Добро пожаловать !
Войти в Клуб Mountain.RU
Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

Чтобы быть в курсе последних событий в мире альпинизма и горного туризма, читайте Новостную ленту на Mountain.RU
Люди и горы > Люди >


Всего отзывов: 0 (оставить отзыв)


Автор: Сергей Бойко, Москва

Четыре восьмитысячника - разом

Поднимаясь на высоту, наглядно – на себе чувствуешь смысл фразы выше 5 км заканчивается физиологическая зона атмосферы, и живут одни удавленники. Поэтому было бы интересно зайти и на 7, и на 8, и на почти 9 километров :)

Подняться выше 6 км не удалось снова, однако лучше уж в следующий раз. Можно, конечно, ставить над собой эксперименты, но, объявив побудку кашлем едва ли не всей деревне в 3.30 утра, я думал немного по-другому. В ответ на позывные в соседних комнатушках послышалась возня и ответное – разноголосицей – бухиканье.

Так что пока снова – около 5,5.

Поплутав немного в потемках, мы в свете фонариков пересекли по камушкам небольшой поток, питающий озеро, и добрались до подножия пика Гокио, который уходил вверх черной громадой. Странное ощущение! С одной стороны, Гокио совсем не большая гора в сравнении с рядом находящимися шести-, семи- и восьмитысячниками, с другой, придется подняться еще более чем на 500 метров и выйти на 5350, и это, особенно спросонья, как-то трудно поддается восприятию.

По сути Гокио не пик, а большой холм (по крайней мере с той стороны, с которой на него принято подниматься), расположенный в очень выгодной точке, с вершины видно сразу 4 восьмитысячника – высочайшие вершины мира и крайне интересные места не только в географическом, но и в историческом плане. Пока медленно топаю вверх, пыхтя как паровоз, и глядя то себе под ноги, то вокруг, то на звезды, в голове проносятся порою любопытные мысли.

***

Например, очень тяжело найти действительно интересную информацию о Непале вообще и об этом районе в частности. Больше всего книг и воспоминаний о стране написали альпинисты. Но для них самое важное – гора, поэтому все остальное подается либо крайне скупо, либо через призму восхождения, либо наблюдения носят отрывочный характер. Исследователи Непала тоже пишут каждый о своем – кто о гнейсах и известняках, которыми сложены горы, кто об эрозии почвы и т.д. А наблюдений «из жизни» практически нет.

Трекеры и туристы – здесь уже интереснее, но с оговорками. Нас стало слишком много, чтобы говорить о том, что мы видим аутентичный Непал (имею в виду людей, конечно же, а не горы) – слишком сильно все поменялось и продолжает меняться в угоду туризму и за счет глобализации. Это классическая проблема физики элементарных частиц – влияние наблюдателя на наблюдаемое самим фактом присутствия.

Говорят, раньше, если непалец вынимал из ножен нож кукри, он уже не мог его вложить назад, не нанеся удара. Сейчас кукри тысячами продаются в Катманду. Странно звучат слова молитвы Ом мане падме хум, положенные на попсовую мелодию, которую крутят везде в низинах Непала.
Очень странно прийти в высокогорную деревню и наткнуться на сексуальное меньшинство, выставляющее себя напоказ…

Рассвет. Внизу море облаков, через которые мы продирались несколькими днями ранее

Остается собирать по крохам интересные вещи в рассказах альпинистов, которые первыми попали в Непал после его открытия для иностранцев 60 лет назад. Ведь как ни крути, именно альпинисты делают здесь историю. С конца XIX века каждая большая гора стала не просто обиталищем духов и местом, о котором слагались легенды – тибетские, непальские, индийские, пакистанские и бутанские, но она также меняла судьбы и жизни людей.

***

Как уже отмечалось ранее, по всей видимости, местные никогда не задумывались о подъеме в обиталище богов, и горы оставались нетронутыми до недавнего времени. Однако это не совсем так. Был человек, которому подняться на «ту гору, над которой не пролетает ни одна птица», хотелось очень сильно. Настолько сильно, что он изменил в итоге судьбу целого государства, будучи простым неграмотным крестьянином. Это первовосходитель на Эверест шерп Тенцинг Норгей.

Тенцинг Норгей (фото найдено в сети)

Он семь раз пытался взойти наверх с различными экспедициями (с конца XIX века по 1953 год только англичане предприняли 10 попыток восхождения) и даже нелегально – со стороны Тибета в 1947 году в компании восходителя-одиночки канадца Эрла Денмана, которому путь в Непал и Тибет был закрыт. Неудавшееся восхождение было чистейшей воды авантюрой – Денман отправился к горе фактически без денег, с крайне скудным снаряжением и с крайне малым альпинистским опытом. Но Тенцингу было все равно – мечта подняться на Эверест затмевала все. Однако Денман не был безумцем и, когда оказался на горе и понял, что подняться это выше его сил, упорствовать не стал – ушел вниз.

Денман остался в живых, к счастью, не разделив печальной судьбы англичанина Мориса Уилсона, религиозного фанатика, который в 1934 году решил взойти на Эверест силой веры.

Морис Уилсон

С Уилсоном все обстояло значительно хуже. Хотя упорство и вера помогли ему перелететь из Европы в Азию на самолете в одиночку, несмотря на запреты многих стран (его справедливо считали безумным и не давали разрешений на пролет), альпинистская подготовка его ограничивалась горами Великобритании, и он даже понятия не имел о том, что такое кошки. Уилсон также проник на территорию Тибета нелегально, переодевшись тибетцем, и трижды пытался подняться на Эверест с севера – сначала с проводниками из местных, которые были поражены его упорством, затем, когда разум у проводников возобладал, – один.

Быть может, вера сворачивает горы, но Эверест… Да и верить все-таки стоит с оглядкой. Год спустя останки Уилсона нашли члены английской экспедиции. Его похоронили в одной из трещин ледника. Морис Уилсон, кстати, был первым человеком, захотевшим покорить Эверест в одиночку. Эту мечту удалось осуществить лишь 46 лет спустя…

(Кстати, фото Уилсона нормального размера я смог найти только в книге Месснера «Хрустальный горизонт».)

***

Смотрю наверх. В темноте размер горы и расстояние оценить невозможно, но выше по склону на безумной высоте вдруг видны светлячки двух фонариков – кто-то выбрался на Гокио раньше нас. Еще очень далеко идти, и мы вряд ли успеем до рассвета. И все же полпути мы прошли – из деревни вдоль берега озера по направлению к горе протянулась целая цепочка тоже едва различимых светляков – никак немцы пробудились.

Утренняя тишина заполняется паровозным пыхтением, легкие борются с нехваткой кислорода вовсю, и все же не успевают. Тогда приходится останавливаться и отдыхать. Дыхание довольно быстро нормализуется, но это лишь видимость – стоит из-под повязки на лице глотнуть воды, и это, казалось бы, незначительное усилие вызывает одышку. Фотографии удается делать, только продышавшись предварительно как следует, на задержке дыхания между ударами сердца, чтобы руки не дрожали. Кашель становится проблемой – трудно кашлять там, где мало воздуха.

Вершина Гокио. Ксюша. Тело. Натюрморт :)

***

В 20-е годы восхождениями в Гималаях занимались фактически только англичане (в Каракоруме – немцы и итальянцы). Англичанам и карты в руки, хотя, конечно, Британская империя и катилась к закату, но ее влияние было очень сильно. Линия противостояния двух империй – Британской и Российской – протянулась от Афганистана через Тибет на Дальний Восток, и на этом разломе в последние сто с лишним лет плелись такие интриги, что историкам еще долго предстоит разбираться – начиная от гибели Грибоедова, заканчивая Рерихом, который, работая сразу на несколько государств, лелеял мечту создать свою собственную Шамбалу и стать во главе ее.

Кстати, о Рерихе. Несмотря на всю его безумную эзотерику в смеси со шпионскими играми, Гималаи он рисовал потрясающе. На его картинах горы выглядят так, как на самом деле, каким-то чудом дух местности передан абсолютно.

С самого начала покорение величайших гор на Земле было делом в масштабе государств и даже борьбой идеологий. К 1950 году почти все белые пятна на картах были исследованы, Северный и Южный полюсы покорены, а так называемый «третий полюс» – высшая точка Земли никак не давался. Правительства снаряжали экспедиции, и горы «завоевывали», беря их в долгую осаду с помощью колоссальных людских резервов, снаряжения и установки промежуточных лагерей на пути к вершине.

Немцы бились за Нанга Парбат – фашисты мечтали установить флаг со свастикой на вершине этого восьмитысячника в Пакистане. Германия выделяла колоссальные средства альпинистам вплоть до того, что грузы для экспедиций доставлялись на место и сбрасывались «Юнкерсами», однако Нанга стала «горой судьбы» для Германии. Покорить вершину удалось лишь в 1953 году, а на склонах погибло более десятка лучших немецких альпинистов.

История восхождений на Эверест тоже началась с загадки, которая не разрешена до сих пор. В 1924 году англичане Джордж Мэллори и Энди Ирвин пошли на штурм вершины из высотного лагеря. Последний раз их недалеко от вершины разглядел один из членов британской экспедиции. Назад альпинисты не вернулись. Тело Ирвина не нашли до сих пор, а вот останки Мэллори были обнаружены на высоте примерно 8155 метров в 1999 году.

Споры о том, погибли альпинисты на подъеме или сорвались уже на спуске, не утихают до сих пор. Мэллори хотел оставить на вершине фотографию своей жены, и снимка при нем найдено не было. Не нашли и британский флаг, который также предназначался для вершины. Фирма Kodak, с аппаратом которой восходили альпинисты, до сих пор мечтает найти камеру и проявить пленку. С этой целью несколько лет подряд на гору организуют экспедиции. Фотографии тела Мэллори стали причиной большого скандала, потому что члены экспедиции пытались продать снимки за большие деньги.

Джордж Мэллори и его жена Рут (фото найдено в сети)

Дж.Мэллори и Энди Ирвин (фото найдено в сети)

Останки Мэллори. Его обнаружили со сломанной ногой и раной на голове (фото найдено в сети)

Тем не менее, опытные альпинисты говорят, что англичане со снаряжением того времени не могли дойти до вершины. В 2007г. американцы провели эксперимент – решили подняться на Эверест в одежде 20-х годов. Это им не удалось, поскольку снаряжение было очень тяжелым и громоздким.
В деревне Доле мы с Ксюшей видели вещи того времени. Ледоруб больше похож по размеру на колун и не имеет почти ничего общего с современными небольшими, легкими и изящными моделями. Ботинки с кошками тяжелые словно вериги, – в них, наверное, и на Гокио можно зайти с превеликим трудом.

***

На моих ногах сейчас легкие по весу трекинговые ботинки с высоким подъемом, я поднимаюсь абсолютно по бесснежному склону (нам очень повезло с погодой), и солнце встало уже настолько высоко, что можно фотографировать как следует. От Эвереста меня отделяют 30 километров, от Мэллори – более 80 лет, но чтобы понять, что двигало им, машина времени не нужна, горы за это время фактически не изменились.

Каково было здесь первым европейцам, если даже сейчас крышу сносит?..

Ниже панорамный вид. Слева восьмитысячник Чо Ойю, справа замыкает гряду гора Гьячунг Канг. Чтобы был понятен масштаб – расстояние между вершинами 10 километров по прямой. Внизу видны стекающие с гор молодые ледники сливаясь, они образуют ледник Нгозумпа.

Далее отдельными фотографиями, сделанными с вершины Гокио, пойдут фрагменты панорамы, соответствующие выделенным областям.

Гьячунг Канг немного «не повезло» – она не дотягивает до 8 км всего 80 метров, и поэтому не является объектом пристального внимания альпинистов. Эта трапециевидной формы гора высотой 7922 метра без ярко выраженной вершины очень интересна. В середине ее чудовищная по размеру воронка, как будто сюда угодил гигантский метеорит, или наоборот, взорвалось что-то мощное. Вопрос: как эта воронка образовалась? Я не знаю.

«Почти восьмитысячник» Гьячунг Канг (Ghyachung Kang)

Насколько известно, еще никто не пытался совершить восхождение из глубины воронки. В принципе это равносильно самоубийству со стопроцентной гарантией, так как лазание здесь будет небыстрым из-за голых скал, а воронка аккумулирует все сходящие по западному склону лавины.

Первовосхождение на Гьячунг Канг совершили японцы в 1964 году по кулуару северо-западного гребня в одну из седловин слева от вершины (см. предыдущее фото). Маршрут требует исключительных навыков скалолазания. На привале на высоте 7700 двое японцев сорвались в двухкилометровую пропасть, тела их найти не удалось. По всей видимости, их просто сдуло с горы штормовым ветром.

***

Вообще интересно. Гора становится последним пристанищем и одновременно памятником. Глядя на гималайские громадины, думаешь не только о величии жизни, но и о величии смерти, о неотделимости одного от другого и о вечности. А еще о том, что человек устроен так, что ему надо лезть на гору, потому что по-другому он не может. Мэллори в ответ на вопрос «почему вы идете на Эверест?» ответил просто: «потому что он существует». Желание временного приобщиться к вечному неиссякаемо.

***

Наглядно видно, как образуется ледопад и ледник. Снег под силой тяжести прессуется в глыбы льда, которые под сильнейшим давлением стекают вниз и находятся в постоянном движении – до нескольких метров в сутки. Ледопад создает очень большие проблемы на подступах к горе – многие альпинисты проваливаются в его трещины. Особенно знаменит своей «прожорливостью» ледопад Кхумбу с южной стороны Эвереста. Погибший на леднике альпинист вскоре исчезает бесследно. Но иногда бывает так, что по прошествии нескольких лет лед выталкивает на поверхность изуродованное до неузнаваемости тело.

Ледопад Гьячунг Канг – словно замерзший поток

Выглядит как игрушечный. Между тем можно поставить сюда даже дом, его просто не будет видно. Чтобы понять величину ледяных глыб, вот фото, найденное на просторах интернета: альпинист преодолевает трещину на ледопаде.

***

Потихоньку пыхтя, доходим до вершины и усаживаемся отдыхать, глядя по сторонам. Наверху практически нет снега и очень тепло – 15,5 градусов. Ни ветерка, погода изумительная. Вместе с нами на вершине около десятка человек, среди них несколько русских. В отличие от первых двух подъемов на такую высоту сейчас я испытываю лишь чувство глубокого удовлетворения и радости. Для большей эйфории надо теперь подняться выше. Что испытывает Ксюша, можно только гадать, – она впервые на 5300 и впервые видит такие горы.

Полазив по вершинным скалам, нахожу более-менее удобную точку съемки – с опорой на скалу, поскольку снимать на весу бесполезно: руки ходят ходуном. Пристраиваюсь на камне и на задержках дыхания выстреливаю по одному и тому же объекту сериями из 3-4-х кадров. Только так можно гарантировать, что один из снимков окажется четким.

Вид на деревню Гокио, три озера и ледник Нгозумпа. Мимо этих озер мы и шли сюда

Ветер и солнце моментально «старят» молитвенные флаги. Хорошо видна разница в цвете новых и старых флажков.

Вершина Чо Ойю – Богини бирюзы

Гребень, ведущий к основному массиву Чо Ойю. Средняя часть — мощный скальный бастион такой крутизны, что снег не держится

Белое безмолвие. Один из фрагментов гряды. На задней стене четко видны контуры на снегу, откуда недавно отрывался снег и сходили лавины

Еще один фрагмент подступов к горе. Участок снежного спокойствия высотой в несколько этажей

К западу от Гокио возвышаются зубчатые и в основном безымянные вершины высотой более 5500. Как раз за ними идет тропа к перевалу Нангпа в Тибет. Солнце еще не поднялось высоко, и небо на западе почти черное.

А это, если не ошибаюсь, пик Чамар (Chamar) 7200 метров с копейками, западный сосед Чо Ойю. Как и Чо, Чамар пограничная гора между Непалом и Тибетом

Ну, и наконец Эверест (тибетск. – Джомолунгма, непальск. – Сагарматха)

Его классическая пирамидальная форма узнается сразу. Интересно, что почувствовали бы египетские фараоны, случись им увидеть пирамиду высотой 8850 метров?

Раньше пути восхождения на гору проходили по левой стороне – из Тибета, когда же в 1950 году был свергнут правивший в Непале клан Рана (клан премьер-министров, захвативших власть и сидевший у руля около 100 лет), вернувшийся к власти король разрешил альпинистам подходить к Эвересту через долины Солу и Кхумбу. Тибет же надолго закрылся, потому что туда пришли НОАК (Народная освободительная армия Китая) и Мао.

В течение последующих 10 – 15 лет вслед за далай-ламой в сопредельные государства из Тибета через Гималаи бежали более 100 тысяч тибетцев. Исход, собственно, продолжается и сейчас.

Южная сторона Эвереста более крутая, чем северная, сама вершина горы находится на территории Тибета. Сейчас поток восходителей больше идет по правой, непальской стороне, несмотря на то, что стоимость восхождения колеблется в пределах 50 – 70 тысяч долларов, причем 10 тысяч из них надо заплатить за разрешение на подъем. Китайцы берут за разрешение чуть ли не вдвое дешевле, но подступы со стороны Тибета к Эвересту труднее.

Эверест, справа на переднем плане трезубец семитысячника Нупцзе, из-за него выглядывает восьмитысячник Лхоцзе

Черно-белое фото – чтобы глаза отдохнули от синевы :) На Нупцзе (в переводе «западный пик») высотой 7879 метров впервые поднялись англичане в 1961 году. Лхоцзе (в переводе «южный пик») высотой 8516 метров – 4-я по высоте вершина мира, на нее сумели взойти швейцарцы в 1956 году.

***

Что такое Эверест?.. Вершиной он почти упирается в стратосферу. На этой высоте воздух настолько разрежен, что керосин не горит, а человеку, чтобы сделать один шаг, необходимо вздохнуть более пятнадцати раз (на 5500 можно обойтись 3–5 вздохами чувствую себя кумом Тыквой :)). Мозг получает так мало кислорода, что по умственным способностям взрослого здорового мужчину можно приравнять к слаборазвитому ребенку. Восходители, идущие без искусственного кислорода, страдают от галлюцинаций.

У альпинистов высота более 8 километров называется «зоной смерти». Скорость ветра на Эвересте доходит до 200 км/ч, температура может падать до минус 60. Любая болезнь становится фатальной в течение нескольких часов. Из-за обезвоживания, недоедания, мороза и тяжелейшей работы в условиях кислородного голодания организм теряет от килограмма и более веса ежедневно. Пребывание на этой высоте более трех суток может иметь необратимые последствия для организма.

Спуск с таких высот пострадавших и тем более погибших восходителей фактически невозможен – сами спасатели имеют все шансы остаться на горе навсегда. Любая помощь пострадавшим является, как правило, просто продлением их агонии. Подавляющее большинство погибших либо остается на склонах горы, либо хоронится здесь же, но Эверест, как и другие большие горы, своенравен и время от времени «выставляет» чье-нибудь тело на всеобщее обозрение. Так как похороны на такой высоте – очень трудное занятие, на пути подъема встречаются вмерзшие в снег тела альпинистов.

Эверест брали в осаду год за годом все более мощные экспедиции, пока наконец в 1953 году наверх не взошли первые люди – новозеландец Эдмунд Хиллари и шерп Тенцинг Норгей. При подъеме они пользовались искусственным кислородом. Восхождение сразу стало не только историческим фактом, но и фактом большой политики, что имело очень большие последствия для первовосходителей.

Эдмунд Хиллари и Тенцинг Норгей (фото найдено в сети)

Тенцинг родился в Непале, но почти все время жил в Сиккиме в городе Дарджилинге, там же жили и остальные выдающиеся шерпы-восходители. Это было связано с тем, что практически все экспедиции на Эверест проходили через Сикким (Непал был закрыт), набирали здесь шерпов и носильщиков и отправлялись далее в Тибет, к северному склону Эвереста. Слава шерпов колоссальна. Все ранние экспедиции (и многие сейчас) проходили при участии шерпов – не важно, было это в Пакистане, Непале или Индии.

Первое восхождение на Эверест приобрело политическую окраску практически тут же. Так как экспедицию организовали англичане, они решили приурочить ее ко дню коронации королевы Елизаветы, в связи с чем сообщение о победе над Эверестом было отправлено шифрованной телеграммой в Лондон, и только из Лондона несколько дней спустя весь мир узнал, что на Третий полюс Земли ступила нога человека. (Тенцинг потом писал, что чувствовал себя очень неловко перед королем Непала, который узнал о победе из сообщений британской прессы.)

Политические краски стали сгущаться с пугающей скоростью. Придавалось огромное значение, кто именно ступил на вершину первым – Хиллари или Тенцинг. Европейцам важно было знать, что это сделал англичанин (хотя Хиллари – новозеландец), чтобы подтвердить хотя бы так свое превосходство. Индийцам и непальцам важно было знать, что первым был Тенцинг, ведь таким образом можно было утереть нос Великобритании, которая мучительно и болезненно расставалась с самой большой своей колонией под названием Индия и теряла влияние в регионе.

Однако штурмовавшие горы люди были в первую очередь альпинисты, поэтому они приняли совместное заявление, которое привело в негодование всех политиков, а именно, что на вершину Хиллари и Тенцинг ступили одновременно. Действительно, с точки зрения нормальных людей, нет никакого значения, кто первым потревожил вечный покой Джомолунгмы, потому что на гору восходила связка Хиллари – Тенцинг, и эта связка покорила вершину.

Впрочем, оба восходителя не делали никакой тайны, и, когда через несколько лет страсти поулеглись, рассказали свою историю. Первым шел Хиллари – как более опытный альпинист. Тенцинг страховал его. В современных американских худфильмах о восхождениях бред политкорректности продолжается – главные герои фильмов обнимаются в трех метрах от верха и идут строевым шагом, чтобы стать на вершину действительно одновременно. Жаль, что этот видеоряд не дополняется дебильным закадровым смехом, здесь бы он был уместен.

Проблемы для Тенцинга начались с англичан, Елизаветы и коронации и продолжились на местной почве – его стали рвать на части Индия и Непал. Политики последнего заявляли, что Тенцинг – коренной непалец (хотя шерпы – это вообще тибетская народность, живущая и в Непале, и в Тибете), индийские же политики отвечали, что он уже давно живет в Индии. Чтобы хоть как-то покончить со всяческими инсинуациями, Тенцингу пришлось спрятаться за красивой фразой: «я родился в чреве Непала и вырос на коленях Индии». Впрочем, так как Тенцинг был неискушен в политических делах, он все равно то и дело попадал в ловушки, сам того не желая, поскольку его просто использовали.

Но долой все политические дрязги. Так и поступили восходители. Хиллари основал фонд, с помощью которого сумел построить в Непале не одну школу и больницу. Тенцинг организовал и возглавил в Сиккиме школу альпинизма – первую школу для альпинистов азиатского региона. Создание школы взял под свой контроль Джавахарлал Неру.

К сожалению, еще одной проблемой Тенцинга стала популярность Гималаев. Впоследствии он писал, что больно видеть, как быстро под влиянием туризма меняется жизнь Непала и в особенности его родных мест – долин Солу и Кхумбу как шерпы, не имеющие письменности, забывают свой язык как вырубаются на костры деревья как замусоривается уникальная природа как определяющим мотивом становится зарабатывание денег, а слово «бакшиш» все чаще слышится вместо «здравствуйте»…

Вершина Эвереста. Сегодня тепло и безветренно. Надеюсь, те, кто сегодня шел наверх, сумели благополучно подняться и спуститься

***

Логическим развитием альпинизма до абсолюта стало желание подняться на Эверест, во-первых, без кислорода, во-вторых, сделать это в одиночку. Сейчас такая мысль воспринимается более-менее нормально, но в 70-е годы была абсолютным нонсенсом, поскольку считалось, что на высоте более 8,5 километров человек без кислорода не может существовать, а альпинисты действовали по стереотипам «восхождение – дело команды» и «гору надо брать измором».

Человеком, который разрушил оба стереотипа и перекроил основы альпинизма, стал тиролец Райнхольд Месснер. Он по праву может называть Эльбрус «горнолыжным холмом» и посматривать снисходительно на коллективные восхождения. Он ввел в обиход понятие «альпийский стиль восхождений» – когда собственно штурм горы осуществляется всего за несколько дней. Месснер – был первым, кто поднялся на все 14 восьмитысячников планеты, причем сделал это без кислорода, с минимумом снаряжения, а на две горы – Нанга Парбат и Эверест он взошел один.

Райнхольд Месснер (фото найдено в сети)

По натуре он одиночка. Как всякий сильный человек, имеет своих почитателей и недругов. Жуткий шум поднялся после того, как он с напарником по связке Петером Хабелером поднялся в 1978 году на Эверест вопреки мнениям всех здравомыслящих людей – врачи и ученые в один голос заявили, что назад альпинисты не вернутся, а если и вернутся, то станут идиотами после пребывания на высоте 9 км без кислорода. Месснер вспоминал, что в аэропорту многие провожали его словно в последний путь. Но он знал, что делал. Потому, отсиживаясь в палатке на высоте 8500 метров в жуткий шторм, передавал вниз по рации обеспокоенным друзьям: «не волнуйтесь, я и не в таких передрягах бывал, ничего со мной не случится».

Однако «кислородный стереотип» оказался настолько сильным, что еще несколько лет спустя большинство людей, несмотря на доказательства, отказывались верить, что Месснеру удалось бескислородное восхождение. Применение маски «снижает» высоту 8900 метров до уровня примерно 6400 метров. Но Месснер говорил, что ему интересно побывать не на шести километрах, а именно на восьми. Кроме того, если кислородный аппарат откажет при восхождении, очевидно, чем все закончится.

Второй «жуткий шум» начался после того, как спустя два месяца после Эвереста Месснер в одиночку и опять же без кислорода поднялся на Нанга Парбат. После этого жуткий шум не утихал и не утихает до сих пор, особенно после того, как Месснер заявил, что ходит в горы не во славу своей страны или какой-либо политической партии, но исключительно ради самого себя. По этой причине, кстати, функционеры от советского альпинизма очень не любили слышать об этом альпинисте.

В 1980 году он поднимается в одиночку на Эверест со стороны Тибета. На покорении всех восьмитысячников Месснер не останавливается, впоследствии он пересекает пешком пустыню Такла-Макан, пересекает Антарктиду, доходит до Северного полюса и т. д.

***

Мне деятельность Месснера импонирует еще и потому, что он ухитрялся обойтись по приезде в Непал разрешенными к провозу 25 кг багажа и уходил с очередной вершины, не оставляя следов.

За последние 55 лет альпинисты оставили на Эвересте около 50 тонн мусора. Отходы на некогда чистейших ледниках начинают загрязнять воду. Не так давно власти Непала ввели правило, согласно которому весь мусор альпинисты обязаны приносить назад, если не хотят потерять залог в несколько тысяч долларов. На мой взгляд, сумму залога стоит увеличить раз в десять. Все большую популярность приобретают экологические экспедиции на гору. Японский альпинист Кен Ногучи с 2000 года спустил с Эвереста около девяти тонн хлама, в основном это использованные кислородные баллоны.

***

На Гокио залетела птичка и смотрит вниз на ледник. В принципе еду найти тут можно – растения заканчиваются лишь выше 6200, так что какая-то букашечная живность должна быть

Море облаков, которое скопилось в ущелье за ночь, растаяло под солнцем

На вершине Гокио мы провели больше часа, хотя хотелось пробыть целый день. Здесь потрясающие закаты. Люди, пришедшие раньше нас, отправились вниз, а группа немцев была только на полпути к вершине, когда мы начали спуск.

Пребывание на вершине без людей ведет к чувству тотального счастья :)

Три восьмитысячника разом. Четвертый попадет в кадр только при панорамной съемке

1 – Эверест, 2 – Лхоцзе, 3 – пятая высочайшая гора мира Макалу – «черный великан» (высота 8463 метра), 4 – семитысячник Нупцзе.

Уходить не хочется, но сегодня нам надо потерять около полутора километров высоты и вернуться в деревню Доле. Это восемь часов пути, не считая спуска с Гокио. Две фотографии на полпути вниз.

Деревня Гокио и озеро Дудх Покхари

Вечно движущийся вниз ледник Нгозумпа

Ночью было около нуля, сейчас солнце нагревает склон до 20 градусов. Ветра нет, и мы начинаем снимать с себя куртки и кофты. На середине спуска становится так жарко, что я снимаю ботинки и дальше иду босиком. Когда встречаются немцы, они задают стандартный немецкий вопрос: «вы бережете ботинки?» Я отвечаю «нет, просто получаю много радости».

Действительно, меня охватывает необъяснимая радость. Так бывают счастливы дети – полностью и абсолютно. Сейчас приходится идти вниз – время и кашель поджимают. Жаль, но что поделаешь. Зато я знаю, что снова и снова буду потом идти наверх – все выше и дальше. Нельзя останавливаться на достигнутом, и в Катманду будет куплена целая пачка карт – с возможными маршрутами на следующий год.

***

Люди все время будут идти наверх – не важно босиком ли, в тяжелых горных ботинках или в легких трекинговых. Как можно сидеть на месте?

Наверх


Поделиться ссылкой

Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999-2017 Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100