Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

"Горы в фотографиях" - это любительские и профессиональные фотографии гор, восхождений, походов. Регулярное обновление.
Горы мира > Алтай >

Пишите в ФОРУМ на Mountain.RU

Автор: Авдиенко Алексей. г.Новосибирск

 

Алтайская байка

 

Когда перед носом скала вертикальная,
На ум не приходит смешней афоризма,
Чем что я будто бы брызга фекальная
На розовом, чистом лице альпинизма.

Вова Хомяков (Барнаул)

Каждый и(ко)нструктор альпинизма (впрочем, и не только), как правило, славен своими байками о днях прошедших, настоящих, не существующих и, временами, грядущих. Это как бы входит в методически грамотную систему подготовки будущих восходителей, которые после этих конструкторов, надеюсь, будут успешно обмораживать конечности, подставлять тела под летящие камни, весело срывать карнизы с гребней и вершин и глухо ухая мчаться с лавинами вниз. И еще много чего. Можно конечно долго разрисовывать все прелести этого, прямо скажем сомнительного, вида спорта в том же духе, поэтому я и попробую рассказать вам (да что там попробую – просто расскажу) одну из подобных баек – “Это быль уже не быль, а небыль …”

Итак. Вся эта история началась на балконе квартиры в Академгородке г.Новосибирска теплым августовским вечером 1992 года прошлого столетия. Я приехал из Туюк-Суу (конструировал очередных) и привез бутыловку дынной водовки (в частности). Тут в гости, проездом в г.Кр-ск, прибыл (если правильно помню) с п.Ленина г.Янушевич А.А. (в дальнейшем Януш). Ну и, понятный помидор, мы радостно делились впечатлениям от . Тут подошел в гости один из тогдашних моих участников, и, чтобы все не переросло в банальную бытовуху (естссно из воспитательных соображений) был заведен разговор про Алтай. Слово за слово, фальсификатор в руки и понеслось. Время – дней 10-ть - было у всех. В тех краях бывали и не раз, кое на что глаз был уже приложен и вот родился план – ввести свои тела в Маашейское ущелье, сходить что нить типа Карагема или Маашей-Баш и, в рамках программы “Познай свой край родной”, уйти в Шавлинское ущелье и уж оттуда домой. Что ж, барахлишко собрали уже на следующий день и тут выяснилось, что ни у меня ни у Януша нет ледобуров (как-то все порастратили за лето), надежда была на Леху (третий который), но этот редиска - нехороший человек – за полчаса до паровоза пришел и сообщил, что он не едет и буры конечно же не принес. Ладно, решили мы, не отменять же такое приключение из-за каких-то там железок, пусть и титановых. Стрельнем там у кого-нибудь в ущелье – решили два опытных перворазрядника J .

Небольшая географическая справка – ущелье Маашей находится в Северо-Чуйском, а может в Южно-Чуйском (лень лезть в книжки – желающие могут посмотреть в карты и там найти, где и что) хребте – если на машине, то в Чибите направо с трассы через Чую. Но все это не важно, главное – Алтай зона мощного оледенения – практически все маршруты комбинированные, много льда и снега, скалы, как правило, сильно разрушенные, хотя в соседнем Ак-Туру есть в этом плане достойный внимания объект – Кара-Таш, но сейчас не о нем. Это все к тому, что мы не взяли с собой буры.

Сели в паровоз Томск-Бийск и утром следующего дня были на конечной, далее автобус до Горно-Алтайска. Автовокзал. Там я был не раз и он на ночь не закрывается, в отличие от аэропорта. Ночи мы ждать не стали и, не смотря на то, что нужный нам автобус уже убыл, мы сели на идущий в ту же сторону – до Ини. Прошу отметить – в магазины заходить было некогда. Часиков в 6-ть вечера прибыли в пункт назначения. До Ак-Таша (поселок такой) куда нам надо еще верст сто. В Ине магазины уже закрылись. Ну и ладно, пошли по трассе пешком на подобии хичхайкеров, только со здоровенными чувалами. После удачного размахивания руками сели в кабину дальнобойщика и по темноте уже были в палатке на водоотводе Акташской ГЭС. Эта ГЭС тоже интересное сооружение – ее построили в 1900 забытом году, но где-то в расчетах была ошибка и вода к ней течь не захотела – так и стоит она неприкаянная и неэлектрофицирующая. На следующий день марш-бросок в ущелье Маашей до самого ледника. Народу в ущелье не оказалось. Устроили осмотр снаряжения и продуктов. Скальное кое-чего есть, из ледового – пара тяпок и кошек, примус “Огонек”, 5л бензина. Из продуктов – одни консервы и сублимотья. Ни хлеба, ни сахара, ни печенюх к чаю. Да и сигарет одна пачка. Правда есть фляжка водки, но это уж в медицинских целях. Значит, будем вести здоровый образ жизни – вот такое решение мы и приняли.

Если стоять у языка ледника, то Маашей-Баш (высшая точка этого узла) почти не виден – он правее, а визуально ущелье закрывает очень красивая вершина Кара-Гем. Три мощных явно выраженных контрфорса с ледопадами между ними и снежно-ледовая шапка над ними. Перепад где-то с километр. По всем трем были в свое время проложены маршруты, но до сих пор ни от кого я не слыхал, чтобы их ходили (поправка: пока рылся в и-нете нашел упоминание на Риске). Исходя из имеющегося железа, точнее из отсутствия наличия присутствия ледобуров, был выбран тот контрфорс (он же как бы северная стена), который выводит прямо на вершину – на нем вроде как льда не видать – сплошные скалы, ну а с шапкой как-нибудь разберемся. Решили и на следующий день вышли.

Выписки как бы из дневника:

День первый. По леднику (благо он до горы ровный, открытый - август все-таки, почти без трещин) под гору. Там и заночевали. Погоды вроде благоволят, да и бытовало (впрочем, и сейчас бытует) мнение, что комбинашки ходятся в любую погоду. По мудрому, выработанному умными головами, тактическому плану, прохождение маршрута виделось за один день. Ну, максимум за два. Соответственно бензин, продукты взяли на три – так, на всякий случай. Прихватили также внешний слой от палатки.

День второй. Вот он – волнующий момент старта. “Уложены разные грузы и …” Прямо как у Бонатти – крючья прокололи бутылку с бензином и остался только тот, что в примусе. Тут уж на память приходит анекдот про поезд и парочку, которая на рельсах занимается, сами знаете чем. Поезд еле-еле остановился, мужичек с рельс отвечает на законное возмущение машиниста – Кто-то из нас двоих должен был остановиться, извини, я не мог! Раннее утро, по мосту пересекаем берг и не связываясь (какой смысл? – буров-то нет, выкат ровный) проскакиваем метров сто ледового кулуара (градусов 30 снежком чуток прикрыт). Вышли под скалы. Две-три веревки на удивление приятного лазания (где-то 4-5-й категории 60-70 градусов). Скала сухая, граниты, много трещин и хапалок. Вылезли на наклонную осыпную полку градусов 15-20 размером с кусок однорядного шоссе. И тут … Вы подумаете лавина или град с метеоритами? Дудки. Обычный мокрый снег. Хоть пурга, хоть ветер дуй – нам в гортексе хоть бы что! Но GoreTex у кого его нет. У Януша его и не было – обычная анорака из парашютного шелка. Ему сразу же захотелось вниз. Подошли к краю полки – по тому кулуару, где утром так бодро шнурили со всей стены мусор валится – типичный небоскреб с одним мусоропроводом. Площадки ночевать тоже как-то нет. Стало быть – вперед и вверх, а там … Нацепили кошки (хорошо хоть не Гривеля там двадцатизубые! а обычные муравьи) и опять по скалам, но уже веревкой обвязанные. Лазание не сложное, где-то двоечное, но одновременное с использованием особенностей рельефа. Сколько уж там веревок в этом снегу шкрябались, не скажу, но до вечера. Подлезли уже под вполне конкретную стену – желание лезть по ней тут же отпало – разрушенные сланцы. Вправо та же фигня, только вид сбоку. А вот влево по полке и за угол – видно что-то вроде перевальчика – по идее там должна быть площадка. Подошел Януш в сибирской стойке (уже подмораживало и он стал покрываться корочкой льда) с волшебными словами – Авдей, кажется я начинаю терять самообладание. Судорожное копание во всех моих скудных медицинских познаниях (ведь нас этому учили в лагерях :-) показало, что нет такого диагноза – потеря того, чего у нас уже нет. Зато я вспомнил, что Януш любит сгущенку, а у меня как раз завалялась баночка. 15-ти минутный перерыв в этом героическом деле как восхождение и что-то, по крайней мере, часть, к нам вернулось. Пора ночевать, но стоя, в лучшем случае сидя что-то не очень как-то … Решили за угол глянуть.

Статистика говорит о том, что большинство несчастных случаев на восхождении происходит вечером – типа все устали и т.п. Мы ее подтвердили – поспешное движение при траверсе по полке и камушек, в две трети моего размера, вышел и дернул меня за веревочку. Брякнулся я не очень высоко – до следующей полки был где-то метр, да и подвезло – камень дальше ускакал, а я остался – немного испуганный, но живой и здоровый. Януш, видимо от радости, кричал, что он там чуть ниже видел место для ночевки, покатое, но более-менее. Что ж, будем моститься на ночлег. Натюкали в стеночку крючочков, натянули перильца, постелили кариматики, сверху натянули тентик и начали вкушать славный пакетный супчик. Тут выяснилось, что умный Януш взял таки с собой спальник, если кто знает такой Фрунзенский кокон, а я глупый решил жить в горетексах и сверху еще одел легкую рабочую пуховочку. В час ночи пришел ко мне колотун-бабай. Пришлось завести примусок и спать всю ночь с ним на пузе.

День третий. Съев с утра очередной супчик, бодренько так траверснули веревку влево и увидели то, от чего мы пытались увернуться – лед. Другого пути нет. Или вниз или 3-4 веревки льда градусов 45. Эх, была не была – с перемычки небольшой наклонный траверс, поджимаюсь к скале и делаю подобие станции – кайло на самостраховке в рантклюфт, закладка в трещинке – все, что можно родить. Еще веревка вверх.

Оказывается, когда начинаешь подходить ближе к скале лед как бы загибается и становится такой крутой и скользкий … Глубина падения 80-ть метров. Честно пытался затормозить – страховочная веревка в какой-то момент подбила руку и остаток пути – вниз головой на спине. Закладка на станции, конечно же, не выдержала и мы дружно повисли на самостраховочной тяпке. До снежной подушки не дотянул каких-то 20-ть сантиметров – перевернулся и встал на нее. Остановиться бы, да уж нет. Полезли снова, просто немного тщательнее. На третьей веревке еще раз порхнул (напильника-то нет, чтоб кошки после вчерашнего подточить). Ну, тут уже летел, как стреляный воробей – зарубаться и не пытался, следил только чтоб копытами ничего такого не сделать. А ведь в лагерях не зря чурку-то бросали – Януш сделал все грамотно – и протравил как надо и поймал плавно. А впрочем, наверное он тоже жить хотел? Падать-то уже изрядно. После обеда как по расписанию, пошел мокрый снег и мы, не раздумывая, начали вить гнездо. В скальной стенке, метрах в трех над нами, узрели нишу с вытекающим оттуда ледком, зайдя чуть выше дюльфернули в нее, из кошек сделали заграждение, чтобы лед, коий мы подрубать будем, просто так не улетал, а в дело шел. Угнездились, полусидя – спиной в одну стенку, ножками в другую. Поели, по пятьдесят капель накатили и, толи мы так похудели, толи на холоде тела сжимаются, но в этот раз мы вдвоем влезли в этот кокон. Правда, плечи у нас все же широки – никуда их не денешь. Зато пухелем накрылись. Ночью было даже тепло, особенно когда эта двухголовая четырехрукая гусеница пыталась (неоднократно) от края отползти – неровный какой-то пол был, что ли?

День четвертый. Утром выяснилось, что горючего в примусе больше нет. Да и супчик пакетный всего один остался. Зато есть еще водка. Тоже топливо, между прочим, для органических движителей. Вот ее родную и приели. Благо сложностей особых не предвиделось – две веревки, в том числе переползание вершинного бергшрундта и вот он, как говорят Миг Откровения. Холодный он какой-то и ветреный. Поэтому долго глазеть не стали. Спуск с вершины по снежно-ледовому гребню, довольно острому в сторону перевала Тамма. На перевал попали через три ледовых лба и вот он туристский перевал непонятной категории. Ледопад и без буров ловить нечего. Да и веревка всего одна. Пришлось громоздиться еще на соседний пупырь, уж не знаю, может это и есть вершина Тамма, а может и нет – не суть важно, главное, что почти с самой маковки длинный такой, широкий кулуар. В более снежное время в него бы наверное и не сунулись, а так успешно спустились и к вечеру, нетвердой походкой изрядно уставших, но непобежденных альпиндяев, хмуро помахивая тупыми, блестящими бергшрундиками пришли к базовому лагерю. Во как.

Проведя разбор восхождения в присутствии командира отряда (меня), инструктора отделения (Януша) решили восхождение себе защитать и занести в книжки на долгую память как маршрут 5Б к.тр. на в. Карагем (В) по С стене. Мораль, которую мы оттуда вынесли – когда на Алтае собираешься на подобный маршрут, то –

    1. Надо брать с собой буры и напильник;
    2. Не плохо бы и хлебца, сала да сахару;
    3. Планируешь один день, второй имеешь в виду, третий примечаешь, а четвертый мерещится.

Конечно же, ни про какие там дальнейшие горы и перевалы разговоров уже не было и, на следующий день, собрав свой скудный скарб, побрели вниз и буквально за углом наткнулись на туристов. Они как раз сушились и сушили вожделенные печенюхи, сахар, хлеб и прочие деликатесы. Но у них приключилось некая чрезвычайная ситуация и всем было не до нас, и от нас помощи уже не требовалось, поэтому мы пошли дальше. Может оно конечно и зря – они вертушкой оттуда улетели, но тогда бы мы не поели вечером свежих лепешек, свежей маралятинки и всякого другого. Из Ак-Таша уехали банально – на автобусе, а в Горно-Алтайске первым делом прикупили килограмм зеленых мармеладных лягушек и с чувством их съели.


Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999- Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100