Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

"Горы в фотографиях" - это любительские и профессиональные фотографии гор, восхождений, походов. Регулярное обновление.
Авторская страница Вадима Алферова >

Пишите в ФОРУМ на Mountain.RU

О восхождениях на Эльбрус:
Банкиры покоряют Эльбрус, Ахмет Жаманов, г. Москва
В мае - на Эльбрус, Борис Малахов, г. Москва, турклуб МАИ
Новый год на Эльбрусе, Костя Сергин, г. Москва

Автор: Вадим Алферов, г. Воронеж


В мире столь много вершин, что никто не знает, их истинное число. Среди гор есть известные, менее известные и те, которые “существуют в тени других”. Я взялся за статью потому, что рассказы о крутых маршрутах и заморских вершинах заполонили сайты. Нет, я не хочу сказать, что это плохо. Наоборот: в открытые горные врата двинулись наши и мы поняли, что в альпинизме – мы на уровне лучших. Но иногда хочется вернуться к истокам, к национальным гордыням, к тем известным вершинам, с именами которых, я надеюсь, у каждого из нас связаны жизненные и спортивные странички.

Десяток лет назад мы вдруг обнищали. Высокие горы остались в ближнем зарубежье. И стали для нас далёкими. Часть из них поменяли имена. А далёкие – наоборот – близкими. Так получилось, что первой величиной России стал Эльбрус. О нём и поговорим. Естественно, что я не претендую на исчерпывающую историографию. Это лишь некоторые отправные моменты истории. И некий анализ мнений на фоне моих рассуждений. Я ведь тоже пытаюсь разобраться: что и к чему? Уж слишком “туманная” история покорения этого гиганта. И не хочется быть “Иваном без родства”.

ЭЛЬБРУССКИЕ ЗАГАДКИ

или экскурс в историю с воспоминаниями и рассуждениями

Часть I.
Воспоминания.

Эльбрус – гора известная и не только у нас. Откройте сайты и Вы найдёте “завлекательную” информацию по этой горе в большей степени подготовленную для иностранцев. И в этом мы преуспели: иностранцами Эльбрус почитаем более, чем другие горы. Не в меньшей степени Эльбрус почитаем и любим соотечественниками. Он притягивает людей, как магнит тянет гвоздь. Почему? Причина того не только красота горы и его округи. В первую очередь, это связано с его достаточно внушительной высотой и относительной доступностью даже для тех, чья горная техника и волевая подготовка желают оставлять лучшего. Ведь потом можно будет с гордостью бросить в компании: “Да, я бывал на его вершине!”. Но Эльбрус достоин, действительно, уважения большего, чем эта бравада. Это внушительная гора. О нём можно с восхищением сказать: “Красавец мужчина”. Хотя не только с мужчиной можно найти его сравнения. И с женской грудью тоже. Всё это так. Однако у него есть и вторая сторона, сторона горы-хищника. Не раз на её склонах попадали в самые сложные ситуации горовосходители. Без элементарной подготовки, зачастую, выходят “штурмовать” Эльбрус целые группы самодеятельных визитёров. Имидж, созданный горе людьми, и растрезвоненный средствами массовой информации, губит бесшабашных восходителей всех возрастов. В их числе юные создания, но, похоже, мало учит.

* * *

Cлово “Эльбрус” тюркского происхождения и трактуется примерно так: “гора, вокруг которой крутятся облака”. Вне сомнения, что местные названия просто так не даются. Это “плод” долгих наблюдений, порою - итог катаклизмов, которые принесла гора людям. Если учесть, что свыше 50 ледников, расположенных вокруг Эльбруса, составляют площадь порядка 140 кв. км, то станет понятным: во многом этот гигантский “хладокомбинат” формирует климат большей части Кавказа. Известно и то, что если за вершину “зацепилось” облако, то жди перемен в погоде не в лучшую сторону. Эта и многие иные природные приметы заложили основу в тюркское толкование магического слова “Эльбрус”.

Этот снимок я назвал “Эльбрусская круговерть”. Он сделан рано утром 26 июля 1998 года. С ребятами из Нальчика мы двигались по “косой полке” к перемычке между вершинами. Снимок, как мне кажется, отражает изменчивый характер горы. Порою, Эльбрус – само очарование. Он спокоен. На склонах тепло. Ни ветерка. Пока идёшь – сопреешь, как в парнике. А на вершинах можно “впитывать в себя” ультрафиолетовые лучи большими дозами. Но …, я ещё раз повторюсь, что имидж горы формируется во многом бездарными рассказами о том, как просты его склоны и как там хорошо. Всё делается под деньги. Ах, какие просторы! Ох, какая панорама! Ах, как близки и величественны его вершины!…Ведь, действительно, с “Приюта” происходит обман зрения и, кажется, будто гора “ложится”, а до вершин - рукой подать. Давайте сбегаем туда! Маршрут всего-то двоешный!… Между тем, на склонах горы гибли, и гибнуть люди. Даже на косой полке есть трещины. Нередко, их находят замурованными в лёд. Статистика здесь неутешительна. Среди погибших достаточно и наших соотечественников, и иностранцев. Мне самому приходилось “снимать” некоторых из них. Причём не самых слабых и по альпинистски бестолковых. С практикой восхождений в жизненном багаже. На тех самых - просторных склонах горы можно бродить и бродить в снежную пургу пока не попадёшь в трещину. Их хватит на всех заблудших. Одним они дают покой, другим уют или, точнее, приют. Первым - вечный. Последним - временный.

Известно, что практика – критерий истины. Приведу два подзабытых исторических примера, чтобы ещё и ещё раз напомнить: с Эльбрусом шутки плохи. Именно шутки, пренебрежение им зачастую кончаются … по-разному.

Пример первый. В феврале 1963 года по приглашению Федерации альпинизма СССР к нам приехал известный альпинист, шерпа Норгей Тенцинг. Кто его не знает, почитайте его книгу “Тигр снегов”. Тигр снегов – это он – восходитель на Эверест-Джомолунгму-Сагарматху-Чомолунгму. Гора в 8848 метров высотой о чём-то говорит. Тогда, 29 мая 1953 года, он вместе с новозеландцем Эдмунтом Хиллари стоял на вершине. Разборки начались потом и отголоски их до сих пор идут, но не об этом сейчас. С Михаилом Хергиани, Евгением Гипенрейтером и другими альпинистами он приехал на радушную кавказскую землю. Вы знаете, что и Хергиани - тоже был звездой первой величины. И тоже Тигром, но тигром скал. Так вот, 7 марта при достаточно хорошей погоде (солнце и безветрие) они в составе группы альпинистов поднялись на “Приют одиннадцати”. Это 4100 и в два с лишним раза ниже высотного рекорда Тенцинга. (Сюда даже не тигры доползают. Подъёмник заносит их тела. Довозят на ратраках, к дверям гостиницы. Плати только. И жиденьких доставят). Вскоре погода испортилась. Уж он то, в непогоду походил больше других. Но благоразумие гималайца взяло верх над амбициями. Ведь каждый из альпинистов амбициозен в меру. Эльбрус показал свой строптивый характер. Тенцинг не поднялся на Эльбрус. Выиграл от этого “поражения”, как ни странно, Тенцинг. Я уверен, что если бы он взошёл на вершину, то вряд ли произвёл такое впечатление. А так, мы до сих пор помним этот факт. Он лишний раз продемонстрировал всем, что он – Великий Знаток Гор и Восходитель, что у него есть голова на плечах, а главное - уважение к Горе и себе.

Второй пример касается тоже покорителя Эвереста, но женщины – Ванды Руткевич. Она полька - первая из европеек, поднявшаяся на эту Величайшую Гору. Был март 1981 года. Группа поляков и венгр вышли на восхождение. В марте на эльбрусских высотах холодно, а потому лёд жёсткий, голубой и стеклообразный. Зубья металлических кошек и те не всегда берут лёд. Около “скал Пастухова” напарник Ванды - венгр нагнулся, чтобы ослабить ремни кошек. Ноги мёрзли. Распрямился и … поскользнулся. Сбил Руткевич. По склону они проскользили около 250 метров, но врезались в большой камень. Камень, хоть и поломал их, но остановил падение и спас жизнь. Так, Ванду, которой в апреле предстоял выезд в Гималаи для участия в восхождении на вторую в мире каракорумскую вершину Чогори (К2) – 8611м, поместили в кавказскую клинику. Венгр пролежал меньше, а польская спортсменка с серьезными травмами задержалась надолго. А ведь они не новички в горах. Притупилось внимание и …полёт.

Как говорят в таких случаях, примеры можно продолжить. В ходе подготовки к Мак-Кинли наша группа также ходила весной 94-го на Эльбрус. И там, на склонах чуть выше “Приюта”, фактически на глазах ребят, метрах в двухстах – трёхстах, исчез (как потом выяснилось) поляк. Шёл уверенно и вдруг - нет человека. Провалился в трещину. Видео кадры зафиксировали его подъём с помощью верёвки. Времени прошло мало. Его достали тёплого, но … мёртвого. Но и это не всё. Для воронежцев весенние и летние выезды к Эльбрусу традиционны. Вот и прошлым годом выезжали на Центральный Кавказ в один из альплагерей. Позже отправились на восхождение на Эльбрус. Мой напарник по многим восхождениям - Игорь Коренюгин по возвращении рассказал, что в 50-60-ти метрах от “скал Пастухова” вновь было найдено тело, вытаявшего изо льда человека. А ранее по “Радио России” неоднократно сообщали о продолжающихся поисках пермчан, которые в феврале 2001 года (после прохождения маршрута на Кюкюртлю) были, видимо, накрыты лавиной … Эльбрус остаётся Эльбрусом: и прекрасным, и хищником.

Ванда Руткевич приехала в МАЛ “Кавказ-81”, а несколькими годами позже мне здесь же довелось работать инструктором с группой молодых американских спортсменов. Тогда система МАЛовских лагерей была привлекательна для иностранцев. В один из июльских дней сверху пришла группа (я не знаю, как их назвать: альпинисты – язык не поворачивается), скорее всего, шарлатанов-горовосходителей. Они были из разных стран и после Эльбруса хотели подняться на Арарат. В планах значился даже Эребус. Эребус – далёк от цивилизации (находится в Антарктиде). Значит богатенькие шарлатаны приехали. Деньги есть и образование, в принципе, должно быть. Словом, группа спустилась вниз, без одного. Потеряли вверху. Сами бодренькие. Спрашиваем: “Где потеряли”? Отвечают со спартанским спокойствием: “В районе вершины”. Как-то не по-нашему. В морду за такое у нас могли бы дать. А то, что “разденут” в спортивном отношении и на горной карьере можно ставить крест, так это однозначно. У них проще: демократия. (Извините, но в качестве отступления скажу, что мне в голливудской паранойи – фильме “Вертикальный предел” понравилась одна из фраз, сказанная главным героем: “В горах демократии не может быть”). У них же, было иначе: хочу - иду, хочу не иду…

И вот мы, советские инструктора - спасатели, исполняя интернациональный долг, “попёрлись” вверх. Канатная дорога не работала - погода не та. Нет созерцателей и возить некого. Спасибо ребятам. Запустили канатку, чтобы нас поднять. Пришли на “Приют” по ветру, глотнули водички и быстрее вверх. Наверху метель. На “косой полке” ветер сечёт прямо в лицо и норовит подтолкнуть нас вниз. Свист “стоит”. И не жарко. Вымотались, акклиматизации практически не было. Был порыв, знак спасателя за душой и человеческий долг. Часть группы оставила рюкзаки по ходу и вернулась. Часть – всё же вылезла на перемычку. Видимость - никакая. Так и искали. И надо же, нашли. Привели в палатку. Отогрели чаем со спиртом. Он размяк. Лежит в полудрёме, а мы же - крутимся как волчки. Его понять можно: две ночи блудил. Одну из ночей провёл в трещине. (Тоже история примечательна и не могу не рассказать с его слов. Где-то на склонах западной вершины он потерял кошку, а позже упустил фотоаппарат. Ходил по склону, блудил и, наконец, залетел в трещину. Лежит испуганный, но довольный, что жив и видит … свой фотоаппарат. Оказывается, что чудеса происходят не только в новогоднюю ночь). Трещина не глубокая, защитила от ветра и помогла ему выжить. В ней и корень зла, и спасение.

“Как спускать будем?” - спрашивают ребята, - “Он же разомлел. Ему всё “по фигу”. “Как спускать, в пинки”, - отвечаю я. “Но он же иностранец”. Раз иностранец, то, вроде как, птица важная. У меня к тому времени уже была достаточная практика спасательных (и транспортировочных) работ, в том числе и австрийца в “Безенгах”. Потому и сделали меня старшим среди равных на этом выходе. Прищелкнули его к верёвке, сами впряглись. И пошли. Сначала спотыкался, падал, хотел полежать, что-то бурчал нам в след. Возможно “благодарил” по-своему, как и мы, бывало, трёхэтажно…Мы понимали его, но поднимали и подталкивали вперёд. При этом, как могли, объясняли “политику нашей партии и нашего дорогого правительства” в отношении тел иностранцев. Так спустили до “Приюта”. Потом, по канатке, сопроводили вниз, где уже ждала машина с красным крестом, которая с комфортом доставила его в Тырнаузскую больницу.

Всё бы ничего, но мы от него дождались “привета” в виде того, что он “де” оставил где-то (надо ещё найти) наверху шерстяные носки и их, ему - “королю хренову”, надо вернуть!!! Тонкий намёк: сходите, мол. Такая наглость явление редкое. Мы получили ещё один урок … иностранного языка. Но это не значит, что все иностранцы такие же. Нет, нет и ещё раз нет. И всё же, мы отличались от них … “благодаря воспитанию нас со стороны нашей партии и дорогого всем нам нашего прошлого правительства”. Спасибо им.

* * *

Я “настрочил” уже достаточно много. И не ставил своей целью запугать кого-то. Нет. Но потерпите, ещё немного. Мои отношения с Эльбрусом долго не складывались. Первый раз подняться на вершину мы задумали с моими друзьями из Северодвинска в 1973 году в честь одного из юбилеев города. Тогда я был в альплагере “Безенги” с Валерием Ольшанским (основателем секции альпинизма в этом северном городке) и после смены, несколько задержавшись, приехали под Эльбрус. Ребят не нашли. Нам сказали, что они уехали домой, поскольку возникли проблемы с выпуском на гору. Это было похоже на правду. В то время действовали иные законы и слово выпускающих было весомо. Мы прокатились на канатке, походили у подножия горы и собрались уезжать, но … вдруг встречаем ребят. Наших северодвинцев! Обуглившиеся на солнце, счастливые лица! Оказывается, они ослушались выпускающего и всё-таки, в обход всех и вся, сходили на Эльбрус. Мне тогда было обидно (я не был в числе восходителей), тем более, что являлся руководителем секции альпинизма, но, одновременно, гордился (мол - знай наших) ребятами и их решением. Во мне тогда кипел максимализм молодости.

*

Мы прилетели в Минеральные воды днём 27 апреля 1986 года. В аэропорту встретили альпинистов - киевлян, самолёту которых по неизвестным причинам не предоставляли взлётную полосу. Чуть позже выяснилось: произошла авария в Чернобыле. То стало началом трагедии народов. На Эльбрусе погода была в унисон чернобыльской неразберихе. Завывал ветер, донимала пурга. Мы отсиживались в верхней гостинице и обсуждали украинские (а в то время и наши) события. Слушали голоса из-за “бугра” с тем, чтобы понять: что же произошло? Руководитель нашей группы Эдуард Заев и его жена – Галина учились в Киеве. Там их родственники. Беспокойство Эдика понятно. С нами очутилась группа ребят из города Дубна, более других связанного с атомными проблемами. Они понимали толк и уже тогда представляли масштабы произошедшей трагедии.

Несколько раз мы пытались подняться на вершину Эльбруса, но Гора была сильнее нас. Ветер, снег. Порою, видимость - никакая. Местами “плавали по уши” в снегу, чтобы пройти к “скалам Пастухова”. Несколько выходов позади, а результат нулевой. Позже Виктор Аксёнов, Рост Коровников и я спустились вниз и улетели. Нас поджимало время и ожидала работа. А через день – 9 мая вся группа поднялась на Эльбрус в идеальную погоду. У меня, той чернобыльской весной, произошёл опять “облом”. Говорят: “Что Бог не делает – всё к лучшему”. Так ли это? Лично я - сомневаюсь.

*

После спасаловки в том же 1988 году я привёл большую группу иностранцев на эльбрусский “Приют 11”. Кого тут только не было. Поляки, немцы, чехи … (при распределении комнат меня один поправил почти на чистом русском языке: “не чехи, а словаки”. Для меня же было всё равно, что чехи, что словаки. Тогда ему в ответ: “чехословаки размещаются в комнате № …”). Тут произошла ещё одна история, связанная с испанцем.

Меня персонально закрепили за испанцем. Мы сходили до скал 4800 для акклиматизации. А на завтра должны были вместе подниматься на вершину. Он не смог – расклеился. Вечером мне поступила новая вводная: оставаться для связи на “Приюте”. Все выходили следующей ночью и он хотел взойти с ними. В полночь я проснулся, чтобы отправить всех и его. Но увидел человека, собравшегося не иначе, как в промёрзлую Антарктиду. Испанец стоял упакованный во всё, что смог надеть. Плюс рюкзак внушительных размеров. О, мама амия! Он был новичок в горах и консультировался о России, видимо, у таких же, как и он сам. Шаблонный ответ мы знаем: Россия - мороз, водка, медведи. Медведей на Эльбрусе не видели. Водку не заливали, если сам не хотел. Осталось – морозы. Начались ночные дебаты по поводу избавления от одежды и еды. (Мы, встретившись с переводчицей спустя полгода, вспоминали это полуночное шоу с болью в животе). Он с доставал из рюкзака вещь, а я определял их “ценность”. Он не разговаривал ни по-русски, ни по-английски (кроме трёх слов). Мои же знания испанского заканчивались на “No passerine”. Тоже не шибко много. Это был диалог глухого с немым. Труднее всего пришлось не выспавшейся переводчице. Испанец либо швырял вещь в дальний угол, либо вступал со мной в дебаты о незаменимости её. Он с раздражением швырял и швырял, словно вошёл в азарт. То шоу длилось долго… Я иссяк и устал от пререканий, когда он достал из рюкзака килограмма два фиников, половину из которых я всё же оторвал от его живота, и несколько внушительных плиток орехов в мёде. Я никак не мог понять: к чему столь много. А он “на взводе” отвечал, что они полезны и калорийны. Кто же спорит, и без него известно. Но зачем на вершину столько калорий я не понимал… “Мы” собрались, как собирают малыша. Он и впрямь был дитём в альпинизме, но очень хотел подняться на Эльбрус в год своего 50-летия, ибо его предки – баски – выходцы с Кавказа. А Эльбрус вдруг стал его мечтой и ностальгией по “Земле обетованной”. Потом он вышел и исчез. Прошло время. Вдруг приходит и без объяснений - раздевается. Мы поглядывали с переводчицей друг на друга, ничего не понимая. “Фенита ля комедия” - концерт окончен. Скрипач уснул… А объяснялось всё просто: когда он вышел “погулять” и присел на известный приютский туалет с его турбулентными восходящими потоками, то идти на саму вершину расхотелось. Он подумал, что, ни дай Бог, на склонах горы ветер такой же, как и здесь...

Утро было прекрасным. Не часто здесь так хорош, что душа поёт. Показывая на точки, растянувшиеся по косой эльбрусского склона, я задирал вверх большой палец со словами “The whether is nice”. Да, такая погода – подарок судьбы. Он был убит своей ночной нерешительностью и просчётом, и с обречённостью отвечал: “nice, nice…”. Так, сидя на “Приюте” мне пришлось координировать действия восходителей и наших инструкторов, поскольку в таком многочисленном балагане не могло не быть проблем. И опять неудача. Я оставался “на связи” и грустными глазами провожал счастливчиков – восходителей. Те самые человечки-штришки всё дальше поднимались к проёму между вершинами. Но среди них не было меня. И было обидно. Снова произошёл “облом”. Утешало лишь одно: я не был одинок, со мной находился мой испанский друг - юморист. И всё же, настырность его увенчалась успехом: испанец поднялся на Эльбрус. Для него – новичка в горах эта победа была всё равно, что для бывалого альпиниста восхождение на Джомолунгму.

И только после этого мне впервые довелось подняться на вершину Эльбруса. Идти по обычному маршруту – через перемычку - у меня не хватило терпения, ибо этот путь я уже знал: достаточно скучное и монотонное занятие. В тройке мы пошли “в лоб” восточной вершине. Как прорыв наболевшего гнойника приносит облегчение, так и это восхождение доставило мне колоссальное удовольствие. Наконец-то! Свершилось! Тогда я стоял на вершине Эльбруса впервые. Стоял счастливый, добившись, на конец-то, своего. Впервые предстал Кавказ с той высоты. С высоты, куда не залетают птицы. Я мыслями был в полёте. Кавказ с Эльбруса прекрасен!

Поэтому и возникли мои рекомендации: в случае, если ветер дует со стороны западной вершины Эльбруса, а желание подняться велико, то можно отступить от классического пути и, не поднимаясь на перемычку между вершинами по “косой полке”, взять курс на восточную вершину (отойдя несколько влево от “скал Пастухова”). Маршрут чуть сложней, но идётся с хорошей группой легко и не скучно. Да поможет Вам … хорошая погода! Лёгких рюкзаков и ни пуха Вам, ни пера!

Однако продолжу.

* * *

Часть II.
Эльбрус – это …

Много написано о том, что с Казбека начинался альпинизм. Уточним: его советский этап. Однако восхождения совершались ещё ранее. Назовём это предысторией альпинизма, той самой предысторией, которая достойна первой странички самой истории. Ведь всё относительно. (Добавлю к этому - и политизировано, к сожалению). Смотря откуда начинать отсчитывать историю. Я бы начал отсчёт с эльбрусской эпопеи. В любом случае Эльбрус остаётся Эльбрусом неповторимым и очаровательно-привлекательным, несмотря на всякие исторические перепятии. И это радует.

*

Вершины Эльбруса (кабардинское – “Ошхомахо” или “Уашхамахо” - гора счастья или “Куска-мафь” – гора, приносящая счастье; балкарское – “Минги-тау” - высочайшая из тысяч, гора вечных снегов; черкесское “Аш-чемахо” – священная высота; карачаево-балкарское “Ель-буруш” - вращение ветра; тюркское – “Эль-буз” - страна льдов; персидское – “Джин-Падишах” – царь духов; осетинское “Альброс” – высокая гора или Цатыберзанд; русское – “Шат-гора”; грузинское “Ял-буз” – грива снега; перевод с арабского - Белоснежный). Его ещё величают царь вершиной или (почему-то?) русским Эверестом. Раньше, по древнеирански (персидски), эту гору называли Альборди, а позже Эльборосом и “Кохи Алерц”. Не устали? Если нет, то продолжу. Греки называют его “Питра ажал”, монголы “Тил-Тау”, армяне “Эльберисом”, арабы “Эбу-ль Жебал”, что означает - отец всех гор. Даже древние шумеры знали эти горы и называли его Кингу, которое так похоже на карачаево-балкарский Минги, на тюркский Менгу.

Всё, что выше об Эльбрусе - высочайшем горном массиве Кавказа, расположенном на границе Кабардино-Балкарской и Карачаево-Черкесской республик. Вы уже обратили внимание на число одних только значений слова Эльбрус. Конечно же, это не все, но однозначно одно: для многих народов Эльбрус не безразличен, он – достояние многих. Недаром он входит в число величайших вершин на планете Земля.

*

Геологи и вулканологи считают, что рост гор на Большом Кавказе начался около пяти миллионов лет назад. Интенсивнее горообразование происходило, прежде всего, в центральной его части (район Эльбруса, Казбека). Эта часть стала самой высокой и островом возвышалась среди омывавших его морей и озер. Так появилась гора – вулкан, ставший позже Эльбрусом. Отличительными чертами вулканов являются конус и изолированность от соседей. Такими выглядят, к примеру, одиноко стоящие африканская Килиманджаро и японская Фудзиямо, Ключевская и Авачинская сопки на Камчатке, Везувий в Италии. Эльбрус также выделяется двуглавым исполином в Боковом хребте. Вулкан считается молодым. До сих пор на высотах около 5000 метров можно почувствовать запах газов, исходящих из глубин Эльбруса. Если, конечно, ветер будет в Вашу сторону. Дважды я сам ощущал это. Специалисты считают, что кровля магматического отрога расположена на глубине 6-7 км и, что он находится в восходящей стадии развития. Если учесть относительную высоту Эльбруса в 3,5 км, то магма кроется не столь уж и глубоко. Чем может грозить подобное? Возможно, когда-нибудь вновь грохнет своей мощью всеми забытый вулкан и из его чрева, как и многие тысячелетия назад, пойдёт лава? Так уже бывало в других краях. И не дай то Бог, хлынут вдруг потоки вод растопленных ледников, некоторые из которых накопили толщину льда до 400 метров. Есть что растопить лаве, ведь площадь эльбрусского оледенения, как выше отмечалось, около 140 тыс. кв. км. Или поползут ледники вниз по ущельям, как случилось то в Кармадонском ущелье. А пока, водами от его многочисленных ледников питаются истоки бурных рек: Кубани, Малка, Баксана и множества мелких речушек.

Впервые рост Эльбруса был измерен в 1813 году и обозначен высотой в 5421 метра, позже цифра выросла до 5646. Сейчас принято считать, что его западная вершина составляет 5642 метра, а восточная – 5621. Это значительно выше Монблана (4810 м) в Альпах. (Восторг от открывшейся с вершины панорамы, испытывал путешественник – альпинист Д. Фрешфильд. Он, в частности, отмечал: “Вид с Монблана на Альпах был ничтожен по сравнению с видом Эльбруса на Дыхтау и ее соседей”. Заметим: он знал толк в горах). Причём обе вершины имеют кратерные воронки. Известно, что между вершинами есть перемычка, её называют седловиной, на которой в одиночестве доживает полузасыпанный снегом деревянный острог небольшой хижины. Расстояние между вершинами не малое - 850 метров, хотя, если смотреть с одной вершины на другую, то расстояние скрадывается. “Диаметр” подножия горы около 18 км, что сопоставимо с диаметром уникального африканского кратера Нгоронгоро (Ngorongoro), где разместились и люди, и звери, озера и реки. Всем хватает места в едином котле. Я привёл это для сравнения, чтобы стало понятней о размерах горы.

Эльбрус – некий горный анклав в государстве. Он же выступает стержнем национального парка “Приэльбрусье”. Как облака крутятся вокруг вершины Эльбруса, так и вся жизнь в этих краях сосредоточена вокруг инфраструктуры, созданной на его склонах. Он -кормилец многих семей. Представляете его значимость для местных жителей! Вы знаете, что здесь обилие здравниц, санаториев, гостиничных комплексов, спортивных баз и альплагерей. Я не говорю о природе. Она уникальна. Много живительных минеральных источников. Гора по своей весомости сопоставима, к примеру, с Мак-Кинли для жителей национального парка “Денали” на Аляске, с Килиманджаро – для Танзании, с Аконкагуа для Аргентины, с Фудзиямой для Японии или с Монбланом для Италии, Франции, Швейцарии и большей части Европы. Отличие в том, что там эти места возведены не только в ранг законности, но и по жизни это центры отдыха, туризма, бизнеса и культуры. Вокруг них всё крутится. У нас же Эльбрус является не столько экономическим, сколько политическим тяжеловесом. В этом кроется наша национальная специфика. Недаром перед очередными президентскими выборами в начале текущего года высшее руководство республики “пробивало” очередное правительственное решение о развитии этого региона. Столь сильна и весома его карта! Вы, очевидно, слышали, что есть программа развития Юга России. Она предусматривает “вливание” капитала в Приэльбрусье. Нужны инвестиции порядка 80 млн. долларов, которые превратили бы этот район в международный центр развития туризма, альпинизма и горнолыжного спорта. По подсчётам и отдача могла бы быть весомая - миллиард долларов. Хотя - чудо не бывает “халявным”. Это планы, а факты нельзя назвать утешительными. Радует то, что обстановка в этом районе спокойная и доброжелательная. Люди снова едут сюда, хотя сервис далеко не самый лучший. Будут люди кататься на лыжах, ходить по альпинистским и туристским маршрутам, я думаю, что и капитал двинется в горы. Дай то Бог!

* * *

Часть III.
По следам запутанной истории.

Вот мы и подошли к страничке истории восхождений на Эльбрус. В таких случаях всех интересует: кто и когда первым поднялся на заоблачную высоту конкретного гиганта. Кто – означает не только фамилию, но и национальность, как я уже сказал выше. За первенство борются на всех континентах, потому что первые “вливаются” в саму историю, становятся её частью, а если это местный житель, то, как правило, о нём слагают легенды. Соплеменники помнят его и гордятся им. Он становится национальным героем. Память переходит из поколения в поколение, тем более что Кавказ – место, где кровными узами и памятными датами дорожат. И это правильно. Всем бы так дорожить.

Чем больше я читал об Эльбрусе, тем более запутанным виделись мне первовосхождения. Здесь я приостановлюсь, чтобы пояснить некоторые моменты. При подготовке статьи сначала всё шло гладко, как по накатанной дороге. Во многих материалах повторялись одни и те же факты, фамилии, даты. В принципе, это не плохо. Одновременно, дублирование настораживало. Событие то давнее. По мере “насыщения” материалом, я стал замечать и неточности. Это уже симптоматично. “Чем дальше в лес, тем больше дров”, - гласит одна из русских поговорок. Так и здесь: чем больше я углублялся в тему, тем реальнее представлялись одни события и нюансы, тем более запутанно – основополагающие. Вообще-то, вокруг Эльбруса всегда было достаточно споров и вопросов. К примеру, где же он находится: в Азии или в Европе? Попробуйте европейцу объяснить, что эта гора – первая вершина в Европе. Не удастся. Это всё равно, что перевернуть весь мир. Или рискни кавказцу сказать, что Эльбрус – гора второстепенная – “на шашлык поёдёшь”. Есть сокрытые страницы военной истории: брали ли немцы боем “Приют - 11” во главе с капитаном Гроссом или пришли в оставленные пустые комнаты? С немецкими штандартами не всё понятно. Конечно, это не все вопросы, но основной, кто поднялся первым: кабардинец, балкарец или карачаевец? А быть может англичане?

Повторюсь, что для того, чтобы подготовить этот материал я пересмотрел достаточно много книг, словарей, статей и иных публикаций. Заглядывал в электронные источники информации. Переписывался по электронной почте со специалистами. Вопросы, особенно последний, не праздны. Достаточно вспомнить Джомолунгму и спор о первовосходителе. Ранее, я, надеюсь, как и Вы, тоже относился к подобным “вещам” просто: не всё ли равно кто и на сколько шагов опередил напарника – Норгей Тенцинг или Эдмунд Хиллари, шерп или новозеландец. (Кстати, Килар и Хиллари – созвучны). А жизнь показала - всё сложнее. Быть может, первыми были Меллори и Ирвинт? Дискуссий по этому поводу хватает в связи с недавними гималайскими событиями. Если весомые доказательства доминируют, то прощай былая история альпинизма. Её главную страницу будут переписывать. А это основа основ. Что она повлечёт за собой? Смотрите, что порой получается.

В отношении изложения строк о первовосхождении на Эльбрус меня особенно насторожила информация ИТАР-ТАСС (см.: www.presscenter.ru). В январе 2001 года сообщалось, что оказывается Шерпа Тенцинг Норгей, был не непальцем, а выходцем из Тибета. Тем самым разрушена ещё одна из монументальных легенд. Секрет этот держался и после его смерти в 1986 году из-за опасений нанести политический ущерб руководству Индии, которое оказывало всяческую поддержку Тенцингу после восхождения на Эверест. Обнародование тибетского происхождения восходителя дало бы тогда в руки китайских властей важный пропагандистский козырь о том, что именно представитель КНР стал первым покорителем Эвереста. Как тут не вспомнишь о том, что “всё тайное становится явным”. Можно, тем самым, не только народы, но и религиозные конфессии столкнуть “лбами”. К великому сожалению, сегодняшний мир устроен так, что за всем стоят политика, дискриминация одних народов и возвеличивание национальных заслуг других. И, конечно же, всюду пахнет большими деньгами. Коммерциализация, политика, дискриминация и, породившая их - “цивилизация”, шагают в одном строю, в единой шеренге и “в ногу”. И альпинизм – не исключение.

*

Однако вернёмся к Эльбрусу. Сначала я изложу как бы общепринятую или точнее официальную интерпретацию касательно факта восхождения, а ниже – некоторые отступления от этой или от этих точек зрения.

Итак, исторические факты свидетельствуют, что в 11 часов 10 июля (по старому стилю или 23-го по новому) 1829 года впервые было осуществлено восхождение на восточную вершину двуглавого Эльбруса. Экспедицию Российской Академии наук возглавил генерал Георгий Емануель (*). Помимо известных учёных в качестве проводников в экспедицию пригласили кабардинца Килара Хаширова (**) из селения Кучмазокино (ныне село Старая крепость Баксанского района) и балкарца Ахию Соттаева (из селения Верхний Баксан). Перед её составом ставилось несколько целей: подняться на вершину седого гигантского исполина, произвести топографию округи, выполнить научные эксперименты. Килар Хаширов был единственным, кто стоял на восточной вершине Эльбруса.

Собственно говоря, выше - и есть общепринятая точка зрения на события тех далёких лет. Можно было бы ограничиться этими скупыми строчками. Но каждая экспедиция полна событиями и нюансами, которые не известны широкому кругу людей. А их хотелось бы знать, тем более и состав участников, и саму экспедицию нельзя отнести к числу рядовых. Поэтому продолжим повествование.

Экспедицию сопровождал 650 солдат охраны с артиллерией и отряд линейных казаков из 30 человек. Внушительный, как видите, состав. К примеру, в ёё состав входил выдающийся физик-экспериментатор XIX века Эмилий Христофорович Ленц, известный своими работами по электромагнетизму и физической географии, совершивший в своё время кругосветное путешествие. С ним были не менее авторитетные в своих областях учёные. “Это предприятие - символ единства цели при разности людей и наук, - отмечал другой участник - венгерский ученый и путешественник Бешш (его французская фамилия и имя - Жан Шарль де Бессе), - В экспедиции участвуют 9 народов Европы и Азии. И мы первые, заглянувшие в лицо Эльбрусу”.

 

Следует сказать, что финансировалась экспедиция не только из государственной казны, но и за счёт средств самой Академии. Расходы экспедиции составили около 30 тысяч рублей серебром.

(*) - Генерал Георгий Арсеньевич Емануель был словаком по происхождению, сподвижником Багратиона по войне 1812 г., командующим войсками Кавказской укреплинии и Черномории – по должности и исследователем в душе. В войне он слыл храбрым полковникам. За отличие в боях против французов Емануель награждён Орденом святого равноапостольного князя Владимира 1-ой степени и в числе других генералов его портрет украшает знаменитую галерею 1812 г. в Зимнем дворце. В 1826 году он был назначен на пост начальника Кавказского края и оставался в этой должности до 1830 года. Как военный, он осуществлял охранные функции южных границ России и занимался проблемами расширения её границ. Емануель в январе 1827 года принял присягу на верность России и его Величеству Императору у балкарской и дигорской депутаций, а в конце 1828 году у карачаевцев. Таким образом, он стоял у истоков объединения Балкарии, Карачая и России.
Несмотря на свою кратковременность пребывания на этом посту, период его правления считается одним из наиболее плодотворных. Он отличался не только храбростью и военными акциями, но и покровительством наукам. По его инициативе была снаряжена научная экспедиция для изучения древних храмов и христианских археологических памятников на Северном Кавказе. Помимо этого в мае 1830 года вследствие ходатайства генерала Емануеля последовал указ Императора о возведении поселения Горячих вод в степень окружного города под названием Пятигорск. “Приложил” руку он и к градостроительству. Так с его “лёгкой руки” был заложен бульвар, который позже получил название Емануелевским и стал любимым местом отдыха горожан. Да и само название город Пятигорска получил с подачи генерала.

Когда статья практически была уже подготовлена, я нашел сайт интернет-проекта “1812” и в нём раздел “Личности”, от куда “вытащил” нижние строки и определился с написанием его фамилии: “Емануель”. После этого внёс изменения. Заодно и расширил биографию. Вот дополнения:
Емануель (Георгий Арсеньевич) - генерал от кавалерии (1775 - 1837). Сначала состоял в австрийской военной службе, в 1797 г. перешел в русскую. Во время войны 1812 г. отличился в сражениях при Шевардине, где был ранен, и под Вязьмой. В 1813 и 1814 г., будучи начальником конницы корпуса Ланжерона, в авангарде армии Блюхера, показал себя блестящим кавалерийским генералом и способным авангардным начальником. В 1826 г. Емануель назначен командующим войсками на Кавказской линии, и частью мирными средствами, частью силой оружия, немало способствовал водворению спокойствия между горцами. В 1828 г. Емануель своими экспедициями за Кубань содействовал успеху осады Анапы. Последующие годы он провел в непрерывных военных действиях против горцев. В бою под крепостью Внезапной Емануель получил тяжелую рану в грудь и принужден был оставить военное поприще.

*

(**) - Примечание: здесь и далее в перепечатанных текстах написание некоторых повторяющихся фамилий и имён пишутся по-разному. Так, например, в разных литературных источниках встречается Эммануэль, Емануель или Ема-нуель, как Кемал Хачиров, Киляр, Хыйса Хачиров, Герандуко Киляров; Соттаев Ахия как Чабакчы Соттаев( то есть - рыбак Соттаев).

Почему-то в литературе отмечается, что экспедиция проводилась под эгидой “Российской Академии наук” и нигде не акцентируется внимание на том, что генерал предлагал учёным лишь “воспользоваться … случаем”. Тогда логична и схема финансирования экспедиции: не из научного, а из военного бюджета. Для чего наведён туман - понятно: сокрыть её военную направленность и выставить во главу истинно мирные цели. Так делалось испокон веков и не только нами. Однако не стоит забывать то, что вся жизнь Емануеля была связана с армейской службой. До мозга костей он человек военный. На Кавказе генерал играл ведущую роль - роль хранителя южных рубежей государства Российского. Поэтому при подготовке экспедиции им ставились не только научные, но и военно-стратегические цели. Какие из них были основными, а какие второстепенными - сказать сложно. Генерал хотел “убить сразу двух зайцев”. Обычно это не удаётся, но тут - исключение: он “порешил” не только двух, а сразу трёх ушастых. Так, по рассказам участника экспедиции Купфера (*) генерал предпринял экспедицию к Эльбрусу “желая собрать точные сведения об этой стране, о высоте гор, ее пересекающих, о направлении и глубине долин, о ее богатстве и лесе, пастбищах, минеральных и других произведениях природы, и в особенности найти места, способные для военной линии, которая защитила бы навсегда расположенные в равнинах жилища от вторжения горцев”. Получив добро от военного командования и уверенный в том, что предпринимаемая им экспедиция заслуживает внимания правительства, генерал решил “доставить ею пользу и отечественному просвещению, для чего обращается к Императорской Академии наук, приглашая её воспользоваться для обогащения науки случаем, в первый раз представляющимся”. Учёный отмечал, что после покорения карачаевцев (Емануель выиграл у них битву в октябре 1828 года и в центральном ауле Карачая Карт-Джурте Верховным Правителем Карачая и представителями трёх ведущих карачаевских фамилий была подписана присяга на верность России – примечание Алфёрова В.), народа, живущего в окрестностях Эльбруса, хотел показать этому воинственному, храброму народу, что их скалы, тесные ущелья, горные потоки и вечные снега не являются непреодолимым препятствием для русских солдат, закаленных, как и они (то есть горцы), в трудностях. Правительство чувствовало всю важность полного подчинения черкесов. Они защищали выход России на Восток и могли по желанию закрыть или открыть путь в Россию народам Азии... Из этого видно, что экспедиция генерала Емануеля была разумной предусмотрительностью; эмиссары Османской империи отмечали храбрость черкесов и старались привлечь их в свои ряды. Вышесказанное - тот самый взгляд в будущее с военной точки зрения и, те самые военно - стратегические цели, без постановки которых вряд ли могло быть получено согласие армейского руководства России, отпущены финансы и осуществлена сама экспедиция. Можно сказать, что, выступая одновременно и политиком, и дипломатом, и военным, и географом - исследователем, и организатором экспедиции, генерал Емануель одной экспедицией решил много проблем.

(*) – см.: Рассказывает Купфер

Экспедиция двигалась с севера. Исходный пункт - Константиногорская крепость (она же - Горячие воды - Пятигорск). Далее – вдоль берега реки Золка - укрепление Каменный мост (на реке Малке у её слияния с Кичи-Малкой - граница Кабарды и Карачая) - вдоль реки Харас и по берегу реки Кызылсу (что означает “Красная вода”). Они шли по граничным стыкам местных земель. По пути следования генерал проверял посты и редуты, инспектировал подчинённых. Погода не баловала их. Допекали и мешали продвижению дожди, бездорожье и грязь, многочисленные переправы через бурные потоки рек.

В высокогорной долине Ысхауате оставили тяжёлую артиллерию, а сам генерал с отрядом направился к истокам р. Харбас на плато. Попытаемся “пройти” и мы по следам той экспедиции. Экспедиция двигалась к центральной цепи Кавказского хребта по трудным тропинкам. Она дошла до долины реки Малки. В верховьях реки разместились чудесные чащи. Малка берет начало от ледовых полей Эльбруса. Это около 2400 м. выше уровня моря. Если двигаться серпантином, то Вы попадёте на плато Бичесын. Малка остаётся слева внизу. Впереди Эльбрус, а перед ним перевал Каяешик, через который попадаем в чашу верховьев Малки и спускаемся в долину реки Кызылкол. Остановилась экспедиция у красивого водопада Кекрек (или Султан-су). Это был лагерь (по-современному – базовый лагерь) и одновременно – наблюдательный пункт, с которого велись наблюдения за продвижением первопроходцев (как бы сейчас назвали – штурмовой группы). Позже, он же, отмечал: “Мы решили увековечить память этого дня надписью, вырезанною на одной из скал, которые окружали наш лагерь”. Так на скалах появилась надпись “1829 год с 8 по 11 июля лагерь под командою генерала от кавалерии Емануель”, которую столетием спустя, затянутую мхом, найдут альпинисты во главе с В. Никитиным. Что ни говори – ценная находка. Годами ранее надпись видел путешественник и исследователь Кавказа Н. Я. Динник. (Мне не довелось подниматься на Эльбрус с севера, поэтому я воспользовался фото, ребят с Новороссийска, которое размещено на сайте www.alpclub.ru/paper/elbrus/elbrus.html. Оно даёт представление об общем направлении движения той экспедиции).

К вершине выдвинулась группа численностью примерно из 20 человек. Перед выходом генерал дал напутствие, пообещав “большую награду” за достижение макушки горы и тем, кто пройдёт по снегу “возможно дальше”.Хиллар подал учёным пиалу с коричневой жижей и разъяснял: разведенный порох мазать кругом глаз, иначе - солнце, снег, резь, слепота”, - напишут потом участники тех событий. (Как они без солнцезащитных очков шли наверх, я не представляю. Однажды по весне на Эльбрусе я часа три катался на лыжах по свежему снегу без очков. Ночью проснулся от рези в глазах. Следующие сутки не вставал и отмачивал свои глаза крепким настоем заварки. Потом они долго ещё слезились даже при неярком свете). Продвигались они медленно по леднику Уллу-Мамет-Дерку. Группа вышла на скалы на высоте 4270 метров в составе академиков Купфер, Менетрие, Мейер и Бернардацци (Видимо, ещё в те годы была заложена традиция почитания гор представителями учёного мира. В последствии, особенно в советский период, учёные и студенты представляли едва ли не самую активную часть альпинистской гвардии), а также казаков. Надо было двигаться далее к цели, но подниматься стало сложнее, так как опыта горных походов на подобных высотах, я не говорю - восхождений, не было. “…В конце концов должны были останавливаться для отдыха почти на каждом шагу. Разряжённость воздуха такова, что дыхание не в состоянии восстанавливать потерянные силы. Кровь сильно волнуется. Мои губы горели, - вспоминал Купфер, - глаза страдали от ослепительного блеска солнца, хотя я по совету горцев зачернил порохом лицо около глаз. Все мои чувства были притуплены, голова кружилась…”.

Хочешь, не хочешь, но в силу физиологических проблем группа разделилась: часть отправилась вниз, другая - более сильная и целеустремлённая, пошла к скалам. Это примерно 4800 м. Выше до седловины – 5350 м. - с большим трудом поднялись Ленц, казак Лысенков и проводник Соттаев. Высота приличная и для современных восходителей. Путь осложнялся тем, что снег раскис, погода ухудшилась, высота головной болью и одышкой напоминала о себе. Ленцу стало тяжело. Он вынужден был повернуть. С ним спускались Ахия Соттаев и Лысенков. Килар Хаширов был уже выше других. Он сбросил по ходу бурку и хурджун с продуктами. “Черкес Киллар, - отмечал Эмилий Христофорович Ленц, - о котором я писал Вам, что он достиг вершины, оставил ночлег ранее нас и прежде взошел на вершину, нежели я на то место, где должен был остановиться".

Надо отметить, что Килар был на порядок сильнее всех других восходителей, даже проводников. Он жил в горах, охотился здесь, да и организм был более адаптирован к высотным условиям. Естественно, что акклиматизации (в современном понимании этого слова) он не проходил, хотя на вершину поднялся с первого раза. Зная специфику гор, он вышел раньше и ещё по насту обошёл других. Генерал Емануель, наблюдавший снизу в подзорную трубу за подъёмом, зафиксировал тёмную фигуру на макушке восточной вершины. В честь достижения вершины генерал приказал бить в барабан и произвести ружейные выстрелы.

То был огромный успех экспедиции и беспримерный подвиг горца большой исторической значимости! На вершину ещё не ступала нога человека, да и птицы сюда не залетают. Он сложил тур и оставил там свою шапку, чтобы “поднявшийся за ним человек мог убедиться в достоверности совершённого подвига”. Килар спустился в базовый лагерь ранее своих партнёров. И тут генерал проявил завидное благородство. Он дождался возвращения остальных участников штурма вершины и прилюдно (как тут не вспомнишь недавнюю альпинистскую традицию встречать восходителей всем лагерем и трёхкратным “Ура!”. Может быть, корни традиции были заложены именно в эти годы?) вручил денежную награду, а во время застольного торжества с представителями местных черкесских князей (которые длительное время сопровождали генерала) поднял бокал за здоровье охотника – первопроходца. Я думаю, что князья были довольны. И факт восхождения на высочайшую из кавказских гор непременно содействовал упрочению взаимоотношений российского генерала с местными предводителями. Но и это не всё. Генерал решил увековечить память об этом замечательном дне надписью, выбитой на одной из окружающих скал.

Конечно же, первовосхождение - событие не ординарное. (Напомню, восхождение на Монблан – 4810 м. - в 1786 году положило отсчёт началу альпинизма. Но Эльбрус не Монблан. Он выше, суровее и влиятельнее на формирование климата, менее обжиты окрестности). В честь восхождения по заказу Академии Наук была сначала исполнена в камне, а потом по ней отлиты на Луганском заводе две мемориальные плиты со следующим текстом:

В
Царствование
Всероссийского Императора
Николая I
Стоял здесь лагерем
С 8 по 11 июля 1829 года
Командующий
Кавказской линии
Генерал от кавалерии
Георгий Емануэль
при нем находились
сын его Георгий 14 лет,
посланные Российским правительством
Академики:
Купфер, Ленц, Минетрие и Мейер,
также
Чиновник Горного Корпуса Вансовичь,
Минеральных вод Архитектор Иос.
Бернардацци
и
Венгерский путешественник Ив. Бессе
Академики и Бернардацци, оставив лагерь,
расположен-
ный в 8 000 футах (т. е. 1 143 саженях)
выше морской
поверхности, восходили 10-го числа на
Эльбрус до 15700
футов (2243 сажени), вершины же оного
16330 футов
(2 333 саженей) достиг только кабардинец Хилар.

* * *

Пусть сей скромный камень передаст потомству имена
тех, кои первые проложили путь к достижению
по ныне почитавшегося неприступным
Эльбруса!

Отлита в Луганском заводе

 

*

Известно, что одна из плит была установлена в Пятигорске, другая – до сих пор находится в Нальчике. Примем пока и это на веру, потому, как и здесь не всё ясно. Так, судя по надписи, “плита отлита” и не совсем сочетается со словами “сей скромный камень”. Плита чугунная. К памятным плитам мы ещё вернёмся.

Я повторю: это официальная или близко к официальному мнению. Её я лишь дополнил некоторыми деталями. Что же излагают другие по поводу эльбрусской эпопеи. Попробуем двигаться поэтапно. Сначала, хотелось бы получить больше ясности в отношении первовосходителя на восточную вершину Эльбрус.

Мне представляется, что исходить здесь надо не из политических или конъюнктурных пристрастий, а из самого факта восхождения как такового. Возьмём и откроем “Спутник альпиниста” - книгу, которая вышла в 1970 году и долгое время оставалась настольной книгой любителей гор. На странице 47 отмечается: “Эльбрус – 5621 м – восточная (1829 г. – Килар Хаширов) и 5633 м – западная (1874 г. – А. Грове, 1890 г. – А. Пастухов). Это наша точка зрения, но есть иная – где пальма первенства в восхождении на восточную вершину отдаётся (в то время ещё двадцатитрёхлетнему) Дугласу Фрешфильду и К*. (Кстати, в эту компанию входил Ахия Соттаев). Назовём её западной точкой зрения. Понятно, что запад не упустит своего в вопросах первенства и престижа. С этим мы сталкивались неоднократно. В противовес им в своё время высказались сначала Е. Белецкий, а потом и Е. Гиппенрейтер. Статья последнего была помещена в газете “Советский спорт” 20 июля 1968 года и написана по поводу не утихающих дебатов: кто же первый? Поскольку статья архивная и далеко не все её могут прочитать, то я решил текст поместить полностью. Вот она, ознакомьтесь.

НОВАЯ ГЛАВА В ИСТОРИИ ДВУГЛАВОГО ЭЛЬБРУСА

Выступая в 1956 году в Лондоне с лекцией о Советском альпинизме, заслуженный мастер спорта Е. А. Белецкий привёл неизвестные за рубежом факты, которые позволяли утверждать, что первым восходителем мира, достигшим снежного купола восточной вершины Эльбруса, стал в 11 часов утра 10 июня 1829 года кабардинец Килар Хаширов, проводник русской экспедиции генерала Г.А. Эммануэля.

*

Это известие оспаривало приоритет известного английского исследователя – географа и альпиниста сэра Дугласа Фрешфильда, совершившего восхождение на ту же вершину в 1868 году. Скажем прямо, оно не вызвало энтузиазма у аудитории, состоявшей из членов старейшего в мире Альпийского клуба. Позднее доклад был опубликован в журнале Альпийского клуба, но редактор счёл нужным снабдить текст примечанием о том, что утверждение не является общепризнанным. “Первыми более высокую западную вершину покорили в 1874 году англичане Ф. Гардинер, Ф. Гроув и Х. Уолкер с альпийским проводником П. Кнубелем, восточную же – Д. Фрешфильд, А. Мор, К. Таккер в сопровождении швейцарского гида Ф. Девуассо и двух балкарских охотников в 1868 году”, - писал журнал.

Недавно мы опубликовали очередной том “Ежегодника за 1967 год Клуба восходителей”, издаваемого второй по значимости альпинистской организацией Великобритании. Рецензируя последний выпуск советского сборника “Побеждённые вершины”, автор заявляет, что в статье П.С. Рацека “Опыт топонимического словаря горных названий Кавказа” “… вновь вытаскивается на свет советский миф о том, что первое восхождение на восточную вершину Эльбруса было осуществлено в 1829 году местным охотником”.

За последние годы между восходителями наших двух стран установились весьма дружественные связи, и потому подобный выпад звучит по меньшей мере диссонансом. Говоря друг о друге, друзья всегда стараются выбирать выражения, даже если речь идёт о фактах, вызывающих у них лично сомнение.

Каковы же подлинные факты?

120 лет спустя после экспедиции Эммануэля, повторяя путь, которым шли участники экспедиции 1829 года, мастер спорта К.Д. Толстов обнаружил на склонах горы на высоте 4800 м место бивуака, с которого, как свидетельствуют документы, наблюдали за восхождением физик Э.Х. Ленц, казак Лысенков и другие. Толстов обнаружил на месте бивуака высеченный на каменной плите крест и дату восхождения – 1829. Там же была найдена в снегу двузубая железная вилка с отверстиями в полукруглой части, которая, по-видимому, использовалась как ледоруб.

Мы никогда не оспаривали и не ставили под сомнение большие заслуги Д. Фрешфильда в исследовании и освоении гор Кавказа, в том числе его первое восхождение на пятитысячник Казбек и другие пики. Но материалы, хранящиеся в архиве Академии наук СССР в Ленинграде, письменный отчёт экспедиции генерала Эммануэля, вещественные её следы и, наконец, воспоминания кабардинца Ахия (он сопровождал участника экспедиции будущего академика Э. Ленца до седловины; он же поднялся в 1868 году вместе с Д. Фрешфильдом на восточную вершину Эльбруса и видел, как его спутник вкладывал бутылку с запиской в груду камней, собранных ещё Киларом Хашировым) – всё это позволяет утверждать: приоритет К. Хаширова как первовосходителя несомненен.

Человека, появившегося утром на восточной вершине, отчётливо видели в подзорную трубу (увеличение от 8 до 24 раз, а для того чтобы наблюдать с этой точки человека, достаточно и двукратного увеличения).

Добавим, что от лагеря у истоков реки Малка Эльбрус виден с расстояния в 11 километров по прямой, а не в 18 километров, как предполагали Фрешфильд и Мерцбахер.

Факт появления человека на вершине подтверждали не только генерал Эммануэль, академик А.Я. Купфер, Э.Х. Ленц, но и входивший в состав экспедиции венгерский тюрколог Ж. Де Бессе. Он, между прочем, зафиксировал факт восхождения в своих лекциях и в вышедшей в Париже в 1838 году книге.

Господин Н. Роджерс, редактор журнала Клуба восходителей, в письме, присланном в Федерацию альпинизма СССР, подчеркнул, что публикуемые им материалы не являются мнением редакции или руководства клуба. Он любезно предложил страницы своего издания для нашего ответа.

Пользуясь этой любезностью, мы адресуем наш ответ через газету “Советский спорт”.

Е. Гиппенрейтер, мастер спорта, секретарь по международным связям Федерации альпинизма СССР.

*

Да, то был “золотой век” альпинизма. Зарождался новый вид спорта, хотя спорт ли альпинизм – до сих, как Вы знаете, не утихают дебаты. Несмотря на юность, он был моден и престижен. Горовосходителей тогда называли альпоходцами. По нынешним временам несколько смешновато звучит, но достаточно точно по своей сути. (В качестве отступления я позволю себе следующее: если следовать этому подходу, то не хватало нам чтобы альпинистов называли кавказоходцами, гималаеходцами и прочими. Само собой напрашивается иное сравнение: если ты ходил и на Кавказе, и в Гималаях, и в Андах то ты, одним словом, - “проходимец”). Открывались для восхождений всё новые горные районы, покорялись непокорённые вершины. В том числе и на Кавказе. С альпинистской точки зрения горный массив между Чёрным и Каспийским морями оставался белым пятном. Для англичан это был настоящий горно-адреналиновый рай с массой впечатлений. Они увидели доселе незнакомую жизнь со своеобразным бытом и традициями. К тому же, они поднялись на многие вершины, их именами до сих пор названы маршруты. Англичане стояли первыми на западной высшей точке двуглавого Эльбруса, но восточная осталась за нами. По сути – экспедиция генерала Емануеля открыла им путь наверх, но альпоходцы повели себя не по джельтменски. Англичане хотели быть первыми и протрубили об этом на весь мир, не будучи ими. А зря.

Выше - ответ на один и далеко не на единственный вопрос. Что же дальше? А дальше следует переходить к самому деликатному вопросу - вопросу о национальности первопроходца.

Признаюсь, я был удовлетворён тем, что в словаре Брокгауза и Эфрона (а он 1890-1907 годов) говорится о горце Киларе, который взошёл на эту великую гору. Почему удовлетворён? Да, потому, что в легендарном словаре доминирует достаточно точная и, главное, неконъюнктурная информация: Килар – горец без национальности. Конечно же, кого-то и такой подход не устроит, но … тогда давайте разбираться, хотя я понимаю, что занятие это не благодарное и заранее проигрышное. По шапке получишь в любом случае либо с той, либо с другой стороны. Это уж точно.

Как Вы только что прочли у Е.Гиппенрейтера и Ахия, и Килар обозначены кабардинцами. Иное пишет П. Рототаев (а он, как я полагаю, был идеологом официальной точки зрения, поскольку выступал и исследователем, и альпинистом, и литератором по спортивной тематике). Так, в книге “К вершинам. Хроника советского альпинизма” им отмечено: “…Проводниками экспедиции были балкарец Ахия Соттаев из селения Верхний Баксан и кабардинец Килар Хаширов из селения Кучмазокино” и ниже: “… Тогда Ахия Соттаев, как старший по возрасту из проводников (а старшего у горцев слушаются беспрекословно), сказал Килару, чтобы тот шёл на вершину, а сам стал сопровождать заболевших вниз”… В этом тексте несколько интересных моментов. Такая комбинация смотрится классически красиво. При этом между строк можно прочитать подтекст: Килар - кабардинец по напутствию старшего по возрасту - балкарца Ахии поднялся на вершину, совершив подвиг, а последний, сопровождая заболевшего академика, выполнил долг, который свят по отношению к кавказскому гостю. Здесь выпало из текста, но и казак - Лысенков, как увидим ниже, тоже герой. Он не дошёл до вершины, но боролся достойно. Я не говорю уже о российском генерале – руководителе той эпопеи. Не хватает лишь карачаевца, а так - идеальный состав по национально-территориальному представительству, как сказали бы в наши дни. Какие тут возникают вопросы? И нет ли здесь идеологической подоплёки? Вероятнее всего, есть.

Обратимся к 1922 году. Тогда, именно Кабарда и Балкария, а не объединённые Карачая и Балкария (как в давние годы) значатся вошедшими административными округами в состав Горской автономной Советской республики. Вы знаете, что в отношении карачаевцев и балкарцев во времена Сталина были исполнены депортационно - дискриминационные меры. Не эти ли политические повороты сказались в последующем на национальном раскладе “официальных” восходителей? Я думаю, что если это так (как в изложении П. Рототаева) было наяву, то можно расценить всё как продуманный выбор и умный политический ход, который снимал многие проблемы и того неспокойного времени, и будущего. И слава генералу, если столь пророчески он смотрел вперёд! (Это уже значительно позже его смысловое содержание слов “черкес” и “кабардинец” интерпретировали по иному). И слава России, на службе у которой были такие умные генералы! Повторюсь: если это так и было. Кроме того, если верить, в действительность воспоминаний самого Ахии Соттаева (см.: www.balkaria.narod.ru/istoria/miziev/sledy15.htm), то казак (то есть Лысенков) также пытался подняться с перемычки на вершину: “казак всё шёл и шёл наверх, уже и на руках, и на ногах”. Наконец, не дойдя до вершины, вернулся. Догнал он спускавшихся около верхних камней. Иными словами, и Ленца он не сопровождал, и не занемог на седловине, как пишут некоторые авторы. Опять нестыковки. В подтверждение тому, за свои героические усилия казак Лысенков, по словам старца, получил от Емануеля 200 рублей серебром и сукно на черкеску. “За красивые глаза” генерал столь большие деньги из государственной казны вряд ли дал. (Не то было время и нравы не те, что сейчас). Он сдержал данное слово. Не понимать он не мог, что история с восхождением на Эльбрус обретёт всемирную огласку. Ведь сам Килар получил 400 рублей серебром и отрез из дорогого сукна на кафтан. Естественно, не сегодняшней стоимости. В тексте воспоминаний нет и того, что Ахия, “как старший по возрасту”, посылал Килара на вершину. Выглядело бы подобное нелогично. Во-первых, потому, что представляли князья не Ахию, а Килара (как бы старшим группы не по годам, а по ответственности). При том обещали генералу, что “они пойдут с тобой, куда велишь”. Во-вторых, напомню и то, что когда они дошли до седловины, то Хаширов был уже существенно выше. Не мог он давать напутствие. Опять нестыковочка.

*

На сайте www.circassion.narod/rus/circas/spmen.htm в разделе “Великие черкасские спортсмены до сих пор отмечается, что черкесский спорт не знал альпинизма, но величайший альпинистский подвиг на Кавказе принадлежит кабардинцу... Это и есть ещё одно “но” и о нём надо сказать сразу: национальность первовосходителя на Эльбрус как кабардинца спорна и, скорее всего, это неточность, если не преднамеренное искажение фактов. (Моя ремарка. Если помните, выше я выражал удовлетворённость ссылкой о первовосходителе как о “горце” без национальной окраски. Может сложиться впечатление, что для меня кабардинец менее уважаем, чем балкарец или карачаевец. Я не националист, не шовинист и не преследую каких-то сугубо личных или чьих-либо интересов. Не пишу по чьему-то заданию или наводке. Хотя поднимался на Эльбрус с кабардинцами, а самым достойным в спортивном плане альплагерем России считаю балкарский “Безенги” с его преданными местными хранителями. Мне также дорог “Домбай” и его коренные жители – карачаевцы. Я пытаюсь дискутировать и рассуждать вслух, с собой - в том числе. Буду признателен и благодарен всем, кто поправит меня, подскажет путь к Истине. Только вот, есть ли эта Истина?).

В некоторой мере я согласен с автором публикации, изложенной на сайте газеты “Балкария”. (www.balkaria.narod.ru/smi/balk1001.htm). (Здесь понятен защищаемый газетой национальный интерес. На то она и общественно-политический орган, хоть и “независимый”). Однако можно их защищать голословно, а можно аргументировано. В данном случае мне видится больше доказательств. Он, ссылаясь на первоисточники, отмечает, что в путевых дневниках экспедиции при экскурсе в историю Дугласа Фрешфильда (справа его портрет) говорится о карачаевце Киляре, который поднялся на Эльборус и о своих восходителях, в том числе - Дяпоеве Дячи (в иных источниках он значится как Джаги Джаппуев), и Соттаеве Ахия. Подобная ссылка не единственная. Кстати, англичане считали (или пытались присвоить себе, ибо заведомо знали о восхождении предшественников) своё восхождение первовосхождением. До конца жизни Фрешфильд отказывался признавать и факт восхождения Килара Хаширова 1829 года, но и то, что западная вершина выше восточной. Англичане не были искренне, поскольку проводник того первого восхождения Соттаев говорил им об экспедиции Емануеля. Напомню, что Фрешфильд не только являлся членом альпийского клуба известного далеко за рамками страны, но и возглавлял его.

В пользу карачаевца говорит и то, что выяснявшие намерения генерала, а позже всюду сопровождавшие его верховный князь и повелитель Карачая - Олий Ислам Крымшаухалов и главный князь Баксанского общества балкарцев Мырза-кула Урусбиев (то есть местные, я обращаю внимание - черкесские князья) вряд ли в качестве проводников (с напутствием генералу “они пойдут с тобой, куда велишь”) предложили бы российскому наместнику проводников не из числа своих подданных, преданных и единородцев. Крут был генерал и умён, чтобы с ним вести “закулисные игры” в той не очень выгодной для князей ситуации. Так, Килар персонально, а остальные – четверо горцев - вместе были рекомендованы и “прикомандированы” не к экспедиции, а конкретно к генералу. Предвижу вопрос: а столь ли принципиальна национальность восходителя? Я на него пытался ответить примером с Джомолунгмой. Лично для меня ответ не столь значим и интересен с исторической точки зрения. Мне представляется, что и у многих читателей позиция такая же. Однако для истории и местного народа – вопрос не просто значим, а принципиален, ибо первовосходитель на вершину, которая является национальной святыней – национальный герой. Само же восхождение переходит в ранг национального достижения. К тому же, в период межнациональных неурядиц разногласия никогда не служили добрососедству и взаимопониманию. А мы живём в то время, когда Кавказ – не самое спокойное место.

*

В рамках сказанного разумно обратиться к словарям и специалистам по истории края, а также к некоторым этимолографическим понятиям. Кабардинцы называют себя “адыге”. По численности этот народ превышает своих соседей. Исстари (с XII-XIII веков) он проживал в более пологой северной части Кавказа. Когда-то это был воинствующий народ. Территориально и экономически Кабарда значительно ранее примкнула к России.

Балкарцы и карачаевцы на северном Кавказе проживают более пяти тысячелетий. Они являются одним из самых высокогорных тюркских народов в мире и занимают ущелья и предгорья Центрального Кавказа по долинам рек Кубань, Зеленчук, Малка, Баксан, Чегем, Черек и их притоков. Балкары живут в высокогорье с восточной стороны Эльбруса, карачаевцы - с западной. Некоторые ученые рассматривают их как две этнические группы одной народности. Между ними существовала неразрывно-родственная связь. С древнейших времен и до XIV века в письменных документах балкарцы и карачаевцы назывались асами, болгарами, карачеркесами, таулу-асами. В 1828 году академик Купфер называет карачаевцев черкесами, такое название за балкарцами и карачаевцами было закреплено еще с 1636 и 1692 гг. в путевых заметках грузинских и европейских авторов. В иных документах их часто называли горскими черкесами. Зачастую карачаевцев называют балкарцами, а балкарцев карачаевцами. Это единоверцы, преимущественно мусульмане-сунниты. Большинство кабардинцев придерживаются той же веры. (Что скрывать: есть некоторая идеологическая конфронтация между этими народами по вопросам исторических корней и занимавших ранее территорий. Но не об этом мы говорим). Лично мне близка версия, базирующаяся на понятии, что термин “черкес” ранее употреблялся по отношению ко всем горцам, а в период проведения первой эльбрусской экспедиции – в том числе, к карачаевцам и балкарцам.

Вроде бы всё нормально и, как говорится – карта ложится, но опять вопросы остаются. Суть одного из них в том, что есть воспоминания, дневники, записи - всё это документы, но на бумаге. Ещё есть плиты каменная и чугунные – более долговечный материал. Они изготавливаются не для того, чтобы пылиться в музеях, а с тем, чтобы обозначать исторические места в привязке с людьми. Это своеобразные памятники. Так, Исмаил Мизиев – знаток истории, археологии, этнографии Кавказа и населяющих его народов, занимавшийся в том числе исследованием эльбрусской экспедиции, отмечал (см.: www.balkaria.narod.ru/istoria/miziey/sledy2.htm), что в 1970 году он ознакомился в Историко-этнографическом музее в Армазисхеви (под Тбилиси) с каменной плитой. По ней арабской вязью изложено, что покоривший Эльбрус был “Хиллар эль Кабарти”, что в переводе означает: “Хиллар из Кабарды”. Вариант русскоязычного текста звучит как “кабардинец Киллар”.

Одновременно, он же свидетельствует и в несколько ином аспекте: “в Военно-учёном архиве” хранится дело № 1014 на 49 листах: “О предполагаемой генералом от кавалерии Емануелем экспедиции в 1829 году для обозрения ближайших окрестностей горы Эльбруса и Кинжал-горы”. В этом рапорте касательно самого момента покорения Эльбруса сказано: “...Поднявшись гораздо более половины горы (на высоту 12500 фут.), нашлись вынужденными по позднему уже времени, большой усталости и рыхлости снега, обрушивающегося под ногами, возвратиться обратно в лагерь. Один только человек из числа вольных кабардинцев взошел в 11 часов утра на самую вершину Эльбруса, на которой водрузил палку, с ним имевшуюся, и, обложив ее камнями, спустился обратно, показав первым возможность быть на высочайшей из гор Европы, почитавшейся доныне неприступной”. Когда Емануель говорил: “только один из числа вольных кабардинцев”, то, явно имея в виду тех пятерых “черкесов”, которых выделил ему князь Крымшаухалов и которые вместе с академиками, казаками вышли на штурм вершины. Достиг же её только один из их числа. Следовательно, термин “вольный кабардинец” никак не может относиться к жителям далекого “Вольного аула” под слободой Нальчик, как полагают некоторые авторы.

Вроде бы получается двойное мнение у авторитетного учёного. На каком же следует остановиться? А собственно, он же и раскрывает свои доводы в статье “Факты и суждения” в пользу карачаевца, не отвергая полностью и вариант в пользу кабардинца. (Мне представляется это хорошая черта. Помните дипломатичного Рафика Ниязова председательствовавшего на конфронтационном I Съезде народных депутатов: “И Вам дадим слово, и Вам давим. Продолжайте, товарищ …”). Какие доводы? Родился Килар в ауле на территории Карачая, где до сих пор используется эта фамилия. Представлен был местными князьями, правившими селениями у подножья Эльбруса. Далее ссылки на учёных – участников экспедиции и их современника – Фрешфильда. Здесь и то, о чём говорилось выше – “черкесы, или вольные черкесы” термины, которые не имеют узкоэтнического оттенка. Наполняемость их более ёмка, ибо ими называли и карачаевцев, и балкарцев. При том Емануель вынужден был именовать Хилара вольным кабардинцем, опираясь на традиционное название горцев Карачая и Балкарии. В северном отроге Главного Кавказского хребта есть вершина “Килар-Баши” (4013 м), что означает “Вершина Килара”. Просто так вершины местные жители не называют вершины именами соотечественников. Есть и другие аргументы. Вы поняли, что и этот проблемный вопрос не закрыт и требует продолжения исследований, но похоже, доказательств, бытовавшей официальной версии, меньше. Эту версию надо читать, памятуя о грамотном подтексте.

*

Всё бы ничего, и плиты были бы, очевидно, установлены на свои “законные” места. И история с плитами не была бы столь запутанной: где они и был ли на них изначально высечен обозначенный выше текст? Однако история распорядилась по-своему. Всё спутала отставка генерала Емануеля. Напомню, что он всю жизнь и “до мозга костей” оставался воякой, являясь для одних - защитником Отечества, для других - завоевателем. В 1831 году он вынужден был передать командование Кавказской линией укреплений генералу А.А. Вельяминову. Причиной отставки, видимо, послужило его поражения в Восточной Чечне (при Акташауле) в июле 1830 года и последовавшее серьёзное ранение. Планам Емануеля, связанным с увековечиванием эльбрусского похода, не суждено было завершиться. Он начал и довёл до конца важное дело, но, к сожалению, продолжателей не нашлось. Ни одна из плит не обрела место своего назначения. На плите, как Вы помните, начертано, что: “В царствовании всероссийского Императора Николая I стоял здесь лагерем с 8 по 11 июля 1829 года …”. Из текста следует что, по крайней мере, одна из плит должна была быть установлена там, где базировался лагерь. (Сейчас, вроде бы, на том месте стоит некий памятный знак). Вторая плита, скорее всего, должна была остаться в Пятигорске, откуда брала старт знаменитая экспедиция. Возможно, в том самом Гроте Дианы, сооружённом в честь восхождения на Эльбрус по указанию Емануеля. Это только версия. (Но не у входа в Институт гуманитарных исследований Кабардино-Балкарского научного центра РАН города Нальчика. Здесь ей место уж точно не предназначалось). Там же они и были изготовлены, а на Луганском заводе вылиты копии. Вроде бы 80 лет они простояли у Грота Дианы. Потом пошли “по рукам”: Минводы – Пятигорск – Тифлис (Тбилиси) - Нальчик (По сведениям редакции Mountain.RU по крайне мере одна из них экспонируется в Пятигорском краеведческом музее - прим.ред.)

*

Резонны вопросы: почему же российские реликвии до сих пор хранятся в заказниках грузинских музеев? И не надо ли восстановить историческую справедливость намерений генерала? Мне представляется, что это должно стать заботой, прежде всего, республиканских властей и местных Федераций альпинизма, Федерации альпинизма России. Не должны стоять в стороне Министерства обороны и культуры страны. И не надо ли руководству Вашего сайта ещё раз обозначить эту проблему перед соответствующими инстанциями?

*

И всё же одна из наград нашла героя: признательное руководство Императорской Академии наук избрало генерала Емануеля своим почётным членом. Не только восхождением знаменательна была эта экспедиция, но и исключительно полезными научными результатами. Под Эльбрусом найдены залежи свинцовой руды и каменного угля. Была составлена карта почв и собраны гербарии растительного и животного мира.

Емануель, равно как Хаширов и Соттаев, другие участники тех событий заслуженно вошли в российскую историю первопроходцев и значатся героями в национальны исторических документах, преданиях и сказаниях. Это замечательно. Главное – память. Хоть и исковерканная, она великий хранитель подвига тех, кто стремился к высям. Она хранит воспоминания о той экспедиции и тех людях, кто делал историю, и кто, двигаясь вверх, познавал и рисковал во имя своего Отечества. Каждый из них имел национальность, но, видимо, ни один из них не думал в то время о своём происхождении, о своих родственных корнях, потому, что только в единении целей главная цель могла осуществиться и один из них смог взойти на вершину. Эта была общая победа многонациональной команды.

*

Далее. А вообще то, был ли Ахия Соттаев в той экспедиции? И этот, казалось бы, бесспорный факт, тоже подвергается сомнению. Я думаю, что ерничать, как тот автор из газеты “Балкария”, не стоит и ссылки на надгробный камень, где обозначены годы жизни А. Соттаева (1831-1918), вроде бы, наглядны, но не доказательны в той части, что Ахии вообще не был на Белом Свете во время проведения экспедиции 1829 года. Здесь какая-то несуразица. В чём – пока и сам я не пойму. При том я отдаю отчёт идеологическим постулатам, что чем невероятней описываются события, тем в них больше веры у людей.

С продолжительностью его жизни тоже достаточно непонятного. В записях “Рассказывает Ахия Соттаев” говорится о 130 годах жизни старца, который дожил до 1918 года. Иными словами, он родился в 1788 году и жил в трёх столетиях. То же самое утверждается и в разделе “Великие черкесские спортсмены” (см.:www.circassion.narod/rus/circass/spmen.htm). Существуют иные версии возраста, так же как и разное количество совершённых им восхождений на седой Эльбрус. Так, на сайте (www.strogino.ru/~gnikita/ALPINE/Elbrus99) говорится о местном аксакале, “который за свои 110 лет 209 раз взбирался на вершину” Эльбруса. В том же “Рассказывает …” ведается о 15 подъёмах. Словом – одни загадки в игре в испорченный телефон. Вот и на кавказском информационном сайте (www.kavkazinfo.com) с учётом уже внесённых поправок можно прочитать: “Восточная вершина Эльбруса была впервые покорена в 1829 году карачаевцем Кемалом Хачировым в составе экспедиции генерала Г. А. Эмануэля. На западную первым взошел Дуглас Фрешфильд в 1868 году. А первым, кто покорил обе вершины, оказался балкарский пастух и охотник Ахия Соттаев. За свою долгую жизнь он побывал на Эльбрусе 9 раз. А последнее восхождение совершил в 1909 г., когда ему исполнился 121 год! …”. Прочтите ещё раз и здесь Вы найдёте неточности. Ими заполонено всё. И всё же, сколько бы раз Ахия Соттаев ни поднялся на Эльбрус, но подняться на девятом десятке жизни – дано исключительно целеустремлённому человеку. Он был знатным горцем и достойным сподвижником первопроходца.

*

Не кажется ли Вам странным и то, что практически нигде не говорится о возрасте Хаширова, хотя он, нежели другие, был первым? Напомню, что немолодой горец Килар и пятеро - первые из первых местных охотников, в их числе и Соттаев – вот, по сути, то немногое, что было сказано князьями при его представлении генералу. Немолодой возраст… Что такое немолодой возраст для горного жителя я не совсем понимаю. Вот то, что он был моложе Соттаева мы уже слышали при том же представлении проводников. Добавим, что был он уроженцем аула Хурзук и по преданию старожил “обладал таинственными, чудотворными чарами, некоей магической, колдовской силой (карачаево - балкарское "Хыйла"), а потому ему всегда сопутствовала удача во всех его делах - на охоте, в скалолазании и пр. От этого слова "Хыйла" он был прозван народом "Хыйлар", а потом уже и Килар”. Так отмечается в статье “Факты и рассуждения” (www.balkaria.narod.ru/istoria/miziey/sledy17.htm).

* * *

Таким образом, восточная вершина “пала”. Оставалась непокорённой её западная соседка. До неё очередь дошла, как Вы знаете, лишь в 1874 году. Вызов горе бросили англичане – географ Грове и его спутники. Они были расчётливы и взяли в проводники того самого опытного Ахию Соттаева. Представьте себе, в то время ему исполнилось 86 лет. И он “оправдал их надежды” - поднялся на заоблачную западную вершину 20 июля.

В последующем рассказы и книги о Кавказе послужили толчком к паломничеству англичан в эти горные края. Почему-то им не препятствовали хотя бы во имя престижа нации. В течение ряда лет ими были совершены восхождения почти на 60 вершин. Вот нам и ответ на вопрос: “Почему многие маршруты на Кавказе носят иностранные имена”?

* * *

Часть III.
Ещё, кое-что, об Эльбрусе.

Из литературы известно, что первым русским человеком, поднявшимся на западную вершину Эльбруса в 1890 году, был Андрей Васильевич Пастухов – военный топограф, один из пионеров русского альпинизма. Он вместе с казаками ночевал на гряде открытых ветрам скал на высоте 4800 м. Их теперь называют “скалами Пастухова” или реже “приютом Пастухова”. Вы знаете, что ныне до них, как правило, поднимаются для акклиматизации спортсмены перед выходом на вершину. (Об этих скалах наслышаны все, а вот о том, что с севера есть “скалы Ленца” знают немногие.) Он стал первым, кто побывал на обеих вершинах кавказского старца - Эльбруса, который уже века стоит чуть в стороне от Главного Кавказского хребта.

Позже на заседании Русского географического общества Пастухов в “ласковой форме” рассказывал о неприветливой встрече с Эльбрусом. “…Мы напрягаем все силы и стараемся выйти из лабиринта трещин, осторожно обходим широкие, перепрыгиваем через узкие, проваливаемся в замаскированные, наконец, мы достигаем какой-то горки, карабкаемся на неё в надежде встретить на вершине какие-нибудь камни и под ними хоть на минуту найти защиту от бешеной бури и отдохнуть, а если можно, заночевать. Вот мы достигаем вершинки, но – увы! – вместо желанных камней мы находим один обледенелый снег, и здесь буря ещё более свирепствует … Я готов был спуститься в какую-нибудь ледниковую трещину, чтобы там хоть на минуту укрыться от назойливого ветра … В одном месте мы проходим по глубокому снегу, и я сказал, что мы ночью всё равно не выберемся на настоящий путь, а потому лучше зарыться в снег и переночевать … Разрыв его на глубину четверть аршина, мы встретили лёд. Тогда мы ямку обложили снеговым валиком и ещё немного углубили. Затем мы поскорее легли в нашу ямку, головой против ветра, плотно прижавшись друг к другу спиной …” (*). Так “давались” горы. Несмотря на то, что они, порою, находились на грани выживания, всё же шли вверх.

(*) – По книге “Эти удивительные горы. Ю.П. Супруненко. Стр. 19.

*

В одной из публикаций я нашёл: Эльбрус впервые упоминается в "Книге побед" персидского историка Шериф-ад-Дни Иезди, который пишет, что среднеазиатский завоеватель Тамерлан во время военных походов в Закавказье якобы совершил восхождение на Эльбрус для осуществления молитвы (см.: www.dombai.info_elb.shtml). Касаясь истории восхождений, следует обратить внимание и на то, что А. Гусев в своей книге “От Эльбруса до Антарктиды” указывает на наличие сведений о попытке военного подступа к Эльбрусу ещё в 1817 году. Тогда отряд почти весь погиб в лавине. Эти данные о намерении покорить гиганта Кавказа не имеют основательного исторического документарного подтверждения. События тех далёких лет ещё более, чем события 1829 года, покрыты тайной.

*

Ещё одна страничка, но советских времён. 17 августа 1925 года был успешно завершен штурм западной вершины Эльбруса экспедицией под руководством Г.Н. Николадзе (**). Тогда впервые могучий великан, подпирающий кавказское поднебесье своими округлыми конусами вершин, “сдался” пятерым грузинским представительницам “слабого пола”. Именно на склонах этой горы “вставал на ноги” наш альпинизм. Окреп он на иных маршрутах. Это было первое массовое восхождение.

(**) – Георгий Николаевич Николадзе (г.р. 1888 г.), видный общественный деятель, учёный, выдающийся организатор спорта в Грузии, один из основоположников советского альпинизма. Под его руководством 28 августа 1923 г. студенты (в основном) Тбилисского госуниверситета достигли вершины Казбека (Мкинварцвери). Эту дату принято было считать началом зарождения альпинизма в Советской Союзе.

*

В феврале 1934 года впервые на Эльбрус было совершено зимнее восхождение В. Корзуном и А. Гусевым. До этого предпринятая попытка покорения гиганта зимой закончилась плачевно. Паралич сковал сердце А. Гермогенова. В группу тогда входили Е. Абалаков, Д. Гущин, А. Малеинов и др.

Для Эльбруса советских времён характерно и то, что он принимал значительные по численности (1,5-2,5 тысячи человек) альпиниады. В год 50-летнего юбилея Союза в 1967 году на её восточной вершине побывало 2400 человек. Двумя годами позже в честь 40-летия Кабардино-Балкарии проводилась массовая альпиниада, в которой принимают участие 1395 спортсменов, а вот в честь 80 - летия КБР поднялось уже всего 155 человек. Было ли на какой из иных вершинах мира больше людей? Однако, как мне представляется, не всему тут надо верить, поскольку столь массовые восхождения далеко не всегда совершались всеми. Хотя рапортовали в те годы, как и положено было рапортовать.

Многие хотят попасть в “Книгу рекордов” Гиннеса. И им удаётся. Но не только ходили пешим ходом на Эльбрус”, но и приземлялись, прыгая с парашютом. Так, на западную вершину 4 августа 1993 года спустились карачаевец Мекер Бадаев, балкарец Исмаил Геттуев и ессентучанин Евгений Клепов. Это групповое “пригорение” в истории покорения высочайшей вершины Европы уникально, как и прыжки на Аляске, Памире и Тянь-Шане. На восточную вершину в 1997 году затаскивали Лэндровер. Почему затаскивали? Да потому, что использовали специальные лебёдки, с помощью которых машина вытягивала себя. Без двух десятков людей и специальных ледовых крючьев здесь не обошлось. Только вот на спуске машина разбилась, а остатки её до сих пор лежат в спусковом кулуаре. Заезжали на вершину и на мотоциклах. В августе1998 года заходили или заводили двух лошадей известной карачаевской породы (см.: www.telemednet.ru/Alibr/albrus2.htm). Не только поднимались сюда на лыжах, но и спускались. Слаломист В. Гиппенрейтер в 1939 году впервые в истории отечественного горнолыжного спорта совершил спуск на лыжах до "Приюта одиннадцати" Слетали с вершины и на парапланах. Словом, всех поразил “эльбрусский вирус”, вылечиться от которого невозможно уже десятилетия. Гора стала столь популярна, что альпиниады здесь стали называть “эльбрусиадами”.

* * *

Известно, что одной из достопримечательностей Эльбруса является “Приют одиннадцати”. Точнее – являлся. Имя своё он получил не случайно. В 1909 году, здесь на скалах, во время метели нашли спасение альпинисты. Их было одиннадцать. Вот что отмечал А. Подольский в статье “Приют возле “дирижабля” (Газета “Советская Россия” 26 мая 1982 г.): “На ледяном взлёте высокогорья “приземлился” серебристый “дирижабль” с тремя рядами квадратных иллюминаторов по обводу металлической обшивки. Не перестаёшь удивляться прозорливости архитектора и инженера, альпиниста Николая Попова, который сорок пять лет назад именно так представил себе образ “Приюта” в заоблачном и суровом мире, где всё – фантастика и всё быль”.

Этот “дирижабль” построен в 1939 году. И, к великому сожалению, сгорел в августе 1998 года. (См. мои снимки. Они сделаны за три недели до пожара). Сгорел музей с бесценными историческими фотографиями, а с ним ушла целая эпоха. Современная история альпинизма была неразрывно связана с предшествующими шагами посредством “Приюта одиннадцати”. Вспомним: альпиниады и научные экспедиции - подготовка альпинистов и спасателей – война, Гросс, Гусев и др., немецкие штандарты и красный флаг – восстановление гостиницы - строительство канатки и всей инфраструктуры “Приэльбрусья” - восхождения шерпы Тенцинга, свана Михаила Хергиани, японца Наоми Уэмуры и многих других известных людей - тренировки перед полётами космонавтов и нашей команды перед Эверестом и Канченджангой… - это лишь некоторые штрихи нашей истории. А скольких людей - ежедневных вершителей альпинистской эпопеи связал “Приют”? М. Ибрагимов, В. Коршунов, братья Залихановы, К. Хапаев, Б. Тилов - лишь часть тех, кто заботился о нас и о “Приюте одиннадцати”. Сейчас создан “Фонд воссоздания Приюта 11” с понятными и благородными целями – аккумулировать деньги на проект новой высотной гостиницы. Пока погорелый “Приют” пустует в старой подстанции можно найти новый скромный приют.

Горы стояли и стоят. Дальнейшее развитие этого района во многом зависит от инфраструктуры. Она тоже создавалась не сразу. Вспомните: в 1963 году была введена в эксплуатацию первая в Приэльбрусье канатно-кресельная дорога на гору Чегет. Ее протяженность -1000 метров при перепаде высоты - 650 метров. В 1966 году закончено строительство второй очереди канатно-кресельной дороги на горе Чегет. В 60-е годы в Приэльбрусье строятся гостиницы "Иткол", Азау - высота 2200 метров. Канатно-подвесная дорога на горе Чегет и канатно-маятниковая дорога от станции Азау до Кругозора (протяженность -1900, перепад высот - 900 метров) начали функционировать с 1969 года. В 1974 году была построена турбаза "Чегет". Троительство продолжалось и позже, но многое держится на старом потенциале.

На минорной ноте заканчивать свои заметки к портрету Эльбруса не хочется. Радует то, что на склонах этой горы Культурным Центром “Новый Акрополь” в июле 2001 года была организована уникальная экологическая акция по очистке от мусора склонов этого исполина. 20 тонн остатков нашего общего “цивилизованного” нашествия на Эльбрус было убрано. Акция прошла в преддверии 2002 года - Международного года Гор.

В период с 19 июля по 4 августа 2002 года центр “Новый Акрополь” планирует повторить проведение экологической акции “Сохраним горы в чистоте!” (при поддержке Информцентра ООН в Москве). Безусловно, акции – это хорошо. Даже замечательно. Примерно также мы, тогда ещё только становившиеся на ноги альпинисты, после снежно-ледовых занятий на леднике “Безенгийский”, освобождали от мусора многолетние “залежи” Австрийских ночёвок. Той акции почти 30 лет. Между ними есть связь. Но я мечтаю о другом: чтобы изменилась культура любителей гор, их как модно сейчас говорить, “экологическая психология”. Помните этого тучного человека с извечной сигарой во рту – Уинстона Черчеля, который говорил примерно так: “Странные эти русские (русские – в расширенном понимании – примечание Алфёрова В.) сначала создают себе трудности, а потом героически преодолевают их”. Вот тогда, с изменением психологии любителей гор, героические акции будут не нужны. Ведь акции, даже с самыми прекрасными целями – проходящие, а культура – “всегда при себе”. Культурный любитель гор и баночку не бросит, а молоточком сплющит и в рюкзачок к себе засунет. И фольгу от шоколада или фантик на ветер не пустит. Но доживём ли? Дай нам Бог. А пока банки с вершин скачут по скалам, улетая вниз и звеня, нет, трубя о нашей бесшабашности.

* * *

У многих любителей гор именно с Эльбруса начинался путь в альпинизм. И не даром контуры Эльбруса были обозначены на значке “Альпинист СССР” и вновь появились на альпинистском символе России.

Я сознательно не сказал ни слова об Эльбрусе в годы войны. Это должна быть отдельная страница. События тех лет заслуживают особого внимания. И, кроме того, некоторые стороны будущей истории связаны с Воронежем, точнее с женщиной из Воронежа. А пока лишь напомню, что на медали “За освобождение Кавказа” тоже выгравированы контуры этой Великой Горы.

* * *

И, наконец, ещё раз о происхождении названия горы Эльбрус имеются две версии. Приверженцы первой считают, что с Карачаево-Балкарского языка Эльбрус переводится так: “Эл” - селение, народ, государство; “Бур” - крути, вороти, составляет один корень со словом “Буран”; “Ус” - означает характер, поведение, нрав. В итоге получается: имеющий нрав создавать буран или же вулкан, который крутил, воротил селения, народ. Вспомним, что эта гора – вулкан и в память народная хранит его бурный характер. Иное мнение у второй группы. По их версии турецкий путешественник и ученый Эвлия Челеби отмечал: Из-за того, что когда-то сильный народ Берс жил в высотах этой горы, персидские и другие ученые назвали эту гору Берс. Хазарский царь Иосиф в 9 веке писал, что на самом юге Хазариви в смежности с Грузией в высоких горах живут Хазарские племена под названием Барс. Из истории Мовсеса Харенация: в IV веке в стране Гуннов, лежавшей за Дербентскими воротами, живут Булгары, Берсили (Барсели) и Хазары. Берсили это тюркоязычные племена, которые жили по соседству с Болгарами в Центральных и Восточных районах северо-Кавказских гор в смежности с Грузией. Переводится так: “Барс” это “барс”, “Эл” это селение, т.е. “Селение барсов”.

* * *

Исторические нити трудно распутать. К тому же они часто рвутся. Тем более, что прошло столь много лет. Но история повторяется. Как тут не вспомнишь о событиях недавних – о пике Победы, о забытых некоторыми спортивными историографами первовосходителях Л. Гутмане, Е. Иванове, А. Сидоренко и обозначенной таковой команде “Спартак”. Ведь до сих пор маршрут первопроходцев у нас значится как абалаковский. Об этом тоже следует рассказать, но потом. Такая она, вертлявая, история. Я думаю, что история альпинистская ещё много преподнесёт нам сюрпризов.

Вот, не коротко, но пока всё. Спасибо за терпение.

Продолжение следует...


Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999- Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100