Добро пожаловать !
Войти в Клуб Mountain.RU
Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

"Горы в фотографиях" - это любительские и профессиональные фотографии гор, восхождений, походов. Регулярное обновление.
Горы мира > Крым > Шаан-Кая


Всего отзывов: 1 (оставить отзыв)
Рейтинг статьи: 4.00


Автор: Сипавин Валентин, г. Харьков

…Или Большие «малые» горы

Читайте на Mountain.RU:
Сорокалетию «Зенита» посвящается…
- Все будет как в Больших горах, поверь мне!
- Джон, не преувеличивай, просто ты этим летом никуда не ездил!
(из разговора перед поездкой)

Выгрузились из автобуса у развилки на верхнюю дорогу при въезде в Алупку. Поснимали куртки (будет жарко) и потихоньку пошли вверх. Баулы тяжелые, где-то по 30-35 кг. Но настроение отличное, особенно после того, как у спасателей в Ялте зарегистрировались. Спокойно как-то на душе.
ЛЮДИ!!! Не пренебрегайте спасательной службой, регистрируйтесь! Вам же лучше… и другим. Хотя неизвестно, как спасать вас будут в случае чего…

Идем в тяжелых кожаных ботинках, тащим кучу снаряжения, еды на несколько дней, бивак. Прямо как на подход в… да нет, это же просто Крым! Дошли прямо под стену. Побросали вещи и сразу пошли к началу маршрута, потом заглянули в грот, вернулись и начали ставить лагерь, разгребать хвою под кострище. Пожарная безопасность, кстати, - важная составляющая бивака. Особенно, если учесть, что все деревья здесь снизу обгоревшие…

Вопрос обработки даже не стоял – мы с ним сразу согласились и запланировали. Поэтому утром все просто: встали и пошли. Ну, поели, конечно.

Первую веревку я пробовал осенью, надеясь идти «Зенит» на чемпионате Украины в Малых горах. Но его тогда не оказалось в рейтинге, и мы не полезли (и очень правильно сделали!!!). В этот раз начинает Джон – первая веревка «Зенита» простая, чем он и заманивает, легко вводя в заблуждение о легкости маршрута многих альпинистов. Сколько связок его пробовали? Две, пять, десять? Судя по количеству дюльферных петелек, которые мой товарищ уже накидал на землю, снимая их со шлямбуров, - немало. Да и на первой веревке сюрприз: до станции надо подойти лазаньем (в нашем случае - 2 скайхука на рельеф в силу холода и ботинок на ногах). Что же будет дальше? Об этом я думаю, страхуя Джона с земли, кутаясь в пуховку. А другу жарко. Даже куртку сбросил вниз (правда, в меня не попал).

Сегодня не спешим – сколько сможем, столько и провесим. Главное, подогнать снаряжение и выработать схему передвижения (порядок вщелкивания лесенок от крюконог, оттяжек и т.д.).

Сразу осознали свою первую и главную ошибку – взяли мало карабинов. Лезть задумали по два участка. А у нас всего 22 оттяжки. Плюс еще пара петель для блокирования старых крючьев со шлямбурами «Попова-Шелхакова» на промежутках. В первый день мы щелкали иногда просто по одному карабину в ухо. Но в дальнейшем приходилось каждый раз приспускаться вниз и собирать 5-8 оттяжек. А это очень выматывало, особенно в первый раз, когда я, по глупости и наивности, вверх полез на одном жумаре. Ха, а ведь уже нависание было. А еще тянешь себя через карабин, проигрывая в расстоянии в 2 раза. Выигрыш в силе на нависании зафиксирован не был. Зато после этого дела была зафиксирована сильная слабость. Приходилось больше отдыхать. И в следующий раз не выпендриваться и все делать по-человечески.

После двух участков Джон укрепил имевшуюся там станцию и стал принимать меня. Потом напарник полез еще один участок.

Думаем, что именно эти два участка являются переломными в борьбе многих команд. На втором участке отсутствовал один шлямбур – забили «съёмник», который потом забрали. И на третьем участке неприятно: начинается сыпушная порода, со шлямбурами тоже не в порядке. В одном месте вместо старого шлямбура забит «спит», наполовину вылезший, потом ничего. Теперь тут тоже дырочка от нашего «съемника». А еще маршрут начинает петлять. И тут опять западня: возьмешь короткие оттяжки – протягивать веревку тяжело возьмешь длинные, по 60 см – при вырывании старого шлямбура дольше лететь, и, следовательно, выше вероятность начать вырывать дорогу.

Думаем, что при срыве лидера, особенно на нависании, возможен вырыв всей дорожки: в старых шлямбурах алюминий сгнил, а добитые связкой Попов-Шелхаков (на одном даже была замечена надпись «Крым 300 кг») тоже не внушают особого доверия, хотя на станциях встречаются уши толще, чем 2 мм. Так что если полетишь вырывать дорогу, то надежда только на станцию. Поэтому мы их и укрепляли. Хотя это очень субъективное мнение…

После Джона лезть моя очередь. И опять подарок: через несколько шлямбуров преодолеваешь плиту, висящую «на подхват». А она острая, выше дорожка по ней идет. При её обрыве веревку срежет сразу … Пытаюсь не сильно нервничать от таких мыслей…

Но дальше порода покрепче, и я «напираю» (если так можно назвать нежные движения на старых, почти сорокалетних (!), шлямбурах). Но вот участок пройден, блокирую на станции все шлямбура, что там есть, и лезу дальше. Метров за 10 до уже видимой станции опять пробел в дорожке. Уже третий. А говорят, мол, перестежка, неинтересно… И рядом разбитый шлямбур с оторванным и расплющенным ухом. Не срыв явно. Кто-то специально? Верить не хочется, хотя такое встречается в местах, где пролезть можно или на скайхуках пройти. Но особого желания уходить в лазанье у меня нет (хотя по теплому и в скальниках не очень круто), и я начинаю бить дырочку…

Темнеет. Фонарей сегодня не брали. Делать нечего - блокирую забитый шлямбур со старым и еду вниз. От станции с Джоном сразу уезжаю вниз. На первом участке висит «половинка» в 8 мм. Бросаем вниз концы, и Джон уезжает с верхней страховкой. Необычность этой процедуры состоит в том, что веревка перебита где-то метрах в 10 от конца, и надо еще разобраться, чтоб съехать на целой половинке. А мне по двойной, в принципе, все равно.

Угадали… Съехали…

Сразу же Джон позвонил спасателям, сказал, что завтра отдыхаем (если честно, то я ушам своим не верил от радости), и пошли к палатке.

На следующий день собирали грибы для плова, осматривали местные болдеринговые камни, поглядели на маршрут «День Победы», нашли еще неизвестные нам 2 маршрута на Зуб у Шаан-Каи – «Лукоморье» и «Зубастик». Маршруты простые и пробиты под freeclimbing. Кто-то отремонтировал «Грищенко правый» – видны новые шлямбура на первой веревке, начало смещено влево к щели под лазанье, а не по дереву. ТОВАРИЩИ!!! Давайте как-нибудь стараться сообщать о проделанной работе, особенно про отремонтированные маршруты и сделанные новые!!! Их не так уж и много, особенно качественных и безопасных. По новым шлямбурам и нам захотелось на м-т Грищенко, только где прочитать об этом? Ведь есть же сайты, журналы, в конце концов…

Плов удался на славу…

Вечером собрали все, даже оттяжки и лесенки развесили на системы, чтоб утром оперативно все сделать. Погода портится. Вечером, в 18.30, залазим в палатку, чтоб не мокнуть…

Звенит будильник в 03.50 (обычно на гору в такую рань не в Крыму встают, а на Кавказе, например!). Включаемся быстро, несмотря на то, что ночью шел дождь и мысленно мы уже расслабились и спали с уверенностью невозможности выхода.

- Жаль, конечно, но сегодня вряд ли. Всю ночь дождь. Слышал?
- Слышал.

Пытаемся совместно найти повод не вылазить из палатки. Через 5 минут: «Но надо вылезти посмотреть. Если совсем плохо – опять залезем».
Уже потом мы поймем цену этой фразы, потому что следующие два дня погоды не было, следовательно, если бы мы не пошли сегодня, не сходили бы вообще.
Вылазить прохладно. Надели системы. На завтрак остатки вчерашнего плова с грибами. Посидели под стеной «на дорожку» и полезли.

Жумарить в полной темноте со светодиодным фонарем по одинарной веревке оказалось довольно простым, но не приносящим удовольствия занятием. И очень не рад был этому Джон. В силу того, что я бросаю на него камни. Причем много.

Когда жумарил второй участок, почувствовал рывок и завис. Начинаю нервно осматривать себя и снаряжение. Сломалась титановая (!) пряжка на правой крюконоге производства «Урал-Альп». Так, сюрпризы начинаются! Завязал узлом и полез дальше. Но вот мы собрались на станции, от нее я привязал вторую веревку и полез. Долез до конца обработанного и полез дальше. Но недолго. Еще метров 10-12. Станция. Бью шлямбур, блокирую с двумя «Попова-Шелхакова» и одним старым. Пока подходит Джон, я смотрю вверх. Лезть мне сейчас туда, вот и смотрю. Думаю, дойду до внутреннего угла точно, уж очень близко он кажется. А от станции первого шлямбура нет - лепесток в полутора метрах ржавый забит. Так, подарки продолжаются! Хоть и не высоко, но с фактором 2 на станцию ой как не хочется прилететь. Постучал, аккуратно нагрузил, достал до следующего шлямбура…

Нависание как-то скрадывается, потому что вся стена отрицательная, наверное. Но работать тяжело. Как-то быстро долез до основания угла. Тут промежуточная станция, и я еду вниз подсобрать оттяжек.

Дальше по углу, через «морковку», вправо. Из угла начинается разрушенный пояс. Еще крючьев пять - и упираюсь в два старых шлямбура, забитые в, мягко говоря, не монолит, и ржавый крюк, забитый в живую нашлепку. Тут, видать, станция, но я не псих. С надеждой гляжу вверх. Через пару метров замечаю крючья станции Попова-Шелхакова и лезу туда. Тут монолит (если так можно назвать участок стены в 1 квадратный метр, окруженный очень неприятной шелушащейся породой). Интересные тут станции – сразу видно, на каком шлямбуре в сидушке висел страхующий – протерты или пробиты ниже шлямбуров горизонтальные линии от обуви. Когда долго страхуешь, да еще и зимой (как в нашем случае), слегка постукиваешь ботинками по стене несильно: то ли чтоб согреться, то ли чтоб ноги не затекали, то ли нервы…
На часы не смотрим принципиально.

Следующий участок лезть не мне, поэтому забираю сидушку у Джона, устраиваюсь поудобнее, пытаюсь примостить рюкзак между холодной стеной и коленями, чтоб теплее было, но из этого ничего не выходит. С первых метров Джон даже немного занервничал, потому что от любого прикосновения к стене (ботинком, рукой или карабином) сыпались мелкие камни. Но надо отдать должное первопроходителям – расстояния между шлямбурами хоть и большие, но забиты крючья в участки монолита размером 20吐 сантиметров, редко встречающиеся среди этой сыпушной породы.

Скорость движения первого падает. Это и неудивительно. Тут надо быть очень осторожными, двигаться плавно, к тому же этот участок с максимальным нависанием. Правда, плюс в том, что с высоты трех метров над станцией все камни от первого пролетают за спиной у страхующего. А летят они постоянно. И не только маленькие…

В конце участка Джон проделывает обязательную процедуру по сбору нижних оттяжек и лезет дальше. Тут нависание максимальное. Сначала оно как-то не замечается. Но когда идущая от верхнего вторая веревка болтается в 5-6 метрах за спиной у страхующего, то сомнения отпадают!
Дались эти метры очень непросто! Тут напарнику потребовалась максимальная концентрация силы, филигранность и плавность движений на старых шлямбурах!

Пока Джон бьет шлямбур на станции, съедаю полсникерса, немного пью, фотографирую туман вокруг. Замерз, но ничего, сейчас согреюсь.

Но все оказалось не так просто. В чем особенность подъема по перилам на нависании? В том, что выщелкнуть веревку из оттяжки тяжело, а если маршрут еще и петляет, то вообще становится проблематично. Но в процессе подъема выработалась пара способов. Но тут случилось все гораздо интереснее. Джон-то съезжал железо собирать, а после этого маршрут резко вправо уходит. Долез я до последней оставленной оттяжки и растерялся. Уже и пытался выщелкнуть карабин из шлямбура. Думаю, фиг с ним, с маятником метров в пять, не касаясь стены. Но не могу, хоть и карабины «Kong» с «кey lock» защелкой. Плюнул на это, отвязал конец перильной веревки от себя, вщелкнул во второе отверстие уха старый карабин, продел веревку и выдал себя. Ощущение незабываемое – висишь метрах в 4-х от стены и крутишься вокруг своей оси. Скажу, спиной к стене неприятно висеть. Но быстро привык и давай жумарить. Так что кого-то ждет подарок на стене.

Слышу, как по земле шелест пошел. Понял сразу – дождь. Подхожу к станции – Джона периодически заливает во время порывов ветра. Хоть и в пуховке он, а видно, что подмерзает. Чтоб капюшон не слетал, напарник мой придумал хитро – петельку из веревочки на капюшоне надел на рог от «восьмерки» и страхует.

- Я изможден. Эти шлямбура бить… - видать, нависание просто «убило» Джона.

- Понял, хорошо, я полезу.
- Передохни, спешить нам некуда, давай попьем воды, достанем фонари.

Так и сделали. Стемнело. Я взял закладок, крючьев в надежде на выход. И скальники тоже взял. Джон посмеялся (все мокрое по самое не хочу). Достали фонари. И уронили мои непромокаемые штаны. Жаль… Фонарь у меня надевается под каску. Снял капюшон – холодно от ветра. Снял каску – вообще зима. Все так же быстро надел.

Темень непроглядная. Иногда, чтоб заметить следующий шлямбур, надо вставать в крюконогах на последнюю ступеньку, оглядывать стену, а потом еще и вщелкивать оттяжку. Убивает наповал такая процедура, хотя нависание меньше, вроде как вертикаль. Может, уже легло, или мне кажется?!

Лезу и лезу. Уже, кажется, и 15 шлямбуров пролез, оттяжки и петли кончаются. Где же промежуточная станция Попова-Шелхакова? А дождь все сильней! В одном кармане куртки у меня фотоаппарат, перчатки, в другом нагрудный кошелек со шлямбурами, гаечным ключом, сменным буром, трубочкой для продувки отверстий. И все это порывами ветра поднимает выше головы (!), а в это время дождь захлестывает под куртку. Виндблок и штаны мокрые насквозь! Вспомнился спуск с ушбинского ледопада в жуткую непогоду. Да, что-то не похоже на «малые» горы!

Пролез длинный участок, наткнулся на старую станцию. Что делать? Бить шлямбур и принимать Джона? Бить шлямбур, приспускаться и лезть дальше? Ничего не бить и ехать вниз собирать оттяжки? Что? Вверх смотрю – метров 25 осталось. Может, меньше, может больше. Надо вверх!

Еще метров через 15 дохожу до последнего старого шлямбура. Теперь идет снег, сейчас будет натёчка, а дальше шлямбуров нет! Справа вижу шлямбур «Попова-Шелхакова», потом, на том же уровне еще какой-то ржавый. Все, конец? Хотя, по рассказам Л.Б. Волкова, который ходил этот маршрут в 2001 году с М. Робуком, после шлямбуров Попова-Шелхакова Макс забил еще 4 штуки прямо до выхода. Да, есть! Прохожу по ним траверсом вправо - и все…
Кончились все оттяжки. Кончились и шлямбура!
Выхода со стены нет.
Веревка не тянется совсем. Даже двумя руками.

Слез ниже. Как тяжело ни было, принимаю решение бить шлямбур. Остались длинный и короткий ВЦСПС. Как-то легко соглашаюсь с собой, что надо бить длинный. Место удобное, начал бить. А вода по стене течет, затекает в ботинки, в рукава и, главное, в дырочку под шлямбур! Но я решил бороться до конца. После 10-15-ти ударов по пробойнику, достаю бур, всю жижу вытираю – и дальше. Замерз окончательно. Жалею про себя Джона – ему вообще, наверное, тоска.
Шлямбур добить не успел – сели батарейки в фонарике. Это опять снимать каску, менять на ощупь, постараться не уронить...
При прочистке отверстия применил оригинальную технику: пыль и влагу не выдувал, а всасывал через трубочку. Очень качественно почистил, скажу!

- Джон, перила готовы! И страховка! И включи фонарь! Ты где?
- Понял! – он всего метрах в 40-45, а я не вижу даже его света от фары! Вот это непогода! Мне еще ждать, пока Джон подойдет, медленно замерзать. Пытаюсь засунуть ладони под полар, хотя уже не помогает. Хорошо, рукава в «виндблоке» длинные, машу руками в надежде согреться, но бесполезно. Вот тебе и «малые» горы!

Фонарь выплыл из темноты как-то неожиданно. Я уже смотрел на все происходящее почти отрешенно. Но подошел Джон, повесил на самостраховку рюкзак, разобрал железо, отдал мне сидушку, в которую я сразу влез, так как ноги затекли страшно. Стуча зубами, мы попили ледяной воды, обсудили, правильно ли я тут станцию сделал. Решили, что правильно (попробовал бы кто-нибудь поспорить!).

Напарник полез. Я понимал, что ему хуже, чем мне, но через каждые 10 минут спрашивал: ну как там? А там было прескверно. От последнего шлямбура был забит на вырыв старый клин. При добивании он хорошо пошел в щель. После этого Джоном был забит наполовину клин, далее ИТО на мелких и средних закладках. И это все при страшных зарядах снежной крупы. Днем, или, в крайнем случае, по сухому, там можно вылезти даже в ботинках, но смазать концовку моему другу не хотелось. После каждого движения приходилось отогревать руки. После каждой положенной закладки и подбитии ее молотком, Джон продвигался вверх. На самом деле там не более 10-15 метров. Но какие это были метры! Я умирал от холода на страховке, пытаясь не прикасаться к стене, по которой текла вода, но ничего не получалось. Но товарищу, уверен, было тяжелее. Когда в один из моментов он сказал: «Кончился рельеф под ИТО!», я понял, что так просто гора не хочет нас отпускать. За право выхода на вершину надо ещё крепко побороться! Бить дырку под съемный шлямбур справа от себя для левши, в пургу, деревянными руками – не много ли для нас? Но все кончается, и Джон уже висит на «съемнике». Бьёт крюк, потом закладка, потом еще крюк, понимает, что забил за живой откол. Дальше – круче. Берет крюк «на клюшку» (скалолазный термин), закидывает вправо пятку в ботинке, выкатывает на ней вверх до откидки, кричит мне: «Выдавай!», ругается и понимает, что не отстегнул самостраховку с предыдущей точки. Это вам смешно, а он чуть не… Слез назад, не снимая пятки, отстегнулся и выкатил опять. Дальше лазаньем на полку, где были забиты два шлямбура Попова-Шелхакова! Это была настоящая неподдельная радость! И пошел Джон до дерева уже по легкому. Хотя это «легкое» представляло собой немного обледеневшую, посыпанную снегом настоящую «крышу»! Как в горах!

Потом было все просто. Только очень тяжело. Я еле зажумарил к дереву, цепляясь и наступая на висящее беспорядочно на мне барахло. Сняли с себя все лишнее, и напарник пошел вверх на гребень. Без страховки тут нам не хотелось идти. Ибо можно было запросто попасть к началу «Гипербореи», проскакав сначала по плитам и траве, а потом пролетев, не касаясь стены, еще пару секунд…

На гребне была настоящая зима – ветер именно ледяной и снег стеной. Видимость метров 8-12. Что-то я не помню, чтобы в Крыму нельзя было расслабиться после выхода на яйлу. А тут… как в Больших… да нет, мы же в Крыму!

Скажу сразу – путь спуска мы не знали. Но каким-то чудом спустились благодаря тому, что на тропинках лежал снег. Спуск давался нелегко. Повезло, что в ботинках были, в них привычнее.
Хотя запас сил, я думаю, был. Главное, что нам хватило силы не заныть друг перед другом: давай пересидим, давай отдохнем, может, заночуем и т.д. Работали плавно, равномерно, без рывков, в одном постоянном ключе. Проходя под началом «Зенита», сфотографировались. Великая все-таки Гора. Что бы там ни говорили другие. И только тот, кто прошел этот маршрут до конца, сможет его по-настоящему оценить!..

- Алло, извините, это харьковчане Вас беспокоят. Мы вылезли с «Зенита». Уже у палатки, все нормально, – как было договорено при регистрации, звоним спасателям в любое время.
- Хорошо, – сонный дежурный ялтинского КСО явно не в восторге!

Эпилог таков.


Валентин Сипавин
Проснулись мы в 11 утра. Снег с дождем, костер не смогли разжечь (пытался Джон). Поели горошка с колбасой, запили холодной водой. И спать. Под вечер опять-таки Джон отнес мокрые веревки сушиться под стену в надежде на нависание, но чуда не было – мокро везде. А снег все идет…

Проснулись в 7 утра. Сбились со счета, какое число сегодня. Лежать нет больше сил. Берем еду, идем в грот в надежде на костер там.
Повезло. Раскололи лежавшие в гроте мокрые дрова и стали разжигать. Опять бонус: из трех зажигалок ни одна нормально не работала! Но методом чирканья кремня у одной и выпусканием газа из другой зажигалки, добыли огонь! Горячий чай. Это все, что нам хотелось за два дня. Дальше еще неинтересней. Поели, собрались и пошли вниз. Товарищ мой – боец, предлагал остаться и полазить. На Уарч-Кае, например…

Но мы уже едем в Симферополь, не веря до конца, что живые возвращаемся домой, да еще и с какой Горой!!!

В заключение хочется сказать огромное спасибо всем, кто ждал, помогал и верил! А главное, спонсору проекта – Экипировочному Центру «Extreme» за классное снаряжение («MILLET», «KONG», «BEAL», «LA SPORTIVA», «BERGSON»).


Отзывы (оставить отзыв)
Рейтинг статьи: 4.00
Сортировать по: дате рейтингу

Сипавин - respect

Молодчага!!! Вы еще те лоси, в хорошем смысле этого слова! Удачи!!!
 

Поделиться ссылкой

Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999-2018 Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100