Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

Чтобы быть в курсе последних событий в мире альпинизма и горного туризма, читайте Новостную ленту на Mountain.RU
Люди и горы > Очерки, дневники - 2001 год >

Пишите в ФОРУМ на Mountain.RU

Читайте на Mountain.RU:
Большое Сидение или Что делать в непогоду… Игорь Очеретяный.

Автор: Игорь Очеретяный, г. Днепропетровск

 

За мгновение до…

О чем думает, что чувствует, что видит "внутренним взглядом" сорвавшийся и падающий турист (альпинист, спелеолог)? В тот момент, когда остаются считанные мгновения до…

До чего? В худшем случае - смерти. Об этом мы никогда не узнаем.

В лучшем случае - разной степени тяжести повреждения тела и психики. В самом лучшем случае, как говорится - "легким испугом". В двух последних случаях кое-что узнать можно.

К сожалению, ни в одной из многочисленных книг о туризме и альпинизме об этом ничего не сказано. Возможно, об этом не хотели говорить - все-таки ЧП и все такое, а книги повествуют о "нормальном" процессе восхождения или похода. Да и те, кто пережил падение, не всегда желают говорить об этом, в силу разных причин, конечно.

Некоторая информация по этой теме в последнее время начала появляться - в журнальных статьях об экстремальных видах жизнедеятельности, в интернетовских материалах, опять же об экстриме или очень сложных походах, восхождениях.

Нужно ли поднимать эту тему?

Вероятно - да. Лично мой опыт об этом говорит. Во всяком случае, когда я, в своей туристской практике, во второй раз сорвался, то чувствовал себя как-то более уверенно, подготовлено что ли. Опыт предыдущего падения помог.

Думаю, что подобного рода информация может оказаться полезной - учиться лучше на чужих ошибках. Во всяком случае, если из подобного материала удастся "вывести" какие-либо рекомендации о "правилах" поведения в подобных ситуациях, то и это уже будет хорошо. Даже если и пригодятся такие "правила" немногим.

Ведь существуют "правила" выживания в критических ситуациях (остался один, без снаряжения и т.п.). Почему бы не выработать нечто похожее и для такого рода случаев.

Как водится в таких случаях - начинать надо с себя. Вот и начну…

ПЕРВЫЙ РАЗ мне довелось "слинять" на дно входного колодца пещеры Эмине-Баир-Хосар, что на Чатыр-Даге в Крыму, в мае 1986 г. Были мы тогда еще молоды и дерзки. Не имея достаточного опыта и снаряжения, с одной единственной 33-х метровой веревкой, без кулачков (самохватов), мы уверенно шли на штурм Баира.

Когда навеска на входной колодец уже была сделана, а я готовился к спуску, к нам из зарослей грабинника вышел мужчина. Поздоровались. Оказалось - местный. Перекинулись парой обычных, в таких случаях, фраз, - откуда, мол, да куда.

Осмотрев нашу навеску и меня, уже готового к спуску, местный товарищ заметил:
- Что, без страховки (имелась ввиду верхняя страховка) спускаться будешь?

Немного опешив, я ответил глупым вопросом:
- А что?
- Ты что, не падал?
- Нет…
- А я падал. Ну, ладно. Успеха вам… Развернулся и пошел прочь.
"Чудак", - подумал я. И, отбросив шевельнувшиеся было сомнения, приступил к спуску.

Приспустившись на первый (всего их два) выступ-карниз немного сильнее отталкиваюсь от стены, одновременно ослабляя захват веревки руками, с таким расчетом, чтобы, соскользнув быстрее вниз, попасть под карниз, а не "клюнуть" его носом.

И тут (вдруг, как говорится в сказках) я услышал "дзень", почувствовал, что начал стремительно набирать скорость, что настал как раз тот самый момент, за мгновение до…

Видимо таки мгновения не забываются, потому что я до сих пор отчетливо помню одну за другой пронесшиеся в голове мысли:
"Спусковое лопнуло! За веревку я держусь только руками".
"Внизу еще один карниз. Надо-бы от него оттолкнуться, чтобы по нему же не протащило руками и лицом".

Был ли испуг в тот момент? Был. И выразился он в виде "внутреннего" крика - "Вот бл…дь!". И холодка в груди. Никаких "видений" из детства, вообще из своей или чужой жизни своим "внутренним взором" я не видел.

Замшелые стены стремительно возносились ввысь. Инстинктивно ли, или осознанно (теперь уже трудно сказать), но, сжав веревку покрепче в руках, нижний ее конец я прижал к бедру, и завел руку как можно дальше за спину, - чтобы увеличить трение веревки о комбинезон. Успел оттолкнуться ногами от второго карниза. И практически сразу же - приземлился на обе ноги в мягкую грязь на дне колодца, преодолев 12 метров за пару секунд.

От неожиданности, не совсем еще веря в благополучный исход, ослабив хватку, я опустился на "пятую" точку в эту самую грязь. Меня слегка перетряхнуло - что-то вроде озноба. Еще через мгновение, осознав - какой опасности мне удалось избежать, я уже встал и начал налаживать систему для подъема наверх, с твердым намерением всех остальных спускать только с верхней страховкой. Благо, вспомогательная 8-ми миллиметровая веревка у нас все же была.

За неимением кулачков (самохватов) для выхода наверх мы использовали систему, рекомендуемую для самовылаза из ледовых трещин, ежели туда провалишься, а именно: две длинных петли из репшнура завязываются на веревке схватывающими узлами (или узлами Бахмана), концы петель пропускаются под обвязкой и при необходимости вылезать - надеваются на ноги. Ну а дальше - дело нехитрое: левой-правой, раз-два…

Кстати, наверху никто ничего не заметил. Их сильно удивила моя команда сбросить вспомогательную веревку для страховки, и что я, только спустившись, собираюсь выходить наверх.

Закончился наш тогдашний штурм Баира вполне успешно. С нашей единственной веревкой мы добрались до входа в зал Кечкемет.

Размышляя впоследствии над случившимся, я пришел к выводу, что аргумент типа "накаркал" к моему падению никакого отношения не имеет. Зато непосредственно к этому имеет отношение спусковое устройство - "солдатик", которое я (какая редкость в те годы!) незадолго до того купил в одном из магазинов спорттоваров. Изучение обломков оного устройства привело нас к выводу, что изготовлено оно было методом литья, а, как известно, литые изделия сами по себе достаточно хрупкие. И, не взирая на четкий оттиск "ОТК" на своем боку, лопались эти "солдатики" что называется "на раз". Второй, такой же, у меня лопнул на первой же тренировке после возвращения из упомянутого выше похода. Правда, повезло больше - лопнул он как раз в тот самый момент, когда я только начал переходить через край на отвес.

После этого, и после безуспешной попытки узнать в торговавшем этим "снаряжением" магазине адрес и название завода-изготовителя, всех братьев лопнувших "солдатиков", которые к тому времени успели прикупить многие, постигла участь Му-Му - благо тренировки проводятся у нас на скалах возле Днепра.

ВТОРОЙ СЛУЧАЙ произошел в 1996 году в Приэльбрусье. Была у нас цель - взойти на Эльбрус. Для меня это было бы достойным ознаменованием 10-го сезона в горах.

Понятное дело - без акклиматизации мало радости от восхождения на Кавказский гигант. К тому же раньше как-то не доводилось бывать даже на высоте Приюта-11. Одним словом - надо акклиматизироваться. С этой целью запланировали мы прохождение перевалов Медвежий (2А) и Чипер (1Б*). Выйдя на Медвежий со стороны Донгуз-Оруна попали мы во фронт непогоды. Дождь, затем метель и плотный туман почти трое суток обеспечивали нам пассивную акклиматизацию на высоте 3470 м. Наконец распогодилось. Засобирались вниз. Настроение у всех было рабочее, даже какое то приподнятое - надоело сидеть без дела.

С самого начала договорились, что крючья после себя оставлять не будем. Я шел последним, чаще всего без рюкзака, который по перилам спускали вниз, по пути выбивая свои и чужие крючья. Спуск вначале проходил по системе скальных кулуаров, некоторые из которых были частично забиты снегом. Наконец спустились к леднику Медвежий. Слева - фирновый склон, справа - скальный контрфорс. Между фирном и скалами - неглубокий рантклюфт. Ниже по фирновому склону четко просматривался бергшрунд, за ним - сеть трещин помельче.

"Вход" в рантклюфт перекрыла (если так можно выразиться) скальная ступенька около 2-х метров высотой, с нависающим верхним краем. Один за другим ребята спустились по веревке с этого уступа, далее - по рантклюфту "за угол", под прикрытие скал - мало ли что сверху прилететь может.

Остаюсь один. Сбрасываю веревку и выбиваю крюк. Отмечаю про себя, что я с рюкзаком, а с ним не очень то удобно слазить по нависающим скалам.

"Черт. Надо было попросить, кого ни будь подстраховать. Или хотя бы рюкзак спустить по веревке". Ну да ладно. Решаю обойти эту "пробку" по фирну (хотя очень не хотелось на него выходить) и затем уже вернуться в рантклюфт. Делаю шаг, а второй не успеваю. Нога проскальзывает, и я начинаю скользить вперед ногами, полулежа на рюкзаке.

Первое, за десять лет занятий горным туризмом, уже доведенное до уровня безусловного рефлекса действие - рывком переворачиваюсь на живот. Пытаюсь тормозить клювом ледоруба, но, поскольку в момент падения я опирался им о склон и держал только одной рукой за головку, его тут же вырывает из руки и он уже где-то волочиться за мной на темляке.

Падение продолжается. В какие то доли секунды отмечаю про себя, что прямо внизу - берг, а спасительный рантклюфт теперь уже слева от меня, и что если я в него не попаду, то будет очень плохо. Начинаю делать "загребательные" движения руками и ногами с таким расчетом, чтобы изменить траекторию своего "полета" в сторону рантклюфта. Пара таких энергичных "гребков" - и мне это удается. Вылетаю на снежный гребешок, предваряющий рантклюфт, ноги упираются во что-то твердое. Мгновенно тело отрывается от склона, переворачиваюсь, падаю на рюкзак. Затем кувыркаюсь еще раз назад, через голову, и основательно ударившись коленкой, наконец, останавливаюсь.

Автор сразу после "полета" с Медвежьего.

Колено болит сильно. Ноет так же плечо. Выворачиваюсь из-под рюкзака, принимая более удобную позу на боку. Вижу, как ко мне спускается Серега, - его я умудрился "обогнать" на спуске. Он помогает мне снять рюкзак и успевает сделать пару снимков, попутно сокрушаясь, что прозевал этот "увлекательный" момент и не заснял сам процесс. Поднимаюсь аккуратно, отдавая себе отчет в том, что что-то может быть и сломано. Но, вроде все в порядке.

Постонав и помычав пару минут, одновременно ощупывая разные части тела, изъявляю желание осмотреть "место происшествия". С помощью того же Сереги поднимаюсь на несколько метров по рантклюфту. Взору открывается фирновый склон с кривой бороздой, верхний край которой начинается у уже упомянутой скальной пробки, а нижний - упирается чуть ниже нас в рантклюфт. Почти на всем протяжении отчетливо видны следы от пальцев рук - удивительно, ведь я был в добротных "сварочных" брезентовых рукавицах.

В общем-то, и этот поход закончился удачно. Мы прошли перевалы Чучхур и Эхо войны, вышли к Приюту -11. Двое из нашей группы взошли на западную вершину Эльбруса. Я же довольствовался лишь восхождением на его седловину, - все-таки ушибленное колено давало о себе знать еще долго и после похода.

Ну а что же "внутренний взор"? Проплыла ли передо мной, за мгновение до, неизвестно какого, окончания "полета", моя грешная жизнь?

Насколько я помню, - нет. Более того, было ощущение, что такое со мной уже случалось. Что не надо бояться. Что надо принимать меры. Что если постараться, - то все закончиться хорошо.

Интересным в этой ситуации, как мне кажется, является разное восприятие длительности "процесса" мною и теми, кто его снизу наблюдал (Серега и, как в последствии выяснилось, Влад). Я и тогда и сейчас уверен, что все происходило достаточно медленно: попытка "зарубиться", соображения о том, что где находиться и куда следует попытаться "причалить", предпринятые меры к попаданию в рантклюфт - все это требует времени. Но, Влад с Серегой утверждают, что падал я всего не более 2 - 3 секунд…

Можно ли делать какие либо выводы из такого "опыта"? Вряд ли. Слишком много личного, слишком специфичны условия в каждом конкретном случае. Да и доля везения, отпущенная нам в этой жизни, у каждого своя.

Однако если затронутая тема покажется туристско-альпинистской братии заслуживающей внимания, если появятся еще описания подобных случаев, возможно тогда и удастся найти какие-то закономерности - как говорилось у классиков марксизма-ленинизма: количество перейдет в качество. Закономерности в действиях, поведении "падающих" и остающихся в живых. Может быть, этот обобщенный опыт окажется для кого-то бесценным. Ведь не все учатся только на собственных ошибках.

Одно можно сказать наверняка - лучше не испытывать таких "адреналин шоу". Избежать их помогут житейский и туристский опыт, и специфические знания о предмете в целом. Тут важны знания буквально во всем, что касается нашей жизнедеятельности в горах: снаряжение, питание, страховка, медицина, стратегия и тактика, - в общем все, чему учат в школах тур- и альпподготовки всех уровней. И даже больше - познания в сопутствующих дисциплинах: геологии, гляциологии, психологии, метеорологии… В данном случае много не бывает. Чем больше знаешь и умеешь, тем больше шансов избежать неприятностей в виде свободного (или не очень) падения на неизвестно какую глубину.


Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999- Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100