний лагерь на высоте 27900 футов. Хант решил, что одна из двух штурмовых групп установит лагерь рядом с Южным пиком.
(Фото Альфреда Грегори)

На этом жалком, усыпанном скальными обломками уступе на пути к лагерю IX Хиллари и Тенцинг делают короткую передышку. Пик Макалу 27790 футов высотой с подобным бритве гребнем выглядывает поверх дымки за плечом Хиллари.
Сняв на несколько минут кислородный аппарат, Хиллари не испытал затруднений в дыхании на этой высоте 27200 футов, подтвердив свою хорошую акклиматизацию. Однако если бы он использовал модель закрытого типа, основанную на применении чистого кислорода, то, сняв маску, он рисковал бы потерять сознание.
Недалеко отсюда британская группа нашла изорванные остатки палатки, в которой Тенцинг и швейцарский гид Раймон Ламберт провели ужасную ночь без спальных мешков и примуса во время их бесстрашного, но неудачного штурма предыдущей весной. Швейцарская попытка, казалось, подчеркнула общий тезис Ханта: Эверест нельзя покорить в спешке.
(Фото Альфреда Грегори)

Скалы южного склона Эвереста с уклоном вверх обеспечивают опору для рук и ботинок Лоу.

Одна из серьезных опасностей, с которыми сталкиваются альпинисты, приближающиеся к Эвересту с тибетской, или северной, стороны, связана с нисходящим наклоном пластов породы, формирующих вершину. Направленные вверх плиты на южных гребнях обеспечивают намного более надежное сцепление. На снимке Лоу протягивает веревку к складу припасов, припрятанных наверху два дня назад Хантом и Да Намгьялом. К этой нише на юго-восточном гребне пять альпинистов подняли дополнительные кислородные баллоны, еду и топливо, увеличив суммарные грузы до 63 фунтов на каждого.
Лишь чуть-чуть передохнув после сурового испытания на склоне Лхоцзе (фото 37-38), Лоу с готовностью взялся за изнурительную двойную работу по переноске грузов и вырубанию ступеней к лагерю IX. Как сказал Хиллари: "Это был самый выдающийся день Джорджа на Эвересте".
(Фото Альфреда Грегори)

Один неверный шаг на карнизы Южного пика может привести к падению почти на две мили.

28 мая Хиллари и Тенцинг провели беспокойную ночь на крошечном выступе на высоте 27900 футов. В 6:30 следующего утра они осторожно двинулись вверх по ненадежному снежному склону Южного пика, в 9 достигли его вершины, а затем поднимались по этому гребню, на котором видны их следы. Фотография, сделанная на полпути к цели, показывает, что они предусмотрительно придерживались маршрута с твердыми, надежными точками опоры на стыке снега и скал. Карнизы производят впечатление больших сугробов, а на самом деле представляют собой созданные ветром козырьки снега, нависающие над страшной пропастью. Альпинисты следовали поодаль от них, чтобы они внезапно не обрушились.
Однако в одном месте этого трудного гребня Хиллари встретилась преграда, которую он раньше видел на фотографиях и страшился ее: почти вертикальная 40-футовая скальная ступень, которую нельзя обойти и слишком крутая, чтобы на нее можно было подняться на этой подрывающей силы высоте.
С одной стороны – там, где карниз отошел от скалы, – он обнаружил нечто наподобие камина. Втиснувшись в него и упираясь спиной в снег, Хиллари медленно продвигался вверх в надежде, что карниз внезапно не отвалится. Он выдержал. И через полчаса Хиллари, выбившийся из сил, но уверенный, что теперь ничто не остановит их, дополз до верхней части камина.
(Фото Эдмунда Хиллари)

Вид с высшей точки Земли: безлюдный, пустынный мир Гималаев.

Одна ледяная волна за другой – море снежных пиков простиралось у ног Хиллари на 150 миль до самого горизонта. В леденящей 360-градусной панораме его пристальный взгляд охватил сотни больших гор от Тибета на севере до Сиккима на востоке и Непала на юге и западе. Лишь малая часть этих гималайских гигантов была исследована, еще меньшая часть покорена.
На юго-востоке возвышается зубчатая пирамида Макалу (справа). Как ни удивительно, но с расстояния добрых 12 миль она выглядит как отрог Эвереста. Как истинный альпинист, Хиллари отвлекся от собственной победы, чтобы выяснить, можно ли найти подходящий маршрут к вершине этого 27790-футового девственного пика – цели американской экспедиции в 1954 г.
Громадный массив пяти-вершинной Канченджанги – третьей по высоте горы в мире – господствует над горизонтом на далекой границе с Сиккимом.
(Фото Эдмунда Хиллари)

Сканируя в северо-западном направлении, камера Хиллари показывает внизу извивающуюся магистраль Западного Ронгбукского ледника, использовавшегося предыдущими экспедициями для подхода к Эвересту со стороны Тибета.
(Фото Эдмунда Хиллари)

29 мая, день победы: Тенцинг стоит на вершине мира.

Усталый и отупевший, Хиллари начал сомневаться, есть ли у Эвереста вообще какая-либо вершина. Он прошел последний поворот, понял, что путь впереди ведет вниз, и увидел поверх своего правого плеча небольшой округлый конус. И выше него – ничего. Еще несколько шагов, и они с Тенцингом победоносно стояли на высочайшей вершине Земли.
В вырытых в снегу ямках Тенцинг закопал небольшие дары своим буддистским богам, а Хиллари – распятие. Сняв кислородную маску, Хиллари отщелкал множество снимков, но ни одного с самим собой. "Тенцинг как фотограф – никакой," – сказал он позже, – "и Эверест – не место, чтобы начать учить его".
Флаги Организации объединенных наций, Великобритании, Непала и Индии развеваются на ледорубе Тенцинга.
(Фото Эдмунда Хиллари)

Северный гребень Эвереста: этот снимок доказывает, что Хиллари достиг вершины.

Только с вершины горы Хиллари и Тенцинг, поднимавшиеся от Южного седла, могли глядеть вниз на этот убийственный отрог – маршрут к Эвересту всех довоенных групп. Мэлори и Ирвин, пытавшиеся покорить его 29-ю годами раньше, были в последний раз замечены на высоте около 28000 футов. Хиллари не нашел признаков их пребывания на вершине.
(Фото Эдмунда Хиллари)

Следы на снегу отмечают путь победителей, спускавшихся с вершины.

Благополучно оказавшись опять на Южном пике Эвереста, Хиллари сфотографировал финишный гребень, который от самого низа никто не видел, кроме его самого, Тенцинга, Бурдиллона и Эванса. Возвращаясь тем же путем по этому увенчанному снежным гребнем ребру, пара победителей относилась к прежним опасностям с почти беспечным бесстрашием. Хиллари заскочил в жуткий скальный камин и слетел по нему вниз, как если бы он был не опаснее хрупкой амбарной лестницы. Только на противоположном склоне Южного пика, где порошкообразный снег не позволял наладить никакой страховки, к ним вернулся страх.
(Фото Эдмунда Хиллари)

30 мая Грегори и Бурдиллон сопровождают усталого Хиллари к лагерю IV после его 4600-футового спуска с Южного седла.
(Фото Джорджа Бенда)

Между нескончаемыми чашками чая в Западном цирке Тенцинг и Хиллари расказывают и пересказывают своим товарищам историю решающей победы команды. Истощение вызывало у счастливого Хиллари ощущение, как будто все это происходило с кем-то другим.
(Фото Джорджа Бенда)

Священная пыль и гирлянды красных магнолий украшают победителей в Катманду.

В этой элегантной одежде Хиллари, Хант и Тенцинг были приняты королем Непала и его двором после 2-недельного похода вниз с базы Эвереста. Гриффит Пью прибыл на королевскую церемонию в пижамной паре, аналогичной тем, которые он носил на подходах и отходах. Ликующие непальцы в знак высокой чести бросали в альпинистов красный священный порошок обычно эта, подобная тальку, пыль разбрасывается или выстреливается только в день священного индуистского праздника весны.
Команде Ханта было труднее убедить настоятеля Тьянгбоче, что Эверест покорен. Когда альпинисты остановились в монастыре на обратном пути в Катманду, пожилой лама спросил Тенцинга, встретил ли он на вершине богов. "Нет? Тогда вы не достигли вершины. Мне очень жаль".
Хотя дату заключительного подъема на Эверест определили такие факторы как ветер, снег и физическая форма альпинистов, по счастливому совпадению новости достигли Лондона накануне Дня коронации 2 июня 1953 г. В базовом лагере альпинисты слышали по радио приветственные возгласы в честь их подвига. "Пока об этом не объявили официально, мы по-настоящему сами в это не верили", – сказал Хиллари.
(Фото Майкла Уэстмекотта)

Президент Эйзенхауэр вручает победителям Эвереста медаль Хаббарда.

Восемь президентов почтили Национальное географическое общество, награждая его медалями (медалями им. Хаббарда, или Специальными золотыми медалями) таких знаменитых исследователей как Пири, Амундсен, Шекльтон и Бёрд. На снимке нынешний президент поздравляет сэра Эдмунда Хиллари (пожимает руку) и руководителя британской экспедиции на Эверест кавалера орденов Британской империи 3-й степени и «За безупречную службу» бригадного генерала сэра Джона Ханта во время церемонии в Белом доме 11 февраля 1954 г. Слева направо:
британский посол сэр Роджер Мейкинс, доктор Томас В. Мак-Нью, доктор Мелвилл Белл Гросвенор, доктор Гильберт Гросвенор и (крайний справа) новозеландский посол Лесли Монро. Присутствовали также попечители общества казначей Роберт В. Флеминг и Лерой А. Линкольн, члены эверестовской команды Чарльз Эванс, Джордж Лоу и Джеймс Моррис, а также Эллиот В. Макрей из Американского эверестовского комитета.
(Фото Дж. Бэйлора Робертса, штатного фотографа журнала)


Отзывы (оставить отзыв)
Рейтинг статьи: 5.00
Сортировать по: дате рейтингу

Полный вариант

Полный вариант перевода (собственно, сама статья + фотографии с подписями) опубликован на "Риске": http://www.risk.ru/users/agruzdev/198602/, http://www.risk.ru/users/agruzdev/198616/.
 
Спасибо за эту статью!

Спасибо!
 
Классная статья!!!!

Классная статья!!!!Спасибо!!!(Следующий год "К2'').......
 

Поделиться ссылкой

Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999-2017 Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100