Добро пожаловать !
Войти в Клуб Mountain.RU
Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

"Горы в фотографиях" - это любительские и профессиональные фотографии гор, восхождений, походов. Регулярное обновление.
Горы мира > Гималаи >


Всего отзывов: 0 (оставить отзыв)


Автор: Алексей Заводский, Москва

Экспедиция "Неизвестные Гималаи"

В сентябре 2015 года, мы вместе с Оксаной Чекулаевой организовали экспедицию в самое сердце индийских Гималаев штата Химачал Прадеш. Достаточно много фотографий мною уже было показано, на страницах портала National Geographic Россия вышло четыри материала по экспедиции. В магазине "Спорт-Марафон" мы с Оксаной прочитали лекцию о том как это было и показали много фотографий. Сегодня же я хочу объединить весь собранный материал в одном месте и предоставить его вам, мои Друзья:)

"То, что очаровывает нас, также ведет и защищает. Страстная одержимость чем-нибудь, что мы любим — парусами, самолетами, идеями, — и неудержимый магический поток прокладывает нам путь вперед, низводя до нуля значительность правил, здравый смысл и разногласия, перенося нас через глубочайшие ущелья различий во мнениях. Без силы этой любви мы становимся лодками, увязшими в штиле на море беспросветной скуки, а это смертельно".

Ричард Бах

Идея этой экспедиции, как и большинство всех отличных идей, пришла случайно. Впервые мы попали в тибетскую колонию Бир для того, чтобы полетать там на парапланах. Спустя какое-то время нам захотелось продвинуться дальше, в самую глубь Гималаев, и увидеть — что там, за горизонтом.

Первая разведка состоялась в прошлом году. Очень быстро стало ясно: мы нашли что-то по настоящему фантастическое. Горы, покрытые снегом изрезанные и острозубые вершины совершенно нетронутая земля, никаких намеков на цивилизацию — все это выглядело весьма заманчиво. Было безумно интересно, как живут местные жители в такой глуши — в окружении огромных шеститысячников и высоких перевалов, без каких-либо технологий, практически отрезанные от внешнего мира. Пройти путь из Тибетской колонии Бир до Манали, преодолеть более 100 км пути через нехоженые перевалы, выйти за привычные рамки комфорта и безопасности было отличной возможностью поискать ответы на свои вопросы о ценности тех или иных вещей, открыть что-то новое не только об этом удивительном месте, но и в первую очередь — о себе. Когда эту идею открыл для себя еще один увлеченный человек, было решено — идем.

Нас четверо: Оксана Чекулаева и Алексей Заводский (руководители экспедиции), Денис Ульянкин и Лариса Макаровская. Мы тщательно готовились, подробно изучая карты, несколько раз выверяя список снаряжения, запасы еды и газа, стараясь продумать все возможные варианты. В нашем распоряжении были самые последние средства навигации, Spot на случай экстренной эвакуации, радиостанции для связи между собой, но даже при этом с самого первого дня путешествие подкидывало немало сюрпризов и сложностей, о которых мы и не догадывались в начале пути.

В отличие от Непала, в Индии треккинг не так популярен. Помощники, готовые понести часть груза — неизбежная составляющая любого выхода в отдаленные от цивилизации места, но найти их оказалось непросто. Долгие поиски, к счастью, увенчались успехом — к нам присоединились Абу, Алу и Такур. С неба льют потоки воды, но ждать нам некогда: грузимся в машины и отправляемcя к месту, откуда стартует пешая часть экспедиции.

Один из монастырей в тибетской колонии Бирм. Место старта экспедиции.

На пути нет уютных гест-хаусов и чайных домиков, как, впрочем, нет и людей, которые могли бы показать дорогу и как-то помочь — кроме, разве что, местных пастухов. В первый день дождь так и не утих, а на вершине холма к нему добавился порывистый ветер. Вся эта радость хлещет порывами по лицу, камеру не достать, но мы продолжаем движение.

После полудня добираемся до небольшой каменной хижины, где решили остановиться и чуть подсушиться у костра, а заодно и устроить перекус припасенным печеньем. Хозяин хижины любезно соглашается сварить нам молочного чаю на костре с дымком — как положено.

Мы еще не знаем, что в скором времени подобным аскетичным пристанищам мы будем радоваться как манне небесной. Рассиживаться некогда — благодарим хозяина за чай и двигаемся дальше.

На пути нам встречаются пастухи и местные жители в совсем крошечных селениях.

Спустя шесть часов пути добираемся до места первой ночевки — небольшой точке на карте с названием Raj Gunda. Походный ужин - это всегда самый вкусный ужин на свете, а как спится после первого ходового дня — не передать словами.

Хвост муссона достал чернила и бушевал всю ночь, осыпая нас громом и молниями. Однако утром распогодилось, выглянуло солнце. Навстречу попадались улыбчивые местные жители. Не избалованные вниманием фотографов, они с удовольствием позировали на камеру, а затем просили показать, что получилось.

Тропа проходила по чумовому хвойному лесу, который буквально дышал, отдавая тепло и окутывая все вокруг туманом, уводя нас все дальше в сторону неизвестности.

Во второй половине дня погода резко испортилась: по ущелью засвистел промозглый ветер, снова полил дождь. Вдобавок на нашем пути возникла новая преграда — горная река, больше похожая на спускающийся вниз по склону водопад,. Мы прочесали ее вверх по течению, но все тщетно — никакого намека на переправу нигде не было видно. Стало очевидно, что реку придется штурмовать вброд. К нам на помощь пришли пастухи из хижины неподалеку — показали, где лучше перейти реку. Глубина местами доходила до колена, но мощный поток ледяной воды и огромные валуны под ногами не вызывали большого желания снимать ботинки. После всех этих водных процедур мы решили остаться на ночь в домике пастухов, благо внутри уже горел костер и можно было просушиться.

Наше пристанище представляло из себя кош с каменным основанием и невысокими стенками. В основе крыши лежали палки, на которые были натянуты куски полиэтилена. Внутри — земляной пол, у дальний стенки от входа — очаг. Топилось все это сооружение по-черному, дымоход предусмотрен не был. Находиться в этом доме можно было только сидя на полу, так как все пространство выше пояса заполнялось едким дымом, от которого моментально слезились глаза и першило в горле. Стены таких домов не изолируют, но по крайней мере защищают. Вечером все пастухи собрались у очага и принялись варить незамысловатый ужин. В меню был рис, дал (чечевица) и чапати (хлебные лепешки). Здесь так едят практически все. Одно и то же два раза в день, всю жизнь.

А мы приготовили свой ужин:)

Радушные хозяева предложили нам местного алкоголя — самогон градусов под шестьдесят, настоенный на местном корне Чора. Немного терпкий на вкус, чем-то напоминающий настойку на травах алкоголь легко проходил через горло и обжигал пищевод. О целебных и иммуностимулирующих свойствах этого корешка, растущего только в горах штата Шимчал Прадеш на высотах от 1700 до 3500 метров, ходит множество легенд. Как и в случае с кардицепсом в Непале, его сбор — это основной, наряду со скотоводством, источником дохода для местных жителей. Мы выпили по чуть-чуть, а вот пастухи приняли на грудь нормально — и вскоре затянули протяжную песню.

Тяжело передать на бумаге те эмоции, что чувствует путешественник, оказавшийся на подобной посиделке. Весь этот антураж жилища, подсвеченный открытым огнем костра, едкий дым, алкоголь и песни местных пастухов — абсолютный сюр. В такие моменты чувствуешь себя Алисой, падающей в кроличью нору. Чем дальше падаешь, тем интереснее становится.

После ужина вышли чуть прогуляться по округе, светила полная луна и мы сделали пару ночных снимков.

А вот так выглядело наше убежище снаружи))

А это та сама река которую пришлось штурмовать в этот день!

Перед сном не удержался от саблазна сделать фотографию нашего ночьлега)

Мы продвигались дальше, и с набором высоты пейзаж вокруг быстро менялся.
Хвойные леса сменились забитым прошлогодним снегом ущельем.

Фиксируем изменение высоты на нашем GPS Garmin epix.

Открылось небо, впереди показались заснеженные вершины.

Фото Оксаны Чекулаевой

Фото Оксаны Чекулаевой

Но радоваться было рано. Наши помощники сильно отстали и, придя к месту нашей очередной стоянки — небольшой хижине пастухов на 3800 м, — заявили, что дальше не пойдут. Уже завтра здесь, возможно, будут лошади и пастухи, но сейчас впереди заснеженный перевал высотой 4700 метров, по которому они не хотят идти с тяжелыми рюкзаками и без тропы. Времени ждать не было — нужно было разруливать ситуацию. Помощники, молодые ребята из Бира, первый раз шли по этому пути. У них не было особого опыта в больших горах, поэтому они не на шутку волновались — смогут ли вообще подняться. Пришлось их разгружать.

На фото пастух, хозяин хижины, возле которой мы остановились в этот день.

Фото Оксаны Чекулаевой

Наша стоянка.

Фото Оксаны Чекулаевой

Последний кусочек синего неба укрыли облака, а мы, взяв часть личных вещей и самое тяжелое из рюкзаков портеров решили сделать заброску на перевал во второй половине дня. Пробираясь сквозь туман практически бегом, недолго полюбовавшись закатом над неприступными вершинами, обратно большую часть пути мы шли в свете луны и фонарей. Еще одна ночевка на краю бесконечно звездного неба, в окружении отары овец, недоверчиво светящих глазами. Наш следующий день обещал быть долгим.

Во время заброски под перевал.

Фото Оксаны Чекулаевой

Проснуться пришлось еще затемно. Нужно было выйти как можно раньше, чтобы иметь запас времени на тот случай, если во второй половине дня погода начнет портиться. Ведь нам предстоял серьезный набор высоты на перевал Тамсар и не менее опасный спуск в ущелье.

Высота, тяжелые рюкзаки не позволяли перемещаться так быстро, как нам бы хотелось. Хорошо набитая отарами овец тропа в какой-то момент сменилась садом камней, а затем перешла в вертикальный снег. Финальный подъем на перевал оказался значительно круче, чем нам бы того хотелось — пришлось подрубать ступени в снегу, чтобы обезопасить подъем, который в общей сложности занял 10 часов.

Выходили на перевал уже под снегом. Денис поднялся без особых проблем, Ларисе пришлось сложнее, но так или иначе мы все оказались на перевале. Сделали несколько фотографий друг друга и уже было собирались начать спуск, как с противоположной стороны из-за поворота показалась отара овец и коз. С ней шли пастухи с собаками и навьюченными лошадьми. От увиденного у нас буквально пропал дар речи — настолько круто это выглядело. Вокруг белоснежные вершины, все завалено снегом, и через эти снега пастухи гонят скот в соседнее ущелье на свежие пастбища. Мы даже и не могли мечтать, что такое доведется увидеть своими глазами.

В облаках появились просветы, на другой стороне перевала погода была значительно лучше. И мы, конечно же, принялись все это снимать. Мы просто обязаны были сделать эти кадры. Пастухи же, как нам показалось, были удивлены встрече не меньше нашего, но при этом были очень улыбчивы и приветливы и совсем не против, чтобы их фотографировали.

Когда отара достигла перевала, пастухи проверили поклажу на лошадях и засмолили чилум — глиняные трубки для курения табачных смесей. После небольшого отдыха мы отдали пастухам наши перекусы в виде батончиков, и они со своим стадом отправились вниз.

За ними последовали и мы — время уже поджимало.

Фото Оксаны Чекулаевой

Невероятная встреча на перевале, красота горных вершин, озеро Тамсар — на протяжении всего спуска мы оставались под впечатлением, да и до сих пор находимся под ним.

Фото Оксаны Чекулаевой

До деревни Барабангал в этот день спуститься не получилось. Остановились на ровной площадке, где паслось стадо овец. Палатку ставили уже в сумерках, а ужин готовили впотьмах. Еще один длинный и насыщенный день — вот уж действительно от рассвета до заката.

На следующее утро мы собрали свой лагерь и отправились вниз по ущелью, до деревни оставалось совсем чуть-чуть!
Деревня Барабангал показалась еще издалека. Она располагалась на склоне, как бы на перекрестке двух рек, в котле четырех ущелий. По трем из них можно выйти на Большую Землю, четвертое ведет в тупик.

Фото Оксаны Чекулаевой

Все три возможных варианта добраться до деревни простотой не отличались. Первый пролегал через перевал в 4720 метров. Второй еще хуже — выйти в Манали через такой же по высоте перевал, но только путь там длиннее, а сам перевал сложнее. Третий вариант — самый короткий, всего три дня пути, — но значительно более опасный и «техничный», чем оба предыдущих. В результате мы остановились на первом варианте.

Первые местные жители деревни Барабангал.

Фото Оксаны Чекулаевой

Уже на входе в деревню стало ясно: иностранцев тут видели не часто, если вообще когда-либо видели. Из каждого двора и каждого окна мы ловили на себе любопытные взгляды. Впрочем, все они были приветливыми — несмотря на удивление, жители деревни оказались нам рады.

Нас определили в одиноко стоящий пустой дом с двумя комнатами и чем-то наподобие кухни. Не совсем понятно, для чего он служил жителям деревни, но он был свободен. Возможность поспать на нормальных кроватях нас подкупила — палатки решено было не ставить. После размещения и обеда мы отправились гулять по деревне. Местные жители с радостью фотографировались — было видно, что такое повышенное внимание к их персонам для них непривычно и в то же время лестно. Мужья звали фотографироваться своих жен, жены приводили детей, дети становились в ряд и начинали позировать, что нам было совершенно не нужно — в таком случае кадр получается постановочным и искусственным.

Фото Оксаны Чекулаевой

По опыту можем сказать, что когда совершаешь треккинг в популярных районах Непала, где туристическая проходимость измеряется тысячами человек в месяц, местные жители фотографируются неохотно. Они устали от повышенного внимания, очень часто можно услышать в свой адрес резкие высказывания. Тут же дело обстояло прямо противоположным образом, и мы даже получили приглашение на ужин. Да, ужин с местной едой в традиционном доме — это то, что нужно для полного погружения в мир жителей Барабангала. Но каково было наше удивление, когда войдя в дом, мы увидели на месте печи все тот же очаг открытого огня, то есть по сути костер посреди комнаты. На Руси топить избы по-черному перестали еще в 18-м веке, а тут и в 21-м ничего не поменялось. Впрочем, дым поднимается и уходит в щели под крышу. Если сесть на пол, то получается вполне приемлемо — дым почти не ощущается.

Хозяева подали к столу традиционное индийское блюдо тали. В его основе рис, подлива из чечевицы и тушеные овощи. Все просто, но по-домашнему вкусно. В Индии, особенно в деревнях, принято есть руками. Поэтому перед едой одна из хозяек дома прошла с ковшиком и ведерком, чтобы все сполоснули руки. Нам же, как почетным гостям, выдали ложки и вилки.

За ужином расспросили хозяев дома, чем живут люди в деревне. Пообщаться максимально по душам языковой барьер, конечно, не позволил, но через помощников все-таки удалось кое-что выяснить. Деревенские, в основном, живут сельским хозяйством и скотоводством, Выращивают рис, чечевицу, бобы, картошку, пшеницу, помидоры, кабачки из фруктов, пожалуй, только яблоки и еще кое-что, но об этом просили не писать. Коров, коз и баранов держат для себя и на продажу. Также местные собирают в гималайских лесах различные снадобья — в основном, корень и цветы растения ратанжот, а также кару.

Ратанжот используется в традиционной аюрведической медицине в качестве желудочно-кишечного и кожного антисептика. Говорят, что его отвар может останавливать даже внутренние кровотечения, например, при язве желудка. Верхушки цветков применяются как средство от ночных кошмаров, чувства беспокойства и нервозности. Собирают его весной и сушат для дальнейшего использования. Растение кару является основой для приготовления многих аюрведических лекарств в гималайском регионе и обладает общеукрепляющими свойствами.

На следующий день мы узнали, что в деревне праздник. Все мужское население деревни под звуки ритуальных труб направилось на соседний холм. Едва сдерживая любопытство, мы последовали за ними.

Мужчины, прихватив с собой барана, собрались у небольшого индуистского храма бога Чамбо. Нам было стыдно: мы впервые слышали это имя. Как позже выяснилось, переживать не стоило: Чамбо — исключительно локальное божество, поклоняются ему только в Барабангале.

Барану оперативно отрезали голову, освежевали тушу. Снимать процесс нам категорически не разрешили — мол, религиозный ритуал, который можно только наблюдать, но никак не фиксировать. Мы не стали спорить, но затем, уже в процессе разделки и приготовления мяса, все же сделали несколько карточек на широкий угол. Мужчины разделились на две группы: одни разделывали мясо, а вторые играли в карты. Через какое-то время произошла смена: игравшие пошли разделывать — и наоборот. Все это происходило под систематическое опрокидывание рюмок с рокси (местный самогон), и через какое-то время очень многие уже перемещались по поляне, пошатываясь.

Один из местных аксакалов заинтересовался моим прибором Garmin.

Процесс затягивался, и я решил прогуляться по деревне, дабы выяснить, что вообще празднуем и будет ли происходить еще что-то интересное. Оказалось, что празднуем окончание сбора урожая — фестиваль под названием Джагра. Местные меня заверили, что самое интересное начнется после захода солнца: вся деревня соберётся в одном дворе и будет что-то… Что именно, жители объяснить не смогли, но дали понять, что пропустить такое нельзя. Я подумал, что предстоит просто групповая пьянка: вся деревня будет пить рокси и есть барана, но я сильно ошибался.

После захода солнца под звуки труб и ударных инструментов, видимо, специально предназначенных для подобных ритуалов, вся деревня действительно собралась в одном из дворов. В центре стоял мужчина с факелом, и это был единственный источник света. Люди сидели на земле на специальных ковриках, оставив свободной небольшую площадку, на которой вот-вот должно было развернуться действо. Нас посадили так же, как и всех — на землю, но освободили места в первом ряду. Снимать категорически запретили и следили за этим строго.

Сперва на площадку вбежал толстенький мужчина. Он был гол по пояс, а снизу облачен в белую многослойную юбку до колен. Мужчина скакал по импровизированной сцене, что-то кричал и бил себя цепями по спине. Это было похоже на какой-то племенной танец, но при чем тут цепи? Как выяснилось позже, этот персонаж символизировал то самое божество Чамбо, отвечающее в этих местах и за хороший урожай, и за благосостояние деревни и его жителей. «Божество» продолжало прыгать, издавать громкие звуки и лупить себя по спине короткой цепью. Затем оно указало на кого-то из толпы, и на сцену вышел один из жителей деревни. Он также взял в руку цепь и начал проделывать примерно то же самое. Через какое-то время из толпы вытащили молодую женщину. Она встала неподвижно справа от сцены. Символизирующий божество что-то сказал ей и поставил тику на лоб, после чего она заняла свое место в зрительном зале. Немного спустя мы буквально подпрыгнули от визга одной из женщин, которая, изображая что-то вроде электрошока, пританцовывая выбралась на центр площадки.

Выглядело все это чертовски необычно. Очень хотелось сделать хотя бы какие-то фотографии, а еще лучше — небольшое видео. Мы с Оксаной решили переместиться из первого ряда в последние и из-за спин зрителей (в последних рядах сидеть было негде и люди стояли) попробовать что-то снять, но как только местные заметили у нас камеру, сразу же в очень строгой форме дали понять, что если мы хотим остаться, со съемкой надо завязывать. Никакие аргументы — мол, это буквально пара фотографий для себя! — не принимались. Камеру пришлось убрать.

Тем временем картина на сцене оставалась примерно той же. Прыгающие с цепями мужчины менялись, «божество» ставило тики на лоб тем, кого вызывали из толпы. Как правило, это были женщины, но и мужчин вызывали тоже. После окончания действа мы попытались выяснить у местных, что же все это значило, но в силу минимального владения населения английским, мы практически так ничего и не узнали. Не исключено, впрочем, что местные просто не хотели делиться самым сокровенным с пришлыми иностранцами. В любом случае было очень круто — ничего подобного мы раньше не видели. Попасть на реально закрытое и очень локальное мероприятие — очередной подарок судьбы.

По окончании ритуала вся деревня разошлась по домам. Мы тоже отправились спать — на следующий день нам предстояло покинуть деревню и продолжить свой путь.

Собравшись покинуть Барабангал, мы столкнулись с новой проблемой. Местные хором заверяли нас, что за предыдущие дни на единственно возможном проходе в Манали — перевале Калихани — выпало очень много снега, тропы нет и пройти невозможно. Пришлось рассматривать альтернативные варианты. Мы ходили по деревне, в которой местные жители отправляли детей на зиму в другие, более теплые регионы. Ну не через перевал 4700 м же они пришли сюда?! Здесь просто обязан быть более простой путь к цивилизации. С этой мыслью мы начали выяснять возможные альтернативы по возвращению в Бир.

Вариантов оказалось два. Первый — вернуться обратно в Бир тем же путем. Второй — выйти из Барабангала еще одной тропой, которая должна была вывести нас к ближайшей грунтовой дороге, где уже можно взять транспорт. Как нас заверили местные, это «short and easy way», который идет по ущелью, без перевалов и занимает 2-3 дня.

Наша команда вместе с индийскими помощниками и новыми друзьями из Барабангала перед началом обратного пути.

Наши помощники не знали этой тропы. Лошади там не ходят, и нам пришлось взять местного проводника. Какими критериями он руководствовался, говоря о том, что это легко, мы не знаем, но на деле путь оказался гораздо сложнее того, который мы проделали, чтобы попасть в Барабангал.

Да, мы шли через перевал, да, он был длиннее, но первый день пути из Барабангала перекрыл все это с лихвой. Тропа оказалось просто чудовищной, а с тяжеленными рюкзаками поход превратился в выживание.

Фото Оксаны Чекулаевой

На пути постоянно возникали спецучастки, где тропы либо просто не было, либо она сползла за сезон дождей. Кое-где мы и вовсе тренировались в скалолазании, спускаясь по отвесным скалам в самый низ к реке и потом карабкаясь оттуда куда-то вверх, чтобы — возможно! — выйти на что-то, хотя бы напоминающее тропу. Знай мы заранее, где придется идти, определенно выбрали бы первый вариант и вернулись тем же путем обратно.

Когда этот адский день закончился и мы вышли к деревне, где планировали остаться на ночлег, наши помощники сказали, что ничего сложнее и опаснее они в своей жизни еще не делали и запомнят этот день на всю оставшуюся жизнь. Что тут скажешь: мы все его запомним.

На ночлег остановились в крохотной деревушке на вершине. Стоит отдать должное местным за выбор вида из окна. Решили не ставить палатки, а вместо этого разместиться на крыльце под навесом одного из домов. Сил у нас осталось только на то, чтобы приготовить ужин и закутавшись в спальники, отправиться на боковую.

Утро выдалось чудесным: нет ничего прекраснее, чем открыть глаза и увидеть прозрачный морозный горный рассвет.

Мы позавтракали и начали было собираться в путь, но тут местные привели женщину с окровавленной головой и попросили у нас медицинской помощи. Оказалось, что откуда-то со склона ей на голову прилетел камень... в результате — сильный ушиб, рассеченная кожа и, возможно, небольшое сотрясение.

Кровь удалось остановить на удивление быстро, но чтобы как следует обработать рану, пришлось состричь часть волос. Оксана промыла рану перекисью водорода, обработала антисептиком и наложила повязку.

По хорошему, потом все равно надо было обратиться в госпиталь, но местные махнули рукой: мол, до ближайшей больницы два дня пешком. Мы оставили местным антибиотиков, обезболивающих и противовоспалительных препаратов и сказали, чтобы на следующий день поменяли повязку. Надеемся, что в результате для пострадавшей все закончилось хорошо.

Тропа была достаточно уверенной, и к вечеру мы спокойно добрались до нашей последней ночевки в этой экспедиции. Совсем маленькое местечко, буквально пара домиков, палатки ставить опять не пришлось, так как местные с радостью согласились пустить нас к себе домой.

Пара карточек по пути:)

Фото Оксаны Чекулаевой

В заключительный день экспедиции мы проделали совсем небольшой переход и уже к обеду добрались до цивилизации. Конечно, цивилизацией это можно назвать с натяжкой, но тут уже есть газировка, яйца и, главное, дорога — то есть можно найти транспорт и добраться туда, где ждет горячий душ, чистая постель и вкусная еда. Поскольку в запасе было еще пару дней, мы решили, что можно их провести в каком-нибудь приятном месте. Выбор пал на Маклеод Гандж в штате Химачал-Прадеш — там находится резиденция Его Святейшества Далай-Ламы. Комфорт, буддистское спокойствие и умиротворение — то, что нужно усталым путникам после сумасшедших экспедиционных дней.

Хочется сказать отдельное спасибо The North Face Russia, ребята, ваш экип реально лучший, всё отработало на 200. Спасибо Garmin Russia за навигационные приборы. Без хорошей навигации трудно представить хотя бы одну серьёзную экспедицию. Страховая компания ВАЖНО сделала для нас отличные экстримальные страховки, слава Богу, что они не пригодились, но с ними нам было гораздо спокойней)

P.S. Текст был написан совместно Мной и Оксаной. Редакторская правка Ильи Минского (редактор National Geographic Россия). Фотографии, те что не подписанные, мои, фото Оксаны все подписаны.

P.P.S Не успела закончиться эта экспедиция, как мы уже стали планировать нечто подобное на следующий год. Есть идея пройти похожий маршрут в сентябре 2016 года, только начать его в Манали, выйти в Барабангал, а закончить в тибетской колонии Бир. Надеюсь всё сложится и мы это сделаем)

P.P.P.S. Видео с лекции по итогам экспедиции в магазине "Спорт Марафон" можно посмотреть тут


Поделиться ссылкой

Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999-2017 Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100