Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

"Горы в фотографиях" - это любительские и профессиональные фотографии гор, восхождений, походов. Регулярное обновление.
Горы мира > Сибирь >

Пишите в ФОРУМ на Mountain.RU

Автор: Андрей Калашников, г. Чита

 

Лед и камень

 

Горный поход II категории сложности в районе хребта Кодар

Маршрут: село Старая Чара – ущелье реки Средний Сакукан – ГМС – ручей Медвежий – озеро Сюрпризное – перевал Сюрприз (2А-2700) – озеро Бюрокан – перевал Ленинградец (2А-2570) – ледник Советских Географов – перевал Советских Географов (2А-2700) – ледник Бабина – перевал Верхне-Сакуканский (н/к) – радиальный выход к леднику Колосова – река Верхний Сакукан – ж/д – поселок Чара.

Август 2002 г.

Участники похода: “Старички” - Андрей Калашников, Руслан Хлобыстин, Вадим Иванов (Иваныч).

“Молодёжь - студенты” - Костя Клишин, Ромка Шмелёв.

Кодар – “гора-камень”. Я вновь пришёл к тебе, такому грозному и величавому. На этот раз привёл команду, наполовину новых, не испытанных твоей суровостью, ребят. Что скажешь мне, Кодар? Как примешь нас? Пустишь ли нас в свои потайные места? Какие испытания приготовил нам?

Ну, что-ж, - мы пришли, мы идём к тебе Кодар! И где-то там, в твоих горах, уже написан сценарий, и мы все будем подчинены именно ему в тот нужный час, и мы сделаем то, что задумывали…

… Всё та же, до боли знакомая дорога – тропа вдоль реки Средний Сакукан, быстро доводит до ГМС. Здесь, как всегда, людно. Команды уходят на маршруты, приходят. Изба практически не пустует. Но, мы, по старой привычке, не остаёмся на ночь, и уходим по Медвежьему в верх. Угол наклона пути стал резко рати. К тому - же, вновь, как и раньше, основная часть подхода к горам, защищена зарослями кедрового стланика. Он, почему-то, не хотел нас пускать к вершинам. К тому - же, каждый из нас получил новую возможность проверить своё терпение.

Когда тропа перед тобой начинает упираться в небо или нырять между упругими ветвями, а в голове – тик – так, тик – так, - ощущение лёгкой обескураженности довольно быстро меняет чувство злобной решимости дойти или доползти до ровной площадки с водой во что бы то ни стало.

Глаза уже бегло высматривают каменистый горизонт за кромкой последних кустов. Теперь угол наклона всё более “поднимает настроение”. Перед нами высятся два крутых ригеля с общей высотой подъёма 170 метров. Оглядываюсь назад к ребятам: “Что - ж, братцы, считайте, что горы в вашем распоряжении (или мы в их).

30 – 20 - 10 шагов. Всё меньше идёт счёт до очередного отдыха. Легкие, как меха, раздувают грудь. Язык провалился, прилип к нёбу. Как хочется пить! Тяжёлые вибрамы волочатся по камням. И, это только на второй день маршрута. Что будет дальше?

Группа непроизвольно делится на две части. Первая, передовая, ещё бодро пытается прорваться через бастионы камней. Мысли ещё тешат нас о сказочном озере Сюрпризное. Костя и Ромка, самые молодые в команде, уже лишились радости жизни и с трудом переставляют ноги.

Нам хорошо, мы уже почти поднялись в висячую долину, к озеру. Хотя, его еще не видно за очередной грядой камней. Но уже, чувствуется сырая прохлада, исходящая от него. А вот им ещё сто метров по вертикали. Да! Позавидовать пацанам сейчас трудно.

… А вот и озеро. Оно уже спряталось в тень. Контуры гор упали в его гладь. По противоположному берегу, прочь, медленно ползёт солнечный луч. В панораме приземистых вершин и островерхих пиков, уходящих вдаль хребтов чувствовалась вечерняя зябь, тихая неподвижность. Горы затихли…

Наше созерцание прервалось тревожными мыслями о парнях. Что – то долго их нет? Надо идти назад, смотреть, не случилось ли чего. Оставляем рюкзаки на площадке, быстро сбегаем вниз. Без тяжёлых “заплечных друзей” чувствуем себя как космонавты, высадившиеся на Луну. От сердца отлегло, когда услышали редкие голоса, а затем, увидели замученные лица. Всё! Вместе! Теперь остаётся поесть и срочно забраться в спальник, что бы отыскать в нём долгожданный сон.

Утро встретило нас лёгким морозцем и ласкающей тишиной. На озере образовался тонкий, прозрачный лёд. Кто – то из ребят бросил камень. Он лишь только вонзился в сырую мякоть.

- Ух - ты! – одновременно воскликнул народ, и через пару секунд, вдруг ощутили настоящий холод. Скорее собираться и вверх к солнцу.

Ещё вчера заметили, что давно остались позади последние, редкие кустики болотного багульника и стланика. Сегодня уже уходим прочь от травянистых островков. Уже всё чаще нога ощущает холод льда и шероховатость камней. Ну что, казалось бы, хорошего в хаосе каменных громад, или едва покрытых корочкой лишайников, или же совершенно голых и почерневших, потрескавшихся от солнца, снега, холода и воды? Почему так легко дышится сегодня на этих бесконечных камнях, по которым так нелегко пробираться?

“С детства тянет человека даль, ширь, глубина, высота, неизвестное и опасное, и здесь, в этом горном краю мы получаем всё сразу”.

И даже, в данном походе, удачное прохождение первого препятствия – перевала Сюрприз, - событие исключительной, эмоциональной напряжённости, некоторый апофеоз горного похода. С его седловины открылся изумительный вид главный водораздельный хребет. Вокруг свет и воздух, океан воздуха. Простор, какого не сыщешь ни в степи, ни на море! Горы широко и привольно высятся тут и там, волнами уходят в безбрежную даль. А в центре, как корабль – флагман, плывет величаво пик БАМ. Я всматриваюсь в его черты и вспоминаю август 99 года. Вот чётко виден наш путь подъёма – “серп”, вон полка под самой вершиной, где обедали. А где – то ниже, метрах в 150, должна быть ещё одна, где ночевали, попав на спуске под сильный дождь. Это было тогда, а сейчас мы здесь, стоим на перевале, и цель наша – ледники.

Через пару минут приготовлений нас ждёт спуск. Там внизу, на безопасной горизонтали, придут чувства. А сейчас, то, что происходит, лишь часть нашей жизни, где судьбу свою посвящаешь титановому крюку, вбитому в щель стены и тонкому шнуру, толщиной 10 мм. Не знаю как “старичкам”, но Ромке и Косте – как “перворазникам” - наверное, жутковато болтаться с тяжёлым рюкзаком на высоте 2700 метров. Я, как руководитель похода, рискнул взять этих ребят с собой. Они поверили мне, я поручился за них. Теперь нет пути назад – главное не отступиться от общей идеи, а мне остаться твердым в своём решении, сильным и спокойным в любой ситуации.

Ну, что - ж, это только начало разминка перед большими событиями. А сейчас, после благополучного спуска, мы заслужили немного отдыха для восстановления утраченных сил…

… Идём дальше. Погода третий день дарит тепло, солнце и чистоту горного воздуха. Нас влечёт человечье любопытство, жажда знаний, тяга через риск к постижению того, что не имеет ценности в городской среде. Всё теснее сдвинулись горы над нами. Сухой и холодный лёд открывает свою тайну. То тут, то там встречаем замерзших стрекоз и жуков. Хочется отогреть руками каждую букашку и отпустить к солнцу. Боимся, не хватит всех наших рук и дыхания. Значит, оставляем так, как есть – природу не обманешь. А впереди, на нашем пути, в сплошном оранжево – рыжем сиянии взмывает вверх, склон второго перевала – Ленинградец.

Половину пути подъёма проходим почти свободным лазанием, кое-где цепляясь за камни или врубаясь в снег. Но, потом, становится круто и небезопасно. В ход пошло снаряжение. Первым начинает обрабатывать стену Руслан. Звон удара молотка о металл разносится вниз по ущелью. Я пытаюсь снять кадры для будущего фильма. Вадим что – то бурчит над бухтой второй верёвки. “Молодёжь” пока отдыхает чуть ниже нас. Где – то тенькает капель…

Время идёт. Человеческие, крохотные фигурки, букашки на боку великана, медленно, но неуклонно двигаются дальше и выше, к седлу перевала. Каким слабым, тщедушным выглядит человек среди величия гор. Как уязвим он. Заденет, падая камень, не то сам сорвется на крутизне, а горы будут стоять спокойные, уверенные, безразличные на фоне безграничного неба.

Вот и перевал. Я закрепляю верёвку, даю “готовность” по рации и наконец расслабляюсь. Я хожу по земле, среди редких, но стойких кустиков, пожухлой травы. Отдыхаю на его поверхности, радуюсь как ребёнок, горжусь тем, что вижу. Лавиной идут мысли о том, что можно видеть много разных живописных горных пейзажей и не запомнить ни одного. И можно полюбить только один пейзаж с первого взгляда, запомнить его более ярко, чем встреченных в дороге людей. Далеко под ногами мощный язык ледника Советских Географов полз по всей ширине долины. На его поверхности видна каждая морщинка и трещинка. Радость, восторг жизни и красок. Яркие лучи ниспадают каскадами жизненной энергии по всему горизонту. Всё рвется к солнцу. В такие минуты жизнь раскрывается до дна, тонко чувствуешь её дрожь. Покорённая высота преображает душу. Сейчас это больше чем жизнь, это жизнь втройне.

За минутами эйфории следует спуск, не менее опасный и трудный. Теперь первым уходит Вадим.

Пятнадцать метров вниз, широкая, комфортная полка. Немного правее обнаруживаем свежие локальные петли. Это обнадёживает нас, но конца спуска не видно. Опять вниз уходит Вадим. Я и Руслан на страховке. Шнур уходит за перегиб скалы. Только настойчивые рывки, да откровенный монолог по рации, дают знать о сложном участке. Потом всё замолкает на некоторое время и, долгожданное: “верёвка свободна!”. Теперь мне идти вниз. Вдруг становится страшно. Сколько раз спускался по отвесным стенам, днём или ночью, с рюкзаком или без. Но, сейчас стало особенно страшно. Страшно спускаться в прекрасную долину льда и камня. Внезапная и мгновенная сила словно пронзила мои внутренности, подтянула их к горлу, и опустившаяся грудная клетка заполнилась горечью. “Страх, вдруг стал отвратителен. Тем более, когда он сочится холодной струйкой по спине. Мощный, взрывчатый страх, приходит не всегда и не к каждому, поит человека небывалой силой, даёт ему ясность мысли, реакцию и точность, осторожность и внимательность, и потому, порой, оставляет у человека пожизненные впечатления полнокровно прожитых мгновений. Кто испытал такой страх, знает, что это так. Страх – это жизнь!” А потом ты испытываешь радость. Я понимаю это теперь, после того, как смог преодолеть свой страх. Понимаю и теперь, что он – то и вывел меня из состояния отрешённости, безразличия, вернул волю к жизни.

… Это длилось пару секунд. Я подошёл к краю полки, пристегнулся и … шагнул вниз.

Шероховатая поверхность скал уходит вверх, тело обжигает холодом в тени. Мелкие камни, срываясь с мелких полочек, обгоняют тебя и устремляются вниз. Пальцы, сжимающие верёвку, цепенеют. Рот жадно хватает сухой воздух – хочется пить. Мышцы, нервы, всё, до последней жилки напряжено и отзывается тот час на малейшее внешнее раздражение в работе, столь трудной и желанной. Она рождает восхитительные ощущения: хорошо! Очень хорошо! Живёшь полной жизнью – всякой секундой, каждым дыханием. И всякое мгновение остаётся в тебе чудесным отпечатком. Сейчас ты всем своим сознанием рядом со своими товарищами, ты веришь им, видишь их помощь и заботу. И каждый делает своё дело уверенно, желанно, свободно, и в этом тоже радость! И все за одного, и каждый за всех!

За пятьюдесятью метров абсолютной вертикали следует метров семьдесят косого траверса и ещё один, уже не крутой, но скользкий спуск на чистый лёд. Первый, второй, третий, четвёртый, пятый – вскоре все собрались у груды, беспорядочно лежащих камней. Один взгляд назад, и понимаем вдруг всё произошедшее – перевал пройден. Позади стена, на этот момент, самая крутая из всех нами хоженых. Я надеюсь – не последняя.

Ребята возбуждены. Мало того, что мы прошли перевал – мы прошли его красиво! Сейчас топчемся на леднике… Живые, и даже целые. Завтра можно устроить днёвку, немного расслабиться – заслужили! Сразу созрел план – радиальный выход по леднику, пожалуй, самому большому и красивому леднику Советских Географов. Хочется, как можно больше насладиться горами, сказать им спасибо за то, что объяснили нам какие – то невыразимые слова истины, дали почувствовать радость бытия.

Пока обедали, Руслан высмотрел место, ровное и безо льда, там устроим базовый лагерь на целых два дня.

Позже, когда вечерний, горячий чай, снимет дневное напряжение, будут сняты тяжёлые горные ботинки и усталые тела погрузятся в тёплую мякоть спальников, можно будет вполголоса вспомнить о трудном и насыщенном дне. Пусть там, вне палатки, мороз колдует над ледником, мы точно знаем, что завтра опять проснёмся под чистым, безоблачным небом, солнце согреет серые скалы и станет нашим союзником на весь день.

… Было около восьми часов утра, когда решил выбраться из палатки. Сегодня моя очередь варить завтрак. Осторожно, чтобы не будить ребят, одеваюсь, выбираюсь наружу. И сразу, невольно, обращаю внимание за гребень перевала. А за ним, как и вчера, но только по-особенному, светилась стена пика БАМ. Буквально два дня назад мы стояли под горой с противоположной стороны. А сейчас стоим здесь, и он совершенно другой. Другие формы. Другие цвета. Всё резко и контрастно. Заметна каждая деталь, каждая морщинка и трещинка могучего горного исполина. Вот, как – бы превратиться в орла, взметнуться в небо и подлететь к его вершине.

Закипевшая вода в котелке, возвращает к реальной действительности. Закидываю порцию “космических” продуктов и иду будить парней. За спиной гаснет утренний свет. Теперь гора такая - же серая, как и все остальные. Вот, значит как! Кто успел, тот успел!

День, как и предполагали, выдался жарким. И пока собирались выходить, стрелка часов перевалила за 11. Бурно побежала вода, со стен полетели камни, представление началось. Мы, полураздетые, ошалело вертимся в разные стороны, пытаемся уловить, откуда сошёл очередной камнепад. На видео все не снимешь, на фотоаппарат, вряд ли успеешь, камень ждать не будет. Остается снимать то, что неподвижно. Да и это вполне достаточно, что бы отработать множество красивых кадров.

Трещины, по которым струится талая вода; лёд, ползущий в долину; пики, взметнувшие в небо. Каждый из нашей пятёрки не в силах оторваться от этого волшебства, меняющегося каждую секунду. Только ради одного этого стоит быть здесь. Каждый из нас выражает свои эмоции по -разному. Кто – то, радуется открыто, как ребёнок, кто-то, сосредоточено высматривает каждый уголок сказочного места. Воздух быстро нагревается. Солнечный свет как будто жизнью наполнил всё это ледяное пространство. Теперь и стены, освещённые целиком, излучают свет и спокойствие. Ребята уже непроизвольно снимают с себя лишние одежды. Тепло, идущее изнутри, здорово расслабляет. Вот уже хочется скорее попасть в тень, освежиться. Бросаем рюкзаки с верёвками и прочим альпинистским снаряжением прямо посреди ледяного поля на большом камне, и устремляемся к спасительным палаткам.

В тень! В тень! В тень! – настойчиво стучит мозг. Сюда мы вернёмся после полудня.

Наконец, достигаем спасительного места. Здесь можно и помыться, и укрыться под тентом от палящего солнца, и просто, раздевшись до нага, подставить тело под нежный ветерок, не боясь обгореть от жарких лучей.

Вскоре, уже готов обед, и через час отдыха, “остывшие” - я, Руслан и Вадим отправляемся к брошенному снаряжению и, далее, на обработку перевала. Увидев его на утренней прогулке, мы поняли – он будет самым трудным, поэтому авансом решили взять три часа сегодня, что бы успеть провесить часть перил. Знаем, завтра будет трудно!

Вот я всё думаю о силе и слабости. А что это сила? В чём она? Откуда она берётся, из чего рождается? От излишней эмоциональности, от тоски или неудовлетворённости, или полноты счастья? Так сразу не ответишь. От чего-то чрезмерного, не умещающегося в обычные жизненные рамки. А обычное человеческое любопытство, жажда к риску и приключениям! Зачем мы сейчас рубимся в перевал Советских Географов? Зачем, вообще пришли сюда из уютных квартир, от электричества и хорошей еды, от удобного, безопасного существования?

А впереди, через триста метров крутого льда и камня, льется свет из небесной синевы. Там находится грань перевала. Она почти близка, она рядом, всего шесть верёвок по пятьдесят метров. Скоро мы перешагнём эту грань. Да, уж! Нелегко было добраться сюда. Столько препятствий возникало на пути, столько опасностей разных сторожило, но от этого перевал стал только желанней.

Руки взмахивают ледовым молотком и бьют, бьют, бьют натёчный лёд, бьют, превозмогая усталость. Осколки льда, вспыхивая, разлетаются и несутся вниз. Ещё удар, ещё! Ступенька готова. Теперь здесь могут пройти Ромка и Костя. Ох уж и трудно им будет здесь без кошек. Совесть гложет меня: “как мог допустить такую халатность, в такой поход не настоять, хотя бы на обычных армейских берцах”

Вырубаю ещё ступень, подтягиваюсь вверх, вкручиваю ледобур, в ход идут карабины с оттяжкой. Встёгиваю верёвку:

- Держи! – шепчу в рацию, и ухожу вниз. Отдых! Уступаю рабочее место Вадиму. Руслан пока стоит на страховке. Поменяемся минут через десять.

Время идёт. С каждой минутой мы всё выше и выше прокладываем путь. Вскоре тень накрыла нас. Стало холодать, а мы легко одеты. Но, надо ещё немного потерпеть, надо одолеть привычное желание ощутить тепло. А тело замерзло, не хочет двигаться – заставить его, подчинить своей воле. Иначе нельзя. Нельзя верить усталости и холоду. Нельзя верить, что сил больше нет. Ты должен сделать всё от тебя зависящее, что бы завтра было немного легче.

А завтра снова в бой. Теперь тебе вдвое тяжелее. Ты и рюкзак! Это только, кажется, будто не можешь отвести ступню назад и со всего маху ударить – вбить передние зубья кошки в лёд и, распрямляя ногу, выжать себя с рюкзаком вверх. Затем, тоже самое, другой ногой. И потом снова и снова. А руками – одна зажимает жюмар , другая, направляет узел репшнура на периллах. И не сорваться в минуту крайнего упадка сил, иначе, пойди, попробуй, поднимись из-под рюкзака. И с каждой лезть всё выше и выше. Потом, скинув рюкзак на узкой полке, встегнуть само страховку к локальной петле и страховать товарища, пока он поднимается вверх, в сторону – куда нужно. И следить за его движениями, - верёвка связывает обоих на жизнь и смерть. И следить за срывающимися сверху камнями. Тебе некуда спрятаться, только остаётся вжать голову в плечи, и буквально приплюснуться к стене. И видеть в это время горы, и понимать. И когда напарник выйдет на всю длину верёвки, снова, опять врубаться в лёд и камень, и подниматься, подниматься, подниматься! И тащить свой рюкзак – ты можешь, можешь, можешь!

Пересохшее горло свербит, язык липнет к нёбу. А кругом, талая и замёрзшая вода. Припади к ней, кусай её, мни языком, пей… Нельзя. Будет хуже, сильнее станет жажда. Это умом понимаешь, чувством жадно тянешься к ней …

Шестая верёвка самая сложная. Заключительные пятьдесят метров крутого подъёма по льду, где каждый камень, возьмись за него, обрывается в пропасть. Вадим, где – то вверху, пытается выиграть у высоты дополнительные метры подъёма. Я стою, вернее, болтаюсь в полу подвешенном состоянии на страховке. Он долго топчется на месте, нервно перебирая оставшиеся три крюка. “Куда и во что вбить хотя бы один?” Когти на моих кошках, царапают камень.

- Рискуем, братцы!

Через минуту терзаний и сомнений, решительно идёт дальше. Зря! Мощный камнепад обрывается из-под ног. Как он умудрился зацепиться, я не увидел. Вся масса полетела через меня. Что стоило тогда, одновременно удерживать натянутую верёвку и терпеть боль от прямого попадания камня в спину.

- Хоть скользом прошёл! – утешаю себя. Но, боль не проходит. Кричать бесполезно. Пытаюсь объясниться с Вадимом по рации. Она, зараза, отказывает слушаться, наверное, сели батарейки. Теперь я на время выбываю из игры. Иваныч всё понимает и так, лишь только сам, отойдя от шока, посмотрел вниз.

Он заколачивает крюк, кажется надёжно. Контрольный удар, ломается молоток. Вот напасть, какая! Через пару минут ему удается спуститься на косую, но безопасную полку. Закрепляется, теперь мне можно покинуть своё, не безопасное, место. Теперь вверх готов идти Руслан. Вся надежда только на него.

В месте связки четвёртой и пятой верёвкой, жмутся в щели Ромка и Костя. Мне места практически нет. Здесь пострадали почти все, даже рюкзаки. Их камнями , словно шрапнелью, посекло довольно прилично. Говорят, Руслану угодило камнем в каску. Да так основательно, что отлетел от неё кусок пластика. Считай, повезло ни на чём.

Спускаюсь к концу четвёртой верёвки. Здесь, на горизонтальной полке, даже, по-домашнему уютно. Будет время отдохнуть, прийти в себя, подумать…

- Эх, Романтика! Романтика! Простая скромница, где - ж ты прячешься? Где живёшь, ты подруга сердечная. Неужели нет тебя здесь? Кругом идёт война: солнце бросает в нас лучи, словно ствол огнемёта; летят камни как осколочные снаряды. И мы ползём наверх, где нас никто не ждёт. Так где - же ты, Романтика?

- Включи – и – и рацию- ю – ю!!!- разносится эхом по горам. Молниеносно щёлкаю тумблером, аккумуляторы, всё – же смогли отыскать в себе скрытые резервы.

- Я на перевале! – прохрипело в динамике. Время 19:45. Сердце, могучий насос, бешено погнал кровь. Коленки задрожали

- Победа! Мы сделали! Теперь уже немного, ещё чуть – чуть. И будто силы нашлись, и солнце вдруг сдалось, и камни перестали лететь.

Вскоре спустился Руслан, глаза горят бешеным огнём.

- Ты просто “зубр”! Отдыха пока, пускай идёт Ромка – хвалю его.

Из за опасности попасть под летящие камни, ждём, пока пройдет верхние перила один человек. Время идёт. Время беспощадно летит. Я мучительно переживаю эти минуты, - там, наверху гаснут вечерние краски. Мне надо успеть снять закаты с высоты перевала. Нам надо всем успеть забраться на него до темноты. Время! Его мучительно не хватает: торопишься успеть – не получается. Время летит, время мчится!

Я иду следующим. Под клапаном рюкзака лежат фотоаппарат и видеокамера. Успеть бы, успеть! Ребята ждут внизу. Тьма торопливо гонит свет прочь. Тороплюсь и я. Кошки врубаются в лёд, камень. Руки автоматически ускоряют движение жюмара. Четвёртая, пятая , шестая. Скверно здесь. Как же, Руслан смог подняться здесь? Нет прочной опоры, кругом всё крошится, не держится. Камни сыпятся на плечи, отталкиваются, набирают скорость и летят вниз. Я отмахиваюсь от них, словно от комаров. Вот уже вижу Ромку, он готов подать руку. Делаю ещё шаг к нему! Поднимаюсь ещё на полметра из двух тысяч семьсот. Горло, с коротким хаком выбрасывает пустой воздух. Надо отдышаться. Знаю – теперь успею!

Ещё с десяток шагов. Считаю:

- Раз – вдох; два – выдох; три – вдох; четыре – выдох. Пять – шаг – вдох; шесть – шаг – выдох…

Рука!... Рывок!... Небо!...

- Свободно! – через силу шепчу и откидываюсь на спину. Одну секунду. Отдышусь…. Успею. Успел!

Горы! Небо и горы! Вот оно – беззаветно любимое, может быть, лучшее из всего, что довелось испытать за эту жизнь: быть здесь, стоять на своём самом трудном перевале, поверив в свои силы и силы команды, чувствовать запах свежести горного воздуха, идти вперёд к цели. Вот этим: шаг – вдох – выдох – шаг – вдох – выдох…

Свободу дышать этим морозным воздухом. Видеть над головой синее – синее небо. Ощущать эту странную трёхмерность Кодарского хаоса: по горизонтали – кривые зеркала горных озёр, ручьёв и рек; по вертикали – фантастические башни и пики каменных изваяний и грандиозные языки ледников, сверкающие всеми оттенками голубого и малахитово – зелёного.

Время 22:30. Мы вместе, безгранично счастливые, стоим на высоте 2700м. Кодар, вновь смилостивился над нами, сделал ещё один подарок – перевал Советских Географов. Да и взял за это недорого, - всего – то несколько синяков, пара разбитых чашек, сломанный молоток и перебитая верёвка. Надо сказать, что в подобную переделку мы попали в первый раз в жизни! И чувства, которые последовали за этими событиями, оказались тоже во многом необычные. Чем – то, похожие на чувства мальчишки, который стащил с прилавка связку бананов и еле – еле унёс ноги от бешеного продавца. Только нынешние ощущения более острые и намного взрослее.

Влекущие за собой долгие размышления, переосмысления своих сил и возможностей. Начинаешь снова искать ответ на вечные вопросы: “Зачем? Почему? А что если?” Ответы сейчас будут банальны, но трудно объяснимые обычными человеческими словами. Однако, я не поленюсь ещё раз объяснить непонятливому:

- Ну, посмотри же внимательно! Ну, загляни же в себя! Разве ты не ощущаешь внутри себя доброты, силы и спокойствия, этого неповторимого единения с Природой? А разве к тебе не приходит чувства, что ты нашёл смысл жизни, который так долго искал, а с ним и ощущение собственной правоты?

И ты глубоко понимаешь, что нужно продолжать это!

P.S. Спасибо, за материальную поддержку магазину “Адреналин”, в лице Сохач Г.А; КОПОНиМП администрации Читинской области в лице Гарлик А.И.

 


Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999- Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100