главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум


Главная Район Конкурсы Очерки Стихи и проза Люди и звезды Новости English

Очерки
 
Очерки


Авторы:
Галина Андрушко, Влад Солопченко, г.Днепропетровск

СОЛО ВДВОЁМ

Сергей Шибаев: Этих ребят - высокого худощавого Влада и маленькую Галку - представил мне в Безенги известный украинский ветеран альпинизма Александр Михайлович Зайдлер. "Вот мои любимцы. Один день хвалю и восхищаюсь. Другой день ругаю". Хвалил их А.М. за смелость, восхищался романтичным отношением к горам, ругал за напрасный риск. Позже ребята рассказали, что уже несколько лет ходят по горам только вдвоем, в полной "автономке". Рассчитывают только на себя. Такая смесь туризма и альпинизма. Я, в частности, пытался выяснить: на себя-то на себя, но подсознательно понимают, что в районе есть люди, если что - помогут, вытащат. Нет ли тут некоего неосознанного иждивенчества, расчета на других?.. Тогда времени основательно поговорить не хватило. Окончанием нашего разговора стала вот эта зарисовка, присланная в редакцию.

Мои руки стискивают и судорожно выпускают лениво ползущую основную верёвку. Ноги, слились в единое целое с зубьями кошек, впились в ледовый склон. Слух улавливает, кажется, даже звон синего неба, и каждая клеточка тела шепчет, кричит, орет: "Быстрее, быстрее!!!". Верёвка является сейчас для нас главнейшей жизненной артерией.

На одном её конце самый важный, главный, любимый человек, на другом - я. Мой напарник пересекает крутой ледовый камнепадоопасный кулуар. Я страхую его под прикрытием скального гребешка. Он не прикрыт ничем - мишень для смеющихся над нами гор. Я не смотрю на напарника, взгляд прикован только к кулуару вверху, но я чувствую каждый его шаг, движение, дыхание. Вот он на секунду замешкался, верёвка замерла. Какая же долгая бывает секунда.

Слева от меня беспрерывно летят камни: одиночные, группами, сплоченными коллективами - демонстрация какая-то. Справа почему-то не летят; наш кулуар пока что молчит, лишь изредка посвистывают отдельные невыдающиеся экземпляры. Раздается стук ледоруба. Кулуар пройден. Я жду, пока будет завинчен бур. Треск, шум, свист - пошло по нашему пути. Полетело, загудело, поскакало, обдавая брызгами льда. Страховка готова!

Я натягиваю веревку, её не перебило - неверное, это сейчас самое главное. Она у нас одна. Одна на двоих. Похоже, что в этом году здесь еще никого не было, а может быть, не было и в прошлом… Позади, вверху остались пять верёвок спуска с Крумкольского провала. Впереди примерно столько же - крутого, ледового, с бесконечным сопровождающим эскортом летящих камней. Глубоко внизу виднеется бергшрунд, пересыпанный огромной кучей разнокалиберных булыжников. Это летящие мимо камни скапливаются внизу.

Нам тоже туда - больше некуда; но мы не хотим "скапливаться" внизу. И цепляемся за жизнь всеми приспособленными и неприспособленными для этого частями тела, выжидаем моменты, пересекаем кулуары; готовые к действию, наблюдаем за обильными камнепадами. Моя очередь траверсировать склон. Всего через двадцать пять метров ждет заветный бур. Я покидаю приютивший меня островок скал, забиваю передние зубья кошек в грязный лёд (только что тут пролетел каменный экспресс) и понимаю, почему замешкался мой напарник.

Оказывается, меня ждет не просто ледовый траверс, а изящная комбинация траверса с каньонингом. По жёлобу несется водный поток. Это со стороны он казался ручейком, а тут оказалось, что переступить его, цепляясь передними зубьями за берег, очень даже не просто. И желательно иметь длинные ноги, ну или хотя бы одну. Я вспоминаю, что всё надо делать быстро, снимаю перчатки (так легче работать), бросаюсь в ручей и благополучно перескакиваю на другой берег. Щедрыми струйками стекает с меня ледниковая, практически дистиллированная вода. Два, три, четыре метра страха позади. Левая нога соскальзывает, повисаю на надежно вбитом "шакале", забиваю кошку рядом - не держит!

"Сними перчатку с кошки, лопух!" - кричит мой тактичный напарник. Стоило сконцентрировать всю энергию, найти в себе скрытые, глубоко зарытые возможности для достойного, техничного, изящного, грациозного, быстрого преодоления опасного и сложного участка, как тебя вот так, на весь Крумкольский провал называют лопухом. А что поделать: перчатка, "предусмотрительно" снятая с руки, надежно застряла в зубьях кошки. Попытка освободиться увенчалась грациозным срывом. Хоть какая-то компенсация - не пришлось пахать последние десять метров. Правда, мною пропахали ледовый "наждак", и, хотя мне удалось зарубиться, пяти метров бесконтрольного контакта со склоном оказалось вполне достаточно, чтобы синяки не имели четких границ. К вечеру мы спустились на ледник… Живыми… И даже целыми. Теперь можно позволить себе немного перевести дух, оглянуться вокруг, повпитывать в себя красоту и величие Гор. Спасибо вам, суровые, но справедливые судьи.

Спасибо за то, что "объяснили" нам какие-то невыразимые словами истины; открыли, дали острее почувствовать радость бытия. Да и взяли за это недорого: всего-то несколько синяков, да разбитый фотоаппарат. Надо сказать, что в подобную переделку мы попали в первый раз в жизни. И чувство, которое последовало за этими событиями, оказалось тоже во многом необычайно. Чем-то похоже на чувство мальчишки, который залез в чужой сад за яблоками и еле-еле унёс ноги от грозного сторожа. Только нынешние ощущения намного более острые и какие-то "взрослые". Влекущие за собой долгие размышления, переосмысление своих поступков.

Начинаешь снова искать ответы на вечные вопросы невидимого собеседника: Зачем? Почему вдвоем? А что, если? Ответы сейчас кажутся очевидными, но трудно объяснимыми обычными человеческими словами. Однако ты всё равно упрямо втолковываешь этому непонятливому: "Ну, посмотри же вокруг! Ну, загляни же в себя! Разве ты не чувствуешь этого вселенского спокойствия, этого неповторимого единения с Природой? Разве к тебе не приходит чувство соприкосновения с той невесомой субстанцией, которую люди называют смыслом жизни, а с ним и ощущение собственной правоты?".

И ты понимаешь, что нужно продолжать всё это. Что есть большой смысл в нашей попытке взять лучшее из двух издавна соперничающих видов горного "отдыха" - туризма и альпинизма - в нашей идее походов вдвоем. Ведь только вдвоем можно достичь чувства полного единства связки в сумме с предельной мобильностью, благодаря которой мы можем пройти там, где группа если и пройдет, то с большим трудом. За счет скорости прохождения технически сложных и зачастую опасных участков связка из двух человек имеет меньше шансов попасть в неприятную ситуацию, именуемую "холодной ночевкой".

Не приходится подолгу находиться в опасном месте, ожидая, пока пройдет вся группа. И последний спуск наглядно продемонстрировал преимущество двойки в опасной ситуации. Да, за это приходится расплачиваться необходимостью идти с особой аккуратностью, чувством повышенной ответственности перед партнёром. Ведь "если что" ему придется очень туго; перед ним в полный рост встанет тот самый вопрос, который нам задают чаще всего: "Что вы будете в этой ситуации делать?". Жестокий вопрос, на который никогда нельзя ответить заранее, ведь это все равно, что спросить: "А что ты будешь делать, если вдруг останешься без ног?"

Кстати о вопросах: есть еще один, который нам часто задают, в основном, "идеологические" оппоненты. Это даже не столько вопрос, сколько обвинение: "Вот вы ходите, вроде бы самостоятельные и автономные, а случись что, так ведь прибежите к "официальным" туристам&альпинистам и придется им вас, "шаровиков", спасать, тратя на это свой кровный отпуск". Честно говоря, мы даже не знаем, что ответить на это. Какими словами можно объяснить, что в горах не может быть подобного рода счётов; что здесь никто никому ничего не должен, а отвечает каждый исключительно перед своей совестью. Как объяснить, что если что-то случается, то уже нет среди горных путешественников "своих" и "чужих", альпинистов и туристов, "правильных" и "неправильных". Нам самим приходилось участвовать в "спасах", и мы отнюдь не считаем, что люди получили от нас помощь "на шару".

Просто ты делаешь то, что считаешь нужным, вот и всё… Такой внутренний разговор продолжается ещё некоторое время, но потом реалии всё равно берут верх над "лирикой": надо установить лагерь (так мы называем нашу малютку-палатку), одеть что-нибудь потеплее - ведь не май месяц, а начало августа, и мы уже привыкли, что для нас это не самая тёплая пора. Пожрать, наконец - сегодня было не до обеда. В общем, жизнь продолжается. И какая жизнь! Воздух просто пьянит, от красоты голова кружится, нарзаны реками текут, озёра подмигивают своими голубыми глазами, вершины манят. А ещё, когда мы спустимся, то изрядно потеплеет…


Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999- Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100