Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

"Горы в фотографиях" - это любительские и профессиональные фотографии гор, восхождений, походов. Регулярное обновление.
Горы мира > Памиро-Алай >

Пишите в ФОРУМ на Mountain.RU

Автор: Александр Ручкин, СПб
Фото: А.Ручкин, В.Пьянзин


Ак-Су - белая река, или мысли о былом


Ак Су. Самые известные маршруты.
1 - м-т Кавуненко, 6А, 2 - м-т Попова, 6Б, 3 - м-т Шабалина (низ совпадает с м-том Попова, в верхней части идёт по светло-коричневой линии), 6Б, 4 (серая линия) - м-т Ручкина/Одинцова. Низ совпадает с м-том Мошникова, 6Б, 5 (чёрная линия) - м-т Чаплинского, 6Б, 6 (белая линия) - м-т Мошникова, 6А, 7 (чёрная) - м-т Трощиненко, 6А, 8 (белая) - м-т Васильева, 6А

Впервые про Ак-Су я услышал от Димы Грекова в 1990 году. Стена, уходящая в небо, с того момента запала в душу. Она пугает и притягивает. Когда смотришь на нее, просто шапка падает.

Красивейшая двуглавая вершина Ак-Су Главная, высотой 5355 метров, и Северная, высотой 5217 метров. Северная стена, в которой 1,5 км, обрывом манит к себе восходителей.

Гора Ак-Су находится в Кыргызстане, на Памиро-Алае. В переводе с киргизского означает “белая вода”. Вроде ничего общего. Но когда снегом залепляет всю эту громадную мощь, гора становится белой. А когда находишься в это время на стене, и все начинает таять, лучше не попадать в эту белую реку.

В 1991 году, участвуя в очном чемпионате, в команде ЦСКА, мы пролезли несложный маршрут Васильева 6-А к/тр. по самому правому бастиону этой стены, в непогоду за 9 дней. Только команда Киева еще решилась на Ак-Су, другие, более именитые команды, набирали очки на менее страшных стенах этого района, Блока, Искандера, Столбе Адмиралтейца.

Честно скажу, было страшно. Гора ревела от лавин и камнепадов, как живая. Целый день мы лезли в водопаде, следующие 5 дней, полностью мокрые, без единой сухой вещи, лезли дальше. Как выжили, непонятно.

Прошло 10 лет с первого прохождения стены, питерская команда Трощиненко в 1982 году впервые проложила свой путь.

Восхождения на стену можно пересчитать по пальцам, по числу маршрутов, и многие не были повторены до сих пор.

Но 90–е годы стали для Ак-Су переломными. Неприступная гора с боем сдавала свои бастионы.

1992 - впервые двойка Шабалин-Антонов прошла маршрут 6-А тр. Трощиненко за 11дней.

1993 - впервые двойка В. Бабанов - А. Ручкин прошла маршрут 6-Б к.тр. – маршрут Попова за 15 дней (7дней непогоды)

1994 - первопрохождение “носа” П. Шабалин, А. Антонов, А. Ручкин и Н. Медведев прошли маршрут 6-Б за 12 дней.

1995 - впервые двойка А. Ручкин - В. Пьянзин сломала барьер прохождения северной стены Аксу (5217м) не менее 10 дней. В течение 20 дней двойка совершила 2 восхождения 6-Б к.тр. Маршрут Чаплинского – стена 6 дней, на 7- ой – вершина. Маршрут Мошникова - стена 4 дня, на 5-ый вершина.

В 1993 году, осенью, мы с Шабалиным ехали поездом Киров-Москва и обсуждали прошлый летний чемпионат. Где Паша за прохождение маршрута Мошникова в 9 дней, который гораздо слабее, получил первое место, а мы с Бабановым, за прохождение сильнейшего маршрута Попова за 15 дней стали третьими. Многие чемпионаты оценивали восхождения по отчетам судьи. И много раз побеждало решение судей, а не сильнейшее восхождение. У нас родилась идея придумать формулу определения победителей и исключить влияние судей на распределение мест. Шабалину удалось убедить Москву провести один из чемпионатов по такой формуле.


Пик Александра Блока. Западная Стена

И уже в 1995 году чемпионат в техническом классе по альпинизму разыгрывался по формуле: Б = Рейтинг + Скорость, где Скорость = Рейтинг/ 2 х Количество дней восхождения.

Рейтинг заранее известен, а чтобы скорость не сильно влияла, ей дано небольшое значение. Рейтинг - это среднее количество дней, затрачиваемое средней командой. Например, у Ак-Су рейтинг - 10, потому что команды совершали восхождение около 10 дней. Соответственно команда прошедшая Ак-Су за 10 дней получила =10 + 10 / 2 х 10 =10,5.

Судьи не могут повлиять на объективность. Выигрывает тот, кто лезет быстро сложный маршрут. Интрига была закручена вокруг Ак-Су - у нее самый высокий рейтинг - все маршруты близко к 10 . Победить легко. Нужно быстро пролезть северную Стену Ак-Су по сложному маршруту.

Мы выступали на чемпионате России от г. Кирова двумя связками: Ручкин-Пьянзин и Шабалин-Антонов и заявили маршрут Чаплинского. А на чемпионат Москвы мы с Пьянзиным собирались пройти Мошникова, а Шабалин-Антонов-Тухватулин-Лавров собирались пролезть симбиоз двух маршрутов, вариант Першина- Ведерникова.


Северная Стена Ак-Су. Верхняя часть Першинского бастиона

У нас действительно была хорошая физическая форма, и погода сделала все, чтобы показать, на что мы способны, хотя это редкость для сурового района Ляйляк. Неделю шли дожди, пока мы готовились к восхождениям внизу в Базовом Лагере. Дождавшись погоды, я и Пьянзин полезли на маршрут Чаплинского, Паша с командой на вариант Першина.

В третий раз лезу по стене, начало трёх маршрутов совпадает: Попова, Шабалина и Чаплинского. Может поэтому, набравшись наглости, мы решили проскочить быстро, взяв минимум продуктов и снаряжения.

У меня был замечательный напарник Вольдемар Пьянзин. Тома, жена Ильяса Тухватуллина, прозвала его птица. Он действительно был похож на птицу. Длинный, под 2 метра ростом, с длинными развевающимися волосами и орлиным носом, постоянно улыбающийся, – он был душа компании.


В базовом лагере. Вольдемар с Томой

Тома, будучи азиатской женщиной, по привычке очень рано вставала, заваривала кофиек, подходила к нашим палаткам и со словами: “Птичка, рибка, доброе утро, ваша мами пришла, кофейку принесла”, - будила нас. Мы жили в палатке с Вольдемаром и никогда не отказывались от такого блаженства - кофе в постель. Другие любили поспать. “Птичкой” - был Вольдемар, “рибкой” – я, потому что футболка, штаны и кроссовки у меня были фирмы “РИББОК”, и если заикаться на букве “Б”, не выговаривая “О” - получится рибка.

“Мами” - Тома стала за свою доброту и ласку, к таким уродам, как мы, после просмотра замечательного фильма, почти про нас, “Де Жавю”. Мы общались с Томой, которой не спалось, с удовольствием выпивали кофиек, ржали, вспоминая смешное и приятное. Продолжали, лежа, наслаждаться жизнью, оттого, что никуда в такую рань не надо переться.

Весь наш базовый лагерь помещался на красивой полянке под тенью елок и сосен и состоял из 5 палаток. Во всех жили, каждый по–своему, уникальные индивидуумы.

Владимир Терновский – наш неофициальный видео-оператор из Москвы, поехал просто за компанию с Сергеем Лавровым. Потом они должны были ехать под Победу. Андрей Антонов – отличный запевала и бессменный, надежный напарник Паши Шабалина.Ильяс и Тома Тухватуллины – наши бесценные “творческие узбеки”, которых мы просто любим. Их гостеприимный дом видел немало нашествий и песен под гитару за круглым столом. До экспедиций мы загружали свои организмы “изюмительными” фруктами и витаминами, спасались от жары в тенистом саду. После, откисали в тени и отогревались в бане. Ну и мы с Вольдемаром, теперь московским парнем из Магнитки.

В этом году мы первые заехали в ущелье Ляйляк. Поляны были еще пусты, и было как-то грустно, что стена Ак-Су так мало популярна и обделена вниманием стен Пти-Дрю или Эль-Капитана. Вечером вся эта дружная компания собиралась за каменным столиком при свечах, с кружками разбавленного спирта или чая, горланила песни и выпивала за успех нашего безнадежнейшего мероприятия. Душевно было. Все мы готовились к восхождению. Подгоняли и заносили снаряжение под стену.

Не многие решаются на такое опасное путешествие по вертикальной стене длиною в 10 дней. Из заграничных гостей только корейская команда и английская двойка альпинистов пролезли эту стену по несложным маршрутам.

Я благодарен, что Вальдемар согласился пойти со мной на эту авантюру. Может и согласился, потому что не знал, какая она -северная стена Аксу.


М-т Чаплинского. На уровне "носа"

Карниз на седьмой веревке проскочили без обработки. Все команды возвращались на ночевку под защиту карниза. Маршрут идет по разлому в стене, по которому после обеда идут потоки воды, и, если вовремя не уйти, может смыть. Вольдемар честно признался, что давно уже не лазил первым, но если придется, полезет. Меня это устраивало, я не люблю лазить вторым. На меня что-то нашло, и мы лезли с ускорением. Если в первый день пролезли - 6,5 веревок, во второй – 7, то на третий -10. Я понимал, как тяжело Вольдемару и последние 3 веревки после того как пролез первым, возвращался, забирал половину груза и поднимался по перилам.

Мы успевали проскакивать одни ночевки и на другие приходить еще засветло. У нас было второе прохождение маршрута Чаплинского и консультаций не у кого было взять, но потеряться было невозможно, т.к. маршрут логичный.

Уже в самом конце ледовой речки обнаружили клубок веревок, сброшенный командой Чаплинского, зацепившийся за камень и вмерзший в лед. Попытка отбить этот клубок и поменять на баранов была безуспешной и мы продолжили восхождение. Теперь это будет достопримечательностью маршрута.


Вольдемар на Северной вершине. Сзади видна Главная вершина


Ручкин на Северной вершине

Северную стену Ак-Су, 5217м по маршруту Чаплинского прошли в двойке за 6 дней. В то время еще никто не проходил так быстро северную стену Ак-Су, а тем более в двойке. Ночевали под вершиной. Утром сделали замечательные снимки на вершине и вниз.

Мы шли не на пределе, и еще оставались силы. Бегом ринулись по спусковому гребню. Чтобы не таскать туда-сюда снаряжение, спрятали его под самым большим камнем на леднике, который стоял на ледовой ножке, как огромный гриб. В лагерь прибежали уже в сумерках, где нас встречали с ташкентским радушием. Пока мы висели на стене поляны запестрели палатками других сборов - Красноярска, Перми, Магнитогорска.

Нас искренне поздравляли. Говорили, что нас уже никто не догонит. Нам было приятно, и мы расплывались в улыбках. Но есть еще Паша Шабалин - большой знаток Ак-Су, и может дать нам фору. Ну и красноярцы не лыком шиты, лучше нас лазают.

Мы с Вольдемаром откисали. Пальцы не сгибались и не разгибались, потрескались и ныли. Восстанавливались целую неделю и только на восьмой день начали готовиться к следующему восхождению.

Погода на удивление стояла солнечная. Когда подошли к камню, под которым спрятали наше снаряжение, у нас случилось частичное выпадение глазного яблока. Камень, стоявший на ледовой ножке, постепенно под действием веса и солнца заковал наше снаряжение в ледовый плен. И мы, как первобытные люди, острыми камнями выбивали его из плена, т. к. молотки тоже были там. Магнитка, которая шла за нами на подход, очень удивилась, как мастера прячут свое снаряжение, и сняла это на видео, чтобы перенять опыт.

Под угрозой оказался наш выход на стену. Половина френдов раздавлены и ремонту не подлежат. Карабины перекошены, и одна трубка от платформы смята всмятку. Все, что осталось в живых, мы занесли под стену. Cнаряжения явно не хватало на такую стену, и я побежал вниз в Базовый лагерь, чтобы заменить его. Паша запасался снарягой с лихвой, и на поляне стояла почти целая бочка. Набрав что недоставало, я побежал снова под стену.

Выход откладывался, т.к. мы не успевали починить платформу. В голову полезли всякие мысли о звоночках и что кто-то сверху оберегает нас от недоброго. Пришлось мысли насильственно отгонять и заниматься делом. Под стеной с нами приключился еще один казус.


Ночёвка выше "креста". Вольдемар на страховке

Как известно многие альпинисты на гору берут с собой фляжечку или бутылочку спирта, не пьянства ради, здоровья для. Чтобы ночью организм мог расслабиться от страшных нависающих карнизов, согреться и уснуть, в не слишком удобной позе, когда под тобой сотни метров пропасти. Представьте, как вы будете спать, если вашу кровать подвесить на уровне хотя бы 9-го этажа. Нам тоже неуютно, и мы не исключение. 50 грамм на ночь, с горячим чаем, делают ночевку в платформе комфортней. У нас было две пластиковые бутылки емкостью 1 литр. В одной немного спирта, а другая для воды. Они совершенно одинаковы. С утра, перепутав бутылку с водой, я налил спирт в кастрюльку, поставил на горелку накипятить чайку, и пошел к ручью набрать еще водицы. Вольдемар еще спал. А Магнитка с трудом потушила наш чаек, парившим огненным столбом над кастрюлькой, как Везувий. И уже во второй раз удивилась, теперь над тем, что пьют мастера на завтрак.

Весь следующий день мы выпрямляли, точили, пилили трубу и делали ее круглой. Свершилось чудо, и с помощью все тех же камней, молотков, напильников и еще какой-то матери, чуть перекошенная платформа стала собираться.

Стена дождалась своих кумиров. Теперь перед нами маршрут Мошникова, который постоянно находится в тени и имеет ледовые речки, по которым можно преодолеть основную часть маршрута, но не простую.


выше "креста"

Широкий ледовый кулуар упирается в отвесную стену, состоящую из системы трещин, забитых льдом, и очень ненадежной, но крутой скалой. Преодолевая один карниз, я стоял на клифах. Забивая верхний крюк в трещину, она расширялась, а нижний крюк под моим весом полз вниз. Вовремя схватившись за верхний крюк, я разгружал нижний крюк и перебрасывал клифы на верхний, чем спасал себя от полета вниз. И так продолжалось до тех пор, пока не пролез карниз.


М-т Мошникова. Вход в откол Мошникова

Микст на грани срывов, которых все равно не удалось избежать Но Вольдемар - надежная птица, не давал далеко улететь.

Гладкие плиты с тонкими щелями, уходящие в небо и залитые льдом. Буржуи, которые видят фотографии в отколе Мошникова, спрашивают – “Это Эль Капитан?”. “Да, - отвечал я, - только залитый льдом и поднятый на высоту 5 километров”.

Небольшой наш скарб позволял быстро двигаться. Платформа, как пионерка “всегда готовая” на ночевку, не беспокоила нас о ночлеге. Мы двигались до тех пор, чтобы засветло повесить еще платформу. А в сотне метрах левее мы наблюдали картину, которую создавали и озвучивали два художника Антонов – Шабалин на маршруте Чаплинского. Они пытались улучшить наш результат. С наступлением ночи, картинка пропадала, но еще долго озвучивалась голосами, - страховка готова, выбирай …..и т.д.


в отколе Мошникова. Лезет Ручкин

Уже при выходе на гребень с маршрута Мошникова мы услышали крики, обращенные к нам, но никак не могли найти источника. Потом увидели человека, вылезающего на “першинский” бастион. Оказалось, кричал Геша Кериевский со своей командой, которые лезли м-т Трощиненко. Они не рассчитали с продуктами, и шли уже несколько дней на подсосе. Геша спрашивал, как у нас с продуктами? Желудок у альпиниста меньше наперстка, а сил для игр и роста требуется ой, как много. Нас всего двое, поэтому мы меньше расходуем, чем команда в 6 человек. А так как пролезли быстрее, чем наметили, у нас кое-что осталось. Мы пообещали оставить для них супчики, бульонные кубики и даже шоколад на гребне. В ответ на все ущелье раздался радостный клич Гриши: “Это победа!”

Мы лезли по гребню. Пролазив выход на гребень с маршрута Чаплинского, решили посмотреть, где там Паша. До выхода им осталось пролезть еще две веревки крутого камина, залитого льдом, который я прошёл две недели назад. Перекинулись парой прикольных, ничего незначащих фраз. Шли они тяжело. Шабалин, то ли шутя, то ли всерьез, попросил скинуть для них перила, из двух наших связанных веревок. На что я, не думая, ответил, это же чемпионат и играть надо по-честному.

До вершины оставалось недалеко. Пятерочный гребень после трудной стены, был просто детской забавой. Сбегали на вершину, поменяли записку и вернулись к спусковой петле, на которую повесили свою платформу. Погода начала портиться, наступила темнота, а Антона и Шабалина все еще не было. Меня начали мучить угрызения совести, что я не сбросил им веревки в этот чертов камин. Совершенно вертикальный, полуразрушенный камин, в котором тяжело организовать надежную страховку. Вспомнил, как покрывал все матом, когда приходилось лезть почти без страховки. Началась метель, и скалы оделись в причудливые белые одежды, красивые для глаз, но страшные для лазания. Нам не спалось, ждали мужиков. И только около двенадцати ночи послышались голоса. Живы, и слава богу.


Вид со стены в ущелье Ляйляк

Они были неразговорчивы. Сбросив тяжелые рюкзаки, они стали собираться на вершину. По условиям чемпионата команде засчитывалось количество дней, а не часов. Если Паша с Антоном сегодня залезут на вершину, получится 6 дней прохождения маршрута Чаплинского, и они победители. Залезут завтра, шансы у нас равны. И у нас, и у них будет прохождение Чаплинского за семь дней. Формула учитывает только дни.

Но лезть ночью по заснеженным скалам было безумием. До вершины 3-4 веревки приличного траверса туда и обратно. Тем более они были выжаты, как лимон. Чтобы как-то разрядить обстановку я предложил Паше следующее. Вы выиграли, пролезли чуть быстрее нас маршрут Чаплинского. Они не идут сейчас на вершину, сходят утром, так менее опасно. Видимости нет уже полдня. Судей нет, никто не узнает, а мы никому не скажем. Чего зря скотину мучить. Реально оценив обстановку, они согласились.

Но что-то внутри меня протестовало. Ведь это я дал Паше подробнейшую консультацию по маршруту, как лезть, где искать шлямбура, где отличные станции для ночевок. Шабалин - отличный лазун и хороший тактик. Но в этом году мы были сильнее.

Через несколько лет в Киеве я познакомился с автором этого маршрута с Игорем Чаплинским. На кухне за рюмкой чая, он, крутя свои великолепно торчащие в стороны усы, рассказывал, как в жуткую непогоду им пришлось лезть 9 дней. А я говорил, как мы лезли его маршрут. Мы вспоминали про нашу Ак-Су.

Маршрут Мошникова слабее маршрута Чаплинского, но мы его пролезли с хорошей скоростью. И у нас были шансы на победу. Я не помнил рейтинги маршрутов, чтобы подставить в формулу. Но там, на Ак-Су, мне хотелось выиграть и выиграть честно.

Спустились за день. Мне не терпелось подставить в формулу наши с Пашей результаты. Несмотря на то, что рейтинг Мошникова был ниже, прохождение его за 5 дней выводило нас на первое место. Цифры говорят сами за себя.

Владимир Языков - судья чемпионата, оказывается, наблюдал в бинокль за нами и Пашей, итак, мы были явные претенденты на первое место, и не знаю, как бы все обернулось, сбрось мы веревку в тот камин.

Так как по условиям чемпионата можно было подать любое восхождение, я заявил на чемпионат России маршрут Мошникова. Мы с Вольдемаром стали чемпионами.


Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999- Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100