Добро пожаловать !
Войти в Клуб Mountain.RU
Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

Чтобы быть в курсе последних событий в мире альпинизма и горного туризма, читайте Новостную ленту на Mountain.RU
Авторская страница Вадима Алферова >


Всего отзывов: 1 (оставить отзыв)
Рейтинг статьи: 5.00


Автор: Вадим Алфёров, Воронеж

К вопросу о дате рождения М.В. Хергиани

Открытое письмо Г.А. Старикову

Уважаемый Геннадий Анатольевич!

В начале апреля открыл настоящий сайт и прочитал Вашу статью относительно даты рождения М.В. Хергиани и о его 80-летнем юбилее. Спасибо за то, что озвучили эту тему, ибо когда-то она должна была возникнуть. У меня тоже было желание ответить на появившуюся публикацию, но отложил, чтобы ещё и ещё раз детальнее разобраться, что-то уточнить, получить документарные и иные подтверждения. Тема М. Хергиани для меня обозначилась летом 1988 года, молодых американцев водил в Сванетию, а в марте 2007 г. на данном сайте разместил статью «Незаконченные воспоминания давно ушедших лет». Она подготовлена как некая реакция на найденные на помойке документы из Личного дела Хергиани. Дату рождения, отмеченную в документах, я помнил. Вместе с тем, запомнились мне и даты, по книге Ю.Б. Бурлакова «Восходитель» (Москва, «Физкультура и спорт», 1979). Ещё раз проверил себя, перелистав книгу. Потом другие. Начал лазить по интернету. Перекопал много. И убедился ещё раз, что здесь полнейшая сумятица.

Действительно, во многих современных электронных словарях, таких как «Большая Советская Энциклопедия», «Энциклопедический словарь», «Мегаэнциклопедия Кирилла и Мефодия», «Энциклопедия известных личностей» (Globalpedia) и т.п. годом рождения Хергиани обозначен - 1935 год. Оставим на время в покое год, посмотрим на «оригинальные мысли» некоторых «мегаэнциклопедистов». Читаем: «Хергиани Михаил Виссарионович (23 марта 1935, Сванетия — 4 июля 1969, Итальянские Альпы), российский альпинист, заслуженный мастер спорта (1963). В 1952-68 гг. неоднократный чемпион СССР по альпинизму и скалолазанию...». Оказывается Хергиани – уже стал российским альпинистом. Во, как! С каких это пор? Грузинский или советский – понятно. Дублируют это и «Современный толковый словарь», и выше обозначенный «Энциклопедический словарь». Впрочем, тексты первого, второго и третьего словарей практически идентичны.
Так, выдают на-гора ложную информацию энциклопедисты - компиляторы! У меня создалось впечатление, что составители подобных версий электронных словарей копируют друг друга, не утруждая себя какими-либо поисками и уточнениями, не редактируют, а чуток подправляют, чтобы не нашёлся кто-либо и не обвинил авторов в той самой компиляции.

Согласен, Геннадий Анатольевич, в книге «Восходитель» датой рождения значится 23 марта 1932 года. Об этом с первой же страницы заявляет автор. Случайно ли это? Нет, конечно же. Главный герой книги - восходитель Михаил Хергиани поставлен сразу во главу угла. И на памятнике из базальта в форме бюста, выбиты годы его жизни: 1932-1969, что узнаваемо на сотнях фотографий людей, посетивших Местию. Естественно, на фото, сделанном мной в 1988 году, даты также видны при увеличении. От таких овеществлённых цифр никуда не денешься. Но…, опять это вездесущее «но». Всё, что в этом абзаце выше – кануло в прошлое. И памятник уже перенесён с могилы, что осталась под стенами церкви Святого Георгия, и обрамление постамента поменялось с камня на бетон, и нет тех дат на новой табличке, что ранее были выбиты на граните, и взгляд Хергиани устремлён не на вершины родных гор, а в противоположную сторону – в долину. Вот, уж, действительно, всё течёт, всё изменяется. Время меняет людей, люди же приспосабливают окружающий мир под свои представления. (Фото с http://www.mountain.ru/article/article_display1.php?article_id=6279).
Напротив, Александр Кузнецов - автор книги «Внизу Сванетия» (Москва, «Молодая Гвардия», 1971, стр.63) пишет: «Михаил Хергиани родился в той части Местии, которая называется Ланчвали. Родился в 1935 году. Местиа состояла из четырех отдельных селений - Ланчвали, Лагами, Лахтаги и Сети...». Обозначил так, что чётче некуда. Ему вторит Мирон Хергиани, написавший «Тигр скал» (Москва, «Советский писатель», 1989). Цитирую по стр. 3 (источник): «В 1948 году проводилась альпиниада под руководством Сандро Гвалиа, восхождение на вершину Бангуриани. Мне тогда было тринадцать лет, и, конечно, меня никто и не думал брать в эту экспедицию…». И здесь, хоть и не напрямую, но вполне доходчиво обозначен год рождения своего легендарного брата.

Далеко не все из сегодняшних альпинистов знают, что первые издания этих книг попали в руки читателей с достаточно большими временными промежутками. Сначала вышла в свет книга А. Кузнецова – 1971. Отмечу, что написана она по записям и воспоминаниям о личных встречах с Михаилом Хергиани. Отчасти, он сам правил текст будущей книги. Затем издана книга Ю. Бурлакова - 1979. Именно эти авторы открыли нам Сванетию – небольшую, легендарную горную обитель, характер её свободолюбивого народа. Не секрет, что молодёжь зачитывалась их книгами. Для части из них книги стали настольными. И я – не исключение. От авторов мы узнали о зачинателях альпинизма советского периода, среди которых значителен вклад сванских фамилий. Мы воспринимаем этих людей как авторов книг по тематике, связанной с горами, но мир их интересов и заслуг существенно шире. Так, Александр Кузнецов - рыцарь многих качеств. Он мастер спорта по альпинизму, участник серьёзных спортивных восхождений в СССР и за рубежом. Кандидат биологических наук, специалист-орнитолог. И в то же время талантливый и наблюдательный литератор (ссылка). На 75-летнем юбилее в Центральном Доме Литераторов альпинисты преподнесли ему орден «Эдельвейса» (ссылка). Он избран гроссмейстером ордена. К сожалению, в декабре 2013 года, на 88-м году жизни, Александр Александрович скончался.

Юрий Борисович Бурлаков (слева, фото автора) – сейчас проживает в городе Ялта. Изначально он инженер – энергетик. Является мастером спорта по альпинизму, инструктором I категории, имеет большой опыт восхождений по сложным горным маршрутам. Почётный гражданин Местиа. Почётный директор мемориального Дома-музея Михаила Хергиани. И это не всё. Свою жизнь он связал со скалолазанием, с крымскими горами и молодёжью. С давних пор печатается в литературно-художественных журналах. Как отмечается на сайте Клуба альпинистов «Санкт-Петербург» главным в его жизни стало создание в селе Местиа (Сванетия), в родовом доме Хргианов мемориального музея М. Хергиани и та самая книга - «Восходитель». И за музей, и за книгу мы искренне благодарны автору. Мне довелось разговаривать по телефону с уважаемым Юрием Борисовичем в январе этого года. По дате рождения Михаила Хергиани он вполне аргументировано сослался на документы местных жилищных комитетов, которые в своё время предоставляла семья альпиниста. Однако личные документы, оставшиеся от разных этапов его спортивной биографии, также существуют, и ими пренебрегать не стоит, тем более, что, отчасти, и они внесли двоякие суждения по дате рождения.

Позже, в 1989 году, опубликованы мемуары известного грузинского прозаика, члена Союзов писателей Грузии и СССР, лауреата Государственной премии Грузии и премии имени Нико Николадзе, кавалера Ордена Чести - Мирона Буджаевича Хергиани. Всё бы ничего, но странно, не правда ли, что два достойных человека, оба не новички в литературе, вхожи в семью Хергиани и большие друзья жителей Сванетии, в дате рождения своего главного героя расходятся на три года. Понятно, что существуют морально - этические нормы, неписаные законы в литературной среде, где поправлять коллегу по книжному цеху – если не писательское табу, то уж точно признак неуважения и невоспитанности. Получается, что у каждого из них своя правда? Но, вот, что насторожило меня: коль Мирон – двоюродный брат Миши, то ошибиться не мог, когда от его имени вёл биографическое повествование. По-моему, допущенная ошибка могла бы рикошетом ударить по его авторитету со стороны соотечественников.

Семейные традиции у горских народов Кавказа, в том числе – у сванов, хранятся с особым трепетом, передаются из поколения в поколение и соблюдаются до сих пор. У меня нет сомнений в том, что, Мирон до мелочей знал биографию Миши. Очевидно, существовало и то, что не давало возможности поступить по-иному. Что же это могло быть? Прежде же зададимся вопросом: разве не испытывал каждый из нас внутреннюю борьбу с самим собой, когда хочется вылить всё, что накипело внутри, но… что-то сдерживает: этикет ли, устои, обычаи, нравы, обязательства или обстоятельства и т.д. И долго ещё нет в себе душевного равновесия. Проходит время, наболевшее успокоительно отступает и откладывается на потом, которое когда-то приходит. Такая ситуация в семьях чаще закономерность, чем редкость. Есть тайны – не что-то, обязательно сокрытое под семью замками, и, тем более, не что-либо криминальное. Полагаю, что семейные тайны - из категории доверительного, сокровенного в кругу семьи и близких родственников, не всегда заслуживающего тотчас же вынесения на общественное обсуждение. Вспомним расхожую фразу: «всему своё время». Время пришло, и год рождения братом Миши был озвучен. Показательно, что до некоторых пор и сам Михаил Хергиани хранил в себе то, что «выложил» спустя годы в кругу близких друзей - альпинистов. Вспомним строки из письма Вацлова Ружевского, адресованные Геннадию Старикову: «Именно в тот год 23 марта Хергиани собрал нас на свой день рождения и сказал: «Мой год рождения не совпадает с паспортными данными». Возьмём на заметку эти строки, чтобы позже вернуться к ним.

Ваши ссылки на авторитетных альпинистов (В.Н. Шатаев, Ю.И. Парохня, В.В. Ружевский), активная спортивная деятельность которых приходилась на период расцвета спортивной карьеры М. Хергиани, звучат достаточно убедительно и фиксируют конкретную дату рождения «Тигра скал». Мнения здравствующих свидетелей исторического прошлого всегда значимы, какой бы сферы деятельности это ни касалось. При всём моём уважении к ветеранам альпинизма, всё же, не лишним будет заметить, что это лишь их субъективные мнения. Наличие собственного мнения похвально и, часто, является большой ценностью, но, как правило, подтверждённое документами, оно обретает объективную окраску.

В профессиональной альпинистской литературе по данной тематике есть разночтения (несуразиц, сумятицы, оплошностей – их можно по-разному воспринимать) хоть пруд пруди. Скорее всего, речь идёт о небрежности в отношении к историческим реалиям и в желании следовать по проторённому кем-то информационному пути, но вряд ли, как Вы отмечаете, речь о «переделке истории вспять». Нет здесь ни преднамеренности, ни злого умысла ввиду отсутствия почвы для подобных позиций. Приведу примеры.

В сборнике советского альпинизма «Побеждённые вершины» 1968-1969 г. (Москва, «Мысль», 1972, стр. 280-281), в разделе «Присвоение спортивных званий» опубликован список 18–ти спортсменов, которым присвоены звания «Мастер спорта СССР международного класса». Среди них, в траурной рамке, значится «Хергиани Михаил Виссарионович, 1935», то есть указанный год идёт в разрез с датой обозначенной авторитетным знатоком альпинизма - В.Н. Шатаевым в книге-справочнике (на что Вы, Геннадий Анатольевич, ссылаетесь). В том самом сборнике аналогичная информация проходила через близкий по смыслу раздел «Хроника. Справочные материалы». Известно, что справочник – книга, по которой можно навести краткие и точные сведения по конкретному предмету. Я подчеркнул опорные слова. В нашем случае выходит, что специалисты опять намудрили. И что же принимать за точные сведения? Верить бредовому голосованию, которое яко бы призвано рассудить нас? «В делах спорных суждения различны, - отмечал итальянский поэт и философ по жизни Франческо Петрарка, - но истина всегда одна». Быть может, причина в том, что источники разнятся? Не данными же из только что вышедшей книги «Внизу Сванетия» руководствовались издатели сборника в период его выпуска.

Для меня сайт Клуба альпинистов «Санкт-Петербург» (http://www.alpklubspb.ru/persona/hergianimihail.htm) был и остаётся одним из наиболее авторитетных и информационно наполненных. Он корректен и с точки зрения подачи исторического материала по тематике, связанной с горами. Обратившись к сайту, читаем: Михаил Виссарионович Хергиани «Родился в Местии в 1935 г. Учился в Тбилисском институте физической культуры...». И опять тот же год. Кстати, здесь можно ознакомиться с информацией и о Вас, Геннадий Анатольевич. Там, в частности, отмечается: «Автор многих фото и публикаций в различных изданиях, на современные темы на сайтах в Интернете, а также «Исторических справок» в книгах «Альпинисты Северной столицы» (2002-2007)». В моём представлении, в целом, изложена достойная альпинистская и публицистическая биография.

Не совсем понимаю, на какие материалы Вы опираетесь, но у П.П. Захарова в статье «Этюды о Хергиани» ( http://www.trfa.ru/alpinizm/biblioteka/etyudyi-o-mixaile-xergiani.html), отмечается: «В средине зимы Миша устроил вечер, на котором мы отмечали его 35 год рождения... Хотя этот день расходился с официальной датой, записанной в паспорте…». Сама же статья начинается со слов: «Нашему знакомству с Михаилом Хергиани 40 лет. Мы познакомились в 1966 году. Нынче уже 2006 год»… Простые арифметические действия приводят к тому, что дата рождения в этюдах - 1932 год. Иными словами, точки зрения его и Вас совпадают. Так в чём же сыр-бор? Если же Вы имели в виду данные, размещённые в «Альпинизм. Энциклопедический словарь», где, действительно, указан 1935 - год рождения Хергиани, так словарь - плод соавторства, а значит, сформирован с учётом и иных мнений. Пишу всё это не с целью защиты ветерана альпинизма. Вряд ли Захаров нуждается в подобном. Ссылаюсь на текст с целью констатации фактического литературного материала, размещённого в Интернете за его авторством и редакторством.

Пришлось мне ещё раз заглянуть и в книгу известного альпиниста Владимира Кавуненко «Как будут без нас одиноки вершины» издательства «Русскiй мiр». Кстати, на днях Владимиру Дмитриевичу исполнилось 80 лет и дай Бог ему активного долголетия. По стр. 156 цитирую: «В русскую среду он (то есть Миша – примечание моё) попал в 18 лет и очень скоро говорил уже без акцента…». Если учесть, что он перешёл с южной стороны Главного кавказского хребта на северную сторону в 1951 г., то опять выходим на тот же 1932 год рождения. В 1968 году, собравшись в «Уллу-тау», Павел Захаров, Вацлав Ружевский, Вячеслав Онищенко, Герман Аграновский, Юрий Черносливин, Шалико Маргиани и другие участники «великолепного ансамбля интереснейших альпинистских людей» совместно отмечали 35 – летие Хергиани и вместе слушали откровения именинника о паспортной коллизии. Не знаю, как Вам, уважаемый читатель, но мне не понятно: почему же среди сообщества столь авторитетных спортсменов не нашлось того любознательного, кто бы поинтересовался у именинника о сути этих самых коллизий? Разве не в этом главное? Ведь всё располагало к разговору: и уютная обстановка, и праздничный стол, и тематическая инициатива самого героя. Логично было бы переговорить с виновником торжества, может быть не при всех, а в приватной беседе и не в знаменательный день. Тогда и загадок, и наломанных дров стало бы меньше.

Один из мэтров альпинизма северной столицы - Сергей Михайлович Саввон (замечу: по молодости он обучался в том же отделении школы инструкторов альпинизма, что и Хергиани) на страницах журнала «ЭКС» № 47 (2007 г.) в статье «Новое имя Чхумлиана», отмечал что «не оборви камнепад на стене пика Су-Альтов Италии жизнь выдающегося советского альпиниста Михаила Хергиани в 1969 году, сейчас ему исполнилось бы 75 лет». Иными словами - год его рождения 1932. Аналогичного мнения придерживается Сергей Шибаев – создатель того же журнала, человек информированный и авторитетный.

Примеры можно продолжать, но достаточно. Притормозим. Выходит, что не всё так однозначно и в нашем «королевстве»: даже в альпинистской среде, наиболее информированной по горной тематике и истории альпинизма, данные противоречивы. Проведённый контент - анализ тематического материала, размещённого в СМИ, показал соотношение по спорным годам, где-то, fifty on fifty. О чём это говорит? А всё о том же, что изначально не было единого восприятия в силу отсутствия единого достоверного источника. Вот, и пошёл гулять раздрай по книгам, статьям, справочникам и на кухонном уровне. Поэтому «для напоминания» и «в назидание» некоторым из ветеранов альпинизма - это не корректные формулировки, которыми Вы их «удосужили».

Быть может, официальные документы закрепили зародившуюся оплошность? Обратимся к ним. Первый материал в центральных газетах СССР о трагической гибели Михаила Хергиани был опубликован 8 июля 1969 г. в газете «Советский спорт» (см. файл Советский спорт 08.07.1969). Она называлась «Памяти мужественного друга». Вот некоторые строки группы товарищей: «Камнем легла на сердце скорбная весть: при восхождении по стене Суальто в Доломитовых Альпах на севере Италии, погиб Михаил Хергиани - один из лучших альпинистов страны… Мужественный, чисто горский склад характера сочетался у Михаила с природным талантом к спорту. Крепко сбитый, ловкий с сильными руками, он быстро и мягко, словно кошка, преодолевал сложные скальные маршруты… Восхищённые его мастерством, асы мирового скалолазания назвали Мишу «скальным тигром»… Смерть вырвала этого замечательного человека из наших рядов, но его светлый образ навсегда останется в памяти всех советских альпинистов».

Ниже (см. файл Соболезнование 08.07.1969), от официальных спортивных и профсоюзных инстанций СССР и Грузинской ССР выражено искреннее соболезнование семье и родственникам Михаила Виссарионовича Хергиани. Следует заметить, что в опубликованном материале отсутствуют какие-либо даты, а это означает, что публикацию к недостоверным источникам в дате рождения Хергиани отнести нельзя.

Меня интересовала официальная точка зрения государственных институтов Грузии и соотечественников – альпинистов по отношению к данному вопросу. Как результат - обратился в Национальный архив Грузии, потому что М.В. Хергиани – личность, как минимум, национального масштаба. Из чего исходил? Несколько лет назад, при составлении семейного генеалогического древа у меня была практика общения с Государственным архивом Архангельской области. Специалисты архива подготовили, действительно, ценный, документарно подтверждённый данными из разных фондов - достоверный материал о родственниках вплоть до начала XVIII века. Имелась положительная практика работы с другими архивами и социальными базами данных. Всё это вселяло определённые надежды.

Письмо с документами отправил 2 февраля на имя гендиректора архива г-жи Иашвили Т.М. и вскоре получил одно, а затем второе - более дипломатичное письмо: «В ответ на Вашу просьбу, по поставленному Вами вопросу в отношении Хергиани М.В. (информация о дате рождения названного гражданина), сообщаем, что к великому сожаления Национальный архив Грузии не имеет возможности удовлетворить Вашу просьбу, согласно Минской конвенции, убедительно просим обратиться в Министерство юстиции РФ для перенаправления Вашего письма в Министерство юстиции Грузии». Чуть не прослезился я по поводу «великого сожаления», но, да ладно. Пришлось послушаться ненавязчивого совета. Направил запрос в наш Минюст, потом ещё раз продублировал, но результат можно сказать нулевой: ни привета, ни ответа. Хотя, виноват, ведь и отрицательный результат - тоже результат. Признаюсь, ожидал иного. Когда официальные органы замалчивают ответ, а по сути - отказывают в доступе к информации, то ничего не остаётся, как самому и с помощью друзей разыскивать ответы на интересующие вопросы.

Мимо тех, кто отслеживает информацию по горной тематике, не могла пройти публикация сканов (смотреть) найденных документов из Личного дела Хергиани. Их выложил Андрей Васильев. Мы общались по этой тематике в начале марта. Кстати, он верен данным документов и считает, что год рождения – 35. Похоже, документы были написаны не рукой Хергиани. Ещё раз повторюсь, что в 1951 г. он перешёл хребет и стал жить в селе Баксан. Тогда, при содействии своего авторитетного в альпинистской среде дяди Максима, он попал в альплагерь. Однако в тот период Чхумлиан не только писать, но и говорить-то по-русски практически не мог. Привожу строки диалога Максима Гварлиани с Евгением Белецким – начальником Всесоюзной школы инструкторов альпинизма, заимствованные из книги «Восходитель»:
- «Документы на третий разряд, надеюсь, есть?
- Нет.
- Ходатайства, характеристики?
- Нет.
- Ну, путёвка хотя бы имеется?
- Нет.
- Что, ничего нет?
- Ничего. И по-русски не разговаривает. Но парень хороший, всё умеет».
Я не могу согласиться с Вами в том, что почерковедческая экспертиза «в настоящее время ЭТО дело грузинских альпинистов». У нас были и восстановятся, я уверен, совместные горные восхождения. Как гражданин Советского Союза, как высококлассный альпинист и скалолаз, Хергиани достойно представлял многонациональную Великую державу на международной арене. Примеров тому достаточно. Вспомним хотя бы пройденный в паре с Вячеславом Онищенко сложнейший маршрут на альпийскую вершину Гран Жорас по северной стене, получивший от иностранцев название «Русский вариант». Возможно, тем самым, уже на рубеже нынешнего века, это название «подтолкнуло» российских ребят к проекту «Стены мира. Русский путь».

Так, вот, об экспертизе документов. Зададимся вопросом: кто выступает заказчиком проведения почерковедческой экспертизы в подобных случаях? Чаще всего те, кто заинтересован в этом, то есть родственники и семья. Но для них проблема остро не стоит, потому, как с датой рождения в Сванетии давно определились. Они не комплексуют и от двойного подхода в этом вопросе. Благодаря усилиям семьи Хергиани, их соотечественников, а изначально – Ю.Б. Бурлакова, многие годы функционирует мемориальный Дом-музей. Возможно, он будет взят под опеку государством. А пока его хранители – сестра Михаила Назо и её муж – Нугзар Нигуриани поддерживают музей в силу своих возможностей. И всё же, горцы с честью и достоинством хранят память о своём национальном герое. В районном центре Местиа проводятся ежегодные народные торжества, приезжают многочисленные гости. Память о Хергиани жива. Ещё одно из подтверждений тому - восхождение (источник), совершённое в августе 2002 года в рамках программы «Спорт без границ». «Основной задачей этой экспедиции, - отмечает её организатор и участник Алексей Трубачёв, - было российско-грузинское восхождение на г. Ушба и установка на вершине мемориальной доски, памяти Михаила Хергиани - человека, юбилею которого было посвящено это восхождение». Далее, он продолжает: «Гора - это символ, антураж. Главное - это общение с людьми, восстановление порванных связей, налаживание дружеских отношений. Сванетия - прекрасная, гостеприимная страна, и я буду счастлив, если наша акция принесёт хоть немного пользы этим людям, так нуждающемся сейчас в дружеской помощи и поддержке» (читать полностью).

Я убеждён, прежде всего, нам – россиянам, кто ходил и продолжает ходить в горы, кому не безразлична история альпинизма и её вершителей, нужно разобраться в подлинности документов, с тем, чтобы вернуть их в местийский музей. Не оговорился я: надо вернуть. Тем более кому передавались документы – не тайна за семью замками. Именно на родине Михаила Хергиани они будут в сохранности, как хранятся сейчас фотографии, награды, домашняя утварь и иные экспонаты. И разве возвращение документов не будет содействовать «восстановлению порванных связей и налаживанию дружественных отношений»? – о чём отмечалось выше. Мы же, однажды, уже оплошали с документами. И не честь ли для нас исправиться? Да, документы могли бы временно приютиться в музее, но, к большому сожалению, нет у нас музея достойного истории альпинизма России, как был когда-то музей на улице Большая Грузинская, 32. До сих пор остались в Интернете лишь ссылки на него, да в памяти горький осадок от имущественного дележа. Растащили музей по частным «углам». Там, в Сванетии, не растащат. Менталитет иной и отношение к его памяти иное. Воссоздастся ли наш отечественный музей в ближайшее время? – большой вопрос. Видимо, коллекция экспонатов обречена, ещё долго, пребывать на хранении в Музее по спорту при Министерстве спорта, куда доступ ограничен и возможен лишь по специальному разрешению, как в святую святых огранённых драгоценных камней Гохрана России. Интересно было бы узнать, скольким же счастливчикам – альпинистам удалось попасть в столь келейную музейную обитель отдельского уровня? А в международный день музеев, что традиционно проводится в мае, открываются ли его двери, как принято, для всех желающих? Сейчас в сверхсекретный бункер Сталина свободный доступ, а тут…

Известно, что Личное дело формируется при оформлении человека на работу (не на учёбу в школу инструкторов, а на работу). Датируются выложенные на сайт сканы документов 1956 и 1958 годами. На титульном листе дела есть два нюанса. Первый – то, что сам формуляр напечатан в г. Нальчике не ранее 1960 года. Второй нюанс: на титуле, как и на анкете, имена соответственно Чхвимлид и Чхвимлиан (по ремарке альпиниста из Сванетии Заура Чартолани, имя Чхвимлид означает Чхвимлиан, только в ласкательном контексте) исправлено на Михаил одной и той же рукой. Этой же рукой заполнен вопрос № 3, то есть «год, число, месяц и место рождения…»: 1935, 20 марта…., а также дополнен пункт 19 – «Выполняемая работа…». Почему изменены имена? Для понимания этого обратимся опять к книге «Внизу Сванетия» (источник): «У меня … три имени. Настоящее моё имя Чхумлиан. Так назвали меня при крещении в честь одного нашего далекого предка. Второе моё имя — Минан, так называют меня дома отец, братья, сестры, самые близкие родственники. И третье моё имя русское — Михаил. Мишей, Михаилом окрестили меня впервые в школе инструкторов альпинизма, не могли выговорить — Чхумлиан. А теперь у меня и в паспорте написано: «Михаил Хергиани». Добавим сюда часть из тех строк, к которым обещал вернуться: «Мой год рождения не совпадает с паспортными данными». Обращаю внимание: не дата, а только год.

Существуют простые вещи, понимание которых приходит не сразу. Вся загвоздка в том, что год рождения по факту был, всё же – 1935. До вхождения в альпинистскую среду у Чхумлиана не было паспорта на руках. Только справка об учёбе. Паспорт появился позже. Ведь паспорта, как таковые, появились в СССР лишь в 1932 году, а колхозникам (напомню, что по социальному происхождению изначально Михаил был крестьянином) их стали выдавать лишь в конце 1950-х. Одновременно он не только обрёл новое имя – Михаил, но был изменён год рождения на 1932 год. Каким образом, и с какой целью это сделано? Каким образом? – кто теперь знает. Да, и не суть важно. Боюсь, что ответ на вторую часть вопроса кого-то разочарует своей тривиальностью, и отсутствием какой бы то ни было интриги. Будучи целеустремлённым и упрямым мальчишкой - Чхумлиан, безумно мечтал покорять горы и стать таким же именитым альпинистом, какими были его известные родственники. Он боялся остаться без будущего, вне когорты покорителей гор. Вот, и задумал прибавить себе три года, чтобы выглядеть старше. На годы кряду это стало маленькой семейной тайной, которая впоследствии сыграла не маловажную роль в его жизни. В ходе апрельского разговора сестра Миши - Назо подтвердила, что дата рождения брата была изменена. Могло ли случиться так, что его не взяли бы курсантом в школу инструкторов альпинизма? Конечно. Полагаю, что вероятность отказа была очень велика. Разве не логично отказать в учёбе тому, у кого никаких документов о предшествующих восхождениях не было. Отец хотя и дал сыну деньги на учёбу, но «никогда не хотелось, чтобы сын увлекся альпинизмом». Не беспочвенны были его опасения. Он, как альпинист, понимал: риски на горных маршрутах велики. Как в воду глядел. Изначально многое складывалось против задумки сына, но главную роль сыграл его дядя - Максим, который не только инициировал учёбу Чхумлиана на альпиниста, но и нашёл выход, казалось бы, из тупиковой ситуации. Позволю себе привести слова Джумбера Кахиани: «Это был очень известный человек Максим Гварлиани, охотник и медиатор. Медиатор - это тот, кто может помирить людей, когда они поругаются. По-свански «морев». Медиатором мог быть только очень уважаемый человек» (источник). Честь и хвала дяде Максиму! Остальное стало для будущего инструктора делом техники: горной техники, разумеется.

Может ли кто себе представить, чтобы при оформлении человека на работу кадровик или человек, исполняющий эту функцию по совместительству, что реальнее для альплагеря, не заглянул в паспорт? Мне в это не верится. Логично, что изменения на документах были сделаны тогда, когда у Михаила появился паспорт. Дата получения паспорта остаётся не известной, но можно предположить, что получен он был тогда, когда Хергиани работал уже инструктором альпинизма в альплагере «Металлург» (1952-1956). Более того, паспорт появился перед тем, как Хергиани начал выезжать на соревнования в другие регионы страны, а позже – и за рубеж. Сергей Саввон в той самой статье «Новое имя Чхумлиана» отмечает: «Так постепенно первое имя было забыто, и даже когда Хергиани через несколько лет оформляли заграничный паспорт, то вписали туда «Михаил». Скорее всего, первый его зарубежный выезд был в 1960 г. в составе советских альпинистов в Англию и Западную Шотландию, когда он получил звание «Тигр скал» (см.: П.С. Рототаев. К вершинам. Хроника Советского альпинизма. Москва. Физкультура и спорт. 1977, стр. 180). Не секрет, что перед выездом в высокогорье Памира, Тянь-Шаня всем участникам команды предстояло получить пропуска в приграничную зону по линии соответствующих правоохранительных структур. И коль, в 1954 году он, в составе команды Грузинского альпийского клуба, восходил на памирские пики: Молотова, Правды, Сталина (Коммунизма), то без паспорта попасть туда было невозможно. Но исправленное и вписанное в незаполненные графы чьей-то рукой появилось одновременно и не ранее 1960 года.

В своём заявлении М. Хергиани отмечает: «При этом прилагаю анкету, автобиографию и фотографию». Здесь допущено не точное изложение. Имелось в виду не анкета, а Личный листок по учёту кадров. Поскольку эти три документа едины функционально и написаны одной рукой, что заметно не только по почерку с характерными и идентичными по написанию словами и буквами, по цвету чернил, но и практически по одним датами. На Личном листке – та самая фотография Хергиани (но уже наклеенная) в пиджаке со знаком «Мастер спорта». Звание (по альпинизму) ему присвоено в 1956 году. Тут всё логично. Чей почерк на этих документах – неизвестно, но, скорее всего, не его. При этом все три подписи (автографы) идентичны и, не исключено, что принадлежат нашему герою. Однако идентифицировать их не предоставляется возможным, так как отсутствуют оригиналы почерка и подписи Михаила Хергиани. Попросту говоря - не с чем сравнивать, нет эталонного образца. Что касается Анкеты, датированной 18 августа 1958 года, то вряд ли возможно за короткий период (с 1951 по 1958 г.) с нуля обрести столь каллиграфический почерк. Подпись под ней существенно отличается от подписей на вышеуказанных документах. Какая из них оригинал? И оригинал ли? Всё это требует проверки. Получить же оригиналы почерка Хергиани не удалось. Пока не удалось. И всё же…

В 1989 году на Ленинградском монетном дворе была отчеканена памятная настольная медаль «20 лет со дня гибели М.В. Хергиани». Уникальная медаль. В отсутствии оригинала подписи, пришлось приглядеться даже к автографу, вырезанному под словами: «Я люблю всех людей». Как же не ухватиться за соломинку в столь запутанной ситуации? Без сомнения, большой мастер медальерного искусства Вячеслав Попов работал с оригиналом подписи.
Судя по резному автографу, есть у него сходство с подписями, поставленными под тремя документами, о которых мы вели речь ранее. Конечно же, это лишь предположение. А посему, попытку экспертизы документов надо воспринимать, как нечто предварительное. Добавлю к этому и то, что по экспертизе удалось договориться со специалистом в области почерковедения, и выводы, изложенные мной выше, она подтвердила. Лишь строки о памятной медали появились у меня позже.

Вернусь к тому, с чего начали и Вы, и я – к публикации. Конечно же, Анна Столбова – не рыжеволосая американка Джен Псаки, ставшая звездой телеэкранов на фоне своеобразной трактовки известных военно-политических событий наших западных соседей. Но общее в них то, что обе дамы официально представляют позиции своих ведомств. Мне видится, что позиция Федерации альпинизма России по данному вопросу размыта и странна. Чтобы это понять, вернёмся ещё раз к экспедиции на Ушбу, о которой шла речь ранее. Ведь она презентовалась, как восхождение в юбилейный 70-летний год. И проходила под эгидой двух альпинистских федераций: грузинской и российской. С выходом недавней публикации получается, что руководители нашей федерации не ведают, что делает одна их рука, а что – вторая. Вполне возможно, что они приняли соломоново решение, но за двоякую позицию часто достаётся с обеих сторон.

Пока же, улыбчивое лицо счастливого человека, выдающегося альпиниста, наречённого ещё при жизни несколькими именами: Чхумлиан – Чхвимлид – Михеил – Минаан, смотрит с одной и той же фотографии, размещённой и на 75–летие, которое отмечалось в 2007 году (подробнее), и на 80-летие, обозначенное уже в 2015 году. Только с цифрами что-то у нас не ладится. А приходить к единому знаменателю, всё же, надо. Уж очень значима для альпинистской братии нескольких поколений легендарная личность мирового масштаба, получившая объединительное имя – Михаил, что означает подобный Богу. Богу, ходившему по земле с благородной душою, так рано поднявшейся на небеса.

Наш менталитет таков, что не можем мы не искать крайнего и не задать вопрос: кто виноват в сложившейся ситуации? Отвечу так: мы все. Ведь на исходе появления двойной трактовки даты рождения не нашлось тех или того, кто бы поставил вопрос, подобный вопросу Г.А. Старикова. И, уверен, ответ был бы найден. А разве можно упрекать того, ещё безусого ланчвалийского голубоглазого мальчугана, за то, что грёзил мечтой, испытывая неудержимое желание быть похожим на своих отважных родственников, с тем, чтобы, как и они, подниматься ввысь, где вершины омываются с облаками и откуда восходителю мир открывает всё новые и новые горизонты? Повернётся ли язык? Вряд ли. Можно лишь виртуально и слегка пожурить его за те, добавленные по юности годы, что тяжёлым камнем легли на его душу и теребили её всю столь короткую, но яркую жизнь. Впрочем, у Чхумлиана были примеры для подражания. Так же, в тяжёлые для страны годы, поступали юные защитники Отечества, уходя на фронт. Кому-то из них повезло больше, и они вернулись домой, а кто-то погиб на полях сражений. Печально, что у многих осталась лишь дата рождения. Нет, ни даты гибели, а порой - ни места захоронения. И добавленные годочки унесли они с собой. Но разве от этого их подвиги померкли?

Возможно, что Вы, уважаемый читатель, согласитесь со мной, а может быть и ...

* * *

P.S. Основа статьи, что выше, была подготовлена в конце апреля. Далее в неё вносились орфографические правки. Рубиконом стало 20 мая, после которого ничего существенного не правилось. Почему? Да, потому, чтобы сохранить изначальный текст и не подгонять его под полученные документы. Это было бы некорректно. Итак…

Поминая, что под лежачий камень вода не течёт, я искал тех специалистов, кто сможет помочь получить документы - первоисточники. Мне удалось выйти на «Грузинское Генеалогическое Общество», основателем и председателем которого является Юрий Константинович Чиковани. Чем меня привлекло столь звучное Общество? Во-первых, авторитет его руководителя - крупного учёного и признанного в мире специалиста. И, во-вторых, быстрая реакция на моё предложение и искреннее стремление к сотрудничеству. Вопрос с паспортом Хергиани пришлось отложить на время, поскольку он не прост, и предоставить такую информацию официальные государственные органы Грузии вряд ли смогут в силу разных причин. А вот, то, что по-нашему называется свидетельством о рождении получить можно, обратившись в Министерство юстиции Грузии, уплатив госпошлину и проявив смекалку. На всё про всё ушло у нас почти три недели. Спасибо Левани Лордкипанидзе – заместителю руководителя этого Общества, с которым всё это время мне довелось контактировать. Надеюсь, мы стали друзьями. Наконец 20 мая по электронной почте пришёл столь долгожданный скан копии с первого экземпляра Записи Акта о рождении будущего национального героя Сванетии и Грузии, легендарного советского альпиниста с мировым титулом «Тигр скал». Акт датирован 29 марта 1935 года. Он представлен на двух страницах (см. файлы: Акт о рождении Хергиани. Стр. 1 и Стр. 2). Из текста первой страницы следует, что дата рождения Чхвимиан Хергиани 20 марта 1935 года. В сопроводительном письме (см. файл: Сопроводительное письмо) на грузинском языке изложено, что «по записи ЗАГСА Мэстии выясняется, что Чхвимиан Хергиани родился в 1935 году 20 марта в Мэстии. Родители его отец: Бэсарион Хергиани, 25 лет мама: Хергиани Пацу (Фацу), 23 года». Сухо, но точно. Документы заверены прямоугольными штампами и круглыми печатями: Министерство Юстиции Грузии - Национальный архив Грузии, то есть той государственной структуры, которая изначально развернула меня на три… новые орбиты поиска.

Но и это не всё. Из биографии нашего героя известен факт награждения его в 1966 году орденом «Знак Почёта». Был Указ Верховного Совета СССР и дело не в формулировке награждённого. Она известна: за выдающиеся спортивные достижения. Перед подписанием Указа, как положено, подаются документы, а к формированию их в те годы подходили с особой щепетильностью. Исходя из этого, 19 апреля запросил некоторые данные из архивных документов. Снова пришлось ждать и опять надеяться, хотя «надежда - это чаще всего отсроченное разочарование» и она не всегда вселяет нужный оптимизм. Ответа так и не последовало. Вторую попытку сделал 15 мая, направив запрос в инстанцию покруче – Управление Президента РФ по государственным наградам. Я понимал, что, вероятнее всего, дата рождения, если подготовят ответ, будет 20 марта 1932 года, так как в паспорте у Михаила Хергиани возраст уже был скорректирован. Теперь меня интересовала дата выдачи паспорта, чтобы понять логику формирования тех самых личных документов, которые были найдены в альплагере «Шхельда». Мне кажется, что паспорт был выдан где-то в период с 1952 по 1954 годы. Изначально обнадёжило то, что через несколько дней пришло уведомление о регистрации моего запроса, но… спустя месяц в письме мне сообщили, что сведения о лицах, награждённых государственными наградами, находятся на хранении в Государственном архиве Российской Федерации. И снова запрос. И снова тикает время, но ждать уже нет смысла. Если поступят документы, то о сути их непременно сообщу.

А пока, вернусь к приведённому Вами, Геннадий Анатольевич, итоговому выражению «вот такие пироги…». Нет слов, фраза философски красочна и ухо ласкает. Хотя чувствуется в ней сокрытое внутреннее сожаление. Моей же душе созвучнее иное: «картина маслом». Так поговаривали гораздо раньше того, как Давид Маркович Гоцман (он же Владимир Машков), засветил эту фразу в остросюжетном телесериале «Ликвидация». Ибо такие, вот, крутые выкрутасы устраивает порою жизнь. А без них скучновато было бы всем нам жить на этом свете.

Искренне благодарю всех грузинских и российских коллег – альпинистов, кто каким-либо образом был сопричастен к подготовке настоящей статьи.

С уважением, Алфёров Вадим (Воронеж)



Сопроводительное письмо


Акт о рождении Хергиани. Стр. 1


Акт о рождении Хергиани. Стр. 2


Советский спорт 08.07.1969


Соболезнование 08.07.1969


Отзывы (оставить отзыв)
Рейтинг статьи: 5.00
Сортировать по: дате рейтингу

По вопросу года рождения М.Хергиани -

- известный спасатель Валерий Клестов во время нашей встречи у него дома (в пос. Эльбрус) 29.07.15 г. мне сообщил, что для него здесь нет никакой "загадки". Он хорошо знаком со многими родными М.Хергиани (и прежде всего, с его сестрой). Год рождения Михаила - 1935. А вот почему 1932, - Клестов объяснил всё просто. В приведённом в этой статье диалоге Хергиани с Белецким насчёт "личностных данных" Хергиани для вступления в школу инструкторов отсутствует ещё один факт: Хергиани не подходил не только по всем указанным показателям, но ещё (что очень важно) - и по возрасту (в 1951 году ему не было 18-ти лет). Вот чтобы "подойти по возрасту" ему и вписали ещё 3 года "лишних". Чтобы парня всё же принять, невзирая на бюрократические "препоны", а взирая на его данные и его умение и желание заниматься альпинизмом... Насчёт же того, "тронут" или "не тронут" музей и могилу Хергиани в Местии скажу: уже "тронули". И бюст его с могилы у храма сорвали и переставили к дому-музею, - прямо на "огород" (и смотрит восходитель теперь не на горы, - в сторону Ушбы, - а по ущелью вниз, - в сторону моря). Это я увидел на фото, которые мне Клестов показал. Скромный камень на могиле М.Хергиани всё же пока остался, хотя вот его убрать уже значительно проще, чем памятник. Вся эта "эпопея" с перемещением памятника, возможно, была связана с тем, что кому-то просто "приглянулось" место на кладбище, - а вот на "реликвию" и память Хергиани просто "наплевали". Обратите внимание - памятник М.Хергиани на двух первых снимках этой статьи стоит в совершенно разных местах (и второе фото - это там на "огороде", где он стоит сейчас, - не у храма). Была и сильная попытка со стороны жены брата М.Хергиани забрать "по наследству" дом у музея (это привело бы музей к полному разорению), но здесь в суде удалось пока доказать, что дом для музея был выкуплен государством, и потому по наследству передан быть не может. Насколько я понял, здесь борьба за музей продолжается, - её ведут и Клестов, и сестра М.Хергиани, и ещё несколько "подвижников", которым дорога память выдающегося восходителя. Могу добавить, что, насколько мне известно, националисты в Грузии разорили в Тбилиси и музей альпинизма, и музей шахмат (а грузинские шахматистки долгое время держали у себя мировую корону). Просто ради захвата помещений, - а всё содержимое просто выбросили на свалку. Это - характерный пример того, как националисты относятся и к национальной культуре, и к национальной славе. Плюют они и на то и на другое, - им важны лишь личные приобретения, да возможность путём лживой болтовни о "национальных ценностях" манипулировать сознанием людей. Так что, к сожалению, и вообще в Грузии, и конкретно в Местии далеко не все люди ценят и хранят национальные реликвии, национальную славу и свои музеи, и другие памятники культуры (включая и памятники войны, - как вандал Саакашвили взорвал памятник - известно). Печально, но факт. Патриотизм и национализм - совершенно разные вещи. В "главном" - они антиподы. Хотя "национализм" - это такое "косое", туманное и уродливое проявление человеческих заблуждений, что его трудно классифицировать в рамках обычных человеческих понятий. Национализм - фактически форма фанатизма. А все "фанатизмы" ходят с "вандализмом под ручку". Разрушители... А вот поднять общественную "волну" против этих безобразий с крушением памятников, музеев туристских хижин-приютов (есть и "такое" - в Приэльбрусье взорвали и хижину, и домик гляциологов) - надо. "Картина маслом"... И Клестов просил меня в этом помочь. Напишем!
 

Поделиться ссылкой

Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999-2019 Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100