Добро пожаловать !
Войти в Клуб Mountain.RU
Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

"Горы в фотографиях" - это любительские и профессиональные фотографии гор, восхождений, походов. Регулярное обновление.
Горы мира > Памир >


Всего отзывов: 0 (оставить отзыв)


Автор: Георгий Сальников, г. Новосибирск

Отчет о горном походе 6 к.с. в районе Северо-Западного Памира, 2004г.

Окончание

Содержание

Краткая характеристика района похода
Справочные сведения о группе и маршруте
Техническое описание перевалов:

Выводы и рекомендации

Пер. ПФП вдоль (3Б, 6000) + рад. восх. п. Коммунизма (3Б, 7495)

ПФП (Памирское Фирновое Плато) это уникальное образование, представляющее собой довольно большой (около 12 км в длину) вытянутый с запада на восток ровный ледник, лежащий на высоте порядка 6000 м. ПФП ограничено с востока северным гребнем п. Коммунизма (хр. Академии Наук), с запада северным гребнем п. Ленинград (6507), с юга хр. Петра I, проходящим через вершины Ленинград, Крошка (6200) (5854 на схеме В. Ляпина), Куйбышева (6400) (6189 на схеме В. Ляпина), Душанбе (6950) и Коммунизма, с севера стеной, в центре которой находится п. Кирова (6372). Практически весь лед Фирнового Плато стекает к его середине, откуда западнее п. Кирова круто падает на л. Фортамбек. Место падения ПФП на л. Фортамбек носит название л. Трамплинный. И действительно, с него, как с трамплина, каждые полчаса сходят лавины и ледовые обвалы.

В то время как само Фирновое Плато ровное, пологое, удобное для передвижения и почти без трещин, попасть на него задача не из простых. Если не считать самых сложных скальных стен и таких маршрутов, как траверсы п. Коммунизма, известны следующие пути подъема на Плато.

1. С л. Вальтера по ребру Бородкина (http://mountains.tos.ru/kopylov/pict/g12_r.gif) . Технически самый простой путь, снежно-ледовый, после обильного снегопада может быть лавиноопасным. Используется при восхождениях на п. Коммунизма по классическому маршруту. В сезон функционирования МАЛа "Навруз" гиды провешивают по ребру Бородкина стационарные перила, чем еще больше упрощают его.

2. С л. Фортамбек по ребру Буревестника (см. http://mountains.tos.ru/kopylov/pict/g26.gif). Другой, в прошлом довольно популярный, путь для восхождений на п. Коммунизма. В отличие от снежно-ледового ребра Бородкина, ребро Буревестника скальное, и оно технически заметно сложнее. Абсолютно нелавиноопасное, если проходить его канонически, по скалам. Когда-то давно, когда на поляне Сулоева регулярно базировались экспедиции, по ребру Буревестника ходили, и на нем также могли быть навешены стационарные перила. В настоящее время там царит запустение, и от бывших перил на ребре практически ничего не осталось.

3. С л. Беляева через п. Крошка. Технически весьма сложный и опасный путь (возможен сход лавин и ледовых обвалов). Проходит по примерно тысячеметровому очень крутому висячему леднику.

4. С л. Беляева через п. Куйбышева. Также технически сложен. Проходит по южному гребню п. Куйбышева.

5. С л. Орджоникидзе через пер. Хохлова. Один из самых сложных путей, когда-либо пройденных туристами. Соответственно, в "Перечне высокогорных перевалов" различают "ПФП вдоль" и "ПФП поперек". Первый включает в себя подъем по ребру Бородкина, прохождение вдоль всего Плато и спуск по ребру Буревестника, либо то же самое в противоположном направлении. В этом варианте ПФП квалифицируется как 3А*. Категория его была понижена в связи с хорошей освоенностью в прошлом обоих ребер, определяющих его сложность.

Перевал "ПФП поперек" включает в себя подъем с л. Беляева, скажем, через п. Крошка, пересечение Плато поперек и спуск по любому из вышеупомянутых ребер, ведущих на север. Из-за большой технической сложности стены, обращенной на л. Беляева, и отсутствия там нахоженных путей этот вариант квалифицируется как 3Б*.

Наша группа прошла пер. ПФП вдоль с л. Вальтера на л. Фортамбек в направлении ребро Бородкина ПФП ребро Буревестника. Ориентация обоих ребер в данном случае: север - юг, самого Плато восток - запад. Характер: комбинированный (ребро Бородкина почти чисто снежно-ледовое, ребро Буревестника почти чисто скальное). Определяющая сторона: спуск по ребру Буревестника на л. Фортамбек, но ребро Бородкина также имеет техническую сложность, хотя и меньшую, так что односторонним перевал назвать нельзя.

При нашем прохождении перевал имел большую сложность, чем подразумевается в "Перечне", поскольку, во-первых, к моменту начала нашего подъема на ПФП МАЛ уже полностью эвакуировался с поляны Москвина, и почти все стационарные веревки с ребра Бородкина были сняты, а во-вторых, что самое существенное, пригодных для использования стационарных веревок на гораздо более сложном ребре Буревестника не было вообще, и нам пришлось его полностью провешивать самостоятельно. Учитывая явно повышенную сложность ПФП в таких условиях, мы считаем, что фактическое прохождение перевала соответствовало категории 3Б, и предлагаем на будущее переквалифицировать ПФП вдоль из 3А* в 3Б при условии отсутствия на ребре Буревестника стационарных веревок.

В действительности прохождение ПФП было для нас еще дополнительно усложнено радиальным восхождением с него на п. Коммунизма, поскольку при этом мы, во-первых, дополнительно два дня находились на высотах свыше 6000 м и имели ночевку на 6950, а во-вторых, должны были идти на спуск по технически сложному ребру не со свежими силами, а после нескольких дней напряженной работы на большой высоте. Описание прохождения нами ПФП вдоль дается от поляны Москвина до поляны Сулоева. Описание восхождения на п. Коммунизма будет дано от Фирнового Плато согласно хронологии. Подъем на ПФП по ребру Бородкина


Последний борт на поляне Москвина
в этом сезоне. Мы провожаем домой
последнюю группу сотрудников МАЛа,
а сами остаемся еще немного походить.
21 августа с утра проходила эвакуация МАЛа "Навруз". Мы пронаблюдали, как оставшиеся сотрудники и клиенты МАЛа погрузились в последний вертолет, помахали им ручкой и в 11-30 отправились дальше по своему маршруту.


Ребро Бородкина. Слева на дальнем
плане изящный треугольничек
п. Хохлова (Пагода) и широкий
"кирпич" п. Коммунизма.
Подход к ребру Бородкина идет сначала по правому (орографически) рандклюфту л. Вальтера. Тропа по рандклюфту начинается прямо от поляны Москвина, она хорошо натоптана. Приблизительно в том месте, где л. Вальтера круто поворачивает на восток, в направлении пиков Известий и Клары Цеткин, на правой морене, на которую здесь выходит тропа, есть широкое ровное поле, много мест для ночевки, есть вертолетная площадка.


Ребро Бородкина.
От МАЛа до этой так называемой "Вертолетки" мы дошли за две ходки. Пообедав с 13-10 до 14-40, пересекли л. Вальтера прямо отсюда в направлении ледовой полки чуть левее (по ходу) ребра Бородкина. Полка эта служит для выхода на ребро в обход сбросов в его нижней части. Над полкой с края Фирнового Плато нависают ледовые сколы и создают опасность обвала, поэтому проходить ее стараются как можно оперативнее.


Движение по ледовой "подушке"
к ребру Бородкина.
Нам потребовалось примерно полходки, чтобы пересечь ледник, затем мы надели кошки и еще за ходку поднялись по ледовой полке под скально-осыпную часть ребра Бородкина. Далее по осыпному кулуару выходят на сам гребень.


"Камешек" на ребре Бо-
родкина. Здесь висит
стационарная веревка.
На скальной части гребня есть два-три довольно неприятных для прохождения свободным лазанием участка, там висели стационарные веревки (20 м), которые никогда не снимают.

За полходки мы поднялись на гребень, и еще две ходки по гребню понадобились нам, чтобы к 18-00 выйти к площадкам на 5100, где мы заночевали.


Стоянки 5100 на ребре
Бородкина.
Здесь классическое логичное место для ночевок: последние скалы на ребре, дальше только снег и лед.

22 августа в 7-10 вышли с места ночевки и к 8-10 поднялись на площадки 5300.


Стоянки 5300 на ребре
Бородкина.
Тут выяснилось, что у одного из участников случилось пищевое отравление, так что работать на высоте в этот день он не в состоянии. Учитывая опасность подъема с больным на еще большую высоту, мы решили остановиться здесь на вынужденную дневку.

Тем не менее, совсем даром времени мы не теряли: несколько участников с 12-30 до 17-30 сделали "челнок" с 5300 наверх на 6300 и занесли туда некоторое количество груза: часть снаряжения, бензин, продукты, которые не могли склевать птицы.


Предварительная заброска части
груза на Груди съемка телеобъек-
тивом со стоянок 5300 на ребре
Кроме того, повесили наверху одну веревку по ледовому лбу через бергшрунд.

23 августа в 5-30 уже в полном составе вышли дальше вверх по ребру. Средняя крутизна ребра 20 - 30gr, снег нелавиноопасный и проваливается сравнительно неглубоко. Сразу после 5300 идет большой ледовый лоб с бергшрундом, там гиды также оставили две веревки, которыми мы воспользовались. Дальше несколько сотен метров можно идти пешком.


Вадим Ветлужских подни-
мается по ребру Бородкина.
На высоте около 5800 мы прошли очередной бергшрунд по своей собственной веревке, навешенной нами накануне во время "челнока". Еще одна стационарная МАЛовская веревка висела перед самым выходом на гребень ПФП. Больше перил на ребре Бородкина не было, но они там по большому счету и не нужны.


Петр Юдин на вершине Грудей на фоне
п. Е. Корженевской.
Небольшая вершина в гребне ПФП, на которую выводит ребро Бородкина, имеет высоту около 6300 (6015 на схеме В. Ляпина) и носит название "Груди". Там мы подобрали свою вчерашнюю заброску и спустились на само Фирновое Плато. Прямо вниз с Грудей спускаться нецелесообразно: там крутой склон, и есть бергшрунды со сбросами.

Нужно пройти сначала по гребню на восток, в направлении п. Хохлова (Пагоды), а затем, когда гребень существенно понизится и станет положе, спускаться оттуда на само Плато (спуск в этом месте уже в основном просматривается).


Максим Протасов на Фирновом
Плато. Видна тропа, по которой
спускаются с Грудей.
На этом участке есть парочка бергшрундов, но они совсем маленькие и легко перепрыгиваются. Общий перепад высоты на спуске с Грудей около 200 м, средняя крутизна 20gr. Далее имеет смысл пройти еще с полкилометра на восток вдоль края Плато.


Стоянка "Восток" на Фирновом Плато.
Там, на последних скальных выходах, есть так называемые стоянки "Восток". На "Востоке", куда мы пришли в 11-00, мы пообедали и оставили заброску. В заброску сложили продукты до конца всего маршрута, оставив себе еды на три дня для восхождения на п. Коммунизма, а также все групповое техническое снаряжение, которое, согласно описанию, при восхождении не используется.


Памирское Фирновое Плато.
Вдали виднеется начало ребра
Буревестника.
Затем мы за полчаса пересекли Плато, подойдя под северный гребень п. Душанбе, и в 14-30 остановились там на ночевку . Подниматься в этот день отсюда, с высоты 6100 (5794 на схеме В. Ляпина), выше по гребню сознательно не стали, чтобы как можно меньше времени находиться на большой высоте и не терять от этого силы.

Рад. восх. на п. Коммунизма (3Б, 7495)

П. Коммунизма, высшая точка бывшего СССР, расположен на стыке хребтов Академии Наук и Петра I. Классический путь восхождения на него с л. Вальтера по ребру Бородкина и далее через п. Душанбе технически несложен и потому пользуется популярностью. Тем не менее, по совокупности факторов он считается гораздо труднее, чем путь на расположенный поблизости другой семитысячник, п. Е. Корженевской, из-за его большей высоты, гораздо более сложного предвершинного участка и необходимости минимум одной, а то и нескольких ночевок на высотах около 7000 м. По альпинистской системе этот путь восхождения классифицируется как 5А. Туристы единогласно присваивают ему категорию сложности 3Б.

Наша группа совершала восхождение на п. Коммунизма в несколько усложненном варианте, чем стандартный, по которому ходит большинство людей, базирующихся в МАЛе, а именно, без возвращения в МАЛ, в рамках прохождения пер. ПФП. Имели место следующие усложняющие факторы.

1. По ребру Бородкина группа поднималась не налегке. Мы несли с собой продукты на двенадцать дней (до самого конца похода) и полный комплект снаряжения, которое не используется при восхождении на саму вершину, но было необходимо нам для прохождения последующих сложных перевалов.

2. Поскольку МАЛ к моменту восхождения уже эвакуировался, мы шли полностью автономно (без подстраховки гидов) и не имели возможности пользоваться на ребре Бородкина стационарными перилами, которые были уже убраны с него (за исключением трех оставленных веревок, 130 м, причем на время МАЛовского сезона, по словам гидов, там было навешено около 700 м перил).

3. После стандартного спуска с вершины до Фирнового Плато, далее мы уже не возвращались в МАЛ по пути подъема. Нам предстояло с полной выкладкой пройти вдоль всего Плато и спуститься по технически более сложному ребру Буревестника. Это значит, что в радиальном выходе на п. Коммунизма мы должны были беречь силы и более аккуратно относиться к своему здоровью.

Кроме того, восхождение проходило в неблагоприятных погодных условиях (туман, снегопад), и все следы были полностью переметены, так что тропу мы протаптывали заново на всем протяжении.


Путь через п. Душанбе на п. Комму-
низма. В нижней части ребра
п. Душанбе слева - путь подъема,
справа - путь спуска.
Итак, 24 августа в 6-30 мы начали подниматься на западное плечо п. Коммунизма, известное под собственным названием п. Душанбе . Подъем начинается чуть левее (по ходу) слабо выраженного северного гребня для обхода бергшрундов с ледовыми сбросами.


Выход на гребень п. Душанбе. Виден
след схода маленькой досочки:
гребень Душанбе может быть лавино-
опасным.
Этот участок пути после снегопада может оказаться лавиноопасным, в том числе и из-за того, что приходится местами траверсировать, подрезая склон. В этот день, однако, погода была хорошая, снег в основном равномерно слежавшийся, идти было можно. На уровне примерно 6300 - 6400 тропа выводит на скальные выходы, которые как раз в этом месте начинаются на гребне и идут до самой вершины п. Душанбе. Здесь есть где при необходимости поставить палатку. Далее поднимаются все время по гребню, по снегу вдоль этих скал. Средняя крутизна склона 25 - 35gr, экстремально крутых участков нет нигде, так что перильная страховка не требуется. В 11-00, достигнув к этому времени высоты около 6600, мы пообедали.


Вид на п. Россия и Плато Правды
с п. Душанбе.
В 12-20 продолжили подъем и через час с небольшим вышли на вершину п. Душанбе (6950). Остановились на ночевку в защищенной от ветра мульдочке сразу за вершиной. Дальше в этот день идти смысла не было, так как подняться на п. Коммунизма все равно не хватило бы ни времени, ни сил, а других таких же удобных мест ночевки существенно ближе к п. Коммунизма нет. Сходили налегке до начала взлета посмотреть путь, он был вполне приемлемый.

25 августа погода была плохая с самого утра, а ближе к вечеру она стала еще хуже. Тем не менее, в 815 мы налегке вышли на восхождение. Был туман и легкий снегопад, видимость (пока) порядка пары сотен метров, но мы надеялись (как потом выяснилось, совершенно необоснованно), что туман, может быть, раздует. Ветер и холод были умеренные и движение не осложняли.


Путь по Лопате на п. Коммунизма.
Примерно за полходки дошли по широкому горизонтальному снежному слегка бугристому гребню до места, где начинается крутой подъем. Прямо наверх идут серьезные скалы, переходящие справа в скалы Южной стены. Левее скал широкий снежный склон крутизной около 35gr. Этот склон называют "Лопата". Чтобы выйти к началу Лопаты, надо еще траверсировать с гребня около 200 м под скалами, обходя сверху бергшрунды. Местами там встречаются участки глубокого снега, но сверху не висит, поэтому идти можно. Сама Лопата нелавиноопасна, несмотря на значительную крутизну и протяженность: снег по всей Лопате хорошо зафирнован. Тем не менее, идти по ней нужно исключительно аккуратно, особенно на спуске: если сорваться, задержаться на таком косогоре довольно трудно.

Перепад высоты по Лопате составляет не менее 450 м. Идти по ней удобнее всего на расстоянии 50 - 100 м от скал (совсем близко к скалам больше крутизна). В самой верхней части надо выходить на первое же понижение в северном гребне п. Коммунизма, направление подъема на него прямо вверх. К этому моменту погода у нас ухудшилась, туман сгустился, видимость не превышала 50 м, так что нам очень плохо было видно, в каком именно месте удобнее выходить на гребень, где там проход между скалами.


Спуск по вершинному гребню
п. Коммунизма.
После выхода на гребень до вершины уже совсем недалеко. Сколько мы там прошли в точности, оценить трудно, в густом тумане мы ничего не видели вокруг. По времени это заняло около получаса. Гребень довольно острый, но сильно заснежен, и опасных карнизов на нем нет, так что можно идти без страховки. Сама вершина скальная. Очень красивые камни, с вкраплениями пирита.


Группа на вершине п. Коммунизма.
Тура на вершине нет, но установлен флаг республики Татарстан (очевидно, его водрузила здесь команда альпинистов из Казани). На вершину мы вышли в 12-00 через четыре часа после старта с п. Душанбе. К сожалению, с погодой нам здесь повезло не больше, чем на п. Е. Корженевской: кроме этого флага, собственно, и фотографировать было нечего. На спуске по Лопате видимость оставалась очень плохой, 50 - 100 м, наши подъемные следы во многих местах уже перемело, сильно мешал начавшийся подлип на кошках. Несмотря на эти трудности, мы очень оперативно, всего за час, с 13-00 до 14-00, прошли всю Лопату и к 15-00 вернулись к своей палатке на п. Душанбе. Таким образом, весь подъем от стоянки на Душанбе до вершины у нас занял четыре часа, а спуск обратно два часа.

Спустившись к своей палатке, мы не стали останавливаться здесь на вторую ночевку, желательно было побыстрее сбросить высоту. Кроме того, у нас оставалось мало времени до конца похода, а главное, погода продолжала ухудшаться, снегопад усиливался, и мы боялись увеличения лавинной опасности на спуске с п. Душанбе. Так что, немного отдохнув после восхождения и пообедав, мы в 16-30 пошли вниз.

В условиях плохой погоды спуск с Душанбе оказался значительно сложнее, чем подъем. Сначала пришлось немного поблуждать вокруг вершинного купола: в густом тумане не угадывалось начало гребня. Наши вчерашние следы замело полностью. После того, как мы увидели первые скальные выходы, ориентироваться стало легко, и вдоль скал мы быстро сбросили высоту до 6400. Там скалы кончаются, а спускаться еще далеко, и совершенно не видно, куда.

По памяти мы знали, что здесь надо забирать довольно далеко вправо, чтобы обойти зону бергшрундов. В то же время на склоне накопилось уже достаточно много свежего снега. Мы пришли к выводу, что из-за повысившейся лавинной опасности нельзя подрезать склон, идя траверсом, тем более в условиях ограниченной видимости, и решили спускаться по линии падения воды. Спуститься нам удалось, хотя этот путь был действительно более сложен, чем подъем. Несколько больше была крутизна склона, и на пути встретился один очень приличный бергшрунд, который мы преодолели могучим прыжком в его самом низком месте (некоторые участники прыгали без рюкзаков, а рюкзаки катапультировали отдельно). Очень сильно мешал подлип на кошках.

Наконец, в 18-30, через два часа после выхода с п. Душанбе, мы спустились на Фирновое Плато. Поскольку было желательно в этот же день дойти до стоянок "Восток", где нас ждала наша заброска, мы не стали останавливаться и решили попробовать пересечь Плато. За одну ходку, до наступления темноты, нам удалось это сделать, хотя в густом тумане шли мы совершенно вслепую, ориентируясь по компасу. В 19-15 остановились на ночевку на Востоке.

Таким образом, несмотря на неблагоприятную погоду, нам удалось в быстром темпе совершить восхождение на п. Коммунизма: подъем с Плато на п. Душанбе за 7 часов (5.5 часов чистого ходового времени), подъем с п. Душанбе до п. Коммунизма за 4 часа, спуск до п. Душанбе за 2 часа, спуск с п. Душанбе до Фирнового Плато за 2 часа.

Спуск с ПФП по ребру Буревестника


Вид на п. Коммунизма и Фирновое
Плато с места ночевки на ребре
Буревестника. Слева - п. Кирова.
26 августа, разобрав свою заброску, мы в 8-45 вышли в направлении ребра Буревестника. Для этого надо пройти вдоль всего Фирнового Плато.

Плато ровное, почти горизонтальное, трещин на нем мало, снег держит, идти, несмотря на высоту 6000, довольно легко. Шли в связках вблизи левого края Плато, там оно ровнее, и меньше трещин. Погода с утра облачная, облака висели очень низко, но видимость была. В 12-20, дойдя до места, где начинается гребень на п. Ленинград, мы остановились на обед. По нашим прикидкам, ребро Буревестника должно было находиться примерно в ходке от этого места. Но к этому времени облака опустились, снова начался туман и легкий снегопад, куда в точности идти, видно не было. Поэтому во время обеда двое участников произвели разведку и определили точный путь к ребру.

Фирновое Плато заканчивается под п. Ленинград и падает страшными сбросами в цирк, находящийся между пиками Ленинград и Абалакова. В этом месте правый край Плато далеко выдается в сторону л. Фортамбек. В самом дальнем правом углу снежное поле заостряется и переходит в скальный гребень это и есть искомое ребро. Со стороны Плато начало гребня не видно из-за перегиба, пока не подойдешь совсем близко, оно угадывается только по изменению кривизны поверхности. Место выхода ребра Буревестника на Фирновое Плато носит собственное название п. Парашютистов в честь десантников, которые много лет назад совершили прыжок на Плато и потом спускались с него здесь.


Сбросы под п. Абалакова слева
от ребра Буревестника.
Выйдя в 15-00 после разведки с места обеда, мы действительно за одну ходку дошли до п. Парашютистов. Там мы приготовили все необходимое снаряжение и в 16-00 начали спуск. Руководитель в 1987 г. уже участвовал в прохождении ребра Буревестника, и было известно, что на ребре примерно в пяти веревках от его начала есть хорошие площадки для ночевки, именно туда мы планировали добраться в этот день.


Подход к месту ночевки на ребре
Буревестника.
Справа и слева от ребра Плато обрывается вниз страшными ледовыми сколами, так что спускаться можно только по скалам. Более удобно идти чуть левее линии гребня, там скалы технически проще.

В 1987 г. здесь работала экспедиция, и на ребре висели стационарные перила. С тех пор прошло много лет, и старые перила пришли в абсолютную негодность. Пользоваться ими нельзя было нигде, а без страховки ребро Буревестника, в отличие от Бородкина, не проходится: гребень здесь острый, скалы непростые. Поэтому нам пришлось на всем протяжении гребня организовывать свои собственные перила. Веревки вешали в основном на петлях вокруг скальных выступов, реже на скальных крючьях. Иногда удавалось воспользоваться остатками старых петель или старыми крючьями (некоторые приходилось забивать заново, тем не менее, их не так жалко было оставлять).


Вид с места ночевки на спуск по
ребру Буревестника.
Через полтора часа технической работы, повесив пять веревок по 50 м, мы в 17-30 спустились на снежное плечо в гребне, на котором устроили бивак.

В этом месте важно правильно выбрать путь для дальнейшего движения. Дело в том, что скальный гребешок, который ограничивает площадку слева и по которому так логично кажется продолжать спуск, на самом деле вскоре заворачивает еще левее и заводит в тартарары, на сбросы под п. Абалакова. Так что идти по этому фальшивому гребешку, который маскируется под продолжение ребра Буревестника, нельзя.


Технический момент на ребре
Буревестника.
Здесь надо навесить две веревки (нам хватило одной длинной) вниз чуть правее гребешка по снежному склону и дальше снова выходить на скалы, являющиеся уже истинным гребнем ребра Буревестника.

Хотя нам сильно мешал сгустившийся туман, мы использовали остаток светлого времени в этот день, чтобы разведать путь, удостовериться в его правильности и повесить заранее еще две веревки: 60 м по снежному склону на щите-снегосбросе и 50 м по скалам продолжившегося ребра.

27 августа в 6-00 продолжили движение по ребру. Пройдя навешенные с вечера две веревки, повесили далее на спуске еще восемь пятидесяток и в 11-00 вышли на следующее горизонтальное плечо в гребне.


Ребро Буревестника. Подход
к стоянке Верблюд.

Олег Мешков на ребре Буревестника.

Спуск по ребру Буревест-
ника. Подход к стоянке
Верблюд.

Это плечо за свою бугристую форму носит название "Верблюд" (в профиль действительно похоже на горбы верблюда).


Ребро Буревестника. Обход жандарма
после стоянки Верблюд.
Здесь также имеются площадки для палаток, с камешков сочится талая вода. Поскольку Верблюд как раз находится посередине ребра и отмечает почти ровно половину пути между поляной Сулоева и Фирновым Плато, он всегда был популярным местом ночевок, тем более, что других удобных площадок на Буревестнике больше просто нет.


Ребро Буревестника, вид с поляны
Сулоева.
На Верблюде мы пообедали и в 12-45 продолжили движение по ребру. Характер спуска выше и ниже Верблюда одинаковый. По самой верхней линии гребня идти неудобно, так что выходят на нее только вынужденно. В некоторых местах лучше двигаться траверсом левого склона, в некоторых наоборот, справа, в зависимости от характера скал. Иногда попадаются участки, проходящие по ледовому склону под скалами (страховка все равно крепится везде на скалах). Иногда встречаются короткие (до полверевки) очень крутые стеночки. Участков прямого спуска вниз почти нет, траверсы чередуются с косыми спусками, изредка короткими подъемами. По протяженным ледовым склонам правее ребра идти нельзя: высока опасность лавин и ледовых обвалов. В общем, здесь ходят только по ребру, техника хождения применяется самая разная, и о том, чтобы скучать от однообразия, вопрос не стоит.

На спуске ниже Верблюда мы повесили в этот же день еще одиннадцать веревок по 50 м. По прежнему нигде нельзя было воспользоваться остатками старых перил (разве что в качестве ориентиров правильности направления), весь путь мы провешивали сами. Без страховки получилось пройти только через самого Верблюда и еще в одном месте полсотни метров через небольшую вершинку. На уровне примерно одной трети полной высоты ребра снизу практически непрерывные до сих пор скалы кончаются, склон становится осыпным и слегка поворачивает правее. Хотя осыпь очень крутая (до 40gr), и идти по ней надо аккуратно, здесь можно перил больше не вешать. К этому месту мы подошли в 18-00. Погода испортилась, пошел мерзкий мокрый снег. Сойдя по осыпному участку гребня к 20-00 (последние четверть часа шли уже по темноте) на правые боковые морены л. Фортамбек, остановились на ночевку прямо здесь, ледник в темноте пересекать не стали.

28 августа, выйдя сравнительно поздно, в 8-45 (хотелось отдохнуть после напряженного спуска), за одну ходку пересекли Фортамбек и вышли на поляну Сулоева. Ледник оказался неожиданно простым и даже довольно ровным, это было для нас приятным сюрпризом.

На поляне Сулоева, видно, давно не было экспедиций. Разруха, деревянные домики полуразвалившиеся, крыши протекают. И даже теплое озеро чуть выше по моренному карману, и то пересохло. Только л. Трамплинный на пару с п. Москва работают по-прежнему безотказно, гремят лавинами каждые четверть часа.

Таким образом, наша группа прошла пер. ПФП вдоль, повесив на подъеме по ребру Бородкина одну веревку (50 м перил) и на спуске по ребру Буревестника 26 веревок (1310 м перил), итого 27 веревок (1360 м перил). На полное прохождение группа потратила семь дней (включая два дня на восхождение на п. Коммунизма), из них мы три дня пробыли на высоте 6000 м и более. Перевал потребовал почти на всем протяжении напряженной работы, особенно технически насыщенное ребро Буревестника.


Ребро Буревестника выше Верблюда.

Ребро Буревестника
ниже Верблюда.

Ребро Буревестника, вид с пер.
Турамыс-III. 1: п. Парашютистов
2: место ночевки 3: Верблюд
4: конец перильной страховки.

Обратить внимание на это это ребро хочется еще и вот почему. Дело в том, что посередине ребра Буревестника имеется только одно удобное место ночевки: плечо Верблюд. Это значит, что, если группа не планирует технической работы в темноте или сидячей ночевки, то перед ней стоит выбор: проходить ребро в спокойном темпе, но за два дня, либо за один день, но тогда требуется очень высокая скорость технической работы на непростом рельефе.

Согласно Правилам ЕВСКТМ, перевалы категории 3А*, а именно так и оценено ПФП в "Перечне", должны засчитываться как 3А либо 3Б по факту прохождения. Мы считаем, что в данном случае прохождение с полным провешиванием ребра Буревестника по всей длине скального гребня (более 1300 м перил) явно соответствовало категории 3Б и предлагаем в будущем также классифицировать пер. ПФП вдоль как 3Б, в случае, как у нас, отсутствия стационарных перил на ребре Буревестника.

С точки зрения безопасности прохождения пер. ПФП вдоль другим группам можно рекомендовать обращать внимание на состояние снега на ребре Бородкина: известны случаи схода с него лавин, а также быстро проходить ледовую полку при выходе на это ребро. В отличие от него, ребро Буревестника практически безопасно, но гораздо более технически сложно. Следует иметь в виду наличие на всем протяжении ребра Буревестника только двух удобных мест ночевки: в 200 м ниже п. Парашютистов и посередине, на Верблюде. И следить, чтобы в верхней части ребра не усвистать по обманному гребню влево, под сбросы п. Абалакова.

Пер. Турамыс-III (2Б, 5300)

Перевалы Турамыс расположены в одном из северных отрогов хр. Петра I между п. Крупской (6000) (5705 на схеме В. Ляпина) и п. Сулоева (5810). Все они связывают л. Турамыс с л. Шапак, имеют ориентацию север - юг, снежно-ледовый характер с определяющей сложность северной стороны и одинаковую категорию трудности 2Б. Перевалы эти нумеруются в направлении вдоль отрога с запада на восток: Турамыс-I, Турамыс-II и (после вершины 5508) (5226 на схеме В. Ляпина) Турамыс-III. Ближайший из них к поляне Сулоева Турамыс-III, возможно, поэтому он наиболее посещаемый. Наша группа также прошла этот перевал с л. Турамыс на л. Шапак (с неопределяющей стороны). Описание прохождения дается от поляны Сулоева до л. Шапак.

28 августа в 14-15 мы вышли после обеда возле почти пересохшего озера на дальнем западном краю поляны Сулоева. Здесь л. Фортамбек разделяется на две большие ветви, между которыми вклинивается п. Подводная Лодка (5077) (5089 на схеме В. Ляпина). Одна ветвь продолжает вести в юго-западном направлении к пикам Москва и Абалакова. Другая круто поворачивает на север и через три километра снова на запад, проходя севернее Подводной Лодки. Эта ветвь имеет свое собственное название л. Турамыс. На ледник в этом месте выходить не надо. Здесь продолжают движение вверх по заросшим травой моренным карманам справа (по ходу) от русла ледника.

В моренных карманах протекает чистый ручей, удобно ночевать. Там, где л. Турамыс почти под прямым углом поворачивает с севера на запад, справа (по ходу) из-под п. Сулоева в него впадает довольно сильно разорванный ледопад. В этом месте следует спуститься с боковых морен на л. Турамыс и далее идти по центру ледника (в центре он ровнее, и меньше трещин).


Пер. Турамыс-III со стороны
л. Фортамбек, вид с ребра
Буревестника.
Пер. Турамыс-III это первая выраженная седловина в отроге после поворота ледника, прямо напротив Подводной Лодки. Перевальный взлет осыпь, в верхней половине покрытая снегом, начинается почти прямо от ледника, перепад высоты около 800 м, крутизна 30 - 35gr. Под самым взлетом на борту ледника есть хорошие горизонтальные площадки для ночевки, протекает ручей. Дойдя сюда к 17-20, мы заночевали.


Подъем на пер. Турамыс-III.
29 августа вышли в 5-40. Сразу начинается крутой подъем на перевал. Камни очень скользкие из-за выпавшего вечером мокрого снега, поэтому мы постарались при первой возможности перейти на покрытые фирном участки. На снежном склоне мешали кальгаспоры выше колена высотой, но идти в кошках было приемлемо.


Группа на седловине пер. Турамыс-III.
Через три часа, в 8-40, поднялись на перевальную седловину . Здесь за четыре дня до нас побывала группа туристов-пешеходников из Перми, мы сняли их записку.


Вид на п. 30-летия Советского Государ-
ства (слева), п. Ошанина (справа) и
пер. Адмиралтейский (в центре) с
пер. Турамыс-III.
С седловины в хорошую погоду открываются великолепные виды на пики Москва, 30-летия Советского Государства, Ошанина, но у нас, к сожалению, все было затянуто облаками, и мы никаких этих красот не увидели.


Спуск с пер. Турамыс-III.
В 9-25 начали спуск на л. Шапак.

Туда ведет длинный снежно-ледовый склон крутизной в разных местах от 20gr до 45gr, пересеченный многочисленными бергшрундами.


Спуск с пер. Турамыс-III.
На снегу еще остались следы пермяков, мы шли в основном там же.

С одного ледового сброса через бергшрунд (отвесный участок метров восемь) пришлось повесить одну веревку (20 м) на щите-снегосбросе, который сдергивали свободным концом этой же веревки, чтобы не разбухтовывать вспомогательную.


Преодоление бергшрунда на спуске
с пер. Турамыс-III.
Все остальные бергшрунды обходились, так что больше веревок на спуске не понадобилось.

В 10-40 мы спустились с перевального взлета в цирк, а еще через час дошли до впадения цирка в основное русло л. Шапак, двигаясь в основном по центру ледника.


Пер. Турамыс-III со стороны
л. Шапак.
Таким образом, перевал прошли вместе с подходами практически за сутки (от обеда на Сулоева до обеда на Шапаке). Сказалась акклиматизация: после п. Коммунизма и Фирнового Плато высота перевала 5300 просто не ощущалась как таковая.

Пер. Бырс Восточный (3Б, 5300)

Пер. Бырс Восточный расположен в одном из северных отрогов хр. Петра I между п. Шапак (5667) и п. Бырс (5621) и связывает л. Шапак с л. Бырс. Ориентация перевала: запад - восток. Характер: снежно-ледовый. Определяющая сторона: западная. Сложность определяется крутым и длинным перевальным взлетом со стороны л. Бырс, к которой надо добавить еще прохождение весьма непростого ледопада на л. Бырс. Мы прошли перевал с л. Шапак на л. Бырс, с неопределяющей стороны. Описание прохождения дается от л. Шапак до р. Сугран.

29 августа в 13-00 мы вышли с обеда на л. Шапак напротив цирка пер. Турамыс-III, с которого только что спустились. Надо было быть совершенно слепым, чтобы не обратить внимание, что л. Шапак сильно ухудшился по сравнению с прошлыми годами. Очевидно, здесь произошла подвижка. За два часа свободного лазания в кошках по серакам (без перильной страховки удалось обойтись) мы наискось пересекли ледник и вышли к его левому (орографически) борту под вершиной 5405 (5495 на схеме В. Ляпина). Здесь началась боковая морена, которая, хотя и была неровная и неудобная, но все-таки гораздо лучше, чем ледник в этом месте. Еще час ходьбы по боковой морене, и мы в 1600 остановились на ночевку на последних камнях (пришлось выравнивать площадку), немного не доходя перевального взлета на Бырс Восточный.


Подъем на плато под пер. Бырс
Восточный с л. Шапак.
30 августа в 5-40 вышли с места ночевки. Здесь л. Шапак уже не такой разломанный, как был в среднем течении. За ходку подошли под перевальный взлет.

Около 500 м 30gr снежно-ледового склона преодолевали еще две ходки.


Плато под пер. Бырс Восточный.
Подход к перевалу.
Этот взлет выводит на большое снежное плато, с которого, кроме нашего пер. Бырс Восточный, можно уйти еще на пер. Шапак (2Б) налево траверсом вершины п. Бырс и далее на л. Шини-Бини, либо направо через пер. Хадырша (3А) на л. Хадырша.

Наш перевал прямо посередине цирка, идем туда еще с километр по снежному плато и затем через небольшой снежно-ледовый взлет, менее 100 м высотой, проходимый также без страховки.


Выход на седловину пер. Бырс
Восточный.
На седловину вышли в 9-30. Седловина широкая, здесь, как и чуть ниже на плато, можно ночевать. Сходили в связке на разведку посмотреть спуск. В паре сотен метров за седловиной крутой перегиб, за которым пути не видно, и пересекающий склон бергшрунд не дает пройти дальше без перильной страховки.


Группа на седловине пер. Бырс
Восточный.
К 10-15 приготовили снаряжение и начали спуск. Через вышеупомянутый бергшрунд повесили веревку, закрепленную на снежном щите. Затем удалось еще около сотни метров пройти без страховки. Снег довольно глубокий, 20 - 30 см, но без доски, нелавиноопасно. Склон делался все круче и круче, так что дальше пришлось снова повесить перильную веревку, которую закрепили через ледоруб. После этого снег кончился, пошел открытый лед, крутизна достигла 55gr, и дальше без вариантов: вешай перила сплошной ниткой на ледобурах и не рыпайся!


Взлет пер. Бырс Восточный
со стороны л. Бырс.
Спускаться здесь лучше всего по центру перевального взлета (мы так и делали): центр склона выпуклый, нет опасности камнепадов с бортов.

В самой нижней части склона большой бергшрунд со сбросом в 7 - 8 м, после которого перила уже не требуются. Всего на спуске мы навесили 14 веревок (700 м перил). Нам удалось управиться с этим занятием весьма оперативно, за четыре с небольшим часа, и в 14-30 мы находились уже на ровном месте. Полноценный обед устраивать здесь не стали, так как очень хотели успеть сегодня же пройти ледник и добраться до теплых морен. Забегая вперед, отметим, что по не зависящим от нас обстоятельствам этой мечте не суждено было сбыться, так как ледник приготовил нам неприятный сюрприз.

Вскоре за перевалом (через километр-полтора) ровный поначалу л. Бырс становится трещинноватым, потом сильно трещинноватым, потом чисто конкретно рваным, и таким образом быстро и верно превращается в полномасштабный ледопад, напоминающий своим задничным характером уже известные нам в ощущениях ледопады РГО на подходах к перевалу Гармо.

Руководитель в 1987 г. уже участвовал в прохождении ледопада на Бырсе. В тот раз группа легко и непринужденно обошла его весь по относительно ровному засыпанному снегом левому рандклюфту, а затем так же легко пересекла ледник к правому моренному карману. В этом же году л. Бырс порвало и разломало до неузнаваемости, очевидно, и здесь произошла катастрофическая подвижка. Сначала нам удалось, хотя и с трудом, обойти левым бортом часть ледопада примерно до вершины 5659. Для этого пришлось подняться выше сераков и траверсировать склон.


Ледопад л. Бырс.
Но дальше нас ждала засада. Склон, который мы траверсировали, был заперт скальным отрогом с мощным прижимом внизу. Рандклюфт под прижимом представлял собой непроходимое нагромождение сераков. Обойти по центру или правому краю также оказалось невозможным: весь ледник в этом месте дико разорван и нашинкован разломами от борта до борта, связке, отправившейся туда в разведку, не удалось добраться даже до середины.

Стало ясно, что здесь придется вешать перила, причем именно по скалам прижима и неизвестно, сколько. Так как время уже приближалось к вечеру, мы нашли проход на одно довольно просторное поле между сераками и в 18-00 заночевали. Ледник под нами всю ночь ворочался и издавал непотребные звуки.

31 августа в 6-40 привели в боевую готовность все снаряжение, за полчаса подошли к прижиму и в 7-15 приступили к его обработке. Первая веревка 50 м шла косым спуском влево вниз в рандклюфт по скалам 70 - 80gr до верхушек сераков. Поскольку спуск был не прямо вниз, а с траверсом, при возможном соскальзывании получился бы маятник, веревку нельзя было повесить сразу на всю длину, пришлось сделать на ней дополнительно две станции перестежки. На самое дно рандклюфта спускаться в этом месте было нельзя ни в коем случае из-за очень большой опасности падения сераков, которые нависали сверху и держались непонятно на каком слове.


Облаз скального прижима в ледопаде
на л. Бырс.
Вторую веревку мы повесили сразу от конца первой горизонтальными перилами по границе таких же крутых скал и 60o ледовой полки над рандклюфтом. Чтобы было не так неудобно идти здесь с рюкзаком, мы сделали на этом участке четыре станции перестежки и закрепили перила между ними без провисаний, чтобы их можно было нагружать.


Облаз скального прижима в ледопаде
на л. Бырс.
Третья веревка пошла прямо вниз по ледовому склону 60gr, через 3 - 4-метровый бергшрунд на дно рандклюфта, который был уже сравнительно безопасен и проходим в этом месте. На навеску. прохождение и съем этих трех веревок (две первых крепились полностью на скалах, последняя на ледосбросе) мы потратили около четырех часов.


Ледопад л. Бырс. На дальнем
плане - седловина пер. Бырс
Восточный.
Пройдя скальный прижим, мы снова залезли немного вверх на снежно-осыпной склон левого борта ледника, где нам удалось обойти еще часть ледопада. Уже перед самым поворотом л. Бырс на северо-запад путь преградила глубокая промоина с очень крутыми стенками метров по двадцать каждая, на которых нам пришлось повесить еще две веревки: одну, чтобы спуститься на дно промоины, вторую чтобы выбраться из нее на другой берег.

К 13-15 мы преодолели это препятствие и сняли наконец последние за этот поход веревки. Останавливаться на обед не стали, всухомятку перекусили и двинулись дальше. Еще ходку прошли по левому краю ледника вниз, а затем пересекли его в направлении начинающихся у противоположного, правого борта, морен. Перед выходом на правые морены сделали небольшую разведку, чтобы можно было удобнее пройти с рюкзаками. Дальше технических сложностей уже больше нет. Морена спускается в правый карман, поросший травой. Там течет ручей, и есть хорошие места для ночевки. Сюда мы пришли в 16-30. Останавливаться в этом приятном месте мы, однако, не могли себе позволить: сильно поджимали сроки, привязанные к обратным билетам. Поэтому побежали дальше.

Путь дальше до самого Суграна все время идет по этому правому карману, постепенно переходящему в долину крупного ручья. По мере приближения к Суграну крутизна спуска увеличивается, ущелье сужается, встречаются участки прижимов и даже небольшой каньон, которые, однако, легко проходятся низом или обходятся чуть выше по борту. Начинается арча, кусты черной смородины и прочая приятная растительность. В 20-00 остановились на ночевку в знаменитой реликтовой березовой роще на слиянии рек Бырс и Сугран, площадку под палатку, и чтобы была вода, искали уже в темноте.

Таким образом, всего при прохождении пер. Бырс Восточный группа навесила 19 веревок (890 м перил), из них 14 веревок (700 м перил) непосредственно на спуске со взлета, а остальные при прохождении ледопада л. Бырс. Перевал заметно усложнился по сравнению с предыдущими годами за счет большей протяженности свободной от снега части перевального взлета и подвижки ледников с обеих сторон, особенно за счет сильной подвижки л. Бырс. Так как мы рассчитывали на то, что пер. Бырс не будет таким сложным (ориентировались по прошлому опыту), его неожиданно усложнившееся прохождение потребовало от группы повышенного запаса прочности и еще раз подтвердило, что на Памире до самого конца маршрута нельзя расслабляться.

После обильного снегопада пер. Бырс Восточный может, по-видимому, оказаться лавиноопасным, особенно с западной стороны, это желательно иметь в виду и предусматривать запасные варианты.

Пер. Белькандоу (нк, 3250)


Тропа на пер. Белькандоу со
стороны р. Сугран. Встреча с
местным населением.
Пер. Белькандоу, без преувеличения сказать, ворота Северо-Западного Памира, через который проходят почти все группы, совершающие походы в этом районе, ведет из низовьев р. Сугран в кишлак Кандоу на р. Муксу и служит для обхода прижима р. Муксу.


Вид долины р. Муксу с пер.
Белькандоу. Вдали к. Девшар.
Перевал не представляет трудностей (во всяком случае, летом): через него идет довольно капитальная тропа, используемая местными жителями в том числе и как скотопрогонная. Со стороны Суграна эта тропа выводит и к мосту через Сугран.

Наш темп прохождения пер. Белькандоу был такой. В 8-00 мы перешли по мосту р. Сугран. Через три часа, в 11-00, поднялись на перевальную точку.

Еще через полтора часа, в 12-30, спустились к кишлаку Кандоу. По пути встретили на перевале нескольких жителей Кандоу, ехавших на ишаках во встречном направлении.

Выводы и рекомендации

Нами пройден туристский маршрут по Северо-Западному Памиру в районе хребтов Академии Наук и Петра I. Маршрут включает в себя прохождение восьми категорийных перевалов: 2А два, 2Б два, 3Б четыре (два из четырех перевалов 3Б на подъем с определяющей стороны). Кроме того, в рамках этого маршрута совершено два радиальных восхождения на вершины, превышающие 7000 м: п. Е. Корженевской (3А, 7105) от МАЛа до МАЛа по классическому пути с использованием стационарных веревок и п. Коммунизма (3Б, 7495) также по классическому пути, но без возвращения в МАЛ (в рамках прохождения пер. ПФП) и при отсутствии стационарных веревок. За 34 ходовых дня (из них две дневки в МАЛе) пройдено 295 км (280 км, если не считать радиальные выходы), навешено в сумме 73 веревки, 3385 м перил (сюда не входят, разумеется, стационарные веревки, которыми мы имели возможность пользоваться на п. Е. Корженевской).

Весь маршрут, за исключением четырехдневного акклиматизационного кольца, построен линейно, причем все определяющие сложность элементы маршрута расположены на линейной части.


Двухэтажный грот на л. Бивачный.
С культурно-познавательной точки зрения мы могли бы похвастаться, например, тем, что посетили ряд интересных достопримечательных мест: прошли по всему л. Бивачному по следам первых памирских экспедиций, посетили знаменитые поляну Москвина и поляну Сулоева, побывали на вершинах обоих семитысячников, прошли по всей длине уникального Памирского Фирнового Плато, посмотрели реликтовую березовую рощу на р. Сугран и бывшую хижину известного памирского отшельника Коли Гурского.


П. Коммунизма и л. Трамплинный
съемка телеобъективом с поляны
Сулоева.
Так что можно считать наш поход выдержанным в духе лучших туристских традиций.

Погода на протяжении почти всей основной части маршрута была благоприятная. Кроме того, что устойчивая погода сама по себе способствовала успешному прохождению маршрута, она позволила нам получить огромную массу фотоматериалов. В качестве особенно ценных из них нельзя не упомянуть пока практически единственные фотографии пути на пер. Гармо со стороны л. РГО: до нас там побывала только группа, совершившая первопрохождение перевала, и из-за тумана в то время достаточно информативных фотографий этого пути они сделать не смогли. Фотографии пер. Гармо, а также тот факт, что мы впервые прошли этот перевал в направлении с РГО на Бивачный, на подъем с определяющей стороны, можно считать нашим вкладом в информационную копилку туристского сообщества.

Все определяющие сложность маршрута перевалы имели разнообразный и не дающий соскучиться характер: ледовый на спуск Бырс Восточный и ледовый на подъем Четырех, ледово-гребневое ребро Бородкина и скально-гребневое ребро Буревестника, очень проблемные после подвижки ледопады на л. РГО и на л. Бырс. Со всеми препятствиями группа справлялась быстро, надежно и грамотно.

Половину группы составили "старики" 1959 - 1965 г. р. Наличие в команде людей с многолетним туристским опытом (в том числе памирским), безусловно, повысило запас прочности для надежного прохождения маршрута. Сложные участки преодолевались не наскоком, а продуманно, в частности, удалось избежать таких нежелательных приключений, как ночные хождения или сидячие ночевки. Тщательная подготовка к походу, в том числе регулярные тренировки, дали необходимую форму, так что ни один участник не заболел, не травмировался, и группа прошла весь маршрут в полном составе. Этому способствовала также и хрестоматийно проведенная акклиматизация с последовательным набором высотных ночевок на маршруте (5000 - 5750 - 6400 - 6950).

Единственным отклонением от заявленного основного варианта маршрута является замена пер. Лонжерон на заявленный запасным пер. Шмидта. Эта замена была сделана из соображений безопасности и, кроме того, привела на самом деле к более логичному пройденному варианту маршрута. Других отклонений не было. Из-за некоторых проблем с оформлением пропусков мы задержались на три дня в Душанбе и из-за этого на начальных этапах шли с отставанием от графика маршрутной книжки. Тем не менее, к приходу на поляну Москвина нам удалось практически нагнать заявленный график и пройти вовремя весь маршрут без сокращений.

С сожалением мы можем упомянуть разве что о том, что из-за отсутствия видимости не смогли посетить ГМС "Ледник Федченко", хотя она была почти рядом, а также о том, что нам не повезло с погодой на обоих восхождениях, так что ни с вершины п. Е. Корженевской, ни с вершины п. Коммунизма из-за тумана и снегопада оказалось не на что посмотреть. Правда, совершить сами восхождения неблагоприятная погода все-таки не помешала, хотя и несколько затруднила.

Частные выводы и рекомендации по каждому перевалу в отдельности были даны в конце технического описания соответствующего перевала. Общее же пожелание для других групп на будущее хотелось бы сформулировать кратко. Туристы, ходите на Памир! Этот удивительный огромный район раньше всегда привлекал к себе массу групп, которым там никогда не было и не могло быть тесно или скучно. К сожалению, все нарушил десятилетний перерыв из-за гражданской войны в Таджикистане в девяностые годы. Но теперь, когда война закончилась, обстановка нормализовалась, и таджикская экономика на подъеме, можно и имеет смысл продолжать туристское освоение этих величественных гор. Удачи вам, единомышленники!

Благодарности

Группа выражает признательность Андрею и Олегу Пилькевичам (МЧС РТ) и Рано Умаровне Сабировой (Альп-Навруз) за помощь с регистрацией, пропусками и транспортом, а также гостеприимным сотрудникам МАЛа "Альп-Навруз", так радушно принимавшим нас на поляне Москвина. Большое спасибо Александру Самсонову и Владимиру Жираковскому (г. Новосибирск), которые помогли нам при подготовке снаряжения. Мы благодарим наших многоопытных корифеев Памира Николая Плетнева и Владимира Юдина за неоценимую информационную поддержку, а также Владимира Блинова за информацию по району пер. Интеграл и Андрея Савелова, который не пожалел своего времени и нашел для нас много полезной информации в библиотеке МКТ.

Хотим также пожелать успеха и удачи в походах группе туристов МАИ под руководством Петра Рыкалова, с которыми мы встретились на поляне Москвина и которые прошли на Памире очень достойный маршрут.


Поделиться ссылкой

Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999-2017 Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100