Добро пожаловать !
Войти в Клуб Mountain.RU
Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

Чтобы быть в курсе последних событий в мире альпинизма и горного туризма, читайте Новостную ленту на Mountain.RU
Люди и горы > Люди >


Всего отзывов: 0 (оставить отзыв)


Автор: Виктор Поляков, Москва

5642. Памяти Миши Волкова

Этот пост я подготовил достаточно давно и планировал опубликовать к приезду старших товарищей из больших гор. Восхождение на Эльбрус было частью высотной акклиматизации Саши и Миши перед поездкой на Памир.
Горы порой безжалостны и беспощадны. Мишаня из гор не вернулся...
Поэтому этот рассказ посвящается памяти моего Друга и Учителя Миши Волкова.


Так сложилось, что зимой люди мечтают о лете, тепле и солнце, но, как только наступает жаркое лето, все тут же прячутся в тень, включают кондиционеры и с трепетом вспоминают снег и зимнюю прохладу. Так вот, в этом году, как только календарь известил о начале лета, я собрал вещи и помчал в настоящую зиму со снегом, морозом и лютым ветром...

Хотите верьте, хотите нет, но дело было так.

За минувший год я три раза ездил на склоны Эльбруса кататься на лыжах, последний раз - в начале марта. И, вот, в один погожий день взглянул на выползшую из облаков двугорбую вершину, и у меня промелькнула мысль – а не попробовать ли снова залезть на гору? В прошлый раз успешная попытка восхождения была совершена в 2010-м году с запада. Так вот, мысль промелькнула и забылась, но не прошло и месяца, как на тренировке старший тренер Альпклуба МАИ Миша Волков рассказал историю о том, что есть у него одноклассник, который когда-то заинтересовал его горами, а потом гордился им и немного завидовал, но сам в горах никогда не был. И была недавно у них встреча одноклассников и этот самый одноклассник попросил сводить его на Эльбрус. Мероприятие назначили на июнь, потому что в это время Федерация альпинизма России будет проводить Эльбрусиаду – массовое восхождение на высочайшую гору Европы. В общем, любой желающий мог присоединиться к мероприятию.

В последний день апреля я принял решение и оплатил взнос за участие в эльбрусиаде. Через месяц едем на Эльбрус!

Наступило лето. 6 июня мы погрузились в машину и погнали на Кавказ. Что нужно сделать первым делом, если вы приехали в Приэльбрусье? Правильно – нужно испить нарзану. Заскочили на поляну нарзанов. Летом тут весьма уютно.

И нарзанопровод, как всегда, весело фонтанирует

Отлично, этот пункт программы выполнили, теперь едем на поляну Азау, где заселимся в гостиницу и тут же начнём активную акклиматизацию, ведь мы уже на высоте 2300 метров над уровнем моря. Что входит в программу акклиматизации? Конечно же миска лагмана, пара хычинов и бутылочка Терека. После обеда можно прогуляться немного вверх по горнолыжной трассе, а потом по расписанию здоровый сон.

На следующий день после аппетитного завтрака мы выдвигаемся на прогулку. Наша цель на сегодня – обсерватория, расположенная над посёлком Терскол на высоте около 3100 метров.
Пошли!

С тропы открывается вид на Донгуз-Орун и знаменитый ледник «Семёрка».

В зоне леса снег уже сошёл, а выше всё еще лежит.

Пришло время познакомиться с нашей дружной командой.
Слева направо: Миша Волков – старший тренер Альпклуба МАИ, Паша Лебедев – тот самый одноклассник, Саша Чесноков – альпинист и марафонец, Настя Ерёменко – волейболистка и комсомолка.

Не спеша поднялись выше леса.

Вон там внизу сосредоточение построек – это поляна Азау. А вправо вверх уходит серая горнолыжная трасса Эльбруса.

Погода с утра была солнечная, но к обеду из-за ГКХ стали выползать тучи, а мы продолжаем движение.

Впереди, за Сашей, виднеется водопад Девичьи косы. Сейчас сходим к нему.

Настя даже забралась под водопад.

Ну, водопад выглядит как-то так. Ни разу, конечно, не Анхель и не Игуасу :)

Идём дальше.

Вскоре поднялись так высоко, что пришлось идти по снегу. Мы были в лёгких беговых кроссовочках, но не развернулись. Мы ведь, в конце концов, альпинисты!

Сейчас немного по снегу, а дальше уже можно, как козлы перепрыжками по камням.

А вот и цель. Здесь мы перекусили, отдохнули и, так и не дождавшись вида на Эльбрус, который был закрыт тучами, поскакали вниз.

Внизу нас ждала поляна Чегет, где я планировал пообедать в «Фариде» - лучшем кафе на раёне, но Фарида была закрыта, поэтому пришлось кушать в каком-то другом заведении, в котором всем тоже очень понравилось. Дело в том, что в Приэльбрусье нужно очень долго искать место, где плохо кормят.

Вечер прошёл в сборах вещей, а утром мы пошли в отрыв. Купили билеты на канатку и поехали вверх. Канатная дорога забросила нас на высоту 3850 метров на станцию Гарабаши. Там мы арендовали два снегохода, загрузили на них все вещи, усадили сверху Сашу Чеснокова, как самого сильного и акклиматизированного, и отправили в сторону Приюта-11, а сами пошли потихоньку пешком. Здесь нас застиг первый снег сезона лета-2016.

Впереди снег, туман, и, как ни странно, жара.

Добравшись до Приюта, все принялись заниматься важными делами – кто-то рыл площадку под палатки, а кто-то пил чай. Jedem das Seine или Arbeit macht frei, как говорили фашисты.

Периодически сверху скатывались лыжники и сноубордисты. Это, наверное, единственный в Европе курорт, на котором продолжают кататься в июне.

После установки палаток мы собрались и пошли гулять в сторону скал Пастухова. Видимость была нулевая, поэтому фотоаппарат я даже не доставал. Саша сводил меня и Настю почти до начала скал – мы решили, что в 4 часа вечера начнём спуск независимо от того, дошли до скал или нет. А Миша и Паша потерялись где-то внизу, набрав, наверное, только половину запланированной высоты.

Вернувшись в лагерь, мы дружно взялись за приготовление ужина. Ну, как дружно – забрались в палатку к Мише и Паше и стали ждать, когда же они приготовят гречку с кошерной белорусской тушёнкой. И вот, каша готова. Паша тут же отказывается есть, Настя даже не достаёт миску, я накладываю себе с горкой, пробую и отставляю в сторону. Всех начала бить горняшка – разболелась голова, и пропал аппетит. В общем, этот ужин был только для Саши и Миши.

Настя сказала, что ей плохо и она пойдет подышит, а остальные остались тупить в палатке. Через час, когда уже стемнело, я собрался переползать в свою палатку, заглядываю, а Насти нет, и на улице её нет. Вот это номер, уже хотели начинать поисково-спасательную операцию, но после тщательного обыска Приюта-11 обнаружили её отключившейся в дальнем углу. Растолкал, заставил вернуться домой и съесть какую-нибудь таблетку, неважно какую, хоть кальция глюконат. Съели по таблетке ибупрофена и с чувством выполненного долга завалились спать. Через пару часов голова перестала разрываться и я уснул.

Утром заварили растворимую кашу и пошли вверх. Сегодня у нас цель забраться как можно выше – в район 5000 метров.

Погода была отличная – видимость несколько десятков метров, снег и ветер. В такую погоду не видны дальние ориентиры, вроде скал Пастухова, поэтому не думаешь как же далеко и долго ещё до них идти.

В этот раз мы с Сашей добрались до брошенного ратрака. Мой gps показал высоту 4980 метров. Настя отвалилась от нас за пару сотен метров, сказав, что устала и не хочет убиваться во время акклиматизации. Миша снова не смог загнать Пашу к скалам Пастухова, поэтому отправил его вниз, а сам пошёл выше, докуда он добрался не знаю, но нас не обгонял.

На обратном пути видимость была вообще никакующая, мы даже вешки в одном месте потеряли, но вскоре снова вышли на тропу.

А это мы уже спустились к Приюту. Сам приют давно сгорел, но его дизельную станцию, стоявшую по соседству, переоборудовали в гостиницу, и теперь «Приютом одиннадцати» называют это здание.

Это наш лагерь. На палатке справа виден мокрый след – уровень, до которого ночью палатку засыпало снегом.

К вечеру погода наладилась, открылась вершина Эльбруса. Восточная видна хорошо, а вот вокруг западной кружили облачка.

Внизу же по ущелью всё ещё блуждал туман, но изредка открывались склоны гор главного хребта. А самые внимательные найдут даже вершину Ушбы.

Этим вечером на Приют поднялись все участники эльбрусиады, программа акклиматизации которых существенно отличалась от нашей, ведь мы приехали только во вторник, а они тут развлекались аж с выходных, поэтому у них было время на день отдыха на Азау.

Ближе к 8 вечера после совещания руководителей отделений и консультаций с МЧС было принято решение о том, что в ночь на 11 июня участники начнут восхождение на вершину.

На нашем внутреннем собрании постановили, что Паша не успел достаточно акклиматизироваться, поэтому он до восхождения не допускается, остальные участники действуют по самочувствию.

Ближе к ночи погода улучшилась, тучи растянуло, вылезли звёзды. Я даже штатив с собой притащил, чтобы вечером поснимать горы и звёзды, но в 2 часа ночи нужно вставать на восхождение, при этом на высоте более 4000 метров нужно было успеть не только отдохнуть после тяжёлого дня, но продолжать акклиматизироваться. Ведь чтобы нормально акклиматизироваться нужно дней десять, а мы в горах третьи сутки. В общем, штатив был отложен до лучших времен, а я попытался уснуть.

Вместе с ясной погодой пришло и похолодание. В моём спальнике с комфортом на -9 мне было прохладно, пришлось ещё и в пуховку закутаться.

В 2 часа подъем, чай, кашка, построение у приюта и в 3 часа выход. Миша возглавил нашу дружную команду и втопил так, что аж жарко стало. В таком темпе я бы продержался час, а потом бы умер. Но к всеобщему счастью у Волкова сломалась кошка через 10 минут после старта, и он пошёл в палатку за новой. После инцидента во главу колонны встал Саша Чесноков, и мы не спеша побрели наверх.

С периодичностью в пять минут мимо нас с вонью и грохотом проносились ратраки. Многие халявщики не только поднимаются на канатке до 3800, но и едут на снегоходах аж до 5100 метров. Им остаётся только пройти «косую» и взобраться на вершину с седловины. Скоро пригонят какой-нибудь лёгкий вертолёт и будут на вершину летать.

Ну, а мы как самые честные идём пешком.

Рассветная Ушба.

А это красивое явление можно наблюдать на Эльбрусе каждый день в хорошую погоду. Это не искажение времени и пространства, это всего лишь граница дня и ночи – тень, которую отбрасывает гора на рассвете. В левой части уже наступило утро, а справа Эльбрус утренние лучи всё ещё сдерживает и не пускает день на Западный Кавказ.

Вот солнце добралось и до нас. Самое время получше укутаться, потому что очень сильный холодный ветер, и надеть горнолыжные маски, чтобы не обгореть.

А теперь началась самая сложная часть маршрута. Нужно долго и печально идти вверх по крутому фирну и льду, а потом так же долго подниматься по косой полке. Глядя на вешки, я думал, вот еще рывок, еще несколько движений, и я дойду до следующей вешки, но сделав лишь пару шагов, останавливался без сил, до ближайшей вешки оставалось ещё пять таких переходов. Мысли о том, что можно что-то фотографировать даже не возникало. Следующий раз камеру я достал лишь добравшись до седловины. На картинке видна дорога на западную вершину. Из центра вверх вправо идёт тропа, а по ней ползут люди.

За несколько десятков метров до седловины нам навстречу стали идти люди, которые говорили, что погода портится, и МЧСовцы закрыли гору. Первая мысль, которая у меня возникла – я никогда больше сюда не поднимусь, всё, финиш.

Но потом пришла и другая мысль – сейчас нас догонит Миша, и мы всё сами решим. В общем, картина выглядела так – поскольку на горе проходило федеральное мероприятие, МЧС должно было дежурить до последнего участника (обычно их там вообще нет). Ребятам очень хотелось домой, поэтому они и стали всех разворачивать. Миша мило пообщался со спасателями, сказал, что за нами идёт Вжик – знаменитый приэльбрусский спасатель, ну и мы сами за себя отвечаем и берём все риски на себя.

Мы идём на вершину!

Сначала нужно преодолеть довольно крутой взлёт, который с перемычки кажется намного страшнее, чем есть на самом деле, потом траверс с плавным набором высоты. Здесь даже перила провешены, но я ими не пользовался, потому что по ним спускались с вершины те, кто утром схалявил на снегоходах. Многие были совершенно не подготовлены технически и не умели пользоваться снаряжением, поэтому я от греха подальше уходил в стороночку, чтоб меня не скинули со склона во время очередного падения на перилах.

После перил нужно набрать еще пару десятков метров по пологому вершинному плато кратера.
И вот, мы на вершине!

Ура!

Я устроил фотосессию с флагами :)

Можете долго спорить про флаг Беларуси, но гражданином своей страны я стал именно под этим флагом. А то, что потом вернули советские символы, это не моё.

Заодно затащил на вершину флаг моей любимой Венесуэлы. Именно с Венесуэлы началось моё Открытие Америки. В Венесуэле сейчас полная жопа, и есть шансы, что и Россия достигнет таких же высот в экономике, как и братская боливарианская республика. В общем, денег нет, но вы там держитесь! Chavez vive! Viva Chavez!

В прошлый раз на Эльбрус я забрался с запада, из ущелья, которое мы видим внизу, а на западном плато – вот том огромном снежном поле на высоте 4500 метров был наш штурмовой лагерь.

Пора двигаться вниз, говоря о том, что погода портится, МЧСовцы может и не врали, вокруг Эльбруса стали летать облака. Впереди красивый конус восточной вершины. Восхождение на Эльбрус

Рядом с вершиной расположился лагерь команды высотников, которые собирались покорять то ли семи, то ли восьмитысячники, поэтому ночевали выше 5600 метров.

Миша отдыхает где-то на «косой», а заодно пытается передать по связи, что у нас всё хорошо и мы спускаемся вниз. Не знаю, услышал ли его кто-нибудь, но по рации он узнал, что в районе 5000 метров проводятся спасательные работы. При этом руководство Эльбрусиады уже давно на Азау, а бравые сотрудники МЧС, дежурившие на седловине, не стали сопровождать участников вниз, а съехали с седловины на лыжах.

Миша стал нас поторапливать, чтобы мы присоединились к спасам, но у меня не было сил, я шёл вниз с таким же темпом, как и вверх. В итоге Волков убежал, а мы втроём потихоньку поплелись за ним.

Как оказалось, один из участников не смог идти вниз и товарищи вынуждены были транспортировать его до скал Пастухова, откуда пострадавшего уже мог забрать ратрак.

Я с Настей передвигался так медленно, что добравшись до скал, Миша с Сашей усадили нас на снегоход и отправили вниз. Мы бы, конечно, дошли и сами, но акклиматизации действительно не хватало. Даже уже у Приюта мне было очень тяжело ходить – 5 шагов и одышка на полминуты.

В лагере мы были около 4 часов вечера. Паша, который целый день просидел у палаток, собрал вещи и убежал вниз, ещё на одну ночь ему тут оставаться не хотелось. Мы бы тоже с удовольствием отправились в гостиницу на Азау, но просто не успели бы собрать палатки до закрытия канатки.

Поэтому ещё один вечер тусим на Приюте.

Западный Кавказ.

Эльбрус.

Не смотря на отсутствие сил, я всё ещё надеялся снять Ушбу со звёздами, но вечером снова всё затянуло, и пошёл снег. Видимо, чтобы заниматься фотографированием нужно специально для этого ехать, ну или хотя бы иметь в запасе несколько лишних дней.

Утром собираем наш лагерь.

И потихоньку двигаем вниз. Пока, Эльбрус.

Случайные прохожие делают нам фото на память.

На Азау после душа собираемся на торжественное построение, получаем сертификаты о том, что мы поднялись на Эльбрус и фирменные безразмерные футболки.

Потом пакуем вещи, набиваемся в машину, едем на Чегет пообедать, и в путь. Завтра вечером мы будем дома, а послезавтра утром уже на работе.

Это была короткая, суровая, но нереально крутая зима. Спасибо, команда!


Поделиться ссылкой

Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999-2017 Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100