Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

"Горы в фотографиях" - это любительские и профессиональные фотографии гор, восхождений, походов. Регулярное обновление.
Горы мира > Гималаи >

Пишите в ФОРУМ на Mountain.RU

Первопроход на Чо-Ойю
Из цикла "Петербуржцы на восьмитысячниках мира"

Автор очерка Сергей Шибаев

г.Чой-оя (с) MountainZone.com
На фотографии маршрут проецируется
на фоне неба - самое левое ребро.
Тогда об этом восхождении в Гималаях довольно много писали в зарубежной прессе и практически ничего - в нашей. Очень жаль. Ведь в последние годы каждое первопрохождение на восьмитысячники становится событием в мире больших гор. Кроме того, люди совершившие первопрохождение по северо-восточному ребру Чо-Ойю очень рисковали, отправившись на шестую вершину планеты (8201 м) в двойке, без кислорода, по неизведанному пути, не имея надёжной подстраховки и т.п. Такие adventurs всегда приковывали внимание и вызывали уважение, несмотря на то, что порог риска был неразумно высок. На фоне целого ряда неудач и трагедий, разыгравшихся в те же дни в тех же горах в более оснащенных и мощных мероприятиях, победа российско-американского "экипажа" выглядела ярко и убедительно.

19 апреля 1997г.
Непал. Катманду. В аэропорту Жора замешкался: надо было рассчитаться с носильщиками, но местных рупий ещё не завелось, а доллары были только в крупных купюрах. К его удивлению, на мелькнувшие в руках рубли носильщик отреагировал положительно и принял к оплате. Ещё больше Жора удивился, когда портье в гостиннице отвесил поклон: "Гуд дэй, мистер Джорж!". Надо же, с прошлого года запомнил. Здесь же, в отеле, встретились с Энди, руководителем английской треккинг-фирмы ОТТ, пригласившим Жору в эту авантюру. Цель была стоящей: первопрохождение на Чо-Ойю с северо-востока. В компании - четыре англичанина - Стюарт, Йан, Брюс, Ральф, американец Билл Персон, и он, Георгий Котов, 41-летний альпинист питерского клуба "Штурм", уже несколько лет сотрудничающий с ОТТ в качестве гида памирских и гималайских восхождений. Это была его четвёртая экспедиция в Гималаях. Из Непала экспедиция должна была перебраться в Тибет и оттуда штурмовать вершину.

21-го команда на двух грузовиках двинулась к китайской границе. Через два дня машины достигли Занглу - пограничной китайской деревушки. Пройдя все необходимые формальности, пошли обедать в сарайчик под гордой вывеской "Ресторан". Послеобеденная прогулка по Занглу не доставила удовольствия: узкие улочки, грязища, оглушительно гудящие машины, назойливые зазывалы из кучи мелких лавчонок...

Спустя некоторое время они покинули нелицеприятный форпост КНР и по красивой, захватывающей - в прямом смысле - дух, дороге, метров на двести обрывающейся в теснину ущелья, прибыли в следующий пункт назначения. Ниалам, 3600 метров. Утренний рывок следующего дня вывел грузовики на перевал, где альтиметр наручных Casio показывал уже "5100". В Тингри, куда прибыли часа через три, стало чуть легче - "4400".

Утром ещё один рывок и около десяти машины остановились: базовый лагерь под Чо-Ойю. Ветер. Пыль.Холод. Всё это несколько позже сглаживается уютом установленной палатки. И всё таки начало лагерной жизни довольно омерзительно. Ощущение это превалирует от того, что первую неделю в горах идёт процесс акклиматизации - привыкания к жизни в условиях недостатка кислорода. И чем выше судьба забрасывает вас на первоначальном этапе пути, тем этот процесс болезненнее. Организму надо привыкнуть к тому, что он - образно говоря - дышит одной ноздрёй с зажатым ртом. При этом организм должен работать, как и в нормальных условиях: таскать рюкзаки, лазать по льду и скалам и т.д. В первые дни у организма пересыхает во рту, болит голова, одолевает вялость и отсутствие аппетита. Постепенно, к 4-5 дню жизнь налаживается: солнышко светит ярче, дышится легче, хочется мяса и т.д. Что бы справится с негативной реакцией первых дней, человек должен заставить организм двигаться, работать, терпеть. Поэтому Жора не ждал, а искал работу: занимался проводкой электричества от генератора, проверкой радиостанций, ! установкой газовой плиты.

26 апреля. Базовый лагерь под Чо-Ойю. Утро первого дня в базовом выдалось просто великолепное, но Жора своим коллегам заявил, что в десять этой пасторали наступит конец. И ровно в десять какая-то дьявольская сила включила в пространстве вентилятор и понеслось - ветер, пыль... Это тибетское расписание Жора запомнил ещё по Эвересту: тогда - в 1993 и 1995 - всё именно так и было.

На следующий день команда тронулась вверх, к "АВС"... Классический путь подъёма на Чо начинается тоже отсюда и ориентирован на северо-запад.

В 1952-м здесь крутились англичане во главе с небезызвестным Эриком Шиптоном. Северо-западный вариант привлек их внимание логикой и относительной простотой. Однако была одна заковыка в виде ледового барьера на "6800". По оценке Шиптона, на преодоление 300-метрового крутого взлёта должно уйти не менее двух недель - слишком большая потеря времени. Англичанину не поверил австриец Герберт Тихи. Он организовал очень малочисленную экспедицию: три австрийских альпиниста - Йохлер, Хайбергер и сам Герберт, и группа шерпов во главе с одним из легендарных восходителей этого горного народа, Пазангом Дава Ламой.
С такими силами двумя годами позже Тихи отправился к Чо. Ключ к победе - ледовый барьер - был преодолён Пазангом всего за час, ибо по высоте - в действительности - не превышал 60 метров! Восходители поставили лагерь на высоте 7000 м., откуда намеревались штурмовать вершину. Однако, разыгравшаяся ! позже жестокая пурга с падением температуры до -32 градусов, наносит альпинистам непоправимые удары. Борясь в ночи за сохранность палатки, Тихи обмораживает руки. Под угрозой гибели австрийцы вынуждены спуститься вниз. Далее Пазанг с шерпами уходит за продуктами в Намче-Базар.
В это время в лагере появляются швейцарцы во главе с Ламбером. Они только что безуспешно пытались взойти на Гауризанкар. Неудача подстёгивает самолюбие, да и слишком лаком кусок Чо. Правда, у них нет разрешения правительства Непала на штурм Чо-Ойю и Ламбер предлагает Тихи объединить силы. Но получает твёрдый отказ. Тогда швейцарцы заявляют, что ждут ровно 10 дней, после чего считают себя вольными в своих действиях. Тихи в отчаянии: на возвращение Пазанга рассчитывать не приходится - слишком далёк путь; не утихает непогода, сил мало и жаль потраченного времени. Он всё таки возвращается на "7000" и утром видит, как кто-то поднимается по склону к лагерю. Это могут быть только вероломные конкуренты...
Каков!о же изумление Тихи, когда к палатке подходит Пазанг. Узнав о швейцарцах и обуреваемый честолюбием, за три дня он прошёл 30 километров с перепадом высоты в 1800 м до перевала Нагпала, достиг базового лагеря на "5500" и поднялся к лагерю 4 на "7000". Продвиг шерпа вдохновил альпинистов и 19 октября 1954 г. Тихи, Ехлер и всё тот же неутомимый Пазанг стояли на вершине Чо. Швейцарцам же не везло до конца: ветер и холод позволили им подняться лишь до "7700". Так, в историю альпинизма, покорение Чо-Ойю вошло, как одно из самых драматичных и напряженных...

...К заложенному носу добавилась боль в горле ; к вечеру зазнобило всего, ещё позже - бросило в пот. Но утром всё же стало получше и в "АВС" (английская аббревиатура - "передовой базовый лагерь" - С.Ш.) он пришёл третьим из всех. "Народу, как грязи," - примерно так охарактеризовал ситуацию Энди. Свободных мест для палаток не было и пришлось строить новые площадки. Вечером, к съедаемому весь день стрипсилу, Жора добавил добрый голоток виски и утром - был бодр и свеж, насколько это возможно на отметке, превышающей на 100 метров вершину Эльбруса.

Днем Жора пошёл к канадцам , у которых был спутниковый телефон - надо бы домой позвонить; сказать, что добрались, всё в порядке. Дозвонился где-то около двух. Трубку взяла жена. Чёртовы спутники: его слышали нормально, он - отвратительно...

1 мая. Праздник солидарности всех... О-о-о !!! Сегодня же Первое мая. Апогея солидарность - всех со всеми - достигла за завтраком. После чего все отправились туда, куда собственно и стремились - к началу маршрута под северо-восточное ребро. Закрытый ледник. Много снега. Жора пошёл первым, "топтал" много и долго. Никто и не попытался его сменить. Вот тебе и солидарность...

2 мая праздник продолжается - в рюкзаки упаковываются снаряжение и продукты на семь дней; груз получается приличный для этих высот - по 11-12 килограмм на брата. Когда добрались до того места, где накануне оставили заброску, и её раскидали по рюкзакам. Вес взлетел до 20 кг и удовольствие от ходьбы по камням морены исчезло начисто. Часа через полтора команда подошла под крутой снежный взлёт и с облегчением скинула "кули" на камни - на сегодня всё! Хватит изображать бурлаков на Волге...
Есть время рассмотреть путь предстоящего подъёма перед восхождением. Путь Жору не порадовал. А его товарищей не порадовал ещё больше, что хорошо читалось по их лицам...

4 мая всей компанией двинулись наверх. Ледник. Морена. Начало склона от "6100" до "6400" Жора добросовестно отработал первым. Потом пошел лёд и метров через 100 они вышли на гребень, где и решили поставить палатку первого штурмового лагеря. Однако до него добрались не все. Половина народу под впечатлением вчерашних настроений осталась внизу.

Следующий день прошёл в разведке пути на "6700" (Жора и Билл) и укомплектовании лагеря (Стюарт). Вечером Биллу пришла в голову оригинальная идея - совершить восхождение по следующему слева гребню. Зерно было в том, что часть "их" гребня уже была пройдена испанцами, рядом же нога человека не ступала вообще. Когда по рации идею донесли до всей группы вся группа дружно согласилась...

Это стоило 300 метров траверса, после завершения которого и Стюарт отказался от участия в дальнейшем мероприятии. Настроениие остальных в той же плоскости - не по силам. Но окончательных решений пока никто не принимает. Тем временем Жора с Биллом выходят на "6900" и потом, в метели и дрянной видимости спускаются в "АВС".

7 мая. Критический день. Стюарт, Йан и Брюс собирают вещи и возвращаются в Катманду - они "наелись" и гор в этом сезоне им довольно. Ральф переходит на более лёгкий - классический - маршрут. Лишь Билл согласен разделить тернии и лавры первопроходцев. Жора в замешательстве: идти вдвоём, по неизвестному маршруту на восьмитысячник... Без нормальной подстраховки, без кислорода, в альпийском стиле - это круто! Напоминает прыжок без запасного парашюта. Риск очень велик, но альпинистские амбиции берут верх... К ним приходит один из экспедиционных шерпов и говорит, что мечтает пойти с ними. Он понимает, что хорошие премиальные обеспечены. "Мальчик хочет в Тамбов?..." - напевает Жора и кивает головой - пошли. Духу у "мальчика" хватает лишь до начала гребня: 50-градусный "бутылочный" лёд отпугивает и его. К тому же совершенно портится погода. Забравшись в палатку первого штурмового лагеря, Жора и Билл проводят не лучшие дни в своей жизни. В "доме" - минус пятнадцать, за "бортом" - ещё кошмарнее. Выход по любой надобности откладывается до последней секунды и напоминает пересадку с корабля в шлюпку при девятибалльном шторме в северных морях. Порывы ветра ассоциируются с экспрессом, который проносится по голове. Когда тебя на несколько сантиметров приподнимает вместе с палаткой, поневоле в голову приходит вопрос "Что я тут забыл?.."
Этот кошмар длится трое суток, а заканчивается со спуском в "АВС" после получения по связи неблагоприятного метеопрогноза ещё на несколько дней.

18 мая. Вторая попытка. Ясно осознавая, что при сложившейся ситуации в случае ЧП им вряд ли кто поможет, двойка предпринимает вторую попытку. Внутреннюю тревогу успокаивали работой. Вес рюкзаков для шестидневного "автономного плавания" слишком велик. Сначала считаются верёвки, потом шаги. Билл работает вторым, ему чуть легче. Жора разгребает снег, постоянно решая дилемму: надеть ли рукавицы, спасая руки от зверского холода, или двигаться в перчатках, что облегчает техническую работу со снаряжением. К вечеру первого дня на гребне, после 1,5-часового махания ледорубами, они кое-как втискивают палатку на вырубленную во льду полутараметровую площадку. Свешивающиеся ноги и головы уже не воспринимаются дискомфортно. Есть здесь - на "7100" - абсолютно не хочется, но мучает жажда.

Утром хорошо помогают проснуться кусочки льда и инея, падающие с потолка "квартиры" на лица "квартиросъёмщиков". Сборы проходят страшно медленно. Наконец двинулись. Через десяток-другой первых метров подъёма Жора заставляет себя снять рукавицы и одеть перчатки - иначе они будут двигаться слишком медленно. Скалы здорово развалены и очень часто крючья, забиваемые для страховки, могут выдержать только психологическую нагрузку. Билл такие крючья вынимает руками и понимающе улыбается. Другой бы занервничал, заругался, но Билл - молодец - ни слова упрёка! К вечеру двойка набрала 250 метров и один в один повторились вчерашние проблемы с ночлегом. Посреди ночи начинает идти снег и Жора уже не может заснуть от мучающих вопросов. До вершины ребра ещё двести - самых крутых - метров: как лезть по этим разваливающимся скалам? что делать, если выйти наверх не удасться? вниз с одной верёвкой они будут неделю спускаться, а это невозможно...

Утро несколько радует ясной погодой. Скалы покрыты 40-сантиметровым слоем свежевыпавшего снега. Очень красиво смотрится на фото и очень погано воспринимается в натуре. Трудно понять, что там под снегом - лёд, фирн или скальный монолит; какую технику и снаряжение применять. Мелкий рельеф скрыт, трещины заснежены, не угадать "живых" камней и они то и дело "упархивают" из под жориных ног на голову Билли. Движение вверх больше напоминает плавание в снегу. Лавинки идут почти непрерывным потоком и если б не достижения цивилизации в виде "салевовского" костюма из гортекса, не пропускающего и молдекулы влаги, было бы просто никак. Так они пробиваются упрямо вверх. Терпя, рискуя, страдая, борясь. И когда ребро неожиданно кончается и Жора получает в лицо сильнейший заряд ветра с плато - он счастлив. Пройдя последнюю на ребре верёвку, они сидели минут двадцать, не в силах поверить, что ужас одиночества и неизвестности кончился. Это подтверждали желтеющие километрах в двух палатки третьего лагеря классического маршрута.

Крутой - до 40 градусов - фирновый склон, который им пришлось траверсировать на подходе к лагерю, показался им самым безопасным местом на свете. У палаток их встретил Вилли, один из гидов ОТТ, и очень тепло поздравил с прохождением ребра. Они ставят свой "дом", довольные что можно вытянуться во весь рост и разложить вещи в палатке. Лишь одна мысль беспокоит обоих: поднимутся ли завтра на вершину, с первой попытки. На вторую сил явно не хватит - все осталось на ребре.

21мая. Лагерь 3 на "7750". 3 часа 45 минут. Билл очень чисто выговаривает по русски "Доброе утро, Жора" и сообщает, что Вилли с клиентами, сделавший попытку выйти наверх около трёх, вернулся из-за жуткого холода. Но они-то не клиенты: поэтому спустя некоторое время двойка вылезает из палатки. Холод действительно собачий. Но греет то, что не надо хвататься руками за мёртвые скалы, в рукавицы можно сунуть мини-грелки и воообще - вернуться в любой момент. Путь их лежит по длинному снежному тридцатиградусному склону с редкими выходами скал. Теперь каждый может идти по своему. При этом Жора делает сто шагов в среднем темпе и валится на ледоруб, отдыхать. Билл передвигается более скоростными перебежками шагов по двадцать, но в среднем у обоих получается одинаково. Ветер крепчает. У Жоры начинает прихватывать левую ногу. В конце концов он садится на снег, снимает ботинок и засовывает туда грелку. Билл в это время ложится рядом, телом прикрывая его от ветра. В этот момент он никак непохож на голливудского киногероя, каким выглядит в обыденной жизни. Вообще, Билл очень красивый парень, с великолепной мускулатурой, длинными чёрными волосами и лицом Дугласа Фербенкса. И, как это не парадоксально, работает он в Голливуде - руководит бригадой по техническому обеспечению фильмов. А тут - настоящий триллер, без кавычек...

Жора обувается и они движутся дальше. Движутся - каждый в полном одиночестве, ибо жизнь здесь, выше 8000, в зоне смерти - это жизнь в себе . 1% - внешние составляющие окружающего мира. 99 % - внутренний мир. Как своеобразная защита организма от высоты, ветра и холода. Так, задумавшись об этих процентах, Жора вдруг слышит возгласы Билла. Минут тридцать они двигались по огромному вершинному плато и Билл первым подходит к стальному кресту, обозначающему высшую точку, откуда открывается потрясающий вид на Эверест. Парни фотографируют друг друга: Билл держит в руках игрушечную обезьянку, Жора - дочкиного ёжика... Это стоит им 20-минутного отогревания рук. Потом они идут только вниз...

Из досье журнала ЭКС

Георгий Котов
на Эвересте.
Котов Георгий Григорьевич, 1955 г/р., МС по альпинизму, КМС по скалолазанию, инструктор 3 кат. Женат. Дочь. Член АК Штурм . Заниматься альпинизмом начал в 1977 г. в ДСО "Зенит".
Лучшие восхождения:
1986 - первопрохождение п. Энгельса по "колодцу" Ю. ст. (рук. Балыбердин), первое зимнее восх. на п. Корженевской в составе сборной Ленинграда ( рук.Чуновкин),
1988 - зимнее восх. на п. Ленина (рук. Балыбердин).
С 1991 г. в качестве гида работал на семитысячниках Памира с английской фирмой "ОТТ Expedition".
В 1993 приглашён "ОТТ" в экспедицию на Эверест (поднялся до 8000 м).
1995 - поднялся на вершину Эвереста, где выкурил сигарету и был признан журналом "High" самым высотным курильщиком в мире.
В 1997 г. в двойке с Б.Персоном (США) совершил безкислородное первопрохождение северо-восточного ребра Чо-Ойю. С этим восхождением занял 1 место в Первом петербургском конкурсе путешествий и приключений "Невский экстрем-97".
Автор и участник проекта автоэкспедиции "Петербург - Эверест" (1998). В 1999 г. этот маршрут был повторен и в районе Тибетского плато одна из машин экспедиции установила новый рекорд для Книги Гиннесса, заехав на вершину высотой 5710 м.


Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999- Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100