Добро пожаловать !
Войти в Клуб Mountain.RU
Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

"Горы в фотографиях" - это любительские и профессиональные фотографии гор, восхождений, походов. Регулярное обновление.
Горы мира > Камчатка >


Всего отзывов: 4 (оставить отзыв)
Рейтинг статьи: 5.00


Автор: Александр Лобашевский, г. Петропавловск-Камчатский
Фото: Громов Артем, Александр Лобашевский

Ключи – Петропавловск

Шестьсот километров с севера на юг

(дневник лыжного похода)

1-й день похода, 2 апреля. Переезд.
13,5 часов езды на автобусе - и мы добрались из г. Петропавловска–Камчатского в поселок Ключи. И прямо сейчас начнем путь назад, на лыжах, вдоль Восточного вулканического пояса.

в. Ключевской

Нас двое, Лобашевский Александр и Громов Артем. Для такого похода большую группу набрать невозможно, да и вообще наши походы в туристическом окружении вызывают всегда недоумение. То мы в октябре идем из Петропавловска в поселок Озерновский, то в январе в Ганалы или на Безымянный. Ищем экстрим. Люди с нами опасаются ходить. А по поводу этого похода сами себе удивляемся: как мы до такого додумались?! У меня на работе вежливо воздерживались от комментариев, когда я планировал идти в поход. А Артему все прямо говорили: «псих» или «придурок». Я думаю, что мы еще не раз в походе почувствуем себя и психами, и придурками. Зато в семьях наши походы не вызывают особых эмоций, само собой разумеющееся. У каждого человека должно быть что-то, кроме работы и дома. Какое-то увлечение. Иначе эта ниша заполнится водкой, компьютерными играми или телесериалами. Так что еще вопрос, мы ли ненормальные?
Высадили нас из автобуса в 21.30, уже в темноте. Мы должны были приехать часа на 2-3 раньше, но автобус сломался, отъехав от города 60 км. Вернулись в город, там нас пересадили на другой автобус, и мы вновь отправились в п. Ключи. Езда была ужасной: жуткая тряска, от которой страшно болел зад и позвоночник, идиотская музыка, смесь детских мелодий с блатными песнями. Ото всего этого сильно разболелась голова. За старт придется пить не разбавленный спирт, а таблетки.
Сегодня нам еще надо отползти от дороги пару километров и поставить палатку. Но на пути военный аэродром, который нужно пройти незаметно, иначе поход накроется в этот же день. При одевании лыжи сломалась дужка крепления. Есть запасная, но пугают свалившиеся в первый день похода невезения. Незамеченными прошли аэродром. Поставили палатку. Сил сготовить кушать не осталось. Перекусив сухарями с колбаской, легли спать.

2-й день похода, 3 апреля.
Ночью оказалось невероятно холодно. Мы натянули на себя все вещи, но все равно мерзли до утра. Утром встали мало отдохнувшие. Слегка перекусив, двинули в путь.
На границе леса устроили обед на костре. Сил идти нет. После переезда так и не отдохнули. Утром по GPS определили, что до города по прямой 390 км, в обед осталось 388 км. Это нас развеселило. Сквозь дымку появляется Ключевская Сопка. Холодно не по-весеннему. Весь день светит солнце, а на голову сыпет снег. Поднялись до высоты 1000 м над уровнем моря, как и планировали.
Нам за три первых дня необходимо подняться с 16 м до 2750 м и выйти на ледник Богдановича, который находится между вулканами Ключевская Сопка, Камень, Ушковский и Крестовский. Помня прошедшую ночевку, очень тщательно подготовили место под палатку: выкопали яму, края присыпали снегом.
К вечеру небо стало затягивать.


Ночевка в снегу

в. Безымянный

в.Малая Удина

3-й день похода, 4 апреля.
Утром погода сравнительно нормальная, но очень холодно. Начали отмерзать ноги. Пришлось усиленно ими махать, чтобы не отморозить пальцы. Мы не рассчитывали на такой холод. Это апрель, а не март или январь. Я бывал здесь и в эти месяцы, но разницы в климате не вижу. До домика на озере Державина 8 км. Снег мягкий, приходится тропить, валится на 30 см, очень неприятной консистенции: не пухляк и не наст. В середине дня на час стало очень жарко: прекратился ветер, и разошлись тучки. Потом холод вернулся. Мерзнет лицо, а я думал, что лицо будет обгорать на солнце.
До домика дошли к 6 часам вечера полностью вымотанные. Мы не ожидали такого тяжелого начала похода. Вес рюкзаков оказался по 35 кг вместо желаемых 25 кг (плюс 18 кг заброски на Тумроках). Проблемы с автобусом, сильный холод, тяжелый снег. Но из графика мы не выбились. Спасибо, что нет циклона, иначе бы он здесь нас застопорил. Завтра четвертый день похода, и погода обещает быть нормальной. Надеемся добить этот длиннющий подъем. А сейчас сидим у печки и любуемся через окно закатом, сытые и слегка пьяные. Почти год назад, в марте 2005 г., мы с этого домика наблюдали извержение в. Ключевского. Вулкан выбрасывал почти километровый фонтан лавы, а вокруг все было в пепле.
Высота в. Ключевского в разных источниках дана различная. Когда мы делали восхождение в 2004 г. на кромке кратера GPS показало высоту 4780 м, и это не была высшая точка. А сейчас после извержения 2005 г. на верху вырос конус. А может на Камчатке уже появился пятитысячник?

4-й день похода, 5 апреля.
На улице жуткий холод, но погода пока хорошая. Сегодня ключевой день: переваливаем через самую высокую точку маршрута. Вокруг нас будут самые высокие вулканы Камчатки: Ключевской (4780 м), Камень (4579 м), Ушковский (3903 м), Крестовский (4057 м). Но это не очень вдохновляет на выход из домика из-за холода. Наконец вышли. Бежим, как перепуганные, чтобы согреться. Сквозь дымку стало пробиваться солнце. «Солнышко-солнышко пригрей хоть чуть-чуть!». Услышало, немного потеплело, и стало легче дышать не столь холодным воздухом. Отойдя полтора часа от домика, вспомнили, что оставили в домике ужаренное мясо, две трети наших заготовок на весь поход. Возвращаться не стали, слишком неудачное место, чтобы разгуливать туда-сюда. Будем вегетарианцами. До перевала (г. Средняя) дошли уже без сил. Но не хочется ночевать на высоте. Надо перевалить плато и хоть немного спуститься. На плато начал дуть ветер. Он поддувал в спину и помогал катиться. Но чем дальше, тем сильнее он становился, а потом ….
Потом началась трехдневная борьба за выживание.
На спуске с ледника ветер усилился настолько, что стал валить с ног. Во время одного из падений опять сломалась душка крепления. До этого они у меня не ломались года четыре. Запасной нет. Пришлось привязывать ботинок веревкой к креплению. К скитуровским креплениям это сделать несложно, но не в такой ветер. При спуске на лыжах Артем упал. Да так, как он всегда это делает: лыжи разлетаются в разные стороны, а сам делает кувырок через голову в снег. Долго ему пришлось себя собирать. Спускаемся дальше, уже неся лыжи в руках, так как нет снега. Лед и камни. Ветер сшибает с ног. Ситуация совсем опасная. До темноты полчаса, высота 2500 м, нет места ни для палатки, ни для пещеры, и полнейшая усталость.
Наконец возле скалы нашелся небольшой наддув, в котором можно попытаться поставить палатку, но сомнительно, ветер и здесь сильный. Начали копать снег под площадку и обнаружили под слоем фирна слой мягкого снега, который поддается копанию. Немного покапав, наткнулись на грунт. Но между ним и фирном полметра – можно вырыть щель, чтобы провести ночь. Это единственный реальный способ выжить. Вход в пещерку завалили рюкзаками, палаткой и всем, что не надо для ночевки.
Смогли вскипятить на горелке чаю. Решили состегнуть спальники вместе, чтобы было теплее, но молнии не совсем одинаковые, одну сторону кое-как состыковали, а на другую бегунок не налез. Вход закрыть плотно не удалось, и всю ночь через щели на нас сыпал снег. В начале мы дрожали от холода, как две шлиф. машинки, но позже, когда на нас подсохла одежда, стало теплее.

5-й день похода, 6 апреля.
Проснулись в 11.30. Надо уходить вниз. Собирали рюкзаки на улице под жутким шквалом ветра со снегом. Все вещи перемешались со снегом. Во время сборов у меня сломался бегунок на куртке. Теперь я иду еще и нараспашку. Вчерашний день продолжается: ураганный ветер, фирн с камнями, разломы ледника и высота. В голове крутится мысль: «А сможем ли мы сегодня найти место для ночевки». В начале похода мы сочувствовали одному нашему знакомому, Мишке Зеленскому, который ходил маршрут Ключи - Петропавловск в одиночку и обходил Ключевскую группу вулканов по низам. Его циклон застал в домике под в. Безымянным. «Бедный Мишка, он три дня сидел в домике», - теперь это у нас звучит, как анекдот.
При спуске часто натыкались на сбросы и с трудом находили обходы. Лыжи большую часть пути несли в руках, а вес пары лыж - 5,5 кг. При сильнейшем ветре их выкручивает и вырывает из рук. Когда это происходит часами, руки и спина начинают сильно болеть.
Наконец сбросили высоту до 1500 м. Ветер слегка ослабел, и появилась небольшая видимость. Мы даже минутку смогли отдохнуть, сидя на рюкзаках. Впереди на пути увидели небольшой каньон, пробитый рекой Студеной в вулканической породе. Начали его обходить, но затем, глянув на часы, решили в нем поискать убежище от ветра. Каньон узкий с высокими бортами, но почему-то от ветра защищает не так, как хотелось. Сделали площадку под палатку, но поставить её не смогли из-за сильного ветра. Пришлось опять копать пещеру. Пещера на этот раз оказалась более комфортной, чем предыдущая, но из-за сырых спальников ночевка оказалась прохладнее. Дрожать пришлось до утра.

6-й день похода, 7 апреля.
Утро. Надо узнать, какая погода на улице. Вход с вечера был завален комками снега, а к утру его полностью занесло так, что мы не смогли пробить его лопатой. Пришлось копать аварийный выход вверх. Погода на улице лучше: кое-какая видимость, ветер послабее - можно идти. Решили перейти Толбачинские плато и перевал. Немного прошли, ветер стал сильнее, но отступать некуда, надо прорываться через плато. Чем ближе к середине плато, тем сильнее ветер. И вот он уже с ураганной силой бьет по лицу ледяной крупой. Пару раз наткнулись на сбросы. При хорошей погоде пройти их труда бы не составило, но сейчас это проблема. Ветер, ударяясь в обрыв, на верху создает такой сильный напор, что не дает подойти к краю, не говоря о том, чтобы посмотреть вниз и найти удобный спуск. Приходилось подползать к краю, держа лыжи в руках, и лицом к склону спускаться, выдалбливая в плотном фирне ступеньки.
В январе этого года мы здесь были, хотели посмотреть извержение в. Безымянного. Но циклон нас продержал три дня в палатке, и потом мы отступили, оставив заброску продуктов. Сейчас погода точно такая же, ни чем не отличается от январской. Но мы не так готовы к такой погоде, ведь апрель на дворе. Вышли к месту заброски, но копать в заструге нет сил и желания. Продукты мы не тратим второй день, и на заброску расчета не было. К черту заброску. Мы не можем остановиться, чтобы выпить чаю из термоса, не говоря о копании.
У меня началось обморожение запястья, не прикрытого короткой верхонкой. В городе я хотел удлинить верхонки, но отнесся к этому легкомысленно. Понадеялся на весну и поплатился. Опять в голове мысль: «А сможем ли мы сегодня найти место для ночевки?». Плато абсолютно ровное и выдуто так, что даже нет снега, чтобы нормально идти на лыжах.
Глянули карту. Сориентировались. Перевал нам сегодня не взять. Надо искать место для ночевки. Единственное выпуклое место на этом плато - гора Поворотная, может, за ней можно спрятаться. Из последних сил добрались до подветренной стороны горы. Ура, удача! Здесь ветер не такой прямой и сильный, но завихрения достаточно мощные, чтобы сбить палатку. Часа два ставили палатку и строили ветрозащитную стенку из кубов снега. Спальники смерзлись в комки, и, чтобы в них залезть, пришлось их разогревать на горелке. Спать холодно. Все сырое. Предел мечтаний – дойти до домика с печкой. Он может быть уже завтра, но надо пережить эту ночь. Ветер весь вечер пытается атаковать нашу палатку, но стенка оказалась добротной, и палатка выстояла. А ночью циклон наконец ушел, наверно, решив, что нас ему не одолеть.


Хребет Тумрок

На базе Тумрок

7-й день похода, 8 апреля.
Пробуждение раннее, так как спать холодно. Все вещи мокрые. Без просушки поход продолжать нереально. Недалеко от нашего маршрута есть домик под перевалом Толуд. Будем идти к нему. Циклон истощил все резервы и физические, и психологические. Нужен хоть какой-нибудь отдых, хотя бы теплая ночевка. Погода идеальная, мы разбросали вещи на камнях подсыхать на солнышке и очень долго собирались, делая небольшой ремонт снаряжения.
Толбачинский перевал решили брать правее и набрали высоту 1800 м. Наткнулись на мягкий снег. Быстрый переход не получился. Ближе к перевалу Толуд снег стал лучше. Мы все дальше и дальше уходили от Ключевской группы вулканов. И хотелось прибавить ходу при воспоминании того, что нам пришлось там пережить. Домик оказался дальше, чем предполагали. Мы съехали к нему 7 км с перевала. Дом большой, прогреть невозможно, но печка работает нормально, и мы смогли высушить все вещи и спальники.
Раз мы отклонились от маршрута, то решили изменить его. Пройти не слева от в. Удина по плато, а справа, спускаясь по р. Толуд через лес. Реальных преимуществ много, но могут быть и сюрпризы, которые не предскажешь. Например, полное отсутствие снега или потеря р. Толуд в лесу и вследствие многодневное продирание через бурелом. Мы решили попробовать, тем более что путь до ручья Березового сокращался почти в 2 раза.

8-й день похода, 9 апреля.
Сборы, как всегда, затянулись, и мы вышли в 11.00. За первый час пролетели вниз 6 км, и это прибавило нам оптимизма, который таял и таял в последующие часы. Снег становился все хуже и хуже. Сверху он имел небольшую плотность, а внизу - крупнокристаллическую структуру, сложенную, как карточный домик. Когда наступаешь, продавливаешь верхний слой и проваливаешься до земли. В три часа решили сделать обед. За время приготовления пищи я чуть не окочурился от холода. На мне все было одето, я сидел возле костра, спину закрыл карематом - и дрожал от жуткого холода. Пальцы окоченели так, что еле держал тарелку. По мягкому снегу бились до самого заката и успели дойти до места, обозначенного на карте как «бараки». Но «живых» домиков не оказалось, только развалины, брошенные много лет назад. Внутри домика поставили палатку, благо, что были стены и остатки крыши, защищающие от ветра.

9-й день похода, 10 апреля.
Ночью приснился красивый эротический сон, аж не хотелось просыпаться. А пробуждение было ужасное. Я ощутил, что сильно замерз, спальник мокрый и даже примерз к стенке палатки. Было холодно и мерзко. Так мы давно не мерзли. С погодой была какая-то аномалия. В это время туристы сюда не ходят, боясь, что снег сильно тает из-за плюсовых температур и речки давно вскрыты. А сейчас, как в январе или феврале. Намека на тепло и нет, кроме обгоревшего носа, который вечером печет. Мы решили, что во всем виноват северо-восточный ветер, который принес холодный воздух. Но слишком долго и невыносимо это длится. Мы ведь рассчитывали на теплый апрельский поход и снаряжение соответствующее подобрали.
Сон оказался почти пророческим: мы шли по красивому еловому лесу, но ходьбу по нему эротикой не назовешь. Он нас так .... достал.
Прошли около 15 км, но очень тяжелых из-за елового леса и вчерашнего ломового перехода, а больше всего из-за ледяной ночевки. Дошли до домика, обозначенного на GPS-карте. Выглядел он непригодным. Но Артем был в таком отчаянии от холодных ночевок, что решил откапать и проверить.
И вот мы сидим в тепле, сытые и довольные, слушаем, как в печурке трещат дрова. Завтра хочется сделать рывок километров 40 и дойти до Тумроков, но все болит, накопилась усталость. Хочется верить в удачу.

10-й день похода, 11 апреля.
С утреца мороз, но сухой, и идти приятно. Наверх лезли больше, чем ожидали. Вышли на перевал и замерили по GPS расстояние – 32 км по прямой до Тумроков. Шанс есть – времени много, погода хорошая. Но, когда пошли дальше, поняли, что шансов нет. Снег валится выше ботинка. Снег сухой, не весенний. Мы себе в сотый раз задаем вопрос: «Может, мы с месяцами ошиблись? Сейчас апрель? А может январь или февраль?». Мы идем, надев на себя все вещи и натянув капюшоны, хотя светит солнце, и нет ветра.
Идем вдоль невероятно красивого хребта Тумрок. Очень похож на Альпы, высоты разве что не 4, а 2 тысячи метров. С надеждой дойти до Тумроков мы не расставались и устроили себе жуткую выматывающую гонку по мягкому снегу. К вечеру до Тумроков по прямой оставалось 16 км, и стало ясно, что мы не дойдем и надо ставить палатку, пока остались хоть какие-то силы.

11-й день похода, 12 апреля. Те прохладные ночевки, что были на Ключевской, оказались цветочками, а эта ночь была ягодкой. Так я не мерз никогда. Не знаю, сколько было градусов, но вода у изголовья под спальником частично замерзла. Ночью я получил такое переохлаждение всего тела, что наутро еле пришел в сознание и выбрался из спальника. Да, снаряжение у нас весеннее, на температуру минус 15. На минус 15 в палатке мы не рассчитывали. Еле шевелясь, собрали вещи. Теперь эти 16 км (реально около 20 км) для нас серьезный переход. Но дойти надо, еще одну такую ночевку я не переживу. У Артема начался кризис. Он не «сломался», а был просто морально убит. Маты и проклятья оглушали всю округу. Терпение и выдержка иссякли. Он хотел домой. Когда он услышал от меня, что я за штуку баксов не сойду с маршрута, он удивился и загрустил оттого, что я не разделяю его панического настроения. Если бы на Тумроках была возможность покинуть маршрут, то он, наверное, воспользовался бы ей. Но ни вертолетов, ни попутных снегоходов, к счастью для меня, не оказалось. И мы вместе прошли все до конца.
После старта настроение поднялось – снег, как подменили, весь передутый, и идти легко, 4 км в час. Пересекаем множество звериных следов: росомахи, рыси, лося и всякой мелочи, от мыши до зайца. В одной из речек увидели лося, то ли спящего, то ли мертвого. Достали фотоаппараты и ракетницу (вдруг это не лось, а медведь) и стали подкрадываться. Лось. Живой. И почему-то не убегает. Нафотографировавшись, решили спугнуть, чтобы заснять лося во весь рост. От ракетницы он даже не вздрогнул. Когда подошли вплотную, он встал и попытался убежать, тогда стало понятно, в чем причина – у него свернута или сломана нога. Мы оставили его в покое и отправились дальше к базе Тумрок.
Пришли к вечеру, с трудом найдя проходы через множество ручьев и родников перед Тумроками. Нас приютили, дав нам крышу и печку. А самое главное, мы добрались до термальных источников!!! Когда мы в них залезли, то вспоминали и Ключевскую, и холода, и последнюю ночевку. Как мы мечтали залезть в горячую воду источников… Те, кто прилетают сюда на вертолете, не могут испытать то наслаждение от источников, которое получили мы. 12-й день похода, 13 апреля.
Невероятное расслабление и отдых в тепле и в источниках. Ремонтируем снаряжение и лечим больные тела. Греемся в источниках, мажем разными мазями мозоли и синяки. На куртку с поломанным замком пришил липучки, срезанные с рюкзака. Проволокой пришил заплатки на вкладыши в пластиковые ботинки. И еще было много ремонта по мелочи. Даже спутниковый телефон заработал после того, как в антенное гнездо воткнули кусочек проволоки.
Прошли треть похода. Можно подвести итог этой части. Что запомнилось: три дня на гране выживания на Ключевской, сломанный замок куртки и как она мне заворачивается ветром на голову при попытке застегнуть крепление, обморожение на запястье, ледяная ночевка перед Тумроками, после которой я еле встал. Если бы мне заранее сказали, что я переживу, я не отправился бы в этот поход, по крайней мере, не через Ключевскую и не с таким легкомысленным апрельским снаряжением. Очень не хватает: вкладыша в спальник, пуховки (до пяток), теплой маски на лицо. Палатка очень объемная, надо маленькую, чтобы можно было прогреть. Сейчас я в тепле, здоров (не считая трех мозолей и небольшого обморожения запястья), отдохнувший, сытый. Ели оладьи с лопаты, потому что некуда было их складывать. Завтра идем дальше. Что нас ждет? Сейчас не хочется думать. Всегда надеемся на лучшее.
Поход продолжается
База Тумроки – место, где мы можем последний раз подумать: идти дальше или нет. Это последнее место, где мы можем отступить и выйти на трассу за 4 или 5 дней.
Далее маршрут лежит через Восточный хребет, и мы удаляемся от трассы. Путь к отступлению будет отрезан хаотичным и непроходимым Восточным хребтом. Нам останется идти только в Петропавловск.
И мы, несмотря на все трудности пройденного отрезка, решили идти дальше. Хотя вопрос этот даже не обсуждался, все было и так ясно.


На Кроноцком озере

в. Кроноцкий

13-й день похода, 14 апреля.
Идти очень тяжело. После такого расслабления.., да еще перепарились в источниках. Рюкзаки скидываем через каждые 200 м. Сердце выпрыгивает, ноги не идут. На Тумроках мы забрали свою заброску, и вес рюкзаков подскочил к тридцатнику. Переваливать изначально мы хотели в районе озера Теплякова, но по мере обдумывания перевалы выбирали все ближе и ближе к Тумрокам. Наконец остановились на верховьях р. Поперечной. Перевал близко, но подход по реке просто ужас: прижимы, вскрытая речка, кусты. Пару раз мы по очереди чуть не проваливались в воду, приходилось вытаскивать напарника, зависшего над ручьем. После дня ковыряний на речке к вечеру увидели перевал. Погода портится, но надо рискнуть и успеть перевалить. Сконцентрировали все силы и пошли наверх. Еще 800 м перепада. При подходе к вершине перевала оказались в густейшем тумане.
Почти вслепую вышли на вершину перевала в 19.30. И это было всего в 7 км по прямой от Тумроков. Спуск мог быть приятным, но видимость нулевая. Видно снег в трех метрах перед лыжей. Пару раз упали и решили идти пешком, чтобы не свернуть шею. Чуть ниже, когда видимость увеличилась, а крутизна уменьшилась, одели лыжи. Оставалось полтора часа светового времени. И мы рванули, что есть сил, чтобы сбросить высоту и войти в более плотный лес.
Темнеет. Хотели поставить палатку, но решили пройти еще минут 20. Пройдя 200 м, увидели строения. Это дом в верховьях р. Лиственничной. Торчат только верхушки крыш. Попытались найти вход. Час копания не привел к успеху, зато нашли какую-то дырку. Наверное, отсутствующее окно. Внутри множество комнат (дом огромный), но полная разруха. Попытались затопить печь – нет тяги, труба забита снегом. Вместо того, чтобы снег из трубы выковыривать, попытались протолкнуть. Сделали мертвую пробку, которая исчезнет только к лету. Приготовили еду на горелке и легли спать.

14-й день похода, 15 апреля.
Есть шанс вернуть один из потерянных дней. От графика мы отстаем на три дня. Для этого нам нужно сегодня добраться до озера Кроноцкого. Решили дойти до ручья Бараньего, где есть очень хороший домик, сделать обед и идти дальше. Снег не очень хороший, приходится тропить. Перешли р. Лиственничную по снежному мосту. Дошли до р. Бараньего, взяли как можно левее, чтобы не пропустить домик, и стали идти вдоль ручья. Но вскоре поняли, что недостаточно взяли влево и домик позади.
Обедать все равно надо. Рядом с рекой расчистили площадку и приготовили обед. Впереди нас ожидали водные процедуры: нам нужно было босиком перейти р. Бараний. Испытание выдержали достойно, несмотря на то, что в момент переправы подул холодный ветер и пошел снег.
Пройдя метров 500 вдоль реки, увидели снежный мост. Обидно, но дело сделано. Снег после обеда стал проваливаться еще сильнее, иногда выше колена. Но нам помог старый буранный след, который еле виднелся. По нему мы прошли довольно много, но потом след оказался на другой стороне реки, а снежный мост, по которому буран проехал, уже рухнул. Нам пришлось последние километра 4 идти без буранки.
В этих местах пойма р. Лиственничной, как паутиной, испещрена мелкими ручейками, которые не засыпает снег. Приходится снимать лыжи, переходить ручеек, вытаптывать площадку для одевания лыж и рюкзака. Надеваешь лыжи, начинаешь надевать рюкзак, площадка не выдерживает резко увеличившийся вес, ты проваливаешься и падаешь, как попало, в снег. Приходится начинать все сначала. Когда все получилось и ты проходишь метров 50 и видишь еще один ручей, то хочется выть от досады. Но даже на это сил нет. Хочется осилить последние 3 км. Там на краю озера стоит домик, и можно будет считать, что день сэкономлен. Артему в этот день повезло больше. Он весит на 20 кг меньше меня, и снег, который его выдерживал, подо мной проваливается. Силы у меня давно кончились. Подошвы ног горят, и каждый шаг как по углям. От этого еще тяжелее.
Но вот в последних сумерках дошли. Мы, обессиленные, долго сидели на рюкзаках возле домика. Но надо вставать и заниматься бытом. Войдя в дом, слегка ошалели: в одной из комнат лежит медведь, вроде дохлый. А может, это он так спит? «Пни его», - сказал Артем и отошел к двери. Я чуть помялся и пнул. Звук деревянный - замерзший. Он, похоже, залез в дом через выбитое окно и помер здесь. Медведь небольшой, но все равно вселяет ужас своими размерами. Мы заперли эту комнату и обосновались в другой, благо там тоже была печка. Меня начало знобить. Похоже я слишком долго возился разутый на переправе.


Долина Гейзеров

Долина Гейзеров

15-й день похода, 16 апреля.
Сегодня надо перейти Кроноцкое озеро - более 20 км. После вчерашнего тяжелейшего перехода это кажется невозможным. Но снег хороший, и мы мчимся с огромной скоростью, иногда даже коньком. Однако вчерашний день и заструги на озере сказываются – силы ушли, как вода в песок. Перекусили, спрятавшись от ветра за один из островов.
Перешли озеро к вечеру. Пока это был самый быстрый и легкий переход. Поставили палатку, сготовили на костре и легли спать.

16-й день похода, 17 апреля.
Всегда кажется, что день будет тяжелым, а оказывается все намного хуже. Сегодня надо набрать 600 м высоты и пройти 20 км. Снег пришлось тропить. А самое неприятное - это лабиринт из сопок и кулуаров. Начинаешь идти по кулуару - заходишь в тупик, вылезаешь на гребень - тот быстро заканчивается, съезжаешь в другой кулуар. И так полдня. Все силы потратили. А могли избежать прыгания, если бы серьезней отнеслись к карте. Этот район у нас пришелся на стык двух карт разного масштаба, и по ним не проследить прямой путь от озера к кальдере.
Наконец поднялись в кальдеру в. Крашенинникова. Нам надо пройти километров 8 и, где-то на борту кальдеры, должен быть домик. Идем как всегда из последних сил. Накопилась усталость: ложимся спать после часа ночи, а встаем в 8 утра. И так ежедневно.
Вышли из кальдеры, но к домику пришлось возвращаться: нам не верно указали его местоположение. Когда к нему пришли, нас ожидала еще одна неприятность: весь тамбур был плотно забит фирном. Лопата не берет такой плотный снег, пришлось выпиливать кусочки ножовкой. С трудом пробились к двери в дом. А когда открыли дверь, то увидели перед собой стенку снега. У нас все опустилось – здесь на высоте с нашей палаткой будет совсем туго. Чуть-чуть копнули и увидели внутри немного пространства. Решили откопать объем для ночевки по типу снежной пещеры. Но, когда начали копать, вошли во вкус и откопали все помещение, благо снег был не такой плотный, как в тамбуре. Печь чересчур реактивная. Все вылетает в трубу. К тому же дом имеет много сквозных щелей, в которые дует ледяной ветер. Дом нагрели, но очень не на долго, все выдуло вмиг. Сидим и разглядываем карту Камчатки. Пройдено полмаршрута по расстоянию. Всего полмаршрута.


Долина Гейзеров

Долина Гейзеров

Долина Гейзеров

17-й день похода, 18 апреля.
Ночью в доме мороз. Под утро замерзли. На улице завывает пурга. Никуда не пойдем. Глупо выходить из домика, чтобы в 10 км от него в «чистом поле» ставить палатку или рыть пещеру. Устроили объедаловку. Спим и едим. К вечеру ветер утих, и дом резко нагрелся, стало как в бане. С печкой обращаемся аккуратно, т.к. она сгнила. Вот-вот развалится, год не протянет. Циклон не ушел, хотя ветер ослаб, валит сильный снег. Завтра придется тропить.

18-й день похода, 19 апреля.
Утро. Пурга. Еще один день терять не хочется. И так три дня отставания от графика. Будем прорываться к Долине гейзеров. Видимость низкая, но иногда сквозь мглу виднеется гора Дуга, это наш главный ориентир. Ветер перераспределил свежий снег: на продуваемых местах его нет, а в канавах - почти по пояс.
К концу дня погода стала лучше, и мы уже спускаемся к р. Гейзерной. Опять вымотаны и выжаты. Появились фумарольные поля – копия Мутновки. Шипит, бурлит и воняет сероводородом. Спускаемся ниже – появился кипяток, бьющий из-под земли. Поставили палатку недалеко от одного из источников. В нем легко топим снег в котелке для приготовления пищи (экономим газ).
Завтра важный день, идем смотреть самый уникальный объект на Камчатке – Долину гейзеров. Сильная усталость притупляет восприятие, но любовь к камчатской природе даст нам дополнительные силы. К сожалению, нам придется прятаться от егеря. Мы хотели взять официальное разрешение на посещение Кроноцкого заповедника и Долины гейзеров. Но с нами почти не разговаривали, сказали, что не разрешаем и точка. Запугали огромными штрафами и выдворением из заповедника на вертолете, хотя это ненаучная фантастика. Неужели не понятно, что если мы решили пройти более 600 км по горам и лесам и нас не останавливают никакие трудности, то не остановит бюрократ, сидящий в уютном кабинете где-то в г. Елизове. Мы все равно пойдем. Если бы он переживал за природу, а не за правильное оформление, то мы смогли бы договориться. Один звонок к егерю в Долину: «К тебе двое зайдут – сильно не зверствуй», - все решил бы. Мы тогда бы не стали прятаться от егеря, а пришли к нему открыто и осмотрели Долину, не нарушая правил. А сейчас мы поставили палатку в Долине и завтра пройдем по ней сверху донизу. Но совести у нас чуток есть: палатку мы поставили на снегу и готовить мы будем на газовой горелке, хотя дров хватает. Упаковки на маршруте мы нигде не бросаем, а несем до ближайшего костра или печки. После нас не останется никаких следов (кроме как от ботинок).

19-й день похода, 20 апреля.
Спускаемся вниз по р. Гейзерной к основным гейзерным площадкам. Речка - сплошные прижимы. Приходится перепрыгивать ее по камушкам через каждые 50 м, рискуя набрать воды в ботинки. Через час ходьбы мы вымотанные и злые. Но чем дальше, тем интереснее. Усталость отошла на задний план. Мы попали в сказочный уголок весны. Снега нет. Из-под земли кругом бьет кипяток или струи пара. Самое интересное место, «Большой витраж», находится недалеко от домика, оборудовано смотровыми площадками.
Спускаясь ниже, мы чуть не сварились: впереди нас из борта сработал сильный гейзер, который перекрыл все ущелье и через речку ударил в противоположный борт. Если бы он сработал на две минуты позже, нас обдало бы кипятком, как из пожарного шланга. Через несколько минут, гейзер затих, и мы бегом проскочили опасный участок.
Наконец мы добрались до самого желанного места в Долине - Красивейшего водопада с термальной водой. Когда мы шли купаться в водопаде, Артем озвучил наше состояние: «Это не может быть, это происходит не с нами!». Еще вчера мы шли по колено в снегу по снежным полям, где не за что зацепиться взгляду, полностью одетые, с накинутыми капюшонами. А сегодня в уголке весны купаемся в красивейшем водопаде.
Купание, как в стиральной машине: сверху бьет и поласкает сильнейший напор воды, а снизу обжигают струйки кипятка. Купание великолепное, но не надолго. Температура воды 30 градусов, это для термального источника маловато.
Невероятно довольные мы возвращались наверх, к своей палатке, еще раз осматривая Долину гейзеров и наслаждаясь фантастическим днем, подаренным нам природой.

20-й день похода, 21 апреля.
Утро. Погода идеальная, но очень сильный мороз сковывает движения. Отмерзают пальцы. Собираемся медленно и долго. По знакомому рельефу шустро вышли в верха за 2,5 часа. Чтобы уменьшить количество пересекаемых оврагов и мягкого снега, вышли почти на верх горы Открытая. Периодически приходится тропить, хотя снег неплохо передут. Холодно, хотя светит солнце. Идем как всегда в шапке и капюшоне. Кальдера вулкана Узон знаменита тем, что в фумарольных котлах происходят процессы перехода из неживой материи в живую, то есть образуются аминокислоты и простые бактерии. Также, как во времена зарождения жизни на земле.
Попрыгав через сопки, дошли до домика. Уже было расслабились, но нет, без копания нельзя. Вокруг домика снега мало, за исключением входной двери. Она полностью закрыта наддувом, на который натек талый снег и укрепил его. Пришлось возиться часа полтора. Затем после легкого перекуса почти биатлонный забег по кальдере. Подбегаем к фумаролам - щелк, щелк - и бежим к следующей. Все равно не успели. Солнце село, краски поблекли. Решили утром продолжить, а сейчас - купаться.
Если бы возле Банного озера не было разрушенной раздевалки, то я бы не догадался купаться в этой грязно-серой воде. А так вполне экзотично. Вокруг борта снега метров 10, и ты плаваешь в парящей воде. Все хорошо, но прохладно, в воде плюс 30, а снаружи примерно минус 20. Вылезать из прохладной воды и вытираться на таком морозе более чем экстремально. Завтра нам предстоит длинный и очень пересеченный переход к в. Зубчатка (Большой Семячик). Времени на сон мало для восстановления. Да еще вместо разбавленного спирта, по ошибке, выпили чистый спирт из похожей бутылки. Теперь валяемся пьяные. Хорошо, что хоть погоду на завтра из города пообещали хорошую, и на том спасибо.


Долина Гейзеров

Долина Гейзеров

Долина Гейзеров

21-й день похода, 22 апреля.
Утром всю кальдеру заволокло очень густым туманом. Фотографирование под угрозой. Но туман не постоянный то накроет, то развеется. Зато очень сильно украсил инеем деревья. Надеюсь, кадры удадутся.
Для выхода из кальдеры все термальные поля обходим справа. Снег хороший. На выходе захотелось покушать и расслабиться на солнышке. За это расслабление мы вечером были наказаны. После обеда снег как подменили – мягкий, и опять тропить. Похоже, мы не успеваем пройти намеченное. Вышли на зону километровой карты. Это нам позволило лучше предугадывать лабиринты сопок и оврагов. К вечеру поднажали и почти подошли к фумарольным полям вулкана Бурлящего (возле Большого Семячика).
Когда солнце только намекнуло на то, что оно скоро начнет садиться, стало невероятно холодно. Очень уставшие ставили палатку на высоте 900 м. Тщательно готовились к ветру, так как нас уже накрывал циклон, идущий с севера. Впоследствии оказалось, что мы не дошли до домика минут 10. Мы предполагали, что он существует, но сведения были неточные, и мы не знали, где конкретно он может быть. За дневное расслабление мы опять ночуем в палатке, да еще на высоте.

22-й день похода, 23 апреля.
Как я устал от холода. От него устаешь больше, чем от ежедневной ходьбы. «Когда же наступит весна? Твою мать!». Никогда бы не подумал, что я так сильно и много буду страдать от холода в апрельском походе. Утром просыпаешься и чувствуешь, как промерзло все тело. Садишься в спальнике покрытом корочкой льда. От того, что ты проснулся, начинается первый прогрев. Затем включаешь горелку - и можно вылезать из спальника. Глоток горячего чая еще немного разогревает тебя. После сбора начинаешь активно идти, чтобы сильней разогнать кровь и прогреть конечности. Труднее всего прогреть пальцы ног. Иногда приходится останавливаться и делать махи ногами. Последним оттаивает мозг, и тогда появляется желание что–либо смотреть.
Сходили на пару крупных фумарольных полей. Интенсивность очень высокая. На те, что были в стороне от перевала, не пошли. Не было сил после прохладной ночевки мотаться по вулкану.
Дошли до места, где должны быть одни из самых интересных источников на Камчатке. На карте это место оказалось в углу, а координатная сетка с этой стороны карты была заклеена. Пока дотянешь координату с другого края карты, появляется погрешность. Где-то рядом источники, в нескольких сотнях метров, а где не можем найти. Избегали весь лес и налегке выходили в разные стороны в поисках источников, все бесполезно. Координаты точки источников, забитые в GPS, оказались неверными. Еще GPS сбила нас с толку, показывая высоту очень неточно (ошибка в десятки метров). По рельефу тоже не можем догадаться, вокруг ровный березовый лес с небольшими оврагами. Набегали километров пять. Когда ноги совсем устали, решили сильнее напрячь мозги. Разложили карту и аккуратно, вдвоем, используя другие карты в качестве линеек, вычислили наше точное местоположение. И вот наконец мы на источниках и ими не разочарованы. Небольшой водопад с удобной естественной ванной под струей воды здорово нас отмассажировал. Немного покупавшись, мы пошли ужинать, а после ужина еще попарились в крытом бассейне возле дома с температурой воды 40 градусов. Мы снова оказались в весне. Много теплых выходов. Вокруг проталины с проклевывающейся зеленью. И с самым главным весенним деликатесом – черемшой. Мы её набрали целый пакет, нам хватило на три дня. На завтрашний день наметилась проблема: лиман, через который мы хотели пройти, оказался частично открыт, и придется как-то преодолевать водные преграды. А если они не преодолимы, то уходить в верха в поисках мест для перехода речек.
А еще у нас сегодня кончился спирт. Это грустно. Он позволял по вечерам слегка обезболить измученное непосильной работой тело, а также еще раз вспомнить все радостные и тяжелые моменты, которые произошли за прошедший день.


Долина Гейзеров

23-й день похода, 24 апреля.
Весь день потратили на переход через лиман. Множество теплых источников в этом районе делают речки незамерзающими. Но гвоздем программы дня оказался брод через реки Старый Семячик и Новый Семячик. До них перешли разминочную р. Борматинову. Воды в Семячиках выше колена, но чуть ниже интимного места. Зато шириной они метров 30. А самый неприятный момент в переходе через реки, это когда без штанов, с рюкзаком, с ботинками на шее, с лыжами в руках доходишь до противоположного берега. Там влезаешь в грязь, и нужно залазить на снежный борт, который полтора метра высотой. Приходится из воды залазить в снег. Когда, наконец, усядешься на рюкзак, то думаешь, что делать с мокрыми, грязными, да еще и в снегу ногами. После первой переправы ноги отогреваются быстро, а после третей (две последние с разницей в 10 минут) ноги промерзают, и долго чувствуется в них холод. Хорошо, что день солнечный, можно не сильно спешить с одеванием.
У одной из речушек встретили медведя. Я сначала увидел следы и сказал, что медведь прошел недавно. Я оказался прав: в двадцати метрах от нас в тальнике копошилась огромная коричневая туша. Мы тихонечко умотали подальше, пока медведь нас не заметил. Немного отойдя, я приготовил пистолет, брызгающий перцовой жидкостью, на случай, если медведь захочет нас догнать и понюхать.
Грохочет, как артиллерия, океанский прибой. Мы планировали подойти к береговой линии, но из-за открытого лимана планы поменяли.
Сегодня настоящий весенний день. Тепло с утра до самого вечера - и вечером уже не спешишь спрятаться в палатку.
В конце дня увидели пихтовую рощу. Я давно мечтал увидеть это место (здесь растет пихта, не встречающаяся больше нигде в мире), но даже не знал, где оно находится. А тут мы на него почти случайно вышли. План по расстоянию сегодня не сделали, но день и так был сложный и тяжелый. Завтра в плане восхождение на вулкан Малый Семячик. Перепад высот 1200 м плюс подход 10 км, отход не считаю.
И еще один примечательный момент – мы вышли из Кроноцкого заповедника. Одиннадцать дней мы жестоко топтали его лыжами.


К Кальдере Узон

в. Кальдере Узон

24-й день похода, 25 апреля.
Сегодня хороший день. Встали. На улице тепло по-весеннему. Собрались и рванули вверх, к вулкану. Я шел и получал удовольствие оттого, что светит солнце, снег не проваливается, мы не лазаем по кустам, рекам, оврагам, рюкзак уже не сдавливает тебя от плеч до пяток, из носа не течет от холода и в впереди интересная гора, на которой еще не бывал. А самое главное, это - весенний поход, в который я хотел попасть, а не зимний двадцатидневный экстрим, который нам неожиданно пришлось пережить.
Очень быстро с высоты 150 м вышли на 1000 м, преодолев 10 км по прямой. Перекусили и пошли на восхождение, оставив рюкзаки. Нам оставалось преодолеть всего 300-400 м перепада. Семячик знаменит своим серно–кислотным озером в огромном кратере. Но сейчас оно не успело оттаять, и мы не увидели его во всей красе.
С океана потянулись тучи. Нам надо спешить убраться с высоты в зону леса, а она далеко, в 8 км. Целимся в лес, в сторону в. Карымского. Постепенно растягивали сброс высоты, чтобы за счет него преодолеть большее расстояние. Это получилось отлично, и через час мы уже были в лесу, далеко от Семячика. Перед нами был в. Карымский, который страшно грохотал и выпускал черные облака пепла. Вулкан Карымский маленький 1500 м, но удаленький. Пожалуй, самый активный на Камчатке в данный момент. Не далеко от вулкана есть озеро Карымское. Когда-то оно было полно рыбы. А в 1996 г. вулкан взял и вскипятил его. Затем озеро постепенно остыло, а вулкан грохочет и пыхтит до сих пор. Уже было приготовились к вечернему фотографированию, но все резко затянуло, и мы, разочарованные, легли спать. Перед сном вышли на связь, супруга мне сказала: «Хватит шататься по лесам, иди домой». Мы и так идем домой, скоро будет месяц, как мы идем домой.


в. Кальдере Узон

в. Кальдере Узон

в. Кальдере Узон

25-й день похода, 26 апреля.
День мрачный и тоскливый. Серое небо, серый снег, перемешанный с пеплом. С океана дует сырой ветер с мелкой крупой на гране дождя. До дома вулканологов нам нужно преодолеть 10 км по прямой. Пять километров прошли очень быстро, а вторую пятерку, как заведено в этом походе. А заведено так: если проходим 20 км - то достаются они как 40, если проходим 10 км - то достаются они нам как 40, если 5 - то тоже как 40. Вот и эти 5 км достались нелегко. При приближении к вулкану увеличилось количество пепла на снегу, и лыжи перестали скользить. Да и жалко портить дорогостоящие лыжи об шлак. Сняли, вложили в рюкзаки, и пошли пешком. Начали периодически проваливаться по пояс. Решили подняться выше на кальдеру вулкана. С кальдеры отличный вид на лавовые потоки и на извергающийся вулкан (в хорошую погоду). А сейчас туман, и мы ничего не видим, потихоньку плетемся к домику, таща рюкзаки с тяжелыми лыжами и выискивая путь среди различных проблем.
В конце концов дошли до дома. Он огромный, двухэтажный. Как всегда с трудом попали внутрь. Еще полдня впереди. Затопили печь, сготовили обед. Зайдя в дом и увидев сахар, Артем набрал столовую ложку в рот и стал жевать. А в городе говорил, что не ест шоколадные конфеты с белой начинкой.
Сходили к термальному источнику. Он бьет прямо из-под берега у реки. Для купания сделана отгородка. Вид у купальни не воодушевляет. Зато температура воды 38 градусов – идеальная. И очень приятный песочек. Жаль, что туман и мелкий снежок, а то можно было бы сфотографироваться в бассейне на фоне пыхтящего вулкана. Вечером покушали еще два раза. Я отремонтировал лыжную палку и вкладыши в пластиковую обувь, надеюсь, что до города дотянут. Завтра в идеале дойти до рек Жупановых и перейти их, но вряд ли осилим это расстояние. Пройдена еще одна часть маршрута. Самая интересная. И она прошла довольно удачно. Много было хорошей погоды, хотя по-прежнему холодно, но уже не так, как в первой трети пути. Посмотрели Кроноцкий заповедник с его вулканами, термальными источниками и фумарольными полями, Долиной гейзеров и кальдерой вулкана Узон.
Теперь задача благополучно дойти до города. Он уже относительно близко. Вулкан Карымский виден с «домашних вулканов». Если все удачно сойдется, то до города 5 дней.


в. Кальдере Узон

в. Кальдере Узон

в. Кальдере Узон

26-й день похода, 27 апреля.
До рек Жупановых не дошли, вообще никуда не дошли. Встали рано утром. На улице туман, не видно угла дома. А нам идти по сложной местности, рискованно. Решили переждать денек в домике.
Аргументов много:
1. Шлак будет присыпан свежим снегом.
2. Отдохнем.
3. В хорошую погоду мы легко компенсируем то, что можем пройти сегодня.
4. Если развеется, сможем увидеть вблизи вулкан.
Утром звонили в город насчет погоды, но не дозвонились. После обеда еще позвонили. Новость убила нас вместе с нашими аргументами: плохая погода на две недели. Город невероятно отодвинулся, а казалось, вот-вот несколько рывков - и мы в городе. Теперь будем по плохой погоде день за днем пробиваться по 10 – 15 км.

27-й день похода, 28 апреля.
Встали в 7.00. На улице пурга с крупным, мокрым снегом. Снега навалило почти по колено. Деваться некуда, надо пробиваться. Благо хоть видимость есть, метров 100.
Перешли реку Карымскую по мосту, но не смогли перейти ручеек, впадающий в неё. Пришлось снимать лыжи и почти по пояс в снегу вылезать на борт в сторону вулкана Карымского. Через три часа прыгания по оврагам и кочкам начали спуск к р. Крестьянской. На свежий снег активно стал сыпаться пепел да так, что перекусить стало проблемой.
Чем ниже спускались, тем меньше было свежего снега и спокойнее погода. К вечеру стало безоблачно. Появилась надежда на нормальное окончание похода. Да вот никак не могли уйти от одной проблемы – пепел. Он покрыл весь снег. А в низовьях нового снега не выпало, и мы вновь идем по грязи. Сами тоже грязные с ног до головы, а на лыжи страшно смотреть. Как далеко это протянется? Пепел очень затрудняет движение. Когда мы уже были километрах в 20 от вулкана, нас так оглушил грохот, что мы аж подпрыгнули с перепугу. Побросав рюкзаки и взяв фотоаппараты, мы рванули на ближайшую сопку. На огромный черный гриб дыма мы не успели, зато сфотографировали выбросы, которые стали происходить ежеминутно. К девяти часам вечера добрались обессиленные до домика в низовьях р. Крестьянской. Быстро поели гречневую кашу и упали спать. Завтра будет тяжелый день, один из ключевых в походе: переход через самую большую реку на маршруте.

28-й день похода, 29 апреля.
Мы живы, здоровы, сидим в тепле. А могло быть все иначе. О переправе мы знали то, что её проходили с лыжными палочками, слегка подмочив трусы. Я тоже намочил трусы, которые перед переправой сунул в нагрудный карман.
Если подробнее… Утром легко докатились до правой Жупановой и перешли её, не задумываясь. Вода вроде холодней, чем на реках Семячиках и погода пасмурная (ветки возле воды покрыты льдом). Вытерлись, оделись - и к левой Жупановой. Когда дошли, определили два возможных варианта перехода, где реки наиболее широкие. Решили начать с нижнего. Выпилили шест для упора в грунт, закрепили на рюкзаках лыжи, разделись - и в воду. Я шестом упираюсь в грунт, Артем за мной прячется от течения и придерживает меня, чтобы не снесло. Идем. Вода по колено, по пояс, впереди еще глубже. Пытаемся сделать несколько шагов ниже по течению, также глубоко. Назад, здесь нам не пройти. При попытке выйти на берег мы попали ... в яму. Артем кричит: «Я сейчас поплыву». Я на него глянул, он стоит по грудь в воде, руки держит над водой (наверное, не хочет мочить перчатки). Глаза круглые и по ним видно, что плыть не хочется. Я делаю шаг к берегу и оказываюсь в таком же положении. Хорошо, что течение в этом месте не сильное, так бы уплыли. Выскочили на берег удивленные, перепуганные, ошарашенные. Что делать?! Мы голиком, мокрые, сильно охладились. Думать некогда. Решили быстро повторить попытку, чуть дальше от ямы. История та же. По грудь - и на берег.
От холода уже трясет. Ногам невыносимо больно ступать по камням. Решили одеваться, но через секунду передумали. Лучше совершим еще попытку, только на другом месте, на 100 м выше. На этот раз я надел пластики без вкладышей, чтобы легче было наступать на камни, Артем пошел босиком. Течение в этом месте сильнее, зато глубина меньше. Шаг за шагом передвигаемся. Краем глаза вижу: перешли больше половины. Про себя думаю: «Если опять яма, то все равно будем прорываться к противоположному берегу, хоть в плавь». Но в середине небольшая отмель, вода чуть ниже пояса. Вот уже скоро берег, и опять глубоко, по пояс. Прорвемся. Артем вместо поддержки сам еле держится и не успевает за мной идти. Ему трудней, он босиком. Ног просто не чувствуешь, как будто протезы. Наконец, берег. Мы рухнули на рюкзаки и долго не могли привести себя в порядок. Так окоченели, что еле вытерлись и оделись. Вкладыши для пластиков были мокрые (при первой попытке, обувь висела на шее и зачерпнула воды). Нас, сидящих на рюкзаках, пробрал смех. То ли от радости, то ли оттого, что миновали большую опасность. Так частенько бывает: смех после перепуга. Чем опаснее ситуация, тем смешнее потом она кажется.
Полумокрые, мы, чтобы поддержать организм, выпили горячего чайку из термоса, съели по кусочку сала. Затем рванули искать домик, который должен был быть в паре километров от нас. Нашли благополучно, и в нем оказалась реактивная печь. Два часа грелись и сохли. Промокло почти все, что было внизу рюкзаков, включая спальники. До конца не досушившись, пошли дальше к следующему домику, до которого 12 км. В палатке ночевать с мокрыми вещами не хотелось. И день терять впустую тоже не хотелось. 12 км - недалеко. И даже есть наст, но посыпанный слоем пепла. На лыжах идешь, как на снегоступах. На полях стоят лужи, между которыми с трудом находим проходы. Пока мы пурговали под в. Карымским, в низовьях шел дождь. Из-за дождя вода в реке поднялась, и мы получили такое жестокое купание.
Еле дошли. Холодная вода забрала все силы. Домик теплый, мы должны хорошо восстановиться. Завтра надо обязательно дойти до р. Дзендзур. Это около 25 км. С утра будет освежающий брод через р. Гаванка. В течение дня могут быть еще броды.

29-й день похода, 30 апреля.
Этого я боялся очень сильно, но надеялся, что у нас такого не будет. А оно случилось. Циклон с плюсовой температурой днем и ночью, да еще с дождем. За день проходишь чуть более 10 км и вечером нет сил даже сготовить поесть. Снег раскис и глубоко валится. Да еще выпало около 20 см свежего снега, который, как пластилин, забивается в крепления везде, где может. Лыжу облепляет со всех сторон так, что она становится неподъемной. На склонах можно провалиться чуть ли не по пояс. Но мы прошли 16 км. Утром 3 км почти пролетели, а потом резко начали валиться. Расстояния проходимые за день позорные, но при таком снеге это подвиг. У нас хорошая физическая форма. Я каждый выходной ходил на ски-турах по лыжне «Здоровья» до «первого взлета» и, если погода позволяла, поднимался на склон Авачинского вулкана на высоту 1500-2000 м (туда и обратно примерно 60 км). Если бы не тренировки, то мы в этих условиях не проходили бы за день более 10 км.
Дошли до домика на р.Теплой. Смогли выйти на связь. Похоже этот циклон надолго. Тяжело придется нам под конец похода.
За время похода я почти отвык разговаривать. Общаемся вечером, утром и несколько минут днем. Остальное время все идем и идем. Артем, наоборот, стал разговаривать со всеми вещами, которые попадаются ему под руку. А я на его бормотания все время спрашиваю: «Чего?».
- Я не тобой разговариваю, а с креплением.
- Зачем разговаривать с креплением, когда можно поговорить со мной?
- А мне надоело все время говорить только с тобой.
-Ты смотри, чтобы у тебя крыша не съехала, потерпи еще несколько дней, и мы дойдем до людей.

30-й день похода, 1 мая.
День начали в плохом настроении, а закончили в еще худшем. Сегодня в плане не было конкретной цели. Нам нужно было пройти как можно дальше по раскисшему снегу, а вечером еле живыми упасть в палатке, вот и весь план. Мы его выполнили.
С утра несколько километров прошли нормально, но к полудню снег стал валиться. Через 6 км (перед р. Дзендзур) должны были быть домик и теплый источник, о которых я не раз слышал. Когда мы дошли до обозначенного места и все обыскали в округе, то ничего не нашли. Хорошо, что мы вчера не сделали рывок из последних сил (которых уже не было) до этого места. Мы бы пришли сюда ночью, и сюрприз был бы убойный. Позже, уже в городе, выяснилось, что нам неверно указали место нахождения домика и источников.
Ничего нет, идем дальше.
Перешли босиком р. Дзендзур. Неглубоко, но долго пришлось искать выход на противоположный борт. Очень радовались последнему броду на маршруте. Но, пройдя несколько сот метров, уперлись в речку, которая на карте нарисована тоненькой волосинкой, а на самом деле широкая и с бортами метра четыре. Пришлось опять раздеваться. Ноги промерзли при переходе через р. Дзендзур. И вот опять в ледяную воду. Решил спуститься с борта по веткам, но получилось не очень удачно. Я съехал по снегу и повис на ветках, а ноги уже в воде. Сверху посыпался снег в лицо, за шиворот, в ботинки, висящие на шее. Держась за ветки, я подумал: «А правильно ли я делаю? А что я могу сейчас сделать? Прыгать надо». Отпустил руки. Приземлился удачно. Воды чуть выше колена. Это был последний брод. Остальные речки мы обходили по верхам.
К вечеру погода сильно ухудшилась, подул холодный ветер, пошел снег. А мы уже вышли на открытые места. Окопались возле речки. Завтра нам брать перевал 1500 м. «Как мы это будем делать в пургу при нулевой видимости, да еще когда насыплет много снега. Как избежать лавин? Там сложный рельеф, а без видимости мы, как слепые котята, будем лезть, куда не надо», - с этими мыслями мы легли спать.
Утром появилась надежда. Сквозь тучи проглядывает солнце, виден весь горный рельеф, снег хороший. Мы рванули и за час прошли километра 4. Потом началось: снег все глубже, погода хуже, видимость пропала. Влезли в облачность. Скорость наша снизилась до 1 км в час, затем до нескольких сотен метров. Нас взяло такое отчаяние! Мы прокляли все на свете. Почему над нами так издеваются? За месяц ни единого дня с хорошим снегом, а под конец нас решили добить. Такого пессимизма у нас не было за весь поход. На Ключевской было хуже, но была надежда на то, что циклон уйдет и начнется нормальный весенний поход. Когда замерзал на Щапино, думал, что соберемся, пройдем 15 мин. и согреемся. Когда не могли перейти Жупаново думали, что в крайнем случае - вплавь, а там дров много - согреемся. А сейчас не на что надеяться. Снег уляжется только через несколько дней. И вообще, по времени и физическим затратам поход должен был уже закончиться. А все эти дополнительные дни, как какое-то наказание. Неужели нам и сегодня не взять перевал, а с таким снегом мы его не возьмем.
Подрезаем крутейший склон с полуметровым слоем мокрого снега. А сейчас подрезаем склон с надутой, толстенной доской. Так можно спасателям работу подкинуть. А что нам делать? Мы идем вслепую, не видим, что в метре перед лыжей. И только лыжными палками прощупываем, куда влезли. Снег и небо слились в одну белизну.
Но вот снег стал чуть легче, и видимость улучшилась. Появилась возможность видеть и обходить ямы и бугры. Скорость уже более 500 м в час. Мы его все-таки сделаем! И вот наконец вылезаем на гребень. Левее нас, немного внизу, сквозь туман виден перевал. И тут - как приз победителям - солнце пробилось из-за туч. Спуск вниз! Небольшой ветер дует в спину, но не мешает катиться. Сняли камуса и летим вниз по мягкому снегу. Проехали фумарольную площадку в. Дзендзур. Она выглядит как дырка в снегу, из которой валит пар. Едем дальше. Оборачиваюсь, Артем едет вдали маленькой точкой. Через 30 секунд оборачиваюсь, уже не едет, а копошится в снегу. Упал. Надо подождать. Летим дальше. Резко вылетаю на лед, но удержался. Вдруг впереди в трех метрах канава с карнизом, пытаюсь круто вырулить и падаю в снег, да так глубоко вхожу, что на поверхности торчит одна голова, и, вдобавок ко всему, на ноге в этот момент мышцу свело. Долго выковыривался. Наши опасения насчет плохого снега на этой стороне не оправдались, и к 9 вечера мы были на Таловских источниках. Перекусили и купаться. А температуру не додумались проверить. Прыгнули в холодный бассейн и долго мерзли, не могли выйти с холодной воды на мороз вытереться. Регулировка бассейна есть только на охлаждение. Во втором бассейне кипяток. В суете не заметили регулировку. В общем, по нормальному не искупались.

32-й день похода, 3 апреля.
Ожидали наст. Не встал, только корочка. К обеду лениво доковыляли до Налычево. Сейчас произойдет торжественная встреча с цивилизацией. Я стучусь в дверь домика, дверь открывается, от туда выскакивает собака и больно кусает меня за ногу. Вот так встреча! Дальше пошло лучше. О нас уже знали. Разместили в домике поближе к источникам, дали дрова, воду и нашу заброску.
Как только телу дашь слабину, оно начинает разваливаться. Вот и мы целый день ходили еле живые. Никак не хотелось шевелиться.
Выяснили, что оптимально сейчас идти через Пиначевский перевал: туда вчера ушли снегоходы, через речки сделаны мостики, да и погода не очень хорошая, чтобы лезть на Корякский перевал.

33-й день похода, 4 апреля.
За 9 часов дошли от Налычево до поселка Пиначево и, вроде, не устали. Это 45 км с перевалом 1200 м, притом что снег хороший, но не идеальный. В начале - буранка, затем она переметена снегом, и пришлось немного потропить. При подходе к поселку Пиначево снег раскис и очень грязный.
Если бы на маршруте был бы нормальный наст, то мы спокойно проходили бы по 60 км в день. Но нам не повезло. Как бы там ни было, мы дошли.

ФИНИШ
Ну вот и пройден весь маршрут. Оказалось тяжелее, чем хотелось. В основном из-за аномального для этого времени года холода и отсутствия наста. Если бы мне сказали, что можно весь апрель ходить по лесам и ни разу не будет наста, я бы не поверил. И сейчас мне плохо в это верится, но это так. Я мечтал пойти в весенний теплый поход, не получилось. Как бы там ни было, мы прошли весь маршрут, ничего не сокращая. Нельзя сказать, что мы дошли до финиша из последних сил, просто в один из дней поход закончился. Плохие впечатления быстро стираются из памяти, и остается только хорошее. И сейчас, сидя за компьютером и вспоминая поход, думаю, что было здорово.
Вряд ли у меня будут еще столь продолжительные походы, но на Камчатке много мест, которых я не видел, так что мы будем проходить новые и новые маршруты, путешествуя по Камчатке.
Конец


Отзывы (оставить отзыв)
Рейтинг статьи: 5.00
Сортировать по: дате рейтингу

Просьба о контакте

На какой адрес можно написать Александру Лобашевскому? inrush@bk.ru
 
Да, вы просто профессионалы! Молодцы!

Это просто чудо, что вы не отморозили себе пальцы, да и вобще не замерзли насмерть. Конечно. вы молодцы, нечего сказать. Хочется только добавить, что у нас в России много дурачков, которые без спецподготовки, знаний и опыта захотят повторить или сделать что-то похожее на ваш подвиг. Так вот страшно за них. То что вам удалось, это конечно сказка. Я сам хотел бы быть с вами в этом походе, но знаю, что скорее всего умер бы)))) Вы увидели те места, которые я и практически все жители нашей планеты никогда не увидим, а это многово стоит.
 
Мужики, респект!!

Реально круто! Молодцы!!!
 
здорово,восхитительно

Ребята вы молодцы!!!Вашей устойчивости и бодрости духа, выдержке, можно только позавидовать Как мой тренер сказал бы вам памятник при жизни можно поставить Почему восхищаюсь, потому как приходилось ходить на лыжах в такую погоду,и купались один раз 31 го января, как Лесечка написала её пузико плескалось в водичке, в общем не замокла только плёнка так как находилась на голове под шапочкой.мы вот то же собираемся тольконе знаем с кем можно
 

Поделиться ссылкой

Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999-2017 Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100