Добро пожаловать !
Войти в Клуб Mountain.RU
Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

Чтобы быть в курсе последних событий в мире альпинизма и горного туризма, читайте Новостную ленту на Mountain.RU
Люди и горы > Люди >


Всего отзывов: 1 (оставить отзыв)
Рейтинг статьи: 5.00


Автор: Любовь Самсонова, Красноярск

Три байки

Дуська

Серёжа Прусаков - столбист и скалолаз, спортсмен, хозяин избушки "Сакля". А это по тропе, за Вторым Столбом, за Митрою, и потому нам с Митры было легче всего наблюдать за всем окрестным огромным миром. Такая красотища вокруг, такие дали - закаты, рассветы, и в любое время суток манит туда, где эта вершина мира, а заодно и другие вершины. Они все разные, по разным ходам и подходам, с хитрушками и проще, и сложные - в общем, целый мир лазания, преодоления и побед над собою.

С Серёгою ничего не страшно, все проходимо с его подстраховкой.


Дуся Власова - атаманша.
Фото предоставлено Сергеем Зимаковым
Мы готовились к поездке в Ялту на соревнования. И всё-таки для начала я вместо себя предложила Серёге взять в Ялту Дуську. Я с Дуськой достаточно была уже знакома и обожала её, потому что она лучше всех девчонок лазила по Столбам. Мы просто встретились с нею на тропе у Второго, и я сказала Серёге: "Её, Дуську, надо взять в Ялту! Она более всех достойна, да, всё это получится - она талант!" Серёжа возражал: "Материться Дуська будет!" А Дуське я говорю: "Соглашайся, от тебя не убудет! Еще прославишься, удачи тебе!" Дуська подумала и согласилась, и даже поклялась: "Не материться!"

Сама же я не поехала, потому что сын мой был совсем ещё маленький, по третьему году. Я не хотела надолго его оставлять. Поэтому, к сожалению, все мои впечатления и восторги от Дуськиных выступлений и приключений в Ялте я позже почерпнула из рассказов друзей и очевидцев. Свидетелей тех давних событий остается с каждым годом все меньше...

Я прошу, дорогие читатели, кто еще помнит и знает о тех временах, подскажите, пожалуйста, как это было тогда, и как весело было всегда рядом с Дуською. Это же фейерверки эмоций и впечатлений. Господи, боже мой! И всегда в позитиве - просто очень весело. Два-три года Дуськиных гастролей со скалолазами - её эпоха, триумф и слава. А на Столбах атаманша Дуська была знаменита и любима всеми, я думаю, почти от рождения её - появления на Столбах и до её кончины - много десятков лет. О ней сочиняли легенды, ей пели песни, пела она сама, и всё вокруг нее плясало и пело.

Это был бесконечный праздник вольной души и тела. Воистину она была атаманшей - великодушной, весёлой и справедливой. И лазила по скалам она классно! И всегда на Столбах вокруг неё, с нею рядом, было много народа. Молодые пацаны и девчонки Дуську обожали, любили, старшее поколение столбистов уважали сестренку Гапона. Далее, возможно, мы наберём и напечатаем серию рассказов о Дуське и, конечно, интервью Серёжи Прусакова, нашего тренера по скалолазанию в ДСО "Спартак", и других, многих друзей её и тех, кто видел её лишь однажды, но запомнил, потому что личностью Дуська была яркой, неординарной, неповторимой. Рядом с нею никогда не было скучно, и именно в те времена на Столбах было особенно много музыки и песен. Я вот недавно, в прекрасный погожий день конца лета, когда было полно народа и проводились соревнования по скалолазанию - столбизму - и ни одной гитары на всех, ни одной песни, только деловые шумы и смехи. Даже пройдя по избам, я не увидела, не услышала ни одной гитары. Скучновато мы стали жить...

Фото из книги Нигде в мире-3
Команда красноярцев на скальных соревнованиях в Крыму.
Слева направо стоят: Геннадий Карлов, Дуська Власова. Владимир Григорьевич Путинцев - тренер, Рита Спицина, Сергей Прусаков. Сидят: Шурик Губанов, Николай Молтянский.


Концерты абреков

Любила я вечерами одна залазить в Нижний садик на Втором Столбе и до глубокой ночи слушать пение огромной компании Абреков. Их чарующие песни под несколько гитар внизу, на стоянке между камней, многократно причудливо повторяло эхо в скалах. И всё это вместе: и красивейшие закаты, и звёздное небо летнею теплой ночью, и абсолютное моё одиночество на той высоте, - все было так романтично-непередаваемо-прекрасно, что душа замирала от восторга и обретала какую-то наивысшую духовность. Я зависала между небом и землёй и парила в блаженстве, пока предутренняя прохлада не заставляла меня слезть со Столба, досыпать, доглядывать еще не виданные романтические сны.

Толпы столбистов в любой избе и на всех стоянках уже угомонились к утру. Все спали, и я спокойно доночёвывала в любой дружественной компании. Но если кто из знакомых столбистов ещё не спал или уже проснулся, поддавался на провокацию - агитацию мою снова пойти лазить по скалам - это было началом нового дня, новые подвиги и приключения. А выспаться можно и потом, в городе - дома.


Мечтать не вредно или Как я на дельтаплане летала


Пилот Геннадий Коваленко
В ранней молодости очень хотела я ещё и летать.

В те времена многие мои друзья-грифовцы летали на дельтапланах. Это были ещё тяжелые конструкции, да и по размаху крыла большие, рассчитанные на здоровых и очень физически и духовно сильных мужчин.

Под знаменитой Дрокинской горой была построена тесная избушка - приют дельтапланеристов. Особо, "по блату", учитывая мои спортивные заслуги, ребята разрешили мне послушать семинар лекций по аэродинамике, безопасности и другим премудрым наукам, надеясь, что до моих полётов дело, конечно, не дойдёт. А просто, как и с другими "бабами", дело благополучно закончится кашеварением для большого и дружного коллектива летающих на дельтапланах мужчин.

Я упорно ходила на лекции. Писала конспекты, рисовала схемы воздушных потоков и чертежи летательных аппаратов. Я была, конечно, недостаточно технически грамотна (друзья мои многие были студентами или преподавателями Красноярской Аэрокосмической академии), но неодолимое моё желание летать с лихвою компенсировало, на мой взгляд, все мои "бабские недостатки". В том числе и рост, и вес - чуть более 50 кг. Вместе с одеждой и вибрамами. То, что полевая кухня и походный быт меня не очень-то интересуют, я скрывала от друзей. Всё было знакомо и привычно, как на Столбах в избах, и этих пустяков теперь, спустя полвека, уже не помню. Но знаю наверняка, что при этом всегда находилось место и время для гитары и песен. Пели много и самозабвенно и днём, и вечером, и ночами. Спать-отсыпаться приходилось дома. Я прикидывала, подсчитывала, мечтала, как сама себе куплю материалы, сделаю собственный дельтаплан - получалось дорого. Но мечтать, как говорится, не вредно.

Меня временами все кому не лень начинали отговаривать от попыток летать. В процессе обучения мы немножко "подлётывали", то есть чуть-чуть отрывались от земли и немножко летели. Я очень упорно училась, и поэтому ребятам приходилось меня караулить, как и других прытких новичков, чтобы я слишком высоко не подлетела. Приходилось страховать - бегать у подножия Дрокинской горы со мною рядом и придерживать тяжёлый дельтаплан, чтобы я куда-нибудь нечаянно или нарочно не залетела. Наконец-то, поняв, что до настоящих полётов с горы меня допустят не скоро, я задумалась, как попробовать полететь, не дожидаясь официального разрешения моих руководителей.

Короче, однажды мне стало невмоготу только мечтать о полёте, только смотреть на летающих друзей в бездонное синее небо. Я же подлётывать на пять-десять метров уже вроде бы научилась, а со страховкою в небо всё равно не улетишь!
Страховщики мешают - придерживают!

Я сделала вид (скрылась за бугром), что ухожу вниз, в избу, обедать. Но вернулась к дельтаплану на склон, подняла его ещё метров на 30-50 для разгона повыше. Всё, как положено, как меня учили, но выше и без страховки. Разогналась и - полетела!

Не очень высоко, да и не далеко, как оказалось. Полет был довольно короткий и никаких эмоций я даже испытать не успела. Встречным порывом ветра крыло моего дельтаплана прижало к склону. И не успев сообразить, я оказалась на спине, а перекладина-треугольник дельтаплана тяжело лёг мне на грудь и вдавил в землю. И ветер давил на парус-крыло всей тяжестью, перекрыв мне дыхание, больно вдавливая в каменистый склон. Я поняла, что погибаю. Что некому мне помочь. Вокруг не было ни души: все ушли обедать. И никто меня не мог видеть. Сообразив, что только отжав от себя эту железяку-поперечину, и только вперёд и вверх, над собственной незащищённой шеей, и только через голову назад, освобожусь от этой железной удавки. Я сделала невероятное, мощное усилие и отжала железяку вверх и назад, за голову. Одна перчатка прилипла к железяке и так и осталась прижатой намертво к склону, под треугольником дельтаплана. Я плакала и смеялась, выдирая из-под железяки разорванную кожаную перчатку. Поняв, что я уже спасена, я отползла, отошла подальше от дельтаплана. И долго потом лежала на спине, глядя всё в то же голубое, бездонное небо. Всё так же над Дрокинской горой летали-планировали вольные птицы.

Я была счастлива, потому что живая, потому что, если бы мне не хватило силы отжать эту ужасную железяку от моей груди и от горла, меня бы задушило тяжестью крыла, силою ветра.

"Может быть, преодолеть гравитацию полётом души, - думала я, - если крылья несовершенны? Может быть, это безопаснее?" Да ведь не всякий мужик отожмёт от груди такую вот железяку! Мне, конечно, бог помог, да стресс силу добавил. Слава богу, до удушения не дошло, а ведь была же опасность. Подумать об этом я едва ли успела в критический момент. Решилась, а уж потом поразмыслила, и интуиция спасла, помогла. Всё-таки дельтаплан был мужичий и слишком тяжёл для маленькой девочки.

И тогда свой красивый, послушный, маленький дельтаплан я передумала делать. Я приняла решение не летать. Я думала: "Чего стоит жизнь? У меня впереди ещё длинная, длинная интересная жизнь". Оставались ещё высокие горы - альпинизм, Столбы, горные лыжи и маленький сын с бабушкой дома, много приключений на порожистых горных реках, много возможностей любить этот чудный мир, где я сегодня осталась жить и быть любимой.

Я собралась с духом и пришла в избу. Все уже пообедали и тревожились за меня: куда я девалась, ничего никому не сказав. Я попросила внимания и понимания. Я попросила у всех прощения за мое нарушение техники безопасности, за мой самовольный выход на склон и "подлёт". "Ведь тащить мой труп, и отвечать за меня пришлось бы моим же товарищам", - так подшучивал в молодости мой друг и учитель по скалолазанию Лёнька Петренко. Я понимаю, что нарушила законы безопасности и рисковала подвергнуть испытаниям моих друзей, и я должна быть наказана. "Я сама себя накажу: меня следует выгнать. И я ухожу, больше не буду летать на дельтаплане. Пока".


Фото из книги Нигде в мире-3
Я ушла, чтобы вернуться на скалы, кататься на лыжах, растить сына. Мне хватит всего этого и многого другого. Я думала тогда, что я перестану мечтать летать. Но я ошиблась... Прошло с тех пор уже почти пятьдесят лет. Но я, как в детстве, иногда летаю во сне. Катаясь на горных лыжах, я иногда позволяю себе "подлётывать", прыгая с трамплинчиков, и парусить на крутяках, на скорости, пытаясь поймать порывы встречного ветра.

Когда я тороплюсь в Бобровый лог, а мой автобус застревает в пробке, я мечтаю, что вот когда-нибудь с Покровской горы прямо с балкона моей квартиры я на моём собственном изящном и лёгком мотодельтаплане лечу, парю над городом Красноярском. Я плавными дугами опускаюсь с Покровской горы к Енисею. Не слишком низко, чтобы не задеть провода и не зацепиться за крыши домов. На восходящих воздушных потоках, как птица, я поднимаюсь повыше, чтобы не зацепить крылом ледяные воды и не искупаться в нашей великой реке. Ведь Енисей, это не лужа в Бобровом, которую я перепрыгиваю на одном дыхании, или тону-купаюсь через раз. Эту лужу перепрыгивать 20-27 метров, не замочив горнолыжных ботинок, труднее, чем искупаться в ней, промочив шутовской костюм в ледяной воде до нитки. Я именно лечу, а через раз и тону, не долетая, если не успеваю в одно мгновение зацепить восходящий поток ветра, если на лыжах тормозуха и скорости не хватает, как в прошлом году. Если малейшая потеря так нужного равновесия или если аэродинамика шутовского костюма парусит, тормозит. Я могу и снова утонуть в этой луже, в очередной раз позорно утонуть на потеху. Довольно трудно решиться на прыжок-полёт через ледяную лужу, но я ведь уже решалась, и не раз. И это и страшно, и смешно, и адреналиново.

В 67 лет мечтать не вредно, хуже не мечтать! Что мне еще осталось в жизни? Я не одно посадила дерево - много. Я вырастила сына, правда, одного, но зато у меня есть внуки и даже правнучка. Я строила не один дом за мою длинную жизнь. Но последний дом я строила совсем одна, принципиально для книги Гиннеса. В мои 64-66 лет я на мою мини-пенсию одна и своими руками построила настоящий пеноблочный жилой дом в саду и сама себе доказала, что и это я могу. Я выполнила программу жизни человечьей. И мне осталось только мечтать.

Что я ещё могу?

Но пока я ещё живу, и в спортивной, вроде бы, форме, может быть, ещё и полетать? Мечтать летать над городом и над Енисеем на мотодельтаплане, когда все в автобусах и в пробке? Летать-мечтать над лужей в Бобровом, чтобы выиграть сертификат на много подъёмов, чтобы потом опять летать-подлётывать и танцевать на горных лыжах? В гору пешком не потанцуешь, а столько подъёмов на канатке, сколько я прокатываю каждый год, мне, пенсионерке с мини-пенсией, совсем не по карману. Подъёмы я могу только выиграть или заработать. Очень трудно то и другое. А мечтать не трудно и не вредно. Я думаю, вредно не мечтать. Иначе чем жить, если теряешь возможность хоть иногда, для души, для людей, зрителей, попутчиков и друзей потанцевать на снежном склоне на горных лыжах? Ну зачем жить, если не видеть этот прекрасный мир с высоты птичьего полета? С горы, с вершины, со скалы? В моей следующей жизни будет, наверняка, и большой полёт над этим миром. Но нельзя же и сейчас тратить драгоценное время на умирание от старости.

Надо мечтать и летать, сколько сил хватит.


Отзывы (оставить отзыв)
Рейтинг статьи: 5.00
Сортировать по: дате рейтингу

Какое прекрасное эссе

А ведь Любовь Самсонова открывается для нас в роли писателя-эссеиста. Да это же наш альпинистский Илья Эренбург! Очень интересно читать! Дальнейших успехов на новом поприще! (Только тогда меньше придется летать. Таков закон Менделеева: Если где-то откуда-то прибудет, то где-то настолько же и убудет! Время человеческое одно: 24 часа в сутки.)
 

Поделиться ссылкой

Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999-2017 Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100