Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

"Горы в фотографиях" - это любительские и профессиональные фотографии гор, восхождений, походов. Регулярное обновление.
Горы мира > Урал >
Пишите в ФОРУМ на Mountain.RU

Автор текста и фото: Лапин Константин Александрович

Казанский Техникум Легкой Промышленности

ПРИПОЛЯРНЫЙ УРАЛ

Отчет о пешеходном путешествии четвертой категории сложности
проведенном в августе 1998 года

Руководитель: Габидуллин Альберт Халилевич

Справочные данные о походе:
Вид Туризма
Категория сложности похода
Район Проведения
Протяженность
Продолж.
Всего
Продолж.
Ходовых
Сроки Проведения
Пешеходный
IV
Приполярный Урал
298,7 км
18 дней
16 дней
6-23, август 1998 год

Справочные данные об участниках похода:
Ф И О
Год рождения, адрес
Опыт
Обязанности
1
Габидуллин Альберт Халилевич 1947, Казань, Пр. Победы 17-165, тел. 35-07-92 Ц Тянь-Шань (4Р) Центр. Кавказ (5У) Фанские горы (5У) Руководитель
2
Замалетдинов Ильдар Валиулович 1947, Казань, Пр. Амирхана 71-80, тел. 56-33-15 Байкальский хребет (6У) Горн. Алтай (4Р) Завхоз
3
Лапин Константин Александрович 1974, Казань, Ул.25 Октября 11-28, тел. 31-35-59 komfort@kai.ru Запад. Кавказ (3У) Вост. Саян (2У) Фотограф
4
Попов Владимир Александрович 1949, Казань, Ул. Габишева 19Б-65 Ц. Кавказ (4Р) Фанские горы (5У) Медик
5
Матвеев Владислав Александрович 1949, Казань, Ул. Габишева 23-167, тел. 62-74-16 Центр. Кавказ (2Р) Запад. Кавказ (3У) Горн. Алтай (3У) Фотограф
6
Делимов Игорь Петрович 1960, Казань, Нариманова, 10-22, тел. 31-35-97 Запад. Кавказ (3У) Вост. Саян (2У) Ремонтник
7
Хабибуллин Ренат Кадырович 1947, Казань, Ул. Бр. Касимовых, 62-82, тел. 35-05-58 Зап. Тянь-Шань (3У), Горн. Алтай (2У) Хронометрист

Район проведения похода Приполярный Урал

Уральские горы - Каменный Пояс, протянувшийся на 2500 км от жарких степей Казахстана до берегов Северного Ледовитого океана. С географической точки зрения Урал делится на пять районов - Южный, Cредний, Северный, Приполярный и Полярный.

Наиболее широкая часть Урала, состоящая из десятков параллельных хребтов, ограниченная на севере и на юге соответственно долинами рек Уфалей и Урал, называется Южным Уралом. В предгорьях этой части Урала характерны степные и лесостепные ландшафты, выше склоны гор покрыты смешанными лесами, а наиболее значительные вершины, словно острова, встают над зеленым океаном леса. В западном ряду хребтов располагаются крупнейшие горы Южного Урала - Ямантау 1640м и Большой Иремель 1582 м.

Севернее долины реки Уфалей до широты хребта Басеги простирается относительно пониженный и суженный участок Уральских гор. Это - Средний Урал. Южная тайга полностью покрывает его невысокие пологие холмы. Средний Урал - это наиболее обжитая часть Урала, здесь сосредоточены главные транспортные пути, соединяющие Европу с Сибирью. Тут же протекает легендарная Чусовая - единственная река Урала, пересекающая с востока на запад горные цепи.

До широтного участка реки Щугер строго в меридиональном направлении вытянулся Северный Урал. Телпоз-Из - гнездо ветров - самая высокая его гора 1617 м. Осевую часть хребтов образуют короткие водораздельные хребты - Поясовый Камень, Хозатумп, Кваркуш и другие. Более высокие горы, в числе которых и популярные Конжаковский и Денежкин Камни, располагаются в восточных массивах. Западные предгорья Северного Урала характерны широкими холмистыми увалами - пармами. На севере района располагаются самые глухие и нетронутые уголки края.

К северу от широтного участка Щугер горы вновь расширяются, разбросав лучами свои многочисленные хребты. Это самый высокий район Пояса - Приполярный Урал. Здесь находятся высшая вершина всего Урала - гора Народа 1895 м, и ряд гор, характерных своими альпийскими очертаниями - Сабля и Манарага. Эта часть Урала покрыта северной редкостойной тайгой. Большая часть склонов гор раскрашена многоцветием альпийских лугов и горных тундр. К северу от Народы горы резко сужаются и откланяются к северо-востоку.

На стыках Приполярного и Полярного Урала в истоках реки Хулги хребет представлен узкой цепью гор, практически безлесных, лишенных каких-либо предгорий и открытых навстречу всем ветрам. Неподалеку отсюда Пайер 1472 м - самая высокая точка Полярного Урала и одна из наиболее суровых гор всего Каменного Пояса. За долиной реки Собь, по которой тонкой ленточкой тянется самая северная трансуральская магистраль, железная дорога Сейда - Лабытнанги, Уральские горы, прежде чем окончательно растворится в прибрежной равнине, вновь расширяются. В скрытых от суровых ветров уютных долинах встречаются последние уголки уральского леса. Над ними высоко в горах - настоящие ледники, а за горами - тундра до самых берегов Карского моря, по которому даже летом плавают огромные глыбы льда.

КЛИМАТ
Климат Приполярного Урала резко континентальный (субарктический), с коротким летом и продолжительной зимой. Он характеризуется как умеренно холодный и избыточно влажный, количество осадков превышает величину испаряемости. Среднегодовая температура воздуха около -3ОС. Продолжительность безморозного периода около 60 дней. Средняя температура января -20ОС (абсолютный минимум -54ОС), для июля эти значения +16ОС (+29ОС). Амплитуда колебаний годовых температур достигает 83ОС. Резкие колебания отмечаются и в течение суток и могут составлять 20-25ОС.

Годовое количество осадков 750 мм. Продолжительность устойчивого снежного покрова 200-210 дней. Средняя высота снежного покрова 100 см, а местами 150 см. В горах с высотой температура понижается, а годовое количество осадков возрастает до 800 мм и более. Особенности климата благоприятны для развития многолетней мерзлоты. Тундра, лесотундра, частично северная тайга лежат в области развития многолетней мерзлоты, мощность многомерзлых пород 200 м. У южной границы тундры мерзлая толща носит островной характер и мощность ее постоянно уменьшается. Под моховым и торфяным покровом она оттаивает летом всего на несколько десятков сантиметров. На участках с интенсивным снегонакоплением, на песчаных грунтах, в ложбине стока, верхняя граница мерзлой толщи лежит на глубине 5-6, иногда 10-20 м. В долинах крупных рек мерзлые породы могут отсутствовать.

Приполярный Урал - лавиноопасный район. Особенно мощные лавины сходят с крутых подветренных восточных склонов наиболее высоких хребтов.

ГЕОЛОГИЯ И РЕЛЬЕФ
Вершина Карпинского
Приполярный Урал - наиболее высокая часть горной страны. Отдельные вершины его хребтов поднимаются более 1800 м над уровнем моря, а ширина горной полосы достигает 150 км. Наиболее высокие вершины - Народа (1895,0), Карпинского (1803,4), Мансинер (1778,7), Янченко (1740,9), Манарага (1662,7), Колокольня (1640), Неройка (1645) - находятся в центральной части. На этом участке Уральские горы пересекают тундру, лесотундру, степную и лесостепную зоны.

Восточный склон Приполярного Урала постепенно переходит в равнинные пространства Западно-Сибирской низменности. Хребты западного склона резко обрываются к Печорской равнине.

На Приполярном Урале сформировался альпийский тип рельефа, для которого характерны пилообразные гребни, карлинги, кары, ниши, цирки, ущелья. Горные хребты разделены широкими, глубоко врезанными долинами. Здесь разнообразны древние и современные скульптурные и аккумулятивные ледниковые формы, курумы и нагорные террасы. Отмечаются платообразные вершины с нагорными террасами в полосе развития неустойчивых к выветриванию пород. Крутые (до 40-50О) склоны долин имеют выпуклый профиль с лавинными желобами и узкими эрозионными долинами мелких водотоков, оползневыми воронками.

Район принадлежит к провинции древних и современных ледниковых форм. Осевая зона Приполярного Урала сложена в основном наиболее древними метаморфическими породами протерозойского и нижнепалеозойского возраста. Эти породы прорваны мощными интрузиями гранитов и гранодиоритов, с которыми связаны месторождения горного хрусталя и редкоземельное оруденение.

ГИДРОГРАФИЯ
Крупнейшие реки западного склона - Косью, Щугер, Большая Сыня - несут свои воды в Печору, и формируют весомую часть ее стока. Для рек западного склона характерно чередование продольных участков долин с поперечными. Реки Кожим в верховьях и его левые притоки - Балабан-Ю, Лимбеко-Ю, Хамбал-Ю, Дурная текут между хребтами в широких (до 12 км), нередко заболоченных продольных долинах. При прорыве реками хребтов, гряд, увалов, их долины суживаются, образуя местами глубокие ущелья (Вангыр, Косью, Большой и Малый Паток). В русле появляются бурные и стремительные пороги, перекаты с большим падением. В небольших горных ручьях падение русла нередко достигает нескольких десятков метров на километр. Местами ручьи низвергаются с отвесных скал живописными водопадами.

По густоте речной сети и удельной водоносности территория приполярного Урала не имеет себе равных на всем Урале.

Реки берут начало в высокогорной части из озер и каровых ледников, характеризуются резкими суточными и сезонными колебаниями уровня воды, порожистостью, мелями и перекатами, крутыми скалистыми берегами.

Приполярный Урал богат озерами. Только в горной области насчитывается более 800 озер. Широко распространены озера ледникового происхождения. Они расположены в карах и цирках, на днищах троговых долин, а также на перевальных седловинах, на надпойменных и пойменных террасах. Каровые озера отличаются высоким расположением (выше 800 м), большой глубиной (более 20 м), округлой формой, каменистыми, почти лишенными растительности берегами, отсутствием рыбы и водоплавающей дичи.

На Приполярном Урале, в районе горы Народы, на хребтах Восточные Саледы и Сабля насчитывается 50 ледников общей площадью 7,5 км2. Самые крупные ледники Манси под вершиной Мансинёр и Гофмана под Саблей. Большинство ледников расположено в глубоких карах и цирках на подветренных восточных и юго-восточных склонах хребтов, причем высота нижних концов языков ледников колеблется от 600 до 1350 м.

ПОЧВЫ
В пределах горного района закономерность распространения почв соответствует высотной зональности. На возвышенных участках гольцового пояса - щебенистые почвы гольцов на кристаллических кислых и основных породах. В горно-тундровом поясе - горно-тундровые почвы. В долинах рек распространение почв отличается большой пестротой. Характерными особенностями являются наличие слоя среднеразложившейся подстилки из мхов, подзолистого и иллювиального почвенных горизонтов, встречаются слои торфа. На приречных участках и по дренированным склонам увалов развиты горно-лесные оподзоленные иллювиальные гумусовые почвы.

ФЛОРА И РАСТИТЕЛЬНОСТЬ
Основными типами растительности являются северо-таежные сосновые и темнохвойные леса, субальпийские криволесья и луга, горные тундры и гольцы.

Флора растений пока еще не изучена подробно, но можно предположить, что она составляет не менее 600 видов. Растительность района богата и разнообразна. В горах можно встретить на небольшом расстоянии тайгу, смешанные леса, субальпийские и альпийские луга, горную тундру и петрофильную растительность. Хорошо прослеживается высотная поясность. Лес поднимается в горы до 450-650 м над уровнем моря. Тайга европейского склона сырая, сильно заболоченная. В древесном поясе преобладает ель, иногда встречается береза и пихта. Под пологом леса растут таежные бореальные виды - черника, седмичник европейский, голокучник трехраздельный. В верхнем течении Косью встречаются отдельные кедры, а вдоль Печоры и в низовьях Косью - сосна. В нижнем горном поясе помимо еловых и елово-пихтовых лесов распространены массивы сфагновых болот с пушицей, багульником, карликовой березой, голубикой, морошкой и клюквой. Наиболее обширные заболоченные пространства расположены между рекой Печора и Саблинским хребтом.

Леса относятся к единственному крупному участку девственной северной тайги в Европе. Их верхняя граница на европейском склоне составляется из лиственницы, редколесий ели и березы пушистой. Увлажненные макросклоны занимают березняки с полянами высокотравных луговин. Среди субальпийского высокотравья можно обнаружить радиолу розовую (золотой корень), живокость, дудник, вейник. Выше верхней границы леса в нижней части горно-тундрового пояса встречаются труднопроходимые ивняки с ивой сизой, мохнатой и др. Выше распространены кустарничково-моховые и мохово-лишайниковые виды, а выше 100-1200 м склоны хребтов почти лишены растительности. На территории парка Югыд-Ва имеются популяции редких и эндемичных видов, занесенных в Красную Книгу России.

ФАУНА И ЖИВОТНЫЙ МИР
На территории Приполярного Урала зарегистрировано более 30 видов млекопитающих. Среди крупных и средних животных есть белка, бурундук, песец, лисица, волк, бурый медведь, северный олень, росомаха. Орнитофауна представлена глухарем, тетеревом, рябчик, тундряная и белая куропатки, лебедь-кликун. Гнездятся скопа, сапсан, кречет и орлан белохвост, занесенные в Красную Книгу. Наиболее обычная рыба горных рек - европейский хариус. В озерах много окуня, щуки, встречается редкая озерная форма арктического гольца. Весной и осенью из Баренцева моря к истокам многих притоков Печоры устремляется семга.

На территории Приполярного Урала расположен крупнейший в Европе национальный парк Югыд-Ва (Чистая Вода). Он занесен в перечень объектов всемирного наследия ЮНЭСКО.

ПОДРОБНАЯ НИТКА МАРШРУТА
Пос. Кожим Рудный - Кожимский тракт - хр. Обе-Из - исток р. Сывью - р. Сывью - хр. Обе-Из - р. Косью - устье р. Индысей - устье р. Нидысей - р. Капкан-Вож - пер. Студенческий - вершина Манарага - р. Манарага - пер. Кар-Кар - истоки р. Балабан-Ю - вершина Народа 1895 м. - пер. №23 - вершина Карпинского 1803,4 м. - р. Балабан-Ю - озера Балабан-Ты - База "Желанная" - долина р. Балабан-Ю - хр. Малды-Нырд - устье р. Лимбеко-Ю - хр. Восточные Саледы - хр. Западные. Саледы - р. Дурной Ель - хр. Обе-Из - р. Сывью - пос. Кожим Рудный.

Участок маршрута поселок Кожим Рудный (платформа 1952 км) - Кожимский Тракт - р. Сывью - хр. Обе-Из длиной 28 км, группе пришлось преодолеть в двух направлениях, что связано с наибольшей приемлемостью его в качестве подхода к району проведения маршрута. Это также связано с тем, что платформа 1952 км является наиболее удобной точкой подъезда - на ней останавливаются даже скорые поезда.

ОБЩАЯ СМЫСЛОВАЯ ИДЕЯ ПОХОДА

Идея проведения туристического похода по Приполярному Уралу у группы Казанского Техникума Легкой Промышленности возникла после проведения ряда походов с учениками техникума по различным районам России. Это связано, во-первых, с тем, что в туристических клубах города Казани практически полностью отсутствует информация о районе Приполярного Урала. Казанские туристы совершали зимние походы в этот район, а данные о проведении летних походов минимальны. В ходе подготовки похода нам удалось в архивах турклубов обнаружить всего два отчета о летних походах, которые имели существенные недостатки - минимальное описание района, черно-белый фотографический материал весьма плохого качества, отсутствие толковых рекомендаций.
С другой стороны, из литературы, которая в основном носит описательный характер, ясно, что район Приполярного Урала может стать отличной тренировочной базой для подготовки туристов к более сложным технически и физически маршрутам, что, несомненно, заинтересовало четверых участников похода, преподающих физвоспитание в различных учебных заведениях. Этот район обладает широким спектром природных препятствий и ландшафтов, разнообразие которых позволяет проводить маршруты различной степени сложности - от низших, до маршрутов 4-5 категорий сложности. Здесь встречаются горные хребты альпийского типа, обширные каменистые пространства - курумники, осыпные и травяные склоны долин и хребтов, ледники, тайга, болота, различные водные препятствия. Эти препятствия, на фоне сурового северного климата, дополненные мошкой и комарами, делают этот, сравнительно не удаленный район, необычайно интересным и перспективным.

Второй целью нашего похода, является сбор фотографического материала - напомним, что цветных фотографий района в Казани практически нет. Со спортивной точки зрения, с данным маршрутом группа Техникума Легкой промышленности планирует принять участие в Чемпионатах России и Республики Татарстан по спортивным походам.

Маршрут проложен таким образом, чтобы связать жемчужину Уральских гор Манарагу, и две наиболее высокие вершины в Исследовательском Кряже - Народу и Карпинского. Побочно, по просьбам родственников и вполне понятным моральным соображениям, группа запланировала посещение места гибели шестерых членов группы казанских туристов, сплавлявшихся по реке Косью, которое находится недалеко от теснин, образованных подступившими к реке отрогами хребта Обе-Из. После восхождений на вершины планируется классический выход из района по Кожимскому Тракту, с посещением озер Балабан-Ты.

Изменения маршрута и их причины

Сообразуясь с реалиями, возникающими на маршруте, группа несколько меняла отдельные детали прохождения.
В связи с отсутствием видимости и неблагоприятной погодной обстановкой, на участке р. Сывью - хр. Обе-Из - р. Косью группа не стала проходить верховьями хребта Обе-Из, а продвигалась вперед вдоль хребта по тайге и болотам. Это изменение практически не повлияло на временной график похода, так как движение по курумникам, складывающим вершины хребта Обе-Из было заменено на движение по буреломной заболоченной тайге и болотам, складывающим подножие Обе-Из.

Восхождение на вершину Карпинского было проведено не классическим способом, с осыпного перевала севернее вершины в довольно широком гребне Карпинского, на который надо подниматься из долины реки Балабан-Ю. Из-за плохой видимости мы решили подниматься на вершину от озера Восьмерка (Верхнее Балабан-Ты), путь подъема сложнее классического, но мы его видели ранее при восхождении на Народу, когда погода была ясная. Поэтому, основываясь на своих наблюдениях, мы поднимались к вершине по крутому западному склону, придерживаясь небольшого гребня, спускающегося от Карпинского к Восьмерке. Решение об использовании этого пути было также подкреплено наличием всего необходимого снаряжения у группы. Перед выходом на небольшое предвершинное плато, был преодолен и частично обойден скальный участок, состоящий из гладких скал. Путь обхода вывел нас с гребня в карообразную ложбину между двумя соседними гребнями, но применять имеющееся снаряжение нам не пришлось.

ОПИСАНИЕ ПОХОДА

6 августа, день первый…
Наш маршрут начинается в поселке Кожим Рудный. Добраться до него можно на пригородном поезде из Печоры или из Инты и других пунктов воркутинской железнодорожной магистрали. Поселок этот на железнодорожных картах скрывается под именем "Платформа 1952 км". Отсюда начинается тракт в горы. Этот тракт представляет собою грунтовую дорогу, первые километры которой даже выложены бетонными плитами. По ней мы и выходим в путь. По бокам тракта тянется невысокий и чахлый лес, стоящий в основном на болотистой подстилке. Вдалеке смутно вырисовываются в облачной массе далекие хребты Урала - ближний из них хребет Обе-Из. Спустя несколько километров, местность по бокам дороги приобретает еще более унылый вид - на многие километры вокруг тянуться болота. Солнце не показывается, зато периодически начинает накрапывать дождь. Через три перехода мы начинаем постепенный подъем. К счастью, подъем довольно пологий, и мы со стартовым весом легко преодолеваем этот подъем. Далее на пути встречается мост через ручей, и после тракт тянется все выше. Через 4 часа пути мы достигаем понижения, которое оказывается широкой долиной реки Сывью. Вскоре перед нами встает и сама река. Ширина ее порядка 30 метров, глубина в широком месте у переката, который чуть ниже дороги - не более 30-40 см. Скорость течения небольшая и река переходится спокойно. После Сывью тракт опять забирает вверх на очередной пологий увал, и через несколько километров мы прошли мимо развилки (24 км тракта), которая ведет на гранитный карьер, где добывается тот самый красный гранит, который можно увидеть чуть не в каждом городе России.

Далее дорога продолжала вести вверх, но вскоре мы преодолели один из боковых отрогов хребта Обе-Из, и резко спустились вниз, туда где текла небольшая речушка, впадающая ниже в Кожим. Наш дальнейший путь был запланирован вверх по этой речке к верховьям, то есть в тундровую зону хребта Обе-Из, к верховьям Сывью. Сойдя с тракта, мы сразу нашли попутную тропку, которая, правда, не замедлила вскоре исчезнуть. Поиски оказались результативными, с той точки зрения, что мы выяснили, что как таковой, хоженной тропы здесь нет - вернее она моментально зарастает. Следов же этой тропы, неявных и нечетких, множество. Так нам и пришлось идти по этому очень влажному и заросшему лесу. Изредка, чтобы держать нужное направление, приходилось идти вдоль речки, иногда, для удобства, переходя ее с берега на берег. Высокая трава и кустарник вставали на пути, причем подчас не было видно, куда ступает нога, настолько плотными были заросли.

Два перехода по этому лесу вывели нас на правый (орографически) берег речки, где деревья расступились и сразу же появилась четкая и набитая тропа. Мы прошли по ней до последнего лиственничного леса и встали на ночлег на высоком берегу речки. За день было пройдено около 35 км, из которых 28 км по тракту.

7 августа, день второй…
Второй день в горах начался с подъема в 7 утра. За пологом палатки было довольно холодно, небо было затянуто низкими облаками, и мы, быстро позавтракав, вышли в путь. Вскоре идти по правому берегу стало неудобно, и мы перебрались на левый берег, где местами, на возвышениях, тропка появлялась среди низких зарослей карликовой березки. Но вскоре и она исчезла. Долина речки широкая, и идти по ней удобно. Вскоре речка окончательно отошла к правому борту долины, где она и берет свое начало, а мы оказались на почти не выраженном водоразделе. Впереди открылась долина речки, спадающей в западном направлении - где-то на ее берегу, ниже, и находятся каменоломни. Она течет в ущельице с крутыми осыпными склонами яркого красного цвета, очень необычного, особенно на контрасте с белыми пятнами снега. Мы стали забирать налево, обходя эту речку и, вскоре, перешли ее по камням. После этого поднявшись на другой берег мы оказались на водоразделе между этой речкой и Сывью. Между двумя водоразделами ровно один часовой переход. С того места, где мы сейчас находились, ниже справа отчетливо виден был тур, сложенный на каменной россыпи. Никакой записки в нем не было, и предназначение его нам не вполне ясно, во всяком случае, возможно этот тур сложен пастухами - манси, которые на лето пригоняют сюда огромные стада оленей из Тюменской области.

Через один переход мы еще раз перешли Сывью, теперь уже у самого ее истока. Чуть ниже мы увидели большое стадо оленей, пестрым пятном выделявшееся на зеленом фоне ущелья. Для всех нас - это первое свидание с северными оленями. Пройдя еще один полновесный переход, мы решили остановиться на обед, найдя немного сушняка среди растущих трех маленьких елочек. Пока мы готовили - к нам подъехали манси - двое оленеводов на лошадях и с традиционными собаками. Мы их угостили обедом и расспросили о жизни и о дороге. Получив ответное приглашение на олений шашлык, мы с сожалением отказались, так как нам пришлось бы заметно отклониться в сторону.

После обеда, по совету манси, мы стали забирать к левому склону долины, обходя обширный заболоченный участок. Впервые здесь мы увидели и попробовали знаменитую северную ягоду - морошку, оранжевую крупную сочную ягоду с оригинальным вкусом. Иногда мы встречали зачатки тропы, но чаще - следы пребывания оленей. Через час пути перед нами открылись обширные пространства, заболоченные и заросшие лесом. Слева их ограничивал хребет Обе-Из, гораздо внушительнее выглядевший отсюда, справа их не ограничивало более ничего. Мы стояли на отроге хребта, долина реки Сывью теперь осталась справа внизу от нас.

Отсюда мы осмотрелись и решили не идти напрямую к хребту, а держать направление вдоль него, двигаясь лесом. Вскоре мы покинули тундровые склоны, смешанные с россыпями камней и вошли в лес, террасами спускавшийся в долину. Под ногами было влажное болото, а редкие сухие участки в основном не позволяли ставить палатку. Мы с трудом нашли одно место, пригодное для палатки. За день было пройдено 15 километров.

8 августа, день третий…

Утро начиналось паршиво - моросил дождь и было холодно. Вышли в 9 утра. Сперва решено было двигаться вдоль маленькой речки, левого притока Сывью, которая текла в нужном нам направлении. По началу мы планировали идти верховьями хребта Обе-Из, однако в такую погоду никакого хребта вообще видно не было, и идти туда не имело никакого смысла. Мы двигались вдоль речки, то прыгая с камня на камень, то двигаясь по влажной подстилке, подчас переходившей в обычное болото. Через один полновесный переход, компас показал, что группа начала откланяться на запад, и нам пришлось уходить от речки.

Группа углубилась в лес. Для северных краев, этот лес поражал нас, бывших впервые на севере, своей густотой. Не смотря на то, что лес практически стоял на болоте, заросли были сравнимы с тропическими. Бурелом очень мешал, приходилось его обходить, что замедляло движение. Нам приходилось идти по компасу, так как идущий впереди невольно отклонялся к западу, куда текли ручьи. Еще три перехода мы шли по лесу, придерживаясь направления на юг, прежде чем решили встать на обед. Правда обед прошел в не очень приятном для того месте, но других искать уже не хотелось - главное под рукой оказались дрова и вода.

После обеда, определившись с направлением, группа пошла дальше. Кардинально мы так и продолжали двигаться вдоль хребта Обе-Из. Через два перехода лес закончился, и мы шли уже по огромной болотине - моховая подстилка чавкала под ногами, подчас приходилось проваливаться между кочками, двигаясь к видневшемуся впереди очередному пролеску. Открытых болот, к счастью, не встречалось, но мы поняли одно - тот, кто вышел на маршрут в резиновых сапогах, несомненно выиграл. Правда, опытом того дня, стало и то, что в подобном походе необходимы не простые сапоги, а охотничьи - ботфорты. Иначе, проваливаясь в незамеченную яму между кочками, можно испытать на себе всю прелесть местной жижи. В этот день все испытали на себе свежесть местных болот, не говоря уж о фотографе, который шел в горных ботинках, из-за чего его ноги вовсе не просыхали.

Два хороших перехода по болотам с тяжелыми (все еще стартовыми) рюкзаками, довольно-таки вымотали группу, так что решено было чуть раньше обычного встать на ночлег, тем более среди болот было найдено более или менее сносное место для того - небольшой островок, вырастивший на себе море черники и ели, необходимые для нас. Воду мы нашли неподалеку в маленькой, но сравнительно глубокой, луже. Качество ее было не лучшим и сверху плавала болотная фирменная пленка, но мы были рады и ей. Чтобы избежать сырости нам пришлось оберегать палатку снизу, чисто по-зимнему, используя лапник, иначе бы мы проснулись в луже. Решив принести эту жертву, мы с утра воздали ей должное - при ночевке на болоте такое варварство может оказаться незаменимым. Впечатлением этого дня, в довершение всего, стал противный дождик, испортивший наш ужин. Но однако настроение было боевое, тем более его подогрели выданные завхозом граммы. За то, что все промокли и терпели это в течение дня.

9 августа, день четвертый…
Утро не принесло перемены погоды. Дождя правда не было, но и солнце также не появлялось. Сборы этого дня были продлены в связи с перераспределением продуктов.

Первые же шаги четвертого дня по болоту обернулись маленьким купанием руководителя, всего лишь по пояс с лишним, что было им стоически перенесено. Четыре 50-минутных перехода было пройдено до обеда. Все переходы были однообразными - болота с небольшой примесью такого же влажного леса. Слева в тумане скрывался хребет Обе-Из, лишь тенью показываясь в его клубах. Он в основном и служил нам ориентиром. Мы также двигались на юг, лелея надежду увидеть Косью. Единственной радостью для нас в этот период похода стало почти полное отсутствие мошки. Правда комары конечно же были, но не столь докучливые, как нам описывали свидетели, а какие-то вялые, скучные комары. Мошка же как вымерла. Все наши, заботливо приготовленные противомошковые средства физической и химической защиты, откровенно простаивали. Но никого это не печалило. Видно необычайно жаркий июнь и июль и весьма дождливый август что-то сделали с кровососущими и кусающими человекоядными насекомыми, и мы шли по болотам без сеток и "Тайги"! Зато иногда стали встречаться совершенно унылые участки открытых болот, которые мы старались обходить стороной. Три раза приходилось переходить небольшие речушки, шириной метров по шесть и глубиной по колено, которые несли свои воды в Косью. Они, понятно, не были обозначены на нашей карте, но сомневаться в их направлении не приходилось.

После обеда, когда группа прошла еще переход, стало очевидным, что местность начала меняться. Болото, преграждавшее до этого нам путь везде, вытянулось в довольно узкую полосу (не более километра), и мы шли по березняку, росшему вдоль этих болот. Слева, там где находился хребет Обе-Из, видно было его понижение, говорящее по всей видимости, о близости Косью. Два перехода мы прошли по луговым местам, тянущимся вдоль болот, изредка наш путь преграждали густейшие заросли, приуроченные к очередному ручью, либо болотцу. Всюду, где росли березы, нам попадались белые грузди и подберезовики, впервые встреченные нами в этих краях.

В следующий переход мы оказались в лесу, который преграждал путь к реке Косью. Направление нашего движения стало откланяться к востоку, так как нам не хотелось в очередной раз переходить болота, строго придерживаясь южного направления. Идти лесом опять стало тяжело, так как лес в этих краях обильно завален буреломом и сильно пересечен. Один переход по нему стал настолько изматывающим, что мы резко взяли вправо, к югу, и еще через полчаса вышли к Косью.

Косью - широкая большая река, несущая свои воды на запад, к Печоре. Берега ее в месте нашего выхода оказались крутыми, видимо из-за того, что в этих местах река пробивалась в теснинах мимо хребта Обе-Из. Нам пришлось около часа идти вверх по течению, пока мы нашли сколько-нибудь приемлемое место для ночлега. Оно находилось на повороте реки в месте впадения маленького, и пересохшего к тому же ручья. Здесь виднелись следы стоянки, по всей видимости водников, так как троп не было видно не вверх, ни вниз по течению реки. Этой стоянкой мы и воспользовались, быстро устроившись на ночлег, так как все участники устали и вымотались за день.

Последним маленьким нашим наблюдением стал тот факт, что к вечеру погода несколько улучшается, по сравнению с тем, что мы имеем утром.

10 августа, день пятый…
Утро принесло небольшое улучшение погоды. С утра довольно холодно, но мы видим голубое небо. Оставив рюкзаки, мы отправились вниз по реке к месту гибели группы казанских туристов. Вышли к этому месту мы примерно через полтора часа. Табличка, оставленная другой казанской группой через год на месте трагедии, сохранилась, но находится в плохом состоянии - прочитать имена можно с трудом. От этого места остается недалеко до обозначенного на карте балка. Сейчас на месте этого балка выстроена трехэтажная изба, которая облюбована, в частности, работниками и инспекторами Национального Парка Югыд-Ва. Мы недолго пробыли в этих печальных местах и, довольно бодро пошли назад.

Взяв поклажу, наша группа пошла вверх по реке Косью. Берега Косью в этом месте круто уходят вверх, и густо завалены буреломом выше. Тропы никакой нет и приходится выбирать дорогу самостоятельно. Иногда мы лезем по склону, потом спускаемся к самой воде, продираясь сквозь заросли кустарников и завалы камней. Подчас приходится двигаться прямо по воде, так как идти по берегу очень тяжело, а мокрые от дождя камни на берегу еще больше замедляют движение. Но двигаться в воде можно тоже далеко не везде, так как в основном дно резко уходит вниз. Этот каньон Косью образовался в том месте, где река пересекает отроги хребта Обе-Из. Иногда мы вылезаем наверх и идем по сильно пересеченной и буреломной тайге. Но здесь приходится невольно удаляться от реки, которая является нашим единственным ориентиром.

Через четыре перехода каньон кончился и начался более пологий участок. В некоторых местах берег тянется полого и сильно зарос высокой травой или стоящим стеной кустарником. Дальше следует довольно крутой подъем на невысокую террасу, где мы несколько раз натыкались на остатки старой тропы. О ее возрасте и степени нехоженности можно судить по выросшим на ней елочкам, обогнавшим в росте любого из нас. Подобная тропа сопровождала нас и дальше. Наконец, мы решили остановиться на обед на берегу Косью, обнаружив следы стоянки. По нашим расчетам, недалеко уже должна быть река Индысей, названная на нашей карте Южный Дурной Ель.

После обеда, который состоялся в некомфортной обстановке, мы отправились дальше. Тропа вдруг стала торной, и шла по высокому берегу. Несколько раз попадались следы стоянок, а вскоре мы вышли к довольно большому домику, в котором отдыхали несколько местных начальников. Домик был поставлен недавно, очень добротно и снабжен другими постройками, вроде бани, навеса с огромным столом и еще чего-то. Начальство сильно удивилось, увидев в этой глуши живых людей, ибо сами они прилетели сюда на вертолете.

Немного передохнув, мы вышли к берегу Индысея. В этом месте это была широкая и довольно спокойная река, хотя глубина ее была выше колена. Берега густо заросли кустарником, и мы, продравшись сквозь его сети, перешли вброд Индысей. В сезон дождей, видимо, Индысей может стать серьезным препятствием. Ширина реки около 50 метров, глубина лишь у правого берега 70 см.

Выбравшись на левый берег, мы пошли дальше, почти сразу же потеряв тропу. Она то находилась, то терялась, и нам приходилось всегда ориентироваться на Косью. За этот день все изрядно вымотались, но все же решили тянуть до Нидысея, следующего нашего препятствия. Четыре с небольшим перехода мы продирались сквозь тайгу, пока, наконец, не вышли на берег Нидысея. Река эта гораздо серьезней Индысея, течение сильное, глубина до 70-80 см, а ширина до 70 метров. У самого устья река разбита островом на два рукава, так что можно переходить ее и в два этапа. Воспользовавшись подвернувшимися под руку палками, мы форсировали Нидысей чуть выше острова, сразу же остановившись на ночь на хорошей, но заброшенной стоянке на левом берегу.

11 августа, день шестой…
Первым впечатлением шестого дня стал олень, который пристроился недалеко от нашей палатки, пока мы спали. Он спокойно свернулся калачиком и мирно спал рядом. Нас он не боялся, хотя очень близко и не подпускал. Очень близко, в данном случае, это ближе трех метров. Видимо, это существо когда-то отбилось от мансийского стада, иначе мы никак не могли объяснить его отношение к нам.

С этого дня он стал нашим попутчиком, сопровождая нас по тайге. Иногда он прокладывал дорогу впереди, иногда шел сзади, иногда щипал ягель, которого множество было вокруг, иногда мы наблюдали, как он переплывал с какими-то одному ему известными целями, Косью. Причем так естественно и просто, что нам было завидно.

Наш план на этот день - дойти до устья Капкан Вож. Тропа толком не появлялась. Нам было ясно, что по крайней мере в этом году, мы первые идем вдоль Косью - никаких постоянных следов не было видно. Иногда мы держались остатков тропы, но это не помогало успешному продвижению по берегу - масса бурелома и зарослей, заболоченных участков, когда приходилось идти по мягкой моховой подстилке, погружаясь в нее по щиколотку и больше. Рельеф местности был таков, что промучившись с полдня, мы более-менее определили оптимальное расстояние от берега, где можно было хоть как-то эффективно идти. Ближе к реке были кошмарные заросли, дальше - болота. Правда законов там нет - все равно приходиться искать путь. Иногда мы двигались по колено в воде по руслу проток, на которые разбивается русло Косью, что позволяло немного осмотреться. Правда, склонов ближайших хребтов видно не было - серая изморось с утра преследовала нас и мы уже отчаялись увидеть солнце.

В одном месте вдруг появилась мощная хоженная тропа. Мы вышли к удивительному по красоте месту - после переката Косью делала резкий поворот и далее шел тихий плес. Глубина реки в этом месте очень значительна, а сквозь прозрачную изумрудную воду видно дно. На берегу над этой красотой на нескольких уровнях, как трамплины, возвышаются скалы. Мы горько пожалели, что погода не позволила нам искупаться здесь, прыгнув со скал в глубокую реку. Пройдя выше, мы наткнулись на печальное зрелище - остатки пожарища, отличных стоянок, висящая на дереве одинокая вывеска "Набережная реки Фонтанки", притащенная кем-то из жителей Северной Столицы. Видимо мы вышли к сгоревшему балку, известному под названием балок Алекринского (мы не ручаемся за правильность написания). Жаль, что в столь удивительном месте, побывали люди столь безответственные.

За день мы вышли к месту, где в Косью впадал Капкан Вож. Ночевка - прямо на берегу - на песке редкого пляжа, правда под страхом случайного ночного затопления. Зато нам не пришлось ночевать на сырой лесной подстилке.

Самым ярким впечатлением от этого пасмурного дня стали необычайные грибы, которые в огромном количестве преследовали нас весь день. Они были такими, какие дети рисуют на картинках - огромные, правильной формы и абсолютно не червивые. И их было такое множество, что мы с сожалением подумали о невозможности все это засолить, засушить и замариновать. Мы изо всех сил их готовили, потом ели, но они все равно были кругом… Вообще, богатство местной тайги не поддается описанию - море черники, жимолость, смородина, грибы, рыба в реках, среди которой выделяется хариус и кумжа (красная рыба) - все в таких количествах, что не поддается описанию.

12 августа, день седьмой…
Решив не пересекать Капкан Вож сразу, начинаем подъем вверх по его долине правым берегом. Первые два перехода идем тайгой, по привычке - безо всякой тропы. Тайга, как и везде, влажная и сырая, и мы берем выше, удаляясь от реки. Но буреломные участки и невольное петление заставляют нас выйти снова к реке и перейти ее вброд. В месте переправы Капкан имеет узкое русло, зажатое с двух сторон высокими берегами, и сильное течение, глубина до 70-80 см. Переправляемся для надежности стенкой, не доверяя запасенным специально высоким палкам. На противоположной стороне тропы также нет. Пройдя вверх по левому берегу, снова двигаемся вдоль реки, по возможности выбирая путь на узком отрезке между буреломным лесом и влажными заболоченными залысинами, разбросанными по лесу. В это время начинается дождь, переходящий в короткий ливень. К счастью, он быстро заканчивается, сменяясь привычной изморосью. Еще два перехода двигаемся по левому берегу, отмечая для себя, что наше направление сменяется с северного, на восточное. Это поворот долины, который привнес изменение в ландшафт - лес стал более редким и легче проходимым, зато высота трав на луговинах превысила все наши представления о Приполярье. Это скорее напоминало бы тропики, если бы не несносная погода. Еще через два перехода группа вышла из леса на берег Капкан Вож.

На противоположном берегу начиналась каменистая коса, куда мы и перешли, для того чтобы сотворить обед. Готовили на примусе, разведя большой костер лишь для просушки.

От этой косы мы двинулись вверх по наполовину обмелевшему боковому руслу, которое скоро соединилось с основным. После того, как мы попытались продраться сквозь заросли кустарника на правом берегу, мы решили двигаться вдоль берега прямо по руслу Капкан Вож. Во всяком случае это было проще и доставляло разнообразие, так как заросли всем уже порядком надоели. Река позволила нам так идти метров четыреста-пятьсот, потом мы вышли на левый берег, ориентируясь на количество кустарника и поняли, что ошиблись, так как это была лишь видимость. Вскоре заросли стали невыносимыми и группа еще раз перешла реку. Там было обширное моховое болото, которое мы и пересекали в течение пары переходов. Долина Капкан Вож открылась, так как низкую облачность стало раздувать. Она была довольно широка и впереди уже просматривался наш поворот в сторону Манараги на право по ходу движения. Основное русло Капкан Вож находилось прямо и вело в красивый большой цирк, сбрасывавший в долину серое облако. Мы шли сквозь высокую траву, направляясь к берегу. В месте слияния основного и нашего истоков Капкан Вож, мы перешли поток и пройдя чуть ниже к группе лиственниц наткнулись на почти идеальную стоянку. Она была основательно вытоптана и принесла нам радость первых человеческих следов на подступах к Манараге. Видимо ею пользуются в основном при переходах от Манараги к верховьям Капкан Вож, которые на наших глазах сейчас погружались в серую пену.

Под вечер погода прояснилась и мы наконец-то увидели голубое вечернее небо и розовые от заката облака.

13 августа, день восьмой…
С утра наконец-то ясное небо, и мы собираемся довольно долго. Вышли только в пол-одиннадцатого утра. Зато успели немножко просушить спальники и вещи, да и сами отогрелись немного.

Вышли вверх по нашему ручью - левому притоку Капкан Вож. От места стоянки вверх вела отличная тропа. В течение первого перехода она вывела нас из основной долины и провела над тесниной, где приток течет в маленьком каньоне, зажатый с двух сторон невысокими, гладкими плитами. В одном месте на притоке был небольшой, но живописный слив, к сожалению, абсолютно не фотогеничный. Второй переход тропа поднималась на левый берег, пока не вывела нас в широкий цирк, в центре которого были скальные выходы с низвергающимся с них водопадом. Выше этих выходов были скально-осыпные взлеты Манараги, которая с этой стороны смотрится как одиночная вершина, совершенно не разбитая на башни. Слева в длинном гребне было понижение перевала Студенческий, к которому мы и двинулись. Тропа в этом месте потерялась, так как поверхность была завалена курумником с широкими прогалинами заболоченных ручьев. Изредка встречаются следы, но тропа и не нужна, так как местность открыта обзору. Через полперехода начинаем подъем на перевал.

г.Манарага

Место подъема правее седловины и следы серпантином ведут прямо вверх. Крутизна травяного склона, не щедро сдобренного обломками камней, достигает 35-40 градусов. Мы поднимались по склону около 50 минут. После этого, выйдя на выполаживание, наискосок поднимающееся к перевалу, мы взяли влево и вышли на широкую седловину перевала. На западе открылся вид на долину реки Манараги, вдалеке в воздушной дымке виднелись вершины. Среди них мы нашли Народу, Карпинского, Янченко, которые обозначали наш дальнейший путь. На перевале обнаружена записка туристов Санкт-Петербургского клуба туристов-географов (рук. Ананьева М. С.) от 12 августа 1998 года. А над гребнем возвышалась Манарага. Ее башни выглядели отсюда грандиозно. Передохнув чуть-чуть и оставив рюкзаки, мы прошли чуть назад, для того чтобы подняться на гребень в более удобном месте. Гребень представляет собой завал из камней, по которому довольно просто дойти до склона Манараги. Сам склон составляет довольно неприятное препятствие - крутой (до 60 градусов на отдельных участках), заваленный огромными обломками, величиной с автомобиль и больше. Двигаться по нему не удобно, но мы за час все преодолели этот подъем. Первая часть подъема заканчивалась на ребре Манараги, а впереди были скальные выходы. Мы довольно быстро нашли дорогу среди них - это нечто похожее на тропу, ведущую немного в обход опасных скальных участков по полочкам и приводящую на вершину. В двух местах скального участка приходится немного подтянуться.

Вершина башни небольшая, самым заметным на ней является внушительная тренога, с бултыхающимся на ней флажком. Пробыв наверху полчаса, мы начали спуск по пути подъема. Небо начало затягиваться легкой дымкой и все краски приобрели насыщенные тона. Спустившись до перевала, мы подсчитали, что затратили на Манарагу немногим более 3 часов. Рядом с перевалом было обнаружено несколько маленьких друз горного хрусталя.

С перевала по некрутому травяному склону мы за один переход дошли до первых зарослей. Спуск довольно крут только первое время, потом идет постепенное выполаживание, приуроченное к переходу на луговой участок спуска. Здесь мы взяли вправо, чтобы преодолев небольшой боковой отрог, выбраться к ручью, виденному нами внизу. На берегу ручья долгожданный обед.

Начиная с места обеда, быстро преодолев редколесье, мы почти сразу углубились в лесные дебри. Тропы здесь не было и нам пришлось продираться сквозь хитросплетение местных зарослей. А оно, пожалуй, даже превосходит те кошмарные заросли Капкан Вож. Двигаясь все время вниз к реке Манараге, мы затратили больше двух переходов на преодоление леса. Под конец мы наткнулись на следы тропы, вернее было бы сказать, следы того, что здесь кто-то шел. Потом эти следы превратились в тропу, которая вывела нас на торную тропу, ведущую по долине Манараги. В месте ответвления валяется небольшая груда ржавого железа (нечто вроде бака и еще чего-то). Появилось несколько ленивых комаров, от которых мы намазались всевозможными мазями. И это помогло…

Еще два перехода мы прошли по долине Манараги вверх. Правда, мы не особенно торопились, подыскивая место для стоянки. В одном месте слева открылось довольно приличное по размерам, пронзительно синее озеро. Фотограф проторчал в этом месте более получаса, снимая Манарагу на этом фоне.

Теперь то мы увидели, что зря его тогда ругали и пинали - снимки получились неплохие. За следующий переход мы переваливали через невысокий боковой отрог, перегораживающий плоскую и широкую долину. После этого отрога справа мы усмотрели небольшой балок, притаившийся от туристов несколько в отдалении от тропы. Его имя - балок "Олений". Расположившись в нем, мы растопили печь и почувствовали, что эти места не так уж и неприветливы. Балок имеет пробитую в нескольких местах крышу, а внутри мы обнаружили разбросанные по нарам отбракованные кем-то пальчики и друзы горного хрусталя. Не смотря на это, балок вполне пригоден для ночевок.

Вечером встретили небольшую группу из Санкт-Петербурга, но уже не ту, что мы встретили на вершине. Ее руководителем оказался некто Сорокин, чью страничку в Интернете, посвященную походу по Приполярному Уралу, мы нашли перед нашим путешествием. Довольно удивительно, но мир очень тесен. Мы рассматривали карты, которыми обладали ленинградцы и почерпнули много полезного от них.

14 августа, день девятый…
Поскольку под рукой балок, решили подсушиться, позагорать на прохладном северном солнце. Погода самая благоприятная и дневка стала прекрасной приправой к нашей таежной жизни. Масса грибов и ягод вокруг разнообразили наше меню. Все отдыхали и отсыпались. К тому же вспомнили - все ведь в отпуске, надо и попользоваться этим.

15 августа, день десятый…
Вышли из балка полдесятого. Погода самая благоприятная, солнечно, и даже довольно сильный ветер помогает идти.

Через один переход вброд преодолеваем ручей Олений. Брод простой, глубина не более 40-50 см, а течение спокойное. За ручьем тропа ведет по довольно редкому лесу. Изредка рядом с тропой встречаются небольшие и очень живописные озерки, которые придают пейзажу еще большую привлекательность. Из-за этих озер наш фотограф все время отстает.

г.Народа

Долина реки Манараги широкая и плоская. Видимо под нами вечная мерзлота, именно на такую мысль наталкивают озера, болотины, и кривоватые деревца. За три перехода мы дошли до стрелки двух истоков Манараги. Один из них занимал долину, являющуюся продолжением долины Манараги, а другой приток слева впадал в него. В его верховьях расположена вершина Народа, отсюда есть и путь к красивой вершине Янченко. Мы пообедали на обширной поляне, недалеко от стрелки. Здесь даже лежали кем-то заботливо припасенные дрова и были следы недавно покинутого костра, что было актуально, ибо границу леса мы уже прошли.

Сразу после обеда нас ждал брод через упомянутый выше приток. Брод не очень тяжелый, но течение не смотря на это, довольно приличное. Глубина притока 50-60см, а ширина - метров 15. После притока, продравшись сквозь плотные заросли какого-то кустарника, мы забрались на небольшой холм, густо поросший черникой и еще какой-то ягодой, которая у нас в Татарстане точно не водится. На холме мы обнаружили тропу, ведущую в нужном нам направлении. Она шла по обширному лугу, поднявшемуся над рекой, с которого открывался прелестный вид на долину Манараги. Тропа забирала к реке и через переход справа открылось ответвление ее долины, которое замыкала окутанная облаком высшая вершина Урала - гора Познурр, или Народа.

Мы уже увидели понижение нашего перевала в гребне впереди нас. К нему вел мощный моренный вал, наполовину заросший травой, наполовину украшенный осыпными выходами. Два перехода мы поднимались на этот вал, высоко уйдя от основного русла Манараги. Группа разбилась на два отряда, шедшие по параллельным маршрутам, причем один отряд мог корректировать действия другого, так как его маршрут просматривался издалека гораздо лучше. Вскоре мы поднялись к первым озерам, которые совершенно очаровали фотографа. Он настоял, чтобы было уделено время для съемки этих высокогорных озер. Результатом этой остановки явилась серия фотографий.

Верхняя часть моренного вала переходила в дно огромного цирка. Прямо перед нами стеной обрывались вниз мощные скалы кара. Сверху эти скалы должны были заканчиваться на предвершинном плато Народы. Справа скалы повышались и выглядели, как некая вершина, вздымающаяся над необыкновенным изумрудным озером. Слева скалы обрывом переходили к травянисто-осыпному гребню, в котором небольшим понижением выделялся перевал Кар-Кар. Под взлетом на перевал приютилось продолговатое молочно-зеленоватое озеро. От него мы начали подъем сперва по среднему курумнику, затем по крупной каменоломне. Идти с рюкзаком не удобно, но вскоре каменоломня сменяется довольно крутым (40-50 градусов) травянисто-осыпным склоном, на котором есть тропа. Она мелким серпантином, а порой и в лоб, поднимается на перевал, перед самой седловиной забирая влево и выводя на гребень.

Гребень достаточно широкий и завален крупными камнями. С перевала открывается красивый вид на цирк, из которого мы поднялись - по нему разбросано не менее пяти озер, чьи молочно-зеленоватые, бирюзовые, темно-изумрудные краски заставляют в пятый раз перезаряжать нашего фотографа пленку в своих двух аппаратах ЗЕНИТ уже в пятый раз. На юге над хребтом выделяется конус вершины Янченко. На севере под нашими ногами стальная гладь большого озера с островом посередине. К этому озеру обрывается плато Народы крутыми скалами и становится ясно, почему перевал носит название Кар-Кар. Он соединяет два мощных кара, хотя Ильдар Замалетдинов и выдвинул свою версию, по которой название происходит от татарского, и следовательно, вообще, тюркского, слова "кар", что означает "снег". При этом он показал на разбросанные кругом снежники, но его не поддержали.

Рассмотрев с перевала на завтра возможный путь подъема на плато Народы, начали спуск. Он проходит по скальным полочкам, выходящим над крупной осыпью, и траверсом уходящим налево, чтобы обойти озеро внизу. После этого участка следует спуск по осыпи к озеру, который заканчивается на травянистом берегу. Спуск занял 20 минут, и мы мимо озера направились к правому борту долины, наискосок пересекая красивый цирк. У ручья, вытекающего из озера, и представляющего собой один из истоков Балабан-Ю, под прикрытием осыпи останавливаемся на ночевку. Вечер дарит нам прекрасный закат, который словно пожар разгорелся на всем доступном нам небе. Последнее впечатление дня - чудный ужин из пшенки с салом, то есть со шкварками, поджаренным на примусе. Радует нас плотоядность наших татар, которые наравне с остальными трескают и грибы, и сало, о чем в лагере много шуток. Аппетит вселяет надежду на успешное завершение маршрута.

16 августа, день одиннадцатый…

Вид с перевала Кар-Кар

С утра намечено восхождение на Народу. Подъем начинается прямо от лагеря, по осыпи. Полчаса, и мы уже оглядываем вчерашнее озеро с другой стороны. В понижении перевала Кар-Кар, появляется сперва красивая конусообразная вершина, потом возникает Манарага, отсюда выглядящая одинокой, как крейсер, бороздящий таежные пространства.

Вскоре выходим на огромное плато, в завершении которого возвышается огромный шатер Народы. К нему ведет путь по каменным россыпям. Подходим к противоположному склону плато, который обрывается очередным каром к очередному зеленому озеру. Напротив нас громада вершины Карпинского, с крутыми склонами и неяркой вершиной, лишь немного поднимающейся над протяженным ровным гребнем. Дальше по плато выходим к возможному спуску на озеро Длинное, или Голубое (на других картах). Это озеро находится в верховьях реки Карпин-Шор, уносящей свои воды на восток. Оставляем рюкзаки и продолжаем подъем налегке.

Сперва забрав по плато вправо, а потом преодолев небольшую складку в завалах камней, продолжаем неторопливый подъем к седловине Народы. На пути встречаются характерные участки из глыб белого цвета, что издалека делает Народу как бы припорошенной снегом. Через два с половиной часа мы на седловине между двумя вершинами. Уже отсюда открывается незабываемая панорама Уральских гор. Над седловиной возвышается большой деревянный крест, с надписью "Спаси и сохрани", установленный здесь судя по надписям в 1998 году. Сфотографировав его и успев потратить на подъеме три пленки, фотограф сказал что можно идти выше.

На вершине несколько туров, не считая куч разного мусора. В одном из них обнаружена записка альпиниста из Новоуральска (Свердловск 44) от 10 августа 1998 года, с обратной ее стороны расписались также 9 "просто прохожих" из Ухты. Есть несколько табличек, на которых высказывания прошлых восходителей. В треноге, которая стоит на вершине обнаружена другая записка, написанная на бланке заявки на продажу билетов - группа туристов из Санкт-Петербурга в количестве 20 человек была на Народе 9 августа 1998 года. Фамилии руководителя не указано. Пробыли на вершине полчаса, вдоволь налюбовавшись пейзажем во все стороны, а видны с Народы все основные вершины, даже далекая Сабля вырисовывалась на розоватом от дымки небе. Спускались напрямик к плато, не заходя на седловину. Спуск занял порядка полутора часов.

Взяв рюкзаки, мы осматриваем сверху Голубое озеро. Вернее озер два. Одно - большое и длинное, имеет действительно голубовато-зеленоватый оттенок, а вот второе зеленое. Начинаем спуск по гребню, ведущему с плато Народы к перевалу №23. Спуск по осыпному гребню, вначале покрытому травой, а потом включающему даже маленькие скальные участки, дается тяжело. Ощущения не самые приятные, так как ноги уже устали, но все идут без обеда скорее вниз.

На вершине Карпинского

Дальше группа подтянулась к перевалу №23, как о нем пишут на картах. Со стороны Карпин-Шор, он и перевалом-то может быть назван с натяжкой, а просто напоминает пролом в стене. Однако спуск гораздо серьезней. Небольшой скальный участок и крутой каменистый склон. Кругом выходы скал, а слева по ходу движения, круто уходит в небо скальный массив гребня. На перевале мы сняли записку женской группы из четверых человек и "собаки Мухтара" из Сыктывкара от 24 июля 1998 года. Фамилия руководителя совершенно неразборчива, возможно Т. Плошова. Спуск растянулся на час. Самый неприятный участок в начале спуска - здесь мы взяли немного вправо, прижавшись к скалам. Под ногами - виденное ранее зеленое озеро. Справа от перевала уходит острый как лезвие гребень, ведущий к массиву вершины Карпинского. Спустившись мы прошли вниз до следующего озера, носящего местное название Восьмерка (сверху оно напоминает эту цифру). На самом деле это озеро Верхнее Балабан-Ты, хотя выше него есть еще одно озеро, мимо которого мы прошли. Остановившись на ночлег справа от озера, со стороны нашей завтрашней вершины - Карпинского, все после быстрого ужина, совмещенного с обедом, уснули гораздо раньше обычного, измотанные днем прошедшим.

17 августа, день двенадцатый…
Ночью поднялась непогода. Еще вчерашним днем небо накрыла тонкая вуаль дымки, которая вечером превратилась в слой облаков, а за ночь сомкнулась над нами. С утра над нашим пятачком с палаткой дикие порывы ветра пытаются сорвать полиэтилен. Видимость опускается до 40-50 метров. Самое неприятное ощущение - это то, что несмотря на ветер, плотные облака тумана налетают и нет прорыва в непогоде. За целый день мы так и не увидели нашей вершины и по молчаливому согласию всех участников группы устроили дневку. Она была омрачена хлопотами по укреплению палатки под проливным ливнем, который довершил картину. Ливень начался утром и до самого вечера хлестал, не ослабевая. Вся долина мгновенно превратилась в намокшую губку, но бороться с этим было невозможно. Мы построили невысокую стенку, что как-то укрыло палатку от порывов ветра, и отдались беспокойному сну, стараясь не высовывать без надобности носа из укрытия.

18 августа, день тринадцатый…
После утреннего подъема стало ясно, что погода не изменилась. Ливень сменился на изморось, налетающую внезапно, а туман, пожалуй, усилился. Но так как времени, отпущенного группе на поход по разным обстоятельствам, было мало, решено было начать восхождение на Карпинского в любых условиях, с тайной надеждой на улучшение погоды.

Начали подъем по ближайшему к озеру Восьмерка гребню. Этот гребень представляет собой среднюю осыпь, состоящую из камней, в массе своей покрытых лишайником. Последнее обстоятельство составляет для нас основную трудность - в дождь лишайник, намокнув, совершенно не держит.

С грехом пополам продолжаем подъем. Гребень уходит куда-то в туман, и приходится идти чуть ли не на ощупь - до ближайшего ориентира, крупного камня, потом до следующего. Слева в тумане еле виден соседний гребень, который кажется нам труднее, так как больно уж внушительно выглядят скальные выходы. Справа не видно ничего, так как мы спрятались под наш гребень при подъеме. Если же этого не делать, то бешеные порывы ветра буквально сдувают с места человека. Поднимаемся по склону, отмечая для себя постоянное увеличение крутизны склона. Вскоре оказывается, что мы вышли на гладкие и неприятные скальные выходы, которые обходим слева, оказываясь прямо в каре. Крутизна склона в каре доходит местами до 60-65 градусов, а так как конца склона в тумане не видно, то мы чуть было не принимаем решение вернуться. Однако, вскоре, и спустя три часа общего подъема, внезапно группа оказывается на плато, которое сложено из курумника, но по ровности поверхности может соперничать с лучшими футбольными полями.

Наугад в тумане идем влево и подходим к возвышению, на вершине которого видим обелиск. В этот момент уже под совершенно дикими порывами ветра из тумана начинает сыпать крупа. Она бьет по лицу, так что все спешат укрыться под склоном, отказываясь даже фотографироваться. На вершине стоит обелиск Карпинскому со скромной надписью, обозначающей высоту вершины - 1803,4 метра. В стойке обелиска мы отыскали промокшую записку "семейной" группы Шелухановых от 4 августа 1998 года - туристов из Новоуральска. Она завернута в целлофан и почти в непотребном состоянии, так что наш фотограф жертвует пеналом от фотопленки, чтобы спрятать туда нашу записку. Пытаемся пройти немного на север, в поисках второй вершины, вернее второго обелиска, но там сплошное понижение. Значит обелиск южнее, и мы двигаемся на ощупь к югу. Через пол часа выходим ко второму обелиску. В непроглядном тумане, отыскав место для спуска, выступаем в скально-осыпной кулуар. Идти тяжело, осыпь подвижная. Один раз крупный камень, на который решился опереться Ренат Кадыров, развалился на две части, так что тот еле успел отскочить. К счастью, камень не пошел вниз и Ренат, придя в себя, пошел дальше. Ниже кулуар забит снегом, который, правда, можно обогнуть. Еще ниже под ручьем водопадик. Через два с небольшим часа оказываемся у подножья склона. Все восхождение заняло чуть более шести часов.

Полиэтилен, который был укреплен на одной из наших палаток, ветром унесен в неизвестном направлении. Не особенно горюя об этой потере, так как это уже не может отравить нам настроения, готовим обед, по традиции на примусе. Через полтора часа мы оказываемся если не в центре стада северных оленей, то уж почти во главе его. Олени - не из пугливых, хотя близко к себе не подпускают. Пытаемся фотографировать, хотя не так удачно, как хотелось бы. Скушав обед, решаем сниматься с якоря, хотя сборы совершаются и долго. Но нам не терпится найти балок, который должен быть где-то здесь.

Он и вправду оказывается недалеко. Не более часа ходьбы привели нас в главную долину Балабан-Ю, где сливаются три истока этой реки. На правом берегу, ниже места слияния, около реки оказался балок, который стал нашим пристанищем. Оказалось, что уровень Балабан-Ю поднялся настолько, что вокруг балка была вода, и чтобы попасть туда, нам пришлось прыгать по камням. Под крышей уже приютились два местных шахтера, и четыре туриста из Свердловска. От них мы почерпнули новые сведения о районе, причем самым интересным оказалось, что на противоположном от балка склоне находится урановый рудник.

Вечером подошли еще пятеро москвичей - водников, естественно, мокрых с головы до ног, которые направлялись на Косью, и которых мы снабдили своей информацией.

19 августа, день четырнадцатый…
Утро встретило пасмурной пеленой, сквозь которую кое-как проглядывал холодный диск солнца. Наслаждаясь теплом печки и пользуясь возможностью просушки мокрых принадлежностей, тянем время перед выходом. Уровень воды в реке за ночь спал настолько, что мы обрадовались. Все так и продолжали бы нежится в тепле, если бы руководитель не стал покрикивать.

В планах на этот день похода - дойти до базы "Желанная", которая расположена на берегу озера Большое Балабан-Ты (мы не ручаемся, но, к сожалению, не зная истинного смысла названия озера, склоняем его таким образом). До него восемнадцать километров, которые обозначают начало обратного движения - на выход.

Идем левым берегом Балабан-Ю, прямо по невысоким кустикам березки и травяной подстилке. Как нам сообщили, тропа и даже вездеходная колея, проходят по левому берегу, и мы, нехотя, переходим на ту сторону. Глубина воды в реке - до 70 см, ширина 20 метров. Течение сильное, но, по сравнению со вчерашним днем, уже приемлемое, да и глубина может быть еще меньше. Выбравшись на противоположный берег, поднимаемся на возвышение, по которому, действительно идет вездеходная колея. С неким торжественным чувством проходим мимо отвала уранового рудника, притаившегося у левого борта долины. Невдалеке лежит остов брошенного "Урала", еще ниже какие-то железяки. Чувствуется приближение цивилизации.

Долина реки Балабан-Ю очень широкая, плоская, по обе стороны симметрично поднимающаяся к хребтам. Ориентироваться в ней легко - она просматривается на многие километры вперед. Сзади нам не видно ни Народу, ни Карпинского - в верховьях вершины, как обычно, скрыты.

Идем быстро, и через переход подходим к широкому каменистому пространству, по которому растекается река. Следы явно ведут на противоположный берег, и мы переходим обратно, ругаясь про себя по поводу ненужного предыдущего брода. Здесь брода почти что нет, так как река растекается на большой площади. Уровень воды, не больше чем 30 см, и мы быстро переходим реку.

На правом берегу ничего примечательного опять не встретилось - все то же, что и на левом. Кроме большой проблемы - колею, похоже, подновляют вездеходами и она превратилась в грязное месиво. Мы идем вдоль дороги, стараясь обходить заросли березки и еще какого-то кустарника, которые разбросаны по долине.

Два перехода приводят нас к берегу Малого озера Балабан-Ты. Озеро, однако, довольно большое. Над ним справа по ходу возвышается массив горы Старуха-Из, или, говоря по-нашему, просто Старуха. Дальше долина расширяется, принимая в себя справа долину притока. На берегу озера тундру оживляет мансийский чум, из которого выходит старуха. Больше никого нет, все остальные со стадами оленей. Для нас эта старуха со своим чумом, живущая под горой Старуха-Из, стала олицетворением тундры. После общения, фотографий, и знакомства с первобытным бытом, идем дальше. Ниже колея разбита невообразимо, и мы, проклиная цивилизацию, по уши грязные, делаем еще почти три перехода, пока не оказываемся на берегу Большого Балабан-Ты. Озеро очень большое и, вероятно, красивое, но нам, честно говоря, не до него. Да и пасмурное небо, которое не дает фотографу развить свою бурную деятельность, не очень украшает пейзаж. Как нам потом сказали, рыбы в озере мало, но выше она есть. За озером постоянно наблюдают гидрогеологи из Воркуты, с которыми мы познакомились позже. Они же нам и рассказали, что вода в нем стала хуже - грязнее, чем раньше.

Проходим мимо россыпей кварцевого песка, и места, где с ним что-то делали. Отсюда, с холма, открывается база Желанная, состоящая из пары десятков бараков, выстроенных в три ряда. Такое ощущение, что половина из них пустует.

Однако, здесь еще работают несколько человек, в том числе геологи из Воркуты. С дровами здесь тяжко - на дрова разбирают какой-то барак. Когда-то здесь кипела жизнь - был даже "бар", чья вывеска еще сохранилась над полуразвалившимся строением. Склоны горы Баркова над поселком изрыты и завалены белыми кварцевыми отвалами. Несколько шахт уходят под гору, но работающей техники не видно. Одна шахта славилась добытым там горным хрусталем и мы видели несколько его прекрасных образчиков. Сейчас добыча кварца еле теплится.

Местное население, похоже, живет от похмелья до похмелья и находится в постоянном поиске спиртного - нас даже пытались немного раскрутить, но наши запасы состояли только из Н/З. Противоположностью местным стали воркутинские ученые-геологи, которые работают, похоже, не покладая рук. Во всяком случае, мы наблюдали, как они вечером обрабатывали какие-то образцы, после того, как вернулись в поселок около 8 часов вечера, а ранним утром отправились на свои работы.

Вечером нам составили компанию четверо водников, остановившихся рядом с нами. Они были из Иваново и Костромы.

20 августа, день пятнадцатый…
Мы запланировали на этот день переход по долине реки Балабан-Ю. Ранний подъем, быстрый завтрак, и мы снова на горном тракте, с которого и начинался наш маршрут. Но теперь до начала тракта 123 км, (по словам местных жителей). Конец тракта, на который мы вышли с утра, в хорошем состоянии - он не так разбит, как вездеходная колея выше Желанной. Идти по утреннему холодку легко, тем более, что и рюкзаки облегчились до предела.

Долина Балабан-Ю в этом месте перегорожена древним моренным увалом. Кроме Большого озера вдоль дороги встречается с десяток небольших озер, разбросанных слева и справа от дороги и притаившихся в складках моренного вала. Забравшись на вершину последнего, начинаем спуск в широкую просторную долину, которая раскинулась между двумя хребтами - слева Малды-Нырд, справа хребет Росомаха. Долина просматривается на многие километры, вплоть до понижения хребтов к реке Кожим. Спустившись ниже, видим на склоне справа ответвление дороги, ведущее в долину Пелингичей. Эта долина отделена от Балабан-Ю красивой скальной пирамидой вершины 1248, которая выделяется в этом месте своими мощными сбросами на фоне сглаженного рельефа окрестных гор.

Дальше тракт ведет все время под гору, и вскоре появляется длинный прямолинейный участок, снабженный даже километровыми столбами. Правда, к чему привязан километраж, не очень понятно, но скорее всего, имеется в виду расстояние от поселка Кожим Рудный. На берегу Балабан-Ю выбираем место для обеда и отдаемся неторопливому чревоугодию.

Вторую часть дня также идем по тракту. На 95 км тракта натыкаемся на поселок золотоискателей, который в 80-х годах был организован Тумановым. В честь этого поселка была даже передача по центральному телевидению, а теперь нам выпало самим увидеть его. Пара полупьяных мужиков, десяток собак, несколько домов в хорошем состоянии. А еще единиц 20 или 30 брошенной техники - мертвые вездеходы, трактора.

Мы проходим еще несколько километров и решаем вставать на ночлег, так как дальше нам не известно, скоро ли появится вода. Все устали от тракта, и хочется кушать…

21 августа, день шестнадцатый…
Свернув лагерь, группа слегка растянувшись, выходит в северном направлении. Вскоре после этого тракт, пройдя еще над рекой Балабан-Ю, начинает забирать влево в лесотундровую зону хребта Малды-Нырд. Редкие низкорослые лиственницы, выросшие на вечной мерзлоте, бесконечные пространства, заросшие мхом или лишайниками, низкие кустики голубики и березки. Унылые склоны хребтов, кое-где украшенных мертвыми осыпями - эта однообразная картина, тянувшаяся несколько километров, достойна быть описана более способными писателями.

Через десяток километров лес стал крупнее, склоны справа приблизились. В районе 76 км разрушенное поселение. Небольшая вывеска возвещает, что это "ЦГРП". Недолгое раздумье позволяет нам предположить, что здесь стояла Центральная Геологоразведочная партия, однако сейчас об этом остались только воспоминания, да вывеска. Один дом кое-как сохранился - вернее крыша есть, а всего остального нет. Километровые столбы продолжают встречаться. Кое-где в сторону от дороги отходят зимники, которые обычно соединяются около переправ или просто вливаются в главный тракт. Мы рекомендуем следовать по главной дороге, чтобы не стать мокрыми с ног до головы.

За ЦГРП река Кожим, к которой подходит тракт, течет в обрамлении скальных обрывов правого берега, которые выглядят очень живописно. Есть даже участок, где река течет в своеобразном каньоне, пробиваясь сквозь скалы. Здесь она делает резкий поворот влево, к западу. Здесь же, недалеко (примерно 74 км), ответвление от тракта, ведущее в долину Лимбеко-Ю. А еще через несколько километров мы выходим к устью реки Лимбеко-Ю. На месте стрелки есть отличные площадки для ночлега, но мы решаем перейти Лимбеко сегодня же. Полюбовавшись немного красивейшим пейзажем, который нам подарили две реки - величественный Кожим и беспокойная Лимбеко, мы пошли вдоль тракта искать место брода.

В полукилометре от стрелки дорога переходит на другой берег, в этом же месте следует переходить реку вброд. Уровень воды доходит до пояса, особенно глубоко у правого берега, однако течение довольно спокойное и мы переходим реку без приключений. Необходимо отметить, что мы бродили реку, когда воды не слишком много, в дождливое же время река может стать серьезным препятствием.

Найдя место для стоянки, ставим лагерь. Руководитель пробует ловить рыбу, другие занимаются ужином, фотограф прогуливается с аппаратом. Все понимают, что заканчивается маршрут, и всем немножко грустно.

22 августа, день семнадцатый…
Сразу от реки, тракт ведет нас вверх, и уже через час мы можем любоваться долинами двух рек. Внизу сзади светлой лентой вьется Кожим, а широкая долина Лимбеко-Ю раскинулась прямо под ногами.

Диск солнца с трудом пробивается сквозь завесу облаков, а впереди нас встречает серая хмарь. С подъемом к лесотундровой зоне хребта Восточные Саледы, нас встречает легкий дождик. На многие километры вокруг тянутся уже известные нам пейзажи - чахлые деревья, влажная моховая подстилка, заросли низкорослых кустарников. Однообразие этих картин не мешает нам идти в приличном темпе, не смотря на состояние тракта, который в этом месте разбит до предела. Выбираем дорогу с краю от тракта, стараясь придерживаться смятых кустарников.

Вторая половина дня ни чем не отличается от первой - только дождик иногда усиливается. Дорога поднимается к мрачной долине, ведущей к осевой части хребта Западные Саледы. Перевальной точки как таковой нет - просто плоское дно долины начинает постепенно понижаться. У водораздела несколько небольших озер, есть места стоянок, хотя с дровами здесь проблемы. Крутые склоны долины довершают невеселую картину, и нам хочется побыстрее спуститься к подножию хребта. Вниз тракт ведет широкими петлями, скоро углубляется в лес. Здесь он меняет направление и, почти не петляя, ведет нас на запад.

Заключительным приключением этого длинного дня стала переправа через реку Дурной Ель. Река, как нам объяснили, названа Дурной из-за того, что не замерзает зимой. А слово "Ель" обозначает ручей или реку. По нашим сведениям, полученным раньше на Желанной, рыбу в Дурной почти не ловят, хотя она там есть. Переправа оказалась не такой сложной, как на Лимбеко. Уровень воды в Дурной реке пониже, хотя течение довольно сильное. Глубина достигает 70 см, а ширина превышает 50 метров.

Недалеко от тракта мы встаем на ночлег, утомленные длинными дневными переходами. Вечером праздничный банкет - двойные порции ужина и остатки сала, которого еще могло бы хватить на несколько дней. Завхоз, который экономил на нас весь маршрут, отдал приказ доедать все, что можно, и мы вплотную занялись этим.

23 августа, день восемнадцатый…
Дурной Ель - типично таежная река. Свернув бивуак, мы сразу же вышли на дорогу. Дорога шла тайгой постепенно поднимаясь к невысоким увалам хребта Обе-Из. Ничего примечательного на этом пути не происходило, кроме того, что в пол двенадцатого дня мы встретили автомашину "УРАЛ", следующую в противоположном направлении. Как оказалось, это была вахтовая машина, которая раз в неделю ходит куда-то в горы, возможно даже в район Желанной.

Мы продолжили свой путь и вскоре уже пересекали ту небольшую долину, от которой мы начали свой путь в сторону Косью. Она запомнилась тем, что с дороги на одном склоне долины видно продолжение дороги на другом ее склоне. Такое ощущение, что просеку пробивали по линейке, настолько безукоризненно они дополняют друг друга. Отсюда, как нам было известно, до Кожима остается не более 28 км, и нам пришлось прибавить ходу. Чувствуя выход, все очень резво шли, многие даже переобулись в более легкие кеды, благо дорога в этих местах позволяла такую вольность.

Через два часа мы вышли на Сывью и преодолели ее вторично за этот поход. От Сывью до станции Кожим Рудный мы сделали три часовых перехода, пройдя 18 км с рекордной для нас скоростью. А уже на платформе нас приветливо встретила мошка, облепив лицо, шею и руки, как никогда в этом походе. Дождавшись первого поезда в сторону Печоры, мы садимся на него и с грустью наблюдаем из окна за горами, которые постепенно отдаляются и исчезают в дымке. Наш маршрут закончен.

Определяющие препятствия маршрута
К определяющим препятствиям маршрута следует отнести следующие: вершины Манарага, Народа, Карпинского, перевалы Студенческий, Кар-Кар, №23, реки Сывью (брод дважды), Индысей, Нидысей, Капкан-Вож (брод пять раз), Манарага, Балабан-Ю, Лимбеко-Ю, Дурной Ель. А также необходимо остановится на примерно 36 км участке болот вдоль хребта Обе-Из, участках тайги без троп там же и на реках Косью (более 28 км) и Капкан-Вож (15 км).

Гора Манарага, 1662 м, стоит довольно обособленно. Традиционный (классический) вариант подъема на нее с перевала Студенческий. На перевал поднимаются по травяному склону, который потом сменяется небольшим осыпным участком. Категорийность перевала неизвестна, но скорее всего не более н/к. От перевала по гребню хребта, представляющего собой каменоломню, подходят к подножию Манараги, откуда примерно час подъема на ребро вершины по крупной и средней очень крутой осыпи. По гребню выходят под скалы, которые частично проходятся, а частично обходятся по скальным полкам с подъемом на вершину. Скальный участок тоже займет примерно час, хотя можно и меньше. Некоторые зубья Манараги столь неприступны, что требуют очень серьезной подготовки и снаряжения. В целом восхождение близко к 1Б категории.

Вершина Народа, или Познурр, высочайшая точка Народо-Итьинского хребта 1895 м. Она доминирует над всеми вершинами Урала. С северной стороны она вполне доступна, если подниматься на предвершинное обширное плато со стороны озера с островом на дальнем истоке Балабан-Ю или со стороны озер Восьмерка или Голубого. Подъемы везде травяные, кроме сыпухи со стороны Голубого озера. Дальше по тундровому плато выходят на каменные россыпи, постепенно приводящие на седловину между двумя вершинами. Левая (Восточная) гораздо выше, а правая - просто возвышение над гребнем, уходящим вниз. С седловины, на которой сейчас установлен крест, еще минут пятнадцать-двадцать подъема на вершину. Южный и Восточный склоны - крутые скалы, обрывами уходящие вниз.

Вершина Карпинского, 1803,4 м, вторая по высоте в районе. Это массивная гора, вытянутая с юга на север мощным гребнем, возвышающимся над прилегающими хребтами, имеет небольшое повышение в центре. Это и есть вершина с установленным на ней барельефом Карпинского (в честь этого ученого назван город Карпинск на Урале). В этом гребне есть еще и южная вершина, также почти незаметная, но на ней стоит такой же барельеф. Мы поднимались со стороны озера Восьмерка по ребру, идущему от вершины по средней и крупной осыпи. Выше гладкие скальные выходы, которые надо обходить по подвижной осыпи. Если выйти на "неудачный" гребень, а их несколько отходит от вершины на запад, то скальные выходы будут тяжелее, обходить их будет неудобно и даже опасно. Спускаться лучше по пути подъема, не экспериментируя на спуске по соседним ребрам. После подъема лучше поставить тур, чтобы найти потом место спуска, так как однообразное "футбольное поле", каким представляется предвершинное плато, очень затрудняет ориентацию, во всяком случае в тумане. Возможно, что подъем на вершину со стороны севера, сперва по осыпи на гребень, а оттуда прямо по гребню, легче. Мы его не видели. Подъем с нашей стороны можно оценить 1Б категорией сложности. Спуск от южной вершины возможен лишь по единственному длинному кулуару и тяжелее. В конце кулуара большой снежник и водопадик.

Перевал Кар-Кар не представляет большой сложности, если правильно сориентироваться. С юга это довольно крутой осыпно-травяной склон, причем осыпь только в начале подъема. На север спуск по широким полкам, ведущим траверсом к левому осыпному склону долины над озером с островом. Подход под перевал с юга по моренным валам несколько трудоемок, но перевал виден в гребне, и ориентироваться в хорошую погоду не сложно. Категорийность перевала порядка н/к.

Перевал №23 с севера довольно крутой осыпной склон со скальными выходами по краям. Найти его очень просто - с одной стороны поднимается острый гребень на Южную вершину Карпинскоого, с другой стороны массивные скалы, ведущие на плато Народы. Глубоким проемом между ними и является описываемый перевал. На юге он почти сразу открывается к расположенному здесь Голубому озеру. С юга скальные выходы не видны, а видны осыпные гребни. Категорийность перевала н/к-1А.

Реки, которые приходилось преодолевать вброд, различны как по характеру, так и по сложности. Сывью не является опасным препятствием - скорость течения не очень велика, глубина составляет 40 см, а ширина 30-35 м. Индысей - широкая река (до 50м), глубина до 70 см у подмытого берега. Нидысей преодолевается заметно сложнее - скорость течения гораздо больше, но то, что река разливается довольно широко (до 70 м) и разбивается на два рукава, несколько облегчает брод. Капкан-Вож в нижнем течении становится серьезным препятствием. Большой слив воды, глубокие до (70-90 см) участки, заставили нас преодолевать внизу реку стенкой. Нельзя сказать, что без такого числа бродов через Капкан-Вож, мы бы не обошлись. Вполне можно было один раз перейти реку и пройти одним берегом, но мы искали более удобную дорогу, и нам пришлось делать 5 переправ с берега на берег. С точки зрения удобства хождения по целине, которая покрывает долину Капкан-Вож, мы вероятно были правы, делая переправы, и даже идя по реке по колено в воде.

Река Манарага после слияния своих истоков (после чего она течет на юг), полноводная река, но есть несколько приемлемых мест для переправ. Мы переходили ее у стрелки (вернее один из ее истоков). Глубина примерно 60 см, ширина до 10 м и довольно несильное течение. Балабан-Ю в верховьях напоминает по описанию Манарагу. Уже в среднем течении это очень серьезная полноводная река. Все эти реки набирают полную силу в дожди - подчас они становятся невозможными для переправ даже в верховьях.

Наверное самым серьезным водным препятствием является Лимбеко-Ю. Глубина реки достигает метра, а ширина составляет порядка 50-70 м. При спокойном течении (то есть не в дождливый период), река проходима, но она может стать опасной в дожди. Дурной Ель глубиной до 70 см, шириной до 60 м, не столь полноводен, как, скажем, Нидысей, но довольно серьезен.

Перечень наиболее интересных объектов
К наиболее интересным объектам стоит отнести вершины, среди которых особняком как на карте, так и по красоте и необычности выделяется Манарага. Ее незабываемые формы наверняка неповторимы, хотя мы видели с Народы на западе "Маленькую Манарагу" (как бы уменьшенную копию вершины).

Очень интересны, во всяком случае для фотосъемки, многочисленные озера, которые есть чуть ли не в каждой долине. В долине реки Косью самые красивые места расположены неподалеку от сгоревшей избы Алекринского, здесь есть также места для стоянок на месте пожарища и рядом с ним. Другие места на Косью грешат отсутствием хороших стоянок, кроме разве что отличного места на высоком левом берегу Нидысея. Туристы, встретившиеся нам в пути, говорили, что очень красиво на ручье Пывсян-шор, но мы там, к сожалению, не были.

В более населенных местах, таких, как верховья Балабан-Ю, можно встретить манси, с их почти первобытным бытом. В окрестностях базы "Желанная" туристов могут заинтересовать шахты, в которых добывают кварцевый песок и встречается горный хрусталь.

А вообще, вся территория, по которой проходил наш маршрут не зря выделена в Национальный парк Югыд-Ва, а этот парк не зря единственный из европейских парков, который внесен в перечень объектов всемирного наследия ЮНЭСКО. Красота пейзажей, необычность ландшафтов, редкие по красоте горы, реки, сами по себе достойны быть названными "наиболее интересными объектами".

Дополнительные сведения о походе

Погода
Погодные условия на Приполярном Урале отличаются северной суровостью. Здесь часты дожди, которые могут идти одновременно с туманом, ветром или снегом. Выпадение снега в высокогорье возможно в любой месяц лета. Все горные реки во время затяжных дождей сильно поднимаются, и некоторые, при хорошей погоде легко преодолимые реки, становятся практически непроходимыми препятствиями. Один из самых простых способов борьбы с ними - пережидание непогоды, так как с прекращением дождей режим реки быстро приходит в норму.

Стоит отметить такую несомненную особенность местной погоды, как возможное улучшение погоды, прекращение дождя или появление Солнца в вечернее время. Часты ситуации, когда с утра и весь день погода скверная, а к вечеру становится лучше.

Большую пользу для групп, путешествующих летом, может оказать полярная белая ночь. Она значительно продлевает светлое время даже в августе, не говоря уж об июне и июле. Для работоспособных групп возможно использование вечернего времени, а также ночные восхождения.

Снаряжение
Для походов по Приполярному Уралу помимо обычного снаряжения, а также специального снаряжения, которое выбирается в зависимости от поставленных группой целей, могут оказаться полезными следующие советы.

Не смотря на расхожее мнение, о том что ходить в сапогах неудобно, надо отметить, что для этого района именно сапоги являются самой удобной формой обуви. Причем, желательны не простые сапоги, а охотничьи - высокие ботфорты. Это снимает большинство проблем - таких как преодоление бродов (позволяет на них сэкономить время и тепло), вечное мокрые ноги от окружающих болот. К тому же на каменистых россыпях сапоги являются вполне приемлемой обувью и отлично держат. Мы встретили две группы, которые носили с собой резиновые штаны от костюма химзащиты, которые использовали на переправах. Такой метод хорош, но требует довольно большого времени для переправы.

Для групп, планирующих восхождения, желательно иметь примуса с заправкой бензина или газовые горелки. В некоторых долинах, таких как Балабан-Ю, граница области леса находится далеко от водораздельных хребтов и очевидны проблемы с дровами. Поэтому искусственное топливо будет очень кстати.

Предметом первой необходимости должна быть противомоскитная сетка - накомарник. То, что мы не столкнулись с бичом этих мест, мошкой, говорит только о том, что год на год не приходится. В другие годы они портят настроение в течение всего маршрута. Обычно июнь-июль месяц принадлежит комарам, а в августе комары исчезают и появляется мошка.

Итоги, выводы и рекомендации
Группой Казанского Техникума Легкой Промышленности в составе 7 человек совершен поход IV категории сложности по Приполярному Уралу. Совершено три восхождения на доминирующие в районе вершины - Манарагу, Народу, Карпинского, преодолены вброд восемь крупных рек, три перевала. Общий километраж маршрута составил 298,7 км. Группа выполнила все поставленные перед собой основные задачи.
Собран большой фотографический материал по району (отснято более 20 цветных фотопленок, несколько пленок для слайдов). Ознакомится подробнее с отснятым материалом можно, связавшись с руководителем группы или фотографом (Почтовые адреса указаны в начале настоящего отчета, адрес электронной почты для связи с руководителем или фотографом e-mail: komfort@kai.ru). Опубликована информация о походе в местной прессе, размещены некоторые данные в сети InterNet.
Адрес Поисково-Спасательного отряда для регистрации групп, отправляющихся в район Приполярного Урала: 169700, Республика Коми, г. Печора, Печорский проезд, д.72, ПСО, тел. (82142)-5-10-29.

Благодарности
Группа Казанского Техникума Легкой Промышленности считает своим приятным долгом выразить благодарность Ильгизару Зиннатовичу Хайруллину, который оказал помощь с картографическим материалом и дал ценные рекомендации по проведению похода в данном районе. Отдельная благодарность Дворцу пионеров имени Алиша, предоставившему необходимое снаряжение. Хочется тепло поблагодарить всех, кто так или иначе помогал в подготовке и проведении похода, кто ждал возвращения участников.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
- Н. Рундквист, Незнакомый Урал. Фотоальбом. Издательство "Баско", Екатеринбург, 1993 г.
- Н. Рундквист, Сто дней на Урале, Уральское аэрогеодезическое предприятие, Екатеринбург, 1993 г.
- П. Величко, По Приполярному Уралу, Газета "Вольный ветер", №23
- Е. Воробьев, Отчет 44-78 о пешеходном путешествии III к. с. по Приполярному Уралу в августе 1977 г., Библиотека клуба туристов г. Казани.
- А. Кеммерих, Приполярный Урал, Москва, ФиС, 1970 г.
- Г. Чернов, Туристские походы в Печорские Альпы, Москва, ФиС, 1965 г.


Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999-2014 Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100