Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

Чтобы быть в курсе последних событий в мире альпинизма и горного туризма, читайте Новостную ленту на Mountain.RU
Люди и горы > Очерки, дневники - 1999 >

Пишите в ФОРУМ на Mountain.RU

Автор очерка
Николай Евстафьев
Weekend a la Montagne
Письмо друзьям

Привет!

Очень нетривиально провел я прошедшие выходные... Поистину это свойство души (или школа жизни все того же М.В. ?) везде по миру находить попы, со свистом залезать в них, чтобы потом достойно из них вылезти...

Короче ездил я в эти выходные в Альпы. Вот уж неординарное событие, казалось бы - уже полтора месяца почти каждый weekend я осваиваю Альпы, но на этот раз я ехал не на прогулку а на Восхождение, с кофлачами, кошками, системой, железом и прочим барахлом, в компании двух любителей гор из Горного Клуба l'Ecole centrale de Lyon.

Я уже давно напрашивался в Клубе на что-то посерьезнее прогулки на невысокие пупыри, но как то не удавалось влиться в стройные ряды его Членов. Поводы разные каждый раз, но причина, думаю, одна, и понятная. Чужак я для них: то ли не доверяют мне, то ли еще что-то, может чего-то стесняются, но в хорошую компанию попасть никак не удавалось.

Однако, как говорил известный полководец "Время и труд все перетрут". Мы тоже не лыком шиты, я провел широкую работу в "низах", и вот результат: я стою a la Gare de Perrache и жду Фреда и еще одного неизвестного мне доселе клиента, чтобы отправится в Альпы.

Фредерик
Вершина, которая является целью нашего мероприятия называется, как и все вершины в Альпах, весьма красиво: Aiguille des Glaciers, дословно "Игла ледников", или в моем вольном переводе Ледяной Шпиль. Находится она в самом сердце французских Альп, в массиве Монблана и аккурат напротив оного. Высотой она слегка поменьше - на 1 км, но 3816 тоже весьма достаточно, чтобы обрести неплохой, даже по кавказским меркам, ледниковый наряд внизу, преграждающий подступы к зубоподобному скальному пику - в лоб она смотриться почти как Северная Ушба, отрезанная от Южной, только поменьше, и, наверное, не столь сурово.

Я намеренно устранился от участия в планировании мероприятия; стараясь быть как можно менее навязчивым, я предоставил все Фредерику, ибо он был мне неоднократно охарактеризован как один из самых опытных в Клубе. Да и по большому счету мне было все равно: некий опыт подсказывает, что, невозможно за пару дней, без какой-либо организационной подготовки придумать что-то суперсложное. Я позволил себе лишь спросить, что за вершина, и где находится, чтобы найти ее на карте Альп на стене над моей кроватью.

Ксавье
Пришли. Пришли на вокзал один за другим, сначала Фред, затем Неизвестный Участник, пришли в лучших наших традициях: оба с двумя рюкзаками - спереди и сзади, увешанные веревками, ледорубами и прочим торчащим барахлом.

И вот мы трое: я, Фредерик и третий участник, которого, как выяснилось, зовут Ксавье, сидим в мягких креслах поезда, несущегося с дикой по российским меркам скоростью в славный город Albertville, где живут родители Фреда, и где нам предстоит пересесть в его машину.

После первых дежурных разговоров - без них у французов не обходится - осторожно интересуюсь у Фредерика, чтоб перевести разговор на более актуальную тему:
- Фред, А какая высота у нашей Горы ?

Фред достает книжку, карту (карты у них замечательнейшие 1:250м), открывает соответствующую страничку, где на не шибко близкой фотке схематично представлены маршруты и варианты восхождений на Гору. Вроде смотрится все просто, ножками ходится, да и в кратком тексте нет ничего предосудительного. Но Фред говорит:
- Я тут подумал, и на мой взгляд значительно интересней осуществить небольшой трюк, и чтоб было поинтересней, спуститься с другой стороны. Траверс, типа.
(Трюк - это одно из любимых жаргонных слов в разговорной речи, они его вставляют где только можно)
- ОК, - говорю - траверс, так траверс. А что касается сложности скального участка, - спрашиваю и тычу пальцем в карту, ибо, какая бы ни была подробная карта, все равно, по ней ничего не поймешь, - что касается сложности скального участка, он как ?
- Да ничего страшного, простые скалы, разрушенные. А на спуске совсем халява: 100 метров вниз по гребню, и выход на снег...
- OK! - это именно то, что мне хотелось бы.

Едем. Едем в горный город Альбервиль, заходим домой к Фреду, где нас угощают яблочным соком. Садимся в машину. Полтора часа по автобану в узком скалистом ущелье и затем по серпантину боковой долины к приюту на высоте 1800м, где нам предстоит провести короткую холодную осеннюю ночь. На подъезде Фред, вдруг меня спрашивает:
- Nikolai, ты ходил уже по ледникам, и по маршруту, как я тебе показывал ? Это нормально для тебя?
- Да, - отвечаю искренне, - сава летает, опыт имею, только сложные скалы мне не очень по душе, не силен я в них.
- OK. Скалы не сложные, я в этих местах как-то лыжное randonnee делал.

Однако, что-то мне в этом вопросе не понравилось, какой-то осадок вдруг появился. Размышляю некоторое время, потом спрашиваю в лоб:
- Ты почему спросил ? Какие-то проблемы ?
- Да нет, - говорит, - pas des problemes, но если что-то ca va pas (что-то не так), еще не поздно изменить.
- Меня все устраивает, - что тут ответишь, я ж пока мало чего знаю в Альпах - В каком часу выходим ?
- В три утра.

В три, так в три. Рановато, конечно, но начальник всегда лучше знает...

Поужинали. Легли спать в девятом часу. "Ночь" пролетела как одно мгновение - только глаза закрыл, меня уже будят - два часа утра - пора завтракать и на Гору. Еда в рот не лезет - спать охота, пью чай с конфетюром. Дружки месят какое-то какаво с мюслями, гадость редкостная на мой взгляд.

г.Монблан
Надеваю свои многострадальные кофлаки - первый раз в Альпах! Беру кайло - я в Альпах, душа поет ! - выхожу на свежий воздух. Ночь звездатая, ясная, но темная - луны не видно. В небе летает куча самолетов, не меньше десятка разом, здесь перекресток воздушных трасс. Замечательно !

Говорю Фреду: - А вот если посмотреть ночью на небо зимой в Забайкалье, то легче отыскать на небе случайный спутник, чем самолет... - Он улыбается, я уже много рассказывал про наши походы особенно зимние, мои любимые, но для них это все равно как для нас на Северный полюс сходить - суперэкстрем, экзотика.

Выходим. Выходим при неверном свете двух фонариков, у меня его нет, я иду вторым, в центре. Сразу же начинается подъем и Фред сразу набирает обороты. Несемся как олени. Меня мутит от такой быстрой ходьбы - середина ночи, организм еще спит, надо бы по-спокойней. Но молчу, иду - не я задаю ритм.
Почти два часа подъема по разбитой тысячами ног тропе - и мы на н/к-шном перевале, исходной точке нашего мероприятия. Фред взглянул в карту - и мы уверенно сворачиваем влево, чтобы пройдя по простому, но неприятному в темноте, каменистому гребню, спуститься через двадцать минут на боковой снежник ледника.

На фоне
Aiguille des Glaciers
Пять утра. На снегу светлее, но, по-прежнему не видно не зги, слабые фонарики только мешают, не дают глазам привыкнуть к темноте.
Мои французы говорят: надо связываться, одевать кошки, железо и все прочее. Осматриваюсь: вроде не круто, да и снежник это, не ледник, ледник за небольшим перегибом - трещин не должно быть. Ну да ладно - связываемся, так связываемся - хозяин барин, думаю. Это я привычный к порочной практике гулять по ледопадам и закрытым ледникам с палочками (вспоминаю как пару месяцев назад покорял снежный мостик на верхнем ледопаде Кашкаташа), буржуины лучше знают Альпы - покорно достаю беседку, надеваю. Беседка Клубная, шикарная - фирма какая-то, сделана на славу. Один лишь недостаток - тяжелая, одна весит как две моих самопальных.

Связались. Связались, пошли. Я в центре, видимо, как чайник. Идем не быстро - слава Аллаху, привыкаем к кошкам, сбруе. Поднимаемся на боковой перевальчик, отделяющий снежник от основного ледника, выходим на ледник. Ледник не сложный, ровный, средняя его часть, снег слежавшийся, плотный, кое-где вообще лед открыт, нечастые трещины хорошо видны. Выходим на ледник, начинаем набирать высоту. Фред впереди. Поднимаемся метров сто, вдруг раздается треск - где-то глубоко внизу что-то подвинулось - и Фред, как в попу раненый джигит, делает немыслимые прыжки, и, описав полукруг, оказывается метров на пять меня ниже. Он выглядит испуганным. Я с интересом смотрю, не очень понимая, чего он так испугался. Спрашиваю: "Что произошло ?"
- Ты слышал треск ? Это опасно !
- Чего опасно-то ? - удивляюсь, - ледник ровный, сераков нет, обваливаться нечему, единственная опасность - снежные мосты через трещины, - тычу кайлом в ближайший, - А треск, он и в Африке треск.

Нелегко объясняться на моем ломаном французском, но уж больно он испугался, надо успокоить человека. Вызываюсь идти первым.
OK. Меняемся, смотрю la carte, определяем la direction, прошу выключить их дурацкие фонари, идем дальше. Два часа подъема по по-прежнему ровному, но, местаму крутому, леднику и как раз с первым лучем солнца выходим на перевал с которого я первый раз живьем увидел Монблан.

Восход над Италией
Это потрясающе !!! Из залитой облаками Италии - мы находимся на 3100 - значительно выше - поднимаются острые шпили Альпийских вершин. И на заднем фоне из моря облаков, медленно, но верно встает алый диск Солнца... И Монблан, Монблан на переднем плане, собственной персоной...

Судорожно, боясь потерять момент, расстреливаю пленку. Французы кажутся тоже потрясенными. Фред, человек вообще по жизни, как мне кажется, из серии типа "последний романтик", в миру несколько не от мира сего, здесь преобразился... Рот не закрывается, что-то несет неумолкая. Речь его, которую, я и так понимаю с напрягом, становится для моего слабого французского, совершенно бессмысленной, лишь по контексту, да по отдельным словам, понимаю, о чем же он глаголит...

На гребне
Ну вот прошло минут двадцать, солнце взошло, цвета преобрели свой обычный оттенок, можно взглянуть куда же нам далее идти. И... О, мама... взглянул я на гребень, по которому мне предлагалось подняться еще без малого на 700 метров, и что-то мне захотелось, обратно в избушку...

Этот траверс оказался весьма и весьма серьезным мероприятием. Не ниже 3Б, по нашим меркам, а то и все 4А. Примерно что-то похожее на то что я видел этим летом с вершины Вольной Испании - траверс на нее с перевала Кашкаташ - острый гребень, и пила: жандарм на жандарме.

Но самое главное не это. Не силен я на Скалах - не тренируюсь в спорткомбинате на стенде, вот и дрожат подчас коленки, когда кого-то стойкого, рядом нет... Это все понятно. Но через первые 100 метров подъема выясняются, что мои французы совершенно не имеют опыта работы в связке, как-то, попеременной, одновременной страховки; увешены снарягой, петлями, закладками разными модерновыми, а чего с ними делать особо не представляют... Стоят, вафли жуют...

Не буду описывать разные моменты этого пятичасового подъема по острому, отдельнми местами до 30см ширины гребню, облаз и перелаз многочисленных жандармов и прочее... Местами я просто стоял, закрыв глаза, чтоб не видеть куда полетит Фред, слезающий с очередного жандарма, "страхуемый" Ксавье... Лазают они, конечно, неплохо - натренировались на стендах, но в горах этого маловато. И не мог я объяснить за пять минут на ломаном французском, как бы я хотел, чтоб меня страховали когда выходил вперед... Надеятся приходилось только на ловкость рук, как говорится...
"Ну вот мы и на вершине"

Ну вот мы и на вершине... Маленький заснеженный пятачек, выше только небо. Наконец-то, думаю, тьфу-тьфу, пронесло, спасибо богам. Вспоминаю, что теперь остается "метров сто по гребню вниз - и мы на снегу, а дальше пешечком..." Кушаем, меняю пленку, ставлю слайды, фоткаю в очередной раз Монблан.

Начинаем спускаться. Идем дальше по по-прежнему острому гребню метров тридцать, и... и я вижу тот снежничек, куда нам неплохо бы выйти, а точнее путь до него... Врагу, мягко говоря, не пожелаешь. Спрашиваю Фредерика, а как он определил потенциальную сложность спуска, по описанию или как ? Нет, описания у него, оказывается нет, но на карте нарисованы скалы метров 100, а потом тот самый снежник, вот он и подумал...

У-уу, Чайники, буржуины тепличные !!! Ненавижу !

Смотрю внимательно, в голову приходит дурацкая мысль, что если и срываться, то лучше уж во Францию, итальянцы, как впрочем и все южные народы, по жизни раздолбаи, откопают, в лучшем случае через полгода... Как бы в ответ на мою мысль, внизу, во Франции, над ледником пролетел легкий моторный самолетик, с какой-то эмблемкой, похожей издалека на нашу мчсовскую. Улыбаюсь ему скверной улыбкой, машу рукой...

Сплюнул три раза через плечо, пошел вниз...

Еще час заняли сто метров продолжения траверса по гребню, что бы подойти к крутому, камнеопасному кулуару, единственно возможному пути спуска на ледник. Спускаемся по разрушенным скалам, осторожно, в основном на попе, от полки до полки, круто очень... Попадаются старые спусковые петли. Думаю, дюльфернуть бы здесь веревочки три, камнеопасно, конечно, но аккуратно, полчаса, не более - для трех-то человек, и ты на снегу...

Спрашиваю Фредерика, как насчет вспомогала, или второй веревы - я по прежнему не очень представляю какой снаряги они набрали с собой.

"Вспомогал а что это такое ?" - ответ... Зато тот конец что мы юзаем аж 60 метров...

Ладно, говорю, давайте, так, дальше совсем грустно на корячках спускаться, вешаем вереву, вы спускаетесь на 60 метров организуете точку, а я по сдвоенной 30, затем протравлю, и еще раз 30 протравлю - больше ничего тут не придумаешь. Объясняюсь больше жестами, мой словарный запас французского, совсем иссяк, да и башка болит - высота все-таки, да и с голодухи, уже часов десять постоянной работы, как мы вышли с приюта.

ОК, поняли, чего надо делать, накинули петлю, дюльфернули они оба на удивление быстренько, естественно, спустив груду камней - а я в сотый раз сильно пожалел, что не взял каску в Клубе...

"Дружки после полёта..."
Стою, выбираю 30 метров, настраиваю систему... Вдруг слышу грохот немеренный, оборачиваюсь, смотрю внизу, из кулуара на снежник, вылетает гора бульников, и через некоторое время, вслед за бульниками, кувыркаясь соответственным образом, оба моих приятеля...

Мать, мать, мать... Сердце в пятки...

Я в шоке... Смотрю дальше, пролетели метров 150, снежный склон выполаживается, бергшрунд, слава Богам, забит старыми лавинами, остановились. Повезло жутко - основная масса булдыганов ушла впереди, лишь, парочка напоследок ударила по рюкзаку Ксавье, кажется... Сидят неподвижно... Ну вот вроде зашевелились, сначала один, затем второй... Медленно встают, оборачиваются, наверх, на меня смотрят... Ору:
- Сава ? - другие французкие слова вылетели совершенно.

Фредерик, махает рукой, кричит, что-то типа, "Ви, ви, nous sommes ca va..." Ну вот, постояли, один за другим пошли в сторону - из кулуара продолжают лететь бульники. Ребята в рубашках родились - отделались лишь синяками да легким испугом...

Я один на склоне, с этой дурацкой тяжелой буржуйской веревкой, петель нет, ничего больше нет... Чтож делать, дюльферяю свои 30 метров, затем протравливаю - повезло, нигде ничего не застряло, бухтую вереву, кладу в рюкзак, достаю кайло, и аккуратно, раком на три такта, спускаюсь по склону кулуара, сначала до снега - одеваю кошары, затем по склону до выполаживания на заснеженный ледник...

Не прошло и часа... Дружки стоят, терпеливо ждут - что еще остается делать, постепенно в себя приходят...

"У Фредерика рожа
поцарапана, из носа
юшка течет"
Подхожу, смотрю на них. У Фредерика рожа поцарапана, из носа юшка течет, у Ксавье тоже виззаж не очень... Последний и так имеет вид молодого зека - в Москве, у него бы каждый мент ксиву спрашивал - а тут он совсем стал похож на зека на утро после пьяных разборок...

Но, ничего, улыбаются, вроде оба. Это хорошо. Я ничего не могу сказать, от усталости, совсем дар французской речи утратил...

Оказалось, что они там нашли старую петлю, пристегнулись, не долго думая, после чего Фредерику пришла в голову умная мысль дернуть ее, чтоб проверить тот бульник, на котором она сидит... Дернул неслабо и вместе с этим бульником оба и рванули...

Посидели. Посидели, погрызли сухофрукты, посчитали потери. Помимо синяков оба потеряли очки, а Ксавье свой инструмент - у него кайло навороченное было, а ля птеродактель... Очень жалко, лучше бы мне его подарил...

Говорят, давай корд, вереву, то бишь, надо связываться, вниз идти... Ну уж нет, хватит, знаем мы теперь ваши экспериянсы, без корда идем, ножками, бегом. Ледник забит нет тут трещин, а где есть я вас проведу, впереди пойду... Давайте, шевелитесь, бегом, бегом, может еще на последний поезд успеем, мне на работу завтра...

И рванул вниз, не ожидая ответа. Хрен вам, злой я сейчас, гемороился на склоне с этим дурацким тяжелым и бестолковым кордом, не буду его доставать - не зачем он тут.

Они побежали следом...

В приют мы спустились в седьмом часу вечера - через 15 часов после выхода. За эти пятнадцать часов набрали 2000 метров, столько же сбросили, и двенадцать часов технической работы (плюс три часа подхода/отхода по тропе). Я с трудом припоминаю с ходу другой такой денек в моей практике вольных путешествий...

Согрели чайку, попили. Усталость чувствуется. Но можно уже не спешить - на последний поезд мы уже опоздали. Дружки французы несколько поуспокоились, опасности и испуги позади, остались синяки и ссадины, и гордость за пройденный сложный маршрут. Мне кажется, почему-то, что я устал поменьше, по крайне мере, хожу легче и быстрее. Однако они довольны, особенно Фредерик. Рот у него не закрывается. Что он несет, я не понимаю, выхватываю только отдельные фразы и слова. Сейчас он мне чем-то напоминает Малыша в минуты вдохновения. От этого сравнения мне почему-то становится смешно. Я ржу, ржу не переставая.

Николай и Фредерик
Я приглашаю Фредерика к нам на Кавказ, приглашаю, но знаю что он не сможет приехать - семья его не богатая по местным меркам. А жаль...
Смех разбирает меня остаток вечера, по дороге в Альбервиль, слушая эмоции Фредерика, когда он давил болящей потянутой ступней на газ, смех разбирает вечером в гостеприимной квартире его родителей, когда он эмоционально рассказывал перипетии прошедшего дня хлопотавшей вокруг maman и угощающему меня савойским вином papan. Смех разбирает и сейчас, когда, я пишу эти строки.

А на утро в понедельник был поезд в Лион, опоздание на службу, легкий нагоняй начальника, и вообще понедельник - день и во Франции тяжелый...

* * *

А что дальше ?

Дальше, сегодня вечером иду в Горный Клуб, чтоб обсуждать еще один прожект. Погода испортилась, конечно, осень, но вдруг повезет в ближайший weekend, прояснится... Горы, Хрустальные горизонты... Чем же они притягивают ?

Вечный вопрос... Но в любом случае, я знаю что дальше.
Дальше действовать будем МЫ.

18-19 октября 1999г.
Лион.


Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999- Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100