Добро пожаловать !
Войти в Клуб Mountain.RU
Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

"Горы в фотографиях" - это любительские и профессиональные фотографии гор, восхождений, походов. Регулярное обновление.
Горы мира > Камчатка >


Всего отзывов: 0 (оставить отзыв)


Автор: Родионов Александр. Альпклуб «Тихий Океан», г. Владивосток

Зимний экстрим на «домашних вулканах» Камчатки в 2005 году

Ноябрь 2005 г.


Корякский вулкан. Обозначен маршрут
и куда дошли с первой попытки.
Фото: Марков В.С., весна.
Сидим с Пахой в холле представительства авиакомпании «Сибирь» во Владивостоке. Сидим и ждем. Ждем, чтобы узнать, летим мы на Камчатку в январе-феврале или нет.

Вообще, Владивосток, наверное, очень богатый город. Как говорил Остап про Рио, «… не уступает лучшим городам мира. Слышите, Шура? Не уступает!» Поэтому здесь билеты на Камчатку стоят, как билеты на Луну. Этак «штук» двадцать туда и обратно. Наверное, из Москвы будет лететь дешевле. А что нам? Тут вплавь недалеко.

Только измученный мозг российского аспиранта может придумать ехать до любимой Камчатки поездом. Да-да, поездом. Через Благовещенск. Оттуда уже можно лететь с любимой авиакомпанией за семь тысяч. Экономия очевидна. Поэтому вариант запасной был.

Тяга к горам берет свое, поэтому хотим с Пахой купить билеты по предпраздничной скидке. Должно получиться даже дешевле, чем из Благовещенска. Но на все наши запросы по возможным датам нам уже ответили отказом – билетики раскуплены! Паха сидит с гробовым лицом, а я невозмутимо встаю и иду к выходу. Паха подходит следом, и я ему говорю про запасной вариант. Уже когда мы почти вышли, нам заорали вслед. Есть 2 билета! По этому поводу вспоминается фильм «Титаник», но мы мгновенно покупаем предложенное и с чувством огромного удовлетворения выходим на декабрьский мороз. У нас есть 14 дней на зимней Камчатке! Немного, но и немало.

Изначально планировали траверс пяти вулканов, но камчатская погода ставит все на свои места. Еще в феврале 2003 года мы с Владимиром Марковым ползали на Авачинский вулкан (2741 м). И хоть было всего -17, но при влажном ветре на тебя намораживает хлопья инея, как в морозильнике, поэтому здесь хотя бы на одну гору залезть. Из периода подготовки хорошо запомнилось шитье с Пахой до 6 утра утепленных бахил – нужного размера в магазине не оказалось.

Где-то в начале февраля в «новостях» передают, что Петропавловск-Камчатский завалило снегом по вторые этажи, даже лавина в городе сошла на одной из сопок, а нам тут вылетать через неделю. Немного помандражировали и тут же успокоились.

К нам присоединяется третий участник экспедиции - Виктор Дубовик, проживающий в данный момент на Камчатке. Вылет из Владивостокского аэропорта задерживался – наш самолет поставили к нам боком, а с другой стороны куча механиков и учёных мужей ковыряли часа два обшивку хвоста самолета. Чего они там заклеивали – непонятно. Но на Камчатку мы прилетели уже затемно. Прилетаем мы с Пахой в Петропавловск-Камчатский, где нас уже встречает Виктор со своей девушкой. В городе колоссальное скопление снега – можно рыть трехкомнатные пещеры и припеваючи жить в центре. Завалы высотой, наверное, до 5 метров, а с крыш пятиэтажных домов, которых в Петропавловске предостаточно, свисают 15-ти метровые сосульки до земли. Ледовые маршруты любой категории сложности прямо в городе. Можно устраивать соревнования с различными элементами: ледовая стенка – лоджия – переход по окну – подход под карниз крыши – выход на крышу по натечному льду. Идем по городу вчетвером, любуемся.

Что потрясающее на Камчатке, так это вода! Горячая и холодная вода прямо-таки голубого цвета. Горячую воду можно использовать для заварки чая.

На следующий день бегаем по городу и ищем топливо. Обалденно смотрится заснеженная гряда «домашних» вулканов: Ааг – Арик – Корякский – Авачинский – Козельский. Газа нет во всем городе, купили «калошу» в хозяйственном магазине. Ходили в местный скалолазный клуб – приличненький стенд у камчадалов. Потом поехали искать гуру местного альпинизма - Биченко Александра. «Бочки», где находится клуб альпинистов, расположены у местной горнолыжки. Приехали туда втроем ближе к вечеру. Мое внимание привлек заснеженный склон рядом с горнолыжкой со съехавшей оттуда характерной «снежной доской». Ну не мог он сам так обвалиться! В «бочке» обнаружили «гуру» с подопечными. Они только что тренировались «спускать» лавины. Понятно - это их следы остались на склоне. В «бочке» классно: натопленная печь, светло, куча фотографий, вымпелов и рассказов про местные достопримечательности. Чувствуется, что люди здесь занимаются альпинизмом. И главное, у них отличный «полигон» для занятий. Вон, за дверью, алый закат освещает западный склон «Коряки». Манаслу, прям! С Биченко Александром я уже встречался в 2003 году, когда мы с Марковым Владимиром делали экспедицию на Ключевской вулкан.

Биченко, закончив занятия с подопечными, пригласил нас к себе домой на чай с пряниками. Купив пряников в местном магазине с угрожающим объявлением: «Вниманию автовладельцев! Стоянка машин возле магазина запрещена. Прокалываем колеса», мы отправились к Саше домой на чай и консультацию. Дома мы с жадностью накинулись... не на пряники, а на альбомы с фотографиями. В общем, нам было разумно предложено сходить на Авачу и Коряку с перемычки, потом поехать под Ключевскую посмотреть лавовые потоки – той зимой происходило сильное извержение вулкана, - а потом сделать первопроход на Вачкажец.

На следующий день трое наивных снеготоптателей были заброшены микроавтобусом к Сухой речке, откуда мы планировали на лыжах за день дойти до перемычки между Авачей и Корякой на высоту около 900 м. Самый главный наш стратегический прокол был в том, что еды у нас было на 4 дня. Мы глупенько полагали совершить следующее по дням:

1. Подход на перемычку.
2. Восхождение на Авачинский вулкан (2741 м).
3. Восхождение на Корякский вулкан (3456 м).
4. Отступление в город.

План, конечно, идеальный при терпимой видимости и терпимом зимнем ветре. Но не учитывающий эксклюзивных ураганов на «домашних» вулканах зимой. Лето на Камчатке – это совсем другой мир. Как говорит мой знакомый: «Летом на Авачу пионеры в маечках под бой барабана поднимаются». Не спорю, и летом может «дать прикурить», но зима на Камчатке – это особый случай.

Основные «факторы» Камчатки:

1. Холод (по словам очевидцев было -40 в феврале на западных склонах «Коряки», такие же температуры мы испытывали в феврале 2003 года под Ключевской. В январе на седловине Ключевской люди «хапнули» -63. Абсолютный минимум января в районе Ключевской достигал -82).

2. Ураганные ветра на высотах выше 900 м (про «игольное ушко» между Авачей и «Верблюдом» слышал от камчадалов и не раз проверил на себе. Влажный морской ветер дует «с гнилья» - Кроноцкого залива (с севера, северо-востока и востока). «Хорошие» порывы ветра на перемычке (900 м) подбрасывают человека в воздух, уносят палочки вниз. Поэтому пушистый, рыхлый снег на вулканах не задерживается и сдувается в долины.

3. Влажность.

4. Испарения с вулканов.

5. Колоссальный перепад высот (допустим, от перемычки (900 м) до вершины Коряки (3456 м) – гималайские масштабы)

6. Горная болезнь (с высоты 1500 м на Алтае этот порог 3000 м).

В общем, Камчатка зимой («домашние» вулканы) – это идеальный полигон для подготовки перед высотным восхождением. Ключевская группа вулканов зимой – это уже из разряда суперэкстрим (наверное, Денис Урубко не даст соврать). В последние годы прослеживается тенденция у владивостокцев ходить на Камчатку именно в зимнее время. Инициатором, несомненно, здесь является Владимир Марков.

Первые потери мы уже понесли в автобусе, когда нас подвозили к Сухой речке. У Виктора начал «выпендриваться» цифровой фотоаппарат. Как мы узнали потом, флеш-память была отформатирована неправильно, поэтому у нас оставалась только видеокамера. При плохой видимости мы вышли на закатанную «буранами» трассу. Пройдя метров сто, мы поняли, что лыжи здесь особо не нужны, и прицепили их к рюкзакам.

Было пасмурно. Сквозь разрывы в облаках иногда проглядывалась Коряка. Трое маленьких рогатых существ с палочками в руках двигались гуськом друг за другом, ощущая как «давит» сквозь туман Гора. Массив Коряки поднимался над нами как минимум на 3200 метров.

Вскоре мне надоело переть лыжи на себе – пускай поработает другая группа мышц, и я напялил их обратно на ноги. Наше лыжное снаряжение заслуживает отдельного рассмотрения. Самые легкие и попсовые лыжи были у Пахи – идеальный комлект для ски-тура, с камусом. Я же на свои пластиковые ботинки сделал подвижные в носке горнолыжные крепления и поставил их на классические горные лыжи. У Вити… просто карвы горнолыжные - благо тут идти недалеко по накатке. В общем, каждый шел, как хотел: я - в лыжах, Паха – таща все на спине, Витя положил рюкзак на лыжи и исполнял роль бурлака на Сухой речке. Подходя к домикам на перемычке, я выслушал короткое сообщение моих спутников по поводу надобности здесь лыж вообще. На приюте «Три вулкана» мы решили не останавливаться, но на огонек заглянули. Приятный мужичок нам все показал и рассказал. Классный дом здесь! Спросил, откуда мы и что мы тут в такое время делаем, но, услышав, откуда мы, засмеялся. Знает, что только «Владики» тут в такое время шарахаются, кроме гостей на «буранах». Пригласил остаться, но у нас договоренность и мы идем на «бочки» МЧС под «Верблюд». На Камчатке все огромно и грандиозно. Кажется, от пос. Ключи до Ключевской рукой подать, а шлепали на лыжах три дня! Такая же опера со всем остальным – набирать высоту, так набирать. От перемычки на Авачу - 1800 м и на Коряку - 2500 м. Камчадалы считают, что перепад высот от домика на перемычке до вершины Коряки один из самых больших в мире! Да, наверное. Летом тут около суток ходят на вершину. Ну, а если выбирать южные ребра для подъема, там перепад составит 2800-2900 м по маршруту второй – третьей сложности. Крутизна склона в верхней части вулкана позволяет идти спиной к склону, но нужно проявлять максимальную осторожность. При срыве, наверное, только уши до елизовского аэропорта доедут.

Подходы пологие, тоскливые и долгие. Да, Камчатка учит терпеть.

К «бочкам» подошли засветло. Евгений – постоянный местный сторож. Поселил нас в одной из «бочек». Холодно, но жить можно. Туалет рядом. Местный туалет, продуваемый всеми ветрами, представляет собой шкаф-скворечник, который доверху забивается наметаемым снегом. Там есть небольшая пещерка в снегу, ради которой, собственно, и строился туалет. Завтра хотим выйти на Авачу. Что-то там кушаем потрясающее и падаем на боковую….

Да, я спал, потому что рано утром, как сонная муха надевал вкладыши при шуме горелки. Изо рта пар валит: морозно в домике, около минус пяти градусов. Опять что-то кушаем, вроде гречку с куриным филе, попиваем чаек. Утренний озноб сменяется разливающимся по телу теплом. На Авачу я уже ходил в это время – там нужны только палочки, кошки и ледоруб. Вышли из «бочки» – светает. И ветер, вроде, несильный. Заходим на «воротник» по осыпи справа от гребня. На гребешке ветерок усиливается. Я одеваюсь потеплее, ребята тоже - мерзнуть не хотят. Медленно и печально поднимаемся на «воротник». Ветер слева уже начал доставать. Уже догадываюсь, что будет, когда выйдем на «воротничок» Авачи. Перед выходом на «зуб» «воротника» надеваем кошки. Гляжу, как можно обойти «зуб»: слева по гребню – нереально: ветер такой, что закатает со склона на гребень вверх и забросит за него. Справа – подветренный склон неприятной крутизны. Опасаюсь подрезать его после таких снегопадов. Остается ползти по кромке гребня. Оглядываюсь назад и просто обалдеваю: в разрыве облаков вижу белоснежную вершину Коряки со «сторожевой башней». Господи, да она вообще как будто в космосе! Очень внушительно и недосягаемо смотрится она со своими заснеженными ребрами. Я уже давно ничего не слышу, кроме рева ветра, вижу только напряженные глаза ребят. Интересно, что у меня на лице написано? Лыжные палочки висят на руках горизонтально. Стропы от рюкзака изредка «приятно» хлещут по маске. Убираю их под лямки. Лезу первым на острый снежный гребешок под «зуб», держусь за вбитый ледоруб – порывы ветра нешуточные. Мы сейчас вылезли на самый ветродуй и становимся легкой поживой для ураганного ветра с Кроноцкого залива. Шлейф с кратера Авачи ползет вниз по склону. От «воротника» до кратера по конусу еще 700 м. Хочется куда-нибудь спрятаться от этого ветра, а Витя с Пашей смотрят на меня, на мои дальнейшие действия. Действие простое – на 180 градусов поворот - и вниз. Да, можно было сделать «подвиг», потом воздвигать себе памятники, радостно до конца жизни «работать на лекарства», но мы делаем проще – уходим пережидать ветер. Конечно, в своих силах и возможностях мы не сомневались, но, как говорится, альпинизм – это на 90% спорт головы. Чтобы попить чайку, хотели спрятаться и нашли железный мини-домик на «воротнике», засыпанный шлаком. Тут даже провода какие-то тянули к вулкану, и есть небольшая направленная антенна. Но этот шкафчик был надежно заперт чьей-то заботливой рукой. Ключа тоже нигде не обнаружили. Эх, чаек пить будем где-нибудь пониже. Ничего примечательного на спуске до «бочек» не произошло, кроме присутствия дикого ветра.

Раздобыв пару досок около «бочек», устроили генеральную сушку в своем жилище. Растопили печку. Маемся, пьем чаек, смотрим видео, которое только что записали. Получив просто «бешеную» акклиматизацию на «воротнике» Авачи, думаем, как завтра пробиваться на Коряку. Ну да ладно, не от нас погода зависит. Поэтому совершаем молитвенный ритуал для Того, кто определяет погоду в здешнем районе, и ложимся спать. Ночью просыпаемся от неприятного звука. Вспоминаем книжку «Волшебник изумрудного города», как Элли с Тотошкой улетели на «бочке» - собственности камчатской МЧС. Тьфу ты! Сон смешался с явью. Мы ясно начинаем осознавать, что находимся на перемычке между Авачей и Корякой, а снаружи набирает силу ураганный ветер. Поежившись, поглубже залазим в спальники. Плохо молились. О выходе даже в туалет не может быть и речи.

С утра, побродив около «бочек» и туалета, прячемся обратно в свое жилище, в очередной раз «поприкаловшись» с туалета, забитого доверху снегом. К обеду в разрывах облаков становится видна Коряка. Порывы ветра к обеду терпимые. Да и видимость есть. Решаем вылезти повыше на склон Коряки, отрыть там нору и на следующий день взойти наверх. Лыжи не берем – везде фирн вперемешку с уплотненным снегом. Кстати, Виктор вчера первый раз поднялся на высоту 2000 метров. Мы еще хотели потренироваться на склонах мини-горы «Верблюд» в самозадержании на снегу, но решили это сделать в верхнем лагере. Для Виктора это был фактически первый выход в горы. У Паши первый зимний выход в горы. Я же больше всего волновался из-за неопытности спутников, так как сам первый раз поднимался на склоны Коряки. Но, с другой стороны, спокойствия придавало то, что парни делали множество зимних выходов на сопки в Приморье. Виктор занимается спелеологией и знаком с азами альпинизма. С Пашей же мы ходили летом 2004 года на Белуху (см. статью «Сизиф на Белухе»).

Как здесь идти? Видимость не очень. Впереди снежные холмы. С чего начать? Я ориентировался еще вчера с «воротника» Авачи на огромнейший кулуар, находящийся за «Верблюдом», поэтому, выйдя из домиков, мы начали подниматься за «Верблюд» и вышли на гигантские снежные поля. Местами ветер «вычесал» склон до камней. Так как вышли мы поздновато, а пещеру нужно начинать рыть не позднее 16.00, то место искали уже заранее. Левее гигантского кулуара. Вылезли на высоту около 1500 м и начали тыкать палкой северные стороны гребня. Тонковат слой. Пошли на подветренную сторону и там, у скал, нашли достаточный слой. Люблю я это дело. Не люблю я палатки. Лопата у нас «салевовская», с ручкой. Свою родную лопатку оставил в Петропавловске. А жаль, моя гораздо удобнее для рытья. С виду она похожа на прямоугольный поднос с отверстием для руки. Первый нюанс, который я профукал, – пещеру мы начали рыть горизонтально. Стало сразу неудобно выбрасывать снег. Через полтора метра наткнулись на скалу. Пришлось рыть вдоль скалы. Получился вход с поворотом. В перерыве ходили смотреть дальнейший маршрут – наметили по ребру 2A(з). А отсюда смотрится уже не очень далёким, но до вершины еще 2000 м по высоте. Уже в полной темноте закончили работу. Видны огни Петропавловска-Камчатского. Не очень холодно. Перед погрузкой в пещеру звоним по мобильному домой во Владивосток. Отсюда берет, главное - не заморозить телефон. Стемнело уже где-то в шесть. Ошибка в начале рытья стоила нам полтора часа времени. Перед тем, как задраить вход, все сходили по своим делам. Внутри пещеры тепло и тихо. Свод сделали гладкий, как яичко, чтоб не капало. В своде сделали дырку. У входа сделали газоотвод, чтоб лишнее самотеком уходило из пещеры. Витя, зачарованный спелеолог, снимает на камеру намерзания на скале. Варим опять «куре филиное». Ой, филе куриное. Да, сказанул я так разок в магазине, но продавщица поняла.

Мы, как самые умные, оставили снаружи ледорубы, палочки, а пока готовили пищу, верхнюю вентиляцию успело подзамести снегом. Свод пещеры оказался достаточно толстым, но, изловчившись, мы подручными средствами смогли проткнуть его. В четыре часа утра намечаем выход. Повалились спать. Вроде только улеглись – уже звенит будильник на Витином телефоне. Его мелодия за время пребывания на Камчатке порядочно нас достала. С собой берем веревку, пару-тройку ледобуров. У каждого кошки, ледоруб и палочки, литровый термос с чаем, перекус, пуховка. Поев, выползаем из пещеры, а снаружи хоть глаз выколи. Спасает только фонарик. Но мы уже знаем, куда нам идти. Идем долго. Кошки пока не надеваем. Темнота поднадоела. Все ждут малейшего просветления. Видимости нет, и ветер несильный. Какая-то туманная мгла над горой. Каждый взлет кажется стеной. Немного жутковато. Решаем присесть, попить чайку. Надеваем пуховки и, как наседки, рассаживаемся за выступом скалы. Кто-то начинает дремать. Пора, думаю, надеть кошки. А то идешь, дальше пяти метров ничего не видишь. Нужно любое препятствие встретить с готовностью. Снимаем пуховки, достаем ледорубы и двигаемся дальше. Натыкаемся на крутую заснеженную осыпь. Долго ползем по ней и подходим под какой-то скальный бастион. Господи, как котята в темноте. Но уже светает. Идем справа от большого кулуара. Позже я посмотрел тот кулуар на фотографии и сравнил с правым кулуаром, к которому мы изначально шли от «бочек». Этот большой кулуар казался узеньким ручейком по сравнению с тем, правым. Да, масштабы горы впечатляют! Бастион обходим слева по кромке кулуара. Ох, и круто тут лазать в темноте на передних зубьях с ледорубом по фирну. Выходим на более-менее ровное место, и я достаю веревку. От греха подальше. Дальше идем «паровозиком». Выползаю на скальный гребень из кулуара. Идем по гребню. Скально-фирновый хаос. Уже довольно светло, и мы уходим с гребня направо, на фирновый склон. Ползем по кромке у скал. В неприятных местах забрасываю веревку за выступы. Катиться есть куда. Еще одна особенность Корякской сопки – это сильно выступающие над кулуарами гребни, а так как мы идем по кромке кулуара у гребня, то приходится идти как краб – полубоком.

Из Петропавловска-Камчатского отчетливо был виден отрыв огромной «доски» на склоне Козельского вулкана. По словам Биченко Александра доска толщиной около шести метров.

Выйдя на приличный по крутизне склон, пришлось подстраховывать через ледоруб парней и себя. Потом снова выскочили на гребень, на скально-фирновый хаос, так как по кулуару стало идти опасно. Гребень, уходящий к вершине, в этом месте круто обрывался по обе стороны в соседние кулуары. И тут снова сюрприз.

Интересная зимняя двойка А! Я бы тройку дал минимум уже за то, что мы уже пролезли. Сюрприз необычный – на гребне торчал фирновый гриб метров пять высотой. Обойти можно его только справа, но как его обходить – непонятно. Эта скала была обработана сильнейшим морским ветром со снегом, отчего образовались очень твердые ледяные заструги, которые торчали, как ветки у заснеженной елки. С одним ледорубом лезть неприятно. Пришлось прорубать путь и очень осторожно, со страховкой, облазить это все дело траверсом: одной рукой хватаешься за застругу, в другой руке ледоруб, которым очень сложно зацепиться за эти штуковины. Как тут Паша с Витей полезут – не знаю. Знаю одно, что восхождение затягивается. Уже час дня, а спускаться там, где мы шли, не впечатляет. Высота уже около 3000 м – мы уже выше Авачи. Вокруг туманная мгла и несильный ветер. Забавно смотрится солнечный диск сквозь эту пелену – как большая лампочка.

Недостаточная акклиматизация сказывается. Апатия. Но двигаться вверх можно. Паша уже тоже идет через силу, но пока прет. Виктор явно смущен выбранным маршрутом и высотой. Если эту высоту переводить в континентальную, то получается, что мы уже на 4500 м забрались - здесь можно смело плюсовать 1500 м, тем более зимой. До вершины еще прилично, непонятно какие еще сюрпризы есть на гребне, и мы решаем спускаться вниз, в Петропавловск, зализывать раны. Для следующего рывка.

Далее >>


Поделиться ссылкой

Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999-2017 Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100