Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

"Горы в фотографиях" - это любительские и профессиональные фотографии гор, восхождений, походов. Регулярное обновление.
Горы мира > Турция, Ближний Восток >

Пишите в ФОРУМ на Mountain.RU

Автор: Груздев Константин, организатор экспедиции "Арарат-2004", Сургут
Фото: Мошникова А.И., автора.

 

 

Арарат. Гридах. Агри.

175-летию экспедиции российской академии наук под руководством Фридриха Паррота

1829-2004гг

С 07 по 19 января 2004 года, при генеральной поддержке страхового общества “Сургутнефтегаз”, была организована зимняя экспедиция на библейскую гору Арарат альпинистов сибирского спортивного клуба “БуерЪ”

06.01.04 Вечер перед Рождеством. Санкт-Петербург. Не жалея ног, бесконечно бредем по Невскому проспекту, дворцовой площади, набережной Невы. Заряжаемся энергией у памятника Петру, Александру Сергеевичу. С неба летят снежные хлопья. В черной воде отражение новогодней иллюминации. Новый год уже позади, и наши мысли уже не здесь, а там, под Араратом.

Читайте на Mountain.RU:
Экзотический экстрим , Виталий Томчик, г. Одесса
Арарат. Фотозарисовка, Анатолий Мошников, г. СПб

Статьи Константина Груздева:
Цитатник Иикту
Альпинисты Сургута в горах северного Тянь-Шаня
“Вот и белая Белуха именинница!”
07.01.04 Рейс Санкт-Петербург - Стамбул. Летим вместе с футбольной командой “Зенит”. Сообразительные неспортивные пассажиры, ловко лавируя по салону самолета, собирают автографы бомбардиров, форвардов и полузащитников. Некоторые пассажирки, разогретые гостеприимством “Аэрофлота”, предлагают футболистам приобрести недорогие пиджаки в Стамбуле, которые шьют их друзья.

08.01.04 Стамбул. Небо периодически чернеет, затем обрушивается тучами снега. Серая погода порождает серое настроение. По старому русскому обычаю, решаем взбодриться турецким чайком. Большая, видавшая виды чайная. Тут же, под окном, маленькое кладбище, ряд мраморных надгробий. Это не действует угнетающе. Стамбул город контрастов, цитирует Володя Тумялис. Посетителей немного. В углу два местных белых воротничка пьют чай, один читает газеты, другой что-то пишет в деловых бумагах и покуривает кальян. Разносчик чая выделывает ловкие пируэты при пробежках со стеклянными стаканчиками. Выровняв с помощью чая внутреннее давление с наружным, пускаемся прогуляться по старому Стамбулу. Есть время до утра, до отлета самолетом в город Ван. Экскурсия превращается в кросс по пересеченной местности. Выплывают расписные из памяти картинки кинофильмов с участием товарищей Сухова, Семена Семеновича Горбункова. Спускаясь вниз, к Мраморному морю, плутаем по узким улицам. Кажется, что никогда из этого лабиринта не выберемся. Ищем выход, попадаем в тупик с морскими залатанными ботиками. Морские турецкие волки предлагают нам, за наши деньги, героически затонуть посредине бухты. Нет! Нам еще нужен берег турецкий!

09.01.04 Летим в город Ван, ровно на другой край Турции. В турецких самолетах не делают из еды культа, выдали по пресной булочке с листом салата и будь здоров! Салон полон призывников в армию. Сидят все тихие и смирные, кушают булочки. Коротенький самолетик нырнул вниз, завалился на крыло, пошел на снижение над озером. До земли метров 30, а земли все нет. Только перед самым касанием, под одним крылом, мелькнула суша, и мы с размаха шлепнулись на взлетно-посадочную полосу, больше похожую на прибрежный пляж. А вот и наш проводник курд, прибыл за нами из Догубаязита за 170км. Ползем по узкому шоссе, которое вьется берегом озера Ван, поднимаемся в горы. Дорога местами переметена. Вероятно, снег валит на территории всей Турции. Перед подъемом на перевал, цепляем на колеса цепи. Впереди военный пост. Колючая проволока. Проверка паспортов, солдаты осматривают салон. Замечаем окопы с пулеметами по обе стороны дороги с солдатиками синими от холода.

Впереди мелькнул малый Арарат, большой Арарат полностью укрыт белым облаком, справа показался Догубаязит. Небольшой пограничный городок, с населением 50 тысяч человек. 90 процентов - курды. Пробираемся по главной улице. Чтобы никого не задавить, водитель постоянно сигналит. Заселяемся в пустой отель “Исфаган”. Просим гида Юсуфа помочь разрешить проблему с газом. У нас с собой из России две газовые горелки. Газ в самолетах перевозить запрещено. Идем в магазин “Туркиш-газ”. Видим там туркиш - горелку с туркиш - баллоном. Система одноразовая, мощность горения - с десяток спичек. Другого нет. Покупаем за сорок миллионов лир набор - горелку и четыре литровых баллона. В холле гостиницы нас ждут. Знакомимся, с Ахметом и его свитой. “Я здесь главный организатор восхождений на Арарат, представитель турецкой федерации альпинизма”. Очень приятно. На стадии переговоров при подготовке экспедиции, мы всячески пытались отказаться от услуг гидов- проводников. Нам тогда заявили - не оплатите, не включите в группу проводников, не получите разрешения на восхождение. Берем список продуктов, зовем с собой Юсуфа, идем в местный супермаркет. Закупаем питание на шесть дней, пять ночей. Главный организатор Ахмед, заверяет нас, что утром, нам представят второго гида Омета (с лицензией министерства туризма Турции) затем в 08.00 погрузимся в авто, и нас довезут к подножию Арарата. Мы распределяем экспедиционный груз, снаряжение, продукты, переупаковываем рюкзаки. Делимся мнением, что пока, Тьфу! Тьфу! Тьфу!, все идет по плану. По дереву видимо не постучали, а зря!

10.01.04 Утро. Холл гостиницы. Мелькнул Юсуф, и исчез. Портье, предлагает чай…

Вот уже три раза попили чай, по свободной цене (бесплатно). В Турции пить чай, не значит утолять жажду, а коротать время. А время уже 10.00. Никого. Примерно в 11.00 видим через окно приближающегося Ахмета - организатора со свитой 6-7 человек. Тут разворачивается сюжет, названный нами в последствии “Милитари проблем №1” По сути, нам объясняют следующее - какой-то милитари офицер, из отдела секьюрити, уехал на выходные в Анкару, а бумагу нам не успел подписать. Отдыхайте два дня, надо ждать секретного офицера до понедельника, и если он бумагу подпишет, то..(!!!) У нас на все про все шесть дней! Раунд переговоров, со звонками в Стамбул. В руках у Ахмета-организатора появляется факс из Стамбула на турецком языке. Это наш пермит, разрешение на восхождение. С этой бумагой, организаторы, заверив нас, что идут в решительный бой против милитари, скрылись еще на час. Полностью понимая ситуацию, гостиничный портье принес нам уже кофе. Опять по свободной цене. И вот, наконец, видим сияющее лицо Юсуфа - поехали! Что было проблемой, об этом уже не узнает никто. Схватили рюкзаки, рванули с места!


Рашен джип

Пригляделись к авто, ба! Нива! “Рашен джип!” Как же мы все поедем? Вот здесь то, и нет проблем! – поясняют нам. На багажник погрузили 150 кг. рюкзаков, внутрь залезли мы четверо, водитель, и два гида курда. Так на востоке обычно загружают ослика. На посту милитари (контрольно пропускной пункт турецкой армии) у нас проверили паспорта, факсовую бумагу, зарегистрировали группы крови всех участников.

Догубаязит находится на высоте 1700м, проехали мы 20 км, до высоты 1800 м. Дальше рашен джип, 1982 г. выпуска, не потянул. Пока радует погода. Арарат закрыт облаком, но над долиной сверкает солнце. Легкий морозец, горный воздух. Альпинист по приезду в горы, на лицо - вылитая мона Лиза на картине Леонардо даВинчи. Чувствуете легкую долю того состояния?! Вот такие лица были у нас до момента, когда при подъеме, нам наперерез, двинулись двое вооруженных людей.

Курды. Быстро попрятали видео и фотоаппараты. Наши гиды курды долго с ними о чем-то спокойно переговаривали. Свои. Напряжение прошло. Все вместе прошли до укрепрайона турецкой армии, в котором теперь обосновались пастухи из ближайшей курдской деревни. Встреча с человеком с ружьем колыхнула мимикрию лицевых мышц, но внутреннее “обалдевание” от первой встречи с Араратом, осталось с нами навсегда.


Омлет

11.01.04 Движемся вверх. Рыжие и серые вулканические бомбы, “дороги”и “реки”, проделанные лавовыми потоками, бескрайние просторы за спиной. Верх горы опять закрыт. Впереди всех идет лицензированный в 80-х годах прошлого века гид Омет, отец девятерых детей, обутый в резиновые сапоги. “Хороший путь” - говорит он нам на немецком языке.


Зима

Снега пока мало, обходим его наносы по скалкам и камням. Местами, по прямой, бьем в снегу тропу-траншею. Последним идет гид Юсуф (тоже в резиновых сапогах), несет в руках 6-ти литровый газовый баллон и чугунную горелку. “Босс!” - показывает он на Омета. После каждого часа подъема с 30-ти килограммовыми рюкзаками, “перекур” 10 мин. Так и объявляем – “Смокинг!”. На привале беседуем. С Ометом на немецком языке, с Юсуфом на пальцах или через Омета. В первую очередь спрашиваю Омета, как по курдски название Арарата. “Гридах! армениш – Арарат, курдиш – Гридах! туркиш - Агри” В ответ поясняю Омету, что небольшая цепочка малых гор (“кляйн маунт”), по-русски называется гряда! О-о-о! “Омет!” - спрашиваю на очередном “смокинге”, “вон там, на склоне корова, как по курдски?”. “Кура” - поясняет Омет. Здесь происходит полная разборка отношений. Выяснилось, что по русски спасибо, а по курдски спас, и стало понятно, когда-то у нас была общая “кухня”. Омет конфидициально сообщает – “армениш – брудер (братья), рашен – френд (друзья), туркиш – … ”. Уже в Сургуте, нахожу в книгах – курды из индоевропейской, иранской группы, много слов в языке из санскрита. Наши предки когда-то разошлись из одного центра. Славяне, цыгане, курды?


Лагерь 3200м

Долго ли коротко, где по скальным берегам лавовых рек, где по колено в снегу, к 16.30 добрались до высоты 3200м. Омет пропел песнь-гимн за жизнь, за Гридах, за Курдистан. Разбили лагерь № 2. В 17.00 уже полная темнота. Полюбовались выглянувшей на закате вершиной Арарата.

Курды, как только установили палатку, зажгли в ней свой газ, который, похоже, и ночью не выключали. Завыл ветер, барометр показал падение давления. Неприятные признаки.

12.01.04 Я бы сказал “Неприятные призраки”. Как только гиды поняли, что мы утром собираемся к выходу, тут же прибыли в тамбур нашей палатки. “Милитари проблем”. Так-так, проблем №2, этого не хватало. “Проблем...... долгая пауза из-за значительности момента - ....... Милитари проблем”- идет разговор по кругу на курдско - немецком языке. Омет пытается объясняться по немецки. “Милитари требуют, чтобы мы все спускались вниз” Мы не понимаем.


Палатка курдов

Курды, после пяти-шести объяснений подряд, считая, что мы уже готовы идти вниз, уходят в свою палатку. У нас лица людей обманутых Дедом Морозом. Посылаем на переговоры парламентария, Груздеву Викторию, со знанием немецкого языка. Оставшиеся потихоньку собирают рюкзаки.


Уходим наверх

Надо только вверх! А если с военными бодаться? Время идет, мы сидим. Дела! Вернулся парламентарий, изрядно обкуренный курдским табаком. “У них там такая жара от горелки! И от дыма ничего не видать!” Спрашиваем результат получасовых переговоров. “Ну что сказать, сейчас придут военные и поведут нас вниз!” “За что?” - “А кто их знает!?” - “А если мы не пойдем?” - “Тогда они шиссен” (стрелять - по немецки)!


А.И. Мошников

“Никакие военные не попрутся сюда на 3200м, тем более погода портится!”- ставит точку Анатолий Мошников, - “Зовем курдов к нам, опять говорить будем”.

Вновь проблем милитари. Бред. “Давайте господа курды ваш сотовый, будем звонить в Догубаязит, Ахмету-организатору и в Стамбул”. Еще час переговоров, наконец, вырисовывается некоторое понимание, откуда “ветер дует”. Все намного проще. Оказывается, в Догубаязит, Ахмету-организатору, позвонила фирма организатор из Стамбула, и ему сообщили, что по прогнозу в районе Арарата ожидается штормовое предупреждение на 10 дней.

Фирма НЕ РЕКОМЕНДУЕТ НАМ ВОСХОЖДЕНИЕ. “Казнить нельзя помиловать” - в турецкой импровизации. Нормальные люди в Стамбуле себя подстраховывают, они обязаны были нас предупредить. Доказываем, как депутаты государственной Думы, что не рекомендовать, не есть запрещать! Все! Ко всему прочему, верх горы в этот момент открылся, и честный гид Юсуф, честно передал в Стамбул - “Над Араратом чистое небо!”


Тропить

День почти потерян. График восхождения подорван. Собираемся, и без рюкзаков пробиваем по снегу тропу до высоты 4004 м.


Последний луч


Тень Создателя

По пути находим маркировочные флажки декабрьской, хорватской или иранской экспедиции. Штук пять флажков было выставлено до высоты 3500м, основная упаковка была заткнута за камнем. Как сообщили нам курды, иранцы в декабре дошли до 4200м, хорваты до 3700м. Выставляем флажки до кулуара.

На спуске видели на предзакатном небе чудеса. Образовалось семь слоев облаков. Солнце, находившееся за этими “слайдами”, стало рисовать, проецировать тени одного слоя на другой, яркие прожектора света высвечивали участки долины, там свет отражался ото льда застывших рек. Перед нами висели, дышали, сменялись голографические картины сотворения мира. Потрясающий миг. Уже в Сургуте, обнаруживаем на некоторых фотографиях отчетливую, гигантскую, 5-ти километровую тень. Тень Создателя. В конце представления потух последний лучик света, все закрылось.

13.01.04 Утро. Сегодня ночью придет Старый Новый Год. Что он нам принесет? Снаружи метель, тамбур палатки забит снегом. Там, где вчера был рюкзак, сейчас сугроб. Скрипит снег, курды идут к нам. “Милитари проблем №3”. Уже не смешно.


Восток дело тонкое!

Наливаем им чай, будет долгий разговор. И нам опять серьезно доказывают, что военные дают всем группам стандартный срок для восхождения на Арарат в четыре дня. Считают на пальцах - 10,11,12,13 января. Все, сегодня надо вниз. Иначе тюрьма, зиндан. “Догубаязит телевизион”, еще что-то поясняет Юсуф, берет горсть снега и сыплет вниз. Понятно, прогноз - непогода. Но мы вообще-то из России, а некоторые из Сибири, где 9 месяцев зима. У нас есть GPS-спутниковый навигатор, газ, продукты, опыт, наконец. Опять переговоры по сотовой с Ахметом-организатором в Догубаязите. Имея уже порядочный опыт в разборках милитари проблем, по звенящим от холода зубам гидов, мы вычислили причину милитари проблем №3.

Просто у наших курдов ночью закончился газ, они дали не слабого “дуба”, у них закончились лепешки. Это версия. Мы в очередной раз, потеряли половину дня, и кое-как выпроводили курдов вниз, в бывший укрепрайон турецкой армии на 2000м. На прощание вручили им галеты и шоколад. Спускаться в Догубаязит им не позволила честь гидов и реальный шанс попасть в тюрьму. “Военные увидят нас без русских, подумают, что мы их ограбили, и посадят нас в тюрьму-зиндан”. Курды взяли маркировочные флажки, пообещав отмечать путь вниз через каждые100м. Перед уходом они взяли с нас честное слово о том, что в случае критического ухудшения погоды, мы не пойдем выше 4200м. Теперь нам стало понятно, почему в декабре 2003 года, иранские альпинисты дошли до высоты 4200м, а хорватские до 3700м. Восток дело тонкое! Дождавшись, когда курды растворились в тумане, мы оценили обстановку. Видимость в любую сторону метров 50-70, метель.


Ураганный ветер

Мы опять собрались без рюкзаков и пошли тропить путь вверх. От вчерашней работы не осталось и следа. Поднялись на этот раз немного другим путем, не переходя лавиноопасный кулуар, дошли до 3900м. Завтра последний шанс “выстрелить” с лагерем наверх, а 15 января предпринять попытку восхождения с 4200м до вершины - 5165м.

14.01.04 Мы полагаем, а Бог располагает. За бортом штормит. Видимость 30-50м. Представляем себе, что творится выше. Собираем рюкзаки, но сидим в палатке. Ждем хотя-бы малейшего признака ослабления ветра. Через час замечаем разрыв в облаках ниже, над долиной. Быстро собираем палатку, выходим наверх. Через каждые 100 м вверх по высоте, температура падает на 2-3 градуса, все вновь закрыло облачностью. Ориентируемся по хорватским флажкам.


Скальный взлет

На высоте около 4000 м ветер уже не только обжигает, но и мешает движению. Пошел крутой подъем по скалкам. Собравшись рядом, друг к другу, чтобы перекричать шум ветра, совещаемся (кричим, активно жестикулируя руками). В ближайшем от нас расстоянии нет более - менее пригодного места, где можно установить палатку, да, и есть опасения, что в такой ветер наше бунгало разорвет.

О том, что можно вырыть снежную пещеру не может быть и речи, основная масса снега свежая, рыхлая, а в тех местах, где есть его большие скопления, там лавиноопасно и снег находится в сыпучей фракции. Группа поворачивает вниз. С большим сожалением, но с полным пониманием ситуации. Через некоторое время поняли, что сбились с пути, идем не туда. Поворачиваем налево и вниз, пока вновь не выходим на маркировочные флажки. К пяти часам мы вновь на месте лагеря 3200м. Лопатой откапываем старую площадку для палатки. Так прошел праздничный, старо-новогодний день.

15.01.04 Вчера с вечера, и сегодня с утра заметили, что ветер уже несколько раз менял направление на 180 градусов. От восточного до западного. Крутит циклон. Сворачиваем лагерь. На спуске, где-то на 2300м, нас увидел и кричит Омет. Он в одиночку протропил путь навстречу. Искренняя радость встречи. “Бум! Бум!” - поясняет Омет. Оказывается, они почти не спали, думали, что в такую погоду мы можем начать спуск ночью, и били в темноте в какую-то железяку. Ниже, на тропе нас ждет Юсуф. Дошли до каменного бункера военных сооружений. Омет поясняет – “Здесь, 12 лет, располагался штаб турецкого генерала”. Понятно, где-же курды могут поселиться, как не в генеральской. “Милитари в этом районе убили очень много курдов. Криг - война”. Сочувственно киваем. Пьем чай, уходим вниз. Уже в долине, к нам подкатывает рашен джип. К вечеру добираемся до отеля “Исфаган”.


Ноев Ковчег

16.01.04 У нас до отъезда есть целый световой день. Организуем мини-экспедицию. С трудом, преодолев сугробы снега, небольшую речку, грунтовые рвы, подхожу к Ноеву Ковчегу. Правый борт, если принять, что нос смотрит в гору, внешне состоит из окаменелых, симметричных блоков. Остальная часть 157 метрового судна, засыпана и залеплена грунтом. Проходя с носа ковчега по левому борту, замечаю периодические выходы на поверхность окаменелостей, отличающихся своим темным цветом. Можно предположить, что это и есть выходы тех предполагаемых балок остова ковчега, которые были просканированы западными экспедициями. Забираю с собой небольшие образцы, которые планирую передать генеральному партнеру экспедиции, страховому обществу “Сургутнефтегаз”.


Крепость Урарту

Перед нами, на скалах, неприступная крепость времен Урарту. Абсолютная тишина, иногда ее нарушает скачущая по скалам сорока. Движение облаков над стенами рождает эффект полета, падения. У стен, среди обломков стеновых блоков, осколков керамики, белеют фрагменты человеческих костей. Полуторотысячелетняя крепость, это еще и место былого захоронения вождей, воинов. Время беспощадно, по крупице разрушает когда-то неприступную цитадель, могилы былых героев.

Ниже крепости, на склонах горы, темнеют над снегом каменные остовы домов армянского поселения. Пусто, тишина. Вокруг нет новых строений, видимого вмешательства. Эта территория занята историей.

Вечером, перед отъездом из Догубаязита, бродим по улицам. За нами увязались два курдских пацана, лет 10-11-ти. Пришли из школы, и пошли овладевать нелегким трудом торговцев. Один из них одет почти как Буратино, только на голове у него вместо колпачка шерстяная шапочка аля-спецназ. Наружи глаза и нос. В руках у них пакетики с салфетками. Мы сразу отмахнулись от предлагаемого товара. Но для них интерес пообщаться с заморскими гостями превыше торговли. А когда они узнали о том, что мы спустились со склонов Арарата, то уже не отходили от нас, пока мы не вернулись в отель.

Буратино: - Откуда вы?

- Мы из России, Раша, Сибирия.

Буратино: - Московия? (не он один спрашивал про Московию, видимо “наследила” в Догубаязите экспедиция Александра Абрамова)

- Да, где Раша там и Московия, только Раша биг-кантри!

Буратино: – Вы все друзья? - показывает на нашу группу

Я: – Да, конечно, друзья. В горы желательно ходить с друзьями.

Я: - Литл мани? (торговля дает малые деньги?) – показываю на его салфетки

Буратино, артистично вздыхая: - Да, да! – печальные глаза подчеркивают нелегкий бизнес, рука опять протягивает салфетки

Я: – Нет, нет! Не надо! Байцикл паймент? (Заработаешь денег, купишь велосипед?)

Буратино: - О-о-о! (Я попал в самое сокровенное), - Это только мечта! Надо очень много-много работать!

Я: – Кто это? – показываю на портрет солидного джентльмена, который присутствует почти во всех заведениях

Буратино: – Гросфатер туркиш! Ататюрк! Пиф-паф, гэ-кэ-кэ!

Я: - Пиф-паф плохо, не надо гэ-кэ-кэ!

Буратино: – Молча, с пониманием кивает головой.

Ходим по музыкальным магазинчикам. Буратино переводчик. С порога, по моему заказу, он просит продавца найти для меня кассету курдиш музик – Навруз. Нет Навруза. Идем дальше. Его неважный бизнес на салфетках и мой безуспешный поиск Навруз-музик сплотили нас. Идем, вздыхаем.


Генеральный партнер

Пожелаем успеха следующим экспедициям на Арарат!

Сибирский спортивный клуб “БуерЪ” выражает благодарность:

генеральному партнеру экспедиции “Арарат-2004” страховому обществу “Сургутнефтегаз”,

национальному армянскому обществу “Арарат” г. Сургута, ОАО “Сургуттел”, газетам “Мы вместе”; “СпортАрена”, журналу “Старт”, телекомпании “СургутИнформТВ”, сайту www.Mountain.ru за информационную поддержку, лично Мошникову Анатолию Ивановичу, за участие в подготовке и проведении экспедиции, Шатаеву Владимиру Николаевичу, за организационную поддержку.


Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999- Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100