Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

Чтобы быть в курсе последних событий в мире альпинизма и горного туризма, читайте Новостную ленту на Mountain.RU
Люди и горы > Очерки, дневники - 2001 год >
Пишите в ФОРУМ на Mountain.RU

Эльбрус 2001. Взгляд чайника.

Автор:
Дмитрий Панаев, г. Москва

Мой рассказ о поездке в Приэльбрусье в августе 2001 года
или как горнолыжник занимался альпинизмом

Почему?
Донгузарун

В горах до этого я уже бывал, и не один раз. Начиная с 1993 года, каждую весну я отправлялся в район Кавказских Минеральных Вод, следуя далее на один из горнолыжных курортов нашего родного Северного Кавказа (напомню, что их всего два – Терскол (2150 м над уровнем моря) и Домбай (1750 м н.у.м.)). Прекрасно представлял себе, что такое горы зимой – весной. Легко поднимался на высоту 3700 метров (на подъемнике), лихо скатываясь с нее на лыжах, при этом не страдая ничуть ни от какой горной болезни. Грело душу также и то, что внизу меня каждый вечер ждал ужин в ресторане, бар, дискотека и теплая постель. Имея такой опыт пребывания в горах, я думал, что знаю о них все, или почти все.

И все-таки, горы – это своего рода наркотик. Где-то читал, что высокая концентрация адреналина в крови (при постоянном риске и высокой скорости катания), в сочетании с гипоксией (кислородное голодание), что мы все и получаем в горах, по мнению одного авторитетного медика, представляет собой подобие наркотика, вызывающего привыкание не хуже какого-нибудь героина. Слезть даже после одного раза с этой горной иглы человека могут заставить только лишь самые крайние жизненные обстоятельства (хотя тянуть будет все равно).

Мне, видимо перестало хватать дозы “Один раз в год”, и в начале июля месяца мне в душу запала идея – а что, если съездить в Приэльбрусье в августе месяце, полазить по горам, и, если удастся, подняться на вершину Эльбруса. Еще более подстегнул неожиданный просмотр старых любительских горных съемок и вышедшего на видео фильма “Вертикальный предел”. Решение было принято, и после его принятия наступил период подготовки к поездке.

Подготовка

Прежде чем отправиться в горы, мне необходимо было решить целый ряд задач, а именно:

  1. Уговорить жену отпустить меня.
  2. Собрать полную информацию о том, что меня там ждет, и что надо для этого иметь с собой.
  3. Собрать компанию, или примкнуть к компании (ведь не переться же в горы в одиночку).
  4. Найти снаряжение (одолжить, или приобрести).
  5. Наметить маршрут (ведь в первый раз не знаешь, куда идти).
  6. Решить административные вопросы (оформление отпуска на работе, приобретение билетов, поиск финансов, и улаживание финансовых разногласий с супругой).
  7. Попрощаться с друзьями и сохранить при этом хотя бы часть здоровья (когда друзей много – понимаете сами).

Думаю, что всем, кто отправляется в горы на восхождение первый раз, придется столкнуться с решением большинства задач из этого списка.

Решение первой задачи является сугубо индивидуальным, и требует определенного опыта в семейной жизни, понимания, такта, и прочих качеств, необходимых для оказания соответствующего влияния на наши прекрасные половины.

С решением второй задачи максимально помог интернет. Для всех, кто хочет собрать информацию о походах в горы, рекомендую сервер mountain.ru, и в особенности, его форум. Люди там собрались на удивление отзывчивые, увлеченные и знающие. Задавайте свои вопросы. Ответят даже любому чайнику, даже на самый глупый вопрос. Также, всем ищущим информацию, советую в какой-нибудь поисковой системе типа Яндекса сделать подборку по теме “+Эльбрус - ЭВМ” (дабы информацией про наши супер-ЭВМ не доставали). Там, как правило, найдется несколько развернутых статей, где люди подробно описывают подобные походы, делятся своими впечатлениями и советами на будущее. Там же можно посмотреть много фотографий, схем маршрутов и т.п.

Со сбором компании также не возникло никаких проблем. Один мой товарищ на работе изъявил желание примкнуть к этому безнадежному предприятию. Еще с двумя другими ребятами, собиравшимися пройти тем же маршрутом, я познакомился на форуме mountain.ru (спасибо создателям сайта). Созвонились, встретились, договорились лично, и наметили план совместных действий.

Из снаряжения у меня был лишь рюкзак, купленный в магазине “Тургалантерея” лет 5 назад. С остальным помогли друзья. У одного взял спальник и пенку. Новый знакомый из форума (опять же, огромное спасибо и форуму и ему) помог с обувью (пластиковые кофлачи), с кошками и ледорубом. Здесь я хочу всем дать совет чайника, уже бывавшего там. В принципе, если не уверены, что будете продолжать, такие походы – все это снаряжение можно взять и на месте. В пункте проката турбазы “Терскол” за символическую сумму (порядка 20 рублей в день) вам предложат любое снаряжение. Правда, оно будет не самой последней модели и не всегда новым. Единственное, о чем советую побеспокоиться заранее – это обувь. В прокате вам предложат лишь кирзовые туристические ботинки военного покроя. Они и на ногу сразу не сядут так, как надо, и холодно в них на леднике. Обувь желательно иметь свою. Если в средствах вы не стеснены, то можете и купить себе часть снаряжения перед поездкой. Для покупки рекомендую магазин “Тургалантерея” - Багратионовский проезд 10, в здании школы. Выбор колоссальный – от самых простых моделей для чайников, до самых совершенных для профессионалов. И цены гораздо ниже, чем во всяких “Кантах” и “Альпиндустриях”. Был там до отъезда – покупал своему товарищу ледоруб. Купил отечественный за 150р. Для начинающего – то, что надо. Обуви там тоже богатый выбор от 1300р. за нубуковые ботинки до нескольких сотен баксов за гортекс (не подумайте, что это реклама, просто там действительно понравилось больше всего, хотя объехал магазинов пять).

Теперь скажу о выборе маршрута. В интернете есть предложения нескольких туроператоров, предлагающих совершить восхождение на Эльбрус. Цены от $270 и выше (и это - начиная и заканчивая КавМинВодами – до них добираетесь сами).

Скажу честно, что этот вариант мы отринули сразу. Если кому-то нравится, когда в отпуске все уже решено за него, и есть лишние деньги – милости просим. Нас же в этом варианте не устроило многое – принудительное расселение, принудительный маршрут, принудительное питание, ЦЕНА. Поверьте, ну не стоит это столько, не стоит. Другой вариант – договориться с кем-нибудь из местного населения. Цены там умеренные, а сервис – тот же. Мы сначала решили пойти этим путем. Есть в Терсколе некто Евгений Крутень. Его телефоны частенько предлагаются в интернете. За $200 со всех мы договорились на 3 дня для радиальных выходов, и три дня последующего восхождения на Эльбрус. Старт был намечен на 21 августа. С жильем и питанием все проблемы решили урегулировать на месте. Осталось решить лишь административные вопросы.

С покупкой билетов вопросов не возникло никаких. На самолет, из-за поднявшихся цен, вообще никаких проблем - приезжай в аэропорт, покупай билет и лети. Наша компания решила поехать на поезде до Прохладного (самая ближняя ко въезду в Баксанское ущелье станция железной дороги). При покупке билетов могу дать совет – не покупайте билеты на Курском, и любом из трех вокзалов. Стояние в очереди часа на два вам будет обеспечено. Можно купить билеты в любой из коммерческих касс (очередей никаких, но есть комиссионный сбор 50 – 150 рублей за один билет), но лучше отправиться на любой из остальных московских вокзалов. На Рижском очередей в кассах почти не бывает, но сам он работает только до 18.00. Рекомендую Савеловский, или Павелецкий. На нем то мы без проблем и взяли себе купе на четверых. О том, как оформлялся отпуск на работе, искались финансы, делились с женой рассказывать не буду – в данном случае мой личный опыт вряд ли будет полезен другим.

Прощание с друзьями прошло тепло и достаточно бурно. Небольшой резерв здоровья был. Все снаряжение было в наличии. Оставалось лишь собрать рюкзак, посидеть на дорожку и отправиться в путь.

Правда, перед самым отъездом возникла первая проблема – исчез Крутень. По его телефону нам ответили, что появится он лишь в начале сентября. Видимо, нашел других клиентов. Вот такая вот обязательность местного населения (с которой нам еще предстоит столкнуться, и не раз).

Дорога в горы

Встретились мы на Казанском вокзале и без приключений загрузились в фирменный поезд “Осетия”, следующий по маршруту Москва – Владикавказ. О поездке в поезде много рассказывать не буду. Поезд он и есть поезд. Скажу лишь, что в отличие от многих других моих поездок, эта была достаточно спокойной, и практически безалкогольной. Впервые за всю историю нам удалось опровергнуть тот факт, что поезд дороже самолета. Вышло дешевле и существенно.

В Прохладный прибыли часов в шесть утра. Было уже светло. На вокзале, прежде всего, поразило полное отсутствие бомбил. Несколько машин стояло, но ждали они явно не нас. Через пять минут вялого поиска какой-то дедок на умирающей копейке согласился за тридцать рублей довести нас до автовокзала. На автовокзале бомбилы уже были, но слишком уж неактивные. Там же стоял и автобус до Терскола. В него то мы и загрузились, заплатив по 50 рублей за билет и по 10 рублей за багаж. Для проезда до гор – случай, прямо скажем, уникальный. Во все предыдущие годы такая поездка стоила порядка 250 рублей с человека.

Автобус тронулся что-то около семи утра. Остановки делал основательные – минут по 15. Выйдя на одной из остановок (по-моему, это был Баксан) перекурить, мы поняли, что совершили небольшую ошибку. Забравшееся в автобус местное население никакого уважения к занятым нами местам не проявило. Когда мы вернулись в салон, то все наши газеты и бутылки с минеральной водой, которые должны были символизировать занятость, были аккуратно сброшены на пол, а свободных мест не было. Пазик он и в Африке пазик. Ну не ругаться же нам было с аксакалами и молодыми джигитами. Пришлось вспомнить, что российский альпинист неприхотлив, и разместиться на полу, на наших огромных рюкзаках. Так мы и ехали до самого конца.

Донгузарун

Надо сказать, что летнее Баксанское ущелье сильно отличается от зимнего. Совсем другие краски и совсем другая атмосфера. Единственное разочарование – грязновато там летом, и весьма. Зимой и весной снег скрывает многое.

По дороге, проезжая через Тырныауз, один местный житель рассказал о произошедшей там год назад трагедии, что называется, из первых уст. Надо сказать, ее следы все еще заметны. Все-таки очень сильно досталось городу и людям от этого селя.

Так, за разговорами, в легкой полудреме, в одиннадцать утра, мы прибыли в поселок Терскол – наш первый базовый лагерь перед восхождением.

Последний этап нашего путешествия – пешая дорога от автобусной остановки до места, где будем жить. Советую всем, кто отправляется в Приэльбрусье летом - не беспокойтесь о жилье и не суетитесь. Не надо селиться в гостиницах. На той же военной турбазе проживание стоит 390 рублей в день с человека (с питанием в столовой). При этом вы получаете двухместный номер с двумя продавленными кроватями, душ в виде дырки в полу, застиранные простыни со штампом министерства обороны и корпус гостиницы, закрывающийся в 11-12 ночи. Гораздо проще встать с рюкзаками у обочины дороги (она там одна). Гарантирую, что через 5-10 минут на вас будет обрушен вал предложений о съеме жилья. Минут через 15 стояния мы отправились в частный сектор, где за 400 рублей в сутки (по 100 с человека) сняли прекрасную 2-х комнатную квартиру с раздельным санузлом, телевизором и 4-мя спальными местами. Гораздо удобнее, уютнее, и не в пример дешевле (если кому надо, то хозяина зовут Лалиев Казбек, тел. в Терсколе 8-866-397-1178 он нормальный мужик - звоните). После расселения и непродолжительного отдыха мы решили без промедления приступить к тренировкам.

Тренировки перед восхождением (радиальные выходы)

В день приезда мы решили особо не напрягаться и посвятить день прогулкам на свежем воздухе. Сначала прошлись от Терскола до Чегетской поляны (приблизительно 1,5 км на одной высоте), отведали местных кушаний. Цены в приэльбрусских кабаках (они там на каждом углу) приятно удивили. Нормально покушать там можно рублей за 60 с человека. Примерная раскладка цен: шашлык – 40 р. за шампур, салаты – 10-15 р., хычины – 15р., горячее (лагман, шорпа и пр.) – 20-25р. Готовят качественно и быстро. Любителям шашлыка настоятельно рекомендую шашлык из бараньей спинки. Он чуть подороже, но вкус просто божественный.

Первой нашей тренировкой стала пешая прогулка до станции Азау. Это по хорошей асфальтовой дороге вверх. Протяженность приблизительно 4-5 километров, подъем вверх – метров 200. Высота станции над уровнем моря 2350 метров. Пока шли в кроссовках по асфальту, уже в середине пути стали понимать, что нужно было бегать по утрам, меньше курить и ограничивать себя в алкоголе. Когда мы пришли на поляну Азау, непроизвольно захотелось сесть на скамеечку и передохнуть.

Жизнь там бьет ключом круглые сутки. Работают порядка десятка кафе, гремит музыка, вагон маятниковой канатной дороги постоянно привозит и увозит людей, в общем – цивилизация.

Немного отдохнув, мы отправились пешочком вниз. Надо сказать, что вниз идти гораздо приятнее и легче. Просто отдых какой-то. По пути обследовали лавинные пушки, стоявшие на обочине дороги (один из нас имел отношение к артиллерии и не мог удержаться). Состояние у них плачевное. В том, что они еще смогут стрелять – усомнились. После сытного ужина в кафе отправились спать. На следующий день нас ждала дорога на Чегет.

Проснулись мы часов в 9 утра и стали собираться. Делились впечатлениями после ночи. Дело в том, что сон даже на высоте 2150 м н.у.м. сильно отличается от сна на равнине. Отличие в том, что ты полностью помнишь все, что тебе снилось. Сны цветные, с интересными сюжетами – в кино ходить не надо.

При сборах я сделал большую ошибку. Подумав, что на высоте 3200-3300 может быть холодно, я надел свой любимый горнолыжный комбинезон, спасавший меня даже при минус двадцати. Вдобавок к этому я решил опробовать альпинистские кофлачи моего московского знакомого. В таком виде я и отправился на Чегетскую поляну. Пока дошли туда, я понял что эти ботинки мне не совсем по ноге. Почему-то они за полтора километра ходьбы по равнине успели натереть мне ноги в районе ахиллова сухожилия. Но вершина звала, и, перетянув внутреннюю шнуровку, я отправился в путь. Сначала мы пытались все вчетвером держаться одной группой, но этого не получилось. Двое наших друзей, активно готовившихся к этой поездке, и бегавшие в Москве каждое утро километров по восемь, поперли вверх как ратраки. Мы плелись в хвосте и обливались потом. Самыми сложными были первые 300 метров подъема. Потом организм кое-как приспособился к этим условиям. Выработался свой собственный ритм. Минут пять подъема – минута отдыха. Очень сильно мешал комбинезон. Я расстегнул его до пояса и засучил рукава выше локтя. Это не помогало. Телу было жарко и душно. Единственное, что грело душу – вид на Баксанское ущелье, который оттуда открывался. Глядя вниз, было сложно поверить, что свои собственные ноги подняли тебя на такую высоту. До кафе “Ай” мы дошли часа за два с небольшим. Там устроили привал. Пройдя этот подъем пешком, я понял, что канатчики берут деньги не просто так. По моим ощущениям этот подъем стоил гораздо больше тридцати рублей (стоимость одной очереди канатной дороги).

Донгузарун

Вторая очередь Чегета далась попроще, наверное, организм уже смирился. К тому же виды стали открываться просто поразительные. Очень впечатлило облако в форме бэтмэна, которое отбрасывало на соседнюю гору соответствующую тень, прямо как в знаменитом фильме. Поднявшись по тропе, огибавшей гору с обеих сторон, выше второй очереди канатки и бугеля, увидели, что до вершины ведет тропа среди камней.

Донгузарун

Вершина представляет собой некий “пупырь”, а дальше гряда продолжает подниматься вверх. На вершине стоял колченогий стул. Подумали: “И не лень же было кому-то тащить его туда”. Для того, чтобы пройти дальше по гряде необходимо было альпинистское снаряжение. Его у нас не было, и мы, отдохнув, сфотографировавшись, и полюбовавшись на Эльбрус, пошли вниз.

Дорога вниз была несравненно легче. Единственная проблема – мои модные альпинистские ботинки стали натирать ноги уже в других местах. После “Ая” наш Серега окончательно стер ноги своими прокатными военными ботинками и спустился вниз на кресле, получив задание подготовить для нас внизу холодное пиво. Мы же втроем пошли вниз пешком. Спускались часа полтора. Ноги уже не держали. Вода в пластиковых бутылках кончилась. Душу грела единственная мысль о холодном пиве, которое будем пить из стеклянных запотевших стаканов большими глотками. Надо сказать, что мой комбинезон к этому времени представлял собой довольно жалкое зрелище. Он настолько пропитался потом, что стал мокрым даже снаружи. Про внутри и говорить нечего.

На последнем спуске ноги держали чисто условно. Слава богу, что пиво нас все-таки ждало. Как мы и хотели. Большими глотками из запотевших стаканов. Удивительно, но есть мне не хотелось абсолютно. Буквально заставил себя съесть один хычин с мясом. Остальную еду организм отвергал.

Добрались до дома. Приняли душ. Осмотр собственных ног оптимизма не прибавил. На них красовалось пять кровяных мозолей. У остальных ребят было примерно то же самое. Обработав мозоли, завалились спать. Надо сказать, что сны в этот раз были уже не такими яркими.

На следующий день утром ребята отправились к местным МЧС-вцам. Необходимо было зарегистрироваться перед восхождением. Надо сказать, что пугать они умеют. Буквально за десять минут было рассказано столько ужасных историй про замерзших восходителей, сбившихся с пути и разбившихся о скалы, что стало ясно – без квалифицированного инструктора нам там делать нечего. Конечно, спасателей тоже можно понять. Ведь водить группы в частном порядке – их основной приработок. Цены там стабильные. После небольших торгов сошлись на цене 6000 рублей за услуги одного инструктора на три дня (подъем до хижины спасателей (4250м н.у.м.), расселение там, 2-й день – выход к скалам Пастухова, 3-й день – восхождение). Проживание в хижине спасателей входило в стоимость.

После визита к спасателям мы пошли на следующее радиальное восхождение по маршруту водопад “Девичьи косы” - обсерватория – ледовая станция. Дорога туда вполне сносная. Если расчистить небольшие каменные завалы, то по ней, при желании, можно проехать на хорошем джипе. Начинается она сразу за поселком, с противоположной стороны от военной турбазы.

Донгузарун

Нам, еще не восстановившимся после Чегета, дорога далась очень тяжело. До водопада мы шли часа два с половиной. Когда я дошел туда, то понял, что сил идти дальше нет. Решил отдохнуть у водопада и подождать там своих ребят. Немного посидев на камнях, стал искать тропу, чтобы подобраться непосредственно к воде. Сначала полз по камням и траве, но потом нашел тропу, которая не была видна с дороги. По ней и добрался до воды. Скажу честно, что ничего вкуснее я в своей жизни не пил. Напился вволю, набрал бутылку воды, и понял, что силы чудесным образом восстановились. То ли вода из водопада была заряжена космической энергией, то ли второе дыхание открылось. Быстро пошел до обсерватории. Ловил себя на том, что остановки в пути уже не делал. Пер и пер вверх, как автомат. Добрался туда за какой-то час.

Донгузарун

На развилке у обсерватории обнаружил пакет с едой. Ребята, пройдя раньше, позаботились о нас с Серегой. Оставили кураги и грецких орехов. Подкрепившись, почувствовал себя еще лучше настолько, что решил поставить над собой эксперимент. Попробовал побежать вверх по горе. Пробегал метров сто, потом шел пешком, потом опять бежал. В таком ритме я догнал одного из наших. Пошли вместе. Надо сказать, что дороги там уже не было. Пробирались по камням. Когда поднялись выше обсерватории метров на 250, камни стали гораздо крупнее. Приходилось совмещать ходьбу с альпинизмом. Там я понял, что пройти дальше в кроссовках не смогу. Для передвижения по такой поверхности необходима обувь, фиксирующая голеностоп. В своих, хоть и трекинговых кроссовках, я мог запросто подвернуть ногу. Тогда тяжело пришлось бы всем.

Полюбовавшись на соседнее ущелье, и отсняв несколько кадров, пошел вниз. В процессе спуска получил ни с чем не сравнимое удовольствие. Спуск по каменной гряде. Фантастические виды вокруг. Выше тебя только Эльбрус. Ни с чем не сравнимый горный воздух. Тишина. Полное одиночество. Только горы и я. Мои чувства в тот момент передать, наверное, просто невозможно. Это может понять только тот, кто там был.

Спустившись до обсерватории, встретил Серегу. Он сидел, любовался, и ждал. Пошли вместе вдвоем. Спуск занял часа два с половиной. Привал за всю дорогу сделали только у водопада. Серега попытался пробраться к самой воде, чтобы сфотографироваться под струями. Кончилось это тем, что здоровым бульником он получил по плечу (повезло, что не по голове). Оказалось, что водопад не только воду низвергает, но еще и камнями кидается. Надо сказать, что к этому времени солнце уже стало прятаться за горы. Неизвестно откуда, ветер нагнал облака, начал капать небольшой дождик. Все эти неудобства компенсировалось тем, что снял потрясающий кадр – солнце пробивается сквозь облака.

В этот вечер Коля, имевший среди всех нас самый большой опыт восхождений, дойдя до кровати и упав на нее, не смог встать на ужин. Не держали ноги. Так и уснул голодным. Мы же поели с аппетитом и тоже завалились спать. Ведь завтра утром нас уже ждал Эльбрус.

На Эльбрусе

Встретились со спасателями мы часов в 12, как и было договорено накануне. Нам представили нашего проводника. Им оказался приятный молодой человек лет 24-25. Звали его Мухтар. В этот день нас успокоили, что льда на Эльбрусе немного, выпал снег, и ледорубы могут даже не пригодиться. Вместе со спасателями мы обожгли наш новый примус (даже бензином нас снабдили сами спасатели), подождали Мухтара еще часа полтора (ну куда торопиться с его точки зрения), после чего Мухтар на своей "Ниве" отвез нас в два захода на Азау. Две очереди канатной дороги проехали без приключений, потом перевесили свои рюкзаки на живот и прокатились на кресельной дороге до станции “Скалы Гарабаши”.

Донгузарун

Должен сказать, что скалы без снега производят очень угнетающее впечатление. Хаотические навалы черных камней огромного размера вполне подошли бы для съемок какого-нибудь фильма ужасов. Весьма гнетущая картина. Так и веет от нее черной энергетикой. Там произошло непредвиденное событие. Мухтар встретил своего знакомого, и после этого полностью забыл о нас, лишь показав рукой направление и сказав: “Вот туда ыдыте вверьх, я щаз папожжье падайду”.

Эльбрусский ледник начинался сразу за ледовой станцией. Там уже вовсю текли открытые ручьи, лед вперемежку с камнями почти весь покрыт вулканической пылью. Пейзаж весьма однообразен. Гребень следует за гребнем, плюс в это время суток погода почти всегда пасмурная. Единственное, что не дало нам заблудиться по дороге на приют, был народ, который спускался с вершины к канатной дороге. Однако, все равно, мы забрали немного правее, чем следовало и попали в зону небольших ледниковых трещин. Серега умудрился провалиться в одну из них. Провалился не страшно – чуть выше колена, но ноги в ледниковой воде промочил насквозь. Что удивительно, через 30 минут активной ходьбы вверх, ноги у него согрелись и почти высохли.

Донгузарун

Приют мы увидели через час с небольшим ходьбы. Положительно сказались тренировки предыдущих дней. Шлось легко, практически без остановок. Ноги работали автоматически и почти не уставали. Подойдя к приюту, мы увидели, что дороги, как таковой, там нет. Пришлось карабкаться вверх по достаточно крутому склону, заваленному камнями и изрезанному ручьями, текущими с ледника. Справились и с этим.

Хижина спасателей представляла собой маленький вагончик размером метра 3 на 2. Как там должны были поместиться пять человек я представлял с трудом. Располагалась хижина на соседней от приюта скальной гряде. Туда еще тоже надо было забраться. Удивило то, что туда также не было дороги. За долгие годы существования хижины господа спасатели могли бы и расчистить подходы. Вокруг хижины были навалены камни, и стояло несколько полукруглых горных палаток.

У хижины нас ждало следующее разочарование. Она была занята, и освобождать ее никто не собирался. Все ссылки на Мухтара жителей хижины не впечатлили абсолютно. Они вообще не знали, кто это такой. Оставалось ждать его появления, и того, что он “разбэрьеца са всэми”, как обещал. Однако, время было уже около пяти вечера. Стало неотвратимо холодать, поднялся сильный ветер, спрятаться от которого было практически негде. Мы стояли на скале и ждали нашего верного спасателя.

Когда ветер и холод стали уже пробирать до костей, мы приняли самое безумное решение из всех, принятых нами в этой поездке. Было решено поставить палатку. По совести сказать, палатка наша была не совсем приспособлена к условиям высокогорья, зато в ней имелась сетка от комаров. Форма палатки тоже не способствовала защите от ветра. Тент крепился не на внутренних дугах, а на двух внешних стойках (обычный туристический вариант для средней полосы).

Пока Коля с Сергеем ходили за водой, мы с Денисом безуспешно пытались поставить палатку. Из-за сумасшедшего ветра, вдвоем это сделать было практически невозможно. Дождались наших с водой. Стали ставить палатку вчетвером. Это было уже попроще. Десять минут совместных усилий, и палатка, хоть и кривенько, но стояла. Сразу после этого, стали по очереди залезать внутрь и надевать на себя все вещи, которые были с собой. Хоть немного потеплело.

За это время вода, с таким трудом набранная в пластиковые бутылки, превратилась в лед. Выход жидкости из каждой составил не более полулитра. Теперь перед нами встала задача приготовления горячей пищи при минус 15 на сильнейшем ветру, на высоте 4250. Это оказалось гораздо сложнее, чем мы думали. Примус задувало ветром. Пришлось построить из камней стеночку, за которой он мог хоть как-то гореть. Котелок на таком морозе никак не хотел согреваться. В середине вода пузырилась и закипала (а кипит она там при температуре градусов 70 – не выше), а сверху плавал лед. В конце концов, стали кипятить воду в железных кружках. Кружка потом выливалась в миску с вермишелью быстрого приготовления и сублимированным мясом, после чего быстро съедалась на двоих. В таких условиях эта еда казалась нам пищей богов.

К половине восьмого вечера стемнело окончательно. Все мы устроились в палатке. Завершили вечернюю трапезу гематогеном и полным набором таблеток от горной болезни. Кроме как спать, не оставалось больше ничего.

Кто был в таких условиях, знает, что уснуть на такой высоте – дело почти невозможное. Кора головного мозга, которая и должна отдыхать во время сна, не получая необходимого ей кислорода, и так находится в отдыхающем состоянии. В общем, сон к нам не шел. Какое-то время пытались забавлять друг друга историями типа “Про черного альпиниста”, но потом надоело и это. Тут пришло время горняшки, которая стала нас прибивать весьма серьезно. Физически это было не очень тяжело. Просто голову как бы сковало железным обручем, и глаза стали выпирать из орбит. Это было еще терпимо. Гораздо сильнее был психологический эффект. Обстановка этому способствовала. Мороз на улице достиг минус двадцати, ветер еще усилился. Тент палатки трепало и рвало из стороны в сторону с завидной настойчивостью. У меня (как впрочем и у Сереги) появилась ничем не мотивируемая злоба. Сначала я злился на себя, потом злоба перекинулась и на окружающих. Мы лежали с закрытыми глазами и зубоскалили по поводу того, что кто-то не так повернулся, кто-то кого-то толкнул. По малейшему поводу огрызались друг на друга. Хорошо, что до драки не дошло.

Уснул, а точнее просто забылся, я часам к четырем утра. Сны были очень реальны и били по психике, как 155 миллиметровая гаубица. Во сне со мной прощалась моя семья, а сын плакал, и спрашивал, зачем я пошел в эту гору. Потом снились трупосборники в ледниковых трещинах, то, как я падаю с горы, и прочая чушь.

Донгузарун

Настроение, с которым я проснулся, хорошим можно было назвать только с большой натяжкой. Однако, выглянуло солнце и ветер стих. Впервые насладился волшебным видом вокруг. Казалось, что мы уже находимся выше всего Кавказа. Настроение кое-как выровнялось.

Правда, наш проводник-спасатель так и не появился. Поговорив с окружающими нас альпиноидами, поняли, что можем легко обойтись и без него. В этот день нужно было в целях дальнейшей акклиматизации подняться к скалам Пастухова и спуститься вниз. Надели кошки и в путь.

Донгузарун

В кошках по леднику я шел впервые. Хочу сказать, что это гораздо проще и приятнее, чем кажется на первый взгляд. Ноги сами цепляются за склон, и не надо думать, как тебе поставить ногу так, что бы она не соскользнула. Этот процесс чем-то напомнил мне ходьбу по бездорожью в кирзовых сапогах. Правда, чем выше я поднимался вверх, тем идти становилось все труднее. Когда до скал оставалось уже не очень далеко, налетела непогода. Вместе с ней упало и настроение. В один прекрасный момент я понял, что ни сил, ни желания, настроения идти дальше, у меня нет. Сел на лед, присыпанный снегом. В голове была исключительная пустота. От такой нирваны меня отвлек Серега, который из глубокого уважения к Эльбрусу отдал ему свой завтрак. Видимость стала еще хуже. Хорошо, что заблудиться там было сложно. Склон, по которому мы шли, был с двух сторон “огорожен” скальными грядами. Захочешь – не заблудишься.

Донгузарун

Немного отдохнув, я продолжил свое движение вверх. Серия шагов, остановка. Серия шагов, остановка. Серия шагов, привал. Когда после очередной остановки начал движение (было уже совсем недалеко до скал) услышал голос сына. Звучал он даже не в голове, а откуда-то сзади, как будто усиленный динамиками. После каждой остановки, с началом движения, голос вновь начинал звучать, причем каждый раз все громче и истеричнее. Ребенок просил меня спуститься вниз. В какой-то момент понял, что больше не могу этого выносить, и начал обратный спуск. С изменением направления движения голос стих. Вниз дошел, как в тумане и снова был прибит горняшкой по полной программе. Опытные альпинисты, сидевшие в базовом лагере, отговорили меня от дальнейших восхождений в ближайшие дни. Альпинисты – люди суеверные. Они предлагали спуститься вниз, побыть там еще несколько дней, полазить по горам до 4000, и после этого повторить попытку. Это меня не устраивало по причине нехватки времени, и поэтому я решил, прислушавшись к авторитетному мнению, больше не искушать судьбу, и повторить эту попытку на следующий год, подготовившись уже более основательно.

После этого, как ни в чем не бывало, появился наш спасатель. Было бы глупостью заплатить ему всю оговоренную сумму. Восходителей среди нас стало ровно в два раза меньше, да и дней вместо трех, он с нами провел только полтора. Поторговавшись, ребята скинули цену более, чем вдвое и на следующую ночь отправились на западную вершину, куда благополучно и дошли. Об их ощущениях рассказывать не буду. Предоставлю эту возможность им самим. Нам же с Серегой пришлось дожидаться их внизу. Слава богу, что у них все прошло удачно. Скажу честно, что радовались мы за них, как за себя.

Донгузарун

Во время спуска вниз ощущения уже были только самыми приятными. Забавляло, как приехавшие на экскурсию отдыхающие в северокавказских санаториях, поднимавшиеся на вагонах, глотали на высоте 3500 воздух ртом, подобно рыбам. Нам казалось, что воздуха там столько, что его можно пить. На нас же они смотрели как на Йетти. Они не понимали нас, мы не понимали их. На поляне Азау, однако, местные торговцы прекрасно поняли, что нам нужно. Они каждый день таких встречают. Там уже не избежали своей участи и вино с пивом. Спортивный режим в этот вечер был нами категорически нарушен. Ну кто нас может осудить после пережитого за один вечер здорового алкоголизма?

Дорога домой (коротко)

Донгузарун

Проснувшись утром в нашей, уже ставшей родной, съемной квартире поняли, что ни о каком автономном походе больше не может вестись и речи. Только домой. Часов в двенадцать мы с двумя питерскими альпинистами арендовали Газель и вшестером за полторы тысячи выдвинулись в Минеральные воды. Все происходившее воспринималось как в тумане. Кислорода было столько, что одного вдоха хватало на полминуты. После ночевки в палатке и посетивших глюков впечатления от всего окружающего уже не были такими яркими. Не особо огорчило отсутствие билетов до Москвы, не очень обрадовало то, что они все-таки каким-то образом нашлись. Не возмутила невозможность обменять доллары на вокзале, не испугал барыга, менявший баксы в частном порядке на глазах у милиции.

Поели без всяких впечатлений минводовского шашлыка и загрузились в поезд. Сутки, которые мы там провели, тянулись чрезвычайно медленно. Хотелось домой. Наконец поезд, доставил нас на Казанский вокзал с получасовым опозданием. Жена, встречавшая меня на платформе не сразу опознала в том, что вылезло из поезда собственного мужа (не подумайте плохого, я был абсолютно трезв). Просто я приехал из другого мира. По дороге домой, поймал себя на мысли, что не узнаю родных мест. Объяснять шоферу дорогу до дома было почти не возможно. Я почти забыл свой район. Все мне виделось каким-то другим.

В таком состоянии я пребывал еще несколько дней. Лишь через неделю пребывания в Москве я смог влиться в ту жизнь, к которой привык, и которая, слава богу, меня все-таки ждала. Вокруг все меня осталось как прежде, и только сам я стал немного другим. А от гор осталось только обветренное до болячек лицо, фотографии, смотреть и перебирать которые хочется постоянно, воспоминания только о хорошем и зреющее желание повторить все это хотя бы еще один раз.

Москва – Эльбрус – Москва
Август – Сентябрь 2001 года


Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999- Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100