Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

"Горы в фотографиях" - это любительские и профессиональные фотографии гор, восхождений, походов. Регулярное обновление.
Горы мира > Сибирь >

Пишите в ФОРУМ на Mountain.RU

Автор: Николай Чуприк, г.Долгопрудный, Моск.обл.


В стране, где наледь голубая

Лыжная туриада в Забайкалье

Во всероссийской лыжной туриаде 1999 года на Северомуйском, Южномуйском и Муяканском хребтах участвовало несколько команд из Москвы (Васильев /5 к.с./, Лещенко /5 к.с./, Романенков /5 к.с./), Железногорска (Семилет /5 к.с./, /3 к.с./), Улан-Удэ (группа МЧС Бурятии /3 к.с./) и группа из Литвы /5 к.с./. “Столицей” туриады стал город Северобайкальск, а маршруты начинались и заканчивались на разных станциях БАМа: Новом Уояне, 555 км, Таксимо, Северомуйске. Группы были обеспечены радиосвязью друг с другом, Железногорском-Илимским и Новым Уояном. Я шел в составе группы Васильева, вот мои впечатления.

1 день (17 февраля)

Маршрут начинается от автомобильного моста через Котеру на трассе Кумора – Новый Уоян. Сюда от БАМа нас забросили на автобусе. Здесь таежная равнина упирается в горы.

Пошли на лыжах по Котере вверх, теперь реки станут нашими основными ледовыми дорогами. Отвык от гор, поэтому сейчас они выглядят очень высокими, и в моем восторженном воображении, наверное, рисуются более красивыми, чем есть в действительности. Впрочем, приятная солнечная погода способствует такому восприятию и отличному настроению.

Скоро нас догнал охотник на “Буране” и помог забросить часть вещей на 9 км дальше по реке. Тепло, постепенно раздеваюсь, наконец, остался в одной футболке.

Лед ровный, тонкий слой снега, местами иду коньковым ходом, хотя, этому несколько препятствует рюкзак за плечами.

Остановились на ночь, пройдя более 15 км. Группа литовцев, стартовавшая с нами, пошла еще дальше до зимовья в устье Янчуя. Ребят можно понять, у них в отличие от нас нет печки.

Сделал первые выводы по снаряжению. Больше груза переложить из рюкзака на санки, удлинить упряжь, намазать лыжи (я уже второй поход пошел на пластиковых лыжах “Fischer”).

2 день (18 февраля)

Утром, пока все спят, встает дежурный, разжигает печку и идет готовить завтрак. В 6.30, когда начинает светать, все просыпаются, и в палатку подается еда.

Собираемся очень организованно – выходим уже через 1 час 40 минут после побудки. Во всем чувствуется большой опыт участников группы, которым в основном 30-40 лет (я же самый молодой). Да и поход все-таки 5 категории сложности.

Догнали и перегнали литовцев. Свернули с Котеры на ее левый приток Янчуй. Несколько дней пойдем по нему вверх. Движемся легко и быстро, во многом благодаря запорошенному следу “дутика” – местному охотничьему транспорту, представляющему собой мотоцикл на трех здоровых баллонах.

В конце дня мы с Володей, идя впереди, “включили” очень высокую скорость. Убежали искать место для ночевки, топтать в снегу площадку и ставить шатровую палатку “Зима”.

Вечером на биваке трудимся так же организованно. Каждый занимается своим делом. Обычный порядок таков: я и Дима ставим палатку, Света ее застилает внутри, Паша собирает и разжигает печку, Коля, Саша, Миша, Вова занимаются дровами, дежурный готовит ужин на костре. Распределение обязанностей менялось лишь в зависимости от того, кто дежурит. Менее чем через час все уже залезают в теплую палатку и ужинают.

3 день (19 февраля)

Потеряли коробку для аккумуляторов видеокамеры, перекопытили всю стоянку – не нашли. Теперь “кина не будет”.

Литовцы, оказалось, стояли от нас в получасе выше по Янчую. Когда мы к ним подошли, выяснилось, что они забыли во вчерашней избе документы (визы там всякие, паспорта) и теперь кто-то из них сдает норму ГТО, побежав обратно.

Мерзнут ноги. Сделал посвободнее крепления, стало заметно лучше. День особо ничем не запомнился, если не считать встречи с мужиком, живущем в избе на Улике, и тем, что Паша на обеде долго и усердно долбал лед на реке, но до воды так и добрался.

Наша группа вырвалась вперед остальных, но вечером нас неожиданно догнал Железногорск и встал лагерем рядом. Вечером развернули 36-метровую антенну радиостанции, и состоялась связь. Услышали радиолюбителя из Новой Чары, а на базовую станцию в Новом Уояне, обеспечивающую поддержку туриады, так и не вышли.

4 день (20 февраля)

Тропежки лыжни, можно считать, почти нет, хотя первый и сменяется минут через 5-10. К обеду местность стала сложнее. Янчуй превратился в неширокую речку. В русле выступают камни, открытая вода. По берегу идти тоже не проще - крутой склон, тайга, снега стало гораздо больше.

Пошли “первый без рюкзака”. Лидер оставляет рюкзак и прокладывает лыжню налегке (хотя это совсем нелегко). Потом сменяется, возвращается за грузом и встает в конце группы. Скооперировались с подошедшими литовцами, дело потихоньку двинулось.

Однако после обеда стало совсем плохо. На полукилометровом участке корячились часа полтора. Каньон, по руслу не пройти, по берегу тоже очень сложно. Много снега. Не забывайте еще про санки, которые мало того, что цепляют деревья и вязнут в снегу, они постоянно стремятся кувырнуться вниз по склону.

Прошли мало. Вечером пока одни ставили лагерь, “группа А” из Димы Олишевского и кого-то из литовцев до темноты обрабатывала маршрут на завтра.

5 день (21 февраля)

По проложенной лыжне быстро проскочили первый переход. Дальше началась наледь. Реки в этих местах промерзают до дна, и прибывающая вода выходит на поверхность, намерзая сверху. Так постоянно образуется свежие слои льда непокрытые снегом - настоящий каток. Это и есть наледь.

Они бывают самые разные: голубые или белые, прозрачные или матовые. Бывает, лед вспучивается, образуются трещины и бугры. Передвигаться по наледи на лыжах сложно. Вниз еще можно ехать, а если идешь вверх, то приходится одевать кошки. Сегодня первый раз столкнулись с такими участками, однако, потом мы только по льду и ходили.

Попрощались с литовцами, они пойдут через перевал на Мую. Наша же группа теперь в одиночестве повернула на озеро Сэл. Яркое солнце, красивая панорама Муяканского хребта, обед, вот радости этого дня.

Огорчения начались потом. Подходим к перевалу в долину Бугорикты. Глубокая тропежка (сантиметров 40), да еще набираем высоту. Вымотался, пока тащил санки по лыжне, в которую они не помещаются по ширине. Они идут как бульдозер, сгребая снег. При этом еще лезешь вверх, борясь с проскальзыванием пластиковых лыж.

Надоело, пошел в две ходки. Сначала основной рюкзак, потом возвращаешься обратно, забираешь рюкзак, который едет на санках. Конечно отстал, несмотря на то, что работал без привалов.

6 день (22 февраля)

Ясно, мороз -32. Утром мерзнут ноги, приходится быть особенно внимательным, чтобы не заработать обморожение. Перевалили в Бугорикту. Глубокая тропежка продолжается, хотя уже под уклон. Опять две ходки. Заметное оживление и радость создала подошедшая справа лыжня группы железногорцев - теперь идти легче.

Вскоре вышли на большую наледь. Покатили вниз на лыжах. По наклонному льду очень быстро набираешь скорость, поэтому катание сводится к попыткам затормозить или повернуть. Несмотря на металлические канты на лыжах это не легко, и очень много проезжаешь по инерции. К сожалению, санки, которые несутся сзади, не знают, что ты хочешь повернуть или затормозить, и летят вперед, рискую сбить или сдернуть тебя в сторону. Много мокрых наледей, таких, по которым сверху течет вода слоем до нескольких сантиметров. Летят брызги, обмерзают лыжи, крепления, обувь, но все равно весело.

Ниже речка вошла в каньон, появились частые перекаты – зимой это ледяные ступеньки высотой до метра. Катание на лыжах наполнилось новым смыслом. Бурлит адреналин. Несешься вниз по ледяным уступам, отчаянно царапая лед лыжами и палками. В любую минуту за поворотом может показаться крутой лед или водопад. Не успеешь остановиться, тогда берегись. Это похоже на экстремальный сплав большой категории сложности.

На слиянии истоков Бугорикты установили закладку (продуктовый склад) №1, вернемся сюда 5 марта. Здесь я оставил так надоевшие мне саночки.

Видимо на радостях пошел с удвоенной энергией. Убежал вперед и догнал группу железногорцев, они пили чай. Быстренько угостился халвой и пошел дальше делать лыжню. В итоге оторвался от наших где-то на километр, за что и получил замечание от руководителя.

Заночевали в лесу под неизвестным перевалом, который пойдем завтра. Началось мое дежурство.

7 день (23 февраля)

До перевала выдалась глубокая тропежка лыжни, а дальше начались камни. Пешком не пойдешь, слишком много снега, а на лыжах тоже не удобно. На склоне же оказался наст, который выдерживает человека, мы засунули лыжи в рюкзаки и двинулись вверх пешком. Однако радость оказалась недолгой, скоро снег начал проваливаться, обнаруживая пустоты между камней. Сначала немного, а потом все больше и больше. В какой-то момент моя нога ушла на всю длину, а дна все нет. Когда вылез, посмотрел, там оказался провал метра три.

Перевал назвали Южная Бугорикта. Отметили восхождение шоколадкой и поехали вниз. Из-за глубокого снега хорошего катания не получилось, это вам не Хибины. А в зоне леса мы совсем увязли в снегу. Но, тем не менее, слаженно тропили по очереди без рюкзака.

Около пяти вечера остановились перед входом в каньон. Не понятно, что ждет впереди, да и праздник сегодня. Решили встать на ночевку пораньше, Саша и Миша, тем временем, ушли вперед, “нарисовать” лыжню по каньону.

День защитников Отечества был отмечен изрядной пайкой спирта и чего-то еще вкусного, не помню. Потом явились в гости железногорцы, которые шли сегодня по нашей лыжне. Отсутствие гитары не помещало нам до отбоя петь песни.

8 день (24 февраля)

По обработанному маршруту, “по готовности” вышли на перевал. Сложности никакой, но лыжи, несмотря на обильную смазку, бывают “отдают” на подъеме.

Поднявшись выше зоны леса, восхищались резным хребтом, показавшимся на востоке. Погода пасмурная, лишь иногда проглядывает солнышко, мне пришлось минут 20 выжидать удачного освещения, чтобы сфотографировать эту красоту. На спуске попытался изобразить катание, но удовольствия не получил - чуть ниже перевала глубокий снег.

Теперь мы оказались в верховьях реки Левый Укуолкит. Это одна из красивейших долин Южномуйского хребта. Со всех сторон нас обступили отвесные скалы и грандиозные пики. Один из них (гора 2581) особо выделяется своей красотой. Но, как правильно было замечено, на этой вершине никто никогда не был и не будет, редкие туристы заходят в этот труднодоступный и неизученный район.

Оставили закладку №2. Уходим на сложное техническое кольцо по массиву Карт: перевалы Аленка, Руслан, Парабола. Сюда через 4 дня. После обеда взяли в рюкзаки дрова для печки, выше леса нет.

Под вечер успели набрать высоту и подойти под Аленку по довольно сложному рельефу. Первая холодная (на примусах) ночевка.

9 день (25 февраля)

Горное снаряжение одели в палатке, т.к. одевать его потом на холоде и, возможно, на ветру удовольствие ниже среднего.

До перевала Аленка рукой подать – не более 2 км, но километрами путь тут не измеряется. Корячимся, пробираясь на лыжах между камней, медленно продвигаемся вперед. Наконец подошли к перевальному взлету. Обсудили подъем. Шли сначала на лыжах, потом на кошках. Верхняя часть склона, где наметили навешивать перильную страховку, оказалась проще, чем казалось снизу. Нахожусь в хорошей физической форме, так что, наверх вылез первым и отыскал пролежавшую здесь 10 лет записку Сафонова, совершившего первопрохождение перевала 9 августа 1989. Зимой же до нас здесь никто еще не был.

Спуск мне показался простым, и я задержался на перевале, пока фотографировал и снимал кошки и страховочную систему. Чуть ниже снова задержался, пока одевал кошки – за перегибом склона, оказался крутой участок. А все меня ждали, нехорошо.

Увидели громаду пика Карт и наш следующий перевал Руслан. Но с запада подул крепкий ветер и заставил нас раньше срока поставить палатку. Здесь на высоте дров нет, для печки пришлось собирать всякие палочки. К вечеру погода ухудшилась, началась пурга.

10 день (26 февраля)

Ветер ничуть не стих, а наоборот усилился. Вынужденная дневка. Лежать в спальнике нет никакой силы, поэтому, пока остальные дремлют, сели у печки вместе с Димой и Володей и разговариваем.

Сегодня пришлось решать задачу. Дано: температура -30, скорость ветра 20 метров в секунду. Определить, какой стороной к ветру следует сесть, чтобы справить большую нужду?

Кому не лень прогнозируют погоду. Но барометр скачет как угодно, поэтому скоро мы перестали придавать его показаниям значение, впрочем, как и загадывать погоду.

Следующая ночь была богата на происшествия. Сначала Мише со Светой показалось, что кто-то кричит в пурге со стороны перевала, и пришлось выбежать в ночь, чтобы кого-то спасать. Никто бы не придал значения каким-то звукам, но сегодня по графику упомянутый перевал должна была проходить группа Семилетова. Через полчаса ветром сломало печную трубу, скрученную из листа жести.

11 день (27 февраля)

Погода упорно не хочет исправляться. Больше отсиживаться нельзя, продуктов осталось на два дня. Придется идти вниз по ручью Ветвистому, а за заброской №2 сходить частью группы, пока остальная будет ждать на Укуолките в устье ручья Визбора. Как раз два дня, если все пойдет удачно.

Все паковали рюкзаки в палатке кроме меня, потому что я несу ее родимую. Самое трудное – утренние сборы. Дневной минимум температуры, малая подвижность, многое приходится делать голыми руками на морозе. А перед тем, как идти, надо заставить себя снять пуховку. Но сегодня на маршрут вышли в куртках и ветровых масках - открытые участки тела мгновенно обжигает морозный ветер.

В зоне леса ветра почти нет, так что почти нелепым кажется, что наверху бушует пурга. Встретили группу литовцев, поднимающуюся к перевалу Руслан и пику Карт. Радостная встреча, обмен впечатлениями. Им сильно досталось на перевале Аку, погода была жуткая, и у них есть помороженные. Пугают, что в долине Аку много камней и нет снега, они в основном шли пешком.

В низовьях ручья Ветвистый любовались красивыми голубыми ледопадами, ниспадающими в каньоне тремя ступенями 10, 8 и 5 метров. А далее на Укуолките получили несказанное наслаждение от катания по наледи, тихого солнечного вечера и красивых видов. Все это сразу было похоже на счастье. Именно за этим люди и идут в поход, лишают себя уюта, напряжено работают на маршруте.

12 день (28 февраля)

Радиальный выход за заброской №2 в верховья Левого Укуолкита – это 46 км. Совершенно очевидно, что мы вернемся затемно, хотя Васильев считает, что часа в 4 дня мы уже будем на месте. Пошли вчетвером Володя Иванов, Дима Олишевский, Коля Золотарев и я.

Сначала путь лежал по широкому руслу Укуолкита, то заваленному камнями, то покрытому фантастически прозрачным льдом. Далее по тайге вдоль Левого Укуолкита, потому что идти по реке совершенно невозможно – одни камни. Тут оказался самый сложный участок. 6 км бурелома, да еще подъем 300 метров. Хотя идем налегке, но лыжи, висящие за спиной, цепляют ветки, доставляя много проблем. Выше по течению характер долины изменился, и наша боевая четверка быстро пошла на лыжах по замерзшей реке, покрытой нетолстым слоем снега.

У склада были в 3 часа. Развели костерок и попили чаю. Теперь обратно. Покатили очень быстро, хочется проскочить злополучный бурелом до захода солнца, но это вряд ли получится. Утешает одно, полнолуние.

Часто на реках лед намерзает между камней, образуя внизу пустое пространство. Когда идешь по такой корке, которая ничем не отличается от обычной поверхности, часто проваливаешься между камней порой по колено, а то и по пояс. На этот раз такой лед стал причиной поломки лыжи. Коля своим весом переломил "Бескид" пополам. Благо снег неглубокий, и он смог идти дальше пешком.

Пришли в лагерь в половине десятого вечера. Нас ждал плотный ужин - Паша весь день варил мясо кабарги, найденной в охотничьем капкане.

13 день (1 марта)

Утром было минус 18 градусов тепла, и довольно пасмурно.

Поднимаемся по ручью Визбора. Здесь нас ждали самые грандиозные наледи. Более десяти километров голубого льда. Во многих местах нас встречают застывшие перекаты и водопады, а на границе зоны леса пришлось идти по гигантскому каскаду длиной несколько сотен метров, занимающему всю ширину долины.

Дружно шагаем по льду. Стоит хруст, создаваемый 9 парами кошек, который слышен даже из-за поворота реки. Если же вдруг звук стихает, это значит, что мы вышли на мокрую наледь, и зубья кошек погружаются в воду. Верховья ручья представляют мрачное зрелище. Угрюмые каменистые склоны, редкие сухие стволы торчат из наледи, пасмурно и ветер.

14 день (2 марта)

Прогноз погоды, полученный еще в Северобайкальске, похоже, сбывается. Начало марта ознаменовано похолоданием. Термометр упал до 33. Сегодня делаем непростой на спуске перевал Аку. Ощущаю в себе избыток сил и на подъеме пру как экспресс. Широкая перевальная седловина обрывается на север зеркальными скальными сбросами. Лишь в одном месте склон прорезает узкий кулуар, по которому предстоит спускаться. Навесили пару веревок там, где предстояло идти по ледку, дальше спустились на кошках без страховки.

Цирки в верховьях Аку представляют изумительное зрелище. Скалы совершенно непохожие на другие, виденные мною в природе и на снимках, - абсолютно отвесные стены с интересной структурой, напоминающей причудливые узоры. Лагерь стали ставить выше зоны леса, т.к. дальше начинался крутой каньон, и спускаться по нему на ночь глядя не хотелось. Палатку растягиваем на ровном льду, используем буры. Ночью слышно, как трещит лед, распирая берега ручья.

15 день (3 марта)

Морозы за тридцать похоже ударили надолго. Сегодня крайне неприятно было собираться. Холодно. А ветер, дующий с хребта, добавляет утренней свежести. У нас первые потери. Коля Золотарев на вчерашней постановке лагеря получил обморожение трех пальцев на руках, впрочем, как и Миша Васильев, у которого прихватило руки, когда он работал с фотоаппаратом.

Спускаемся вниз по речке Аку к Муе. Литовцы обещали здесь ужасные камни и отсутствие снега. Но пока что идти не сложно, благо есть лыжня. Хотя, видно, прокладывать ее, да еще, двигаясь вверх по течению, было не просто. Ближе к вечеру в русле реки действительно появились завалы из здоровенных валунов. А после тропа литовцев вообще повернула далеко от реки и пошла по бесснежному лесу.

Мое дежурство выпало непростым. Реки и близко нет, лед не наколешь. Пришлось обегать пол-леса, собирая в котлы редкий снег. Но все же мне по праву принадлежит звание самого оперативного дежурного. Ужин готов раньше, чем уложена палатка.

16 день (4 марта)

Удивительно насколько велика разница в количестве снега в разных долинах. Толщина снежного покрова упала до нуля. Сосновый бор освещен солнцем, под ногами чистый хвойный ковер. Пейзаж можно спутать с летним, если бы не мороз. Он хватает за нос, щеки, уши, которые приходится периодически оттирать, дабы их не отморозить.

Диалог между Сашей Бубновым и Мишей Васильевым:

– Миш , сколько еще идти до привала.

– Минут 15.

– Может быть, здесь отдохнем, а то там дальше снег начинается.

Обедали на высоком берегу Укуолкита у очень основательного зимовья. Охотник бывающий здесь, видно, хозяйственный, тут и печь для выпечки хлеба, и ледник, и баня.

Мы идем по широкой, километров 8, долине Муи. Горы отступили вдаль, тем самым, открыв изумительную панораму Южномуйского хребта. Муя представляет собой в этих местах широченную гладкую наледь, болотистые берега заросли частым кустарником. Скользить на лыжах сложно. Я совершенно не ожидал такого частого хождения по льду и взял палки с затупленными концами. Ими совершенно невозможно отталкиваться, поэтому иду очень медленно. Впрочем, остальные движутся не быстрее из-за того, что их "Бескиды" (деревянные лыжи с прикрученными к ним металлическими кантами) наоборот цепляют лед и почти не скользят.

Нашел способ более быстрого передвижения. Катишься, нащупывая палками впереди себя неровности во льду. Когда наконечник палки попадает в трещинку, можно с силой оттолкнуться от этой зацепки и получить значительный импульс. Итак, до следующей трещины. Этот способ требует внимания, и по сторонам смотреть не приходится.

17 день (5 марта)

Первые три перехода шуршу впереди, повторяя крутые загибы Бугорикты. Минус 35. Борода, ресницы, ворот, все покрылось слоем инея. Как всегда на первом переходе мерзнут ноги, но потом отходят. К 10 часам солнышко поднимается выше, и идти становится веселее. Мокрые наледи видны заранее - над ними висит пар.

Сегодня прочувствовал закон подлости по-забайкальски. Идешь по наледи на лыжах, неудобно, но вроде бы она скоро кончится. Как бы не так. Наконец одеваешь кошки. За следующим поворотом, конечно же, начинается снег, а ты продолжаешь чапать по нему в кошках в надежде, что скоро выйдешь на лед, а его все нет. И вот, не дождавшись, опять встаешь на лыжи. Как вы догадались, тут-то и встречается наледь. Так и ходишь весь день в противофазе.

Сегодня настроились на серьезную работу – в первой половине дня выйти к продуктовому складу №1, а после обеда упереться в склон нашего последнего перевала Муямаскит.

В закладке оставались санки. Снарядил их, и теперь они снова тащатся у меня за спиной. В целом день удался, непростая программа выполнена на все сто.

18 день (6 марта)

Поднялись на перевал. Там довольно неприятный ветер. Хотели разъесть перевальную шоколадку внизу, но из уважения к традиции скушали ее наверху. Спуск был недобрым особенно с моими пластиковыми лыжами. Склон весь покрыт стлаником – мелким кустарником, вылезающим из снега. Управлять лыжами становится почти невозможно, несешься, хватясь руками за ветки, чтобы сбросить скорость.

Ниже по ручью ехать стало лучше, покатались с удовольствием. В конце дня вышли на реку Котера, по которой пойдем вниз до автомобильного моста. Здесь прошли уже несколько групп, участвующих в туриаде, но мы удивлены, что места ночевок попадаются слишком часто, и, кроме того, судя по следам, кто-то постоянно идет без лыж. Это настораживает, что-то не так.

Недалеко от этого места находятся горячие сероводородные источники, однако заглянуть туда не получится – времени у нас в обрез, а до БАМа порядка 110 км.

19 день (7 марта)

С утра мое дежурство. Резво поднялся, разжег печку и раздетым (без пуховки) вылез на улицу готовить завтрак на костре. Холодно не было - через пару минут уже развел огонь. Мороз пробрал, когда посмотрел на термометр. Стрелка стояла напротив отметки –38ºС.

Перед выходом случилась неприятность. Когда выносил на реку санки, рюкзак, лыжи, почувствовал, что лед подо мной проваливается. В первый миг подумал, что просто пробил ледяную корку, под которой, как это часто бывало, пустота. Однако нога стала погружаться во что-то вязкое. Вода! Намочил одну ногу и руку. Пришлось спешно развести костер и переодеться. Интересно, обувь до конца не промокла, вода превратилась в лед, проникнув всего лишь внутрь бахилы, ботинок остался практически сухим.

Целый день идем вниз по Котере. Озадачивает лишь то, что на это место у нас нет карты, и никак нельзя знать, сколько же идти до моста, где мы начинали поход, и куда теперь стремимся. По нашим оценкам идти более двух дней. Вот мы и идем.

Второй раз за поход сильно устал, так что на постановке лагеря руки с трудом поднимают палатку. Однако через полчасика уже оклемался.

20 день (8 марта)

Утром прибежали две собаки. В километре ниже оказалась обитаемая охотничья избушка. От охотника узнали новость - один из участников группы Лещенко (Москва) серьезно травмирован. Он поскользнулся на наледи, сломал ключицу и получил сотрясение мозга. Вот почему так часто попадались ночевки, начиная от Бугорикты.

Третий день шарашим по ровному льду. Я иду в хвосте на удалении около 100 метров от группы, потому что, если идти вплотную, можно одуреть, глядя на задники лыж впереди идущего. Дорога однообразная и совершенно ненапряжная. За время дневного перехода успеваешь передумать все мысли от еды до теоретической физики. Порвал второй тросик на креплениях, поставил последний запасной.

К обеду "вошли в карту". Я этого долго ждал и давно пытался узнать местность, изображенную на краю карты, откуда мы должны были появиться. И вот теперь наконец-то все сходится.

Достигли устья Янчуя. До моста остались те 17 км, которые мы прошли в первый день похода только в обратном направлении. Близость окончания путешествия поднимает настроение. Да, кстати, забыл, сегодня 8 марта, с праздником, дорогие женщины.

21 день (9 марта)

Здесь мы уже шли. Узнаем места, где когда-то останавливались на привалы. Несложно прикинуть, сколько времени осталось идти до дороги. Но известный путь, почему-то, кажется длиннее, или это уже накопилась усталость за столь долгий поход. Наконец за очередным поворотом показался мост, это событие было встречено радостными криками. Остался последний 380-й километр похода.


Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999- Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100