Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

"Горы в фотографиях" - это любительские и профессиональные фотографии гор, восхождений, походов. Регулярное обновление.
Горы мира > Кавказ >

Пишите в ФОРУМ на Mountain.RU

Автор: Сергей Щепачков, г. Троицк, Моск. обл.

В Новый год - на башни Шхельды

Светлой памяти моего товарища по восхождениям Игоря Розина посвящается

Первый день нового года. 1 января 1998 г., пять часов утра. Будильник. Вставать пора. Тихонько, на цыпочках - дети спят. Не разбудить бы. Кухня. Катя что-то греет на сковороде. Мой напарник по предстоящему восхождению уже за столом. Вкусно пахнет. Жаль, что аппетита почти нет. Наверное волнуюсь.

- Как погода?
- Снег пошел.
- Что делать будем? Может, отложим на денек?
На каждый мой вопрос следует жесткий ответ:
- Все как запланировали. Давай лучше вспомним, что забыли.
- А с едой у нас как? Может, добавим еще на несколько дней? Запас на непогоду.
- Нет. 5-го мне надо быть дома.
- А если под самой вершиной застрянем из-за погоды на пару дней, что, вниз пойдем?
- Если к 5-ому не будем успевать, то пойдем.

Февраль 1999. В то время Игорь также работал в лавинной службе
Июль 1996. Спасработы на северной стене Уллу-тау. Игорь Розин - крайний справа
Июль 1996. Спасатели Эльбрусской ПСС под северной стеной Уллу-тау. Слева - В. Гончар, справа - Г. Мельников, И. Розин - вдалеке на границе скал и снега

Да, дела… Ну, что же мне в этой поездке так не везет. Сначала Леха уехал, несмотря на уговор, после того как легко, за 8 часов, северную стену Уллу-тау прошли. Дома ему, видите ли, надо Новый год встречать. Теперь вот этому 5-го быть дома важнее, чем большую гору сходить. Ладно, хватит стонать и жаловаться. Что будет, то будет. Если что просто под стеной посидим, продукты поедим.

- Кать, а ты сало положила?
- Так пост же!
- Да, не мне, Сереге. Там в холодильнике в банке. Сам солил.

Чуть самое главное не забыли. Сало - это хорошо, сало - это тепло. Зимой без сала на горе замерзнешь. Хоть что-то радует.

- Ну, пошли. Скоро светает.

За спиной со скрипом закрывается дверь маленького домика, в котором живет все многочисленное семейство Игоря. Бесшумно опускаются пушистые снежинки. Весь Терскол после бурного празднования встречи Нового года погружен в тишину. Кажется, что потеплело. И от этого на душе становится совсем тоскливо. Куда идем? Ладно, хоть под гору подойдем, пикник устроим, съедим за два дня все продукты, пообщаемся немного. Потом уйдем вниз, я поеду в Москву на ненавистную работу… Старенький жигуленок легко прокладывает колею в пушистом свежевыпавшем снеге.

- Игорь, а чего ты в свитере, в шерстяных штанах? У тебя же как у спасателя на государственном обеспечении флиса всякого и полартека (от редакции: флис, полартек - синтетические теплоизоляционные материалы используемые для шитья одежды) полно должно быть?
- Если бы флис был лучше шерсти, то овцы давно бы уже в полартеке ходили…
-
Если погода улучшиться, то ты хоть представляешь, где полезем?
- Только примерно. Но скал там должно быть поменьше, чем на Центральной башне. 5Б все-таки, а не 6А. Надеюсь, что многое можно будет по ледовым речкам пройти. Судя по Уллу-тау с натечным льдом этой зимой должно быть хорошо.

Шхельда летняя.
Красная линия - наш маршрут января 1998 года на 3-ю Западную (пик Аристова), 5б к.сл.; синяя линия - наш маршрут февраля 1996 года на Шхельду Центральную, 6а к.сл.
Фото из "Альбомов Олега Фомичева"

Вот и поворот на Адыл-су. Машина медленно поползла в гору. На душе тоска. Погоды нет. Зачем идем? Шхельдинское КСП встречает нас тишиной. Все спят. Новый год, однако. Никогда еще не встречал новогодний бой курантов, упаковывая рюкзак. Здесь оставим машину Игоря. Дальше пешком. Скоро ли вернемся? С каким настроением? Будет ли это временное ощущение полного удовлетворения честолюбивых амбиций или это будут попытки успокоить себя внушением, что неудача - это лучший опыт. О чем думает сейчас мой немногословный товарищ? О семье или о предстоящем восхождении? Вспоминает работу или молится об улучшении погоды? Поскорее бы выйти из леса, дойти до хорошего снега и встать на лыжи. Надо стараться идти в темпе, что бы не мерзнуть и не потеть. Вот и последние елочки. Как будет радостно прикоснуться к ним на обратном пути. Видимость плохая, но мы не первый раз зимой на Шхельдинском леднике. Идем достаточно уверенно. Вот откуда-то от сюда должно быть уже не далеко до начала нашего маршрута. Кажется, снег будет идти вечно.

- Как считаешь, за сегодняшний вечер и завтрашний день съедим все продукты?
- Давай не будем торопиться.

Да, Игорь мудр. А я, похоже, смирился, что горы не будет…

Что может быть лучше послеобеденного сна! Снег шуршит по скатам палатки, теплый сухой спальник, битком набитое брюхо. Как может позволить себе это человек живущий в большом городе?

Вот и стемнело…

Ого! Темнота, какая. Сколько же я спал? Выспался. И почему у меня настроение хорошее? Надо подумать… Точно! Снег не шуршит о скаты палатки, значит перестал. Надо на улицу выглянуть. Красота то, какая! Звездами все небо засыпано. Завтра начнется праздник…

Началось завтра. Проваливаясь в свежий снег значительно выше колена, медленно пробиваемся вверх. Часто меняемся. Поскорее бы берг (от редакции: берг или бергшрунд - трещина на леднике у подножия горы). После него станет значительно круче, снега меньше, и работать станет интереснее. В очередной раз пропускаю вперед Игоря пробивать тропу. Чувствую себя неловко, так как мы сразу договорились, что первым на маршруте буду работать я, и поэтому у меня рюкзак значительно легче. Поскорее бы берг, и неловкость пройдет, уступив место важности и значимости. Уже давно рассвело. Сил потратили кучу. Наконец-то бергшрунд. Все, теперь пойдет настоящая работа.

- Игорь, надо было рюкзаки одинаковыми делать, а у берга бы перераспределили вес.
- Да, ладно. Хватит болтать.

Утро 3 января 1998 г. Вид с места первой ночевки на восток

Почти сразу за бергом первый скальный пояс. Еще от палатки рассмотрели ледовый желоб. Как хорошо по льду обходить скалы зимой! Двигаемся одновременно, чтобы не мерзнуть. Со льда переходим на более пологий участок глубокого снега. Идем медленно, но почти без остановок. Страховаться здесь не на чем - идем так. Посматриваю на часы. Да, мы сегодня успеем под вершинную башню подойти! Как много сил отнимает прокладывание траншеи в сыпучем снегу. Круто, но поехать склон в виде лавины, похоже, не должен. Ох, наконец-то пробились под второй скальный пояс. Поесть бы чего горяченького. Например, яичницу.

Как же пролезть эту скальную стеночку? Какой рельеф бедный. Можно сказать, со станции стартануть не могу. Здесь конечно без рюкзака. Крючочек. Еще чуть повыше подобрался. Закладочка. Ее бы подстучать. Мои кошки ниже Игоревой каски. На полтора метра вышел. Можно ли это нагружать? Сейчас проверим.

- Проверяю!

Плюх! Я в сугробе на полке рядом с Игорем. Нет, мы пойдем другим путем. Время теряем! Нет, только здесь и пройти можно. Снова крючочек, закладочка, еще одна. Теперь в бок надо уходить. Выдавай, выдавай, выдавай тихонечко. Еще выдавай. Чвак! Инструмент отлично вошел в ледовое озерцо, притаившееся в неровностях скалы, величиной с чайное блюдце. Теперь нас отсюда уже не сбросишь. Кошки противно скрипят на скалах. Повыше, повыше, еще повыше, ноги подбирай. Кряк! - фифа в скальную трещину и сразу в бок ее грузить. Ух, теперь можно и крюк забить. Ого, как далеко от станции без промежуточных вышел! Дальше проще - микс - смешенный рельеф - скалы и лед. Лед - это всегда хорошо.

- Игорь! здесь только в начале тяжело. Потом все проще и проще.
- Давай, давай!

Приятное лазание пошло. Только времени кучу потеряли. Жалко - сейчас световой день очень короткий. Страховаться есть куда, но не на столько просто, что бы идти одновременно. Вот и конец скалам. Вышли в основание "лопаты", на хвост "рыбке". Темнеет. Ночевать будем здесь. Вершина кажется близко-близко. Получится ли сделать площадку, чтобы лечь? В феврале 96-ого, когда ходили на Центральную Шхельду из пяти ночевок на горе только на одной удалось лечь. Так уж получается, что это второе мое восхождение с Игорем и снова на Шхельду, и снова зимой, и снова нам предстоят проблемы с устройством бивуака. Подошел Игорь и тут же принялся вырубать во льду полку. Я же, как обычно, не знаю, чем себя занять при обустройстве места отдыха. Попытки помахать кайлом привели к:

- Ты лучше стой и фонариком свети.

Утро 3 января 1998 г. Игорь на первой ночевке.

Сухой снег и осколки льда предательски ссыпаются вниз. Игорь удерживает своим телом снежно-ледовое месиво. Теперь тихонечко, аккуратно отходит в сторону. Эх, пол площадки с шелестом уехало в черноту. Уже глубокой ночью палатка поставлена, и мы лежим валетом (ногами навстречу друг другу) и на боку на узенькой полочке.

Вот и утро. Радостное солнышко осветило нашу палатку. Подъем! Медленно тает снег в кастрюльке.

- Игорь, я предлагаю оставить весь бивуак здесь и налегке на вершину и вниз. По пути подъема и по льду можно и в темноте спускаться.
- А ты уверен, что на вершинной башне проблем не будет? А если до темноты не вылезем наверх?
- Под башню налегке можно одновременно подойти. А может и до самой вершины без остановок шпарить.
- Нет, Серега, рисковать не стоит.
- Эх, не стоит, так не стоит. Что к чаю будем?

Первые пару сотен метров от палатки вверх не удавалось докопаться до льда. Поэтому шли так. С радостью закручиваю первый бур в лед. Какой жесткий! Выхожу на всю веревку, делая точки через полверевки. Может одновременно получится? Нет. Перила. У меня почти пустой рюкзак - весь груз у Игоря. Пошел отcчет пути веревками.

- Как думаешь, до того скального островка сколько веревок?
- Две или три. Пусть три. На льду всегда расстояния кажутся короче.

Прошли еще три веревки.

- А теперь как думаешь, сколько осталось?
- Ну, теперь уж точно три.

Прошли еще три.

- Ну, теперь уж точно две веревки осталось.
- Согласен. Ноги не болят? А у меня уже болят.

Крутизна постепенно увеличивается. В ногах появилось неприятное ощущение, что кошки очень резко затупились. Инструмент с силой вколачиваешь в лед, напоминающий огромную наклонную стеклянную поверхность. Скоро перейдем в желоба, там Игорю достанется линзами. Как ноги устали! Такого жесткого льда я еще никогда не встречал. Все чаще попадаются залитые льдом скальные стенки. Как темп продвижения замедлился! Усталость. Надо больше тренироваться. На вершину бы сегодня хотя бы успеть вылезти. Там площадка под палатку должна быть. Веревки три, наверное, осталось. Как Игорь медленно по перилам подходит.

- Помоги… рюкзак… Ничего себе - какой тяжелый! Чего же мы там тащим? Спальник и то один на двоих взяли. Все, эту стенку с рюкзаком уже точно не полезу. Тяжелое лазание. Метр за метром. Медленно вверх. Зависаю на крюку - отдыхать. Ой, бедные мои ручки! Ой, ой, ой как больно!

- А-а-а-а! А-а-а-а!
- Что, Серега? Руки прихватило?
- А-а-а-а! А-а-а-а! Как же я так не заметил, не отследил за руками? Так сильно замерзли! Как долго отходят! Надо поделать круговые вращения руками по очереди. Раз, два, три, Бум!

- М-м-м-м!

Это я своей бедной рукой по собственному ледовому молотку ударил. Хорошо, что в двух перчатках. Люблю зимний альпинизм! Люблю за то, что дождей и гроз нет. А еще люблю альпинизм за то, что комары не кусают.

Ну, вот и стеночка позади. Теперь страховка только на скалах. Льда последние крохи остались. А после меня уже ничего не остается - весь лед на Игоря ссыпается. Еще поднажать, еще немного, хотя бы мне успеть на верх выскочить засветло. А там встать можно будет на полную стопу, а потом, мечта, лечь на горизонтальную поверхность…

Не успели…

- Говорил я тебе, что надо было вон на той нашлепке ночевать!
- Да, ладно и здесь пересидим.
- Да, тут встать негде… Вот здесь будем рубить. Подвинься, а то задену.

Через несколько ударов пошли искры - скала. Другое место - опять скала.

- Подержи меня, я к тому выступу прогуляюсь, может там можно обустроиться… Нет, здесь не пойдет, только, если одному на него верхом сесть, а другому ему на плечи, и так каждые полчаса меняться. Может дюльферять?
- Кажется получится что-то сделать.
- Игорь, давай быстрее, не могу на ногах уже стоять. Давай на что есть сядем.
- Ночью надо отдыхать. Свети лучше! Батарейки пока не садятся, а кончик клюва Игорь уже обломил… Наконец-то. Дом. Не порвать бы кошками. От холода трясет уже всего. Кажется, сел. Пятой точке холодно. Проверяю. Нет, сижу на коврике. Самостраховка режет плечо. Ноги болтаются в воздухе.

- Сначала едим или пьем?
- Едим.
- У тебя где-то в рюкзаке должен кусок сала быть.
- Так, пост же.
- В пути можно. Доставай.

Пить почти не хочется. Сало съели. Слегка потеплело внутри. Надо ослабить крюконоги. Зачем я их надел. За два дня так и не пользовался ни разу.

- Серега, не толкайся. Я воду делаю.

Резинки гамаш тоже надо ослабить. Надо бы и ботинки снять. Сколько людей ноги морозило, потому что ботинки на ночь не снимали. Бр-р-р-р-р как холодно. Ой, что-то острое укололо в висок. Трогаю. Бур. Трогаю дальше. Пояс Игоря. Неужели я так сполз? Коврик подо мной. Как холодно.

- Пить будешь?
- Давай. Это оказалась снежная жидкая кашица.
- Не-е-е, я такое пить не буду. Давай лучше все съедим, что можно не готовить.

Бум, бум, бум, бум, бум - это я ботинком о ботинок стучу. Надо бы их снять. Бр-р-р-р-р как холодно. Бум, бум, бум, бум, бум. Бум, бум, бум, бум, бум. Надо ботинки снять. Бум, бум, бум, бум, бум.

- Слушай, Игорь. Ну, я - понятно: амбиции там, молодость, жизнь в большом городе и всякое такое. А ты то чего сюда поперся? Дом, семья, хозяйство, пятеро детей.
- А я просто считаю, что если я работаю спасателем в горах, и находятся такие ненормальные, которые на Новый год пятерки и шестерки ходят, то и я, то же должен мочь их ходить.

Поскорее бы утро. Бум, бум, бум, бум, бум… Надо ботинки снять. Бум, бум, бум, бум, бум… Когда же ночь кончится… В ту ночь в Терсколе было минус 20.

Кажется, я не спал, но светло стало вдруг.

- Едим?
- Едим. Надо хорошо поесть.

Вот и рюкзаки собраны.

- Теперь вверх.
- А я думал, ты веревку сейчас снимешь, и спускаться начнем.

Оставшиеся 40 метров, получились, наверное, самыми сложными на маршруте. Еще чуть-чуть сложнее и пришлось бы встать в лесенки. Под снежным карнизом делаю блок из закладки и крюка и, как по учебнику, прохожу его косым подкопом. Солнце в глаза. Ветра нет. Очень быстро согреваюсь, стоя на гребне в пятнадцати метрах от вершины. Вижу, как Игорю холодно в тени северной стены. Станция готова. Без рюкзака он быстро ко мне поднимется.

- Ну, пошли вниз.
- Да, ты что? Вон вершина-то, пошли на нее!
- Не пойду.
- Как хочешь. Держи веревку и страхуй.

Простые скалы и вот вершина. Все нутро начинает наполняться чем-то теплым и хорошим. Делаю круговую панораму. Придумал хитрость, как заманить наверх своего товарища:

- Игорь, а у тебя карандаш с бумажкой есть?
- Нет, спускайся давай.

5 января 1998 г. Игорь после восхождения..

Не вышло… Как же отсюда спускаться будем? И пошли бесконечные дюльфера… А вечером пошел снег. Мы продолжали спускаться в темноте. Через нас перекатилась пылевая лавина. А от второй мы уже убежали. Потом в сильном снегопаде и в полной темноте мы искали бергшрунд и прыгали через него в полную черноту. Для нас это были самые страшные мгновения за время восхождения, так как оба, как потом выяснили, очень боялись высоты. Когда уже ночью шли по леднику, я сел и уснул, и мне приснился сон, что я иду по лесу вдоль маленькой речки к рыбному месту, а Игорь подошел и разбудил меня, и мы пошли дальше. Когда поставили палатку и растянулись в ней, каждый в своем спальнике, то это было СЧАСТЬЕ. Когда вода вот-вот должна была закипеть, мы оба заснули, кастрюлька перевернулась, и оба наши спальники стали мокрыми, а мы веселились по этому поводу.

Следующий день был прекрасен. Горы улыбались. Светило солнышко. Мы были счастливы и быстро спускались на лыжах вниз. Около леса встретили группу любителей гор. Самый серьезный из них, руководитель, поинтересовался у нас: кто мы и куда ходили. Показали. Конечно, все понятно. Серьезный человек многозначительно заметил:

- На лыжах то, наверное, неудобно было на самый верх подниматься…

Потом пару часов гоняли чаи на Шхельдинском КСП. Игорь ботинки снимать боялся, опасаясь, что ноги распухнут. Похоже, подморозил. Когда подъехали к дому Игоря в Терсколе, вся его многочисленная семья высыпала на крыльцо. Все улыбались.


Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999- Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100