Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

Чтобы быть в курсе последних событий в мире альпинизма и горного туризма, читайте Новостную ленту на Mountain.RU
Люди и горы > Полемика >
Пишите в ФОРУМ на Mountain.RU

Авторы: Илья Мартынов
Анатолий Овчинников, Геннадий Стариков

Читайте на Mountain.RU:
Рецензия на книгу А.Г. Овчинникова "Альпинисты МВТУ им. Баумана" , Илья Мартынов

Кем был Игорь Ерохин?

От редакции Mountain.RU:
Примерно три года назад вышла в свет книга известного альпиниста, заслуженного мастера спорта СССР Анатолия Овчинникова "Альпинисты МВТУ им. Баумана" .

В начале мая 2001 года на нашем сайте была опубликована статья мастера спорта СССР Ильи Мартынова "Рецензия на книгу А.Г. Овчинникова "Альпинисты МВТУ им. Баумана"", в который автор поднимает вопрос о роли Игоря Ерохина в развитии отечественного альпинизма. "…Жаль, конечно, что ничего положительного о нем не сказано, и слова о нем имеют субъективный и даже злобный характер личных выпадов…"

На Форуме Mountain.RU возникла реакция читателей (см. архив Форума за начало мая 2001 года), но не на суть - личность И.Ерохина, а на технический прием: что такое "паровоз"? Конечно, современные горовосходители больше интересуются сегодняшними реалиями, а не взаимоотношениями между "львами" прошлого века. Но все же, кем был Игорь Ерохин?

Илья Мартынов, прочитав полемику о "паровозе", попытался перевести рельсы именно на личность И.Ерохина. В редакцию приходит его письмо, которое не было опубликовано до сегодняшнего дня. И спустя шесть месяцев мы получаем ответ Анатолия Овчинникова в сопровождении заметки Геннадия Старикова, члена Правления Федерации Альпинизма России. Все три письма мы публикуем в этом материале…


Из письма Ильи Мартынова, в редакцию Mountain.RU, 9 мая 2001 г.

Уважаемые редакторы!
Я рад, что вы с пониманием и интересом отнеслись к теме о Ерохине. Пока эта выдающаяся личность в нашем, да и не нашем, альпинизме получила диаметрально противоположное освещение в книге А.Белопухова и в автобиографическом произведении проф. А.Овчинникова. В моей рецензии на вторую книгу я хотел показать незаурядность альпиниста Ерохина, который, пожалуй, один из первых почувствовал назревшие революционные перемены в альпинизме и стал зачинателем нового отношения к нему.

По-моему, он показал молодому поколению, что можно и нужно ставить перед собой самые высокие, хотя, может быть и неблизкие, цели. И как их обязательно добиваться.Для него это были Победа, а затем Эверест...

Вокруг него объединилась молодежь МВТУ и других вузов Москвы, а затем так или иначе последовали и в других городах. Противники называли их "ерохинцами", а потом многие и сами приняли с гордостью имя "ерохинец" и до сих пор его носят.Поэтому меня удивило такое внимание к "паровозу" - кличке, обвиняющей Ерохина. Я, по-видимому, не сумел доказательно показать значение и величину Ерохина для современного альпинизма и Ерохина как человека.

И если редакция будет готовить материал о нем, то именно это последнее и есть самое важное.

С уважением, И.Мартынов.

Дополнение: Это стихотворение было написано через несколько дней после гибели Ерохина одним из "ерохинцев" в Домбае. Думаю, оно отражает чувство и отношение в те дни к Ерохину. Хотелось бы, чтоб в материале о нем какие-то отзвуки этих чувств прозвучали.

Ветер гуляет в долине,
Гнет барбарисовый куст,
Нет, ты теперь не услышишь
Песни сердечную грусть.

Нет, не пойдешь ты в походы,
Новых путей не пройдешь,
Но на далекие годы
В сердце у нас не умрешь!

Вспомнят друзья те высоты,
Гребни и стены вершин,
Где побеждали невзгоды
Под руководством твоим.

Вспомнят мечты и стремленья,
Шутки твои и напор,
Вспомнят - в любое мгновенье
Другу помочь был готов.

Тучи висят над Домбаем,
Тяжестью давят сейчас.
Серым туманом сползает
Горе потери на нас.

Ветер срывается с гребней,
Рвет барбарисовый куст.
Страшен был шаг твой последний,
Но мы продолжим твой путь.

Март, 1960


Анатолий Овчинников Илье Александровичу Мартынову на его рецензию о книге "Альпинисты МВТУ им. Н.Э. Баумана", опубликованную в интернет-журнале Mountain.RU 3 мая 2001 г.

Во-первых, весьма признателен за проявленное внимание к книге и интерес к деятельности альпинистов спортклуба МВТУ.

 

Во-вторых, книгу по своему содержанию следует отнести к мемуарам, а, следовательно, необходимо было писать то, что было в действительности, как было воспринято то или иное событие в ТО время. Если были разногласия, так надо было описывать без приукрашивания и без более негативного нагнетания во взаимоотношениях. На мой взгляд, это обстоятельство при написании книги соблюдено, а подраздел "И. Ерохин - организатор и альпинист" я попросил написать Володю Шполянского - воспитанника и ученика Игоря в альпинизме, учитывая разногласия между мною и Игорем.

Что касается текста, написанного мною, то я стремился показать как положительные, так и отрицательные черты поведения И.Ерохина. Отмечены, с моей точки зрения, положительные качества: его высокая общефизическая подготовка, замечательные организаторские способности (что проявилось при подготовке альпинистских мероприятий); неудовлетворительные - как тренера и руководителя группы восходителей (при восхождении на пик Военных Топографов только трое поднялись на Зап. вершину, а на пик Победы - семь; что же касается представления отчетов в судейскую коллегию, то было указано в первом случае 16 восходителей, а во втором - 13).

В опубликованной Тобою (по старой памяти обращаюсь так) рецензии утверждается, что высказывания, относящиеся к Игорю Ерохину, содержат "злобные выпады" и "пинание поверженного льва".

Поскольку в книге есть именной указатель, то легко можно прочитать, что написано об Игоре.

С. 97. "Игорь Ерохин по окончании училища… серьезно увлекся альпинизмом и попросил меня включить его в нашу группу для восхождений по маршрутам 4-й и 5-й категории сложности.

Мы с ним были добрыми друзьями. Он разносторонний спортсмен - лыжник, легкоатлет и баскетболист, - веселого и общительного нрава, мог весело пошутить, рассказать интересный анекдот, одновременно был требовательным и хорошим организатором, но мог взорваться и по пустяку. Он не был скалолазом, как А. Севастьянов или В. Николаенко, но, с моей точки зрения, был вполне подготовлен для восхождений по маршрутам 4-й категории сложности … Игорь стал регулярно посещать утренние зарядки-тренировки уже после окончания МВТУ… К 1952 году он работал в альпинистском лагере "Красная Звезда". Там же работала Инна Долгова, выпускница МВТУ. Игорь в качестве своего партнера по связке назвал ее".

Были совершены восхождения см. с. 547 п.п. 11, 15 и 19.

С. 115. "Наши личные интересы разошлись с интересами секции, руководимой И. Ерохиным.

Мы считали, что Игорь поймет и не будет настаивать на нашем участии в альпиниаде и других мероприятиях, проводимых в горах в течение ближайших двух-трех лет. При этом мы не отказывались от участия в мероприятиях секции, проводимых в Москве, ...

Однако Игорь не хотел внимать нашим аргументам. Более того, видимо, подталкивал молодых альпинистов выступать на собраниях с призывами нашего участия в альпиниаде. Дошло до того, что девочки-третьеразрядницы высказывали мысль, что если Овчинников не может совместить работу в альпиниаде со стенным восхождением на Ушбу, то ему следует отказаться от Ушбы. Ничего не оставалось, как сказать в ответ, если третьеразрядницы начинают обсуждать, способен ли мастер спорта совершить задуманное восхождение, то надо сделать одно из двух: или сказать разрядницам, что они - нахалки, или гнать в шею мастера спорта.

На этом разошлись". С. 123. "… в том числе два маршрута категории сложности 5Б - на Северную Ушбу по западному склону (И. Ерохин, А. Белопухов, В. Иванов, А. Осинцев) и на (Западную) Шхельду "по рыбке" (Вадим Иванов и Анатолий Осинцев). Однако в перечне восхождений за 1956 год, опубликованных в "Ежегоднике советского альпинизма", первого восхождения нет, потому что команда представила в судейскую коллегию Федерации альпинизма отчет, в котором описание маршрута и его характеристика были далеки от пройденного действительно".

"Игорь Ерохин интересовался нашим маршрутом и еще задолго до сдачи его в судейскую коллегию попросил посмотреть подготовленный нами отчет. Естественно, я дал ему его и подробно рассказал о восхождении и нашей оценке. О своем маршруте он не рассказывал, если не считать нескольких общих фраз и резюме, что им ничего не светит, и добавил, ты пользуешься авторитетом, тебя знают все судьи, и, конечно, высокое место вам обеспечено.

Меня, откровенно говоря, шокировал такой подход: я не понимал, как это можно говорить, если дело касается соревнования… Игорю я ответил, что на поблажки судей не рассчитываем и верим в их объективность…

После сдачи отчетов в судейскую коллегию в газете "Советский спорт" появилась статья… авторы (Н. Кузьмин и И. Ерохин) благодарили за ценные советы В. Абалакова и других, а нас - друзей, снабдивших их крючьями, облегченными карабинами, стременами-лесенками и различным альпинистским снаряжением и обучивших, как им пользоваться, не отметили, хотя мы оказывали Игорю и его команде дружескую помощь и содействие во всем чем могли… Мы считали, что статья раскрывает недружественное и непорядочное отношение к нам поведение Игоря, его желание всеми правдами и больше неправдами занять высокое место в чемпионате СССР. В последующей жизни встречал такой подход и у других ведущих альпинистов. Это, конечно, печально!

… встретил Игоря в профессорском буфете МВТУ. Игорь, как обычно, подал руку, чтобы поздороваться, но я в довольно резкой форме выразил свое отношение к его статье и лично к нему и сказал, что с сего дня не могу подавать ему руку независимо от результатов решения судейской коллегии. Игорь пытался извиниться и обещал, что напишет другую статью, в которой отметит ту помощь, которую мы ему оказали… после этого я перестал посещать утренние зарядки-тренировки. Между нами не осталось ничего дружеского".

С. 125. "Что касается Игоря Ерохина, то желание поднять авторитет альпинистской секции спортклуба МВТУ и свой собственный, а также показать свою непогрешимость привело его к составлению отчетов о восхождениях, далеких от действительности и указанию маршрута совсем не того, который пройден, вписыванию в число восходителей, не поднявшихся на вершины (пики Военных топографов и Победы), и др. … как пишет А. Белопухов в своей книге "Я - спинальник", с. 79. "Мы не торопились в базовый лагерь, где нас ждали, где уже была выложена сгущенкой надпись: "Привет горовосходителям!"… Оставалось два часа хода, но мы все сидели на леднике и обсуждали - как лгать?"

Больший цинизм придумать трудно. Хотя в обычной жизни Игорь Ерохин проявлял себя порядочным и честным, но желание показать, что у него нет просчетов ни в тактике, ни в технической подготовке, ни при проведении мероприятий, да и жажда получить медали привели на путь приписок и вранья.

Возможно, у Игоря, как и Владислава Лубенца, была хорошая и благородная идея - создать крупный альпинистский коллектив, который смог бы совершать восхождения более высокого уровня по сравнению с восхождениями команды "Спартак", руководимой В. Абалаковым, однако пути достижения цели были различными: у Лубенца честный - во главе команды прошел по тем временам высоко оцениваемые маршруты на траверсах Шхельды и Дыхтау - Коштан, а у Игоря Ерохина и его последователей, не владеющих техникой лазанья, бесчестный - путь лжи, фальсификации и приписок".

В книге об альпинистах спортклуба МВТУ нельзя опустить деятельность секции под руководством Игоря Ерохина в период 1957 - 58 г.г. После размолвки с Игорем в 1956 году я не считал возможным для себя общаться с секцией и об ее деятельности знаю только понаслышке. Поэтому я обратился к Володе Шполянскому - воспитаннику Игоря в альпинизме - написать в книгу рассказ, который был представлен в виде параграфа: Игорь Ерохин - организатор и альпинист.

С. 531. …Игорь Ерохин, талантливый организатор, обладавший очень высокой общефизической подготовкой, но не техникой скалолазанья. В период его тренерской и организаторской деятельности из-за желания занимать первые места в чемпионатах СССР … им была применена и привита практика, "которую образно называли "паровозом".

В этом случае идущий впереди был хорошим альпинистом, обладающим возможностью пройти любое сложное место, остальные участники составляли единую связку. Предполагалось, что связка из шести или более участников способна удержать одного сорвавшегося. В действительности это приводит к тому, что каждый занят своим делом, а не страховкой товарища по связке, и сорвавшийся увлекает всех за собой. Веревка, если закреплена, обрывается.

Такая тактика привела к гибели и самого Игоря на Домбай-Ульгене зимой 1960 года".

Напомню, что автор не стремился сгладить шероховатости во взаимоотношениях между отдельными лицами. В противном случае было бы неинтересно читать книгу, в которой только одни восхваления и умиления. В действительности так не бывает. Добавлю, что если для рецензента Игорь Ерохин был "Львом", то для автора просто товарищем в альпинизме и коллегой в училище.

Во время последней встречи весной 1960 года, которая состоялась в спортивном зале МВТУ после тренировки, Игорь сказал, что уезжает на Кавказ и предполагает пройти траверсом массив Домбай-Ульгена с перевала на седло. Перечислил состав участников команды и спросил мое мнение. У меня мелькнула мысль, что исключил бы из состава Ию Соколову и Аркадия Цирульникова, как плохих скалолазов. Но следующая мысль, опережающая первую, если скажу об этом, Игорю будет неприятно. Я не оказался искренним и ответил: "Нормальная команда". А когда свершилось несчастье...

Что касается "злобных выпадов" и "пинания поверженного льва”, то в книге, по-моему, такого нет. Ну, а если читатель не согласится и останется при своем мнении, то и в этом не вижу ничего дурного! Каждый судит согласно своему разумению!

Еще раз благодарю рецензента, поскольку его замечания позволили дать некоторые пояснения по возникшему мнению.

Анатолий Овчинников, октябрь 2001 г.


Для пенсионера Ильи Мартынова (мастера спорта СССР по альпинизму) и других /на заметку от 3.05.01 г./.
Г.А.Стариков

По-Вашему, “нельзя пинать ногами умершего льва”, но можно и поощряется пинать живого льва!

Вы же не сказали всей правды о претензиях к Ерохину И.А. Дело вовсе не в “паровозе” Ерохина и не в альпинистских качествах его. Как говорится: “Не за то волка бьют, что сер, а за то, что овцу съел !”

Как в официальных отчетах о восхождениях, представленных в судейскую коллегию, так и в докладах и сообщениях в печати руководители и участники групп совершали прямой обман Президиума всесоюзной секции, судейской коллегии и альпинистской общественности.

По 1958 г. в сообщениях в печати и выступлениях руководитель экспедиции спортклубов МВТУ-МГУ Ерохин подчеркивал, что на вершину Победа (В) одновременно поднялись 44 участника, давая этим понять, что под его руководством установлен новый рекорд массового подъема на семитысячник (7060м). В действительности - восхождение было совершено двумя отрядами: 28 чел. 9 августа и 16 чел. на следующий день.

Совершая траверс массива пика Победы, группа Ерохина (13 чел.) на 12 день вышла с бивуака на северном склоне вершины (7100м), оставив из-за плохого самочувствия участника А.Абреимова. А не доходя до вершины около 150м, повернули назад И.Галустов, В.Шполянский, Б.Локшин, Г.Фещенко и С.Морозов, то есть на вершину поднялось только 7 человек (И.Ерохин, А.Белопухов, В.Божуков, И.Богачев, Е.Муравьев, В.Чадеев, А.Цирульников), но в отчете о восхождении было указано, что на вершину Победы (Гл.) поднялись все члены группы - было присуждено первое место в классе траверсов чемпионата СССР.

В отчетных материалах говорилось о совершении первовосхождения на пик Военных Топографов (6873), в то время как в действительности не на Главную, а только на его Зап. вершину поднялись Ерохин, Белопухов и Богачев. Остальные связки из-за позднего времени были остановлены на расстоянии более 30 минут хода до вершины, этот факт был опущен. На основании фальсифицированного отчета всей группе в 16 чел. - присуждено третье место по классу высотных восхождений.

Как оказалось, еще в 1956 г. команда с/к МВТУ (И.Ерохин, А.Белопухов, В.Иванов, А.Осинцев) представила в судейскую коллегию отчет о прохождении СЗ стены на Ушбу (С), описав вместо действительно пройденного маршрута более трудный, проходящий правее, - третье место по классу стенных восхождений.

Получая высшие спортивные награды - медали и дипломы, все участники групп названных восхождений 1958 г. продолжали скрывать истинные обстоятельства. Более того, начальник экспедиции И.Ерохин развернул через печать, радио, телевидение и доклады широкую, лишенную элементарной скромности и значительно преувеличивающую достижения экспедиции и роль ее руководителей, кампанию популяризации и восхваления итогов экспедиции.

По материалам Федерации альпинизма СССР подготовил Стариков Г.А.

P.S. “Традиционалисты” прожили долгую и плодотворную жизнь, совершив много классных восхождений, организовав и проложив новые маршруты экстра класса, создав ШКОЛЫ альпинизма не с наскока, а постепенно концентрируя вокруг себя единомышленников. Какие они все тоже разные ?! В.Абалаков, Б.Романов, А.Овчинников ... Б.Студенин, Г.Чуновкин, Е.Ильинский, Н.Захаров...
Из афоризмов разрядников: - надо ходить не много, а долго. Как это делать?
Cправка: никто сейчас “паровозом Ерохина” не ходит, но вот восхождения, как И.Ерохин, фальсифицируют и приписывают.


Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999- Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100