Добро пожаловать !
Войти в Клуб Mountain.RU
Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

Чтобы быть в курсе последних событий в мире альпинизма и горного туризма, читайте Новостную ленту на Mountain.RU


Всего отзывов: 2 (оставить отзыв)
Рейтинг статьи: 4.00


Автор: Павел Павлович Захаров, Москва

Павел Николаевич Лукницкий – человек феерической судьбы и многих достижений

Лукницкий Павел Николаевич (1902, Петроград – 1975, там же). В 1934 году был избран членом Союза Писателей СССР. С 1958 являлся членом ревизионной комиссии Союза Писателей РСФСР. Заслуженный работник культуры Таджикской ССР (1970).

Как мсожет показаться странным такое стихотворное начало описания жизненных коллизий великого русского писателя и поэта Павла Николаевича Лукницкого, но мы все же позволим себе такую вольность. Итак:
Породы Памира с породой поэтов
Еще не роднились. Но я не о том!
Замысловатей любого сюжета
Был путь мой развернут кашгарским конем.
Эти строки из стихотворения «Испытание» оказались провидческими. «Замысловатость» жизненного пути Лукницкого на самом деле связана с особенностями его натуры, которые совпали с особенностями жизнеустройства нашего государства на протяжении столетия. Свидетельства этих совпадений – в легендарном архиве Лукницкого, в его книгах, еще детальнее - в дневниках начиная с 1914 года, когда одиннадцатилетним мальчиком Павел записывает парижские (и не только) впечатления, приехав накануне первой мировой войны во Францию с матерью, Евгенией Павловной Бобровской, художницей по фарфору и одной из первых трех женщин-автомобилисток Петербурга. Она, кстати, первой поднялась в воздух на аэроплане Уточкина - среди семейных реликвий сохранился памятный знак, врученный отважной петербурженке в честь этого события. Отец же Павлика, Николай Николаевич Лукницкий, член-корреспондент Академии архитектуры, доктор технических наук, инженер-генерал-майор не принимал участия в вояжах своих близких, не умея отвлечься от службы.

Так получилось, что вынужденные путешествия главы семейства выработали у всей семьи привычку эпистолярного стиля общения (русский эпистолярный стиль, изобилующий аллюзиями, метафорами и другими красивыми стилистическими приемами). Эта потребность стала традицией. Тринадцатилетний Павлик следовал примеру предков. Довольно трудно провести границы между увлечениями и серьезным отношением к поэзии, прозой, путешествиями и альпинизмом. Часто грани между ними столь тонки, что трудно с первого раза четко определить эти границы.

В феврале 1917 года, на волне революционных событий, Лукницкий прекращает учебу и идет работать на Охтинский пороховой завод. Затем, прибавив себе 2 года, становится рабочим на строительстве железнодорожного моста через реку Волхов и других участков железных дорог в окрестностях Петрограда, уже в 16 лет он — помощник машиниста паровоза. В первые послереволюционные годы Лукницкий перепробовал множество профессий: разносчик и продавец газет, слесарь, грузчик, кочегар ему принадлежат выразительные фотографии, запечатлевшие городскую жизнь эпохи Гражданской войны. В феврале 1920 года Павел Лукницкий добровольцем едет строить железную дорогу Александров-Гай–Эмба (Алгемба) к месторождению нефти на Эмбе в Заволжье.

Стихи он начал писать в 1922 году, и первый свой сборник выпустил в 1927 году. С 1924 по 1929 год входил в ближайший круг друзей поэтессы Анны Ахматовой и был ее доверенным лицом и верным другом, в этот период почти ежедневно вел дневник, описывая жизнь и окружение Ахматовой. В дальнейшем эти записи легли в основу его книги «Акумиана - встречи с Анной Ахматовой». Не по его воле, или какой то другой вине, публикация этой книги отодвинулись, и она была издана лишь в начале 1990 годов.

Анна Ахматова. Фото подарок Лукницкому на память о Гумилеве

В 1922 году Павел Николаевич поступил в университет на филологический факультет. На факультете он задержался не на долго, но именно там, он приобрел знакомства со многими известными российскими писателями и поэтами. После ухода из университета он продолжал учебу (1922-1924) в Ленинградском институте живого слова (!).

Официальное уведомление об открытии Института живого слова и первого набора студентов

Избранный ректором института Всеволодский-Гернгросс отличался живым и ярким слогом. Потом он говорил, что когда его спрашивали, чем же он заведует? Его ответ повергал спрашивающего в глубокое удивление: - «Институт... Живого... Слова»... - «Как? Чего - живого?» - «Слова...» - «Мне послышалось живорыбного садка... Живое... гм... гм... слово... За живое берет...».

Открытие Института состоялось 15 ноября 1918 года, а 20 ноября началось чтение лекций. На открытии в роскошной зале дворца великого князя Владимира Александровича, где была цела еще вся обстановка, говорились, как водится, речи. Начал Гернгросс и объявил, что в жизнь вступает новое ученое и учебное учреждение, имеющее своею целью культуру живого слова. «Всем известно, - продолжал он, - что до 1864 года у нас громко разговаривать могло только небольшое сословие актеров. С открытием гласного суда получила возможность громко разговаривать еще небольшая группа - адвокатов. С 1905 года с открытием Государственной Думы появились даже курсы ораторского искусства. Наконец революция распахнула двери для разговора. Говорить должны массы и все Вы…. И вот - заведение!».

1928 год стал годом рождения Лукницкого, как альпиниста. Лучшим своим походом по Кавказу считает маршрут, пройденный вместе с Николаем Тихоновым и Вениамином Кавериным: Сванетия, Дигория и Абхазия. Тихонов в одной из бесед о результатах этого похода прямо заявил, что считает Лукницкого весьма одаренным альпинистом, у которого будет вполне успешное будущее. 1929 год – опять путешествие по Кавказу, на этот раз руководителем группы.

Лукницкий начинал свой поэтический путь, как поэт, испытавший влияние акмеистов. Акмеизм (от греч. akme)— высшая степень чего-либо, расцвет, зрелость, вершина, остриё - одно из модернистских течений в русской поэзии начала 1900-х годов, сформировавшееся, как реакция на крайности символизма.

И в большей мере, Лукницкий был человеком-эпохой. Он был ровесником века, очевидцем и летописцем событий, «которым не было равных». Его жизнь порой походила на сложно сплетенный роман с множеством сюжетных линий и приключений и была настолько яркой и насыщенной, что ее с лихвой хватило бы на многие другие жизни. В ней замысловато переплетались путешествия и географические исследования открытия новых пиков и ископаемых бои с басмачами, плен и дерзкие побеги множество любовных романов в бурной юности и рыцарское поклонение всю жизнь одной Прекрасной даме - Анне Ахматовой. И еще. В своем увлечении поэзией, он безоговорочно боготворил Николая Гумилева. Эта любовь сквозит в юношеских стихах Лукницкого, подражателя своего кумира.

Еще одним поэтическим увлечением Лукницкого было собирательство произведений, рукописей, черновиков и записочек на листках бумаги, которые можно еще было найти при и после жизни Николая Гумилева, которого он боготворил. При содействии Анны Ахматовой написал курсовую работу «Труды и дни Николая Гумилева» (1925), стал первым биографом Н.Гумилева. Собрал уникальную коллекцию рукописных материалов поэтов Серебряного века, которая была передана в Пушкинский дом семьей Лукницкого в 1997 году. В России Николай Степанович Гумилев прошел самое страшное испытание — насильственным забвением. Его стихи не только запрещали, но за книги Гумилёва ссылали в концлагеря. Много лет провел в совдеповских лагерях и сын поэта Лев Николаевич, ученый с мировым именем, лишь за то, что носил фамилию отца. Сидел и младший сын, хотя носил фамилию матери.

Революция открыла новые возможности для юного романтика, и он с головой окунулся в трудовой энтузиазм первых послереволюционных лет. После окончания войны в 1921 году Лукницкого направили в Ташкент, и он поступает в Туркестанский народный университет, где становится членом первого литературного объединения в Средней Азии «Арахус» (Ассоциация работников художественного слова). Здесь он встречает своего будущего друга и наставника Бориса Лавренева.. В 1922 году он переводится в Петроградский университет, где происходит встреча, определившая в дальнейшем путь Лукницкого, как поэта и исследователя. Он познакомился с Михаилом Лозинским и Владимиром Шилейко — поэтами, переводчиками, историками. Видя неподдельную увлеченность молодого поэта творчеством Гумилёва, они предложили Павлу написать работу о Николае Гумилёве. Удивительное время, когда это еще было возможно — писать о расстрелянном в 1921 году поэте (времена были еще вполне «вегетарианские», по выражению Ахматовой). Павел Николаевич с огромным энтузиазмом и воодушевлением принялся за дело и по рекомендации Шилейко обратился за помощью к Анне Ахматовой. Первая встреча состоялась в декабре 1924 года в Мраморном дворце, где в то время жила Анна Андреевна. Павел Лукницкий стал вскоре у нее частым гостем, а в дальнейшем ее секретарем, близким другом и поверенным в делах. Лукницкий проделал колоссальную работу по сбору ценнейшей информации о жизни и творчестве Николая Гумилёва, и в собирательстве уникального архива Серебряного века. В результате университетская курсовая работа переросла в рукописный двухтомник «Труды и дни Н. С. Гумилёва». И все это происходило в те времена, когда фамилия Гумилев по своему рангу вполне подходила под аресты, ссылки, тюрьмы и прочие неудобства жизни.

Последняя фотография Гумилева сделанная в ЧК

И в советское время интеллигенция не прекращала попыток реабилитировать имя Гумилева, добиваясь пересмотра предъявленных ему обвинений. Биограф поэта П. Лукницкий активно участвовал в этом. Когда наступили перестроечные времена (1985-1986 годы), добиваться реабилитации стало легче. Дмитрий Лихачев писал письма генпрокурору СССР с просьбой составить протест и направить в Верховный суд. И лед тронулся.

30 сентября 1991 года Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РСФСР рассмотрела протест Генерального прокурора СССР Н.С. Трубина на постановление Президиума Петроградской губернской чрезвычайной комиссии от 24 августа 1921 года о приговоре Гумилева к расстрелу.

В 1925-1929 годы провел в многочисленных поездках по Крыму, Кавказу и Туркмении. С 1930 года, он участвовал в экспедициях по Памиру этот район и стал с тех пор темой его творчества. В одной из экспедиций открыл несколько пиков, в том числе пик Маяковского.

1930 год: Памирская геологоразведочная партия исследует район в поисках месторождения лазурита. Из города Ош экспедиция отправилась в путь на лошадях по Восточно-Памирскому тракту. В районе перевала Талдык произошла стычка с басмачами. Организаторы экспедиции Юдин и Лукницкий были взяты в плен, но через пару дней освобождены отрядом красноармейцев. Исследовав Восточный Памир и Аличурскую долину, они прибыли в Хорог. В те времена было известно лишь одно месторождение лазурита, в горах Афганистана. Среди шугнанцев ходила легенда о существовании высоко в горах лазуритовой скалы. В кишлаках нашлось несколько местных жителей, которые согласились сопровождать экспедицию к этому месту. По трудным и опасным тропам долин рек Шахдара и Бадомдара они отправились на поиски, увенчавшиеся успехом: была обнаружена заброшенная древняя шахта. Первые образцы советского лазурита вывозили оттуда не только на ишаках, но люди несли добытое на себе. От месторождения лазурита Лукницкий поднялся на ледник Ляджуардара, составил приблизительную схему хребта и сделал первые зарисовки высокой безымянной вершины, (пик Трехглавый), которая после войны (1947) была переименована в пик Маяковского.


П. Лукницкий на Памире.
перед открытием пика
Трехглавого.1932 год.

Пик Трехглавый открытый
П.Н.Лукницким.
последствии – пик Маяковского)
(в Фото Рыкалов П.В

Насыщенная переездами жизнь и смена различных по характеру районов страны, сделали Лукницкого легким на подъем. Первые его «домашние» путешествия относятся к многодневным прогулкам по Крымским горам. Так же как первые пробы сил в литературе, привели его к знакомству с Николаем Тихоновым и Вениамином Кавериным. В 1928 году вместе с ними, П.Н.Лукницкий, совершает свое первое горное путешествие – пешком они прошли через Сванетию, затем - Дигорию и, наконец - пришли в Абхазию. Горы овладели мыслями писателя и поэта. Осень 1929 – он вновь путешествует по Кавказу. Весной 1930 получает неожиданное приглашение участвовать в геологоразведочных работах на Памире. За оставшийся месяц до поездки, Лукницкий перерабатывает буквально гору литературы о Памире. Согласие на эту экспедицию стало «роковым» для П.Н.Лукницкого – теперь одной (кроме литературы) и постоянной привязанностью станут для него еще и горные вершины Памира. Первая его Памирская экспедиция 1930 года чуть не закончилась трагически – нападение на лагерь экспедиции местных басмачей, гибель одного из участников, плен и побег из плена. Весной 1931 года Лукницкого приглашают в большую экспедицию Центрального геолого-разведочного института на должность старшего коллектора и одновременно исполнять обязанности – заместителя начальника экспедиции. В составе экспедиции был и новый товарищ Лукницкого – Георгий Юдин. Как знатоки района, они помогли пограничникам провести караван с продовольствием в 5000 голов верблюдов (!) через перевалы Талдык (3651) и Кызыларт (4280)! Так начинался знаменитый Памирский тракт. Здесь-то Лукницкий и обратил внимание на высокие горы, которые он многократно наблюдал на западе (на картах они не были отмечены!).

В 1931 году он и Юдин были приглашены консультантами пограничной службы (в это время активно оборудовались погранзаставы на Государственной границе). Поскольку такая работа, имела весьма большой объем, то они предлагают использовать для этого имеющиеся в наличии автомашины. Вскоре, два полуторатонных «Форда» преодолели Алайский хребет, там, где проходила вьючная дорога через перевал Талдык (3651). Это было первое появление автомашин в высокогорной части Памира – 14 июля машины пришли на «пост Памирский». Через несколько дней, одну из машин уже встречали в Хороге. Еще в конце 70-х годов минувшего века в Андижанском автохозяйстве работали два шофера Гончаров и Стасевич, которые первыми провели автомашины по линии будущего Памирского тракта.

Его новый товарищ - Георгий Юдин соблазняет Павла Лукницкого легендами древнего Шугнана о синем камне – лазурите. И они действительно нашли его в верховьях реки Пяндж на высоте 4750 метров! Отобранные образца лазурита они привезли в Ленинград и вручили их академику Александру Евгеньевичу Ферсману! После первых проб он подтвердил высокое качество привезенных образцов породы. Геологические результаты разведки были весьма успешными – была организована промышленная добыча лазурита в ущелье Шахдары. Осенью 1931 года ему позвонил из Москвы бывший управделами СНК РСФСР, знаменитый исследователь Памира, академик Николай Петрович Горбунов и пригласил его принять участие в Комплексной Таджикской экспедиции АН СССР на Памире в сезоне 1932 года, сначала начальником организационно-хозяйственного отдела, а чуть позже принять должность ученого секретаря экспедиции. Присоединившись в Хороге к своей группе, Павел Николаевич отправился с караваном вниз по Пянджу в третий раз, преодолевая зыбкие и опасные овринги (искусственные висячие деревянные мостки на отвесных скалах), вышел на реку Ванч. Поднялся к ее истокам и по леднику Географического общества, а затем через перевал Кашалаяк выходит к леднику Федченко. Там была запланирована встреча с Горбуновым, чтобы определить место строительства высочайшей в мире гидро-гляцио-метеорологической обсерватории, которая в следующем году (1933) была построена и работала до последнего времени, принимая каждую осень новую смену зимовщиков. Затем Павел Николаевич вместе с Н.П. Горбуновым спустились к Калай-Хумбу и далее к кишлаку Роноу, откуда через два тяжелейших перевала они вышли в Муминабад, потом в Куляб и отсюда, из Южного Таджикистана, прибыли в Душанбе и отправились в Москву.

За свои открытия и исследования проведенные в 1931 году, П.Н.Лукницкий был награжден грамотой Совнаркома Таджикистана – «За самоотверженное, полное энтузиазма, энергичное участие в работах партии и оказанное содействие успехам экспедиции».

Зимой 1931-1932 по приглашению академика А.Е.Ферсмана, Лукницкий принимает участие в его небольшой экспедиции в Монче-тундру (там, где сейчас стоит город Мончегорск). Экспедиция находит в этом пока «белом пятне» хребет Нюдуайвенч и Лукницкий привозит в Москву образцы медно-никелевой руды (теперь там работает рудник).

В ходе работ КТЭ Лукницкий получает разрешение Горбунова на продолжение своих исследовательских работ по «белому пятну» Южного Памира. Там он открывает 4 неизвестных ледника и в Шахдаринском хребте вершину высотой 6095 м и дает ей название «Трехглавый пик». После первого восхождения (из ущелья Ростоу-дара) группой советских альпинистов под руководством Владимира Буданова в 1947 году, пик был переименован в честь поэта Владимира Маяковского.

В марте 1933 года Государственное Географическое Общество вручило А.Н.Лукницкому уведомление следующего содержания: «Государственное географическое общество, желая пользоваться участием Вашим в трудах своих, избрало Вас 28 февраля с.г. своим действительным членом, о чем и уведомляет Вас». (Теперь это общество называется Русское Географическое общество). Действительным членом его, Павел Николаевич был до конца жизни.

1934 – Лукницкий снова в составе экспедиции Академии наук СССР и снова отправляется на Памиро-Алай, где совместно с И.Н. Горбуновым и Д.И. Щербаковым, исследует районы рек Исфары и Сох, озера Искандеркуль и Карамазарский район. Эта экспедиция сыграла решающую роль в зарождении и развитии всей науки в Таджикистане. Перед этим он еще работал консультантом на съемках кинокартины «Лунный камень», проводимых «Ленфильмом» на Зеравшане, Фандаре и в районе Искандеркуля.

Период 1935-1940 годов – характерен активным участием П.Н.Лукницкого в многочисленных экспедициях по Казахстану, Заполярью, он исследует Северное побережье Ледовитого океана и ищет золото в Восточной Сибири. От первого до последнего дня Великой Отечественной войны Лукницкий был военным корреспондентом. Его первая корреспонденция из осажденного Ленинграда была помещена в газете «Правда». Затем, в качестве специального корреспондента он выезжает на Север и представляет ТАСС – на Ленинградском и Волховском фронтах, с осени 1944 года он на 2-м и 3-м Украинских фронтах. Участвовал в боях, дважды был контужен.


П. Н. Лукницкий –военное фото.

Лукницкий в блиндаже на передовых позициях
81-го стрелкового полка
54-й стрелковой дивизии.
Июль 1941 года

Павел Лукницкий в освобожденном Будапеште.

После войны жил в Москве, но долгое время ежегодно уезжал в Среднюю Азию. Лукницкий много сил отдает писательскому труду. В 1952 повторяет свои маршруты по Западному, Юго-Западному и Южному Памиру. В 1967 он приезжает на строительство высотной плотины ГЭС на Нуреке.
Большой знаток и поклонник таджикской культуры и поэзии армейский альпинист Виктор Павлович Некрасов давно вынашивал идею присвоения одной из безымянных вершин имени известного путешественника и писателя П.Н.Лукницкого – участника первых Памирских экспедиций и автора более ста литературных произведений о Таджикистане. Такой вершиной оказался пик 5800 в центральной части Шахдаринского хребта на который было совершено п/в по Сев. ребру 5Б к.с. под рук. Майора В.Некрасова в 1975 году (участники группы: Л.Матюшин, В.Старлычанов и О.Федоров). Являясь большим поклонником творчества Павла Николаевича Лукницкого и отмечая его заслуги в освоении неизученных районов Памира, армейские альпинисты дали этой безымянной вершине имя Лукницкого.

Памир. Шахдарьинский хребет. Пик Лукницкого (5800)

Благодаря постоянному поиску и исследовательской деятельности В.П.Некрасова был открыт для альпинистов благодатный р-н для восхождений – Юго-Западный Памир. Группа армейских альпинистов под руководством В.П. Некрасова принимая участие в экспедиции «Малая география» в Шахдарьинском хребте способствовала открытию 3-го в стране и 4-го в мире месторождения ювелирного лазурита. Специалисты отмечали, что качество лазурита, месторождение найденное альпинистами, превосходит все известные в мире.

В мае 2005 года Музейный центр РГГУ проводил большую выставку, посвященную 60-летию Победы «Военные дневники писателя Павла Лукницкого: фотографии и фронтовые корреспонденции из семейного архива».
Представленные на выставке материалы – это легендарный архив Лукницких. В нем - не менее 10 тыс. писем, более 90 тыс. страниц дневников и около 100000 фотокадров

Этот архив – «увековеченная «одиссея» поразительного плавания по жизни», по выражению вдовы писателя, Веры Константиновны Лукницкой, автора книги «Перед тобой земля» (Книга вышла в «Лениздате» в 1988 году).

Особенность экспозиции Музейного центра, посвященной 60-летию Победы, определялась личностью Павла Лукницкого. Он не фотокорреспондент. Лукницкий - писатель. Билет, подписанный Максимом Горьким, был выдан ему в числе первых - 10 июня 1934 года. Но с фотоаппаратом Павел Николаевич не расставался всю жизнь, получив от отца фотоаппарат в подарок в 14 лет. Первые фотокадры Лукницкого - кадры революции и голода в Петрограде. Война на фотографиях Лукницкого - это война непосредственного участника сражений, это война, увиденная глазами документалиста и художника.

Павлу Николаевичу Лукницкому на память о Н. Гумилеве. Ахматова.1924.27 дек.

П.П.Захаров (по материалам книг П.Н.Лукницкого: «Памир без легенд», «Путешествия по Памиру», «Acumiana. Встречи с Анной Ахматовой», «Труды и дни Гумилева», Slova.org.ru, Музейный центр РГГУ, архив П. Лукницкого, публикации Льва Мирова, Wiki.Risk.RU, Lib.rug.ec, Alpklubspb.RU, ModernLi,.RU, RISK.RU, Moslit.RU, Megabook.RU . Фото – из публикаций Интернета)


Отзывы (оставить отзыв)
Рейтинг статьи: 4.00
Сортировать по: дате рейтингу

П.П. Захаров. Очерк о П. Лукницком

Статья хорошая и интресная, но я бы хотела исправить несколько фактических ошибок в статье. 1) В начале статьи размещено фото - некто в очках. Это фото В.К. Шилейко, второго мужа Ахматовой, а не Павла Николаевича Лукницкого 2) В Статье размещено фото Ахматовой. Оно сделано П. Лукницким в 1925 году, а не подарено ему Ахматовой. Автор этого фото П. Лукницкий. 3) Реабилитацией Н. Гумилёва Павел Лукницкий занимался в 1968 году, а в 91 году довел дело реабилитации Гумилёва до конца его сын Сергей Лукницкий.
 
П.П. Захаров. Очерк о П. Лукницком

Статья хорошая и интресная, но я бы хотела исправить несколько фактических ошибок в статье. 1) В начале статьи размещено фото - некто в очках. Это фото В.К. Шилейко, второго мужа Ахматовой, а не Павла Николаевича Лукницкого 2) В Статье размещено фото Ахматовой. Оно сделано П. Лукницким в 1925 году, а не подарено ему Ахматовой. Автор этого фото П. Лукницкий. 3) Реабилитацией Н. Гумилёва Павел Лукницкий занимался в 1968 году, а в 91 году довел дело реабилитации Гумилёва до конца его сын Сергей Лукницкий.
 

Поделиться ссылкой

Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999-2017 Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100